Ирина СеминаЭльфика. Сказки великого перехода. О Судьбе, Душе и Выборе. Ирина семина книги


Ирина СеминаЭльфика. Сказки великого перехода. О Судьбе, Душе и Выборе

© Семина И., 2015

© Плаксина E., иллюстрации, 2015

© ООО «Издательство АСТ», 2016

От автора

Мне позвонила моя подруга Галочка. Стандартный вопрос: «Как дела?» был задан таким драматичным голосом, что я обеспокоилась. «Что у тебя случилось?», – сразу включился во мне мой Свирепый Психолог. «Ничего. Просто я что-то все время боюсь», – сказала Галочка. «Знаешь, я тоже», – призналась я.

Состояние повышенной тревожности витает в воздухе, и для этого есть многочисленные объективные причины. Войны. Теракты. Кризис. Неопределенность. Привычный мир теряет стабильные очертания, корежится, оседает, местами даже рушится. А больше всего пугает, что все эти пароксизмы нам совершенно неподконтрольны.

У каждого есть свой способ расслабляться: кто-то надевает рюкзак и идет в горы, кто-то – отрывается в ночном клубе, кому-то помогают антидепрессанты, а кому-то – йога, для кого-то спасение в детях, а для кого-то – в бокале хорошего вина.

У меня свой способ: я пишу сказки. То, что я не могу понять и охватить умом, в сказках причудливо переплавляется и позволяет увидеть проблему под другим углом и в разных ракурсах. Можно сказать, сказки – это мой оракул. И они подсказывают мне, что многие вещи, которые кажутся мне нелепыми и несправедливыми, имеют свой глубинный смысл в великом Сценарии Жизни. Нравятся они или не нравятся – нас не спрашивают.

У нас другая задача: сделать свой выбор – как мы намерены жить в предлагаемых обстоятельствах.

Я часто повторяю фразу: «Чтобы построить что-то новое, надо сначала разрушить что-то старое». Сейчас понимаю: именно это и происходит. Великий Переход уже начался. Рушится старый мир, а на его месте предстоит построить новый. Кому? Нам с вами. Самое время приниматься за создание проектов – и постепенно воплощать их в жизнь.

Так я и сказала Галочке: «Не дрейфь, прорвемся. Все как в сказке: чем дальше, тем страшнее, но конец хороший!»

Сказка Великого Перехода уже началась. Пройдут дальше те герои, которые сильны духом и чисты помыслами, которые умеют переступать через страхи, мечтать о высоком и видеть цель. Чтобы совершить Великий Переход, нужно к нему подготовиться, во многом разобраться и наметить маршрут. О том и книга.

Начало перехода

А что это такое – Великий Переход? Об этом много пишут, но конкретики мало. Что нам-то делать?

Райские врата

О том, что грядет Великий Переход, знали все.

Когда-то об этом туманно высказывались пророки, потом эзотерики слегка разогнали туман и конкретизировали детали, еще позже подключились работники искусства и литературы, не говоря уже о ясновидящих, контактерах и прочих экстрасенсах. А еще были те, кто транслировал послания Высших Сил, общался с внеземными цивилизациями, применял нумерологию и составлял астрологические прогнозы…

Таким образом, к Великому Переходу человечество готовили долго и вдумчиво, чтобы потом никто не разрушился от радости. Вот только по поводу того, как именно это должно произойти, имелись большие расхождения во мнениях. Кто-то утверждал, что сначала будет Конец Света, и кто выживет, тот и перейдет; другие возражали, что, мол, не Конец Света, а всеобщее вознесение; третьи ждали знаков и знамений; четвертые считали, что нужно изо всех сил готовиться, потому что перейдут только те, у кого вибрации соответствуют.

В общем, идея Великого Перехода так или иначе обсуждалась, его ждали и побаивались: как же все-таки произойдет это эпохальное событие? А самое главное – кто окажется достоин перейти в новую жизнь?

А произошло все буднично и одномоментно. Просто в один прекрасный день (а вернее, в прекрасную ночь) к каждому жителю Земли во сне явилось некое световое существо, которое сообщило, что с завтрашнего дня на всей Земле, близ каждого населенного пункта, откроются многочисленные Райские Врата, и, пройдя в них, каждый может совершить свой Великий Переход в новое измерение.

Если захочет, конечно, потому как дело это сугубо добровольное.

Найти Райские Врата будет легко и просто – над ними воссияет радуга. Нужно идти на этот ориентир – только и всего, и рано или поздно ты окажешься у цели, и там тебя встретят. Суетиться и торопиться не нужно, потому что свободный доступ будет обеспечен всем, а время не ограничено.

Наутро супруги Юркины проснулись, посмотрели друг на друга и сразу вспомнили удивительный сон.

– А мне приснилось…

– И мне!

Не сговариваясь, они бросились к окну и действительно увидели невероятно красивую и яркую радугу.

– Райские Врата! – хором выдохнули Юркины.

– Так. Давай собираться, – деловито скомандовала Юркина. – Доставай чемодан, а я пока соберу деньги и документы.

– А зачем нам в раю деньги и документы? – удивился Юркин.

– А ты знаешь, как оно там устроено, в Новом Измерении? – парировала жена. – Лучше заранее все предусмотреть. Сам о себе не побеспокоишься – никто не побеспокоится!

– Это да, конечно, – согласился Юркин и полез на антресоли за чемоданом.

Сборы надолго не затянулись: вскоре все необходимые вещи были упакованы в чемодан и две сумки.

– Нам это все точно понадобится? – с сомнением спросил Юркин.

– Это самое необходимое на первое время, – уверила его жена. – Потом, конечно, обживемся, а пока вот так.

– А одеваться как, по-походному? – уточнил Юркин.

– Да ты что! Мы же не на пикник собираемся, а в Райские Врата! Наденешь серый костюм и галстук, что я тебе на 23 Февраля дарила. А я – красное платье и черные туфли. Это будет и строго, и нарядно.

Время от времени супруги выглядывали в окно посмотреть, не исчезла ли радуга.

Она сияла по-прежнему, невзирая на хмурое серое небо.

– Ты бери чемоданы и иди заводи машину, а я нам бутерброды в дорогу сделаю.

– А нас там что, кормить разве не будут? Там, наверное, манна, амброзия и нектар, – вспомнил Юркин.

– Манка – вредно, нектар – не натуральный сок, а амброзия – вообще сорняк, – отрезала жена. – Хватит болтать, делай, что сказано.

На лестничной клетке Юркин встретил соседа Николая, который как раз запирал свою дверь.

– Тоже к Райским Вратам? – спросил Юркин.

– Не… я не к Вратам. Я в магазин. Такое событие, надо отметить! – жизнерадостно доложил Николай.

– Какое «отметить»? А вдруг не успеешь, попадешь к шапочному разбору?

– На фига в раю шапки? – хохотнул Николай. – Не, сосед, я на тот свет не тороплюсь! Я сперва в магазин…

Юркина неприятно царапнуло «на тот свет». Конечно, рай – хорошо и все такое, но ведь «на тот свет» – это, как ни крути, означает смерть на этом свете? Или не означает?

– Великий Переход, Великий Переход, – с досадой пробормотал Юркин. – Неужели нельзя без театральных эффектов? Почему бы не устроить рай на земле, если на то пошло? Каждому, так сказать, по потребностям…

Он вздохнул и повлек чемодан и сумки вниз по лестнице.

