Читайте продолжение книги про кота Алфи. Книга алфи


Серия книг: Алфи | 7books.ru

Рейчел Уэллс — Алфи на каникулах

В жизни Алфи и его котенка Джорджа новый сюрприз – тетушка их хозяйки Клэр оставила ей в наследство свой коттедж в английской деревушке. И, конечно, летние каникулы люди и коты проведут на [...]

Рейчел Уэллс — Алфи и Джордж

Алфи – приходящий кот. Всех своих хозяев он сумел перезнакомить и крепко подружить между собой. Он желанный гость во многих домах и у него полно друзей. Но в его кошачьей жизни не все [...]

Рейчел Уэллс — Алфи. Вдали от дома

Кот Алфи давно дружит с семьей Кловеров, особенно с восьмилетним Стэнли и его сестрой Виолой. Однажды он заснул, пригревшись в их машине, как раз в тот момент, когда Кловеры собирались уехать [...]

Рейчел Уэллс — Алфи. Все кувырком

Стэнли восемь лет, и он недавно переехал с родителями в другой город. У него пока нет друзей, в новой школе неуютно, а родители заняты только его старшей сестрой – талантливой пианисткой. [...]

Рейчел Уэллс — Алфи — невероятный кот

Вторая книга про кота Алфи. Оказавшись на улице, Кот Афли был близок к отчаянию, но благодаря своему обаянию, уму и доброте он обрел новый дом и новых друзей. Теперь Алфи стремится помочь тем, [...]

7books.ru

Серия: Алфи - 6 книг. Главная страница.

КОММЕНТАРИИ 284

Магоискин. Том второй (СИ) Astrollet

М-да, ну такое себе чтиво, рояль на рояле, гг просто Демиург, постоянные напоминания о мести за учителя и ничего после этого не делая, обретение 'семьи' только из за того что его накормили кашей. В общем, на 3 балла из 10,читайте только если совсем все перечитали.

Иван   14-10-2018 в 13:45   #283 Осколки (СИ)Сергей Соловьев

Прочитал тут серию "Добро пожаловать во Мрак"... Ну, то могу сказать ?! Отныне ВСЕ книги этого авторства буду сразу же отфильтровывать в мусор.. ибо точно не мое… ну не понимаю, при всех прочих посредственных показателях (язык изложения, сюжет книги, характеры героев и пр.), зачем было ажно три книги высасывать из пальца, столь подробно излагая все ужасы, через которые герои проходят, чтобы в конце разродиться пшиком..

Вообще, изложенная в серии история ГГ напоминает пузырь, который дулся, дулся (характеристики качал, чуть не до уровня бога…) и лопнул. Сразу скажу – в конце все герои умерли, преданные и оставленные друзьями и богами… или оказались в дурке, мир погрузился в безнадегу и помойку, в которую и книгу следом следует отправить… Вот, собственно, я и рассказал весь сюжет на уровне «убийца - дворецкий». Такая маленькая месть с моей стороны автору за бездарно потерянное на прочтение время…

Игорь Мальцев   08-10-2018 в 12:54   #281 Айдол-ян [с иллюстрациями]Андрей Геннадьевич Кощиенко

Понравилось, не совсем для меня интересная субкультура айдолов. Но узнал очень многое о Ю. Корее и даже проникся всем этим Корейским шоубизнесем. Герои и сюжет очень увлекательны. Хочется еще проды или хотя бы что то в таком стиле. Очень не типичное и не обычное "попаданство"

sazonenkov_pm   08-10-2018 в 10:20   #280 Режим бога Скс

Спасибо автору. Тема интересная, хотя есть некоторые неточности. Например Ладожский вокзал был открыт к 300-летию города, в 2003 году. А в основном хорошо написано!

