Биография и книги автора Чекунов Вадим. Кирзач книга


Невеста и Чудовище. Содержание - Кирзач

– Буду... – пообещала я.

В гостиной, пока меня не было, погасили верхний свет. Бирс сидел с гитарой, перебирая струны.

– Она думает, что мы здесь с тобой собрались, чтобы мама осталась наедине со своей депрессией, – сказал Байрон отцу, когда я вернулась к столу.

– Уверяю тебя, прекрасная Лилит, как только моя жена действительно захочет умереть, она это сделает быстро, качественно и без свидетелей, – заявил Бирс.

– Я вам не верю.

– А Лизавете веришь? – улыбнулся Бирс.

– Лизавете верю.

– А мне веришь? – спросил Байрон.

Не видя его лица, я в подробностях представила, как он серьезен и строг, мой прекрасный жених.

– Найди хорошего врача, помести Лизавету в клинику, тогда поверю.

Отец и сын переглянулись.

– Лилит не знает, что твоя мать лечилась? – спросил Бирс.

– Отец, прошу тебя...

– Извини, Байрон, но меня оскорбляет агрессивная простота твоей невесты!.. Лизавета лечилась в хорошей клинике, – Бирс развернулся ко мне. – Это поучительная история.

Байрон резко встал, с грохотом отодвинул стул и демонстративно быстро вышел из гостиной. Бирс даже взглядом не повел в его сторону.

– Ты невеста моего сына и должна знать – я не считаю Лизу умалишенной, можешь не беспокоиться за ваше потомство. У нее крайние проявления личностного и физиологического эгоизма. Она должна всегда и везде властвовать, повелевать или, в крайнем случае, – пугать, чтобы никогда не быть одной. Лиза хороший психолог, уже через минуту общения собеседник полностью попадает под ее чары. Как тот доктор в клинике. Бедняга, он лишился врачебной практики, когда Лиза от него забеременела. В Бельгии с этим строго.

– У Байрона есть...

– Нет, – Бирс понял с полуслова. – Ребенок не выжил. Лиза с полгода нежилась в страданиях милого доктора, оплакивающего свою работу и ребенка и ни на шаг не отходившего от нее. Потом он очнулся и вспомнил о профессиональных приемах ухода от зависимости. Страшно сказать, но я был уверен, что Байрон не выживет с нею, когда меня арестовали. Если нет подходящей подпитки в реальном социуме, для нее годится сочувствие и внимание врачей в больницах. Я сейчас озвучу одну мысль... Не суди меня за нее – это всего лишь слова. Попробуй уловить смысл. Лиза готова стать вдовой потерявшего к ней интерес мужчины. Не из-за наследства или мести. Только ради обязательных послепохоронных страданий плакальщицы и всеобщего сочувствия.

Я ничего не поняла, но сильно разозлилась.

– Вы хотите сказать, что ваша жена пыталась вас убить? Уничтожить карьеру бельгийца? Спровоцировала выкидыш, чтобы остаться для бельгийца единственной или просто несчастной матерью, потерявшей ребенка? Или вы намекаете, что Лиза хотела причинить увечья своему маленькому сыну? И все это только ради всеобщего внимания и сочувствия?

Бирс ничего не ответил. Сидел и смотрел на меня задумчиво минут пять. Я тоже молчала и не двигалась. Я вспомнила след от ожога у Байрона на боку. Еще он что-то говорил о двух переломах в детстве.

– Лилит, вы не против занятий сексом в беременном состоянии? – вдруг спросил Бирс.

От неожиданности я встала.

– У вас и живота-то никакого не видно, – посмотрел на меня Бирс снизу вверх.

– К чему это вы спрашиваете?

– Если вы не против секса, то я бы сейчас уехал. У меня дела.

В некотором столбняке смотрю, как Бирс откладывает гитару и начинает собираться. Уже стоя в коридоре с курткой в руках, он вопросительно взглянул на меня:

– Я могу ехать? Вы уверены, что согласны на секс и не собираетесь что-то выяснять с моим сыном? Качественный молчаливый секс, а? Или мне лучше его забрать, пока вы не обидели друг друга разговорами? Пусть дрочит дома в ванной.

Прислоняюсь к притолоке и смотрю на Бирса, стараясь сдержать улыбку. Как он понял?

– Можете ехать, спасибо, – я даже изобразила подобие реверанса. – Никаких выяснений и ссор. Один вопрос. Почему опять на «вы»?

– Секс – основополагающая для человечества тема. Важность этой темы предполагает взаимоуважение. А от себя лично могу добавить еще и восхищение. Вы меня восхищаете, Лилит, как же на такую тему – да с тыканьем!

И ушел, поклонившись резким кивком головы.

Кирзач

Сначала я пробежалась по первому этажу. Потом выскочила на улицу. Байрон в это время спустился со второго этажа, не нашел никого в гостиной и бросился на улицу, когда я входила со стороны пристройки в кухню. Я крикнула его имя, а он – «Текила!». Мы столкнулись в гостиной и вцепились друг в друга с неистовством потерявшихся и истощенных одиночеством детенышей. Байрон ощупал меня, начиная с лица, потом – все пальцы на руках, потом... Я не сразу перешла к основополагающей для человечества теме, я ждала, когда он убедится, что все мои косточки, ноготки и складочки на месте.

И вот минут через тридцать мы лежим на ковре, замотавшись плотно в одно одеяло, и успокаиваем дыхание, прилепившись друг к другу, а в гостиную входит мужик в ушанке с болтающимся ухом и шумно вываливает перед камином дрова.

В комнате совсем темно, он возится с растопкой, а мы затихли и замерли, как огромный кокон – голов не видно, только торчат ноги Байрона.

Чиркает спичка, и вот уже есть пламя, я чувствую его по запаху и потрескиванию горящего дерева.

– А ты знаешь, что Кирзач глухонемой? – вдруг громко спрашивает Байрон.

Высовываю голову и смотрю на спину присевшего совсем рядом истопника.

– Уходи отсюда! – повышаю я голос. Я почти кричу: – Сейчас же убирайся!

Кирзач не пошевелился.

