Биография и книги автора Северянин Игорь. Игорь северянин книги


Игорь Васильевич Северянин | КулЛиб

загрузка...

СЕВЕРЯНИН, ИГОРЬ (1887–1941), настоящие имя и фамилия Игорь Васильевич Лотарев, русский поэт. Родился 4 (16) мая 1887 в Петербурге в семье офицера. Из-за сложных отношений между родителями провел отрочество в Сойволе близ г. Череповца Новгородской губ., где находилась усадьба дяди. Учился в Череповецком реальном училище, затем уехал на Дальний Восток, где его отец получил место коммерческого агента. Жизнь на Дальнем Востоке в годы русско-японской войны способствовала тому, что среди любовной лирики, которую начал писать Северянин, появились стихи на патриотические темы. Стихотворение Гибель Рюрика было опубликовано в журнале «Слово и Дело» (1905). К 1913, согласно его собственной анкетной записи, Северянин издал 35 стихотворных книг, каждая из которых состояла из двух страниц. В ранних стихах ощутимо влияние поэтов К.Фофанова и М.Лохвицкой. В отличие от многих поэтов Серебряного века, Северянин избежал влияния символистов. В 1911 организовал в Петербурге литературную группу «Ассоциация эгофутуристов», в которую вошли И.Игнатьев, К.Олимпов, В.Гнедов, Г.Иванов и др. Программа эгофутуристов, сформулированная Северяниным, предусматривала самоутверждение личности, поиски нового без отвергания старого, смелые образы, эпитеты, ассонансы и диссонансы, осмысленные неологизмы и т.п. Сам Северянин создал множество поэтических неологизмов: безгрезье, чернобровье, лесофея, ветропросвист, лилиебатистовая и др. Впоследствии В.Маяковский признавал, что многому научился у него в сфере словотворчества. Вскоре Северянин расстался с эгофутуристами, на некоторое время примкнул к кубофутуристам, но и этот союз длился недолго. В 1913 Северянин издал в московском издательстве «Гриф» свою первую большую книгу стихов Громокипящий кубок, с предисловием Ф.Сологуба. Строфа стихотворения Ф.Тютчева дала название сборнику. В первой части сборника, Сирень моей весны, детская чистота и непосредственность чувств сочеталась с манерным эстетизмом. Вторая часть, Мороженое из сирени, была посвящена теме вмешательства цивилизации в мир естественных человеческих отношений. Персонажами стихотворений этой части сборника были «грезэрки», «эксцессерки», «экстазеры» и другие обитатели вывернутого наизнанку современного мира. В третьей части, За струнной изгородью лиры, поэт обретал идеал в искусстве и облагороженной человеком природе. Об этом свидетельствуют названия стихов – Врубель, На смерть Фофанова, Коктебель и др. Северянин утверждал в стихах мысль о том, что мир спасется благодаря красоте и поэзии. Четвертая часть сборника – поэтический манифест эгофутуризма. «Я царь страны несуществующей», – сказал Северянин в этой части Громокипящего кубка. В его поэзии прекрасная несуществующая страна называлась Миррэлия (в честь Мирры Лохвицкой). Выход Громокипящего кубка сделал Северянина кумиром читающей публики. В течение двух лет книга выдержала семь изданий. Северянин сознательно культивировал свой образ изысканного поэта-кумира. Он появлялся на поэтических вечерах с орихедеей в петлице, называл свои стихи «поэзами», читал в напевном ритме, отвечавшем их ярко выраженной музыкальности. «Поэт и его слава» – эта тема заняла важное место в творчестве Северянина. Ему принадлежат знаменитые строки: «Я, гений Игорь Северянин, / Своей победой упоен: / Я повсеградно оэкранен! / Я повсесердно утвержден!» Однако лирический герой поэз Северянина существенно отличался от самого поэта. Его близкий друг Г.Шенгели вспоминал: «Игорь обладал самым демоническим умом, какой я только встречал... Игорь каждого видел насквозь, непостижимым чутьем, толстовской хваткой проникал в душу, и всегда чувствовал себя умнее собеседника...». Северянин утверждал право поэта быть аполитичным и писать так, как это ему свойственно, вне зависимости от общественных событий. В разгар Первой мировой войны выпустил сборник Ананасы в шампанском (1915), образный строй которого соответствовал названию. После Октябрьской революции Северянин поселился в Эстонии. Жил в уединении в рыбачьем поселке Тойла. Ему удалось издать несколько поэтических книг, в числе которых Падучая стремнина. Роман в стихах (1922), Соловей (1923) и др. В стихотворении Классические розы (1925) Северянин пророчески написал: «Как хороши, как свежи будут розы, / Моей страной мне брошенные в гроб!» Несмотря на то, что Северянина считали «буржуазным», в 1918 на вечере в Политехническом музее в Москве он был назван «королем поэтов», победив Маяковского. Многие его стихи были положены на музыку и исполнялись А.Вертинским. Умер Северянин в Таллинне 20 декабря 1941.

coollib.com

Игорь Северянин – биография, фото, личная жизнь, стихи и книги

Игорь Северянин: биография

«Книги, написанные в Серебряном веке – это весь русский интеллектуальный багаж», – говорил журналист и педагог Дмитрий Васильевич Быков.

И с этим утверждением нельзя не согласиться, потому что время, пришедшее вслед за «золотым», подарило не только «Пощечину общественному вкусу», манифест, в котором кубофутуристы призывают «сбросить с парохода современности Достоевского и Пушкина», но и множество литературных течений и группировок.

Произведения, написанные в Серебряном веке, будоражат умы читателей и по сей день, а стихотворения Ахматовой, Маяковского и Блока цитируются не только взрослыми, но и молодежью. Стоит отметить и популярного поэта Игоря Северянина, который в буквальном смысле собирал на своих выступлениях целую толпу благодарных слушателей. Этот мастер пера знаком по стихотворениям «Ананасы в шампанском», «Это было у моря», «Я – гений», и т.д.

Детство и юность

Игорь Васильевич Лотарев (настоящая фамилия поэта) родился 4 (16) мая 1887 года в культурной столице России – Санкт-Петербурге. Будучи ребенком, Игорь рос в 66-м доме на Гороховой улице – центральной фешенебельной магистрали города. Будущий литературный деятель воспитывался в благополучной и состоятельной семье.

Игорь Северянин в детстве

Его отец Василий Петрович, выходец из владимирских мещан, дослужился до высшего чина и стал командовать железнодорожным батальоном, а его супруга Наталья Степановна приходилась дальней родственницей поэту Афанасию Афанасьевичу Фету и была дочерью дворянина Степана Сергеевича Шеншина. Но, к сожалению, как это часто и бывает, родители маленького Игоря Лотарева решили пойти разными дорогами и подали на развод в 1896 году. Что стало камнем преткновения между Василием Петровичем и Натальей Степановной – доподлинно неизвестно.

Игорь Северянин в детстве

Далее мальчик проживал в имении родственников, которое находилось в деревне Владимировке Череповецкого района. В Череповце юноша успел окончить только четыре класса реального училища, а затем, в 1904-м, переехал к отцу на северо-восток Китая. Но в том же году Лотарев-старший умирает, поэтому Игоря забирают обратно в Санкт-Петербург к матери.

Литература

Можно сказать, что Игорь Васильевич родился под счастливой звездой, ведь его литературный талант стал проявляться еще с самого детства. Когда Северянину исполнилось семь-восемь лет, он под влиянием любимого поэта Алексея Константиновича Толстого взялся за чернильницу и перо и начал сочинять стихи. С 1904 года Лотарев начинает регулярно печататься в журналах, надеясь получить отклик от редакторов, но его детские стихи особого эффекта на читателей не произвели.

Книга Игоря Северянина

Таким образом, на страницах литературных изданий красовались произведения молодого Игоря Лотарева, которые он подписывал нетривиальным псевдонимом «Граф Евграф д’Аксанграф». Но официальным стартом в своей творческой биографии Игорь Васильевич считал публикацию от 1905 года в журнале для солдат и народа «Досуг и дело».

Осенью 1907-го в Гатчине писатель познакомился с Константином Михайловичем Фофановым, которого считал своим предтечей и наставником. По слухам, этот день навсегда остался в памяти Лотарева, потому что Фофанов стал первым из поэтов, кто оценил его литературный талант и стал для Северянина путеводной звездой в безграничном мире литературных строк. Примерно в это же время Лотарев становится Игорем Северяниным. Примечательно то, что Северянин – это не фамилия, а второе имя, которое поэт считал своеобразным оберегом и мифологемой.

Далее Игорь Васильевич на собственные деньги издал 35 брошюр, которые позже планировал объединить в поэтический сборник под названием «Полное собрание сочинений». Одна из рукописей Северянина, благодаря писателю Ивану Федоровичу Наживину, попала в руки знаменитому Льву Николаевичу Толстому. Ознакомившись с произведением «Хабанера II», автор романа «Война и мир» раскритиковал творчество Северянина в пух и прах.

«Чем занимаются, чем занимаются…И это – литература? Вокруг – виселицы, полчища безработных, убийства, невероятное пьянство, а у них – упругость пробки…», – отозвался о стихотворении русский классик.

Иван Федорович не промедлил отправить эту цитату во многие издания, поэтому со словами, сказанными Толстым, ознакомились многие любители поэзии и, собственно, сам Северянин. Но такая беспощадная критика не сломила талантливого представителя постмодернизма, а наоборот, пошла ему на руку. Ведь, как говорится, черный пиар – тоже пиар. Имя Игоря Васильевича стало известным, его бранили все, кому не лень. А журналы, жаждущие сенсации и наживы, охотно печатали рукописи Северянина на своих страницах.