Виктор   03-10-2018 в 14:17   #276 Механики (24 части)Александр Март

Автор столько закладок под дальнейшее развитие сделал, что становится жуть как интересно куда и как он будет писать дальше. Части проглатываю сразу после публикации. Всегда новые обновлнения на Механиков и многое другое Вы найдёте по адресам: http://mehaniki.co.nf http://mechaniki.byethost4.com

Babuin   03-10-2018 в 13:24   #275

ВСЕ КОММЕНТАРИИ

litvek.com

Читать онлайн книгу «Алфи и Джордж» бесплатно — Страница 1

Рейчел Уэллс

Алфи и Джордж

Лучшие истории о знаменитом коте

Кот по имени Алфи

Алфи – невероятный кот

Алфи. Все кувырком

Алфи. Вдали от дома

***

Джо, с любовью

Глава 1

– Это что еще за зверь? – Я посмотрел на свою подружку, кошку Снежку, и снова на странное существо.

Мы стояли у дощатого забора, которым был обнесен сад нашего летнего дома, и наблюдали, как кто-то расхаживает на той стороне. Зверь был упитанным, с очень острым клювом, а шерсть его топорщилась, будто перья. Он таращился на нас злобными глазками, ныл противным высоким голосом и делал выпады в нашу сторону. Мне стало не по себе, и я отступил на шаг.

– Алфи, ну это же обычная курица! Разве ты их раньше не видел? – засмеялась Снежка.

Я обиделся, хотя и в самом деле впервые видел курицу живьем. Но раз уж в нашей паре сильной половиной считался я, надо было соответствовать.

– Шшш! – сказал я; пусть знает, кто тут главный.

Но тут курица кинулась на меня, хлопая крыльями и тряся маленькой головой. Я отскочил. Снежка снова рассмеялась и пощекотала меня хвостом:

– Она тебе ничего не сделает, Алфи, честное слово.

В это было трудно поверить.

– В Лондоне мне как-то не доводилось общаться с курами, – буркнул я и пошел прочь.

Место, где мы находились, называлось «загород» и было вполне симпатичным. Жили мы в полной глуши: на целые мили вокруг – одни поля. Моя семья – Джонатан, Клэр и Саммер – вместе со Снеллами, семьей Снежки, – Карен, Тимом, Дейзи и Кристофером – сняли этот дом на неделю и привезли нас с собой. Кошек обычно не берут в отпуск, поэтому мы решили, что нам повезло. Когда я рассказал приятелям, соседским котам, что уезжаю, они страшно удивились, но за городом пока было неплохо. Мне подумалось, что людям надо бы чаще возить кошек отдыхать. «Лучший отдых – смена обстановки», – говаривала моя первая хозяйка Маргарет и была права: неделя за городом – именно то, что ветеринар прописал.

Дом был большой, с пятью спальнями, а в гостиной имелся замечательный камин, перед которым по вечерам мы со Снежкой сворачивались клубочками. Очень романтичная обстановка; только время от времени вылетали искры, и за ними надо было следить, а то однажды Снежке чуть не подпалило ее пышный белый хвост.

Нам велели, если пойдем на улицу, не выходить из сада. Люди тревожились, что мы заблудимся – как будто кошка может заблудиться! Пока что мы их слушали и изучали только сам сад. В нем было красиво: интересные кусты и клумбы радовали глаз. Развлечений хватало, да и места для игр было несравненно больше, чем в крошечном садике, которым я обходился в Лондоне. И все-таки поля, раскинувшиеся снаружи, где жили куры, неудержимо меня манили. В конце концов, я был очень любопытным котом.

Снежку они привлекали гораздо меньше. До переезда в Лондон на улицу Эдгар-Роуд она была богатой кошкой. У ее семьи был загородный дом с огромным садом. Сейчас она перестала о нем говорить, а в начале нашего знакомства иногда хвасталась – она тогда вообще по-всякому норовила меня обидеть. Как бы то ни было, я покорил ее сердце, и вот уже два года мы вместе. Лучшие два года в моей кошачьей жизни.

