Книга 666 Язычество Черная Магия Таро Бафомета. Книга 666


Книга 666 Язычество Черная Магия Таро Бафомета г Клюев А. Г., 2000 ббк 86. 42 К 52

Алексей Зверинский

КНИГА 666

Язычество - Черная Магия - Таро Бафомета

г Клюев А.Г., 2000

УДК 113

ББК 86.42

К 52

Книга А. Зверинского является важным ключом к пониманию читателем Черной Магии,

ее основ и природных ценностей. В книге раскрывается тайная история, развитие и

социальные перспективы современного Сатанизма. Однако, само произведение не

ограничивается только одной традицией. Автор уделяет много внимания творчеству

оккультистов, немецких тамплиеров, культуре, показывает способы применения карт

Таро Бафомета для символического самопознания человека и для магических

действий. В книге даются также традиционные практики и оригинальные методики

колдовства.

Предисловие

Черная Магия у многих ассоциируется с кровавыми жертвоприношениями, разнузданным

сексом, наведением на человека порчи или смерти. А представители

монотеистических религий относят к ней и восточные практики, йогу, тантризм,

предсказательные искусства, Таро, астрологию, а также вино, домино и многие

другие “грехи” - о чем “благожелательно не высказался” бог. Что такое Черная

магия в действительности? Сегодня наиболее представительно выражает традиции

Черной Магии такая религия как Сатанизм. Рассмотрим ее поподробнее.

Сатанизм пугает! Вспомните, например, трубный глас российской прессы по поводу

ужасающего случая о том, как “Сатанист” Николай Аверин услышал воззвание

Дьявола. Тогда, исполнившись силами Тьмы, он “ритуально” умертвил трех

православных монахов из Оптиной Пустыни. Чуть ли не кровь их выпил! В то время,

никто почему-то не вспомнил, что Аверин - обычный ветеран-афганец, диагноз у

которого параноидальная шизофрения. Принять простую позицию, что все Сатанисты –

шизофреники, было бы очень удобно, но глупо. Ибо с таким же успехом “военная

шиза” может проявиться у лица любого вероисповедания или убеждений.

Гораздо сложнее понять, что Черная Магия имеет свои древние традиции и

современную философию. В отличие от безумия, она олицетворяет разум. Вопрос

состоит в другом, а именно, чужд ли нам этот разум? В середине двадцатого века

основные принципы новой религии разума сформулировал американец Антон Шандор

ЛаВей. Его прилежными учениками стали известные актеры (Мерлин Монро, Сюзане

Эткинс, Джейн Менсфилд, Сэмми Дэвис, Салли Форрест), особо талантливые режиссеры

или сценаристы (Майкл Франк, Уилл Фолер, Кеннет Энгер), музыканты, поэты и др.

Они вложили в свое творчество собственные убеждения, а потому, они нам и

нравятся. Это “обращение к авторитетам” не ставит цели убедить читателя в

правоте Сатанизма, но даст ему возможность задуматься о том, почему, вдруг,

реальность жизни не соответствует тому, что так часто и вдохновенно пытаются ей

приписать “устаревшие” люди.

В действительности, не так страшен Черт, как его малюют! Современное

человечество в своем развитии давно миновало жуткую эпоху всеобщей веры,

миновало оно и псевдонаучный атеизм. Черные Маги, да и оккультисты в целом

считают, что следующим эволюционным шагом развития человека будет индивидуальная

вера в себя, собственные силы и возможности. Наиболее чутки к переменчивым

веяниям времени, естественно, люди культуры. Отсюда произведения талантливых

авторов наполнены выражением таящейся в индивидууме силы развития общества,

которая принимая религиозный оттенок становится Сатанизмом.

Мы в этой книге специально останавливаемся на культуре. Ведь современные, особо

оккультные, произведения искусства ориентированы помочь человеку познать себя.

Одной же из наиболее важных сторон развития его познания себя как бога является

обретение им магических способностей. Магия и самопознание – вот что соединяет в

себе известное, наверное, многим Таро Бафомета. И в одной из глав мы специально

заостряем внимание на этом, актуальном сейчас произведении.

Таро Бафомета, безусловно, является украшением книги, однако не менее интересной

оказывается, на наш взгляд, и философия Сатанизма, его древне-языческая история,

практика традиционной Черной Мессы. Все это раскрывает перед непредвзятым

читателем новое видение окружающего мира, показывает в нем кропотливую работу

законов природы, а не метафизическую вуаль грез, что соткана чьим-то больным, а

привешена к ресницам многих людей особо практичным воображением. Таким образом в

книге мы пытаемся передать критический дух, основные теоретические положения, а

также символику Черной Магии.

Символично, кстати, и название нашей книги. С одной стороны, номер шесть, как

известно, является числом Зверя. С другой стороны, если такое число, как это

сделано в нашем названии, умножить на три, оно дает девять. Девятка, будучи

умноженной на любое число, остается собой (9x2=18, 1+8=9). Поэтому девять –

число личности. За личностью будущее. А сложенная из шестерок, эта личность,

соответствующая черно-магическому духу времени и периоду прихода Антихриста.

Не надо пугаться сложности описания символики пентаграммы, с которой мы

вынуждены начать книгу. Все выдающиеся писатели (хотя мы себя к ним,

естественно, не относим) начинали сложно, а порой даже и “скомкано”. Преодолейте

традиционный для литературы барьер! Однако, не беритесь читать данную книгу с

заведомо отрицательной установкой. Она – своеобразный источник Силы, а потому

последствия могут быть непредсказуемы.

666Сатанизм требует изучения, а не поклонения

Антон ЛаВей

Пробуждение Зверя

Зверь пробудился, и имя Ему – легион. Земля взрастила одурманивающие травы и

злаки, что привлекают современных людей. Она разродилась вожделением и

похотливой страстью, которые влились в их сердца вместе с отошедшими от нашей

Матери водами. Огонь гнева и ненависти, а не “любовь” к обидчикам, теперь

согревают их души. Слова “богохульные” насыщают воздух: проклятия, ужасы и

соблазны заполнили атмосферу домов. Однако, нельзя сказать, что Зверь пришел от

четырех стихий света. Ибо Звездой, разрушающей бастионы лицемерной праведности,

Он упал с Неба, и имя этой Звезды – Алистер Кроули. Так вырисовывается символ

перевернутой пентаграммы Зверя, который, казалось, был убит присутствием Единого

Божества, но почему-то не умер, а только заснул. Что же случилось? Как на пороге

второго тысячелетия нашей эры пробудился Зверь и Противник единой религиозной

системы - Сатана? Его, как поговаривал бывший и неблагодарный ученик Кроули

Антон Шандор ЛаВей, пробудили ведьмы и чародеи, гомосексуалисты и нимфоманки,

сидельцы в пирамидах и “атлантисты”, мечтательные уфологи и наркоманы.

Пять лучей сатанинской пентаграммы зажгли аутсайдеры общества, пронизанного

единобожной, а потому, тоталитарной моралью. Они не скрывали, что им чужды идеи,

навязываемые христианской церковью: комплекс “первородной вины” и тяжкий труд

“во искупление” этого комплекса. Их более увлекали достоинства жизни, как,

например, пляски или возлияния в честь рогатого Диониса, приятное

времяпрепровождение в честь Приапа или Венеры, богатые урожаи, которые дает

своим, занимающимся волшбой, почитателям Баал и, наконец, слава и доблесть Тора.

Выражая в себе естественные стремления людей, языческие боги мирно

сосуществовали. Христианский же бог, подобно злобному Иегове, не мог терпеть

рядом с собой никого.

Культ слабого, гонимого, не приспособленного к жизни, а потому и не боящегося ее

потерять еврея вначале захватил умы только рабов. И это неудивительно, так как в

большинстве своих качеств они были подобны ему, поэтому они славили и воспевали

его, становясь овцами, идущего на заклание стада! Точнее, преследуемые за

религиозную нетерпимость к богам, в образах которых утверждалась жизнь, рабы

буквально “сходили с ума”: героически шагали то в печь огненную, то в клетку со

львами. И получалось, что не умеющие жить достойно умирали достойно!

Представьте, каково было удивление от этого массового психоза людей имущих,

жизнелюбивых и властных. Да что там их изумление, когда даже растерявшиеся

звери, вдруг, начинали ДУМАТЬ – “А стоит ли есть сумасшедших, которые сами лезут

в их пасть, и не заразно ли это?”. У всех на глазах рождалось “чудо”, в свете

которого проповедник-чужеземец и раб стали обретать отсутствующее у них

достоинство личности. Хотя в достоинстве этом утверждалась лишь СМЕРТЬ!

Ее проповедники, юродивые и рабы получили моральное право объяснения жизни. Так

чем она могла стать в устах этих обездоленных, нищих, убогих? Конечно, уж не

радостью, не веселящим танцем, не богатством, а страданиями и слезами,

власяницами и веригами. Жизнь как-то потускнела с приходом христианства. А

вместе с ее былым блеском ушли в некое полузабвение и языческие боги. Бог,

дающий прирост диких и домашних животных, Велес стал скромным святым Власием,

великий громовержец, владыка урожая Перун превратился в “небесного борца с

чертями” - Иоанна Крестителя, лучезарный Ярило принял облик святого Георгия. В

их честь совершаются молитвы, а не возлияния, им не нужны приношения. Святые

абстрактны в своей добродетели, прямо как СМЕРТЬ!

Массы людей являются носителями вируса социального конформизма. Они готовы

согласиться с любой государственной политикой, религиозными, философскими

доктринами и даже поверить в абсолютную чушь, если за это им позволят подольше

влачить свое бездарное существование. Подобные им могли проживать по триста лет,

потихоньку причащаясь трупного яда давно умершего иудея. И вороны выводили свое

потомство под сводами новых христианских храмов. Такие храмы окружали кладбища.

Их же с особой тщательностью избегали язычники. Поэтому они оказались вне

общества конформистов и получили прозвища ведьм или колдунов.

Большинство представителей колдовских искусств или профессий вначале мало

заботила новая и сугубо абстрактная религия смерти. Ведь к ним от кладбищенской

вони, тайком, приходили серые и бездарные люди, чтобы найти помощь в решении

конкретных жизненных задач, например: исцелить близкого человека, приворожить

суженного, обеспечить урожаем деревню. Одни члены колдовского сообщества со

временем принюхались к исходящему от клиентов и чаще всего родственников

трупному запаху, а потому, абстрактная религия стала дополнять традиционную

практику волшбы и называться разрешенной или белой магией. Другие – наоборот,

увидели в исповедании жизненных страданий людей и ценности смерти источник

многих человеческих бед. Именно они отвергли эту жестокую религию и приняли в

сознании народных масс образ черных колдунов - первых Сатанистов.

Опасность для прозябающего на сквозняке “греха” общества исходила от жреческого

корпуса черных колдунов. Так как они, наряду с античными еретиками–философами,

типа известного Цельса, первыми стали задумываться о противоестественности

покорившей толпу религии и об абсурдности сложивших ее основных догматов. Как

это понимать, что бог один, но в трех лицах? Что могут объяснить мракобесы

заимствованным для понимания сей догмы и малопонятным греческим термином

“ипостась”? Быть может проще представить себе врага многих языческих богов и

почитающих ценность жизни людей Змея Горыныча. Тело у этого монстра одно, а вот

голов – три. Одна голова распространяет вокруг мирские страдания, вторая –

монашеское лицемерие, а третья – смерть. Так прозорливые славянские

Волхвы-Сатанисты восприняли облик христианского бога. История показала, что

практически они не ошиблись.

Пока с Сатанистами боролись апологеты христианской “науки”, европейские ведьмы и

колдуны, подобно своим афро-карибским братьям, “кормили” благовонными маслами

“святого Валентина” для приворота влюбленных, водой и церковными облатками

ублажали “Иоанна Крестителя”, чтоб тот послал им обильные летние дожди,

обмазывали кровью фигурки “Божьей” Матери, чтоб обеспечить женское плодородие,

переделывали молитвы, чтоб наказать врагов и пр. То есть, как и известный

Василид, они явно впадали в ересь, а значит, становились для церковных властей

Противниками и Сатанистами. Неудивительно, что против них обернулась карающая

длань этих властей.

Благодаря пламенным речам проповедников всех мастей, традиционные ведовство и

колдовство стали рассматриваться широкой публикой как иное и прямо

противоположное христианству, а потому занятие ими автоматически стало

подразумевать договор с Врагом “спасенного” человечества, с полумифическим

Дьяволом. Так говорил, например, по этому поводу известный проповедник Д.

Гиффолрд: “По слову Господнему, любую ведьму надо придавать смерти, однако не

потому, что она убивала людей, а потому, что она заключила договор с Дьяволом”.

Колдуны и ведьмы, возможно и разделяя идеологические заблуждения многих, живут

слишком земными ценностями, обращаясь к которым пробуждают альтернативу

христианству - забытых богов, а следовательно, находятся вне

христианизированного общества, должны быть отвергнут им - казнены. Отсюда,

несмотря на яростные попытки отделить колдовство от Сатанизма, многие

проповедники и прихожане настаивали на сваливании их в одну кучу на почве

неверия. И невзирая на вялые бормотания целителей о “дарованной Богом силе”,

даже сегодня фундаменталисты по-прежнему считают их частью оккультного движения

и младшими братьями Сатаны. Безусловно, что во многом они правы.

Лишенные веры еретики имеют наглость считать, что истинный бог не говорил все

то, что вкладывает в его уста духовенство. Такие люди вряд ли нужны священникам,

а следовательно, они вредны для созданного этим духовенством общества. И, чтобы

подчеркнуть антисоциальный характер колдунов, их начинают обвинять во всех

возможных грехах и пороках. Так, начиная с 1563 года, в Европе зарождаются

“священные” сказки, что мази свои они изготовляют из жира некрещеных младенцев,

насылают неурожаи, порчи, проклятия и болезни, подрывают семейные устои

общества, участвуя в сексуальных оргиях и даже в более ужасных преступлениях...

Подобные сказки, расчитаные духовенством на примитивную логику

христианизированного обывателя, безусловно сработали. Действительно, почему тот,

кто может приворожить, не может разлучить, а тот, кто исцеляет – не может

привлечь болезнь на здорового человека или вообще отнять жизнь? “Власть, которой

может обладать надо мной сосед или, например, соседка, - рассуждал такой же, как

все, а значит, “Хороший Парень”, - непонятна, а потому, может оказаться опасной!