Книга "Лирика Игоря Северянина"

В 1909 году вокруг писателя начал образовываться кружок поэтов, а в 1911-ом сложилось полноценное творческое объединение эгофутуристов. Для этого литературного течения были характерны неологизмы, рафинированность ощущений, культ личности и себялюбие, которое талантливые люди пытались выставить напоказ. Но основатель нового литературного движения пробыл в этом кружке недолго, в 1912 году Игорь Северянин обзавелся популярностью среди символистов и пустился в сольное плавание.

Стоит сказать, что отстранение автора «В августе» от эгофутуристов ознаменовалось скандалом: Константин Олимпов (сын Фофанова) оклеветал Игоря Васильевича в статье, к тому же между поэтами возникло разногласие - Олимпов во всеуслышание заявлял, что именно он, а не Северянин является создателем эгофутуризма.

«Находя миссию моего Эго-Футуризма выполненной, я желаю быть одиноким, считаю себя только поэтом, и этому я солнечно рад», – выразился Игорь Северянин в своем открытом письме.

В 1913 году писатель, запомнившийся современникам литературными брошюрками, издает свой первый сборник стихотворений под названием «Громокипящий кубок», который принес талантливому поэту всеобщее признание и славу. Такое экстравагантное название цикла было придумано Северяниным благодаря стихотворению Тютчева «Весенняя гроза».

Эта книга состоит из четырех непохожих друг на друга разделов, где Игорь Северянин завуалированно доносит до любителей поэзии свои философские мысли. Основные тематики стихотворений Северянина – это красота природы и человеческие чувства.

Федор Сологуб встретил сборник Северянина тепло и написал к нему мини-рецензию, где выразил бесконечную радость в связи с рождением нового поэта. В 1912 году Игорь Васильевич впервые выступил перед живой аудиторией, а через год принял участие в турне Федора Сологуба и разъезжал по городам России.

Анастасия Чеботаревская, Федор Сологуб, Вадим Баян, Борис Богомолов и Игорь Северянин

В биографии Северянина существуют как взлеты, так и сокрушительные падения. Но, основываясь на фактах, можно предположить, что Игорь Васильевич был человеком крепкой закалки. Например, когда он выступал перед любителями поэзии в Тифлисе, публика восприняла Северянина не как поэта, а как комика: людям было непривычно слышать чтение стихотворений нараспев (Игорь Васильевич это делал с особенной манерой), поэтому зрительский зал буквально задыхался от смеха.

Игорь Северянин

Но уже на последующих выступлениях Северянина публика сначала взрывалась от громких аплодисментов, а потом затихала, внимая каждому слову Северянина. Позже у ног Игоря Васильевича оказывалось несчетное количество алых роз.

В 1915 году Северянин издает сборник «Розирис», куда вошло знаменитое стихотворение «Ананасы в шампанском». Поэт Вадим Баян говаривал, что, когда Владимир Маяковский был в гостях у Игоря Васильевича, он окунул кусочек тропического фрукта в искристый напиток. Северянин последовал примеру товарища, после чего у него родились первые строчки стихотворения.

В 1918 году из-за большевистского переворота Игорь Северянин, как и многие литературные деятели, был вынужден уехать из России в Эстонию. В годы эмиграции мастер слова издал несколько поэтических сборников: «Соловей», «Классические розы», «Вервэна», также написал романы в стихах, например, «Рояль Леандра (Lugne)», и создал утопию «Солнечный дикарь». Помимо прочего, Игорь Васильевич не только сочинял стихотворения, но и переводил эстонские произведения на русский язык.

Личная жизнь

Игорь Северянин снискал себе славу Казановы. И это неудивительно, ведь в жизни представителя поэзии Серебряного века было несчетное количество женщин, которым он воспевал дифирамбы. Но Игорь Васильевич не был легкомысленным мужчиной, который любил менять барышень как перчатки, просто в силу своей натуры он был чрезвычайно влюбчивым и окунался в страстные романы с головой.

Игорь Северянин и Мария Волнянская

Впервые стрела Купидона пронзила сердце Северянина, когда ему было 12 лет. Поэт влюбился в свою кузину, 17-летнюю Елизавету Лотареву, которая стала его музой и вдохновляла на творческие потуги. Когда Елизавете исполнилось 22 года, она вышла замуж. По слухам, на церемонии бракосочетания присутствовал и Северянин. Но сие торжественное событие сильно повлияло на юношу, поговаривают, что ему стало дурно прямо в церкви.

Игорь Северянин и жена Фелисса Круут

Когда гению литературы исполнилось 18 лет, на его жизненном пути встретилась Евгения Гуцан. Одарив златовласую девушку стихами, Игорь Северянин предложил Евгении пожить под одной крышей. Правда, их отношения продлились всего три недели. По неофициальной информации, от Северянина Гуцан родила девочку Тамару. Несмотря на столь непродолжительную совместную жизнь, Игорь Васильевич все время вспоминал девушку и посвящал ей сборники стихотворений.

Игорь Северянин и Вера Коренди

В 1921 году поэт расстался со своей фиктивной женой Марией Васильевной Волнянской и сделал предложение руки и сердца Фелиссе Круут. Таким образом, дочь домовладельца Фелисса стала единственной законной супругой Игоря Северянина, которая терпела постоянные гастрольные романы одаренного поэта.

«А я от страсти гибну… Представляете ли себе меня способным пламенеть к одной пять лет? … Жена сначала этому не очень сочувствовала, но потом махнула рукой, ушла в себя, с презрительной иронией наблюдает теперь свысока и издали», – описывал в письме Игорь Северянин чувства к пассии Евдокии Штранделл.

После того как Игорь Васильевич начал вести любовную переписку с некой Верой Борисовной Коренди, терпению Фелиссы пришел конец, и она выгнала горе-супруга из дома. Вера Борисовна утверждала, что от Северянина у нее родилась дочь Валерия (первоначально записанная под иными отчеством и фамилией). Также у поэта родился сын Вакх Игоревич.

Смерть

Благодаря эпистолярному наследию, в котором Игорь Васильевич скрупулезно описывал товарищам свое физическое и душевное состояния, стало ясно, что эгофутурист страдал тяжелой формой туберкулеза. В 1940 году Северянин вместе с Верой Борисовной переехал в Пайде, центральную часть Эстонии, где Коренди предложили работу учителя.

Могила Игоря Северянина

В то время здоровье Игоря Васильевича резко ухудшилось. Далее мастер пера и возлюбленная переехали в Таллинн, где Северянин и скончался 20 декабря 1941 года от сердечного приступа. Похороны прошли скромно, Игорь Васильевич был предан земле на Александро-Невском кладбище.

Библиография

  • 1913 – «Громокипящий кубок»
  • 1914 – «Златолира»
  • 1915 – «Ананасы в шампанском»
  • 1915– 1918 – «Собрание поэз»»
  • 1918 – «За струнной изгородью лиры»
  • 1920 – «Вервэна»
  • 1921 – «Менестрель. Новейшие поэзы»
  • 1922 – «Миррэлия»
  • 1923 – «Соловей»
  • 1925 – «Роса оранжевого часа: Поэма детства в 3-х чч»
  • 1922–1930 – «Классические розы»
  • 1932 – «Адриатика. Лирика»
  • 1934 – «Медальоны»
  • 1935 – «Рояль Леандра (Lugne)»

Фото

24smi.org

Игорь Северянин - лучшие книги, список всех книг по порядку (библиография), биография, отзывы читателей