Поначалу все удивлялись нашему союзу, но кошки влюбляются так же легко, как люди, а может, даже легче. Уж в человеческих чувствах я разбираюсь, повидал немало.

Я – приходящий кот и считаю своей семьей самых разных людей. На Эдгар-Роуд я желанный гость во многих домах, и хозяев у меня хватает. Кроме Клэр и Джонатана я постоянно бываю у Полли с Мэттом и у своих поляков – Франчески и большого Томаша. Вот такой я востребованный кот.

Все свои семьи я сумел перезнакомить и крепко подружить между собой. С тех пор как я поселился на Эдгар-Роуд, там многое изменилось. Люди вообще склонны меняться или менять что-то в своей жизни, а кошкам остается терпеть – или вмешиваться, когда люди заходят слишком далеко. Я считаю себя ответственным за благополучие своих семей. Я был с ними и в радости и в печали, видел хорошие вещи, плохие и совсем безобразные и крайне серьезно отношусь к моим подопечным.

– Пора бы домой, я проголодался, – сказал я Снежке и облизнулся. Прямо съел бы ту курицу, не будь она такой страшной. С другой стороны, охотник из меня неважный, а Снежка для хищницы была слишком красивой. До сих пор помню нашу первую встречу – от восхищения я забыл, как дышать. И третий год сходил по ней с ума, словно котенок – вернее, словно взрослый кот.

– Давай наперегонки, – сказала она и сразу вырвалась вперед. Я припустил за ней, и у открытой задней двери мы, немного запыхавшиеся, оказались одновременно.

– А вот и вы, – улыбнулась нам Клэр с двухлетней Саммер на руках.

Мы тихо зашли на кухню. Клэр, несмотря на бурные протесты дочери, ловко усадила малышку в детский стульчик и поставила перед ней тарелку с кашей. Моя человеческая сестренка была, по словам Клэр, «тираншей», а Джонатан называл ее «девушкой с характером». Я очень любил Саммер: пусть порой она меня донимала и за хвост могла бы дергать пореже, никто меня так крепко не обнимал.

Саммер улыбнулась, взяла ложку и швырнула на пол. Эта игра ей никогда не надоедала, хотя, на мой взгляд, она ее уже переросла.

– Гьенка! – прокартавила она.

– Съешь кашку, тогда я тебе дам гренку, – строго ответила Клэр.

– Нет! – завопила Саммер и запустила тарелку с кашей на пол. Я, как всегда, забыл отойти от стульчика подальше – пришлось слизывать брызги с шерсти. Ничему меня жизнь не учит!

Я считал, что Саммер – тоже моя забота, даже когда ведет себя как тиранша. Джонатан, наш папа, не сердился, а говорил, что любит волевых женщин. Я был с ним согласен; как раз это мне нравилось в Снежке и моей лучшей подруге Тигрице. А вот Клэр, по-моему, от поведения Саммер была не в восторге. Впрочем, рождение дочери сделало ее такой счастливой, что я совсем перестал за нее тревожиться. Вернее говоря, тревожился не так сильно, как раньше.

Когда я поселился у Клэр, она только развелась и была в ужасном состоянии. Чтобы поправить дело, ушло немало времени и сил, но в итоге она познакомилась с Джонатаном, одним из моих двуногих, и сейчас они счастливо женаты и воспитывают дочку.

– Алфи, Снежка, завтракать, – нараспев позвала Дейзи, хозяйка Снежки, и выставила для нас миски с тунцом.

– Мяу, – поблагодарил я.

Дейзи была красавицей, высокой и очаровательной. Они со Снежкой чем-то напоминали друг друга: у обеих шерсть была совсем светлая. Хотя, конечно, у Дейзи была не шерсть, а волосы. Дейзи уже исполнилось восемнадцать, и она стала работать фотомоделью. Успех пришел к ней довольно быстро, потому-то она и поехала с родными в отпуск: решила не упускать момент, пока есть такая возможность. Если все пойдет по плану, не исключено, что на семейный отдых скоро не останется времени. Когда она уходила на работу, Снежка скучала, но вместе с тем трогательно ею гордилась.