– Лапа, а как быть с телефоном? Отключать? Или нет? – прижимая трубку к уху, тем временем озабоченно спрашивала Юркина свою ближайшую подругу Нелечку. – И вообще – вдруг, пока мы там у Райских Врат толкаться будем, нам тут квартиру обворуют? Что делать-то?

Нелечка не знала, что делать, и ничего умного посоветовать не могла, она и сама была в растерянности. Здесь у нее была квартира в престижном районе и высокий покровитель Сидор Степанович. Ну а там? Полная неизвестность и неопределенность. Нет, в Рай, конечно, хотелось… но…

Наконец, сели в машину.

– Давай скорее, а то в пробку попадем! – нервно сказала Юркина. – Не одни же мы такие умные, небось, все в Рай торопятся. Вот увидишь, у Райских Врат сейчас уже полгорода толпится, еще придется в очереди стоять.

Но, как ни странно, особо напряженного трафика не наблюдалось. То ли народ еще не осознал, то ли, как Юркины, вдумчиво собирался, то ли, как сосед Николай, решил сначала отпраздновать… Как ни странно, в обратном направлении, то есть в город, движение было куда более оживленным.

– Не понял, откуда это они с утра пораньше? – озадаченно пробормотал Юркин.

Как только выскочили за город, сразу увидели Райские Врата во всей красе. Они были установлены прямо под радугой, раскинувшейся в чистом поле, и сияли так, что глазам больно было. Но вот что странно: никакой многотысячной толпы рядом не наблюдалось. Нет, народ, конечно, был, но совсем не так много, как следовало бы предположить. Поодаль, у дороги, было припарковано десятка три машин, и Юркин свернул туда же.

Доставая из багажника чемодан, они увидели мужчину, который как раз шел от Врат к своему автомобилю.

– Привет, земляк! – обратился к нему Юркин. – Ну как там?

– Что «как там»? – задумчиво уточнил мужчина.

– В смысле, как там Великий Переход? Уже пропускают?

– Да пропускать-то пропускают, – пожал плечами мужчина. – Вопрос, нужно ли? Вы чемоданы-то с собой не тащите, сначала сходите, посмотрите!

– И то верно! – обрадовался Юркин. – Милая, пойдем, поглядим, что и как, а потом уж… А ты, земляк, почему в обратном направлении движешься? Забыл чего?

– Может, и забыл. А может, и не знал, – мужчина выглядел слегка растерянным. – Продумать надо. Осмыслить.

– Надеюсь, там ничего страшного нет? – обеспокоилась Юркина. – Документы требуют?

– Нет-нет, ничего не требуют. Вы и правда сходите, посмотрите. Там не сразу Переход осуществляется, сначала демо-версия. Все покажут, все расскажут, а вы потом сами решите, сейчас пойдете или потом когда-нибудь.

– А что, и так можно? – удивился Юркин.

– Да по-всякому можно, – отозвался мужчина. – Нет, вот подумать только: я всю жизнь ждал этого Перехода, гору специальной литературы перелопатил, столько тренингов прошел, медитировал, йогой занимался! Теоретическая подготовка – будь здоров! А вот коснулось практики, и… Ладно, что я вам каркать буду? Может, вам этот Переход – раз плюнуть. Короче, удачи! А я поеду, мне подумать надо.

 

С этими словами он плюхнулся в свой автомобиль и отправился назад, в город. Юркины, остолбенев, проводили его глазами в полном молчании.

– Милый, я боюсь! – пискнула Юркина.

– Бояться нечего! – наставительно ответил Юркин. – Насильно никто не загонит. Говорят же тебе, демо-версия имеется! Вот пойдем и посмотрим. Там еще очередь, наверное, занимать придется.

У Райских Врат, против ожиданий Юркина, очереди не было. Слонялся народ – это да, но при приближении Юркиных все поспешно расступались, освобождая дорогу. У самых Врат уже приветливо махало рукой то самое световое существо, которое было во сне. Ну или не то, но очень похожее.

– Добро пожаловать! – приветствовало существо. – Вы хотите совершить Великий Переход сразу или желаете, чтобы вам продемонстрировали ваши новые возможности?

– Конечно, возможности! – быстро сказал Юркин. – Правда, дорогая? Надо же понимать, куда мы намерены переселиться!

– Конечно-конечно! – бодро согласилось существо. – Мало кто готов перейти не глядя. Надо посмотреть, обдумать…

– А грешников в Рай пускают? – с опаской спросила Юркина.

– Э-э-э… видите ли… у нас тут не существует понятий «грех» и «грешник», – разъяснило световое существо. – Пройти могут все, но каждый сам решает, готов он или не готов.

– А как мы поймем, что готовы? – напряженно уточнил Юркин. – Нужны какие-то специальные знания, или как?

– Нет, знания тут вряд ли помогут. Понять умом это невозможно, можно только почувствовать. Душа запоет, сердце подскажет – как-то так.

– Ну, тогда хорошо, – успокоился Юркин. – Тогда давайте уже перейдем к делу. Предоставьте нам, пожалуйста, демо-версию!

– Прошу к калитке, – пригласило существо. – Только проходить по одному – такое условие. Не беспокойтесь, я буду с вами.

Оказывается, в воротах была еще и калитка, которая сейчас распахнулась, и Юркин мужественно шагнул в нее первым.

Что он ожидал увидеть? Наверное, какой-нибудь прекрасный город, с висячими мостами и причудливыми строениями, над которыми бесшумно и плавно передвигаются летательные аппараты. А может, ангелов, играющих на арфах некую космическую симфонию? Впрочем, неважно: ничего такого там не было.

– А это точно Рай? – растерянно спросил Юркин, озирая бескрайнюю голую равнину невнятного серого цвета.

– Абсолютно точно, – подтвердил его провожатый.

– Но здесь же ничего нет! То есть вообще ничего!

– Разумеется. Так и должно быть. Старый мир остается по ту сторону, а здесь каждый строит новый мир – так, как он его видит. С нуля. С чистой страницы.

– Простите, но это же нонсенс! – в замешательстве уставился на него Юркин. – Как можно в одиночку построить целый мир? Озеленение, коммуникации, инфраструктура… На это не то что жизни – сто жизней не хватит! Да и потом: я же не строитель, не садовник… Я ничего этого не люблю и не умею!

– Но что-то же вы умеете? В чем-то же вы Творец? Ведь вы же очень часто говорили, что мир несовершенен, несправедлив, что многое в нем надо бы изменить! Неужели вам никогда не хотелось сделать все самому – так, как вы считаете нужным? Построить свой собственный Рай?

Хотелось ли ему? Да, конечно, хотелось, только давно, когда он был еще молод и полон романтических бредней. Тогда он еще был уверен, что каждый – кузнец своего счастья, и что у всех равные возможности, и что уж он-то обязательно пробьется и построит свой рай-на-земле!

И ведь построил: карьера, квартира, машина, семья, дача – все, что нужно для счастья. Вот только от этого в окружающем мире не стало меньше ни подлости, ни пошлости, ни воровства, ни мздоимства, ни мутных политических личностей, которые вечно что-то там крутили-вертели, как наперсточники на рынке…

Он давно уже научился абстрагироваться от этого: это ваш мир, а мой – вот он, я толерантен к вам, а вы, уж пожалуйста, не лезьте ко мне. Столько лет строил, и теперь что же – все бросить и снова с нуля начинать?

– Я не смогу ничего построить, – упавшим голосом сказал Юркин. – Если хотя бы лет на двадцать раньше… А теперь – силы уже не те. И, если честно, страшно.