Биография

СЕВЕРЯНИН, ИГОРЬ (1887–1941), настоящие имя и фамилия Игорь Васильевич Лотарев, русский поэт. Родился 4 (16) мая 1887 в Петербурге в семье офицера. Из-за сложных отношений между родителями провел отрочество в Сойволе близ г. Череповца Новгородской губ., где находилась усадьба дяди. Учился в Череповецком реальном училище, затем уехал на Дальний Восток, где его отец получил место коммерческого агента. Жизнь на Дальнем Востоке в годы русско-японской войны способствовала тому, что среди любовной лирики, которую начал писать Северянин, появились стихи на патриотические темы. Стихотворение Гибель Рюрика было опубликовано в журнале «Слово и Дело» (1905).     К 1913, согласно его собственной анкетной записи, Северянин издал 35 стихотворных книг, каждая из которых состояла из двух страниц. В ранних стихах ощутимо влияние поэтов К.Фофанова и М.Лохвицкой. В отличие от многих поэтов Серебряного века, Северянин избежал влияния символистов. В 1911 организовал в Петербурге литературную группу «Ассоциация эгофутуристов», в которую вошли И.Игнатьев, К.Олимпов, В.Гнедов, Г.Иванов и др. Программа эгофутуристов, сформулированная Северяниным, предусматривала самоутверждение личности, поиски нового без отвергания старого, смелые образы, эпитеты, ассонансы и диссонансы, осмысленные неологизмы и т.п. Сам Северянин создал множество поэтических неологизмов: безгрезье, чернобровье, лесофея, ветропросвист, лилиебатистовая и др. Впоследствии В.Маяковский признавал, что многому научился у него в сфере словотворчества. Вскоре Северянин расстался с эгофутуристами, на некоторое время примкнул к кубофутуристам, но и этот союз длился недолго.     В 1913 Северянин издал в московском издательстве «Гриф» свою первую большую книгу стихов Громокипящий кубок, с предисловием Ф.Сологуба. Строфа стихотворения Ф.Тютчева дала название сборнику. В первой части сборника, Сирень моей весны, детская чистота и непосредственность чувств сочеталась с манерным эстетизмом. Вторая часть, Мороженое из сирени, была посвящена теме вмешательства цивилизации в мир естественных человеческих отношений. Персонажами стихотворений этой части сборника были «грезэрки», «эксцессерки», «экстазеры» и другие обитатели вывернутого наизнанку современного мира. В третьей части, За струнной изгородью лиры, поэт обретал идеал в искусстве и облагороженной человеком природе. Об этом свидетельствуют названия стихов – Врубель, На смерть Фофанова, Коктебель и др. Северянин утверждал в стихах мысль о том, что мир спасется благодаря красоте и поэзии. Четвертая часть сборника – поэтический манифест эгофутуризма. «Я царь страны несуществующей», – сказал Северянин в этой части Громокипящего кубка. В его поэзии прекрасная несуществующая страна называлась Миррэлия (в честь Мирры Лохвицкой). Выход Громокипящего кубка сделал Северянина кумиром читающей публики. В течение двух лет книга выдержала семь изданий. Северянин сознательно культивировал свой образ изысканного поэта-кумира. Он появлялся на поэтических вечерах с орихедеей в петлице, называл свои стихи «поэзами», читал в напевном ритме, отвечавшем их ярко выраженной музыкальности. «Поэт и его слава» – эта тема заняла важное место в творчестве Северянина. Ему принадлежат знаменитые строки: «Я, гений Игорь Северянин, / Своей победой упоен: / Я повсеградно оэкранен! / Я повсесердно утвержден!» Однако лирический герой поэз Северянина существенно отличался от самого поэта. Его близкий друг Г.Шенгели вспоминал: «Игорь обладал самым демоническим умом, какой я только встречал... Игорь каждого видел насквозь, непостижимым чутьем, толстовской хваткой проникал в душу, и всегда чувствовал себя умнее собеседника...». Северянин утверждал право поэта быть аполитичным и писать так, как это ему свойственно, вне зависимости от общественных событий. В разгар Первой мировой войны выпустил сборник Ананасы в шампанском (1915), образный строй которого соответствовал названию. После Октябрьской революции Северянин поселился в Эстонии. Жил в уединении в рыбачьем поселке Тойла. Ему удалось издать несколько поэтических книг, в числе которых Падучая стремнина. Роман в стихах (1922), Соловей (1923) и др. В стихотворении Классические розы (1925) Северянин пророчески написал: «Как хороши, как свежи будут розы, / Моей страной мне брошенные в гроб!» Несмотря на то, что Северянина считали «буржуазным», в 1918 на вечере в Политехническом музее в Москве он был назван «королем поэтов», победив Маяковского. Многие его стихи были положены на музыку и исполнялись А.Вертинским. Умер Северянин в Таллинне 20 декабря 1941.

knigopoisk.org

Биография и книги автора Северянин Игорь

И́горь Северя́нин (большую часть литературной деятельности автор предпочитал написание Игорь-Северянин; настоящее имя — И́горь Васи́льевич Лотарёв[1]; 4 (16) мая 1887, Санкт-Петербург — 20 декабря 1941, Таллин) — русский поэт «Серебряного века».

Начало биографии и раннее творчествоРодился в Петербурге в семье военного инженера Василия Петровича Лотарёва (1860—1904). Мать, Наталья Степановна Домонтович(вдова генерал-лейтенанта Г.И. Домонтовича) - из старинного рода курских дворян Шеншиных. За Василием Петровичем Лотаревым - вторым браком. И.С. приходился дальним родственником историку Н. М. Карамзину, поэту Шеншину. Первые 9 лет провёл в Петербурге. После разрыва родителей жил у тётки и дяди в их имении Владимировке в Новгородской губернии (ныне Вологодская область, под Череповцом, в этом имении сейчас находится музей Игоря Северянина). Закончив четыре класса Череповецкого реального училища, в 1904 году уехал с отцом на Дальний Восток. Затем вернулся назад в Петербург, к матери.Первые публикации появились в 1904 году (за свой счёт), в дальнейшем на протяжении девяти лет Северянин издавал тонкие брошюры со стихами, приносившие долгое время лишь скандальную известность (например, растиражированный возмущённый отзыв Льва Толстого на одно из его стихотворений в начале 1910 года). Из поэтов старшего поколения поначалу обратил внимание на молодого Северянина лишь Константин Фофанов (впоследствии его и Мирру Лохвицкую Северянин объявил учителями и предтечами эгофутуризма).На пике популярностиУспех пришёл к поэту после выхода сборника «Громокипящий кубок» (1913, предисловие к которому было написано Ф. Сологубом). В течение 1913—1914 годов Северянин выступал со многими вечерами («поэзоконцертами») в Москве и Петербурге, встречая огромную популярность у публики и сочувственные отзывы критиков разной ориентации, в том числе критиков, скептически относившихся к футуризму. Для его лирики характерна смелая для тогдашнего вкуса (до грани пародийности) эстетизация образов салона, современного города («аэропланы», «шоффэры») и игра в романтический индивидуализм и «эгоизм»[2], условные романтически-сказочные образы. Стих Северянина музыкален (во многом он продолжает традиции Бальмонта), поэт часто использует длинные строки, твёрдые формы (некоторые изобретены им самим), аллитерацию, диссонансные рифмы.Северянин был основателем литературного движения эгофутуризма (начало 1912), однако, поссорившись с претендовавшим на главенство в движении Константином Олимповым (сыном Фофанова), осенью 1912 года покинул «академию Эго-поэзии» (о выходе из движения объявил знаменитой «поэзой», начинающейся словами «Я, гений Игорь-Северянин…»). Впоследствии ездил в турне по России в 1914 году с кубофутуристами (Маяковским, Кручёных, Хлебниковым).Вышедшие после «Громокипящего кубка» сборники 1914—1915 годов («Victoria regia», «Златолира», «Ананасы в шампанском») воспринимались критикой более прохладно, чем «Кубок»: Северянин включал в них в большом количестве ранние, незрелые «поэзы», а новые тексты из этих книг во многом эксплуатировали образность «Кубка», не добавляя ничего нового. В 1915—1917 годах Северянин поддерживал (совместные выступления, турне, сборники) ряд молодых авторов, большинство из которых никакого следа в литературе не оставили; самым заметным учеником Северянина этого периода был Георгий Шенгели, который сохранил признательность учителю и после смерти Северянина посвятил его памяти несколько стихотворений. Поэтика Северянина этого периода оказала также определённое влияние на раннее творчество таких известных поэтов, как Георгий Иванов, Вадим Шершеневич, Рюрик Ивнев, впоследствии примкнувших к другим направлениям.27 февраля 1918 года в Большой аудитории московского Политехнического музея прошёл «поэзовечер», на котором состоялось «Избрание Короля поэтов». Венком и мантией «Короля поэтов» публика увенчала Игоря Северянина. Вторым был Владимир Маяковский, третьим — Василий Каменский.В эмиграции в Эстонии (1918—1941)Из тридцати восьми лет литературной деятельности Северянин почти двадцать четыре года прожил в Эстонии, где ещё до революции купил дачу в местечке Тойла и куда переехал в 1918 году. В 1921 году женился на эстонке Фелиссе Круут (единственный его зарегистрированный брак). Ездил в дальнейшем с выступлениями во Францию и в Югославию.Поздняя лирика Северянина во многом отходит от его стиля 1910-х годов. Самые заметные его произведения этого периода — несколько получивших большую известность стихотворений («Соловьи монастырского сада», «Классические розы»), автобиографические романы в стихах «Колокола собора чувств», «Роса оранжевого часа», «Падучая стремнина» и сборник сонетов «Медальоны» (портреты писателей, художников, композиторов, как классиков, так и современников Северянина).Переводил стихотворения А. Мицкевича, П. Верлена, Ш. Бодлера, эстонских и югославских поэтов.Ни один другой русский поэт не отразил столь широко в своих стихах природу и жизнь Эстонии, как Игорь Северянин.[источник не указан 101 день] Он же стал крупнейшим переводчиком эстонской поэзии на русский язык. Среди эстонских поэтов, чьи произведения Северянин перевёл на русский язык, — Хенрик Виснапуу, Мария Ундер, Алексис Раннит, Фридрих Рейнхольд Крейцвальд, Фридрих Кульбарс, Лидия Койдула, Юхан Лийв, Густав Суйтс, Фридеберт Туглас, Иоганнес Барбарус и Иоганнес Семпер.После присоединения Эстонии к Советскому Союзу в 1940 году возобновил творческую активность, пытаясь публиковаться в советской печати.Умер 20 декабря 1941 года в оккупированном немцами Таллине от сердечного приступа, в присутствии Валерии, младшей сестры своей гражданской жены Веры Борисовны Коренди (девичья фамилия — Запольская, Коренди — эстонизированная фамилия её первого мужа Коренова).Похоронен на Александро-Невском кладбище в Таллине.Доходчивая музыкальность его стихотворений, часто при довольно необычной метрике, соседствует у Северянина с любовью к неологизмам. Смелое словотворчество Северянина создаёт его стиль. В его неологизмах есть многое от собственной иронической отчуждённости, скрывающей подлинную эмоцию автора за утрированной словесной игрой.[3]Произведения• «Зарницы мысли» (1908)• «А сад весной благоухает!..» (с откликом И. А. Гриневской). СПБ., типография И. Флейтмана, Спб., Казанская, 45 (1909).• «Это было так недавно...» СПб., 1909• «Интуитивные краски» (1910)• «Певица лилий полей Сарона» СПб., 1910• «Весенний день» (1911)• «Качалка грёзэрки» (1912)• «Громокипящий кубок» (1913)• «С крестом сирени» (1913)• «Златолира» (1914)• «Ананасы в шампанском. Поэзы» (М.: Изд-во Наши дни, 1915. — 125 с.)• «Victoria regia» (1915)• «Поэзоантракт» (1915)• «Собрание поэз» (1916) (том 1, издание В. В. Пашуканиса, Москва, 1918)• «За струнной изгородью лиры» (1918)• «Поэзо-концерт» (1918)• «Собрание поэз» (1918)• «Creme de Violettes» (1919)• «Puhajogi» (1919)• «Вервэна» (1920)• «Менестрель» (1921)• «Миррэлия» (1922)• Роман в стихах «Падучая стремнина» (1922)• Комедия «Плимутрок» (1922)• «Фея Eiole» (1922)• «Соловей. Поэзы» (Берлин / Москва: Издание акц. о-ва Накануне, 1923. — 204 с.)• «Трагедия титана» (1923)• Автобиографический роман в стихах «Колокола собора чувств» (1925)• «Роса оранжевого часа» (1925)• Роман в стихах «Рояль Леандра» (1925)• Стихотворение «Так возникают стихи» (1928)• Классические розы. Белград, 1931.• «Адриатика» (1932)• «Медальоны» Белград, 1934.• Рукописный поэтический сборник «Литавры солнца» (1934, не был издан)Изучение творчестваНа изучении творчества Игоря-Северянина специализировался рано ушедший из жизни эстонский литературовед-русист Рейн Круус, опубликовавший 25 статей об эстонском периоде творчества поэта. Главным трудом Рейна Крууса стала увидевшая свет в 1988 году в Стокгольме публикация «Игорь Северянин. Письма к Августе Барановой. 1916—1938», в работе над которой участвовал шведский литературовед Бенгт Янгфельдт.Издания• Венок поэту (Игорь-Северянин). — Таллин: Ээсти раамат, 1987.• Северянин И. Стихотворения. — Таллин: Ээсти раамат, 1987.• Северянин И. Стихотворения. — М.: Сов. Россия, 1988. — 464 с. (Поэтическая Россия)• Северянин И. Сочинения. — Таллинн: Ээсти раамат, 1990.• Северянин И. Ананасы в шампанском. — М.: Объединение «Глобус», (часть тиража — в сафьяне и коже), 1990.• Северянин И. Соловей. Поэзы. — М.: ТОМО, 1990. — 207 с. (Репринт 1923 г.)• Северянин И. Классические розы. Медальоны. — М.: Художественная литература, 1990. — 224 с. (Забытая книга)• Северянин И. Ананасы в шампанском. Поэзы. — М.: Книга, 1991. — 143 с. (Репринт 1915 г.)• Северянин И. Стихотворения и поэмы (1918—1941). — М.: Современник, 1990.• Северянин И. Тост безответный. — М.: Республика, 1999.• Северянин И. Я избран королем поэтов. — М.: ЭКСМО-Пресс, 2000.• Северянин И. Стихотворения. — М.: Эллис Лак 2000, 2003.