Я села, освободившись от одеяла, и стукнула пяткой по полу. Истопник тут же вскочил, пригнулся и в таком полусогнутом состоянии медленно обернулся.

– Вон! – я показала рукой на выход.

Байрон, тихо смеясь, скорчился под одеялом. Кирзач, пятясь, ушел. Я на четвереньках подползла к камину. Села, обхватив колени. Голая.

Горячо у огня.

* * *

Конечно, истопник выжил меня из пристройки. В основном – крепким своим духом. Обнюхав это помещение, я поняла, что простым проветриванием тут не обойтись – мебель тоже пропахла. Пришлось согласиться на комнату наверху. Байрон провел со мной ночь и полдня, а потом ему пришлось уехать, и наступили сумерки, в которых я обнаружила себя одну в большом доме – забилась в угол дивана и тупо таращусь на огонь. Еще почему-то потеплело, и пошел дождь, и снег начал таять. Слякоть. Никакого желания погулять на природе.

Около одиннадцати вечера я услышала голоса. Как будто женщина кричит, и музыка жалостливая. Пошла на женский голос и набрела на полный сюр: сидит глухонемой истопник в пристройке перед телевизором. И напряженно смотрит сериал. Главное – какой сериал. Бразильский! Я вошла, села за стол с грязной посудой и внимательно выслушала, что плохого и как именно сделал Педро – бросил Азарилью, обокрав ее. Смешно. Истопник смотрит в экран, не отрываясь. Неужели он знает португальский? Трогаю его за плечо. Кирзач отмахивается – мешаю ему наблюдать по губам.

Реклама. Истопник убрал посуду, принес чайник и чистый стакан. Налил чаю, подвинул мне. И пузатую сахарницу заодно. Подумал и открыл коробку с печеньем. Посмотрел вопросительно.

– Спасибо, – сказала я, – Педро бросил Азарилью, а она беременна.

Истопник посмотрел на мои губы в озарении. Я даже испугалась за себя – допустить такую промашку! Вдруг он теперь будет запирать меня в пристройке, чтобы я пересказывала ему перевод с экрана!

Шарю глазами по комнате с газовым котлом в углу. Лежанка, угловой диван, стол, три стула, высокий узкий шкаф, старое кресло. В кресле лежит газета. Ура. Я не ошиблась. Газета имеет программу телепередач. И даже на последней обзорной странице краткое содержание пяти серий на этой неделе. Я как дура собралась радостно зачитать ему перечень пятидневных страданий, но тут наткнулась на хитрый с прищуром взгляд. Вот уж действительно потеряла соображалку. Он же глухонемой, а не слепой.

www.booklot.ru

Книги с тегом "кирзачи" - 1 штук. Главная страница.

КОММЕНТАРИИ 291

Светлый Сатанизм. Антология работ Просветителя Просветитель

Необычный взгляд на сатанизм, скажу я вам, нашёл я в этой книге. Бог оказывается не такой белый и пушистый, как о нем привыкли мы думать с детства. Что самое интересное, автор подкрепляет свои мысли отсылкой к авторитетным источникам, философам и мыслителям прошлого, а так же непосредственно к текстам самой Библии. Через всю книгу Просветителя проходит мысль, что Иисус Христос не отрицал Ветхий завет. Напротив, он заявлял, что "Не думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков: не нарушить пришел Я, но исполнить. Ибо истинно говорю вам: доколе не прейдет небо и земля, ни одна иота или ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится все." (Мф. 5:17-18). Под "законом и пророками" Иисус понимает иудейскую Тору, законнические и пророческие книги, то есть Ветхий завет.

Иисус призывал учеников: «Исследуйте Писания» (Ин 5:39). На страницах Евангелий он не раз молился словами Ветхого Завета, часто ссылался на него произнося свои проповеди. Жители Иерусалима удивлялись его знанию Писания (ср. Мф 4:4; 21:42; 22:29:31-32: 3540, 27:46; Ин 5:47; 7:42; 10.55). Молитва господня ("Отче наш"), притчи и вся проповедь Христа в целом опираются на дух и букву Ветхого Завета (ср., напр., Мф 5:5 и Пс 36:11; Мф 7:15 и Иер 23:16; Мк 1:1-12 и Ис 40:5; Мк 13:24 и Ис 13:10 и мн др.). Иероним блаженный говорит, что «неведение Писаний есть неведение Христа» (Толкование на Исайю, Пролог).

Алексей   19-10-2018 в 15:56   #289 Как я украл миллион. Исповедь раскаявшегося кардера.Сергей Александрович Павлович

Отличная книга! На 10 баллов! Очень хорошо раскрыта тема кардерства и, самое главное, ответственности за это дело - тюрьмы. Книга автобиографическая в отличии от "Исповедь кардера", где придуманы сказки-сказочные. Это не лёгкое чтиво и книга не залетит за один вечер. Каждую главу после прочтения осмысливаешь и делаешь выводы. В одной главе Сергей жирует и наслаждается жизнью, а в другой уже мёрзнет в СИЗО. Настолько сильный контраст между сегодняшним коньяком Мартель и завтрашней сечкой в колонии, между сегодняшней дружбой и завтрашним предательством... Книгу обязательно нужно читать (особенно людям, которые хотят выйти на скользкую дорожку, которая идёт в разрез с УК).

Оценил книгу на 10kukaracha   16-10-2018 в 09:13   #285 Магоискин. Том второй (СИ) Astrollet

М-да, ну такое себе чтиво, рояль на рояле, гг просто Демиург, постоянные напоминания о мести за учителя и ничего после этого не делая, обретение 'семьи' только из за того что его накормили кашей. В общем, на 3 балла из 10,читайте только если совсем все перечитали.

Иван   14-10-2018 в 13:45   #283

ВСЕ КОММЕНТАРИИ

litvek.com

Ресурс Удава :: Читай :: Креативы :: Кирзач

- Вэй! Вэй? Дао лэ! И не заметил, как закемарил. Таксист потыкал пальцев в боковое стекло. - Женьмин гуан чан! По-ночному экономно освещённые здания. Чуть поодаль, за чернотой парка, рубиновым тюльпаном переливалась в ночном небе крыша небоскрёба. Протёр глаза и расплатился, силясь понять, зачем приехал в самый центр, на Народную площадь. «Ладно, будем считать, поход по местам боевой славы...» Вылез из машины. После душно-жаркого салона «фольксвагена» на площади было ощутимо холодно. Огляделся. Мрачно, стыло и безлюдно - лишь недлинная вереница свободных такси тянулась от подземного перехода до еще не закрытого, но уже пустого «Старбакса». Водилы прятались от ветра и холода внутри своих «сантан», дремали – сквозь стёкла виднелись их скрюченные фигурки. Ну, здравствуй, город. Здравствуй! Ничего не меняется у них, - подумал, сворачивая на знакомую улицу. Центр, Нанкинлу, пятница, вечер – и почти тьма, пустота. Хотя гулять в такую погоду мало дураков. Разве что – я. К редкой ночной добыче тут же потянулись из закутков бесформенные шаркающие фигуры. Обмотанные тряпьем старухи профессионально окружили, дёрнули за рукав. Самая бойкая уцепилась за край куртки, принялась совать мне в лицо тонкие блестящие свёртки – букетики чахлых, побитых холодом цветов. - Хэло-хэло-хэло! Поразительно быстрая жестикуляция... Машут букетами в доказательство их красоты. Тычут себе в рот и живот – намекают на голод. Потирают сложенными в щепотки пальцами, требуя раскошелиться. Разводят руки в стороны и вверх, как в детской игре «Каравай» - восхищаются моими габаритами. - Гунь! Гунь, гунь! – сделал страшное лицо и попробавал вырваться из окружения. – Цзена, цзена! Ни мимика моя, ни ругань - старух не впечатлили. Сжали кольцо плотнее и загалдели настойчивей. Из под толстых платков выглядывали тёмные морщинистые лица – будто кто-то вырезал из коры жалостливые маски.  Аккуратно, но непреклонно, я разметал вражьи ряды. Старухи, не признав поражения, резво преследовали меня по улице. Самая хваткая и бойкая так и не выпустила мой рукав. Убегать смысла не было – впереди заметил ещё пару, с букетами наизготовку. - Ладно, давай свои цветы, - вытащил из кармана потрёпанную купюру. – Пять юаней, окей? Старуха гневно затараторила, требуя двадцатку. Пожал плечами и сделал вид, что убираю деньги. - Окэ-окэ-окэ-окэ! – закаркала, выхватила синюю бумажку, всучила самый мятый кулёк с двумя мелкими розами. Тут же извлекла откуда-то пластиковый стакан для пива и затрясла им, требуя подаяния. Бабки лихо совмещали бизнес с попрошайничеством. Купленный букет, которым я планировал отмахиваться от остальных, ничего не значил. Насыпал ей в стакан горсть дзяо, в награду за настойчивость. Лишь за пустынным перекрёстком цветочницы отвязались – там заканчивалась из зона влияния. Зато с каменной скамейки возле закрытого киоска поднялись две фигурки в белых пуховых курточках. - Привет! Даже если они почти окочурились на холодном ветру, улыбки у таких девчат всегда выходят искренними и тёплыми. - Привет! – остановился. – Хотите цветы? Протянул им шуршащий свёрток. Рассмеялись тихо: - Нет, спасибо. Ты откуда? Гуляешь тут? Холодно. Мы знаем одно тёплое местечко. Тут рядом совсем. По-английски говорила одна, круглолицая, с каре до плеч. Вторая, в красном вязаном берете, молчаливо кивала. - Музыка, напитки. Весело! Пошли, тут близко! – заглянула в глаза, улыбаясь замерзшими губами. - Девчонки, мне вас жаль. Но я – нищий лаовай. И совсем не люблю веселья. Люблю холод и мрак. Поэтому – бай-бай! Оставив несчастных консуматорш на ветру, сунул букет в карман куртки и зашагал прочь, в сторону набережной.

Набережная оказалась закрытой. Прямо за полуразобранной дорогой тянулась сплошная бетонная стена. Сквозь шум ветра из-за стены доносился гул большой стройки – отбойные молотки, рык мощных двигателей и какой-то грохот, будто трясли в железной бочке булыжники. Жёлто-белые лучи прожекторов тонули в дыму и пыли. Их свет не позволил мне разглядеть небоскрёбы на той стороне реки – виднелись лишь красные огоньки спящей телебашни.    Ветер здесь дул сильнее.Я поёжился, накинул капюшон и направился вдоль стены в сторону российского консульства.