– Новое всегда страшно. Но недаром же люди говорят: «Глаза боятся – руки делают».

– Во мне не осталось ничего творческого, – признался Юркин. – Понимаете, я слишком долго жил по правилам и по привычке. Рутина… быт… словом, сплошные шаблоны. Я думал, Райские Врата – это пропуск в справедливый мир, который создал для нас сам Творец.

– Так в этом и есть суть Великого Перехода! – с жаром сказало световое существо. – Теперь каждый сам себе Творец и может творить миры. Эти миры будут соприкасаться, частично накладываться друг на друга, взаимопроникать, смешиваться… Представьте себе это буйство красок и звуков, разнообразие комбинаций! Неужели вам не интересно?

– Не знаю, – устало ответил Юркин. – Подумать надо. Ведь Переход – это же не одномоментно? В том смысле, что к Вратам всегда можно вернуться?

– Время у вас есть, – подтвердил провожатый. – Для этого и демо-версия, чтобы каждый мог сам определить степень готовности.

– А если кто-то так и не будет готов? Те, кто не захотят переходить – умрут, да?

– Зачем? – удивилось существо. – Нет, конечно. Будут жить, как и жили, долго и по возможности счастливо, весь свой отпущенный срок. Далеко не всем нужен Великий Переход, это же понятно.

– Ага, значит, все-таки сортируете? – горько усмехнулся Юркин. – Отделяете зерна от плевел?

– Да ради Бога! – всплеснуло руками световое существо. – Кому это надо – сортировать? Сами сортируетесь. Сами делаете выбор и принимаете решение. Причем никто вас с этим решением не торопит. Можете через какое-то время снова вернуться, посмотреть, оценить силу своего намерения. Возможно, за это время вы вспомните, в чем вы проявляете себя Творцом, и вам захочется воплотить в жизнь какие-нибудь идеи.

– Пожалуй, я так и сделаю, – решил Юркин. – Сейчас я переходить просто не готов.

– Как и многие другие, – утешил его провожатый. – Идемте, там вас уже жена ожидает.

В глубокой задумчивости Юркин вернулся в привычный мир, напоследок еще раз бросив взгляд на серую равнину. Идей не возникло, и он, вздохнув, шагнул за калитку.

Пока шли к машине, он рассеянно слушал взволнованный голос жены:

– Представляешь, ничего ведь нет, ни-че-го! И он мне говорит: обустраивайтесь, воплощайте! А я и так всю жизнь пахала, как лошадь, почему это я должна снова горбатиться? Чего ради? По мне, если уж Рай, так благоустроенный, чтобы можно было отдыхать и наслаждаться.

На подходе к стоянке пришлось переждать: туда как раз подъехала машина, откуда стремительно выскочил мужчина с гитарой.

– Тю! Да это снова ты, земляк! – удивился Юркин, опознав в нем любителя тренингов, с которым они беседовали по приезду. – Ты ж, вроде, подумать хотел?

– Да вспомнил по дороге, – возбужденно заговорил мужчина. – Я ж когда-то пел и на гитаре играл, как бог. Песни сочинял! Потом как-то забросил. А сейчас снова пришло – слова сами льются, в строчки складываются. Вот, заехал домой за инструментом – хочу еще раз попробовать.

– А вы свой мир песнопениями собрались строить? – скептически поджала губы жена Юркина. – Соловья-то баснями не кормят, а Попрыгунья-Стрекоза лето целое пропела – помните, что с ней случилось? Между прочим, народная мудрость!

– Ага, – подтвердил мужчина. – Только это же мудрость старого мира. Там, за Райскими Вратами, все по-другому устроено. Там не важно, что ты знаешь – важно, что чувствуешь. Не ум, а душа, понимаете? Говорят, там неважно, в чем ты Творец – главное, чтобы проявлялся. Хочешь – строй, хочешь – пой, хочешь – рисуй или из пластилина лепи, а то и прямо из ничего образы материализуй, если получится. Главное, чтобы представлял, какой мир хочешь построить.

– Так ты же, вроде, не представлял? – спросил Юркин.

– Теперь уже начинаю, – бодро заявил мужчина. – Ладно, я побежал, а то меня творчество распирает! Удачи вам!

Юркин посмотрел ему вслед с легкой завистью.

– Давай скорее в город поедем! – потребовала жена. – Дома столько дел, а мы тут прохлаждаемся.

Юркин хмыкнул и пошел к машине. Уже открывая дверцу, он взглянул на Райские Врата, и… На какую-то секунду они перестали отчаянно сиять и стали совершенно прозрачными, и взору Юркина открылись чудные города с воздушными виадуками и удивительными зданиями, с висячими садами и летательными аппаратами… Но прежде, чем он успел хотя бы ахнуть, видение исчезло.

Юркин вырулил на трассу и включил радио.

«Чтобы успешно совершить Великий Переход – нужно ощутить себя Великим Человеком, – вещал голос из приемника. – Райские Врата открыты для всех, но жить по ту сторону смогут только те, кто осмеливается творить. Ведь новый мир может создать только Творец, и это единственное условие для Великого Перехода».

– Не грусти! Я тебе сейчас такой пирог сотворю – пальчики оближешь! – пообещала жена.

«А ведь все мы в чем-то творцы, – вдруг подумалось Юркину. – Надо только вспомнить, в чем именно. Хорошо, что время еще есть!»

Переход внутри нас

Раньше все было понятно. Выучиться, получить образование, устроиться на работу, создать семью, родить детей, помочь им встать на ноги, пенсию заработать. А теперь? Ничего не понятно: на кого учиться? Как найти хорошую работу, а потом еще на ней удержаться? Как обеспечить будущее детям? Куда их направлять, на какие ценности ориентировать? Раньше у нас всех была общая мечта. А сейчас я как-то и мечтать боюсь… Как жить?

Родилась у меня мечта

Родилась у меня Мечта. Робкая такая, маленькая, несмелая… Но зато краси-и-и-ивая! И перспективная – я сразу разглядела в ней большой потенциал. Решила я проследить, к каким целям может привести такая Мечта: прищурилась, пригляделась – и даже ахнула. Вот это да!!! Очень даже волшебно должно получиться. Многие о таком и мечтать не могут, а в моем будущем такой результат явственно просматривается.

Решила я, что буду Мечту взращивать, чтобы она из маленькой превратилась в большую и даже грандиозную. Для начала решила ее родственникам представить.

– Смотрите, – говорю, – какая у меня Мечта! Такая свежая, такая оригинальная, такая вдохновляющая!

– Что ты! – всполошились родственники. – Какая-то она… вызывающая, что ли. Будет зависть вызывать и осуждение.

– Слишком высокая, – рубанул сплеча дедушка и укоротил Мечту чуть не вдвое.

– Не жирно ли будет? – категорически заявила бабушка и застрекотала ножницами, обрезая Мечту по бокам.

– Красивая, конечно, но маловероятная, – вздохнула мама, и Мечта побледнела и потеряла свой парадно-победительный вид.

– Вот еще выдумала! – нахмурился папа. – Ни у кого в нашем роду не было такой глупой задумки! Не одобряю. Тьфу на такие мечты!

Сказал – словно топором по Мечте жахнул, она аж сплющилась.

Смотрю я на свою деформированную, поруганную, оплеванную Мечту и чуть не плачу: а ведь такая красивая была!