https://ru.wikipedia.org/wiki/%C8%E3%EE%F0%FC_%D1%E5%E2%E5%F0%FF%ED%E8%ED

www.rulit.me

Северянин Игорь

Игорь Северянин (1887-1941 гг.) - русский поэт. Писал под псевдонимом, настоящее имя - Лотарев Игорь Васильевич.

Игорь появился на свет 4 мая 1887 года (по старому стилю), в городе Петербурге, в офицерской семье. Между его родителями были весьма непростые отношения, поэтому мальчик, в основном, жил у своего дяди в Сойволе Новгородской губернии. Обучение Игорь проходил в реальном училище города Череповца, после назначения его отца на должность коммерческого директора переехал на Дальний Восток. Начал писать стихи, в основном, любовную лирику, однако после начала русско-японской войны в его поэзии появились и патриотические стихотворения.

Произведение «Гибель Рюрика» было опубликовано в 1905 году в журнальном издании «Слово и дело», а уже к 1913 году в активе поэта числилось более тридцати книг, правда, каждая из них вмещала в себя две страницы. С этого времени биография Игоря Северянина наполняется светлыми моментами в его деятельности. Он считается ярким представителем творческой интеллигенции Серебряного века, на его ранние произведения существенно повлияли такие поэты, как Фофанов и Лохвицкая.

В 1911 году Игорь организовывает петербургскую литературную группу под названием «Ассоциация эгофутуристов», помимо самого поэта, в нее вошли Иванов, Гнедов, Игнатьев, Олимпов и другие. В программу этой группы входили такие понятия как поиски новых образов, не исключающие старые понятия; самоутверждение творческих личностей; предусматривалось использование неологизмов, эпитетов, смелых образов. У самого Северянина на счету уже был ряд неологизмов как то «лесофея», «безгрезье», «ветропросвист», «чернобровье» и другие. По словам Владимира Маяковского, он сам неоднократно прибегал к изучению словотворчества Северянина. Однако союз Игоря и эгофутуристов длился недолго, разорвав с ними отношения, поэт было становится кубофутуристом, но вскоре отходит и от этого течения.

1913 год был для Игоря Северянина весьма плодотворным - он издает свой первый внушительный сборник стихотворений «Громокипящий кубок» (название книги было взято из стихотворения Тютчева). В первой части книги поэт предстает перед читателями этаким эстетом, сохранившим непосредственность и чистоту чувств. Во второй - затрагивает тему влияния цивилизации на естественные человеческие отношения. Третья - идеализировала искусство и внушала читателю мысль, что только благодаря поэзии и красоте мир будет спасен. Четвертая часть представляет собой своеобразный манифест эгофутуризма - в ней сам автор называет себя царем «страны несуществующей», зовущейся Миррэлией. Такое название стране было дано в честь Лохвицкой.

Выход в свет «Громокипящего кубка» моментально вознес Северянина на небывалые высоты - публика почитает его своим кумиром, а сама книга в течение двух лет переиздается семь раз. Поэт тщательно поддерживает свой образ в глазах почитателей - появляется на вечерах поэзии с неизменной орхидеей в петлице; читает свои произведения в напевной манере; называет их не стихами, но «поэзами»; всячески возвышает поэтов и их законную славу.

Северянин утверждает, что поэт, как и его творчество, должны стоять отдельно от политики, независимо от того, какие общественно-значимые событие на сегодняшний день происходят. Так, во время Первой Мировой войны, в 1915 году, он выпускает книгу «Ананасы в шампанском», правда, критики уже не так восторженно встречают новый сборник.

После известных событий в октябре 1917 года Игорь Северянин уезжает в Эстонию, где уединяется в небольшом рыбацком поселке Тойла. Там он работает над поэтическими сборниками, такими как «Падучая стремнина», «Роман в стихах», «Соловей».

На вечере, проведенном в московском Политехническом институте, Игоря Северянина называют «королем поэтов», несмотря на то, что к нему уже прочно приклеен ярлык «буржуазного стихотворца». Добрая часть его стихотворений была положена на музыку и звучала в исполнении Вертинского.

Игорь Северянин окончил свои дни в возрасте 54 лет в городе Таллинне.

 

biblioman.org

Читать онлайн книгу Царственный паяц

сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 40 страниц)

Назад к карточке книги

1

Игорь Северянин.

Царственный паяц

Федеральная целевая программа «Культура России»

(подпрограмма «Поддержка полиграфии и книгоиздания России»)

«Царственный паяц» – так называлась одна из неосуществленных книг

замечательного русского поэта Игоря Северянина (И. В. Лотарева; 1887-1941),

познавшего громкую славу «короля поэтов» и горечь забвения. Настоящее издание

раскрывает неизвестные страницы его биографии. Здесь впервые собраны уникальные

материалы: автобиографические заметки Северянина, около 300 писем поэта и более

50 критических статей о его творчестве. Часть писем, в том числе Л. Н. Андрееву, Л. Н.

Афанасьеву, В. Я. Брюсову, К. М. Фофанову, публикуется впервые, другие письма

(Августе Барановой, Ирине Борман, Фелиссе Круут) печатались только за рубежом.

Открытием для любителей поэзии будет прижизненная критика творчества поэта, —

обширная и разнообразная, ранее не перепечатывавшаяся.

Для широкого круга читателей.

(Легенды и факты из жизни Игоря Северянина)

«Игорь Северянин – поэт, в прекрасном, в лучшем смысле слова, – писал

Валерий Брюсов. – Это – лирик, тонко воспринимающий природу и весь мир...

Это – истинный поэт, глубоко переживающий жизнь и своими ритмами

заставляющий читателя страдать и радоваться вместе с собой. Это – ироник, остро

подмечающий вокруг себя смешное и низкое и клеймящий это в меткой сатире. Это -

художник, которому открылись тайны стиха»*.

Действительно, после выхода в 1913 г. книги «Громокипящий кубок» Игорь

Северянин стал одним из самых популярных поэтов в России. Публика стремилась на

его поэзоконцерты. Как заметил И. А. Бунин, имя Северянина «знали не только все

гимназисты, студенты, курсистки, молодые офицеры, но даже многие приказчики,

фельдшерицы, коммивояжеры, юнкера...»1 2.