Да и откуда возникла такая власть у того, кого батюшки в лучшем случае называют

“Плохим”, если не от Врага Нашего - Дьявола?”. Благодаря подобной позиции

деревенщины, конечно, было уничтожено немало настоящих Сатанистов и колдунов, но

в основном такая позиция привела церковь к абсурду. Нередко, спрашивал “Хороший

Парень”, теребя рукав “отца” своего - инквизитора: “Мое тело, как, впрочем, тела

и многих парней, невзирая на выучивший спасительные догмы разум, тянется к

смазливой, хотя, увы, замужней соседке. Она почему-то имеет власть надо мной.

Святой отец, не ведьма ли это?”. Потирая внушительное брюшко, “отец” коротко, но

емко рек: “Ведьма!”. После чего, смущавшую фантазию прыщавого недоноска

“развратницу” пытали, “устанавливая” пикантные подробности сексуальной связи с

представителями нечистой силы, затем насиловали и тащили на разведенный во имя

Христа костер. Ее детей, если таковые были, пороли и заставляли смотреть на

творящееся рядом кровавое жертвоприношение матери. Легко представить, кто

вырастал потом из этих детей! Сатанисты!

Размах гонения на ведьм, колдунов и Сатанистов в целом, охвативший страны

западной Европы, прежде всего Францию, Германию, Шотландию, Англию, Италию и

Голландию, был поистине грациозен. То в тихом селении, то в шумном городе,

вплоть до начала восемнадцатого века, вспыхивали костры инквизиции. На них

горели сумасшедшие, гомосексуалисты и лесбиянки, преступники, бродяги, алхимики,

знахари и даже злобные тещи. Так, что же продемонстрировало наивному миру

потребителей духовной жвачки обилие человеческих жертв и “священных” костищ,

если не то, что занятие запрещенным искусством, оказывается, тайно процветает на

огромных территориях, если не огромную мощь Сатаны? Болезненные фантазии

растянутых на пыточном колесе жертв духовенства стимулировали представление

публики о наличии в их мире безусловной свободы невиданной мощи. Ну, представьте

себе, служащим Дьяволу колдунам можно все! Они на метлах и в горшках, то ли во

сне, то ли наяву, прилетают на богомерзкие сборища, где поклоняются Бородатому

Козлу, которого иудеи несколько сот лет назад “за свои грехи” изгнали в пустыню,

устраивают обильные пиршества, танцы и совокупляются с кем пожелают, можно даже

с собственной матерью! Они делают, что хотят: проклинают и любят, едят в пост и

даже не набирают вес, могут помочиться на “святые дары”! Скажите, разве не

сладок запретный плод? Безумное в те времена христианство сделало выходящему из

безлюдной пустыни Шайтану невиданную по масштабам рекламу.

Ограниченный семьей и работой обыватель, добровольно заточившая в монастыре

собственную девственность монашка, скучающая на чопорных приемах барышня

дивились. У них буквально под носом происходили запретные, но будоражащие

богатое воображение чудеса. Навеянные громкими судебными процессами фантазии

подхлестывали их естественное, однако скрытое под лицемерной религиозной

моралью, стремление к плотской жизни. Неудивительно, что к началу семнадцатого

века появились вспышки истерической одержимости многих людей бесами и даже самим

Маэстро. Причем интересно, что Дьявол исполнял именно их желания: ленивому Он

запрещал работать, разуверившемуся – молиться, развратнику – воздерживаться,

монашке и уродливой девственнице Он являлся как Змей-Соблазнитель. Уже не под

страшными пытками, а добровольно люди, чаще женщины, признавались в своих

сношениях с Бегемотом, Чертом, Левиафаном, Белиалом и пр. Моралью не победить

проявившегося в человеке естества. Наоборот, его безнравственный вид или только

фантазии о нем заразительны. Поэтому многие священники, пытавшиеся исцелить

одержимых, оказывались одержимы сами. Достаточно вспомнить повальную

бесноватость монахинь-урусулинок в Лудене. Заклинатели этих монастырских бесов -

“отец” Сюрен и его подручные, сами лишились рассудка: они вообразили, будто в

них вселились дьяволы. Борясь с собственной природой, они окончили свою

безрадостную жизнь в конвульсиях и судорогах. Безжалостный Зверь Сатанизма не

умирал от церковных экзорцизмов, а лишь таился и потихоньку прогрызал людей

изнутри.

Европейцам и американцам понадобилось ждать рождения доктора Фрейда, чтобы

понять, что никаких, в христианском понимании, бесов отродясь не бывало. Иначе

обстояло дело в России. В стране, где до сих пор по улицам шатаясь бродят

“медведи”, всегда было принято услужливо перенимать европейский опыт. Поэтому,

когда на немного отдаленном по ментальности Западе мода на священные костры

инквизиции исчерпала свои исторические возможности, в Российской Государственной

Империи преследования колдунов еще только начинались. Естественно, что и в этой

стране появились свои одержимые, которых принято было называть кликушами.

Священники и облеченные светской властью государственные мужи, заметили, что

традиционные экзорцизмы и отчитывания достаточно слабо помогают в борьбе с

Дьяволом. И так как бесноватые, невзирая на примененные молитвы и даже “имена

божьи”, продолжали хрюкать свиньями, строить козьи морды иконам, а также читать

греховные помыслы духовников, был придуман указ. Уже сам титул этого указа

говорит многое. Так звучит этот титул: “О предостережении судей от неправильных

следствий и решений по делам колдовства и чародейства и о наказании кликуш

плетьми, яко обманщиц”. Вот парадокс выдуманных христианами бесов: наказание

плетьми на них подействовало хлеще библейской молитвы! Невротики вмиг

исцелялись. Зачем, спрашивается, старина Фрейд выдумывал тот метод лечения, где

нужно сидеть часами и слушать бредни пациентов? О, если б он знал российскую

историю, согласно которой психически больному или пророку необходимо дать

хорошую порку и тот сразу придет в себя!

В России, как и в Европе, Зверь пробудился. Гонения на бывших язычников, ставших

к 17-му столетию называться колдунами, ведьмами и чародеями, ожесточило

последних и пробудило в них злобный огонь ненависти. Вырастали дети сожженных во

“имя Христово”, наполняя воздух словами богохульства и черной площадной брани в

адрес властей и подчиненного им духовенства. Перемешанный с похмельным угаром,

дурман начавшейся антисатанинской компании и тут исходил от земли, питая

жизнелюбивые, но одновременно нигилистические, фантазии обывателя и создавая

рекламу для зарождающегося Сатанизма. Единственное, что смогли в этом глобальном

процессе остановить чиновники, так это Зверя, исходящего из воды. Кнутом,

взбурлившие в людях природу и сексуальность, стремление к плотским утехам в

большинстве случаев предусмотрительно загнали обратно, а на их место водрузили

крепостную мораль. Лишь секта Хлыстов, - по выражению основателя Церкви Сатаны,

– высшее сословие Сатанистов смогла выжить в этих условиях и то, прикрываясь

именем “умершего бога”. О, если б все русские знали, в чем же именно состоит их

сугубо национальная идея, они бы в ужасе отвернулись бы от нее. Хотя мы не будем

заострять внимание читателя на этом вопросе - пускай крепостные ругают “барина”.

Итак, четыре стихии сложили крепкое тело, в котором воплотился Дьявол. Однако

дух его пришел к нам от Звезд. Наверное, одной из первых, среди этих Звезд,

следует назвать французскую колдунью семнадцатого века - Ля Вуазен. Она –

торговка наркотиками и визажистка, повитуха и тайная исполнительница абортов.

Она – сценическая актриса, которая впервые наняла католических священников для

участия в воссозданной ей по рассказам и собственной интуиции Черной Мессе. Вот

как выразился по поводу этой Звезды первый официальный Сатанист 20-ого века и

основатель Церкви в Сан-Франциско А. ЛаВей: “Ля Вуазен дала Церкви то, в чем та

нуждалась: настоящую и искреннюю перед Сатаной Черную Мессу”. “Если так можно

выразиться, Ля Вуазен нанесла Черную Мессу на карту и тем самым добилась

ощутимых магических результатов. Ее магия была куда более могущественной, чем

заклинания, которые она стряпала для своих клиентов. Она дала людям идею”.

Идея Сатанизма как исторической и мировой религии наиболее полно и практически

воплотилась в ритуале Черной Мессы. Девица Ля Вуазен проводила данный ритуал в

следующая страница>

flatik.ru

Читать онлайн книгу «666. Рождение зверя» бесплатно — Страница 1

И. М. Хо

666. Рождение зверя

Посвящается любимой Тирли

Все персонажи и обстоятельства этой книги вымышлены.

Любые совпадения с реальными физическими и метафизическими лицами случайны.

Директору Службы внешней разведки РФ

М. Е. Фрадкову

ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА

Данный текст был написан арестованным по подозрению в шпионаже гражданином РФ Хо Иваном Матвеевичем в ходе его обследования в ГНЦССП им. В. П. Сербского. При поступлении на экспертизу И. М. Хо находился в состоянии острого алкогольного делирия (белая горячка), вызванного резким прекращением приема этилсодержащих жидкостей в условиях содержания в СИЗО «Лефортово». Записи датированы 1, 2 и 3 мая 2010 г. – периодом тяжелого протекания психоза. В указанный промежуток времени психосоматическое состояние пациента характеризовалось выраженной тревогой и стойкой бессонницей, иллюзорным восприятием окружающей обстановки, бредовыми переживаниями, идеями самообвинения, ущерба, преследования. Зрительные, тактильные и вербальные галлюцинации проявлялись в сценоподобной фантастической форме (религиозного, политического, батального и эротического плана).

В ходе лечения и последующих исследований, проведенных в том числе с использованием нейротурбулентных технологий (аппарат искусственной вентиляции сознания «Протуберанец»), предварительный диагноз «шизофрения параноидного типа» не подтвердился. Можно также утверждать, что симптомы диссоциативного расстройства идентичности (раздвоение личности) оказались не психическим феноменом, а проявлением особенностей биографии объекта. Настоящее имя И. М. Хо – Ален Ней. Он является прямым потомком одного из маршалов императора Наполеона Бонапарта – Мишеля Нея (князя Москворецкого), внедренным в 1990 г. на территорию РФ по линии французских спецслужб для проведения активных мероприятий (в числе последних – лоббирование покупки вертолетоносцев «Мистраль»). Примечательно, что при этом, находясь в образе И. М. Хо, А. Ней действительно не владеет французским языком.

В течение нескольких последних месяцев некоторые упомянутые в его текстах факты подтвердились. Возможно, более внимательное изучение материала и дальнейшая работа с объектом позволят избежать катастрофического развития ряда неизбежных событий. С учетом складывающейся неблагоприятной обстановки вокруг точек входа № 3-73 и 147, сведения, которыми по неизвестным пока причинам обладает г-н Ней, могут оказаться важными для стратегического планирования операций в инореальности.

В связи с вышеизложенным предлагаю отказаться от планируемого обмена Алена Нея на арестованного во Франции начальника верховного командования по трансформации объединенных вооруженных сил НАТО генерала Стефана Абриаля (полковник А. О. Пересыпкин).

Прошу рассмотреть.

Зав. отделом паранормальных ресурсов,д. м. н., подполковникЕ. С. Мезенцева

Повествование основано на реальных событиях, имевших место в недалеком будущем

– Загляните человеку в душу, и вы увидите там ад, – сказал господин А., размешивая маленькой ложечкой сливки в свежесваренном кофе. – Причем, прошу заметить, не смешной ад современного кинематографа с булавкоголовыми сенобитами, а самый что ни на есть настоящий адъ, с твердым таким знаком. Мрачную пустоту безысходности.

– Чужая душа – потемки, – усмехнулся господин Б. – Или, если хотите, Потемкин.

Два джентльмена в жаркий, удушливый московский полдень последнего дня июня сидели на летней веранде ресторана «Модус» на Плющихе. Они были примерно ровесниками – что-то за сорок. В господине А. легко угадывалась порода бюрократов среднего звена кремлевской администрации. На уровне завотделом или даже, чем черт не шутит, замначальника управления. Утонченные черты лица, легкая проседь, безупречный деловой стиль. Б. внешне являл собой его противоположность: слегка обрюзгший, лысоватый тип дельца, одетого в нарочито дорогую, но небрежную рубаху салатового цвета с закатанными рукавами. Олигарх второго эшелона, «от сохи», – хозяин какого-нибудь середнячкового банка или сети супермаркетов. На худой конец, девелопер.

Из предшествующей беседы можно было понять, что господин А. через сложную офшорную цепочку имеет долю в бизнесе господина Б. и оттого интересуется, как идут дела в нелегкие посткризисные времена, а также какие дивиденды можно ожидать в текущем году. У господина Б., со своей стороны, возникли какие-то мелкие проблемы с налоговой службой. К тому же он был совсем не чужд общественной деятельности и метил на проходное место в списке правящей партии на предстоящих в этом году выборах в Государственную Думу. То есть разговор их был занятен, но типичен, как и сама встреча. Именно так в современной России осуществляется диалог между властью и бизнесом. Обсудив животрепещущие дела за горячим, к десерту компаньоны переключились на более отвлеченные темы. Благо, к этому располагали, с одной стороны, присевшие за соседний столик три волоокие нимфы, с другой – великолепный вид на храм Воздвижения Креста Господня, где, как говорят, венчались Антон Павлович Чехов и Ольга Книппер. Так их диалог и вихлял между светской сплетней и разговорами о вечном. Как раз в этот момент можно было наблюдать очередной вираж.

– Кстати, о нашем друге Потемкине. – А. смахнул с лица тополиный пух. – Какая-то мутная история, не находите?

– Вы правы, история действительно мутная. А что, у вас ТАМ это кому-то действительно интересно?

– Не то слово – «интересно». Один мой товарищ, – А. слегка пригнулся и постучал пальцами по незримым погонам на левом плече, – говорит, что в конторе начато серьезное расследование. Погранцы сейчас пробивают всех, кто вылетал туда за последние два года, в том числе прайват джетами. А главное – кто прилетел. Если быть совсем точным – не прилетел.