Тут Цель голос подает:

– Посмотри на меня! Оцени, какая я великая! Ощути, какая я желанная! Пожалуйста, не бросай Мечту! Помоги ей снова расцвести! Я ведь тоже очень заинтересована, чтобы меня кто-нибудь достиг и превратил в Явь!

Прижала я к себе Мечту, утерла слезы, утешила.

– Не расстраивайся, маленькая, – говорю. – Подумаешь, не поняли нас! А мы замкнемся в себе и родственникам на глаза попадаться будем как можно реже. Давай-ка, я тебя самостоятельно начну холить и лелеять!

Успокоилась Мечта, воспрянула духом, повеселела. Стали мы вместе думать, как нам поскорее Цели достичь. Прикинули скорость движения, наметили промежуточные остановки (должны же быть привалы в пути!). Мечта снова окрепла, расцвела. И тут я решила посоветоваться с бывалыми людьми – ну так, на всякий случай. Мало ли что может на пути к Цели произойти? А у них опыт!

Бывалые люди тут же всполошились и стали мне советы вагонами давать, и из всех этих советов получалось, что впереди будут сплошные рытвины да колдобины, ямы да ловушки, и возможных рисков просто не счесть. Такого мне наговорили, что я испугалась: «А может, лучше и вовсе не начинать?»

Смотрю, и Мечта моя съежилась-скукожилась, вся такая жалкая, несчастная стала. Тоже, наверное, испугалась. Но тут уже я ей говорю:

– Эй, Мечта, ты что? Ты не думай, я тебя не оставлю. Мало ли что с кем случилось на пути к Цели? Но это же не факт, что и с нами то же самое будет! И вообще: волков бояться – в лес не ходить, а кто не рискует, тот не пьет шампанского. Давай-ка, оживай, и вперед, к Цели!

 

Взялись мы с Мечтой за руки и пошли вперед. От родителей шифруемся, советы бывалых сложили в отдельный сундучок. Увесистый он получился – видать, тяжелый опыт в него напихан был, но решили, что нужно все-таки нести – авось пригодится! Хотя скорость, конечно, снизилась заметно… Иду, размышляю: может, ну его, чужой опыт? Я ведь в пути еще и свой получу, и как я этот груз на себе тащить буду?

– А давай оставим этот сундучок в укромном месте, – догадалась Мечта. – Если что – так мы всегда в него залезть сможем. А если будем тащиться со скоростью черепахи, нам до цели за одну жизнь никак не добраться!

Ой, и правда! Вот ведь как Мечта помогает главное-то в жизни разглядеть! Прикопала я сундучок под деревом, и сразу у нас дело куда веселее пошло! Идем с Мечтой, песни горланим, облака разглядываем, да вдруг я как споткнусь – чуть носом землю не пропахала! Глядь по сторонам – а там друзья. И эти, с позволения сказать, друзья мне, оказывается, подножки ставят!

– Вы это чего творите? Зачем? – озадачилась я.

– Да ты со своей Мечтой совсем о нас забыла! – наперебой загалдели друзья. – Отрываешься от коллектива, нехорошо! Подумаешь, цель у нее! Да у всех какие-то цели есть! Размечталась, понимаешь ли…

Я расстроилась. И обиделась. И забеспокоилась. В самом деле, что важнее – Цель, которая еще только будет, или друзья, которые уже сейчас есть?

– Мечта, ты прости, но придется временно свернуть, – покаянно сказала я. – Совсем о друзьях забыла, они в претензии.

– Это не они в претензии, это Зависть их гложет, – покачала головой Мечта. – Настоящий друг на пути к Мечте подножек ставить не будет, а всегда поддержит.

Пригляделась я – и правда, кое-кто из моих «друзей» на плече носит зверька по имени Зависть. Вредный такой зверек, злобненький, постоянно грызет и побуждает рыть ямы, ставить палки в колеса и подножки организовывать. Чтобы, стало быть, не выделялась из общей массы, не влияла на их самооценку своими великими целями и возвышенными мечтами.

– Но если я пойду своим путем, выходит, я одна-одинешенька останусь? – растерялась я.

– А ты попробуй, – посоветовала Мечта.

Я решилась – и рванула вперед. И что вы думаете – не все друзья оказались завистниками! Многие, наоборот, предложили руку, помощь и поддержку. А некоторые познакомили меня со своими Мечтами и встали рядом, чтобы двигаться к своим Целям. Тут мне и вовсе хорошо стало: оказывается, друзья могут быть единомышленниками, а в компании двигаться куда как интереснее и сподручнее!

Но все равно, раз Цель у каждого своя, то и направления рано или поздно расходятся. Кроме того, каждый движется в своем темпе, скорость у всех разная. Поэтому я хорошенько усвоила: на пути к Цели не стоит ни на кого надеяться. Если рядом – хорошо, если отстали или обогнали – без обид. Главное, постоянно подпитывать свою Мечту, вот она-то твой лучший проводник и вдохновитель!

И тут я добралась до места, где не было ничего. Дорога обрывалась прямо в пропасть. Уже и Цель была отчетливо видна, и казалось, до нее рукой подать, но пути больше не было.

– Это что же, провал? – в ужасе спросила я, озирая бескрайнюю пропасть.

– Похоже на то, – согласилась Мечта.

– Приехали… – прошептала я, разом растеряв весь свой пыл. – Кажется, конец пришел моей Мечте.

– Я не хочу умирать. Придумай что-нибудь, – попросила Мечта.

– Нет. Не знаю. Ничего в голову не лезет, – уныло сообщила я.

– Пожалуйста…

Я взглянула на свою Мечту. Ах, какая же она была красивая! За время путешествия она окрепла, набрала силу, стала яркой и зрелой. Она всегда была со мной, она меня окрыляла… И тут меня осенило:

– Мечта! А у тебя есть крылья?

– Крылья? Не знаю, я никогда не пробовала летать. Но ты-то должна знать, ведь я же твоя Мечта, я у тебя родилась.

– Тогда – точно есть! – ликующе воскликнула я, вскакивая на ноги. – Ты – моя крылатая Мечта, и никакие провалы нам не страшны! Подумаешь, провалы! Если у нас есть крылья – мы их преодолеем одним прыжком!

Если у Мечты и были сомнения, она их озвучивать не стала. Мы крепко обнялись, я зажмурила глаза – и сразу почувствовала, как ноги мои отрываются от земли, и я лечу. В первые мгновения мне было страшно, а потом меня охватил восторг. Я лечу! Раньше я шла к своей цели, падала, поднималась, а теперь лечу – и нет мне преград! И тогда я открыла глаза.

Отсюда, с высоты птичьего полета, все казалось маленьким и незначительным. В том числе и страхи. И здесь, в небесах, я поняла одну важную вещь: все, кто мешает на пути к Цели, не обязательно враги, и даже чаще всего не враги. Они проверяют нас на прочность и на верность Мечте.

Если мы сдались, отступили – это только наше решение. Значит, не так уж и хотелось. Но если выстояли, не повелись на отговорки, пугалки и увещевания – значит, Мечта жизнеспособна и обязательно поможет достичь Цели. И никаких провалы вам не страшны, потому что настоящая Мечта всегда крылата.

Я и не заметила, как пропасть осталась позади, а передо мной оказалась Цель. Вблизи она оказалась еще значительнее, еще прекраснее. Меня переполняли и радость, и гордость, и восхищение. Но вот что странно: она больше не была желанной. В самом деле: чего желать, если мы уже у Цели?