Окруженный толпами поклонников и поклонниц, поэт выходил на эстраду в

застегнутом наглухо сюртуке с цветком в петлице и с непроницаемым лицом

мелодично исполнял «поэзы», буквально гипнотизируя зрителей своим пением.

Бесстрастно слушал восторженные крики и бурю оваций и также бесстрастно уходил с

эстрады. Он возвышался над шумной толпой и оставался загадкой для современников и

потомков. Поэт и сам в течение жизни примерял разные маски, порой скры

1

Брюсов В. Игорь Северянин // Критика о творчестве Северянина. М.: Изд-во В.

В. Пашуканиса, 1916. С. 9, 17.

2

Бунин И. А. Собр. соч.: В 9 т. М., 1967. Т. 9. С. 298.

вая за ними остроту душевных переживаний, «свой больный путь земной»3:

За струнной изгородью лиры Живет неведомый паяц.

Его палаццо из палацц – За струнной изгородью лиры...

Как он смешит пигмеев мира,

Как сотрясает хохот плац,

Когда за изгородью лиры Рыдает царственный паяц!..

(Северянин, 78)

3

Эта книга помогает увидеть истинное лицо Игоря Северянина, прочесть

неизвестные страницы его биографии. Здесь впервые собраны уникальные материалы:

письма Северянина и критические статьи о его творчестве. Многие из них

публикуются впервые по архивным источникам, и знакомство с ними способно

разрушить некоторые из сложившихся стереотипов.

К сожалению, не все сохранилось в большом эпистолярном наследии Северянина.

Утрачена переписка с Николаем Рерихом, Сергеем Прокофьевым, Владимиром

Маяковским и другими его корреспондентами. Тем выше ценность каждого из

дошедших до нас писем, в которых восстанавливается круг общения Северянина в

1907-1941 гг., подробности его повседневной жизни и творческих исканий. Часть из

них, адресованные А. Д. Барановой, С. И. Карузо, Г. А. Шенгели, публиковались в

последние годы. Другие, среди них письма Л. Н. Андрееву, Л. Н. Афанасьеву, В. Я.

Брюсову, К. М. Фофанову, были неизвестны, однако именно в них раскрывается

ранний, малоизученный и, в известной степени, мифологизированный период жизни и

творчества Северянина.

Один из критиков, Борис Гусман, справедливо заметил, что «Игорь Северянин со

своими необычными успехами, взлетами и падениями

3

Игорь Северянин. Громокипящий кубок. Ананасы в шампанском. Соловей.

Классические розы / Сост., подг. текста, статья, примеч. В. Н. Терёхиной и Н. И.

Шубниковой-Гусевой. М.: Наука, 2004. С. 735. Далее ссылки на это издание даются в

тексте сокращенно: Северянин, с указ, страниц. Ссылки на произведения, не вошедшие

в эту книгу, даются также в тексте по изданию: Игорь Северянин. Собр. соч.: В 5 т. /

Сост., подг. текста, вступит, статья и коммент. В. А. Кошелева и В. А. Сапогова – с

указ, тома и страниц.

явился блестящей, совершенно исключительной мишенью» для «близоруких

охотников» – критиков4. Северянин внимательно следил за отзывами в печати о своем

творчестве, чтобы ознакомить с ними своего «подрастающего читателя». Но

прижизненная критика творчества поэта, обширная и разнообразная, очень скудно

вошла в поле зрения современных исследователей, и образ, сложившийся в мозаике

этих заметок, остался невостребованным. Особенно мало известны статьи и рецензии,

печатавшиеся в прессе русского зарубежья, и до сих пор не собранные воедино.

Чрезвычайно важны автобиографические материалы и хроника жизни и творчества

Игоря Северянина, которые не только раскрывают биографию поэта по датам и

событиям, фиксируют время создания основных произведений и выхода книг, но

передают его душевное настроение в разные периоды жизни.

Настройка лиры

Игорь Северянин считал знаменательным, что родился в год, когда умер Надсон и

вышла в свет первая книга Фофанова «Стихотворения К. М. Фофанова (1880-1887)»,

поэта, поддержавшего его в самом начале творческого пути.

Об отце, Василии Петровиче Лотареве, он писал в «поэме детства» «Роса

оранжевого часа»: «Великолепнейший лингвист, / И образован, и воспитан, / Он был

умен, он был начитан» (3, 146). Мать поэта, Наталия Степановна, урожденная

Шеншина, происходила из старинного дворянского рода, к которому принадлежали Н.

М. Карамзин и Афанасий Фет.

Особую гордость Северянина вызывало родство с «доблестным дедом»

Карамзиным: «И в жилах северного барда / Струится кровь Карамзина» («Поэза о

Карамзине», 1912 – Северянин, 100). Своим «высокомерно взнесенным к потолку

лицом мучного цвета со слегка одутловатыми щеками и носом» поэт, по

воспоминаниям Д. Бурлюка, напоминал екатерининского вельможу5.

Детство поэта прошло в Петербурге, но в 1895 г. его родители расстались, и

4

мальчик вместе с отцом переехал в Череповецкий уезд Новгородской губернии в

имение тетки на реке Суде. С 1898 по 1902 г.

4

Борис Г-н (Гусман). Очная ставка. (Критика о творчестве Северянина: Сб. статей

и рецензий) // Журнал журналов. 1916. №5. Январь. С. 10-11.

5

Бурлюк Д. Листки футуристической хрестоматии. Игорь Васильевич Северянин

(Лотарев) //Голос Родины. Владивосток. 1920. 26 сент.

будущий поэт учился в Череповецком реальном училище, чем и ограничилось его

официальное образование. Это давало повод упрекать Северянина в

малообразованности и некультурности. Несправедливость таких суждений видна, в

частности, на примере его выразительных, эмоциональных писем, соответствующих

всем правилам грамматики.

Подтверждением тому является и автобиографический очерк «Образцовые основы»

(1924), где раскрываются истоки становления его личности и принципы, на которых

будет развиваться зрелое творчество поэта: любовь к поэзии, музыке и русской

природе.

На всю жизнь Северянин сохранил взволновавшие его впечатления от путешествия

в 1903 г. вместе с отцом через всю Россию на Дальний Восток, в Квантуй. В декабре

того же года, незадолго до начала русско– японской войны, он вернулся в Петербург и

поселился с матерью в Гатчине. В гостях у матери часто бывали литераторы,

художники, музыканты, и Северянин не раз вспоминал эту пору как время восторгов и

музыки, время, когда он стал поэтом. Из писем становится известно, что Наталия

Степановна многие годы поддерживала творческие порывы сына, была его верным

другом и наставником: даже любимого Бодлера Северянин переводил с французского

«с помощью maman».

Однако свое первое стихотворение «Звезда и дева» Северянин написал значительно

раньше, в 1895 г., когда ему не было девяти лет.

Юноша увлекся литературой еще во время учебы в Череповецком реальном

училище, когда «испытал сильное влияние Густава Эмара и Луи де Буссенара, позже —

Дюма, Гюго, Тургенева и отчасти Гончарова, из поэтов гр. Алексея Толстого, а также

Мирры Лохвицкой, Фофанова, Бодлэра и др.». И все же самым важным источником

вдохновения Северянина была трепетная и нежная любовь к родному Северу и его

природе. Образ «форелевой» реки в северной губернии пройдет через все творчество

поэта и станет символом его неразрывной связи с любимой родиной.

В автобиографии, подготовленной для «Словаря русских писателей» С. А.

Венгерова, Северянин писал: «Там, на любимой Суде, Игорь проводил летние

каникулы, лишь изредка отпускаемый в Петербург к матери, и там же он познал

первую (идеальную) любовь к кузине Лиле, дочери брата отца, которая была на 5 лет

его старше. Автор осознал себя поэтом благодаря этой любви»6.

Тем не менее один из наиболее распространенных и укоренившихся в сознании

читателей мифов – о внезапном появлении Игоря Северя

6

Цит. по: Кошелев В. А., Сапогов В. А. «Музей моей весны...» // Северянин Игорь.

Стихотворения. Поэмы. Архангельск, 1988. С. 7.

нина на поэтическом Парнасе в 1913 г. Его творческий путь принято делить на два

периода. Первый охватывает 1913—1918 гг., начиная с выхода в свет книги

«Громокипящий кубок» и до избрания в 1918 г. «королем поэтов». Второй период (1918

–1941) связан с более чем двадцатилетним пребыванием поэта вне России, от

вынужденной эмиграции в эстонском поселке Тойла до краткого возвращения в

советское подданство в 1940 г. и смерти поэта. Однако большой и серьезный

творческий путь, пройденный Игорем Северяниным до «Громокипящего кубка»,

позволяет выделить ранний период его творчества (1904-1912), когда он сложился как

5

поэт.

Обычно забывается или не принимается во внимание, что до 1913 г. поэт выпустил

35 брошюр, в которых были опубликованы многие стихи, вошедшие впоследствии в

книгу, принесшую ему повсеградную славу. Северянин называл своим первым

выступлением в печати публикацию 1 февраля 1905 г. в солдатском журнале «Досуг и

дело» стихотворения «Гкбель “Рюрика”», и именно от нее поэт отсчитывал юбилеи

своей литературной работы.

На самом деле стихотворение вышло раньше отдельной брошюрой из шести

страниц (дозволено цензурой к печати 12 окт. 1904 г.). К тому же «Гкбель “Рюрика”»

была уже второй брошюрой поэта Игоря Лота– рева. Еще до этого так же было издано

его стихотворение «К предстоящему выходу Порт-Артурской эскадры» (дозволено

цензурой к печати 25сент. 1904 г.). Всего Северяниным на страницах тридцати пяти

брошюр (издание автора) было написано и опубликовано 275 произведений. Большая

часть этих стихов вошла затем в книги «Громокипящий кубок» (111), «Златолира» (37)

и «Ананасы в шампанском» (25), которые в 1915-1918 гг. составили три тома

«Собрания поэз».