Шестнадцатилетний брат Дейзи, Кристофер, подошел к столу, критически оценил расстояние до Саммер и сел подальше, чтобы еда не долетела. Вот это правильный подход, не то что у меня.

Я завтракал и чувствовал себя совершенно счастливым. За исключением того, что другие мои семьи не присоединились к отпуску, все было идеально: со мной родные двуногие и, разумеется, моя обожаемая Снежка. Люди ели, болтали и строили планы на день, а меня прямо-таки распирало от радости – лучшей жизни и не придумаешь.

После завтрака солнце неторопливо вышло из-за туч, и прохладное утро превратилось в жаркий весенний день. Саммер играла в саду, разложив плюшевых мишек на коврике для пикника, а Клэр и Карен сидели рядом с ней, пили чай и разговаривали. Дейзи отправилась на пробежку, мужчины с Кристофером – в соседний городок за покупками, хотя Клэр говорила, что на самом деле они собрались искать пивную. Мы со Снежкой лениво разлеглись на прогретом солнцем пятачке травы.

– Вот это жизнь! – Я потянулся всеми лапами и перекатился на спину, подставляя пузо теплым лучам.

– Точно, – ответила Снежка. – Пойдем поищем бабочек, погоняемся за ними?

Меня не надо было долго упрашивать.

Все здесь отличалось от Лондона. И живности всякой больше, и в воздухе разлито умиротворение, какого я прежде не испытывал. Самое замечательное, что мы тоже им постепенно проникались. Люди не суетились, и это меня радовало, потому что в Лондоне такое случалось редко: обычно им не давали покоя дела и разные заботы. За последние несколько лет мы пережили нелегкие времена; моим подопечным со многим пришлось столкнуться. Переезд в другую страну, безуспешные попытки завести ребенка, послеродовая депрессия, травля в школе, тайны, несчастная любовь – чего только с нами не случалось. Я прошел с друзьями через все испытания и – скажу без ложной скромности! – немало им помог. По-моему, трудности только сильнее сплотили мои семьи; приятно было видеть, что жизнь наконец вошла в спокойное русло. Так бы и оставалось подольше.

Мы со Снежкой нашли клумбу, вполне подходящую для охоты на бабочек, и молча сели рядом. Мы так ладили, что часто обходились без слов. У меня даже возникало чувство, будто я читаю мысли Снежки, а она мои.

Бабочки в итоге так и не прилетели, зато появилась шумная пчела. Мы юркнули в клумбу и затаились, пока она искала хороший цветок и собирала с него, что ей нужно. Я от многих людей слышал, что пчелы полезны, но лучше к ним не лезть – они больно жалят.

Пчела с гудением улетела, а мы стали валяться на солнышке и вдыхать мягкий запах цветов. Сплошная романтика.

– Алфи, я никогда не была так счастлива, как с тобой в отпуске, – промурлыкала Снежка и тронула меня за лапу. Я смотрел на свою любимую, и меня переполняли самые нежные чувства.

– Я тоже никогда не был так счастлив, – сказал я совершенно искренне.

Глава 2

Саммер играла в мяч с Кристофером. За столом он относился к ней настороженно, зато в остальное время иногда соглашался ее развлекать.

– Кидай мячик, Саммер, – сказал Крис.

Саммер прижала мяч к груди и замотала головой, потом положила мяч на землю и села на него. Кристофер рассмеялся. Я подошел и ткнул мяч лапой, Саммер захихикала, потеряла равновесие и свалилась. Под хохот малышки я улегся рядом на траве и стал щекотать ее хвостом. Краем глаза я увидел, что к нам идет Джонатан.

– Да, ребята, играть за «Челси» вам пока не светит, – весело сообщил он, подхватил Саммер на руки и начал ее кружить.

– Джон, она только что позавтракала, ее стошнит, – сказала Клэр, подходя к нам.

Я встал, потянулся, слизал с шерсти налипшие травинки.

– Какой ужас, – Джонатан поднял брови. Мы с ним украдкой обменялись взглядами: Клэр любила беспокоиться по пустякам.

– Готовы? – спросила она.

Джонатан кивнул.

– Отлично. Алфи, Снежка, мы едем гулять, а вы оставайтесь здесь и ведите себя прилично, – конец фразы он произнес, глядя на меня.

– Мяу! – возмутился я.

– Заднюю дверь запереть или можно так оставить? – спросил Тим. Он принес сумки и стал складывать их в машину.

– Можно и оставить, тут никто особенно не ходит, – сказал Джонатан.

– До чего же это здорово! На Эдгар-Роуд такой номер бы не прошел, – сказала Карен. Они с Тимом переглянулись. Может быть, они, как Снежка, вспомнили, где жили раньше; иногда я заставал свою подружку в задумчивости и знал, что она грустит о старом доме, пусть даже сейчас ей хорошо. Это чувство было мне знакомо: я и сам порой вспоминал свой первый дом. Никогда его не забуду при всей моей любви к нынешним семействам. В конце концов, грустить о прошлом не так уж плохо. Конечно, это значит, что мы что-то или кого-то потеряли, но в то же время доказывает, как оно было нам дорого. Не самое приятное чувство, но такова жизнь.

Сидя на каменных ступеньках у задней двери, мы наблюдали, как машины отъезжают от дома. Я был весь в предвкушении: теперь мы весь день сможем развлекаться сами по себе, в кои-то веки не тревожась о двуногих.

– Не хочешь немного изучить окрестности? – предложила Снежка.

– Вообще-то люди не велели уходить из сада, – ответил я. Не скрою, порой я веду себя неразумно, но потеряться в сельской местности точно не входило в мои планы. Так ведь можно и дорогу домой не найти!

– Да брось ты, не занудствуй. У меня прекрасно развито чувство направления! – Снежка игриво подтолкнула меня носом, понимая, что я сдамся.

А у меня не выходила из головы история, когда она потерялась по-настоящему и мне пришлось устроить спасательную экспедицию. Но напомнить об этом я не рискнул – не хотел ссориться со Снежкой и смотреть, как она дуется. Обижаться она умела мастерски!

– Ну ладно, идем.

Собственно говоря, что с нами могло случиться?

Мы впервые вышли из сада и направились на соседний луг. Мы бежали бок о бок, высокая трава щекотала лапы, вокруг гудели насекомые, а когда мы ушли еще дальше от дома, нам снова встретились куры. Эти вели себя вполне мирно, скребли когтями землю и кудахтали. Мы прошли мимо них крадучись, и я даже подобрался к одной совсем близко, желая показать, что не боюсь, хотя внутри трясся, словно желе из кошачьих консервов.

Мы пересекли еще один луг и вскочили на ограду. Снежка увидела, как я морщусь, и участливо спросила:

– Лапы болят?

Когда-то давно я повредил задние лапы, и травма временами давала о себе знать, но в целом было терпимо.

– Все в порядке, не беспокойся, – сказал я и ловко соскочил с забора: пусть убедится, что я в форме. Потом, чувствуя растущую уверенность, побежал по лугу. Ветерок ласкал шерсть, солнце нежно пригревало. Я уже подумал, что начинаю привыкать к жизни за городом, как вдруг меня в этом жестоко разубедили.

– Му-у! – сказал сердитый голос.

Я взвизгнул и застыл на месте, глядя на чью-то возникшую из ниоткуда ногу. Запрокинув голову, я задрожал как осиновый лист: надо мной возвышался великан, и он был явно не рад нашей встрече. Он смотрел на меня темными глазищами и шумно дышал. Я снова вскрикнул.

Великан фыркнул – очень грозно фыркнул! Наверно, рассердился, что мы забрались на его луг. Он затопал ногами, сминая траву, и я представил, что будет, если попасть под такое копытище – раздавит на месте. Он замотал головой, потом продолжил на меня таращиться: не иначе, готовился напасть. Я попытался отскочить, но налетел на Снежку и опять оказался перед страшным зверем.

Тот нагнул голову, снова громко засопел и стал хлестать длинным хвостом из стороны в сторону.

– Не бойся, Алфи. – Снежка встала рядом со мной, и великан при виде нее как будто немного успокоился. Она осторожно отвела меня на безопасное расстояние.

– Это всего-навсего бычок, – продолжала она. – Они большие, и я понимаю, что у них сердитый вид, но на самом деле они добрые.

Я никогда раньше не сталкивался так близко с быками и коровами. Ничего доброго я в нем не заметил.

– Но он же… он гигантский! – запинаясь, выговорил я, не в силах отвести взгляд от пятнистой черно-белой туши. Задние лапы у меня тряслись от страха. С неимоверным облегчением я увидел, как бык отвернулся и принялся щипать траву, помахивая хвостом, словно про нас забыл.

– Они никого не обижают, – объяснила Снежка.

Да, про сельских животных мне явно не хватало знаний. Я с радостью последовал за ней подальше от грозного быка; по мне, такой мог обидеть кого угодно.

Остаток прогулки прошел спокойно, хотя я после знакомства с быком держался настороже. Но день все равно получился превосходный. Мы набегались по лугам, полюбовались на замечательные деревья, и никакие звери на нас больше не нападали; нам встретились только овцы, и одной из них, по-моему, понравилась Снежка. Обе были одинакового цвета, так что, может, овца приняла ее за ягненка. Снежка рассказала, что овцы вообще умом не блещут, в отличие от кошек.

Вечером я лежал, свернувшись клубком, перед камином, и отдыхал после прогулки. Обычно я очень подвижный кот, но тут ужасно утомился. Наверно, на меня подействовал пресловутый свежий воздух – Клэр все время про него твердила и, похоже, была права.

Джонатан говорил, что глупо разводить огонь в такую теплую погоду, но Карен и Клэр настояли, дома-то у нас не было камина. Я не возражал: люблю, чтобы было пожарче. Снежка ушла, наверно, в комнату к Дейзи, а я не заметил, как задремал. Меня разбудил негромкий разговор.

– Ты уверена? – раздался голос Карен. Я приоткрыл один глаз и увидел, что они с Клэр сидят на диване.

– Боюсь, что да.

Боится? Что за новости? Я-то думал, в моих семьях все в порядке.

– Бедная, как это грустно, я даже не знаю, что сказать, – сочувственно ответила Карен.

– Конечно, у нас есть Саммер, она прелесть, хоть и балованная. Но мне так хотелось еще ребеночка, и Джону тоже, а не получится. Наш врач посмотрел результаты анализов: похоже, что других детей у нас не будет, – голос у Клэр был грустный, но она не плакала.

Я тревожно навострил уши. Разговор мне не нравился. Я переживаю за всех своих людей, но за Клэр особенно: в прошлом ей выпало столько испытаний, что она легко впадает в отчаяние.

– С Саммер-то у вас все получилось, – сказала Карен.

– Наверно, это было чудо природы. Странно сказать: я просто с ума сходила, до того мне хотелось Саммер, а теперь мы полтора года стараемся, но я спокойна. Видимо, решила для себя, что раз у меня такая восхитительная дочка и, конечно, Джонатан, то нужно благодарить судьбу за то, что есть, и не страдать о невозможном.

– А про искусственное оплодотворение вы не думали?