– Мы сделали это, – сообщила я. – Вот она, Цель!

Мечта молчала. Я обернулась и застыла: ее больше не было. Мечта сыграла свою роль и пропала.

– И что теперь? – растерянно спросила я.

– Отдохни. Порадуйся. Подведи итоги. Оцени опыт, – посоветовала Цель. – Насладись в полной мере тем, что ты смогла ко мне прийти. Поверь, это далеко не всем удается.

– А потом?

– Потом? Какая же ты нетерпеливая! – хмыкнула Цель. – Но если уж тебя это так волнует, то ладно… Разреши-ка тебя кое с кем познакомить!

Цель расступилась и выпустила вперед какое-то существо. Маленькое такое, робкое, несмелое… В цветных одеждах и с чудной улыбкой. И, протянув руки ему навстречу, широко улыбнулась. И я ей тоже улыбнулась:

– Ну здравствуй, моя новая Мечта!

Вот говорят, надо принимать ответственность за свою жизнь на себя. А за что я конкретно должна отвечать? Не все же от меня зависит?

fictionbook.ru

Читать книгу Эльфика. Другая я. Снежные сказки о любви, надежде и сбывающихся мечтах Ирины Семиной : онлайн чтение

Ирина Семина, Наталья КулибоваЭльфика. Другая я. Снежные сказки о любви, надежде и сбывающихся мечтах

© Семина И., 2018

© Кулибова Н., 2018

© Плаксина E., иллюстрации, 2018

© ООО «Издательство АСТ», 2018

От авторов

Героиня сказок – женщина. Такая же, как и тысячи других, выросших на огромном постсоветском пространстве. Забытая, забитая, уставшая, не по годам мудрая и в то же время по-детски наивная. И такая же, как и все – неповторимая.

Конечно, об этом она и не догадывается. Некогда. Да и просто лень. Бесполезная это вещь и глупая – думать о себе.

И порой для того, чтобы вынырнуть из болота навязанных дел и липких сомнений, необходимо чудо. Каждая сказка – это живое доказательство того, что чудо это находится рядом с каждой из нас. Я верю в это. И знаю, что читатели тоже поверят вместе со мной.

Наталья Кулибова

Наталья Кулибова – новый автор, который присоединился к Большому Сказочному Кругу впервые, но – я в этом просто уверена! – надолго. Наталья – мастер-мультипликатор, и поэтому ее сказки полны динамики и точных деталей. Читая их, словно смотришь мультфильм – перед тобой разворачивается захватывающее действо, наполненное чудесами и волшебством. Название книги – «Другая я» – полностью соответствует ее содержанию. Книга рассказывает, как все мы меняемся в зависимости от обстоятельств, проявляем разные свои грани, учимся оценивать ситуацию со стороны, а главное – становимся способны самостоятельно вносить изменения в свой жизненный сценарий.

Я с огромным удовольствием поучаствовала в подготовке книги Натальи Кулибовой к печати, с головой погрузившись в ее сказочный мир. Эти сказки очень близки мне по духу – наверное, мы их достаем из одного и того же волшебного сундучка.

Рекомендую эту книгу всем, кто не хочет оставаться в рамках обыденности, кто стремится сделать свою жизнь лучше, кто готов к волшебным переменам. Приглашаем в сани Снежной королевы!

Сани Снежной королевы

Предновогоднее время всегда знаменуется хлопотами и суетой. Я бегала по магазинам, покупая все для елки и праздничного стола, но меня все больше тревожило: вот, кажется, праздник на носу, а праздничного настроения как не было, так и нет. Для меня Новый год всегда начинался волнением, предвкушением, ожиданием чуда (даже если это будет просто кулек с конфетами и мандаринами!). Такому состоянию обычно немало способствовали иллюминация на улицах, реклама на билбордах, программы по телевизору и всеобщий нервозно-приподнятый настрой. Но в этот раз схема не срабатывала: я чувствовала себя старой клячей, которую принарядили к ярмарке – заплели в гриву ленты, повесили бубенцы, а вот отдохнуть не дали и покормить забыли. Усталость сопровождала меня повсюду, отчего сумки казались тяжелее, лед на тротуарах – коварнее, а сама я – угловатее и неповоротливее.

Я тащилась из супермаркета домой, нагруженная по самое «не хочу», и напряженно вспоминала, не забыла ли я купить что-то из заранее составленного списка. Кажется, я не купила конфеты. Или купила? Если нет, то придется возвращаться, ибо какой Новый год без конфет? Или отнести сумки домой, а потом сходить еще раз? И ведь не поручишь никому – все переврут, перепутают, забудут.

Так купила я конфеты или нет? Четко думать сильно мешала фраза из анекдота, где говорящая цирковая лошадь произносила одну фразу: «Скорей бы сдохнуть!» Наверное, по причине крайней сосредоточенности я не смотрела по сторонам и очнулась, когда услышала громоподобный рык: «Поберегись!» Но поберечься я уже не успела: последнее, что я увидела, – это запряженные тройкой белоснежных лошадей сани, несущиеся прямо на меня. В следующий миг я задохнулась и совершенно ослепла в снежном вихре, взметенном этими санями. А потом меня и вовсе подхватило и понесло. Ну все, Новый год придется встречать в больнице, и это в лучшем случае. «Не выпустить из рук сумки», – вот была моя единственная мысль, и это помогло мне не отключиться окончательно, хотя я совершенно потеряла ориентацию во времени и пространстве.

– Дыши, – услышала я и старательно стала хватать ртом морозный воздух.

– Глаза открой, – распорядился тот же голос, и я осторожно разлепила запорошенные ресницы.

– Да перестань цепляться за свои баулы, не украдут, – насмешливо посоветовал голос. – Боже, они еще и на колесиках! Что только люди не придумают!

Только теперь я осознала, что все еще судорожно сжимаю свои драгоценные сумки с продуктами. Тут я наконец проморгалась и увидела обладательницу глубокого низкого контральто, которая вела со мной беседу. Это снова заставило меня прижмуриться, потому что женщина напротив была воистину ослепительна.

У нее были серебристые волосы, в которых мерцали искры. У нее были брови вразлет и льдистые светло-серые, чуть в голубизну, глаза. У нее были тонкие, совершенные губы, отливающие бледно-розовым перламутром. Ее кожа была белой, нежной и гладкой. Она куталась в роскошную шубу из белого песца, а на голове ее была меховая шапочка с мерцающей вуалью. Сейчас вуаль была поднята и приколота к шапочке изящной брошью в виде нескольких скрепленных между собой снежинок. В центре каждой снежинки остро сверкал прозрачный камень (я не очень разбираюсь в драгоценностях, но, по – моему, это были бриллианты).

Я попыталась сообразить, сколько ей лет, но не преуспела: можно было дать как двадцать пять, так и пятьдесят – про таких совершенных особ говорят «женщина без возраста». Это сильно выбило меня из колеи (хотя после ДТП с санями я и так не могла четко соображать).

– Э-э-э-э… А вы кто? А я где?

– Ты в моих санях. Клаус тебя успел выхватить из-под копыт в последний момент, так что ты не пострадала, и твои драгоценные баулы тоже. А кто я – ты что, сама-то не узнала?

– Простите, нет, – смутилась я. – Знаете, в эти дни на улицах столько ряженых, что сразу и не сообразишь. Вы – Снегурочка, да?

– Ну, это просто оскорбление, – обернулся с козел кучер, одетый в костюм Санта-Клауса.