Другие стихотворения периода «брошюр» Северянин включил в сборники

«Поэзоантракт», «Victoria Regia», а также «Ручьи в лилиях» и «Настройка лиры» (два

последних напечатаны не были). Среди брошюр (от 4 до 24 страниц) были две

листовки («Памяти А. М. Жемчужникова», 1908 и «На смерть Лермонтова», 1908).

Северянин ценил ранний период своего творчества, называл его «настройкой лиры»

и в поисках своего литературного имени дважды сменял свою подпись. В 1904—1907

гг. он публиковал стихи под собственной фамилией – Игорь Лотарев. За этой подписью

вышло 13 брошюр (последняя называется «Лепестки роз жизни»). В 1908 г. Северянин

меняет имя и печатает листок «Памяти А. М. Жемчужникова» под псевдонимом

«Игорь-Северянин» с дефисом, где приложение «Северянин» является вторым именем

и указывает на особое значение Русского Севера в его жизни и творчестве (ср. Мамин-

Сибиряк). Последняя брошюра, подписанная псевдонимом Игорь-Северянин с

дефисом, 35-я —

«Эпилог "Эго-футуризм”» (1912). Начиная с «Громокипящего кубка» (1913) он

использовал, за редким исключением, имя «Игорь Северянин», где псевдоним —

второе имя – превратился в фамилию.

Певица страсти

Большое влияние на творчество Игоря Северянина оказала чувственная и

жизнелюбивая лирика Мирры Лохвицкой, присущие ей им– прессионисткая зыбкость и

экзотизм, легкий и мелодичный стих.

В одном из писем Б. Д. Богомолову от 15 июня 1911 г. Игорь Северянин пишет:

«Боготворю Мирру Лохвицкую, считая ее величайшей мировой поэтессой, гениальной

поэтессой.

Ее поэмы “На пути к Востоку”, “Вандэлин” и “Бессмерная любовь” – шедевры

мировой поэзии, разумеется – прозеванные и критикой, и публикой. Если не строили бы

так много аэропланов, я ожидал бы с уверенностью, как через двадцать или около этого

лет – ее бы славословили. Утешаюсь одним: истинные ценители и теперь у нее есть.

Их мало, но они есть. Каждый поэт обязан иметь ее стихи. Затем: я очень люблю

Фофанова и Бодлэра. Лишь нравятся Гумилев, Эрен– бург, Бунин, Гофман Виктор,

Черубина де Габриак, Тэффи».

Имя Мирры Лохвицкой было в 1890-е гг. широко известно. Первый и последний

сборники поэтессы удостоены Пушкинской премии Академии наук. Поэтический

талант Лохвицкой был признан такими поэтами, как А. А. Голенищев-Кутузов, К. К.

Случевский, а также К. Льдов и др. И. А. Бунин был с ней «в приятельстве» и позже

6

относил воспоминания о ней к числу «самых приятных». Ее книги «Стихотворения»

переиздавались, отмечались критикой и даже удостаивались пародий. Видные поэты, в

том числе Константин Бальмонт и Федор Сологуб, посвящали ей стихи. Известность

Лохвицкой получила скандальный оттенок после ее декларативного отказа от

«идейной» поэзии, утверждения свободы чувств («Мне нет пределов, нет границ»).

Поэтесса увлекалась Бальмонтом («Лионелем») и обменивалась с ним в печати

посланиями в стихах. Свой сборник «Будем как солнце» (1903), название которого

перекликается со стихотворением Лохвицкой «К солнцу!» – «Солнца!.. Дайте мне

солнца! Я к свету хочу!», – Бальмонт посвятил этой поэтессе. 27 августа 1905 г.

Лохвицкая умерла от туберкулеза в возрасте 36 лет.

Северянин точно определил основную тему творчества Мирры Лохвицкой в

посвящении сборника «Мимоза» – «певица страсти». Любовь была содержанием ее

поэзии, и строка «Это счастье – сладострастье» воспринималась как «девиз» поэтессы.

«К ней применили, – писал критик А. Измайлов в некрологе, – и оно так и осталось

навсегда, имя новой русской Сафо, певицы вакхической страсти, знойного

наслаждения, упоения рабством и владычеством любви. “Amori et dolo– ri sacrum”

– значится как эпиграф на одной из ее книг, и она, действительно, была как бы какой-

то жрицей в храме, посвященном любви и любовной тоске, любовному страданию,

всему огромному содержанию любви, со всем захватом чувственности, стонами

наслаждения, смелостью и дерзостью порыва...»7.

Мое бессмертье неизбежно...

Поэтическое бессмертие волновало воображение Северянина с молодых лет. В

связи с этой темой особое внимание критики вызвало стихотворении «Мои похороны»

(1910):

Меня положат в гроб фарфоровый.

На ткань снежинок Яблоновых,

И похоронят (...как Суворова...)

Меня, новейшего из новых

(Северянин, 94).

В мировой литературной традиции тема стеклянного (хрустального) гроба связана с

бессмертием и восходит к сказке бр. Гримм «Schneewittchen» (обычно переводится

«Белоснежка»), в которой мертвую девушку кладут в стеклянный гроб. Королевский

сын находит гроб и пробуждает девушку. Источниками северянинского образа служат

«Сказка о мертвой царевне и семи богатырях» А. С. Пушкина (1833), которая связана

со сказкой братьев Г^имм, а также стихотворение М. Лохвицкой «Спящая» (1902—

1904):

Я сплю, я сплю – не умерла —

В гробу из чистого стекла,

В венках из белых, белых роз.

Под шепот кленов и берез8.

Журналисты бесконечно обсуждали претензии Северянина на суворовскую славу и

бессмертие. «Конечно, затруднительно найти рифму на “фарфоровый”, – заметил один

из критиков сразу после первой публикации стихотворения, – но тревожить по этому

поводу тень Суворова, значит обнаружить недюжинную изобретательность. Avis

молодым поэтам! Отныне нет более “оскудения рифмы”»9.

7

Измайлов А. М. Лохвицкая // Биржевые ведомости. 1905. 30 авг.

8

Лохвицкая М.А. Стихотворения. Т. 1—5 СПб., 1900—1904. Т. 5.

С. 21.

9

Новое время. 1910. 1 (14) нояб.

Лариса Рейснер спустя пять лет увидела в мечтах Северянина «о хрустальном

7

гробе, о сказочных похоронах своей души» слишком суетное желание популярности:

«Его сердце уже показывают за деньги, и не слишком дорого заплачено за публичное

поругание. На помпезных поэзо-концертах подают “мороженое из сирени”,

“шампанское в лилии”. Все стыдливые и тайные слова поэзии “распивочно и на

вынос”, со скидкой для учащихся, с бесконечными бисами “очам души твоей”,

“болезнь” и “страх”, “плач совести” и “хохот лиры” – все, все распродается!»10 11

Однако для Северянина имело символическое значение то, что Суворов умер 17 мая

1800 г.: в тот же день спустя Шлет —17мая 1911 г. – умер любимый поэт Северянина К.

М. Фофанов, которого он называл «королем поэтов». Суворов похоронен в Александро-

Невской лавре. На простой плите надпись: «Здесь лежит Суворов». Северянин

надеялся, что тоже заслужит право называться просто поэтом.

Позже, в «Классических розах», тема бессмертия оказывается связанной с

долгожданным возвращением на родину, туда, где «Моя безбожная Россия, / Священная

моя страна!». Воссоединение с Россией означало для него обретение самосознания и

духовного бессмертия:

Я мечтаю, что Небо от бед Избавленье даст русскому краю.

Оттого, что я – русский поэт,

Оттого я по-русски мечтаю!

(Северянин,233)

Я покорил литературу!

«Громокипящий кубок» вышел в свет 4 марта 1913 г. Книга имела триумфальный

успех и стала одним из заметных явлений русской поэзии XX в. За первые два года

книга выдержала 7 изданий, всего за шесть лет, с 1913 до 1918 г., – 10.

В предисловии Федора Сологуба написано: «Одно из сладчайших утешений жизни

– поэзия свободная, легкий, радостный дар небес. Появление поэта радует, и, когда

возникает новый поэт, душа бывает взволнована, как взволнована бывает она приходом

весны».

Единомышленники Северянина сочли, что в признании Сологуба не было

«никакого открытия нового светила. На небе русской литературы всем очевидная

горела звезда первой величины» и. Но для чита

10

Рейснер Л. Через Ал. Блока к Северянину и Маяковскому // Рудин. 1916. №7. С.

7.

11

БурлюкД. Листки футуристической хрестоматии...//Голос Родины. Владивосток,

1920. 26 сент.

ющей публики слово Сологуба о приходе нового поэта имело свой смысл.

Несмотря на то что Северянин шел к «Громокипящему кубку» десять лет, книга

открыла новый этап его творческой биографии, когда он совершал переоценку всего,

написанного за эти годы. «Счастливое чудо» (А. Измайлов), «Нечаянная радость» (Ф.

Сологуб), «Большое культурное событие» (Н. Гумилев) – так определили появление

книги современники Северянина.