Необычный для Шанхая квартальчик больше походил на типичный «чайна-таун» где-нибудь в Штатах. Притихла в сыром мраке узкая улочка с кучей ресторанов - во всех уже погасили свет в поздний час. Возле закрытых дверей разинули пасти бетонные львы. Серебристые драконы обвили огромные вазы у входов в сувенирные магазины. Вертикальные вывески свешивались повсюду, скрывая темную полосу неба. Работала лишь мусульманская забегаловка – в пустом зале за дальним столиком несколько совершенно разбойного вида человек смотрели телевизор. По соседству с лапшевней светилась витрина табачного магазинчика – яркие пачки были разложены на белых полках, будто ювелирные изделия. Продавец дремал, положив голову на кассовый аппарат.В раздумье, не подкрепиться ли острой лапшой, я огляделся. Заметил слабый розовый свет неподалеку, Подошёл ближе.За витринным стеклом салона – пижамки, кружева, голые плечи и ноги. Девчонки оживились, с любопытством уставились. Помахали призывно ладошками. Та, что сидела ближе всех к дверям, легко вскочила с дивана, подбежала на каблучках к дверям, приоткрыла, выглянула, ёжась от холода:- Хэллоу? Массаджа?Голубой полупрозрачный пеньюар, короткий и с открытыми плечами – вот и вся её одежда была.  - Кам-кам, гуда-гуда! – массажистка энергично закивала, приглашая. Подумав, добавила, хихикая и прикрывая рот: - Секса, гуда!Выскочила на ветер, уцепилась пальцами в серебряных кольцах за мою куртку, потянула ко входу.Волнистые волосы, яркие губы, густо подведенные глаза. Лет двадцать, может, чуть больше. Всё же это лучше недавно хватавших меня за одежду старух.Мысленно махнул рукой и послушно вошел в жаркий салон, скинув капюшон и на ходу расстёгивая куртку.За конторкой, под невнятной абстрактной картинкой, скучал хмурый пожилой дядька.- Сто юаней! – назидательно поднял дядька коричневый палец, изображая одну сотню.Я удивился:- Всего?Дядька покрутил пальцем, словно ковыряя в носу невидимого собеседника:- За массаж – сто юаней. Остальное сами договоритесь. Девчонка уже плотно прижималась ко мне, смешливо заглядывала в лицо. Пальцы ее скользнули под мою куртку, пробежались по груди и животу, мимолётом огладили ширинку на джинсах и тут же взлетели к шее, изображая массаж.- Высокий! – радостно сообщила публике «массажистка». – Лаоваи всегда высокие! Девицы с дивана кивнули. Дядька за конторкой хмыкнул, проворчал что-то по-шанхайски. – Трудно достать, неудобно, надо прилечь! – подмигнула накрашенным глазом девчонка, почти повиснув у меня на шее.Протянул менеджеру сотню. Пошёл за девчонкой по узкой – они почему-то всегда в этих заведениях такие – лестнице на второй этаж. Обтянутый шифоном маленький зад покачивался в паре сантиметров от моего лица.Второй этаж делился невысокими перегородками на тесные кубрики. Тускло светила синеватая лампа. Было намного холоднее, чем внизу. Дощатый пол поскрипывал под моими ногами. Глухо постукивали каблуки девчонки.- Сюда! – показала она, распахнув фанерную дверцу. Знакомый интерьер. Топчан с парой серых подушек и обтянутый кожзамом пуфик в углу. Обогреватель-ветродуй под потолком. Девчонка вскочила на пуфик, потянулась к кнопкам. Пеньюар задрался, открыв чёрные кружевные трусики.- Как тебя зовут? – спросил я, вешая куртку на гвоздь в стенке.- Ты говоришь по-китайски? – спрыгнула, оглянулась на ветродуй – тот мерно гудел, разгорались алые спирали.- Немного, - я улёгся на кушетку, и погладил девчонку по холодному колену. – Замёрзла?- Привыкла, - пожала плечами. – Сейчас нагреется. Массаж хочешь?- Ты не сказала, как тебя зовут, - напомнил ей.- Сяо Юй. А тебя?- Мао Цзэдун.- Да ладно! – рассмеялась, махнув рукой. – Американец?- Нет. Не люблю их.- Почему? – придвинула ногой пуфик, устроилась, принялась разминать моё плечо.- Не знаю... Они – дураки. Все лаоваи – дураки.Засмеялась и легким движением неожиданно хлопнула меня по плечу, будто мы знакомы с ней много лет:- Ты же сам лаовай!- Я не лаовай. Я вайгожень.- Это одно и то же.Спрашивать, кем она себя считает – массажисткой или «курочкой», не стал. Вдруг обидится.- Давно в Шанхае? – положив мою руку себе на бедро, она начала пощипывать подушечки пальцев.- Сегодня утром прилетел. А ты?- Второй год. Я из Шандуна. Цюйфу, такой город.- Знаю.- Знаешь? – сильно встряхнула моей кистью, что-то даже щёлкнуло. – Откуда?- Родина Конфуция, как же не знать.С достоинством кивнула:- Был у нас?- Нет. Но, наверное, съезжу.- Нечего там делать. Скука. Работы нет.- А тут?- Тут – Шанхай. Тут всё есть. Ты чем занимаешься?- Студент.- Кем хочешь быть?Я задумался.- Не знаю... Писателем, наверное.- О чём будешь писать? – ловко перебралась через меня, перегнулась, коснувшись грудью моего живота, подхватила пуфик и уселась с другой стороны. Взялась за мое левое плечо.- Не знаю. О тебе напишу, хочешь?- Что обо мне писать? - Тебе сколько лет?Склонила набок голову:- А ты угадай!- Хм... Двадцать?Рассмеялась:- Ну какой ты будешь писатель! Ничего не знаешь! Мне двадцать три!- Это одно и то же, - ответил её тоном, как про лаоваев.Удивилась и несогласно тряхнула головой.- Слушай, я свитер сниму, а то жарко, - приподнялся на локте.- Погоди, - пальцы ее остановились. – У тебя что под ним?- Футболка... – ответил с недоумением.Оттянула край моего свитера. Взглянула, убедилась.- Тогда можно.- А что, кхм... Разве у вас... это... ну, в общем, делать... нельзя разве?- Мэйка лаве? – переспросила она на своём английском, и почему-то полушёпотом. – Почему нельзя? Можно.- Но только в одежде?- Как хочешь.- Тогда не понимаю...Терпеливо объяснила:- Массаж нельзя без одежды. Любовь – можно.«Тонкости сервиса» - подумал, стягивая через голову свитер.- Хочешь? – улыбнулась и ухватила меня за бедро, крепко сжала, массируя.- Что?- Мэйка лаве, хочешь?- Сколько?Отцепилась от моей ноги, пошевелила в воздухе пятью пальчиками.«Сотня хмырю за конторкой, пятьсот ей... Не, дорого!»- Я бедный студент. Давай тогда просто массаж сделай.    - Окэ. Четыреста?Положила на меня ладонь. Погладила, легонько сжала. Хитро улыбнулась, ощущая мою реакцию под своей рукой:Знакомый приём.- Триста, - сделав непреклонный взгляд, сказал я.- Будь щедрее!Ловко вжикнула молнией, сунула руку внутрь.- Ну хорошо. Триста пятьдесят, больше никак – на такси оставить надо.- Окэ. Пойдём! – застегнула мне джинсы и протянула свитер.- Разве не тут?- Нет, конечно. Тут нельзя, тут массаж.- А куда идти?- Третий этаж. Там хорошо! Пока я возился со свитером и курткой, снова взобралась, на этот раз на кушетку - выключить ветродуй.«Экономика должна быть экономной» - подумал я одобрительно.Неожиданно для себя подхватил её за бёдра. Она негромко взвизгнула, уперлась ладонями в мои плечи. Снял ее с кушетки и опустил вниз.- Большой и сильный! – хлопнула меня по груди. – Пошли!Снова узкая лестница, передо мной - голые ноги и маленький зад.Третий этаж оказался коротким коридором с несколькими дверьми.Девчонка завела меня в комнатку без окон, чуть больше массажной. Почти всё место занимала низкая тахта с цветным одеялом поверху. Тут было тепло и немного душно. Сяо Юй взяла у меня куртку, повесила на рогатую вешалку в углу. Скинула туфли и забралась на тахту. Стоя на коленях, равнодушно приспустила пеньюар и завела руки за спину, расстегивая лифчик.- Подожди, - шагнул к ней. – Хочу раздеть тебя сам.Поднялась на тахте – теперь мы были одного роста.Обнял, вдохнув запах – чужой, чуть терпкий. Поцеловал ключицу, шею.Расстегнул бюстгальтер. Она ухватилась за трусики.- Я сам, - отвел её руки.Повела плечами, переступила ногами, освобождаясь от упавшей одежды.Тонкая, голенастая. Узкобёдрая – талия едва различима. Смуглый впалый живот. Маленькая грудь - как перевернутые пиалки для риса. Тело девочки-подростка и будто чужое ему, взрослое от макияжа лицо.Я скинул свитер и футболку. С удивлением отметил, что дрожу – не от холода, в комнате было даже жарко. От волнения. Евка не раз пыталась выспросить меня о местных девушках – какие они, чем отличаются. Что я мог ей рассказать... Ничего. Такого не передать словами. Нужно просто быть рядом. Вдыхать, осязать, обладать. Евка обижалась и не понимала. Как-то раз даже предложила, полушутя, купить ей восточное платье и собралась накраситься под азиатку. Я не смог объяснить ей, что дело не во внешности. В чём-то другом. Но в чём – я не знал и сам.  Сяо Юй снова опустилась на колени, задрала край моего свитера, стала расстёгивать ремень.Потянула меня на тахту, уложила на спину. Юркнула куда-то в сторону. Я увидел в её руках пакет влажных салфеток. Быстрыми движениями она протерла свои подмышки и промежность. Достала новую салфетку, хихикнула и, сев на пятки возле меня, склонилась, будто заботливая мать над ребенком. Я шумно вздохнул от осторожных, но уверенных касаний холодной влаги. Запустил руку в волосы девушки – они оказались слегка жесткими от лака. Снова вздохнул, ощутив теплоту и движения её языка.- Подожди, подожди, - с трудом прервал её занятие.Она повернула голову, откинула волосы.- Не нравится? – улыбнулась почти виновато.Я силился вспомнить нужное слово.- Нет, нет, всё хорошо. Даже очень. Но у тебя есть... а то у меня нету... забыл, как это?Жестом я изобразил надевание презерватива.- А, таоцзы? «Кепка»?- Да, точно – «кепка»!- Ты хочешь?- Хм... Так надо.- Хорошо. Просто без – приятнее.«И наверняка – дороже. Что тут сейчас, что у врача потом». Но этого говорить не стал.Под тахтой, наверное, был у неё целый склад – ступив одной ногой на пол, Сяо Юй нагнулась и достала оттуда красный прямоугольник.- Умею надевать ртом! – похвасталась, надкусывая белыми зубами краешек упаковки.- Не сомневаюсь, - улыбнулся ей. - Только ты об этом не пиши, когда писателем станешь, - поднесла «кепку» к губам.- Почему?- Ну как «почему»! – взмахнула накладными ресницами. – А вдруг кто прочитает и узнает меня! Так нельзя. Склонилась надо мной.- Вау! – прошептал я на манер нелюбимых мной американцев. – Вау...Погладил её волосы, гибкую спину, поджатую под себя ногу, подсунул пальцы под бёдра, проникая во влажное тепло её тела. Оторвав от себя, уложил на спину и навис над ней, опираясь на руки. Она поджала ноги, затем высоко вскинула их, обхватила меня голенями за шею. Громко ахнула, едва я вошёл в неё, задышала, ухватилась за подушку под головой, сжала её уголки.- Йес-йес-йес-йес... – зашептала в такт моим толчкам, запрокидывая голову.Меняя ритм, вжимался всё плотнее, разглядывая Сяо Юй – когда я входил особенно глубоко, дыхание её прерывалось, рот беззвучно раскрывался и рябью по лицу пробегала гримаса – удовольствие это было, или боль, я не мог понять. С меня капал пот, тело и лицо Сяо Юй блестело... Она задышала чаще, с подвизгом и почти всхлипываниями. Скинула с моих плеч ноги, вцепилась пальцами в спину. Не в силах больше сдерживаться, я вжался в неё в последний раз, содрогнулся, на мгновение оглох и ослеп, упал на локти, по телу пробежала, затихая, крупная дрожь. Услышал свой хрип, спиной почувствовал поглаживания ладоней Сяо Юй. Опустошенным и обмякшим телом придавил её, будто земляной холм – простенький гробик, и замер.Природа не терпит путоты, и лежа на проститутке, я горько познавал этот закон. Приятная истома исчезала, заполнялась разочарованием, усталостью и брезгливостью. Несвежая наволочка у самых глаз, слипшаяся прядь волос возле губ... Излишек пудры и крошки туши на неестественно белом лице. Уже не терпко-сладкий, но резкий, едкий запах чужого тела – поглаживания по спине сменились настойчивыми, отчуждёнными похлопываниями: «ваше время истекло». Я сполз с девчонки, улёгся на спину. Сквозь полуприкрытые глаза наблюдал, как Сяо Юй тут же села и зашуршала пакетом с салфетками – ловко стянула с меня отработанный гондон, протёрла мои и свои натруженные части, потянулась к бюстгальтеру...- Подожди...- Что? – равнодушно спросила. – Хочешь теперь одеть меня?- Нет. Хочу еще посмотреть на тебя, - сунув вторую подушку под голову, я полусел.Вздохнула и поднялась с тахты. Встала напротив меня с видом призывника на медицинской комиссии.- Смотри.Первый раз я был в такой ситуации трезвым. Когда пьяный – всё притуплено, смазано, многое не важно. Сейчас же больше всего хотелось переломить нарастающее отвращение, изменить своё состояние, попытаться вернуть его в «позитивное русло».- Ты любишь стихи? – сам того не ожидая, спросил её, по-прежнему стоящую голышом возле тахты.    - Да, - еще более неожиданно ответила она - Тогда слушай. Только я по-русски буду читать. Ты сядь, пожалуйста.Послушно села на край тахты, закинула ногу на ногу.Удивляясь себе ещё больше, начал читать невесть откуда всплывшие в памяти строчки:                    Узкое платье девушки                    Из красного кетени.                    Груди – как две пиалки,                     Как два бутона в тени,                    Как две молодые дыни                    На ранней бахче весной:                    Их юности, их гордыни                    Ещё не коснулся зной.                    И в стужу они не зябли...

Сбился и машинально, по-русски, добавил:- Дальше не помню. Кто написал – не знаюОна пожала плечами:- Я не понимаю.Махнул рукой:- Да ладно. Подай мне джинсы.Дожил... как Есенин, бля... «Я читаю стихи проституткам...» Осталось начать ещё жарить с местными бандюгами спирт. Для полноты картины.Быстро оделись.- Пить хочешь? – спросила меня, поправляя на себе трусы.Я испугался, что сейчас она извлечет из-под тахты уже наполненный стаканчик с водой.- Нет, спасибо. Я бы покурил.Кивнула:- Кури.Сел на тахту, огляделся в поисках пепельницы.- А куда пепел..- Да прямо на пол.- Ладно. Ты будешь?Села рядом.- Буду. Что ты куришь?- «Шанхай».- Лаоваи обычно не курят китайские.Я не лаовай. Я вайгожень.- Это одно и то же.Беседа закольцевалась. Курили в молчании. Сяо Юй положила мне голову на плечо. Я погладил её колено. Чужая, не ставшая близкой после суррогата любви плоть, захватанная сотнями местных предшественников.Лаовай, лаовай, вэлком-вэлком ту Шанхай...- Что? – спросила она.- Что? – очнувшись от раздумий, переспросил я.- Ты что-то сказал... Нагнулся, затушил сигарету об пол.- Веером тумана не разгонишь. Наверное, это хотел сказать.- Что?Переспрашивания начали раздражать. Встал и снял с вешалки куртку. Достал из кармана четыре сотни, протянул:- Спасибо тебе.Она бросила окурок, придавила туфелькой. Поднялась и взяла деньги.- Тебе спасибо. Подожди, принесу сдачу.- Не надо. Оставь себе.Сложив руки с деньгами, быстро поклонилась:- Спасибо!Что-то шуршало в боковом кармане куртки. Глянул и удивился - букетик. Ну да, купил у старухи. - Вот, тебе! – протянул ей.Растерянно взяла у меня увядшие розы. - Спасибо.Стали злить её «спасибо».- Мне пора. Я сам выход найду.Вышел из комнатки, спустился по тёмной и холодной лестнице вниз. Диван пустовал. За конторкой в одиночестве листал газету смурной менеджер-сутенёр.- Пока! – сказал ему на ходу.Он не ответил. На улице я сразу озяб на ледяном ветру. Натянул капюшон и, подрагивая от холода, зевнул.Спать, спать, спать.Плюхнулся в подъехавшее такси и назвал адрес...

udaff.us

Биография и книги автора Чекунов Вадим

 
 

Чекунов Вадим

Синоним для: Чекунов Вадим Владимирович Язык страницы автора: русский Пол: мужской ID: 1452
 

Об авторе

Московский лаовайВадим Чекунов родился в Москве. Самые яркие годы детства провел на Кубе – с 1980 по 1983 год. Там работал его отец в институте русского языка. Затем семья вернулась в Союз, Вадим окончил школу, поступил в МГУ на отделение «русский как иностранный» филологического факультета. На 3-м курсе завалил сессию и был призван в армию. Университет окончил в 1995году. Получив диплом, работал в университетском Центре международного образования (бывший подготовительный факультет для иностранцев) до отъезда в Китай в 2004 году.В настоящее время Вадим Чекунов живет в Шанхае и преподает русский язык китайцам. Известно, что он пишет свою вторую книгу – своеобразные заметки «лаовая» (так китайцы презрительно обращаются к иностранцам).Вадим ЧЕКУНОВ: «За «Кирзу» меня ругают матом отставные полковники военкоматов»Армейскую сагу с подзаголовком «Библия солдата» уже называют одной из самых смешных и самых трагичных книг об армии.Всё началось со встречи сослуживцев…Книга Вадима Чекунова – один из самых удачных примеров перехода автора из сетевой литературы в печатную. «Кирза» начала свое шествие по просторам Рунета задолго до публикации тридцатитысячным тиражом в издательстве «Популярная литература». Местом рождения книги стал сайт Udaff.com. Как рассказал первый читатель и издатель «Кирзы» Дмитрий Соколовский, известный интернет-сообществу под именем Удафф и являющийся владельцем одноименного сайта, Вадим Чекунов писал под ником Кирзач, его первый пост был в 2006 году, а «Кирза» начала публиковаться в апреле 2007.По словам владельца сайта Udaff.com, который служил с Чекуновым в одно и то же время, книга описывает армию без прикрас, как она есть.

Книги автора Чекунов Вадим

Комментарии и оценки к книгам автора

Комментарий не найдено

Объявления

Где купить книги автора?

Нравится книга? Поделись с друзьями!

 

www.rulit.me

Кирза (fb2) | Либрусек

Вадим Владимирович Чекунов Кирза 442K, 167 с.

Добавлена: 19.11.2008

Аннотация

срез армейской жизни-от духа до дембеля (вспоминается *сто дней* Полякова...) ....Еще не знаю, что буду годами скитаться по съемным углам, пытаться закончить универ и шарашиться по стремным конторам то грузчиком, то охранником, то рубщиком мяса…

Еще не знаю, что буду валяться мертвецки пьяным в сильный мороз возле дома бывшей жены, и если бы не какая-то спешащая по утру в магазин старуха, что вызовет «скорую»…

Еще не знаю, что увижу разные города и страны. В одной из них меня глухой ночью на промерзшей улице чуть не убьет компания негров.

Еще не знаю…

Еще не знаю…

Я молод, счастлив и пьян. Вся жизнь — впереди.

Я еду домой.

Домой, домой, домой.

© Кирзач

Впечатления о книге:  

Юрий Назаров про Чекунов: Кирза (Контркультура) 17 01 Служил четырьмя годами раньше. Вспомнил своё - Слава Богу, что опал в КТуркВО, в Самаркандскую учебку связи, потому что меньше почерпнул грязи «дедовщины»... Но, здесь всё правда - видел своими глазами многое, ещё больше слышал... читал с большим удовольствием.Оценка: отлично!
Polianka7 про Чекунов: Кирза (Контркультура) 26 10 Прочитала с интересом. Как раз в те времена мой брат служил. Хоть имею теперь представление через что ему прошлось пройти. Мрак.Оценка: отлично!
effimm про Чекунов: Кирза (Контркультура) 15 02 Дал почитать сыну (14 лет) - прочитал на одном дыхании. А до этого к художественной литературе вообще был очень-и-очень фиолетов. Просит еще "чего-нибудь такого" распечатать и принести.
Kudeta про Чекунов: Кирза (Контркультура) 04 02 Грамотно, толково. Автор, - ИМХО - иногда самолюбуется. Тьфу. Нет. Не так. Пропускает некоторое. Мелочи разные отбрасывает. Это не то, чтобы важно - просто интересно будет.

Оценка: хорошо

Alad про Чекунов: Кирза (Контркультура) 06 11 мощная книга! читал еще давно на удафф.ком, там вроде бы этот кретив до сих пор в нетленке лежитОценка: отлично!
justserge про Чекунов: Кирза (Контркультура) 06 11 Честная книга. Армия встала перед глазами как живая. Всё точно, даже нацсостав совпал. Только у меня был полк связи, и служил я в Прибалтике пораньше лет на пять. Читая, вспоминал "Оружие возмездия" Дивова - ещё одну абсолютно честную книгу про армию.

Оценка: хорошо

Kami_msk про Чекунов: Кирза (Контркультура) 30 10 :) читал на удафкоме сей шедевр :) и читал буквально, только возвратившись из армейки, позавидовал, на дизеле спортивные праздники у меня почти каждый день были )))
windjammer про Чекунов: Кирза (Контркультура) 14 08 Вот тебе раз!!! Так это же Кирзач. Мое глубочайшее почтение автору, если он вдруг сюда забредет. Еще читая на удаве посты думалось что из всего этого может получиться шикарное произведение в твердой обложке. А тут вот оно как, роман в соискателях на букера 2009. Сейчас же качаю! Посмотрим что изменилось со времен "нетленки"
ArgusB про Чекунов: Кирза (Контркультура) 13 07 Вот еще одна неплохая книжечка про армию. Без стыдливых купюр и без визгливого надрыва, и, в общем то, без особой идеи. Просто репортаж с полей битвы. Очень хорошо.Оценка: отлично!
kdf16rc про Чекунов: Кирза (Контркультура) 21 05 А так всё и было. Ну её на... Кто там был - тому не интересно. Кто не был - не поймёт. Всё равно словами всё не выразишь.Оценка: неплохо

42 оценки, от 5 до 3, среднее 4.47

Прочитавшие эту книги читали:

lib.rus.ec

КИРЗА - это... Что такое КИРЗА?

  • КИРЗА — КИРЗА, ы и КИРЗА, ы, жен. Заменитель кожиплотная многослойная ткань, пропитанная особым составом, предохраняющим от влаги. | прил. кирзовый, ая, ое и кирзовый, ая, ое. Кирзовые сапоги. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949… …   Толковый словарь Ожегова

  • КИРЗА — КИРЗА, ы и КИРЗА, ы, жен. Заменитель кожиплотная многослойная ткань, пропитанная особым составом, предохраняющим от влаги. | прил. кирзовый, ая, ое и кирзовый, ая, ое. Кирзовые сапоги. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949… …   Толковый словарь Ожегова

  • кирза — ы, разг. кирза, ы, мн. нет, ж. (нем. Kirsei …   Словарь иностранных слов русского языка

  • кирза — кожзаменитель, кирзуха, кирзач, сапоги; солдат Словарь русских синонимов. кирза сущ., кол во синонимов: 7 • кирзач (2) • …   Словарь синонимов

  • кирза — КИРЗА, ы, КИРЗУХА, и, ж. 1. Кирзовые сапоги. 2. в зн. собир. Солдаты, военные Вон кирза идет. 3. Армейская или тюремная каша; вообще невкусная, некачественная еда. 4. Сумасшедший дом. 5. Странная, ненормальная ситуация, что л. нелепое Жизнь пошла …   Словарь русского арго

  • кирза — кирза, род. кирзы и допустимо кирза, род. кирзы …   Словарь трудностей произношения и ударения в современном русском языке

  • Кирза — к ирза, кирз а ж. 1. Заменитель кожи, представляющий собою плотную многослойную ткань, пропитанную специальным составом для предохранения от влаги. 2. разг. Изделия из такого материала (обычно о сапогах). Толковый словарь Ефремовой. Т. Ф.… …   Современный толковый словарь русского языка Ефремовой

  • КИРЗА — жен., олон. верхний слой земли, почва. Толковый словарь Даля. В.И. Даль. 1863 1866 …   Толковый словарь Даля

  • кирза — 1. кирза, кирзы, кирзы, кирз, кирзе, кирзам, кирзу, кирзы, кирзой, кирзою, кирзами, кирзе, кирзах 2. кирза, кирзы, кирзы, кирз, кирзе, кирзам, кирзу, кирзы, кирзой, кирзою, кирзами, кирзе, кирзах (Источник: «Полная акцентуированная парадигма по А …   Формы слов

  • кирза — ы; (разг.) КИРЗА, ы; ж. [нем. Kirsei от англ. kersey] Заменитель кожи, представляющий собой плотную многослойную ткань, пропитанную специальным составом для предохранения от влаги. ◁ Кирзовый; (разг.) кирзовый, ая, ое. К ые сапоги. * * * кирза… …   Энциклопедический словарь

  • dic.academic.ru

    Кирза - это... Что такое Кирза?