– Не суетись, Клаус. Женщина просто в шоке. И нет, я не Снегурочка.

– Тогда, возможно, Снежная королева? – осенило меня.

– Да, будем знакомы, – царственно кивнула она. – Я – Снежная королева.

– Очень приятно, – неуверенно кивнула я. – Меня зовут Марина.

– Замечательно. Тебе комфортно? Больше утеплять не надо?

– Да, мне хорошо, – сказала я, с изумлением отметив, что меня когда-то успели укутать в теплый пушистый плед. – Очень тепло.

– Матушка Зима вязала, – пояснила Королева. – Она такими покровами землю на зиму утепляет. Очень качественная вещь.

Я поплотнее закуталась в плед и начала собираться с мыслями, но тут Королева огорошила меня вопросом:

– Можно узнать, по какой причине ты решила покончить с собой?

– Я?! Вы о чем вообще?

– О том, как ты бросилась под мои сани.

– Я не бросалась! – возмущенно воззрилась на нее я. – Это вы на меня наехали!

– Видишь ли, для обычных людей и сани, и мы с Клаусом не более чем метель. Они нас не то что увидеть не могут, но даже почувствовать. Так что мы разбрасываем волшебный снег и мчимся дальше. Желания снежинки исполняют уже без нас. Но твое было настолько сильное, что ты сделала сани материальными и действительно могла бы умереть.

– Но я вовсе не хотела умирать, – растерянно сказала я.

– Ага, рассказывай! – хохотнул Санта-Клаус. – А это не ты фонила на весь белый свет: «Скорей бы сдохнуть!»?

– Да это я просто анекдот такой вспомнила!

– Ах анекдот. И к чему бы это он тебе так в душу запал? – иронично изогнув бровь, спросила Снежная королева.

– Неважно, – поморщилась я. – Просто немного устала.

– Немного устала? Да я бы сказал, «смертельно устала», – снова встрял Санта.

– Вот я и собиралась поскорее добраться до дома, чтобы отдохнуть. Раз уж все обошлось, можно, я пойду?

– Это вряд ли, – отрезала Снежная королева. – Мы уже очень далеко улетели. Тебе придется подождать, пока мы сделаем круг и снова вернемся туда, где тебя подхватили.

– В каком смысле? – не поняла я и наконец решила оглядеться как следует.

– Осторожно, – предупредила Снежная королева.

– Мамочки! – Мой голос сорвался, потому что я осознала, что сани летят по воздуху на высоте эдак с несколько километров от земли, а внизу темнеет лес, простираются заснеженные поля, змеится ленточка реки, а по дороге-ниточке, сияя фарами, едут автомобили. – Что это? Как это? Мы что, правда, что ли, летим?!

– Нет, шутим, тебя разыгрываем, – хохотнул Санта.

– Клаус, прекрати, – ледяным тоном приказала Королева.

– Слушаюсь, госпожа, – мигом унялся он.

– Так вы не ряженые? Вы… настоящие?

– Мы самые что ни на есть настоящие. Так что, милая Марина, – обратилась ко мне Снежная королева, – какое-то время мы будем путешествовать вместе.

– Но я не могу! У меня муж… дети… продукты надо в холодильник, а то растают и потекут.

– Вот за это можешь не беспокоиться, – снова не удержался ехидный Санта. – Температура за бортом минус пятьдесят по Цельсию, в санях лишь градусов на десять потеплее. Так что продуктам твоим ничего не грозит.

– Ох… – только и смогла вымолвить я.

– Ничего страшного, сейчас мы разбросаем снег еще в двух населенных пунктах, а потом сможем вернуть тебя домой. Если, конечно, ты передумала умирать.

– Да я и не собиралась, говорю же! – в досаде повысила голос я. – И давайте больше не будем об этом. Вы мне лучше объясните, как это мысль про «скорей бы сдохнуть» вдруг была принята за желание. Я же ее вслух не говорила! Точно, не говорила, я помню!

– Видишь ли, волшебные снежинки улавливают даже невысказанные желания. Стоит вступить с такой снежинкой в контакт – и новогодняя магия начинает работать.

– А что это за волшебные снежинки? – спросила я. – Никогда о таких не слышала. Ни в одной сказке не читала.

– Неужели? – изумилась Снежная королева. – Хотя немудрено: это новая сказка, из современных. Клаус, ты расскажешь?

– Как пожелает ваше величество, – кивнул Санта. – Сказка про волшебные снежинки Надежды. Исполняется впервые!

Снежинки надежды

Сегодня был особенный день. С раннего утра в воздухе витал аромат предстоящего чуда. Он-то и не давал мечтательной Надюшке спокойно завтракать. Со смесью восхищения и зависти она наблюдала за тем, как бабушка медленно надевает на голову праздничный кружевной чепец, как торжественно выносит из кладовки огромное сито с белоснежным содержимым, как таинственно ворошит его своими мягкими руками. Как бы ей хотелось стать однажды столь же красивой и величественной и все делать с таким же спокойствием! Но куда уж ей, рыжей девчонке с нелепыми конопушками на носу, самой неуклюжей и рассеянной из трех сестер!

«Надюша, ты такая фантазерка! – любила повторять мама после выслушивания очередной истории, которую дочурка успела выдумать на досуге. – Надо бы хоть изредка спускаться на землю».

А на землю девочке не хотелось. Здесь, в облаках, было гораздо интереснее! Вот, к примеру, сегодняшний день – чем не повод для приключения?

Каждый год бабушка совершает одну важную церемонию, и каждый год сердце девочки готово выпрыгнуть из груди от страстного желания сделать это за нее.

– Ба, а можно я попробую? – Вопрос прозвучал настолько неожиданно, что даже на секунду повис в воздухе, не сумев отыскать для себя пристанища.

«Неужели? Неужели она решилась?» – Радостная мысль горячей молнией пронеслась в голове у бабушки и вскоре облеклась в форму снисходительно пророненных слов:

– Что ж, попробуй.

Госпожа Зима медленно подошла к своей любимой младшенькой внучке и торжественно вручила ей сито. Та же, не веря своему счастью, озорно взглянула на чопорную бабулю и, схватив предмет, наполненный волшебными снежинками, быстро выскочила за дверь.

«А вдруг опомнится и передумает?» – тревожилась девочка, ускоряя шаг. Ей было так радостно, что она подпрыгивала на ходу и даже пританцовывала. «Как же здорово на свете жить, когда не боишься жизнь любить!» – мурлыкала она себе под нос только что придуманную песенку.

Но это длилось недолго…

…Ровно через секунду девочка летела вниз вместе с содержимым огромного решета… Ну кто только разбрасывает эти черствые, твердые, как камень, облака взрослых мыслей посреди небесных дорог! О них невозможно не споткнуться!

Надюша молча наблюдала за тем, как драгоценные волшебные снежинки вместе с обычными падают вниз. От отчаяния в первый раз в жизни ей не хотелось возвращаться назад в небо. Но делать нечего – придется идти и во всем сознаваться бабушке.

* * *

А на земле вступил в свои права новый день. Вместе с новыми проблемами, радостями и делами он прихватил с собой огромный ворох свежего, новейшего снега. Люди могли наблюдать за тем, как белоснежная, чистая и невинная красота торжественно и тихо укрывает грязные протоптанные тропинки, немытые капоты автомобилей, уныло поникшие ветки деревьев, еще вчера оплакивающих потерю разноцветной листвы.

Но жители не имели такой бесполезной привычки – вглядываться в рукотворное творчество талантливой Природы: чего она только ни придумывала, чтобы привлечь их взоры, но их умы по-прежнему занимали иные вещи. Кто-то проклинал себя за то, что так и не поменял покрышки на колесах, кто-то радовался предстоящим зимним каникулам, а кто-то с загадочной улыбкой на устах впервые выгуливал свои новенькие сапожки.

Впрочем, были и те, кто еще не воспитал в себе практичность ума и поэтому нагло позволял себе наблюдать. Как правило, этими индивидуумами оказывались дети.

– Это же чудо какое-то! – радостно кричала маленькая девочка, безнадежно отставшая от мамы.

Тоненькая женская фигурка в сером пальто то и дело вынуждена была останавливаться для того, чтобы повторить обычную для буднего утра фразу:

– Маша, пойдем быстрее! Опаздываем.

Но девочка, казалось, ничего не слышала. Ей ли было знать, что мама – первый кандидат на увольнение из-за постоянных опозданий и бесконечной череды больничных? Ее ли заботой были проблемы матери-одиночки?

К счастью, нет. И поэтому мир для нее был иным – цветным, волшебным, таинственным.

Вот на колючую шерстяную рукавичку приземлилась крупная снежинка. Подобно девушке-красавице, она не спешила исчезать, а позволяла собой любоваться.

Маша уставилась в самую сердцевину белоснежного чуда. Нет, не зря говорят, что дети видят то, что взрослые не в состоянии заметить. Из глубины снежинки на девочку смотрел отец, исчезнувший из ее жизни год назад.

– Мама! Иди скорее сюда! Здесь папа!

Женщина остановилась и медленно повернула голову назад.

– Где? – шепотом спросила она. Появления этого человека она ждала долгие месяцы. Бывший муж исчез из ее жизни внезапно. В один далеко не прекрасный день он, бросив в спортивную сумку пару рубашек и трусов, вышел из квартиры, тихонько прикрыв за собой дверь. Так, по-мужски, или по-английски… Но весьма эффектно.

– Смотри! – и дочка протянула маме распахнутую ладошку.

– Он… у тебя на ладони?

– В снежинке! В волшебной! – гордо провозгласила дочь.

От горького разочарования сердце женщины, взмывшее было вверх, рухнуло вниз. Фантазия. Всего лишь маленькая невинная фантазия девочки, которую предал собственный отец… Обессилев, Светлана подчинилась дочке и взглянула на ее ладонь. Там покоилась крупная снежинка. Красивая, но такая же одинокая, как она сама…

– Привет!

Мужской голос, прозвучавший рядом, рассек пространство на две половины. Первая – грустная и холодная, осталась позади. Вторая распахнула девочкам свои объятия.

Это был Андрей, бывший муж Светы. Он стоял, раскрыв ладони, словно говоря: «Вот он я, безоружный, пришел к вам».

Затем его рука потянулась вверх и стянула с головы черную вязаную шапку.

Лысый! Абсолютно лысый!

События прошлых лет всколыхнулись в памяти Светы с мощной силой. Именно такого, лысого и преданного, она полюбила Андрея десять лет назад.

А началось все с того, что молодые люди нечаянно встретились взглядами на какой-то студенческой вечеринке. Как представитель творческой элиты, Андрей выражал свое мировоззрение вполне типично: куцый хвостик на затылке, перетянутый аптекарской резинкой, рыжая борода и неизменный шарф на шее. Он влюбился в Светлану с первой же секунды и решил этого не скрывать – подойдя к ней, он сказал просто: «Привет! Меня зовут Андрей, и я тебя люблю!» Та же в шутку ответила, что любит лысых. На следующий день новый знакомый встречал девушку в фойе института, демонстрируя окружающим блестящую свежеобритую макушку.

Света сдалась.

Прошло несколько лет. За плечами была скромная свадьба, рождение дочки, затяжной период безденежья и внезапно обрушившаяся на Андрея популярность. Как-то незаметно он снова начал отращивать волосы. И с каждым сантиметром будто отдалялся от семьи. Какие-то вечеринки, называемые творческими встречами, девицы в коротких юбках, называющие себя музами… Одним словом – богема. Где уж Свете, простому бухгалтеру, было это понять…

Однажды она поставила ультиматум – или семейная жизнь, или богемная.

Он презрительно хмыкнул и подал на развод. И ушел по-мужски.

И вот сейчас он снова стоит перед нею – абсолютно лысый!

– Прости меня, идиота. Старого лысого дурака. Я не могу без вас! Я не могу без тебя… За все это время я ничего не написал! Да что там творить – я не могу дышать без тебя.

Света не выдержала и заревела. Словно ребенок, она завыла от вчерашней боли и внезапно нахлынувшего счастья. Реветь было на удивление приятно, ведь так откуда-то из глубины выходила чернота и освобождалось место для чего-то иного.

– Как же это возможно? – удивленно шептала женщина, стоя перед распахнутой детской ладошкой.

– Я же говорю тебе, мамочка, они волшебные!

Света вздрогнула и встряхнула головой. «Чего это я встала? На работу опаздываю!» – В голове острым лезвием пронеслась серая мысль, и она, схватив дочку за ладошку, в которой только что покоилась снежинка, рванула вперед, к ветхому здания детского сада.

Снежинки падали на землю. Лысый мужчина грустно смотрел на две тоненькие фигурки:

– Я не могу без вас дышать.

Света замедлила ход. Она отчетливо чувствовала, что кто-то на нее смотрит. Через секунду женщина остановилась и обернулась назад…

– Я же говорила – здесь папа! – устало проронила Маша и облегченно вздохнула.

* * *

Оля смотрела на снежинки, кружащиеся за давно не мытым окном. Первые в этом году. Они вальсируют так завораживающе, что невозможно оторвать от них взгляда. Когда-то и она кружилась в танце вместе со своим партнером перед сотней зрителей в местном дворце культуры. Подумать только, каких-то три года назад у нее, семнадцатилетней Ольги Заславской, все было впереди: блестящая карьера, семья, ребенок… А сегодня в ее распоряжении – неподвижные ноги, инвалидное кресло и воспоминания.

После той страшной аварии врачи сказали, что она должна быть благодарна Богу за то, что вообще осталась жива. Но скажите – зачем? Зачем ей жизнь, которую можно лишь теребить в воспоминаниях? Зачем она нужна здесь, в этом доме, – живое, жалкое напоминание о смерти родителей? «Лучше бы я ушла в мир иной вместе с ними!» – повторяла она сама себе каждое утро, глядя в уставшие глаза старшей сестры, заходившей к ней в комнату для того, чтобы вынести судно.

Оля, погрузившись в свои привычные размышления, собралась было прикрыть глаза, как вдруг ее взгляд привлекла снежинка, приклеившаяся к стеклу. Она держалась так уверенно, будто была живая. Это снежное существо словно наблюдало за девушкой. Оля решила ответить ей тем же.

– Привет, доченька, – кто-то сказал рядом голосом отца. – Чего ты боишься? Вставай на ножки и пошли!

Точно так же он говорил летним утром восемнадцать лет назад, когда учил ходить двухлетнюю дочку. Тогда врачи сказали, что у девочки проблемы с суставами и что она рискует остаться неходячей. Но папа был иного мнения. «Ей нужен толчок», – сказал он жене, взял отпуск за свой счет и отвез семью на дачу. Там он выложил тропинку из огромных камней, ведущую из дома по направлению к пруду. Дорожку эту он назвал «Путь к будущему». Каждый камень был предназначен для маленькой ножки. Двадцать пять камней, двадцать пять шагов. В то лето Оля пошла, заставив врачей удивленно разводить руками.