Известно, что «Громокипящий кубок» Северянину помогли подготовить В. Брюсов,

Ф. Сологуб и основатель издательства «Гриф» С. Кречетов. Брюсов действительно, по

словам Северянина, советовал подготовить к печати большой сборник стихов,

«повыбрав их из бесчисленных брошюр» (5, 30). Б. Лившиц вспоминал, что название

книги подсказал Сологуб, обыгравший его в предисловии, написанном в феврале 1913

г.12 Но в словах Сологуба можно усмотреть явную связь названия с легкими и

сверкающими стихами Северянина, полными упоения весной и радостью жизни

(«Весеннй день»), и параллель с классической традицией русской поэзии, идущей от

Пушкина, Тютчева и Фета.

Актриса Л. Д. Рындина, которой Северянин посвятил стихи «Качалка грёзерки»,

8

«Рондо» и книгу «Златолира», в воспоминаниях так записала слова своего мужа -

издателя книги С. А. Кречетова (Грифа): «“Я предложил принести мне для просмотра

все его стихи, просмотрю, что годится для печати, может быть и издам”. Через

несколько дней у нас был Игорь Северянин. Гриф отобрал из вороха принесенных

стихов, то, что считал интересным, и издал...»13. Воспоминания Л. Д. Рындиной,

написанные почти 40 лет спустя, являются примером того, как создаются литературные

мифы и легенды. Получается, что книгу Северянин подготовил по совету Брюсова,

название ее подсказал Сологуб, а отбор и блестящую композицию продумал Кречетов.

Это вполне согласуется с тем образом Северянина, который рисовали некоторые

критики, упрекая поэта в отсутствии вкуса, и который, к сожалению, укоренился в

сознании современных исследователей.

Вряд ли мог Северянин принести «ворох... стихов», скорее всего он принес свои

ранние брошюры, возможно, часть стихов (неопубликованных или опубликованных в

периодике) была в вырезках. Если даже некие советы и пожелания по отбору стихов и

их композиций у редак-

12

Лившиц Б. Полутораглазый стрелец. Л., 1989. С. 452.

13

Рындина Л. Д. Невозвратные дни. Воспоминания // РГАЛИ. Ф. 2074. Оп. 2. Ед.

хр. 9.

гора были, автор должен был с ними согласиться или предлагать и отстаивать свои

решения, тем более что Северянин всегда имел свое мнение и дорожил им.

Так или иначе, если мы внимательно проанализируем тексты «Громокипящего

кубка», то увидим, что композиция книги является авторской. В книге всего 137

стихотворений (поэз) за 1905—1912 гг., большинство из которых были опубликованы в

альманахах, журналах, газетах и вошли в ранние брошюры Северянина (с 12-й по 35-

ю). Стихи брошюры «Ручьи в лилиях» (весна 1911), за исключением двух,

перепечатаны полностью. Впервые в книге опубликовано только восемь произведений:

«Berceuse осенний», «Эскиз вечерний», «Шампанский полонез», «Virelai», «Гюи де

Мопассан», «Газэлла», «Демон», «Любовь и Слава».

Заглавия двух из четырех разделов книги перешли из вышедших ранее брошюр:

раздел «Сирень моей весны» – 18-я брошюра (1908) и «За струнной изгородью лиры»

– 25-я брошюра (1909). Есть случаи, когда последовательность стихов соответствует

их композиции в ранних брошюрах. Так, первые четыре стихотворения книги: «Очам

твоей души», «Солнце и море», «Весенний день», «В грехе забвенье» – открывают

брошюру «Очам твоей души» (1912), далее следуют стихи, не включенные в сборник.

Оспорить авторское расположение стихов в брошюрах Северянина невозможно.

В «Громокипящем кубке» отразилась история «мещанской драмы» поэта-грёзэра,

охваченного порывом нового весеннего чувства и молодости. Он живет мечтами и

грёзами о прекрасной женщине. Разочарованный и обманутый в своих чувствах, герой

попадает с берегов форелевой реки и северного «одебренного» леса на площадь. Затем

возникает образ одинокого поэта – царственного паяца, который уходит с площади от

толпы и рыдает за струнной изгородью лиры. Невольно ощущается ироничность слов

«гения Игоря Северянина» об упоении своей победой и искренность намерения идти

«в природу, как в обитель, / Петь свой осмеянный устав».

Главной причиной успеха книги «Громокипящий кубок» была ее своевременность и

современность. Она вышла весной 1913 г., когда имя Северянина было уже известно:

футуристам удалось обратить на себя внимание. И хотя многие современники отделяли

Северянина от футуризма, но отдавали должное тому чувству времени, которое

проявилось в «Громокипящем кубке».

«Его поэзия, – заметил В. Ходасевич, – необычайно современна – и не только

потому, что в ней часто говорится об аэропланах, кокотках и т. п., – а потому, что его

9

душа – душа сегодняшнего дня. Может быть в ней отразились все пороки, изломы,

уродства нашей городской

жизни, нашей тридцатиэтажной культуры, “гнилой как рокфор”, но в ней

отразилось и небо, еще синеющее над нами» 14.

Вторая книга поэз Северянина «Златолира» вышла 4 марта 1914 г. (выдержала 7

изданий), третья – 28 января 1915 г. – «Ананасы в шампанском» (5 изданий), четвертая

– 14 апреля 1915 г. – «Victoria Regia» (4 издания), пятая и шестая – «Поэзоантракт»

и «Тост безответный» (соответственно 2 и 1 издание). Внимание критики к этим

книгам шло по убывающей, каждая последующая книга встречалась более прохладно,

чем предыдущая. Неровность успеха Северянина во многом зависела от того, что после

«Громокипящего кубка» поэт помещал в новые сборники все более ранние

стихотворения. Таким образом, создавалась обратная перспектива творческого пути.

Вместе с тем Игорь Северянин, вдохновленный успехом первой книги, в «Ананасах в

шампанском» усилил элемент смелой (и очень смелой) парадоксальности и

ухищрений, делавших книгу более трудной для восприятия читателей.

Орест Головнин (Р. Брандт), относившийся с большой симпатией к нашему

«поэзнику», в 1915 г. сочинил такую эпиграмму:

Войною отняты нам разные припасы:

Так, не дают вина, и редки ананасы.

О,

Северянин! Как ты мил:

Ты своевременно снабдил.

Назло стесненьям, думским и германским,

Нас ананасами с шампанским15.

В восприятии современников имя Северянина нередко ассоциировалось именно с

этой книгой. Николай Клюев в письме Есенину, написанному еще до личного

знакомства (датируется: «Август. 1915»), предостерегал его от соблазна легкой славы:

«Твоими рыхлыми драченами объелись

все поэты, но ведь должно быть тебе понятно, что это после ананасов в шампанском

...и рязанцу и олончанину это блюдо по нутру не придет, и смаковать его нам

прямо грешно и безбожно. Знай, свет мой, что лавры Игоря Северянина никогда

не дадут нам удовлетворения и радости твердой...»16. Спустя восемь лет, в конце 1933

г., одна из почитательниц поэта устроила ему в Белграде на десерт ананасы в

шампанском (5, 244).

14

Ходасевиг В. Игорь Северянин. Громокипящий кубок// Утро России. М.,

1913. 16 марта.

15

Головнин Орест (Брандт Роман). Эпиграммы Игорю Северянину [1915] // ОР

РГБ. Ф. 190. Изд-во «Мусагет». Кар. 58. Ед. 13.

16

Есенин и современность. СПб.; М., 1975. С. 239.

О,

критика – проспавший Шантеклер...

Еще до выхода «Громокипящего кубка» Северянин стал известен читающей

публике. В 1905 г. Игорь Лотарев был впервые отмечен на страницах «Петербургской

газеты» писательницей Н. А. Лухмановой, которая рассказала, что передала раненым

«на театре военных действий с Японией» 200 экземпляров брошюры Игоря Лотарева

«Подвиг “Новика"»17.

Однако вопрос о том, как к Северянину пришла слава, все же нуждается в

серьезном уточнении. По словам Северянина, это произошло, когда Лев Толстой

разразился «потоком возмущения по поводу явно иронической “Хабанеры", об этом

мгновенно всех оповестили московские газетчики во главе с С. Яблоновским, после

чего всероссийская пресса подняла вой и дикое улюлюканье, чем и сделала меня сразу

известным на всю страну!.. С тех пор каждая моя новая брошюра тщательно

10

комментировалась критикой на все лады, и с легкой руки Толстого, хвалившего

жалкого Ратгауза в эпоху Фофанова, меня стали бранить все, кому было не лень» (5,

85).

В стихотворении «Сувенир критике» (1914) Северянин восклицал:

Ах, поглядите-ка! Ах, посмотрите-ка!

Какая глупая в России критика:

Зло насмеялся над «Хабанерою»,

Блеснув вульгарною своей манерою.

(1, 567)

На самом деле все обстояло несколько иначе. Писатель И. А. Нажи– вин привез

брошюру Северянина «Интуитивные краски» в Ясную Поляну и 12 января 1910 г.

прочитал ее Толстому. Вскоре интересные подробности этого визита были изложены в

очерке Наживина «В Ясной Поляне»: «Много смеялся он в этот вечер,

слушая чтение какой-то декадентской книжки – и не то “Интуитивные звуки”, не то

“Интуитивные краски”, где, разумеется, был и “вечер, сидящий на сене", и

необыкновенная любовь какая-то, и всевозможные выкрутасы. Особенно всем

понравилось стихотворение, которое начиналось так:

Вонзим же штопор в упругость пробки,

И взоры женщин не станут робки...

.

Но вскоре Лев Николаевич омрачился.