– Так вроде же МЧС работает, разве это не их епархия?

– Дуумвиры уверены, что это вопрос национальной безопасности, – сухо ответил А. – Возможно, мы не очень представляем себе масштабы бедствия.

– О масштабах бедствия сообщали все мировые информационные агентства, – пожал плечами Б. – По-моему, это не тот повод, чтобы поднимать стратегическую авиацию.

– Меня, если честно, больше всего удивляет реакция на эти события. Похоже, мы имеем дело с каким-то новым проявлением «стокгольмского синдрома».

– «Стокгольмского синдрома»?

– Идентификация с агрессором. Это когда заложники террористов начинают им сочувствовать и даже принимают их сторону. Назван так после случая с захватом банка в Стокгольме в 1973 году. Там взятые в заложники клерки впоследствии даже оплатили грабителям адвокатов и дружили с ними семьями. Но наиболее ярко этот феномен проявился в Лиме. Случай, кстати, по масштабам весьма похожий, не находите?

– Если признаться, как-то с этой Лимой упустил… – смутился своей невежественности господин Б.

– В девяносто шестом бойцы перуанской банды «Революционное движение имени Тупака Амару» во главе с Нестором Картолини, переодевшись официантами, захватили посольство Японии в Перу. Там как раз проходил помпезный прием по случаю дня рождения императора Акихито, и в заложники попали несколько сотен вип-персон – послы, перуанская элита, зарубежные инвесторы. Террористы хотели освободить своих сторонников из тюрем и требовали прямых переговоров с президентом Альберто Фухимори – японцем по происхождению. Фухимори на это не пошел и оказался под давлением со всех сторон: среди заложников было много граждан западных стран, и их лидеры уламывали его на переговоры, а общественность обвиняла в бездействии. Потом Картолини выпустил больше половины людей. И то, что они начали говорить, всех весьма, скажу вам, озадачило. Бывшие заложники с пеной у рта защищали бандитов, кричали, что те чуть ли не герои, которые борются за справедливое дело, а Фухимори – коррумпированный диктатор, да и вообще негодяй.

– И чем же закончилась история?

– Все это длилось четыре месяца. Пока мировое сообщество возмущалось поведением президента, спецназ рыл подземный тоннель. Операция началась, когда террористы играли во дворе в футбол, и заняла шестнадцать минут. Один заложник погиб в перестрелке, остальные были освобождены, все карбонарии – уничтожены.

– Поучительно. Только при чем здесь наша история?

– Неужели не видите аналогий? Это та же идентификация с агрессором, только уже не со стороны жертв, а всей так называемой прогрессивной общественностью планеты. Диву даюсь, что теперь говорят и пишут властители дум в Европе и Америке. Все эти либеральные сопли, самоуничижение, призывы покаяться, понять…

– Да уж, – согласился Б. – Бандиты – они и есть бандиты. И нечего с ними цацкаться.

А. пристально посмотрел в глаза собеседнику.

– Кстати, хотел спросить: вы-то раньше ничего не слышали про это место?

– Я? Да с чего бы вдруг? – испуганно отвел взгляд Б. – Мне вообще кажется, что все это ерунда. Миф какой-то. Считаю, что надо придерживаться официальной версии событий.

А. выдержал небольшую паузу, затем направил указательный палец на Б. и громко произнес с характерным грузинским акцентом:

– Это очэнь правильная, а главное – отвэтственная гражданская пазыция, товарищ Жюков. Ви лучше их придэрживайте, а то еще оторвут ненароком!

А. и Б. громко расхохотались, чем привлекли пристальное внимание сидевших за соседним столиком дам, которые, не прекращая своего милого щебета, все это время их оценивающе рассматривали. Перекинувшись взглядами, господа решили внести свежую мужскую струю в их девичий коллектив. Б. привстал, чтобы под каким-нибудь пустячным предлогом завязать светскую беседу, но тут уши у всех, кто был на веранде, заложило от страшного треска, сопровождаемого раскатами грома, – точно где-то высоко над землей кто-то пробил скорлупу небесной тверди и сжал ее невидимой гигантской рукой. А. и Б. подскочили к краю накрывавшего веранду тента и уставились в небо. Оно было совершенно безоблачным. А. задумчиво почесал затылок:

– Что называется, гром среди ясного неба.

– А может, это сверхзвуковой военный самолет, новейшая разработка? – предположил Б.

– Вряд ли. Какая бы там ни была разработка, за такие полеты над охраняемой зоной могут на другую зону отправить.

Вдруг они увидели, что прямо посреди неба появилась темная прогалина. Она быстро увеличивалась, превращаясь в огромную набухающую тучу. Вскоре туча закрыла собой весь небосвод.

– Синоптики с прогнозом, как всегда, попали пальцем в жопу, – иронически отметил А. и передразнил погодную теледиву Татьяну Антонову: – «По данным Московского гидрометеобюро, в ближайшую неделю в столице сохранится солнечная безветренная погода, осадков не ожидается».

– Может, уйдем отсюда, – поежился Б. – Предчувствие какое-то нехорошее.

– Да бог с вами, дружище! У природы нет плохой погоды.

– А как же эти пожары? Говорят, опять торфяники занялись.

– На этот случай у нас теперь имеются трубопроводные войска. Прошлогодний кошмар больше не повторится…

Его прервал грохот, напоминающий дробь высыпаемого на жестяной лист мешка гороха, усиленный тысячекратно. Все вокруг сделалось белым: на Плющиху обрушилась лавина градин, каждая была размером с кулак. Тент над верандой мгновенно превратился в решето. А. и Б. вместе со всеми бросились к входу в зал ресторана и успели забежать внутрь. Неожиданно одна из девушек, бежавшая последней, остановилась, будто сраженная пулей снайпера. Ее лицо выражало неземное страдание. С криком: «У меня там „Биркин“! И телефон!» – она побежала обратно к столику.

– Аня! Стой!!! Назад! Ну его на хрен! – заорали ее подруги.

Но было поздно. Аня успела добежать до столика, схватить свою сумочку Pink Birkin, развернуться и пройти два шага обратно. Потом она упала, подкошенная. Две другие нимфы нечеловечески заголосили. Видя эту сцену, господин А. обратился к стоящему рядом официанту:

– Молодой человек, сделайте же что-нибудь, помогите ей!

– Я не в спасательной службе работаю и под артобстрел не полезу, – невозмутимо ответил официант и на всякий случай сложил руки на груди.

– Твою мать! – выругался господин Б. – Мы потом еще разберемся, где ты работаешь.

С этими словами он снял с петель дверь и поднял ее над собой. Прикрываясь этим импровизированным навесом, А. и Б. добежали до Ани. А. схватил ее за руки и поволок в ресторан, оставляя на земле и градинах кровавый след. Девушка находилась в сознании, но в шоке, ее рука крепко сжимала злополучную сумку. Вместо лица было сплошное месиво, словно она только что отстояла несколько раундов без перчаток против Николая Валуева. Посетители и подруги бережно подхватили ее и положили на ближайший стол лицом вверх. И тут девушка, которая придерживала ее голову, дрожащим голосом прошептала:

– Маша, у нее голова мягкая…

– Это называется перелом черепа, деточка, – сказал седоватый господин в очках с золотой оправой. – Я врач, дайте посмотрю. И срочно вызывайте реанимацию.

Все схватили мобильные телефоны и начали звонить. Связь ни у кого не работала.

– Наверное, разрушило передающие станции, – предположил Б.

– Мы положим ее ко мне в машину и отвезем в клинику Бурденко! – закричал А. – У меня машина возле входа стоит!

– Никуда мы никого не повезем, – раздался хриплый голос. – Нету больше машины.

Около входа стоял суровый мужчина в сером дешевом пиджаке и вылинявшем галстуке. Это был водитель господина А.

А. подбежал к двери и убедился, что его служебная «ауди» действительно представляет собой весьма печальное зрелище. Чем-то это напоминало авто президента Ингушетии Юры (Юнус-Бека) Евкурова после того, как в Назрани его попытался подорвать террорист-смертник. Только взрыв на этот раз был не сбоку, а сверху.

– Да и смысла никакого нет, – отозвался врач, который держал руку у Ани на шее, щупая пульс. – Разве только в морг. Она умерла.

Грохот бьющихся о крышу ресторана градин смешался с истерическим воем Аниных подружек. А. подошел к столу, поднял валяющуюся Pink Birkin и положил ее на грудь покойной.

– Какая глупая, дурацкая смерть, – тихо сказал он.

– Может, для нее это было самым важным в жизни, – возразил Б. – Ее и похоронить надо с этой сумкой, как настоящего воина с его оружием.

Внезапно господин А. стал усиленно шмыгать носом:

– Вы ничего не чувствуете? Что-то запах какой-то… Как будто…

– Да, да, я тоже чувствую, – ответил Б., втягивая ноздрями воздух.

– Наверное, градом пробило газовую трубу, – все так же невозмутимо прокомментировал официант. Тот самый, который не хотел быть спасателем.

В зале воцарилась гробовая тишина. Так как этот обмен мнениями услышали все присутствующие, всех в один миг охватило одно и то же желание: немедленно очутиться как можно дальше от этого места. За долю секунды каждый успел взвесить свои шансы первым добежать до двери и вероятность быть убитым градом снаружи по сравнению с вероятностью сгореть заживо внутри. Но им не суждено было в панике передавить друг друга, потому что долю секунды спустя взору посетителей ресторана предстала новая, совершенно завораживающая картина. В открытый проем двери медленно, словно крадучись, влетело нечто вроде шаровой молнии. Она вела себя как исследовательский зонд инопланетного космического корабля: тихо потрескивая и перебирая щупальцами, мерцающий шар оранжевого цвета завис в полуметре от входа и начал снисходительно рассматривать полтора десятка замерших в неестественных позах людей, их перекошенные лица, выражающие страх и ужас.

– Это пиздец, – мрачно произнес господин А. – кажется, единственный, кто сохранял самообладание в этой ситуации.

В следующий миг оглушительный взрыв обратил в прах одно из самых пафосных заведений Москвы вместе со всем его гламурным содержимым.

Часть I

Ева

– Ваш чай, Кирилл Ханович. – Секретарша поставила на стол чашку и блюдечко с завернутыми в фольгу маленькими шоколадками. – Что-нибудь еще желаете?

– Нет, спасибо, Ева, – пробормотал Потемкин, не отрываясь от монитора. – И пригласите ко мне через полчасика этих, как их, Бурунина с Коготковым.

Ева медленно удалилась, цокая шпильками. Этот звук заставил Кирилла перевести взгляд на ее манящие формы. «Вот уж верно говорят – ноги от ушей», – подумал он, скидывая с подчиненной миниюбку и блузку, расстегивая бюстгальтер. Виртуально, разумеется. С младых ногтей Потемкин усвоил золотое правило: «Не сри, где спишь, и не ебись, где работаешь». Эта девочка приехала покорять первопрестольную из Сочи. Сочинские барышни, формально провинциалки, никогда не проходили по разряду урюпинских ложкомоек. Они все же представляли южную столицу государства Российского, где карусель жизни вращалась на тех же оборотах, особенно в летний сезон. Да и статус столицы предстоящей зимней Олимпиады накладывал на обладателей сочинской прописки дополнительный лоск. Впрочем, огни русской Ривьеры светили отраженным светом, и никакие климатические преимущества жизни в субтропиках, равно как и никакие ужасы бытия стоящего в смоге и смраде Третьего Рима, не могли остановить мотыльков, вознамерившихся стать частью светила.

Потемкин прекрасно понимал, что Ева отдалась бы с пол-оборота, – уж больно очевидно сохла по нему эта красавица. Своего начальника она просто боготворила – в ее глазах он был настоящий принц: относительно молодой (все мужчины до сорока относились к этой категории), красивый, образованный и ухоженный столичный фрукт, всегда обращающийся к ней на «вы», то есть к тому же неплохо воспитанный. Что немаловажно, дающий ей средства к существованию – при не очень-то пыльной работе вполне достаточные, чтобы снимать квартиру в Бибиреве, скромно жить и учиться на вечернем в каком-то гуманитарном институте. Вот по этим-то причинам Потемкин даже не помышлял о том, чтобы переводить деловые отношения в интимную плоскость. Точнее, конечно, помышлял, но тут же отгонял эту мысль, как назойливую муху. Ведь стоит только раз сорвать этот цветок и потрахаться, как девочка сразу начнет строить на него планы, что в его планы никоим образом не входило. Ибо цветок тотчас превратится в кактус, который захочется поскорее выкинуть на помойку. А как работник она его устраивала совершенно. То есть можно испортить жизнь и ей, и себе. Поэтому Кирилл поставил между Евой и собой стену принципа, чем в глубине души очень гордился, так как это повышало его самооценку. Возможность обладать порой доставляет большее удовольствие, чем само обладание. И Потемкин чувствовал себя Марком Аврелием, укрощающим низменные помыслы во имя абстрактного общественного блага.

Впрочем, в своих контактах с противоположным полом сей стоик предпочитал замужних женщин. Более того – таких, которые в браке были вполне счастливы и не желали ничего менять. Он даже подвел под это своеобразную этическую базу, проповедуя адюльтер как высшую форму сексуальных отношений между мужчиной и женщиной. Ибо, как учил он своих менее искушенных собутыльников, связанная семейными узами женщина, проводя время на стороне с любовником, именно приятно проводит время, не заморачиваясь мыслями о перспективах совместной жизни. Ей не надо думать о том, каков мужчина в быту, – вполне достаточно знать, каков он в постели и непринужденном общении. И в этот момент она расцветает, полностью отдаваясь страсти.

– Вы сегодня потрясающе выглядите, – улыбнувшись, бросил Потемкин вслед секретарше. – Этот летний день вам к лицу!

– Спасибо, Кирилл Ханович. – Она, как всегда, изящно развернулась к нему, закрывая за собой полупрозрачную дверь.

Потемкин опять обратился к компьютеру. «Так, что там у нас… “Концепция продвижения бренда северо-западной строительной компании на рынке северо-западного региона”. Понятно. “Цель проекта: увеличить узнаваемость бренда, привлечь муниципалитеты к реализации совместных проектов…” Ясно, хотя очевидна тавтология. “Инструменты: в одном из городов снимается фильм об успешном строительстве доступного жилья с использованием технологий СЗСК… показ по одному из центральных телеканалов… пресс-конференция… промо-сайт… статьи в федеральной и региональной прессе…”» Потемкин отвернулся от экрана:

– Блядь, какой бред! Ну кто это все пишет?! Головы поотрывать. Неужели непонятно, что невозможно продвигать компанию с названием «Сызыэска»!

Ему на ум сразу пришла сцена из фильма «Иван Васильевич меняет профессию»: «Что за репертуарчик у вас?! Давайте что-нибудь современное, массовое… Тили-тили там, трали-вали…» Кирилл вдруг просиял. «ВАЛЛИ! Надо переименовать фирму в ВАЛЛИ. Будет звучать как „фирма Вали“, то есть контора губернатора Санкт-Петербурга Валентины Матвиенко… Еще вот ассоциации: Валли – положительный герой диснеевского мультфильма, он убирает мусор и помогает человечеству вернуться на Землю. Премия „Оскар“ опять же… Да, точно! Можно пиратским образом задействовать визуальный образ. Только надо расшифровать… Сейчас придумаем. Э-э-э… „Виртуальная Ассоциация Лысых Латентных Извращенцев“. Потемкин громко расхохотался, радуясь неожиданной находке. Он извлек из ящика стола пачку „Мальборо“, достал сигарету и закурил, катаясь взад-вперед на кресле с колесиками и пуская в потолок кольца дыма. «Пожалуй, не пройдет… Хотя на будущее, для конкурентов, надо приберечь. Может, с другой стороны зайти? Как там этого дурацкого робота в оригинале? WALL’E? О’кей. Может, West Association of Luxury Landscape Engineering?[1] Нет, ерунда какая-то. Для ландшафтного дизайна, конечно, покатило бы, а здесь не тот случай. Но «инжиниринг» – слово подходящее, да».

Паззл не складывался. Кирилл взял листок бумаги, написал в колонку В-А-Л-Л-И и начал мучительно подбирать слова к первым трем буквам. Через минуту что-то нарисовалось. «Высокопроизводительный Аттестованный Лицензированный Легкодоступный Инжиниринг». Корявенько, не прокатит. Внезапно его озарило: «А, кстати, это же у нас северо-западный регион? Там со времен совка все на фиников молятся, а слово „валли“ наверняка чухонское. Что там у нас такое valli?» – Потемкин открыл переводчик с финского на русский. Ага, «интервал». Из учебника по геометрии Кирилл помнил, что интервал – «множество точек прямой, заключенных между точками А и Б». То есть интервал как бы заполняет собой пустое пространство. Для строительной фирмы очень подходящая легенда. Значит, надо найти в Лапландии каких-нибудь оленеводов и зарегистрировать фирму «Интервал», а потом ввести ее в номинальные учредители СЗСК. Ко всему прочему, учредитель из страны Евросоюза – это как бы символизирует окно в Европу. Потемкин запустил презентационный редактор и написал слоган:

КОРПОРАЦИЯ «ВАЛЛИ»: МЫ СТРОИМ БУДУЩЕЕ!
Европейское качество по доступным ценам.

Пропустив несколько строк, Кирилл улыбнулся и добавил:

Вдруг витязь вспрянул; вещий Финн

Его зовет и обнимает:

«Судьба свершилась, о мой сын!

Тебя блаженство ожидает;

Тебя зовет кровавый пир;

Твой грозный меч бедою грянет;

На Киев снидет кроткий мир,

И там она тебе предстанет»…

Потемкин затушил бычок, подпер голову рукой и тяжело вздохнул:

– Обрыдло.

Кирилл руководил небольшим пиар-агентством. Он же был и его хозяином. Если совсем откровенно, то он сам и был этим агентством. Поэтому оно и называлось «КонтрПроект». Логотип фирмы представлял собой перевернутую задом наперед букву «К», стилизованную под открытую книгу, и поднятую вверх ладонь, как на флаге Абхазии, – будто бы кто-то голосовал «за». По официальной легенде название расшифровывалось как «контрактное проектирование». На деле же и дураку было понятно, что заглавные буквы «К» и «П» обозначают «Кирилл Потемкин». У Потемкина, конечно, было в штате несколько оболтусов – копирайтеров и криэйтеров, за которых все равно все приходилось переделывать. Но на крупные проекты Кирилл собирал специальные бригады из числа знакомых фрилансеров – слава богу, таких на обмельчавшем кризисном рынке было навалом. На фоне крупных рекламных и пиар-монстров, жирующих от обслуживания администрации президента, министерств, госкорпораций или губернаторов, агентство Потемкина казалось маленькой канонеркой, плутающей в тени линкоров. Но канонерка, надо сказать, была весьма маневренная. Ведь самое главное в этом бизнесе – найти заказ. А это Потемкин умел делать, пользуясь своей репутацией кудесника-сверхчеловека от пиара. И связями, которыми он оброс за пятнадцать лет.

Потемкин влетел в мир большой политики в начале девяностых, в совсем еще юном возрасте. В восемнадцать он был в авангарде борьбы за светлое капиталистическое завтра, в двадцать – среди красно-коричневых «фронтовиков», пытавшихся устроить его вчерашним бело-сине-красным соратникам кровавый термидор. Он был идеологом по складу ума, так как всегда хорошо конструировал идеологемы и формулировал прикладные месседжи. Мог сочинить листовку, мог написать статью или речь для какого-нибудь очередного косноязычного вождя. Штурмовал «Останкино», защищал Белый дом. Поучаствовал почти во всех войнах и революциях на полыхающем разломами постсоветском пространстве. Чудом выжил. Иногда ему снилась та эпоха, и в этих снах всплывали образы убитых товарищей и брошенных женщин, терзала горечь за преданные идеалы.

Когда революции утихли, он с его даром угадывать чаяния масс и отделять главное от второстепенного стал незаменим на выборах. Как-то раз его самого внесли в список одной из партий на выборах в Госдуму. Он не прошел, и тогда окончательно понял, что это не его, что истинное призвание – зажигать звезды, а не быть звездой самому. Ведь если звезды зажигают, значит, это кому-нибудь нужно. Кажется, это сказал какой-то Владимир Владимирович. Но не Путин, точно.

Да, про Путина. Как патриот, Кирилл отдавал ему должное за то, что ВВП мягко, без надрыва угомонил бившуюся в конвульсиях страну. Для его народа это было несомненным благом. Но липкие и вязкие нулевые лишили общественную жизнь всякой романтики. Вместе с монетизацией льгот для пенсионеров пришла полная монетизация политики, наступила эпоха всепобеждающего бабла. Потемкину это не нравилось. Он пытался найти свое место в новой системе координат, работал на системных олигархов, занимался их имиджем. Причем делал это с той же самоотдачей, с какой в свое время строил баррикады на Красной Пресне. И за не очень большие гонорары. По-другому не умел.

В конце концов он попал в некое пиар-поле между властью и бизнесом, где вращалась денежная масса. Так появился на свет «КонтрПроект». Когда многочисленные парвеню приходили к стене с зубцами за санкцией на общественное признание, одному из них могли указать на Потемкина в качестве подрядчика. Это, конечно, были крохи с барского стола. Но Кирилл трудился многостаночно, хватаясь за любую работу – от создания «живого журнала» до избирательной кампании кандидата в мэры уездного городишки. У него был скромный офис, зато он был расположен в весьма символичном месте – гостинице «Украина». Окна кабинета директора выходили на Белый дом. С одной стороны, это пробуждало в Потемкине воспоминания о здании, в котором он когда-то работал и даже некоторое время жил, с другой – придавало статусности в глазах клиентов, приходящих на переговоры.

Увы, изящные и приятные в творческом плане проекты появлялись редко. Не до жиру – быть бы живу. Приходилось заниматься и мелкотравчатым бизнеспиаром, «созданием и продвижением бренда» какой-нибудь сети сосисочных. Или, как вот сейчас, ВАЛЛИ.

1 2 3 4 5 6 7 8 9

www.litlib.net

Книга: 666 -число зверя

И.М. Хо666. Рождение зверяВ этом романе, как в головоломке, причудливым и непостижимым образом переплелись почти все известные литературе жанры. Политический триллер, социальный гротеск, фантастический боевик, философская… — Астрель, АСТ, Жанры, (формат: 84x108/32, 672 стр.) Подробнее...2011308бумажная книга
И. М. Хо666. Рождение зверяВ этом романе, как в головоломке, причудливым и непостижимым образом переплелись почти все известные литературе жанры. Политический триллер, социальный гротеск, фантастический боевик, философская… — Астрель, АСТ, (формат: 84x108/32, 670 стр.) Подробнее...2011160бумажная книга
И. М. Хо666. Рождение зверяВ этом романе, как в головоломке, причудливым и непостижимым образом переплелись почти все известные литературе жанры. Политический триллер, социальный гротеск, фантастический боевик, философская… — АСТ, электронная книга Подробнее...2011176электронная книга
И. М. Хо666. Рождение зверяВ этом романе, как в головоломке, причудливым и непостижимым образом переплелись почти все известные литературе жанры. Политический триллер, социальный гротеск, фантастический боевик, философская… — АСТ, (формат: 84x108/32, 670 стр.) Подробнее...2011бумажная книга
Долорес КэннонБеседы с Нострадамусом. Том 2Второй том знаменитого бестселлера Долорес Кэннон Беседы с Нострадамусом, является продолжением захватывающего повествования о серии необычных контактов с Великим Предсказателем. Этот том содержит… — Стигмарион, (формат: 84x108/32, 670 стр.) Подробнее...2009537бумажная книга
Кэннон Д.Беседы с Нострадамусом. Том IIВторой том знаменитого бестселлера Долорес Кэннон "Беседы с Нострадамусом", является продолжением захватывающего повествования о серии необычных контактов с Великим Предсказателем. Этот том содержит… — Стигмарион, (формат: Мягкая глянцевая, 592 стр.) Подробнее...2018660бумажная книга
Кэннон ДолоресБеседы с Нострадамусом. Том 2Второй том знаменитого бестселлера Долорес Кэннон "Беседы с Нострадамусом", является продолжением захватывающего повествования о серии необычных контактов с Великим Предсказателем, этот том содержит… — Стигмарион, (формат: Мягкая глянцевая, 592 стр.) Подробнее...20181455бумажная книга
Кэннон ДолоресБеседы с Нострадамусом. Том 2Второй том знаменитого бестселлера Долорес Кэннон`Беседы с Нострадамусом`, является продолжением захватывающего повествования о серии необычных контактов с Великим Предсказателем, этот том содержит… — Стигмарион, (формат: Мягкая глянцевая, 592 стр.) Подробнее...20181278бумажная книга
Николас дум ШнайдерAntichristusВ этой книге представлены мудрость и фантазия, творческие изыскания и пророческие откровения. Какие зашифрованные послания кроятся в видениях Иоанна Богослова?А главное, кто же на самом деле… — Издательские решения, (формат: 84x108/32, 670 стр.) электронная книга Подробнее...8электронная книга
Николас дум ШнайдерAntichristusВ этой книге представлены мудрость и фантазия, творческие изыскания и пророческие откровения. Какие зашифрованные послания кроятся в видениях Иоанна Богослова?А главное, кто же на самом деле… — Издательские решения, (формат: 84x108/32, 670 стр.) Подробнее...бумажная книга
Игорь ФарбаржевичЗверь и СкрипкаКак стать еще одним Князем Тьмы? Очень просто! Нужно лишь собрать 666 творческих душ. Так же решил поступить и чародей Вольнор. Но для полного «Числа Зверя» ему не хватало одной-единственной души –… — Мультимедийное издательство Стрельбицкого, (формат: 84x108/32, 670 стр.) электронная книга Подробнее...149электронная книга
Игорь ФарбаржевичЗверь и СкрипкаКак стать еще одним Князем Тьмы? Очень просто! Нужно лишь собрать 666 творческих душ. Так же решил поступить и чародей Вольнор. Но для полного «Числа Зверя» ему не хватало одной-единственной души –… — Мультимедийное издательство Стрельбицкого, (формат: 84x108/32, 670 стр.) Подробнее...2017бумажная книга

dic.academic.ru

Читать книгу 666. Рождение зверя И. Хо : онлайн чтение

Текущая страница: 1 (всего у книги 33 страниц) [доступный отрывок для чтения: 22 страниц]

И. М. Хо666. Рождение зверя

Посвящается любимой Тирли

Все персонажи и обстоятельства этой книги вымышлены.

Любые совпадения с реальными физическими и метафизическими лицами случайны.

Директору Службы внешней разведки РФ

М. Е. Фрадкову

ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА

Данный текст был написан арестованным по подозрению в шпионаже гражданином РФ Хо Иваном Матвеевичем в ходе его обследования в ГНЦССП им. В. П. Сербского. При поступлении на экспертизу И. М. Хо находился в состоянии острого алкогольного делирия (белая горячка), вызванного резким прекращением приема этилсодержащих жидкостей в условиях содержания в СИЗО «Лефортово». Записи датированы 1, 2 и 3 мая 2010 г. – периодом тяжелого протекания психоза. В указанный промежуток времени психосоматическое состояние пациента характеризовалось выраженной тревогой и стойкой бессонницей, иллюзорным восприятием окружающей обстановки, бредовыми переживаниями, идеями самообвинения, ущерба, преследования. Зрительные, тактильные и вербальные галлюцинации проявлялись в сценоподобной фантастической форме (религиозного, политического, батального и эротического плана).

В ходе лечения и последующих исследований, проведенных в том числе с использованием нейротурбулентных технологий (аппарат искусственной вентиляции сознания «Протуберанец»), предварительный диагноз «шизофрения параноидного типа» не подтвердился. Можно также утверждать, что симптомы диссоциативного расстройства идентичности (раздвоение личности) оказались не психическим феноменом, а проявлением особенностей биографии объекта. Настоящее имя И. М. Хо – Ален Ней. Он является прямым потомком одного из маршалов императора Наполеона Бонапарта – Мишеля Нея (князя Москворецкого), внедренным в 1990 г. на территорию РФ по линии французских спецслужб для проведения активных мероприятий (в числе последних – лоббирование покупки вертолетоносцев «Мистраль»). Примечательно, что при этом, находясь в образе И. М. Хо, А. Ней действительно не владеет французским языком.

В течение нескольких последних месяцев некоторые упомянутые в его текстах факты подтвердились. Возможно, более внимательное изучение материала и дальнейшая работа с объектом позволят избежать катастрофического развития ряда неизбежных событий. С учетом складывающейся неблагоприятной обстановки вокруг точек входа № 3-73 и 147, сведения, которыми по неизвестным пока причинам обладает г-н Ней, могут оказаться важными для стратегического планирования операций в инореальности.

В связи с вышеизложенным предлагаю отказаться от планируемого обмена Алена Нея на арестованного во Франции начальника верховного командования по трансформации объединенных вооруженных сил НАТО генерала Стефана Абриаля (полковник А. О. Пересыпкин).

Прошу рассмотреть.

Зав. отделом паранормальных ресурсов,

д. м. н., подполковник

Е. С. Мезенцева

Повествование основано на реальных событиях, имевших место в недалеком будущем

– Загляните человеку в душу, и вы увидите там ад, – сказал господин А., размешивая маленькой ложечкой сливки в свежесваренном кофе. – Причем, прошу заметить, не смешной ад современного кинематографа с булавкоголовыми сенобитами, а самый что ни на есть настоящий адъ, с твердым таким знаком. Мрачную пустоту безысходности.

– Чужая душа – потемки, – усмехнулся господин Б. – Или, если хотите, Потемкин.

Два джентльмена в жаркий, удушливый московский полдень последнего дня июня сидели на летней веранде ресторана «Модус» на Плющихе. Они были примерно ровесниками – что-то за сорок. В господине А. легко угадывалась порода бюрократов среднего звена кремлевской администрации. На уровне завотделом или даже, чем черт не шутит, замначальника управления. Утонченные черты лица, легкая проседь, безупречный деловой стиль. Б. внешне являл собой его противоположность: слегка обрюзгший, лысоватый тип дельца, одетого в нарочито дорогую, но небрежную рубаху салатового цвета с закатанными рукавами. Олигарх второго эшелона, «от сохи», – хозяин какого-нибудь середнячкового банка или сети супермаркетов. На худой конец, девелопер.

Из предшествующей беседы можно было понять, что господин А. через сложную офшорную цепочку имеет долю в бизнесе господина Б. и оттого интересуется, как идут дела в нелегкие посткризисные времена, а также какие дивиденды можно ожидать в текущем году. У господина Б., со своей стороны, возникли какие-то мелкие проблемы с налоговой службой. К тому же он был совсем не чужд общественной деятельности и метил на проходное место в списке правящей партии на предстоящих в этом году выборах в Государственную Думу. То есть разговор их был занятен, но типичен, как и сама встреча. Именно так в современной России осуществляется диалог между властью и бизнесом. Обсудив животрепещущие дела за горячим, к десерту компаньоны переключились на более отвлеченные темы. Благо, к этому располагали, с одной стороны, присевшие за соседний столик три волоокие нимфы, с другой – великолепный вид на храм Воздвижения Креста Господня, где, как говорят, венчались Антон Павлович Чехов и Ольга Книппер. Так их диалог и вихлял между светской сплетней и разговорами о вечном. Как раз в этот момент можно было наблюдать очередной вираж.

– Кстати, о нашем друге Потемкине. – А. смахнул с лица тополиный пух. – Какая-то мутная история, не находите?

– Вы правы, история действительно мутная. А что, у вас ТАМ это кому-то действительно интересно?

– Не то слово – «интересно». Один мой товарищ, – А. слегка пригнулся и постучал пальцами по незримым погонам на левом плече, – говорит, что в конторе начато серьезное расследование. Погранцы сейчас пробивают всех, кто вылетал туда за последние два года, в том числе прайват джетами. А главное – кто прилетел. Если быть совсем точным – не прилетел.

– Так вроде же МЧС работает, разве это не их епархия?

– Дуумвиры уверены, что это вопрос национальной безопасности, – сухо ответил А. – Возможно, мы не очень представляем себе масштабы бедствия.

– О масштабах бедствия сообщали все мировые информационные агентства, – пожал плечами Б. – По-моему, это не тот повод, чтобы поднимать стратегическую авиацию.

– Меня, если честно, больше всего удивляет реакция на эти события. Похоже, мы имеем дело с каким-то новым проявлением «стокгольмского синдрома».

– «Стокгольмского синдрома»?

– Идентификация с агрессором. Это когда заложники террористов начинают им сочувствовать и даже принимают их сторону. Назван так после случая с захватом банка в Стокгольме в 1973 году. Там взятые в заложники клерки впоследствии даже оплатили грабителям адвокатов и дружили с ними семьями. Но наиболее ярко этот феномен проявился в Лиме. Случай, кстати, по масштабам весьма похожий, не находите?

– Если признаться, как-то с этой Лимой упустил… – смутился своей невежественности господин Б.

– В девяносто шестом бойцы перуанской банды «Революционное движение имени Тупака Амару» во главе с Нестором Картолини, переодевшись официантами, захватили посольство Японии в Перу. Там как раз проходил помпезный прием по случаю дня рождения императора Акихито, и в заложники попали несколько сотен вип-персон – послы, перуанская элита, зарубежные инвесторы. Террористы хотели освободить своих сторонников из тюрем и требовали прямых переговоров с президентом Альберто Фухимори – японцем по происхождению. Фухимори на это не пошел и оказался под давлением со всех сторон: среди заложников было много граждан западных стран, и их лидеры уламывали его на переговоры, а общественность обвиняла в бездействии. Потом Картолини выпустил больше половины людей. И то, что они начали говорить, всех весьма, скажу вам, озадачило. Бывшие заложники с пеной у рта защищали бандитов, кричали, что те чуть ли не герои, которые борются за справедливое дело, а Фухимори – коррумпированный диктатор, да и вообще негодяй.

– И чем же закончилась история?

– Все это длилось четыре месяца. Пока мировое сообщество возмущалось поведением президента, спецназ рыл подземный тоннель. Операция началась, когда террористы играли во дворе в футбол, и заняла шестнадцать минут. Один заложник погиб в перестрелке, остальные были освобождены, все карбонарии – уничтожены.

– Поучительно. Только при чем здесь наша история?

– Неужели не видите аналогий? Это та же идентификация с агрессором, только уже не со стороны жертв, а всей так называемой прогрессивной общественностью планеты. Диву даюсь, что теперь говорят и пишут властители дум в Европе и Америке. Все эти либеральные сопли, самоуничижение, призывы покаяться, понять…

– Да уж, – согласился Б. – Бандиты – они и есть бандиты. И нечего с ними цацкаться.

А. пристально посмотрел в глаза собеседнику.

– Кстати, хотел спросить: вы-то раньше ничего не слышали про это место?

– Я? Да с чего бы вдруг? – испуганно отвел взгляд Б. – Мне вообще кажется, что все это ерунда. Миф какой-то. Считаю, что надо придерживаться официальной версии событий.

А. выдержал небольшую паузу, затем направил указательный палец на Б. и громко произнес с характерным грузинским акцентом:

– Это очэнь правильная, а главное – отвэтственная гражданская пазыция, товарищ Жюков. Ви лучше их придэрживайте, а то еще оторвут ненароком!

А. и Б. громко расхохотались, чем привлекли пристальное внимание сидевших за соседним столиком дам, которые, не прекращая своего милого щебета, все это время их оценивающе рассматривали. Перекинувшись взглядами, господа решили внести свежую мужскую струю в их девичий коллектив. Б. привстал, чтобы под каким-нибудь пустячным предлогом завязать светскую беседу, но тут уши у всех, кто был на веранде, заложило от страшного треска, сопровождаемого раскатами грома, – точно где-то высоко над землей кто-то пробил скорлупу небесной тверди и сжал ее невидимой гигантской рукой. А. и Б. подскочили к краю накрывавшего веранду тента и уставились в небо. Оно было совершенно безоблачным. А. задумчиво почесал затылок:

– Что называется, гром среди ясного неба.

– А может, это сверхзвуковой военный самолет, новейшая разработка? – предположил Б.

– Вряд ли. Какая бы там ни была разработка, за такие полеты над охраняемой зоной могут на другую зону отправить.

Вдруг они увидели, что прямо посреди неба появилась темная прогалина. Она быстро увеличивалась, превращаясь в огромную набухающую тучу. Вскоре туча закрыла собой весь небосвод.

– Синоптики с прогнозом, как всегда, попали пальцем в жопу, – иронически отметил А. и передразнил погодную теледиву Татьяну Антонову: – «По данным Московского гидрометеобюро, в ближайшую неделю в столице сохранится солнечная безветренная погода, осадков не ожидается».

– Может, уйдем отсюда, – поежился Б. – Предчувствие какое-то нехорошее.

– Да бог с вами, дружище! У природы нет плохой погоды.

– А как же эти пожары? Говорят, опять торфяники занялись.

– На этот случай у нас теперь имеются трубопроводные войска. Прошлогодний кошмар больше не повторится…

Его прервал грохот, напоминающий дробь высыпаемого на жестяной лист мешка гороха, усиленный тысячекратно. Все вокруг сделалось белым: на Плющиху обрушилась лавина градин, каждая была размером с кулак. Тент над верандой мгновенно превратился в решето. А. и Б. вместе со всеми бросились к входу в зал ресторана и успели забежать внутрь. Неожиданно одна из девушек, бежавшая последней, остановилась, будто сраженная пулей снайпера. Ее лицо выражало неземное страдание. С криком: «У меня там „Биркин“! И телефон!» – она побежала обратно к столику.

– Аня! Стой!!! Назад! Ну его на хрен! – заорали ее подруги.

Но было поздно. Аня успела добежать до столика, схватить свою сумочку Pink Birkin, развернуться и пройти два шага обратно. Потом она упала, подкошенная. Две другие нимфы нечеловечески заголосили. Видя эту сцену, господин А. обратился к стоящему рядом официанту:

– Молодой человек, сделайте же что-нибудь, помогите ей!

– Я не в спасательной службе работаю и под артобстрел не полезу, – невозмутимо ответил официант и на всякий случай сложил руки на груди.

– Твою мать! – выругался господин Б. – Мы потом еще разберемся, где ты работаешь.

С этими словами он снял с петель дверь и поднял ее над собой. Прикрываясь этим импровизированным навесом, А. и Б. добежали до Ани. А. схватил ее за руки и поволок в ресторан, оставляя на земле и градинах кровавый след. Девушка находилась в сознании, но в шоке, ее рука крепко сжимала злополучную сумку. Вместо лица было сплошное месиво, словно она только что отстояла несколько раундов без перчаток против Николая Валуева. Посетители и подруги бережно подхватили ее и положили на ближайший стол лицом вверх. И тут девушка, которая придерживала ее голову, дрожащим голосом прошептала:

– Маша, у нее голова мягкая…

– Это называется перелом черепа, деточка, – сказал седоватый господин в очках с золотой оправой. – Я врач, дайте посмотрю. И срочно вызывайте реанимацию.

Все схватили мобильные телефоны и начали звонить. Связь ни у кого не работала.

– Наверное, разрушило передающие станции, – предположил Б.

– Мы положим ее ко мне в машину и отвезем в клинику Бурденко! – закричал А. – У меня машина возле входа стоит!

– Никуда мы никого не повезем, – раздался хриплый голос. – Нету больше машины.

Около входа стоял суровый мужчина в сером дешевом пиджаке и вылинявшем галстуке. Это был водитель господина А.

А. подбежал к двери и убедился, что его служебная «ауди» действительно представляет собой весьма печальное зрелище. Чем-то это напоминало авто президента Ингушетии Юры (Юнус-Бека) Евкурова после того, как в Назрани его попытался подорвать террорист-смертник. Только взрыв на этот раз был не сбоку, а сверху.

– Да и смысла никакого нет, – отозвался врач, который держал руку у Ани на шее, щупая пульс. – Разве только в морг. Она умерла.

Грохот бьющихся о крышу ресторана градин смешался с истерическим воем Аниных подружек. А. подошел к столу, поднял валяющуюся Pink Birkin и положил ее на грудь покойной.

– Какая глупая, дурацкая смерть, – тихо сказал он.

– Может, для нее это было самым важным в жизни, – возразил Б. – Ее и похоронить надо с этой сумкой, как настоящего воина с его оружием.

Внезапно господин А. стал усиленно шмыгать носом:

– Вы ничего не чувствуете? Что-то запах какой-то… Как будто…

– Да, да, я тоже чувствую, – ответил Б., втягивая ноздрями воздух.

– Наверное, градом пробило газовую трубу, – все так же невозмутимо прокомментировал официант. Тот самый, который не хотел быть спасателем.

В зале воцарилась гробовая тишина. Так как этот обмен мнениями услышали все присутствующие, всех в один миг охватило одно и то же желание: немедленно очутиться как можно дальше от этого места. За долю секунды каждый успел взвесить свои шансы первым добежать до двери и вероятность быть убитым градом снаружи по сравнению с вероятностью сгореть заживо внутри. Но им не суждено было в панике передавить друг друга, потому что долю секунды спустя взору посетителей ресторана предстала новая, совершенно завораживающая картина. В открытый проем двери медленно, словно крадучись, влетело нечто вроде шаровой молнии. Она вела себя как исследовательский зонд инопланетного космического корабля: тихо потрескивая и перебирая щупальцами, мерцающий шар оранжевого цвета завис в полуметре от входа и начал снисходительно рассматривать полтора десятка замерших в неестественных позах людей, их перекошенные лица, выражающие страх и ужас.

– Это пиздец, – мрачно произнес господин А. – кажется, единственный, кто сохранял самообладание в этой ситуации.

В следующий миг оглушительный взрыв обратил в прах одно из самых пафосных заведений Москвы вместе со всем его гламурным содержимым.

Часть I
Ева

– Ваш чай, Кирилл Ханович. – Секретарша поставила на стол чашку и блюдечко с завернутыми в фольгу маленькими шоколадками. – Что-нибудь еще желаете?

– Нет, спасибо, Ева, – пробормотал Потемкин, не отрываясь от монитора. – И пригласите ко мне через полчасика этих, как их, Бурунина с Коготковым.

Ева медленно удалилась, цокая шпильками. Этот звук заставил Кирилла перевести взгляд на ее манящие формы. «Вот уж верно говорят – ноги от ушей», – подумал он, скидывая с подчиненной миниюбку и блузку, расстегивая бюстгальтер. Виртуально, разумеется. С младых ногтей Потемкин усвоил золотое правило: «Не сри, где спишь, и не ебись, где работаешь». Эта девочка приехала покорять первопрестольную из Сочи. Сочинские барышни, формально провинциалки, никогда не проходили по разряду урюпинских ложкомоек. Они все же представляли южную столицу государства Российского, где карусель жизни вращалась на тех же оборотах, особенно в летний сезон. Да и статус столицы предстоящей зимней Олимпиады накладывал на обладателей сочинской прописки дополнительный лоск. Впрочем, огни русской Ривьеры светили отраженным светом, и никакие климатические преимущества жизни в субтропиках, равно как и никакие ужасы бытия стоящего в смоге и смраде Третьего Рима, не могли остановить мотыльков, вознамерившихся стать частью светила.

Потемкин прекрасно понимал, что Ева отдалась бы с пол-оборота, – уж больно очевидно сохла по нему эта красавица. Своего начальника она просто боготворила – в ее глазах он был настоящий принц: относительно молодой (все мужчины до сорока относились к этой категории), красивый, образованный и ухоженный столичный фрукт, всегда обращающийся к ней на «вы», то есть к тому же неплохо воспитанный. Что немаловажно, дающий ей средства к существованию – при не очень-то пыльной работе вполне достаточные, чтобы снимать квартиру в Бибиреве, скромно жить и учиться на вечернем в каком-то гуманитарном институте. Вот по этим-то причинам Потемкин даже не помышлял о том, чтобы переводить деловые отношения в интимную плоскость. Точнее, конечно, помышлял, но тут же отгонял эту мысль, как назойливую муху. Ведь стоит только раз сорвать этот цветок и потрахаться, как девочка сразу начнет строить на него планы, что в его планы никоим образом не входило. Ибо цветок тотчас превратится в кактус, который захочется поскорее выкинуть на помойку. А как работник она его устраивала совершенно. То есть можно испортить жизнь и ей, и себе. Поэтому Кирилл поставил между Евой и собой стену принципа, чем в глубине души очень гордился, так как это повышало его самооценку. Возможность обладать порой доставляет большее удовольствие, чем само обладание. И Потемкин чувствовал себя Марком Аврелием, укрощающим низменные помыслы во имя абстрактного общественного блага.

Впрочем, в своих контактах с противоположным полом сей стоик предпочитал замужних женщин. Более того – таких, которые в браке были вполне счастливы и не желали ничего менять. Он даже подвел под это своеобразную этическую базу, проповедуя адюльтер как высшую форму сексуальных отношений между мужчиной и женщиной. Ибо, как учил он своих менее искушенных собутыльников, связанная семейными узами женщина, проводя время на стороне с любовником, именно приятно проводит время, не заморачиваясь мыслями о перспективах совместной жизни. Ей не надо думать о том, каков мужчина в быту, – вполне достаточно знать, каков он в постели и непринужденном общении. И в этот момент она расцветает, полностью отдаваясь страсти.

– Вы сегодня потрясающе выглядите, – улыбнувшись, бросил Потемкин вслед секретарше. – Этот летний день вам к лицу!

– Спасибо, Кирилл Ханович. – Она, как всегда, изящно развернулась к нему, закрывая за собой полупрозрачную дверь.

Потемкин опять обратился к компьютеру. «Так, что там у нас… “Концепция продвижения бренда северо-западной строительной компании на рынке северо-западного региона”. Понятно. “Цель проекта: увеличить узнаваемость бренда, привлечь муниципалитеты к реализации совместных проектов…” Ясно, хотя очевидна тавтология. “Инструменты: в одном из городов снимается фильм об успешном строительстве доступного жилья с использованием технологий СЗСК… показ по одному из центральных телеканалов… пресс-конференция… промо-сайт… статьи в федеральной и региональной прессе…”» Потемкин отвернулся от экрана:

– Блядь, какой бред! Ну кто это все пишет?! Головы поотрывать. Неужели непонятно, что невозможно продвигать компанию с названием «Сызыэска»!

Ему на ум сразу пришла сцена из фильма «Иван Васильевич меняет профессию»: «Что за репертуарчик у вас?! Давайте что-нибудь современное, массовое… Тили-тили там, трали-вали…» Кирилл вдруг просиял. «ВАЛЛИ! Надо переименовать фирму в ВАЛЛИ. Будет звучать как „фирма Вали“, то есть контора губернатора Санкт-Петербурга Валентины Матвиенко… Еще вот ассоциации: Валли – положительный герой диснеевского мультфильма, он убирает мусор и помогает человечеству вернуться на Землю. Премия „Оскар“ опять же… Да, точно! Можно пиратским образом задействовать визуальный образ. Только надо расшифровать… Сейчас придумаем. Э-э-э… „Виртуальная Ассоциация Лысых Латентных Извращенцев“. Потемкин громко расхохотался, радуясь неожиданной находке. Он извлек из ящика стола пачку „Мальборо“, достал сигарету и закурил, катаясь взад-вперед на кресле с колесиками и пуская в потолок кольца дыма. «Пожалуй, не пройдет… Хотя на будущее, для конкурентов, надо приберечь. Может, с другой стороны зайти? Как там этого дурацкого робота в оригинале? WALL’E? О’кей. Может, West Association of Luxury Landscape Engineering?1   Западная ассоциация ландшафтного инжиниринга класса люкс (англ.).

[Закрыть] Нет, ерунда какая-то. Для ландшафтного дизайна, конечно, покатило бы, а здесь не тот случай. Но «инжиниринг» – слово подходящее, да».

Паззл не складывался. Кирилл взял листок бумаги, написал в колонку В-А-Л-Л-И и начал мучительно подбирать слова к первым трем буквам. Через минуту что-то нарисовалось. «Высокопроизводительный Аттестованный Лицензированный Легкодоступный Инжиниринг». Корявенько, не прокатит. Внезапно его озарило: «А, кстати, это же у нас северо-западный регион? Там со времен совка все на фиников молятся, а слово „валли“ наверняка чухонское. Что там у нас такое valli?» – Потемкин открыл переводчик с финского на русский. Ага, «интервал». Из учебника по геометрии Кирилл помнил, что интервал – «множество точек прямой, заключенных между точками А и Б». То есть интервал как бы заполняет собой пустое пространство. Для строительной фирмы очень подходящая легенда. Значит, надо найти в Лапландии каких-нибудь оленеводов и зарегистрировать фирму «Интервал», а потом ввести ее в номинальные учредители СЗСК. Ко всему прочему, учредитель из страны Евросоюза – это как бы символизирует окно в Европу. Потемкин запустил презентационный редактор и написал слоган:

КОРПОРАЦИЯ «ВАЛЛИ»: МЫ СТРОИМ БУДУЩЕЕ!
Европейское качество по доступным ценам.

Пропустив несколько строк, Кирилл улыбнулся и добавил:

 Вдруг витязь вспрянул; вещий ФиннЕго зовет и обнимает:«Судьба свершилась, о мой сын!Тебя блаженство ожидает;Тебя зовет кровавый пир;Твой грозный меч бедою грянет;На Киев снидет кроткий мир,И там она тебе предстанет»… 

Потемкин затушил бычок, подпер голову рукой и тяжело вздохнул:

– Обрыдло.

Кирилл руководил небольшим пиар-агентством. Он же был и его хозяином. Если совсем откровенно, то он сам и был этим агентством. Поэтому оно и называлось «КонтрПроект». Логотип фирмы представлял собой перевернутую задом наперед букву «К», стилизованную под открытую книгу, и поднятую вверх ладонь, как на флаге Абхазии, – будто бы кто-то голосовал «за». По официальной легенде название расшифровывалось как «контрактное проектирование». На деле же и дураку было понятно, что заглавные буквы «К» и «П» обозначают «Кирилл Потемкин». У Потемкина, конечно, было в штате несколько оболтусов – копирайтеров и криэйтеров, за которых все равно все приходилось переделывать. Но на крупные проекты Кирилл собирал специальные бригады из числа знакомых фрилансеров – слава богу, таких на обмельчавшем кризисном рынке было навалом. На фоне крупных рекламных и пиар-монстров, жирующих от обслуживания администрации президента, министерств, госкорпораций или губернаторов, агентство Потемкина казалось маленькой канонеркой, плутающей в тени линкоров. Но канонерка, надо сказать, была весьма маневренная. Ведь самое главное в этом бизнесе – найти заказ. А это Потемкин умел делать, пользуясь своей репутацией кудесника-сверхчеловека от пиара. И связями, которыми он оброс за пятнадцать лет.

Потемкин влетел в мир большой политики в начале девяностых, в совсем еще юном возрасте. В восемнадцать он был в авангарде борьбы за светлое капиталистическое завтра, в двадцать – среди красно-коричневых «фронтовиков», пытавшихся устроить его вчерашним бело-сине-красным соратникам кровавый термидор. Он был идеологом по складу ума, так как всегда хорошо конструировал идеологемы и формулировал прикладные месседжи. Мог сочинить листовку, мог написать статью или речь для какого-нибудь очередного косноязычного вождя. Штурмовал «Останкино», защищал Белый дом. Поучаствовал почти во всех войнах и революциях на полыхающем разломами постсоветском пространстве. Чудом выжил. Иногда ему снилась та эпоха, и в этих снах всплывали образы убитых товарищей и брошенных женщин, терзала горечь за преданные идеалы.

Когда революции утихли, он с его даром угадывать чаяния масс и отделять главное от второстепенного стал незаменим на выборах. Как-то раз его самого внесли в список одной из партий на выборах в Госдуму. Он не прошел, и тогда окончательно понял, что это не его, что истинное призвание – зажигать звезды, а не быть звездой самому. Ведь если звезды зажигают, значит, это кому-нибудь нужно. Кажется, это сказал какой-то Владимир Владимирович. Но не Путин, точно.

Да, про Путина. Как патриот, Кирилл отдавал ему должное за то, что ВВП мягко, без надрыва угомонил бившуюся в конвульсиях страну. Для его народа это было несомненным благом. Но липкие и вязкие нулевые лишили общественную жизнь всякой романтики. Вместе с монетизацией льгот для пенсионеров пришла полная монетизация политики, наступила эпоха всепобеждающего бабла. Потемкину это не нравилось. Он пытался найти свое место в новой системе координат, работал на системных олигархов, занимался их имиджем. Причем делал это с той же самоотдачей, с какой в свое время строил баррикады на Красной Пресне. И за не очень большие гонорары. По-другому не умел.

В конце концов он попал в некое пиар-поле между властью и бизнесом, где вращалась денежная масса. Так появился на свет «КонтрПроект». Когда многочисленные парвеню приходили к стене с зубцами за санкцией на общественное признание, одному из них могли указать на Потемкина в качестве подрядчика. Это, конечно, были крохи с барского стола. Но Кирилл трудился многостаночно, хватаясь за любую работу – от создания «живого журнала» до избирательной кампании кандидата в мэры уездного городишки. У него был скромный офис, зато он был расположен в весьма символичном месте – гостинице «Украина». Окна кабинета директора выходили на Белый дом. С одной стороны, это пробуждало в Потемкине воспоминания о здании, в котором он когда-то работал и даже некоторое время жил, с другой – придавало статусности в глазах клиентов, приходящих на переговоры.

Увы, изящные и приятные в творческом плане проекты появлялись редко. Не до жиру – быть бы живу. Приходилось заниматься и мелкотравчатым бизнеспиаром, «созданием и продвижением бренда» какой-нибудь сети сосисочных. Или, как вот сейчас, ВАЛЛИ.

«Нет, пора в пампасы», – подумал Потемкин и опять закурил. В этот момент дверь кабинета растворилась, и в него под конвоем Евы вошли Бурунин и Коготков – два нечесаных потемкинских криэйтора. От Бурунина, ко всему прочему, за версту разило перегаром.

– Ева, закройте, пожалуйста, дверь с той стороны, – сказал Кирилл и добавил: – И уши, пожалуйста, тоже закройте.

Последнее, что услышала Ева, выходя из кабинета, было: «Орлы, вы не охуели так работать, а?!»

Через полчаса криэйторы выползли и прошмыгнули в свою каморку.

– Пить надо меньше, Бурунин! Почему Кирилл Ханович должен все за вас делать? – сурово бросила им вслед Ева.

Она всегда близко к сердцу принимала раздолбайство подчиненных Потемкина и вообще, несмотря на свой юный возраст, испытывала к нему почти материнские чувства – весьма распространенная схема отношений в ситуации, когда секретарша прикипает душой к своему шефу.

Кирилл между тем опять обратился к своей волшебной шарманке с клавиатурой, мышкой и жидкокристаллическим экраном. Маленький желтый конвертик в правом нижнем углу монитора сигнализировал о том, что за время его воспитательной беседы с подчиненными пришла почта. У Потемкина было несколько ящиков на разных сервисах, заведенных в почтовую программу со странным и несколько мистическим названием Thunderbird2   Гром-птица (англ.).

[Закрыть]. Письмо, поступившее на корпоративный адрес, было от его подрядчика – студии TNY-production и содержало черновой вариант имиджевого видеоролика, который Кирилл делал для Воронежского отделения партии «Единая Россия» под выборы в Госдуму. Другое было оповещением о том, что некий пользователь «живого журнала» gomorrah_angel добавил его в друзья. «Ладно, ролик потом посмотрим, а что это еще за ангел из Гоморры, позже разберемся», – решил Потемкин, потому что следующее письмо его заинтересовало гораздо больше.

Оно пришло на самый-самый личный ящик на gmail, которого не было на визитках и который Кирилл кому попало не раздавал. Собственно, адресом служил номер потемкинского мобильника – он создал его для того, чтобы при обмене контактами с нужными людьми адрес и телефон были, как некогда в рекламе шампуня и ополаскивателя Vidal Sassoon, в одном флаконе. К тому же такой имейл легче продиктовать по телефону. В теме письма значилось: «Ваш единственный шанс попасть в рай на Земле», а само письмо начиналось знакомым каждому с детства текстом:

«Алиса сидела со старшей сестрой на берегу и маялась: делать ей было совершенно нечего, а сидеть без дела, сами знаете, дело нелегкое; раз-другой она, правда, сунула нос в книгу, которую сестра читала, но там не оказалось ни картинок, ни стишков. „Кому нужны книжки без картинок или хоть стишков, не понимаю!“ – думала Алиса.

С горя она начала подумывать (правда, сейчас это тоже было дело не из легких – от жары ее совсем разморило), что, конечно, неплохо бы сплести венок из маргариток, но плохо то, что тогда нужно подниматься и идти собирать эти маргаритки, как вдруг… Как вдруг совсем рядом появился белый кролик с розовыми глазками!»

ЕСТЬ МЕСТО, ГДЕ СНЫ СТАНОВЯТСЯ ЯВЬЮ И СБЫВАЮТСЯ ВАШИ САМЫЕ СОКРОВЕННЫЕ ЖЕЛАНИЯ.

ЧТОБЫ ПРИСОЕДИНИТЬСЯ К ИЗБРАННЫМ, ПЕРЕЙДИТЕ ПО ССЫЛКЕ И ВВЕДИТЕ СВОЙ ЛОГИН И ПАРОЛЬ.

Далее следовали очень хитрая гиперссылка и две комбинации:

Ваш логин: DCLXVI.

Ваш пароль: 56510.

«Какая забавная замануха», – усмехнулся Кирилл и хотел было отправить письмо в корзину для мусора. Однако сочетание двух факторов – личного ящика и природного любопытства – заставило его пойти за белым кроликом и кликнуть на ссылку.

iknigi.net

Книга 666 Язычество Черная Магия Таро Бафомета

Алексей Зверинский

КНИГА 666

Язычество - Черная Магия - Таро Бафомета

г Клюев А.Г., 2000

УДК 113

ББК 86.42

К 52

Книга А. Зверинского является важным ключом к пониманию читателем Черной Магии,

ее основ и природных ценностей. В книге раскрывается тайная история, развитие и

социальные перспективы современного Сатанизма. Однако, само произведение не

ограничивается только одной традицией. Автор уделяет много внимания творчеству

оккультистов, немецких тамплиеров, культуре, показывает способы применения карт

Таро Бафомета для символического самопознания человека и для магических

действий. В книге даются также традиционные практики и оригинальные методики

колдовства.

Предисловие

Черная Магия у многих ассоциируется с кровавыми жертвоприношениями, разнузданным

сексом, наведением на человека порчи или смерти. А представители

монотеистических религий относят к ней и восточные практики, йогу, тантризм,

предсказательные искусства, Таро, астрологию, а также вино, домино и многие

другие “грехи” - о чем “благожелательно не высказался” бог. Что такое Черная

магия в действительности? Сегодня наиболее представительно выражает традиции

Черной Магии такая религия как Сатанизм. Рассмотрим ее поподробнее.

Сатанизм пугает! Вспомните, например, трубный глас российской прессы по поводу

ужасающего случая о том, как “Сатанист” Николай Аверин услышал воззвание

Дьявола. Тогда, исполнившись силами Тьмы, он “ритуально” умертвил трех

православных монахов из Оптиной Пустыни. Чуть ли не кровь их выпил! В то время,

никто почему-то не вспомнил, что Аверин - обычный ветеран-афганец, диагноз у

которого параноидальная шизофрения. Принять простую позицию, что все Сатанисты –

шизофреники, было бы очень удобно, но глупо. Ибо с таким же успехом “военная

шиза” может проявиться у лица любого вероисповедания или убеждений.

Гораздо сложнее понять, что Черная Магия имеет свои древние традиции и

современную философию. В отличие от безумия, она олицетворяет разум. Вопрос

состоит в другом, а именно, чужд ли нам этот разум? В середине двадцатого века

основные принципы новой религии разума сформулировал американец Антон Шандор

ЛаВей. Его прилежными учениками стали известные актеры (Мерлин Монро, Сюзане

Эткинс, Джейн Менсфилд, Сэмми Дэвис, Салли Форрест), особо талантливые режиссеры

или сценаристы (Майкл Франк, Уилл Фолер, Кеннет Энгер), музыканты, поэты и др.

Они вложили в свое творчество собственные убеждения, а потому, они нам и

нравятся. Это “обращение к авторитетам” не ставит цели убедить читателя в

правоте Сатанизма, но даст ему возможность задуматься о том, почему, вдруг,

реальность жизни не соответствует тому, что так часто и вдохновенно пытаются ей

приписать “устаревшие” люди.

В действительности, не так страшен Черт, как его малюют! Современное

человечество в своем развитии давно миновало жуткую эпоху всеобщей веры,

миновало оно и псевдонаучный атеизм. Черные Маги, да и оккультисты в целом

считают, что следующим эволюционным шагом развития человека будет индивидуальная

вера в себя, собственные силы и возможности. Наиболее чутки к переменчивым

веяниям времени, естественно, люди культуры. Отсюда произведения талантливых

авторов наполнены выражением таящейся в индивидууме силы развития общества,

которая принимая религиозный оттенок становится Сатанизмом.

Мы в этой книге специально останавливаемся на культуре. Ведь современные, особо

оккультные, произведения искусства ориентированы помочь человеку познать себя.

Одной же из наиболее важных сторон развития его познания себя как бога является

обретение им магических способностей. Магия и самопознание – вот что соединяет в

себе известное, наверное, многим Таро Бафомета. И в одной из глав мы специально

заостряем внимание на этом, актуальном сейчас произведении.

Таро Бафомета, безусловно, является украшением книги, однако не менее интересной

оказывается, на наш взгляд, и философия Сатанизма, его древне-языческая история,

практика традиционной Черной Мессы. Все это раскрывает перед непредвзятым

читателем новое видение окружающего мира, показывает в нем кропотливую работу

законов природы, а не метафизическую вуаль грез, что соткана чьим-то больным, а

привешена к ресницам многих людей особо практичным воображением. Таким образом в

книге мы пытаемся передать критический дух, основные теоретические положения, а

также символику Черной Магии.

Символично, кстати, и название нашей книги. С одной стороны, номер шесть, как

известно, является числом Зверя. С другой стороны, если такое число, как это

сделано в нашем названии, умножить на три, оно дает девять. Девятка, будучи

умноженной на любое число, остается собой (9x2=18, 1+8=9). Поэтому девять –

число личности. За личностью будущее. А сложенная из шестерок, эта личность,

соответствующая черно-магическому духу времени и периоду прихода Антихриста.

Не надо пугаться сложности описания символики пентаграммы, с которой мы

вынуждены начать книгу. Все выдающиеся писатели (хотя мы себя к ним,

естественно, не относим) начинали сложно, а порой даже и “скомкано”. Преодолейте

традиционный для литературы барьер! Однако, не беритесь читать данную книгу с

заведомо отрицательной установкой. Она – своеобразный источник Силы, а потому

последствия могут быть непредсказуемы.

666Сатанизм требует изучения, а не поклонения

Антон ЛаВей

Пробуждение Зверя

Зверь пробудился, и имя Ему – легион. Земля взрастила одурманивающие травы и

злаки, что привлекают современных людей. Она разродилась вожделением и

похотливой страстью, которые влились в их сердца вместе с отошедшими от нашей

Матери водами. Огонь гнева и ненависти, а не “любовь” к обидчикам, теперь

согревают их души. Слова “богохульные” насыщают воздух: проклятия, ужасы и

соблазны заполнили атмосферу домов. Однако, нельзя сказать, что Зверь пришел от

четырех стихий света. Ибо Звездой, разрушающей бастионы лицемерной праведности,

Он упал с Неба, и имя этой Звезды – Алистер Кроули. Так вырисовывается символ

перевернутой пентаграммы Зверя, который, казалось, был убит присутствием Единого

Божества, но почему-то не умер, а только заснул. Что же случилось? Как на пороге

второго тысячелетия нашей эры пробудился Зверь и Противник единой религиозной

системы - Сатана? Его, как поговаривал бывший и неблагодарный ученик Кроули

Антон Шандор ЛаВей, пробудили ведьмы и чародеи, гомосексуалисты и нимфоманки,

сидельцы в пирамидах и “атлантисты”, мечтательные уфологи и наркоманы.

Пять лучей сатанинской пентаграммы зажгли аутсайдеры общества, пронизанного

единобожной, а потому, тоталитарной моралью. Они не скрывали, что им чужды идеи,

навязываемые христианской церковью: комплекс “первородной вины” и тяжкий труд

“во искупление” этого комплекса. Их более увлекали достоинства жизни, как,

например, пляски или возлияния в честь рогатого Диониса, приятное

времяпрепровождение в честь Приапа или Венеры, богатые урожаи, которые дает

своим, занимающимся волшбой, почитателям Баал и, наконец, слава и доблесть Тора.

Выражая в себе естественные стремления людей, языческие боги мирно

сосуществовали. Христианский же бог, подобно злобному Иегове, не мог терпеть

рядом с собой никого.

Культ слабого, гонимого, не приспособленного к жизни, а потому и не боящегося ее

потерять еврея вначале захватил умы только рабов. И это неудивительно, так как в

большинстве своих качеств они были подобны ему, поэтому они славили и воспевали

его, становясь овцами, идущего на заклание стада! Точнее, преследуемые за

религиозную нетерпимость к богам, в образах которых утверждалась жизнь, рабы

буквально “сходили с ума”: героически шагали то в печь огненную, то в клетку со

львами. И получалось, что не умеющие жить достойно умирали достойно!

Представьте, каково было удивление от этого массового психоза людей имущих,

жизнелюбивых и властных. Да что там их изумление, когда даже растерявшиеся

звери, вдруг, начинали ДУМАТЬ – “А стоит ли есть сумасшедших, которые сами лезут

в их пасть, и не заразно ли это?”. У всех на глазах рождалось “чудо”, в свете

которого проповедник-чужеземец и раб стали обретать отсутствующее у них

достоинство личности. Хотя в достоинстве этом утверждалась лишь СМЕРТЬ!

Ее проповедники, юродивые и рабы получили моральное право объяснения жизни. Так

чем она могла стать в устах этих обездоленных, нищих, убогих? Конечно, уж не

радостью, не веселящим танцем, не богатством, а страданиями и слезами,

власяницами и веригами. Жизнь как-то потускнела с приходом христианства. А

вместе с ее былым блеском ушли в некое полузабвение и языческие боги. Бог,

дающий прирост диких и домашних животных, Велес стал скромным святым Власием,

великий громовержец, владыка урожая Перун превратился в “небесного борца с

чертями” - Иоанна Крестителя, лучезарный Ярило принял облик святого Георгия. В

их честь совершаются молитвы, а не возлияния, им не нужны приношения. Святые

абстрактны в своей добродетели, прямо как СМЕРТЬ!

Массы людей являются носителями вируса социального конформизма. Они готовы

согласиться с любой государственной политикой, религиозными, философскими

доктринами и даже поверить в абсолютную чушь, если за это им позволят подольше

влачить свое бездарное существование. Подобные им могли проживать по триста лет,

потихоньку причащаясь трупного яда давно умершего иудея. И вороны выводили свое

потомство под сводами новых христианских храмов. Такие храмы окружали кладбища.

Их же с особой тщательностью избегали язычники. Поэтому они оказались вне

общества конформистов и получили прозвища ведьм или колдунов.

Большинство представителей колдовских искусств или профессий вначале мало

заботила новая и сугубо абстрактная религия смерти. Ведь к ним от кладбищенской

вони, тайком, приходили серые и бездарные люди, чтобы найти помощь в решении

конкретных жизненных задач, например: исцелить близкого человека, приворожить

суженного, обеспечить урожаем деревню. Одни члены колдовского сообщества со

временем принюхались к исходящему от клиентов и чаще всего родственников

трупному запаху, а потому, абстрактная религия стала дополнять традиционную

практику волшбы и называться разрешенной или белой магией. Другие – наоборот,

увидели в исповедании жизненных страданий людей и ценности смерти источник

многих человеческих бед. Именно они отвергли эту жестокую религию и приняли в

сознании народных масс образ черных колдунов - первых Сатанистов.

Опасность для прозябающего на сквозняке “греха” общества исходила от жреческого

корпуса черных колдунов. Так как они, наряду с античными еретиками–философами,

типа известного Цельса, первыми стали задумываться о противоестественности

покорившей толпу религии и об абсурдности сложивших ее основных догматов. Как

это понимать, что бог один, но в трех лицах? Что могут объяснить мракобесы

заимствованным для понимания сей догмы и малопонятным греческим термином

“ипостась”? Быть может проще представить себе врага многих языческих богов и

почитающих ценность жизни людей Змея Горыныча. Тело у этого монстра одно, а вот

голов – три. Одна голова распространяет вокруг мирские страдания, вторая –

монашеское лицемерие, а третья – смерть. Так прозорливые славянские

Волхвы-Сатанисты восприняли облик христианского бога. История показала, что

практически они не ошиблись.

Пока с Сатанистами боролись апологеты христианской “науки”, европейские ведьмы и

колдуны, подобно своим афро-карибским братьям, “кормили” благовонными маслами

“святого Валентина” для приворота влюбленных, водой и церковными облатками

ублажали “Иоанна Крестителя”, чтоб тот послал им обильные летние дожди,

обмазывали кровью фигурки “Божьей” Матери, чтоб обеспечить женское плодородие,

переделывали молитвы, чтоб наказать врагов и пр. То есть, как и известный

Василид, они явно впадали в ересь, а значит, становились для церковных властей

Противниками и Сатанистами. Неудивительно, что против них обернулась карающая

длань этих властей.

Благодаря пламенным речам проповедников всех мастей, традиционные ведовство и

колдовство стали рассматриваться широкой публикой как иное и прямо

противоположное христианству, а потому занятие ими автоматически стало

подразумевать договор с Врагом “спасенного” человечества, с полумифическим

Дьяволом. Так говорил, например, по этому поводу известный проповедник Д.

Гиффолрд: “По слову Господнему, любую ведьму надо придавать смерти, однако не

потому, что она убивала людей, а потому, что она заключила договор с Дьяволом”.

Колдуны и ведьмы, возможно и разделяя идеологические заблуждения многих, живут

слишком земными ценностями, обращаясь к которым пробуждают альтернативу

христианству - забытых богов, а следовательно, находятся вне

христианизированного общества, должны быть отвергнут им - казнены. Отсюда,

несмотря на яростные попытки отделить колдовство от Сатанизма, многие

проповедники и прихожане настаивали на сваливании их в одну кучу на почве

неверия. И невзирая на вялые бормотания целителей о “дарованной Богом силе”,

даже сегодня фундаменталисты по-прежнему считают их частью оккультного движения

и младшими братьями Сатаны. Безусловно, что во многом они правы.

Лишенные веры еретики имеют наглость считать, что истинный бог не говорил все

то, что вкладывает в его уста духовенство. Такие люди вряд ли нужны священникам,

а следовательно, они вредны для созданного этим духовенством общества. И, чтобы

подчеркнуть антисоциальный характер колдунов, их начинают обвинять во всех

возможных грехах и пороках. Так, начиная с 1563 года, в Европе зарождаются

“священные” сказки, что мази свои они изготовляют из жира некрещеных младенцев,

насылают неурожаи, порчи, проклятия и болезни, подрывают семейные устои

общества, участвуя в сексуальных оргиях и даже в более ужасных преступлениях...

Подобные сказки, расчитаные духовенством на примитивную логику

христианизированного обывателя, безусловно сработали. Действительно, почему тот,

кто может приворожить, не может разлучить, а тот, кто исцеляет – не может

привлечь болезнь на здорового человека или вообще отнять жизнь? “Власть, которой

может обладать надо мной сосед или, например, соседка, - рассуждал такой же, как

все, а значит, “Хороший Парень”, - непонятна, а потому, может оказаться опасной!

Да и откуда возникла такая власть у того, кого батюшки в лучшем случае называют

“Плохим”, если не от Врага Нашего - Дьявола?”. Благодаря подобной позиции

деревенщины, конечно, было уничтожено немало настоящих Сатанистов и колдунов, но

в основном такая позиция привела церковь к абсурду. Нередко, спрашивал “Хороший

Парень”, теребя рукав “отца” своего - инквизитора: “Мое тело, как, впрочем, тела

и многих парней, невзирая на выучивший спасительные догмы разум, тянется к

смазливой, хотя, увы, замужней соседке. Она почему-то имеет власть надо мной.

Святой отец, не ведьма ли это?”. Потирая внушительное брюшко, “отец” коротко, но

емко рек: “Ведьма!”. После чего, смущавшую фантазию прыщавого недоноска

“развратницу” пытали, “устанавливая” пикантные подробности сексуальной связи с

представителями нечистой силы, затем насиловали и тащили на разведенный во имя

Христа костер. Ее детей, если таковые были, пороли и заставляли смотреть на

творящееся рядом кровавое жертвоприношение матери. Легко представить, кто

вырастал потом из этих детей! Сатанисты!

Размах гонения на ведьм, колдунов и Сатанистов в целом, охвативший страны

западной Европы, прежде всего Францию, Германию, Шотландию, Англию, Италию и

Голландию, был поистине грациозен. То в тихом селении, то в шумном городе,

вплоть до начала восемнадцатого века, вспыхивали костры инквизиции. На них

горели сумасшедшие, гомосексуалисты и лесбиянки, преступники, бродяги, алхимики,

знахари и даже злобные тещи. Так, что же продемонстрировало наивному миру

потребителей духовной жвачки обилие человеческих жертв и “священных” костищ,

если не то, что занятие запрещенным искусством, оказывается, тайно процветает на

огромных территориях, если не огромную мощь Сатаны? Болезненные фантазии

растянутых на пыточном колесе жертв духовенства стимулировали представление

публики о наличии в их мире безусловной свободы невиданной мощи. Ну, представьте

себе, служащим Дьяволу колдунам можно все! Они на метлах и в горшках, то ли во

сне, то ли наяву, прилетают на богомерзкие сборища, где поклоняются Бородатому

Козлу, которого иудеи несколько сот лет назад “за свои грехи” изгнали в пустыню,

устраивают обильные пиршества, танцы и совокупляются с кем пожелают, можно даже

с собственной матерью! Они делают, что хотят: проклинают и любят, едят в пост и

даже не набирают вес, могут помочиться на “святые дары”! Скажите, разве не

сладок запретный плод? Безумное в те времена христианство сделало выходящему из

безлюдной пустыни Шайтану невиданную по масштабам рекламу.

Ограниченный семьей и работой обыватель, добровольно заточившая в монастыре

собственную девственность монашка, скучающая на чопорных приемах барышня

дивились. У них буквально под носом происходили запретные, но будоражащие

богатое воображение чудеса. Навеянные громкими судебными процессами фантазии

подхлестывали их естественное, однако скрытое под лицемерной религиозной

моралью, стремление к плотской жизни. Неудивительно, что к началу семнадцатого

века появились вспышки истерической одержимости многих людей бесами и даже самим

Маэстро. Причем интересно, что Дьявол исполнял именно их желания: ленивому Он

запрещал работать, разуверившемуся – молиться, развратнику – воздерживаться,

монашке и уродливой девственнице Он являлся как Змей-Соблазнитель. Уже не под

страшными пытками, а добровольно люди, чаще женщины, признавались в своих

сношениях с Бегемотом, Чертом, Левиафаном, Белиалом и пр. Моралью не победить

проявившегося в человеке естества. Наоборот, его безнравственный вид или только

фантазии о нем заразительны. Поэтому многие священники, пытавшиеся исцелить

одержимых, оказывались одержимы сами. Достаточно вспомнить повальную

бесноватость монахинь-урусулинок в Лудене. Заклинатели этих монастырских бесов -

“отец” Сюрен и его подручные, сами лишились рассудка: они вообразили, будто в

них вселились дьяволы. Борясь с собственной природой, они окончили свою

безрадостную жизнь в конвульсиях и судорогах. Безжалостный Зверь Сатанизма не

умирал от церковных экзорцизмов, а лишь таился и потихоньку прогрызал людей

изнутри.

Европейцам и американцам понадобилось ждать рождения доктора Фрейда, чтобы

понять, что никаких, в христианском понимании, бесов отродясь не бывало. Иначе

обстояло дело в России. В стране, где до сих пор по улицам шатаясь бродят

“медведи”, всегда было принято услужливо перенимать европейский опыт. Поэтому,

когда на немного отдаленном по ментальности Западе мода на священные костры

инквизиции исчерпала свои исторические возможности, в Российской Государственной

Империи преследования колдунов еще только начинались. Естественно, что и в этой

стране появились свои одержимые, которых принято было называть кликушами.

Священники и облеченные светской властью государственные мужи, заметили, что

традиционные экзорцизмы и отчитывания достаточно слабо помогают в борьбе с

Дьяволом. И так как бесноватые, невзирая на примененные молитвы и даже “имена

божьи”, продолжали хрюкать свиньями, строить козьи морды иконам, а также читать

греховные помыслы духовников, был придуман указ. Уже сам титул этого указа

говорит многое. Так звучит этот титул: “О предостережении судей от неправильных

lib3.podelise.ru

Канал телеграм @book666 - Книга ужасов - Страшные истории

Смерть от игр:

1. Counter-Strike Двадцатидвухлетний житель Таиланда умер во время игры в Counter-Strike. Отработав смену на заводе, он направился в интернет-клуб, а чтобы лишний раз не отрываться от компьютера, закупил по дороге провизию. Друзья обнаружили его в критическом состоянии только на следующий день. Молодого человека доставили в больницу, однако было уже поздно, и он умер, не приходя в сознание. Причиной смерти стала сердечная недостаточность — геймер просто переволновался во время игры.

2. Два днепропетровских подростка зашли в гости к приятелю и убили его. Вернувшаяся вечером домой мать обнаружила тело четырнадцатилетнего сына со следами ножевых ранений и ударов по голове молотков. Убийством подростки не ограничились: из квартиры пропали деньги и золотые украшения. После задержания преступники признались, что похитили деньги и ценности для оплаты компьютерного времени в клубах.

3. В туалете одного из южнокорейских компьютерных клубов обнаружено тело двадцатичетырехлетнего геймера. Причина — истощение и переутомление организма. Судя по записям владельцев клуба, молодой человек провел за игрушкой более 86 часов, не отвлекаясь ни на прием пищи, ни на сон.

4. В Екатеринбурге 12-летний школьник скончался от обширного инсульта после того, как 12 часов подряд провел за компьютером в одном из местных игровых клубов. С началом школьных каникул мальчик практически "переселился" в компьютерный клуб и проводил в виртуальных сражениях по 10-12 часов в сутки. Врачи детской городской больницы 9, куда был доставлен мальчик, говорят, что каждую неделю к ним поступает минимум по одному подростку, попавшему в зависимость от компьютерных игр. Сейчас в России, по данным исследований, до 80% школьников в возрасте 12-13 лет страдают компьютерной зависимостью.

5. 38-летний мужчина провел 10 дней подряд в интернет-кафе города Инчеон (Incheon) западнее Сеула. Он находился за компьютером с утра до ночи без соответствующего отдыха, прерываясь только на сон, и на 10-й день потерял сознание. По словам офицера полиции, мужчина умер по прибытии в больницу, причина смерти — истощение организма: В августе того же года 28-летний мужчина умер в городе Тэгу на юго-востоке Кореи после двух дней непрерывной игры.

6. В Пекине скончался 27-летний молодой человек, который слишком долго просидел за компьютером. Как установили медики, причиной смерти стало сильное переутомление. Будучи постоянным посетителем одного из столичных интернет-кафе, он провел за компьютером более 10 часов без перерыва. Установлено, что скончавшийся значительное время проводил в баре, в основном, играя в компьютерные игры. При этом он практически не отвлекался ни на что другое и не делал перерывов. Ранее молодой человек ничем

7. Diablo III Восемнадцатилетний тайванец скончался после того, как сорок часов играл в Diablo III, сообщает The Australian. Это произошло в воскресенье, 15 июля, в городе Тайнань на юго-западе острова.

8. 13 июля юноша забронировал комнату в игровом кафе и провел там за игрой почти два дня (и при этом ничего не ел). Утром 15 июля его обнаружили спящим на столе. После того, как молодого человека разбудили, он встал, сделал несколько шагов и упал. Смерть была констатирована в местной больнице, куда доставили геймера.Причина смерти пока неизвестна, но СМИ предполагают, что ею могли стать проблемы с сердечно-сосудистой системой, вызванные тем, что молодой человек слишком долго сидел на одном месте.

9. Смерть от игры World of Warcraft Это произошло с 13-летним мальчиком, которого толкнула на смерть игра World of Warcraft. Его родители забрали у него игру, после этого он оставил записку: «Я ухожу к героям Азерота». И он совершил самоубийство. Причина смерти не была официально подтверждена, но она всем нам известна. Сейчас специально обучают людей тому, как вести себя с выжившими после самоубийства из-за игры (более 1000 случаев в месяц!).

10. Смерть от игры Starcraft. Смерть корейского мужчины, который умер от остановки сердца после того, как играл в Starcraft 70 часов подряд - а это почти трое суток! Этот мужчина пошел в инте

@book666

tgram.ru

Книги из серии «Парк-авеню 666»

  • marival о книге: Ирина Матлак - Волки выбирают пряности Спасибо автору, но согласна с комментарием предыдущим, не хватило эмоций, чувств, динамики какой то, а так очень интересно
  • ХмурыйКот об авторе Алескандр ЗайцевКак заметила, у автора проблемы с финалами своих произведений. Нет, они завершены, но скомканно, странно, дергано и "на отвали"
  • ХмурыйКот о книге: Алескандр Зайцев - Суррогат Героя. Том II [СИ]Если, читая первую, я думала: "Божечки, как все круто, именно этого я и ждала так долго!", то вторая уже.. ну такое. Вторая часть менее продумана, и над шлифовкой ее, думаю, затрачено гораздо меньше времени. Это видно
  • Hellgirl о книге: Андрей Андреевич Красников - Альтернатива. Точка отсчета [СИ]Цикл однозначно понравился. Я вообще неравнодушна к ЛитРПГ, «патамушта боевик и там никого в реале не убивают».

    Перед нами - довольно необычное ЛИТРпг в постапокалиптическом жанре, максимально приближенное к "Фоллауту". Как всегда, герой Красникова - боец-одиночка, проходящий игру своим собственным путем, и не вступающий в долговременные союзы. Такая концепция нравится мне значительно больше, чем унылые клоны Росгарда, не способные ни на что без поддержки сильного клана. Как всегда у Красникова - герой совершенно неожиданно получает фантастические ачивки, и столь же неожиданно огребает люлей, причем одно уравновешивает другое. И как всегда, герой достигает успеха совершенно не там. где планировал - это так же приближает игру к лучшим образцам жанра, лишая персонажа "унылой непобедимости". Ну и отдельное спасибо автору за очень оригинальную концовку второго тома.

    В общем, книги Красникова стали для меня свежей струёй в довольно закомплексованной и шаблонной современной литературе. Они ценны не столько своей читабельностью, сколько тем, что автор не боится экспериментировать, и решительно осваивает новые горизонты.

  • Hellgirl о книге: Андрей Андреевич Красников - Точка кипения Цикл однозначно понравился. Я вообще неравнодушна к ЛитРПГ, «патамушта боевик и там никого в реале не убивают».

    Перед нами - довольно необычное ЛИТРпг в постапокалиптическом жанре, максимально приближенное к "Фоллауту". Как всегда, герой Красникова - боец-одиночка, проходящий игру своим собственным путем, и не вступающий в долговременные союзы. Такая концепция нравится мне значительно больше, чем унылые клоны Росгарда, не способные ни на что без поддержки сильного клана. Как всегда у Красникова - герой совершенно неожиданно получает фантастические ачивки, и столь же неожиданно огребает люлей, причем одно уравновешивает другое. И как всегда, герой достигает успеха совершенно не там. где планировал - это так же приближает игру к лучшим образцам жанра, лишая персонажа "унылой непобедимости". Ну и отдельное спасибо автору за очень оригинальную концовку второго тома.

    В общем, книги Красникова стали для меня свежей струёй в довольно закомплексованной и шаблонной современной литературе. Они ценны не столько своей читабельностью, сколько тем, что автор не боится экспериментировать, и решительно осваивает новые горизонты.

www.litlib.net