Сейчас, услышав голос отца, Оля, словно завороженная, встала с кресла.

– Папочка, я иду! – изумленно прошептала она, совсем как восемнадцать лет назад.

Под босыми ногами она чувствовала камни – те самые, дачные!

– С кем это ты разговариваешь? – услышала Оля голос сестры, вернувшейся домой.

– Не знаю, – растерянно промолвила девушка.

«Сходит с ума», – грустно подумала старшая сестра, увидев лежащую на полу Олю.

«Схожу с ума», – промелькнула отчаянная мысль и у самой девушки.

– Правильно, сходи с этого ума. Только иди, ты слышишь – иди! – говорил кто-то рядом папиным голосом.

– Я пойду, папочка! Я обязательно пойду! – прошептала Оля и кому-то улыбнулась.

* * *

– Бабушка-а-а! Я рассыпала все снежинки! – вбежала в дом ревущая Надя. – Они упали вниз, на землю! Все!

Госпожа Зима посмотрела на внучку с удивлением.

– Глупышка, я ведь делаю это каждый день! Каждый день я высыпаю на землю все содержимое решета.

– Столько волшебных снежинок сразу? Это не опасно? – опешила девочка.

– Нет, конечно. Ведь люди думают, что они обычные. Да что говорить, они там, на земле, вообще не верят в чудеса. Так что ты все сделала пра…

Внезапно что-то заставило женщину умолкнуть. Это был шорох страниц, доносящийся с книжных полок.

– Чует мое сердце, чья-то судьба сейчас переписывается благодаря тебе.

Женщина встала и провела пальцем по корешкам книг. Вытянув самую толстую, она открыла ее и погрузилась в чтение.

Прошло несколько минут, прежде чем она задала вопрос чуть охрипшим от волнения голосом:

– Ты что – спускалась вниз?

– Да. Я упала. А что?

– Так вот – полюбуйся на свои творения!

И госпожа Зима начала читать вслух:

– Ольга Заславская – перспектива самоубийства закрыта. Курс на ближайший год: открытие своего бизнеса, знакомство с молодым человеком, первые шаги. – Женщина победно взглянула на девочку. – Светлана Черничная – перспектива затяжной депрессии и увольнения закрыта. Курс на ближайший год – рождение сына, покупка новой квартиры вследствие оглушительной славы ее супруга Андрея Черничного. Автор изменений – Надежда.

Госпожа Зима захлопнула книгу и облегченно вздохнула.

– Итак, ты уже взрослая девочка и должна понимать всю меру своей ответственности. Отныне прошу тебя не бояться людей и поселиться на земле вместе со своими сестрами Верой и Любовью! Только не забывай, откуда ты родом, милая.

Надя расправила плечи, осознав всю важность момента.

– Ба, я обещаю тебе быть рядом с ними всегда!

– Вот и хорошо. – Женщина прикрыла глаза. Впереди был новый день и нужно успеть подготовить как можно больше волшебных снежинок для того, чтобы вновь рассыпать их по земле. Эх, все-таки не зря она старается! Не зря!

* * *

– Собственно, именно такие снежинки мы и разбрасываем в населенных пунктах в качестве новогодних подарков, – заключил Санта.

– А как они попадают по адресу?

– Все просто. Снежинка сама выбирает того, кому исполнить желание. Тут уж как повезет, – пояснила Снежная королева.

– А мне, стало быть, «повезло» попасть под сани?

– Соответственно желанию. Похоже, у тебя не все в порядке, как ты изо всех сил хочешь показать.

– Ннну-у-у… – замялась я. – Не то чтобы все так уж плохо, но есть кое-какие проблемы.

– Так может, тебе нужна помощь в их решении? – спросил Санта. – Мы могли бы! Да и время как раз есть.

– Пожалуй, воздержусь, – подумав, решила я. – Не хочу вас обременять, да и ничего серьезного, если честно. Но мне было бы интересно поговорить о волшебных снежинках. Как я поняла, у них есть своеобразное сознание, раз они так избирательно и искусно воздействуют на людей.

– Хорошо сформулировала, – похвалил Санта. – Наши снежинки просто умнички. У них даже общая память имеется.

– Общая память – это как?

– Если коротко, то они обмениваются опытом, – объяснила Снежная королева. – Каждая, выполнив свою задачу, сообщает всем о том, как это было и что ей удалось узнать. Поэтому волшебный снег обладает невероятной способностью сказочно выполнять самые невообразимые желания.

– А они только друг другу опыт передают? Нам никак нельзя их послушать?

– Отчего же нельзя? – пожала плечами Снежная королева. – Можно. Только не послушать, а посмотреть.

С этими словами она махнула рукавом, взметнув рой снежинок, которые тут же закружились, создавая подобие экрана. Снежная королева сунула руку в мешок и достала оттуда снежинку, которая оказалась в несколько раз крупнее обычной.

– Малышка, расскажи нам что-нибудь интересное из своей практики, – попросила Королева, и тут же на импровизированном «экране» начала разворачиваться история.

iknigi.net

Ирина Семина - биография, список книг, отзывы читателей

Эта книга появилась в моей библиотеке случайно. Ведь я, слава Богу, не пережила такого горя, как потеря ребенка. Это очень сложная, очень болезненная тема...когда ребенок умирает в утробе матери, или же при рождении, или же в течении нескольких дней после... Хотя, что уж говорить, когда бы не произошла смерть ребенка - это невозможно больно! Я не претендую на то, чтобы понять этих женщин и мужчин, потому что я не представляю, как это - потерять дитя.Я не знаю, поможет ли эта книга пережить эту боль, справится с ней и вернуться к нормальной жизни, но знаете...я могу с уверенностью сказать, что ее стоит прочитать каждой женщине. Есть ли у нее дети или нет...потому что в ней бесконечно много правильных мыслей, которые обличены в те слова, которые способна услышать и понять любая женщина.

Мне повезло, когда я готовилась к появлению моих детей на свет...я посещала курсы, где мне объясняли как раз то, что написано в этой книге. То, что, если случился выкидыш или же ребенок родится мертвым...ты в этом не виновата! Это самое важное! Конечно, я сейчас не говорю о том, если будущая мать специально делает что-то, что может навредить ее здоровью и здоровью ребенка. Важно осознавать это, что мы не властны над этим, что все может быть гладко, а потом вдруг...и ребенок замирает на позднем месяце. Или же СВДС...ребенок просто перестает дышать, просто останавливается сердце... И ты не виновата! Это жизнь...кто-то может называть это судьбой...кому как удобно.

Эта книга задает читателю вопрос...а зачем тебе, именно тебе этот ребенок? Вы задумывались об этом? Попробуйте ответить на этот вопрос, иногда ответы очень сильно удивляют...Эта книга - не панацея, это скорее помощник, чтобы разобраться в себе, в своих чувствах и эмоция, чтобы встряхнуться и постараться вздохнуть...

Это мое первое знакомство со сказкотерапией, со Сказками Эльфики...и вы знаете, однозначно советую всем и каждому. Я прочитала эту книжечку за пару часов, но она оставила во мне очень сильные впечатления...

Я не буду много говорить о содержании, ее стоит прочесть,она действительно может подготовить и помочь.

readly.ru