17

Петербургская газета. 1905. 8 апр.

Чем занимаются!.. Чем занимаются!.. – вздохнул он. – Это литература! Вокруг -

виселицы, полчища безработных, убийства, невероятное пьянство, а у них – упругость

пробки!»18.

Отрицательную часть отзыва Толстого с собственными комментариями вскоре

перепечатали многие газеты России, не упомянув, что это стихотворение особенно всем

понравилось.

И еще один штрих. В предлагаемой книге публикуются всего два письма Леониду

Андрееву. Но ясно, что таких писем было больше, а главное, из содержания этих писем

следует, что Северянин и Л. Андреев дружили еще в 1908 г., что называется домами (а

жили они, как известно, близко). Прислуга несколько раз в день могла носить письма от

одного к другому. Факты сами по себе значительные. Как вспоминали современники,

«общероссийскими знаменитостями в то время, если не считать доживавшего

последний год своей жизни Льва Толстого, были Максим Горький и Леонид

Андреев»19.

Следует отметить, что к 1910—1911 гг. Игорь Северянин познакомился также с

Александром Блоком, Николаем Гумилевым, Анной Ахматовой... В мае 1912 г. он

начинает пятый том «Критики о моем творчестве» – «критики бездарной, завистливой и

мною ослепленной» (письмо Богомолову от 8 мая 1912). 29 июля 1912 г. он пишет тому

же адресату: «Ежедневно получаю такую бездну вырезок и писем, что затрудняюсь

отвечать своевременно». ~

В самом деле, «в былые времена bon ton литературной критики требовал бранить

Игоря Северянина, – отмечал Роман Гуль в рецензии на книгу «Менестрель». – Его

бранили все, кому было не лень, и часто среди “иголок шартреза” и “шампанского

кеглей” в его стихах не замечали подлинной художественности и красоты. А она была:

– вспомните “Это было у моря”, “Быть может, от того”, “Хабанера”, “Сказание об

Ингред” и мн. др.»20.

В предисловии В. Пашуканиса к сборнику «Критика о творчестве Игоря

Северянина» (1916) справедливо говорилось: «Редко приходится видеть, чтобы на

11

долю поэта выпадало такое совершенно необычное внимание, какого удостоился Игорь

Северянин от самых разнообразных кругов читающей публики. Рассматривая

отношение критики к Игорю Северянину, мы находим здесь всю гамму критических

отношений, от самого восторженного и до резко отрицательного, граничащего с

простейшей руганью».

18

Утро России. 1910. 27 янв.

19

Шагинян М. Человек и время. История человеческого становления. М., 1980. С.

362-363.

20

Сполохи. Берлин, 1921. № 1. С. 42.

Отношение критики к Северянину, как считал В. Пашуканис, «так или иначе

способствовало тому исключительному успеху, в котором одни видели самую

печальную картину падения литературных вкусов, другие – начало особого внимания

читающего мира к новому стихотворцу»21. Сергей Бобров в статье «Северянин и

русская критика» в хронологическом порядке представил читателю историю

Назад к карточке книги "Царственный паяц"

itexts.net

Северянин Игорь - это... Что такое Северянин Игорь?

И́горь Васильевич Лотарев, известный под псевдонимом И́горь Северя́нин (большую часть литературной деятельности автор предпочитал написание Игорь-Северянин) (4 мая (16 мая н.ст.) 1887, Петербург — 20 декабря 1941, Таллин) — русский поэт «серебряного века».

Начало биографии

Родился в Петербурге в семье военного инженера (дальний родственник Н. М. Карамзина и А. А. Фета по матери, троюродный брат А. М. Коллонтай). Закончив четыре класса реального училища, в 1904 г. уехал с отцом на Дальний Восток. Затем вернулся назад в Петербург к матери.

Раннее творчество

Первые публикации появились в 1904 г. (за свой счет), в дальнейшем на протяжении девяти лет Северянин издавал тонкие брошюры со стихами, приносившие долгое время лишь скандальную известность (например, растиражированный возмущённый отзыв Льва Толстого на одно из его стихотворений в начале 1910 года). Из поэтов старшего поколения поначалу обратил внимание на молодого Северянина лишь Константин Фофанов (впоследствии его и Мирру Лохвицкую Северянин объявил учителями и предтечами эгофутуризма).

На пике популярности

Успех пришел к поэту после выхода сборника «Громокипящий кубок» (1913, предисловие к которому было написано Ф. Сологубом). В течение 1913–1914 гг. Северянин выступал со многими вечерами («поэзоконцертами») в Москве и Петербурге, встречая огромную популярность у публики и сочувственные отзывы критиков разной ориентации, в том числе скептически относившихся к футуризму. Для его лирики характерна смелая для тогдашего вкуса (до грани пародийности) эстетизация образов салона, современного города («аэропланы», «шоффэры») и игра в романтический индивидуализм и «эгоизм» [1], условные романтически-сказочные образы. Стих Северянина музыкален (во многом он продолжает традиции Бальмонта), поэт часто использует длинные строки, твёрдые формы (некоторые изобретены им самим), аллитерацию, диссонансные рифмы.

Северянин был основателем литературного движения эгофутуризма (начало 1912), однако, поссорившись с претендовавшим на главенство в движении Константином Олимповым (сыном Фофанова), осенью 1912 года покинул «академию Эго-поэзии» (о выходе из движения объявил знаменитой «поэзой», начинающейся «Я, гений Игорь-Северянин…»). Впоследствии ездил в турне по России в 1914 г. с кубофутуристами (Маяковским, Крученых, Хлебниковым).

Вышедшие после «Громокипящего кубка» сборники 1914–1915 гг. («Victoria regia», «Златолира», «Ананасы в шампанском») воспринимались критикой более прохладно, чем «Кубок»: Северянин включал в них в большом количестве ранние, незрелые «поэзы», а новые тексты из этих книг во многом эксплуатировали образность «Кубка», не добавляя ничего нового. В 1915–1917 гг. Северянин поддерживал (совместные выступления, турне, сборники) ряд молодых авторов, большинство из которых никакого следа в литературе не оставили; самым заметным учеником Северянина этого периода был Георгий Шенгели.

Северянин был избран публикой «Королём поэтов» на выступлении в московском Политехническом музее в 1918 г.

Эстония

В том же 1918 г. Северянин переехал в Эстонию, где в 1921 г. женился на Фелиссе Круут (единственный его зарегистрированный брак). Ездил в дальнейшем с выступлениями во Францию и в Югославию.

Поздняя лирика Северянина во многом отходит от его стиля 1910-х годов. Самые заметные его произведения этого периода — несколько получивших большую известность стихотворений («Соловьи монастырского сада», «Классические розы»), автобиографические романы в стихах «Колокола собора чувств», «Роса оранжевого часа», «Падучая стремнина» и сборник сонетов «Медальоны» (портреты писателей, художников, композиторов, как классиков, так и современников Северянина). Переводил стихотворения А. Мицкевича, П. Верлена, Ш. Бодлера, эстонских и югославских поэтов.

После присоединения Эстонии к Советскому Союзу в 1940 г. возобновил творческую активность, пытаясь публиковаться в советской печати. Умер в оккупированном немцами Таллине от сердечного приступа, в присутствии Валерии, младшей сестры своей гражданской жены Веры Борисовны Коренди (девичья фамилия - Запольская, Коренди - эстонизированная фамилия её первого мужа Коренова). Похоронен на Александро-Невском кладбище в Таллине.

Произведения

  • «Зарницы мысли» (1908)
  • «Качалка грёзэрки» (1912)
  • «Громокипящий кубок» (1913)
  • «Златолира» (1914)
  • «Ананасы в шампанском» (1915)
  • «Wictoria regia» (1915)
  • «Поэзоантракт» (1915)
  • «Собрание поэз» (1916)
  • «За струнной изгородью лиры» (1918)
  • «Поэзо-концерт» (1918)
  • «Собрание поэз» (1918)
  • «Creme de Violettes» (1919)
  • «Puhajogi» (1919)
  • «Вервэна» (1920)
  • «Менестрель» (1921)
  • «Миррэлия» (1922)
  • Роман в стихах «Падучая стремнина» (1922)
  • Комедия «Плимутрок» (1922)
  • «Фея Eiole» (1922)
  • «Соловей» (1923)
  • «Трагедия титана» (1923)
  • Автобиографический роман в стихах «Колокола собора чувств» (1925)
  • «Роса оранжевого часа» (1925)
  • «Адриатика» (1932)
  • «Медальоны» (1934)
  • «Весенний день» (1911)

Известные цитаты

«Классические розы» ...Как хороши, как свежи будут розы, Моей страной мне брошенные в гроб! «Увертюра» Ананасы в шампанском! Ананасы в шампанском! Удивительно вкусно, искристо и остро! Весь я в чем-то норвежском! Весь я в чем-то испанском! Вдохновляюсь порывно! И берусь за перо!.. «Это было у моря» Это было у моря, где ажурная пена, Где встречается редко городской экипаж... Королева играла - в башне замка - Шопена, И, внимая Шопену, полюбил ее паж... «Эпилог» Я, гений Игорь Северянин, Своей победой упоен: Я повсеградно оэкранен! Я повсесердно утвержден! «Что нужно знать» Ты потерял свою Россию. Противоставил ли стихию Добра стихии мрачной зла? Нет? Так умолкни: увела Тебя судьба не без причины В края неласковой чужбины. Что толку охать и тужить - Россию нужно заслужить!

Примечания

См. также

Ссылки

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru