Классификация книг. Классификация книги


Классификация книг и фильмов - Траектория взлёта...

В последнее время размышляю над классификацией книг и фильмов с точки зрения их воздействия на читателя/зрителя.

Классификация условная. В ней довольно беспорядочно смешаны параметры объективности/субъективности, массового или индивидуального воздействия, осведомлённости, симпатий/антипатий, жизненности и т.д.

Для удобства изложения буду вести речь только о книгах, хотя с фильмами ситуация совершенно аналогичная.

Разбивку на ступени вероятно можно сделать и по-иному, но пока она мне видится такой:

Всего 5 ступеней.

1. Первая ступень (самая низшая) — книги читабельные.

Это вещи, которые в принципе небезынтересны, т.е. чтобы читать такую книгу, заставлять себя не приходится. Однако и бросить её на середине тоже легко. Большой тяги узнать что дальше и чем дело кончилось — она у читателя не порождает.

[Теоретически можно выделить и более низкую, нулевую ступень, т.е. книги, сквозь которые приходится продираться через силу, но это уже своего рода макулатура, а не литература, или же литература специфическая, ценная не интересом, а чем-то иным, либо же адресованная каким-то особым узким группам читателей.]

2. Вторая ступень — произведения захватывающие. По мере чтения от них трудно оторваться. Они интересны, увлекательны, вызывают чувство сопереживания персонажам и т.п. Но эффект этот сохраняется лишь в период чтения, да ещё пару дней после, когда книга уже дочитана. По прошествии же двух дней читатель перестаёт о ней думать, она уже не будоражит его воображение, события книги практически полностью вытесняются реальной жизнью, бытом, новыми впечатлениями. Изредка, конечно, может что-то вспоминаться из прочитанного даже спустя долгое время, но редко, понемногу и как бы отстранённо. Эмоционально и интеллектуально сюжет уже пережит и ушёл в прошлое.

3. Третья ступень — вещи впечатляющие. Те, которые не отпускают. Впечатление от которых держится много дней, иногда месяцы и годы, а в каких-то случаях даже всю жизнь. Человек продолжает обдумывать их, «живёт» в мире прочитанной книги, сам принимается фантазировать на эти темы — разгадывать загадки канона, сочинять продолжения, приквелы, вбоквелы, альтернативки, населять мир новыми героями или развивать судьбы героев канонических.

Все фанаты — обитатели этой самой третьей ступени.

4. Четвёртая ступень — тут у меня нет точного термина, просится только чересчур громкое слово «эпохальный». Эпохальная вещь — та, которая смогла впечатлить не только группу фанатов или некий круг читателей, более-менее широкий, а которая вошла в культуру. То есть оказалась в какой-то момент на слуху у всего общества. Все знают Стругацких, все знают Гарри Поттера. Даже те, кто не читал, всё равно что-то слышали и какое-то представление имеют. Многим книга даже может не нравиться, но всё равно она уже стала достоянием эпохи, одним из многих лиц литературы на данном этапе.

5. Пятая (высшая) ступень — произведения великие. Сюда я отношу те книги, которые когда-то были эпохальными, однако запечатлённая ими эпоха уже прошла, сгинула, а интерес к этим книгам остался, возможно даже возрос. Их сюжеты по-прежнему увлекают и манят, по ним создаются всё новые и новые адаптации, переложения, вариации. Имена героев становятся нарицательными...

Таковы, например, «Три мушкетёра» Дюма. Уже нет ни Французского королевства времён Людовика XIII и Короля-Солнце, нет ни мушкетёров, ни гвардейцев со шпагами, утратили власть кардиналы и короли. Ушла и эпоха Дюма — не ездят больше кареты, дворяне не дерутся на дуэлях, изменились нравы, мода, язык, общественный строй, далеко шагнул вперёд технический прогресс, преобразив всю планету. А мушкетёры по-прежнему популярны, их знают все, в них играют, их экранизируют.

Та же ситуация с Шерлоком Холмсом. Актуальны всё ещё и герои Достоевского. Жив сюжет «Робинзона Крузо». Из более современных авторов я к великим причисляю Булгакова (хотя сам его не люблю).

...Ну а дальше идёт стадия менее радостная. До сих пор все ступени шли по нарастающей с точки зрения литературного успеха. И здесь пятая ступень стала высшим пиком классификации. На этом классификация завершена, но чисто хронологически можно ввести ещё дополнительную, условно-шестую ступень:

6. Классика. Это вещи, жизнь которых подходит к концу или уже перешагнула эту черту, однако поддерживается искусственно. Книги, которые всё ещё на слуху. Их знают все, их даже стыдно не знать. Но почему-то так получается, что их уже мало кто читал. Они мало кому по-настоящему интересны. Зато их проходят в школе, их штудируют серьёзные учёные и литературоведы. Об этих книгах пишутся новые книги, целые монографии. Но живой жизни в них уже почти нет.

Сюда я отношу творчество Сервантеса, Фонвизина, Некрасова, Гончарова, в какой-то мере Льва Толстого, Тургенева, того же Чехова, Гоголя, Чернышевского, А.Островского. Впрочем, оценки мои субъективны, вполне возможно что для кого-то и сейчас ещё Толстой с Гоголем живее всех живых.

К сожалению, упомянутые выше «Три мушкетёра» в последние десятилетия тоже плавно смещаются в эту категорию: по моим наблюдениям, среди нового поколения детей и подростков они уже не так популярны, как во времена моего детства. А многие поклонники знают сюжет не по книге-первоисточнику, а по адаптированным экранизациям.

Замечу также, что классификация эта напрямую не коррелирует с литературным качеством книг. Так, Дюма, на мой взгляд, местами довольно слабый автор. Даже в известных его вещах вроде «Графа Монте-Кристо» есть серьёзные огрехи, например, с композицией. А Чехов, Гоголь, Салтыков-Щедрин — стилистически блистательны, остры. Острота эта никуда не ушла. Но сменилась сама эпоха, и авторов этих несмотря на весь их блеск и остроту — по большей части читать перестали.

[UPD: Дополнение от Саля:7. Художественные памятники. То, что читать не только не хотят, но и уже невозможно прочесть и понять без специальной подготовки.]

К этой ступени я бы отнёс для примера «Слово о полку Игореве» и «Повесть временных лет».

...Вот такой получился расклад.

А понадобилась мне эта классификация затем, что очень хочется разобраться: чтО именно поднимает текст с первой ступени на вторую, и особенно со второй — на третью? Чем структурно отличается текст увлекательный от просто читабельного? А впечатляющий — от увлекательного? Какими деталями, компонентами? Какими стилистическими приёмами, художественными находками, композиционными решениями? Если бы удалось это понять, возможно получится и написать книгу, которая окажется не пустым звуком.

Хотя сознаю я и то, что такое понимание — штука аналитическая, а для написания книги нужен талант «синтеза», т.е. противоположный. Из аналитика же может получиться скорее грамотный литературный критик, чем писатель.

Добавлю также, что по моим оценкам настоящая литература начинается именно с третьей ступени. Ибо вещь просто читабельная — конечно может быть опубликована, но это будет серость, ни рыба ни мясо; а вещь захватывающая — не будучи одновременно впечатляющей, останется однодневкой.

Ну и, ясное дело, все эти критерии размыты: то, что один воспримет как унылую серость, другому покажется увлекательнейшей искромётной историей, а для третьего станет откровением и любимой книгой на долгие годы.

leo-80.livejournal.com

Классификация детских книг от меня :)

Когда рождается ребенок, родители, выросшие из книжных детей, начинают думать, какие книжки и когда им можно давать.

Первые книжки, которые обычно даются детям в руки - тряпичные книжки с разными текстурами, секретиками, застежками, пальчиковыми куклами и тому подобное.

Дальше - картонные книжки типа "мои первые слова". Их много всяких разных на разные вкусы родителей.

Приблизительно на этой стадии хорошо бы пошло что-то вроде

Есть отдельная категория - картонки с тканевыми или какими-то другими текстурными вставками

Дальше - картонки с каким-то текстом. К этому моменту довольно часто оказывается, что сложность номер раз - найти картонку с внятным текстом. Сложность номер два - с картинками, на которые можно смотреть второй раз. Вот чуть-чуть типичных примеров, особенно те, что с глазами (да простит меня Ранок, у них есть и хорошие книжки):

И пример книг с сомнительным текстом (бывает куда хуже)

Но есть и хорошие книжки (да, мой вкус не идеален, но они же все-таки лучше, правда?)

Отдельная категория - книжки с окошками

Особенно хороши энциклопедии

Следующая стадия развития - книжки-картинки - много картинок, мало текста - можно прочитать, пока ребенку не надоело смотреть на картинку. Приверженцы старой советской книжной традиции любят говорить что-то нехорошее про подобные книжки, но в союзе тоже было подобное, только меньше форматом и с мягкой обложкой.

Дальше текста становится больше, например, одно длинное стихотворение (в моем детстве это были сказки Чуковского на одну книжку, например)

Появляется проза

Вот эту книжку в один присест не всегда удается прочесть раньше, чем запутается язык

А эта в виде аудиокниги вполне имеет смысл (и очень популярна среди любителей, родители которых устали читать)

Дополнительный плюс - если текст крупный и написан стандартным шрифтом, книжки-картинки замечательно выполняют роль первых книг для самостоятельного чтения.

И постепенно картинки сходят на нет и остаются книги-текст. Хотя и взрослым порой очень приятно почитать книжки с картинками :)

Отдельно можно отметить книжки-картинки без текста, "для развития речи"

И книжки-вмыкачки (термин мой). Таких в моем детстве не было, были только отдельные развороты Веселых Картинок.Две первые можно посмотреть крупнее

Следующая несколько отличается большим количеством текста, но вмыкается в нее хорошо!

Энциклопедии идут отдельно, их много и они разные, я их так просто не классифицирую.

Ах, как я могла забыть про поп-ап книжки!

PS Про многие типы книжек мне хочется высказаться отдельно, с бОльшим количеством картинок. Это вам интересно? А про какие в первую очередь?PSS Могу сказать, развороты каких книг использованы и где их взять, кроме части картонок.

ste-bookbox.livejournal.com

Библиотечное дело и библиотековедение - Способы группировки книг по содержанию

Способы группировки книг по содержанию

Классификация содержательной группировки базируется на тематике документов или соответствующих библиографических записях. При этом одно и то же произведение, нередко посвященное нескольким темам (вопросам), может быть отражено в разных предметных рубриках пособия, для чего используется особая система отсылок. Содержательная группировка может быть систематической, тематической и предметной.

Алфавитно-предметные классификации могут быть двух типов: а) алфавитно-систематические; б) словарные. В первых предметный словник (алфавитное множество предметных заголовков, рубрик) состоит из названий предметов, которые подчинены названиям классов таких предметов, т.е. носит многоуровневый, иерархический характер. Число уровней иерархии в таком предметном словнике определяется практическими требованиями. Но порядок расположения предметных рубрик (заголовков) - алфавитный. В случае словарной классификации предметный словник состоит только из расположенных в алфавитном порядке названий самих предметов (предметных рубрик, заголовков), т.е. носит не иерархический, а одноуровневый, перечислительный характер.Другими словами, то, что выше было названо тематической и предметной содержательными группировками, можно точнее обозначить как систематические. Только следует иметь в виду, что систематическая группировка по содержанию не сводима лишь к схемам действующих универсальных классификаций (УДК, ББК, ГРНТИ и др.), она может создаваться и специально в каждом конкретном случае подготовки библиографического пособия. А главное - содержательные систематические группировки могут иметь различный характер построения (структуры). В целом их можно свести к трем основным: перечислительным, иерархическим, интегральным (фасетным, дескрипторным и т.п.). В частности, простой группировкой отличается библиографический список, независимо от того, какой единичный признак систематизации - формальный или содержательный - положен в его основу. Иерархическая и интегральная группировки характеризуются определенной сложностью даже одного содержательного критерия, а в действительности в них широко используется многомерный критерий систематизации, включающий как формальные, так и содержательные единичные признаки. Такой сложностью содержательной группировки отличается библиографический указатель, особенно если в нем используются так называемые вспомогательные указатели.

cribs.me

Классификация научно-популярных книг : VIKENT.RU

Классификация научно-популярных книг по Г.Г. Малинецкому

«Взглянем «с птичьего полёта» на жанр научной популяризации. И сразу станет видно несколько больших групп книг.

Книги, посвящённые выдающимся научным достижениям. Помнится, мне в детстве попадалась книга Мартина Гарднера «Теория относительности для миллионов». И ведь действительно для миллионов. Ещё двадцать с небольшим лет назад, в добрые старые времена тираж журнала «Знание - сила» был около миллиона, а «Наука и жизнь» издавалась трёхмиллионным тиражом... Книги и журналы этого жанра максимально наглядно и доступно рассказывают о том, что полезно и интересно знать многим… В упомянутой книге обсуждалась относительность пространства, времени, одновременности, удивительный парадокс близнецов, знаменитая формула Е = mс2,  имеющая непосредственное отношение к ядерному оружию. Множество книг такого сорта было выпущено «Молодой гвардией» в серии «Эврика».

Книги, посвящённые основам наук. «Занимательная физика», «Занимательная математика», «Занимательная астрономия» и прочие, прочие, прочие. Королём этого жанра был Я.И. Перельман. Главный адресат таких книг - школьники. Именно им надо показать, что наука - это интересно, увлекательно и доступно.

Книги развлекательного типа. Это разнообразные «математические досуги», «лаборатории дома» и т. д. Множество блестящих книг такого жанра перевёл «поэт нелинейной динамики» Юлий Александрович Данилов. К примеру, тот же Мартин Гарднер, «Математические головоломки и развлечения». И когда есть что-то понятное, но и вместе с тем неожиданное, а также талантливый и увлечённый всем этим автор, то читатели всегда найдутся. Как правило, это книги без формул и без ссылок, рассчитанных на дотошного читателя, готового дойти до первоисточников.

Научно-художественная литература. Эти книги не только об идеях, теориях и результатах, но и о творцах науки. Например, такова книга выдающегося популяризатора науки Даниила Семёновича Данина «Неизбежность странного мира».

Так вот, книга Роджера Пенроуза не относится ни к одному их этих жанров. Судите сами. Нового крупного достижения, которому посвящена была бы книга, нет. Напротив, есть несколько тупиков, из которых исследователям, занимающимся фундаментальными задачами, уже не первое десятилетие не удается выбраться. Так что книга посвящена не достижениям, успехам и перспективам, а неудачам и поискам выхода из нынешней проблемной ситуации.

Хотя в книге объясняется, что такое вектор, комплексные числа, фазовое пространство, метрика и многое другое, это книга не об основах наук, а об их вершинах.

Хотя формул действительно немного и есть очаровательное обращение к читателям «Как читать математические формулы» (после которого были бы уместны любые выкладки), это - не развлекательная книга.

Наконец, это и не научно-художественная работа. Ведь в ней идёт речь не о вдохновении творцов, а о красоте идей, составляющих фундамент современного естествознания.

Так что же это? И кто читатели этого произведения? Кому адресована эта книга? Представьте себя в положении ученого, намеревающегося организовать междисциплинарные исследования глубокой и интересной проблемы. Здесь далеко до результатов. Здесь нет ещё исследовательской программы, под которую можно было бы организовать институт или получить грант. Здесь нужен поиск, в котором бы участвовали представители многих научных дисциплин, совместные усилия. Определяя синергетику, Герман Хакен в своё время писал именно об этом - о междисциплинарном подходе, разработка которого требует усилий представителей многих научных дисциплин.

Что делать в этом случае? Обратиться к коллегам по цеху? Скорее всего, они вас вежливо выслушают, пожмут плечами и вернутся к своим прежним научным делам. Междисциплинарный диалог - дело нелёгкое, и трудно надеяться, что многие к нему окажутся готовы. Обратиться к профессионалам из «чужих» областей? Тут шансы на успех ещё меньше. Кроме того, диалог затрудняет в лучшем случае «языковый барьер». А в худшем - предрассудки иного научного цеха оказываются просто непреодолимы. Выращивать студентов и аспирантов? Но это тоже работа на многие годы, а начать хотелось бы уже сегодня.

Как же действовать? После появления книги Роджера Пенроуза это ясно. (Имеется в виду книга: Новый ум короля: О компьютерах, мышлении и законах физики – Прим. И.Л. Викентьева). Надо написать книгу, рассчитанную на будущих соратников по предполагаемым исследованиям. Р. Пенроузу удалось написать удивительную книгу. Она не имеет, на мой взгляд, аналогов в научной литературе и, очевидно, не является научно-популярной.

Во-первых, потому что это скорее интуитивная, чем рациональная книга. Она посвящена догадкам, гипотезам, аналогиям, а не полученным результатам. И в начале исследований она и не может быть другой! И, конечно, создание такого текста требует и незаурядного мастерства, и большой интеллектуальной смелости.

Во-вторых, в этой книге своим будущим коллегам надо максимально ясно и просто изложить результаты той дисциплины, в которой сам автор является ведущим специалистом и которые могут оказаться важными для них. (Это и делает книгу внешне не похожей на научно-популярную.)

В-третьих, придется наметить эскиз всей междисциплинарной программы и сказать, каким видится решение поставленной проблемы.

В-четвёртых, нужно рассказать о множестве разных результатов и идей в тех областях, в которых автор не является узким специалистом. Поэтому понадобится большая библиография, чтобы последователи смогли уточнить детали и двинуться дальше, а также ясная собственная оценка альтернативных точек зрения (в научном мире, да, наверно, и в других мирах, это не просто).

В-пятых, это надо сделать кратко и гармонично, чтобы хотя бы некоторые читатели смогли добраться от начала до конца.

Роджеру Пенроузу всё это удалось. И если междисциплинарные исследования будут успешно развиваться, то книг в этом замечательном жанре будет появляться всё больше».

Малинецкий Г.Г., Синергетика, нелинейность и концепция Роджера Пенроуза – Введение в книгу: Роджер Пенроуз, Новый ум короля: О компьютерах, мышлении и законах физики, «Едиториал УРСС», 2005 г., с.4-5.

 

Популяризация проблем / задач будущего в литературе по Г.С. Альтшуллеру  

 

 Как грамотно смотреть научные видео на YouTube?

vikent.ru

Классификация книг / Шпаргалки

Радикально возросшее число книг потребовало систем их классификации. В течение 20-го века библиотеки были озабочены отслеживанием многочисленных новых книг, число которых увеличивалось ежегодно.В рамках глобального общества, именуемого Международная федерация библиотечных ассоциаций и учреждений (International Federation of Library Associations and Institutions), был разработан ряд инструментов, в том числе Международный стандарт библиографических описаний (International Standard Bibliographic Description).Одной из первых и наиболее широко известных систем каталогизации книг была Десятичная классификация, разработанная американским библиографом Мелвилом Дьюи для Библиотеки Конгресса США.На основе Десятичной классификации в начале XX века была создана Универсальная десятичная классификация (УДК) бельгийскими библиографами Полем Отле и Анри Лафонтэном.Документы, которые возможно классифицировать с помощью УДК могут быть в любой форме. Хотя преимущественно классифицируются литературные произведения, также можно классифицировать фильмы, видео, аудио, и т.п. Центральной частью УДК являются основные таблицы, охватывающие весь универсум знаний и построенные по иерархическому принципу деления от общего к частному с использованием цифрового десятичного кода.В России для организации библиотечных фондов используется Национальная классификационная система: Библиотечно-библиографическая классификация (ББК). ББК структурно напоминает УДК, но, разработанная в советский период, классификация к данному моменту требует корректировки.Так, открывает таблицы ББК раздел «Общенаучное и междисциплинарное знание», полностью отданный под марксистско-ленинскую философию и произведения классиков марксизма-ленинизма. Что интересно, китайскую библиографическую классификацию Classification for Chinese Libraries (CCL), сильно похожую по структуре на ББК, также отрывает марксистско- ленинский раздел, дополненный работами Мао Цзэдуна и Дэн Сяопина.Одна из наиболее популярных в настоящее время систем классификации – ISBN, International Standard Book Number, т.е. Международный Стандартный Номер Книги. Это уникальный, машинно-читаемый идентификационный номер, который однозначно идентифицирует книгу.Стандарт был разработан в Великобритании в 1966 году, а в 1970 году с небольшим изменением был принят как международный. В России ISBN используется с 1987 года. Подавляющее большинство стран мира принимает участие в стандарте, однако некоторые издатели его не используют.В России присвоение индекса ISBN является платным для издательств, и наряду с индексами ББК, УДК и авторским знаком, ISBN является частью так называемого издательского пакета.Для книг, выпущенных до 2007 года, ISBN состоял из 10 цифр, разделенных на 4 группы. Например, 5-8459-0984-2. Первая группа - код языка, страны или территории( 0 и 1 - США и англоговорящие страны, 3 – немецкий язык, 5 – Россия и т.д). Вторая группа, от двух до семи цифр - код издательства. Третья - порядковый номер издания (до шести цифр). Последняя цифра или буква - контрольная сумма (арабская от 0 до 9 или римская X).С 1 января 2007 года действует новый стандарт ISBN, добавивший пятую группу цифр и удлинивший номер до 13 цифр. Изменение понадобилось для того, чтобы ISBN мог использоваться как типовой штрихкод товара. Изменение выразилось в том, что к началу ISBN были добавлены цифры 978 или 979 и изменился алгоритм расчета контрольной суммы. Теперь ISBN выглядит как 9785-8459-0984-2.

www.cribs.su

Классификация изданий - это... Что такое Классификация изданий?

 Классификация изданий

КЛАССИФИКАЦИЯ ИЗДАНИЙ — способ систематизации изданий по их содержанию (областям знания).

Такое, теоретически чрезмерно узкое и потому неточное определение К. и. отвечает практике, поскольку применяемые в кн. деле и библиотечно-библиогр. деятельности К. и. (универсальная десятичная классификация — УДК, библиотечно-библиографическая классификация — ББК) систематизируют издания по содержанию и существуют в виде книг, в заглавии которых слово классификация употреблено без всяких оговорок именно в узком значении.

На самом же деле книги и другие издания могут быть классифицированы не только по содержанию, но и по другим признакам: по социально-функциональному назначению (на справочные, учебные, научные, производственные, научно-популярные и т. д. издания), по читательскому назначению (на издания для взрослого читателя и на издания для детей и т. д.), по знаковой форме информации (на издания словесные, изобразительные, нотные, картографические и т. д.). Такие классификации используются гл. обр. в статистике печати, в учеб. целях и теоретически.

Издательский словарь-справочник. — М.: ОЛМА-Пресс. Мильчин А.Э.. 2003.

  • Клавиатурный процесс
  • Классическая гравюра

Смотреть что такое "Классификация изданий" в других словарях:

  • Классификация способов шитья нитками — в зависимости от способа комплектовки книжного блока шитье нитками бывает поблочное и потетрадное; при применении дополнительного материала шитье потетрадное на марле и шитье потетрадное без марли. Поблочное шитье нитками проводят внакидку и… …   Реклама и полиграфия

  • Классификация интернет-ресурсов в библиотеках — Существуют различные подходы к классификации интернет ресурсов. Различия в подходах обусловлены целями, для которых разрабатывается классификация. Например, могут быть классификации в целях технического и программного обеспечения, в целях… …   Википедия

  • классификация шрифтов —       В настоящее время общепринятая классификация шрифтов отсутствует, поэтому любая схема отражает личное мнение ее составителей. Наша классификация не исключение; не удивляйтесь, если обнаружите, что она отличается от тех классификационных… …   Шрифтовая терминология

  • Десятичная классификация Дьюи — Эту статью следует викифицировать. Пожалуйста, оформите её согласно правилам оформления статей. Десятичная классификация Дьюи система классификации книг, разработанная в XIX веке …   Википедия

  • Библиотечно-библиографическая классификация (ББК) — 1. Комбинационная система библиотечной классификации изданий, предназначенная для организации библиотечных фондов, систематических каталогов и картотек. Индексы ББК ГОСТ 7.4 95 включает в число осн. элементов выходных сведений, т. е. обязательных …   Издательский словарь-справочник

  • Библиотечно-библиографическая классификация — Запрос «ББК» перенаправляется сюда; см. также Беломорско Балтийский канал, прочее см. ББК (значения). Сегодня Библиотечно библиографическая классификация (ББК)  признанная зарубежными экспертами Национальная классификационная система России …   Википедия

  • Возрастная классификация информационной продукции в России — Возрастная классификация информационной продукции  совокупность норм, регулирующих доступ к информации, якобы причиняющей вред здоровью и развитию детей в Российской Федерации. Введена с 1 сентября 2012 года, после вступления в силу… …   Википедия

  • Литература Свидетелей Иеговы — Свидетели Иеговы Исследователи Библии Зал Царства Издательская деятельность Литература Свидетелей Иеговы Священное Писание  Перевод нового мира Сторожевая башня возвещает Царство Иеговы Пробудитесь! Общество Сторожевой башни Рассел, Чарльз Тейз… …   Википедия

  • Издательская деятельность свидетелей Иеговы — Свидетели Иеговы …   Википедия

  • БИБЛИОТЕКА — особым образом организованное собрание книг, журналов, видеозаписей и т.п. Хотя библиотеки традиционно считались хранилищами книг, библиотечные собрания всегда состояли из самых разнообразных материалов. Наряду с поддержанием в сохранности… …   Энциклопедия Кольера

publishing_dictionary.academic.ru