    Сапоги российского солдата с юфтевым (яловым) низом и кирзовыми голенищами

    Кирза́ (устаревш. - ки́рза)[1] — плотная прочная многослойная хлопчатобумажная ткань[2]. Термин чаще используется в отношении обувной кирзы - композитного материала состоящего из обработанной плёнкообразующими веществами многослойной хлопчатобумажной ткани (фактической кирзы). Используется как заменитель кожи. Поверхность обувной кирзы подвергают тиснению для имитации фактуры свиной кожи.

    Применяется в основном в производстве голенищ армейских сапог, а также для изготовления прорезиненных приводных ремней, подсумков, планшетов.

    История изобретения

    Изобретателем кирзы, согласно архивам Политехнического музея, по праву может считаться знаменитый ученый Российской империи - Михаил Поморцев. С 1903 г. Поморцев стал проводить опыты с заменителями каучука, причем только с теми, составляющие которых производились в России. Уже в 1904 г. он получил водонепроницаемый брезент, с успехом испытанный в качестве материала чехлов для артиллерийских орудий и фуражных мешков. Работы над непромокаемыми тканями натолкнули ученого на поиск такого материала для пропитки, который придавал бы тканям свойства кожи. Михаил Михайлович нашел такой состав эмульсии, состоящей из смеси яичного желтка, канифоли и парафина, пропитал ею многослойную ткань и получил ткань, непроницаемую для воды, но проницаемую для воздуха – уникальное сочетание свойств, характерное для натуральной кожи и определяющее её гигиенические качества. Назван был полученный материал кирза - по названию ткани являющейся основой. Ткань была успешно испытана в 1904 году во время русско-японской войны как материал для изготовления конской амуниции, сумок, чехлов и т.п. Образцы тканей, разработанных по методу Поморцева, экспонировались Министерством промышленности на международных выставках в Льеже (июль 1905 г.) и Милане (июнь 1906 г.). В Милане труд Михаила Михайловича был отмечен Золотой медалью. Кроме того, за разработку способов получения заменителей кожи он получил поощрительный отзыв на Воздухоплавательной выставке в Петербурге (1911 г.) и был награжден Малой серебряной медалью на Всероссийской гигиенической выставке в Петербурге в 1913 г. Когда началась Первая мировая война, М.М.Поморцев предложил безвозмездно использовать изобретённые им заменители кожи для изготовления солдатских сапог. По результатам испытаний опытных партий Военно-промышленный комитет рекомендовал изготовить крупную партию таких сапог для войск, но фабрикантам кожаной обуви это было невыгодно, и они всячески препятствовали передаче заказа, а после кончины Михаила Михайловича в 1916 г. и вовсе похоронили это дело [3].

    Второе рождение кирзы произошло благодаря другим русским ученым - Борису Бызову и Сергею Лебедеву. Они разработали метод получения весьма дешевого искусственного бутадиен-натриевого каучука, но по странному стечению обстоятельств оба ученых скончались в 1934 году - сразу после начала получения каучука в промышленных масштабах. Уже через год инженеры Александр Хомутов и Иван Плотников конструируют технологическое оборудоваие и, используя недавно открытый новый материал и метод Поморского, получают первую советскую кирзу[4].

    Качество первой советской кирзы, где вместо состава Поморцева использовался недавно полученный синтетический каучук, оставляло желать лучшего: материал трескался и ломался. Вследствие крайней неудовлетворительности производимой обуви, а также достаточного количества натуральной кожи для ее изготовления, про кирзу вскоре забыли. Однако к началу Великой Отечественной Войны обнаружилось, что натурального материала для производства обуви стало катастрофически не хватать. Поэтому было решено вновь наладить производство кирзы. В августе 1941 года Ивана Плотникова назначили главным инженером завода «Кожимит», дали ему в распоряжение несколько научных работников и поставили задачу - усовершенствовать технологию изготовления кирзы[5]. Сроки были крайне сжаты. Множество советских ученых и исследователей работали не покладая рук над усовершенствованием кожзаменителя и примерно через год производство материала и пошив сапог были налажены. Обувь из усовершенствованной кирзы оказалась на удивление легкой, прочной и удобной, отлично держала тепло и не пропускала влагу. [6]. 10 апреля 1942 г. постановлением СНК СССР Александру Хомутову, Ивану Плотникову и еще семи работникам промышленности искусственных кож была присуждена Сталинская премия 2-й степени за коренные усовершенствования методов производственной работы в производстве заменителей кожи для армейских сапог.

    С тех пор СССР, а теперь — Россия является крупнейшим в мире производителем кирзы. Около 85 % современного производства кирзы в России предназначено для изготовления армейской обуви (сапог и ботинок). Помимо кирзы в производстве армейской обуви применяется юфть. Использование кирзы позволяет значительно облегчить и удешевить обувь. Большая часть сапог является комбинированной: 15 % (нижняя часть, в том числе носок) изготавливается из юфти, остальная часть (в том числе голенище) — из кирзы (артикул «Сапоги юфтевые, 15 %»). Всего к настоящему времени произведено около 150 миллионов пар кирзовой обуви.

    Интересные факты

    • 3 мая 2010 года в селе Новиково Староюрьевского района Тамбовской области на здании местного профессионального училища появилась мемориальная доска, на которой изобретателем кирзы назван Иван Плотников, хотя с кирзой его связывает только усовершенствование производственных методов при производстве обувной кирзы в соавторстве с Александром Хомутовым. Вероятной причиной путаницы могла послужить вышедшая в 2005 году в газете «Аргументы и факты» статья журналиста Дмитрия Ганцева «В кирзе по европе»[7], содержащая ошибочную, не соответствующую историческим фактам, информацию.
    • В ПГТ Звездный в Пермском крае установлен бронзовый памятник в виде пары кирзовых сапог. Вес памятника - около 40 килограмм.

    Примечания

    dic.academic.ru