– Я наводила справки, но там нужно колоть гормоны. Я боюсь, как они на меня подействуют. Нервы у меня не самые крепкие. Не говоря о том, что надежность не стопроцентная и все это стоит кучу денег. Нет, мне нельзя разваливаться, во-первых, надо растить Саммер, во-вторых, я вышла на работу. Сказать по правде, я бы с радостью усыновила малыша, но Джон не хочет.

– Усыновила бы?

– Да. У меня отец соцработник, и я с детства думала, как замечательно давать малышам дом. Много лет про это не вспоминала, но, когда мы выяснили, что своих детей иметь не сможем, я сразу подумала про усыновление. Джон, к сожалению, со мной не согласен.

Я весь обратился в слух. Естественно, я знал, что Клэр с Джонатаном хотят второго ребенка. Они много шептались за закрытыми дверями, но в нашей жизни все шло так гладко, что я не уделил их проблемам должного внимания. А может, слишком сильно увлекся Снежкой…

– Чего ты хочешь от мужчин, им непременно надо оставить потомству свои гены.

– Возможно. Но он передумает, вот увидишь. Мы так много можем дать ребенку, оставшемуся без семьи! Нужно только убедить Джона, что это хорошая идея.

– Тогда действуй классическим методом: пускай он считает, что сам захотел.

Они рассмеялись.

– Выпьем вина? – предложила Клэр.

– Давай, раз уж мы в отпуске.

Карен и Клэр стали пить вино, а я размышлял, как сильно Клэр изменилась к лучшему за время нашего знакомства. Была неприкаянная, разведенная, несчастная и в выпивке не знала меры; раньше подобная неудача выбила бы ее из колеи, а теперь она не сдавалась. Она стала хозяйкой своей жизни. Мне было до того приятно это видеть, что я запрыгнул к ней на колени и потерся носом о ее ладонь, чтобы показать, как я ею горжусь.

– Алфи, ты мой хороший! – она поцеловала меня между ушами.

Я прижался к ней и подумал, что отпуск – все-таки неплохая вещь. Несмотря на злых быков.

Глава 3

С каждым днем отпуска мои чувства к Снежке крепли. Уезжая с Эдгар-Роуд – две машины багажа, в одной я в переноске, в другой она, – я бы не поверил, что можно влюбиться еще сильнее. Но я был не прав. Здесь, вдвоем, вдали от городских забот мы стали еще ближе.

Если бы кошки женились, как люди, я бы, не раздумывая, сделал Снежке предложение. Понятно, что так не бывает, но, когда, лежа перед камином, я поделился с ней своими мыслями, Снежка ответила, что в жизни не слышала ничего романтичнее. И мне пришла в голову идея. Будучи крайне педантичным котом, я любил все планировать. Раз уж мы впервые отдыхали вместе – и отпуск вышел таким замечательным, что о большем кошкам и мечтать нельзя, – я просто обязан устроить что-нибудь такое, чтобы мы не скоро забыли эту неделю за городом.

Люди задумали поездку на пляж. Они набрали с собой гору еды и столько суетились, словно отправлялись не на полдня, а на месяц. Их отъезд означал, что мы со Снежкой снова останемся одни. Идеальный случай, чтобы воплотить в жизнь мою затею! Которая, надо сказать, требовала от меня смелости и решительности. Ведь я собирался подарить Снежке приключение! И был готов рискнуть, чтобы ее порадовать – и чтобы потом нам обоим было что вспомнить. Точный маршрут я разработать не успел: в прошлый раз мы не очень далеко отошли от дома и толком не изучили окрестности. Я прикинул, что можно пойти в сторону большой фермы – там наверняка будет много интересного.

Я поделился своими планами со Снежкой: выйдем из сада (хорошо бы коров-великанов по дороге не попалось) и зелеными лугами отправимся к большому холму. С вершины нам откроются виды, которыми так восхищались наши люди. По моим расчетам, если никуда не сворачивать, заблудиться мы не могли. Честно говоря, мысли о предстоящем приключении меня ничуть не пугали. Напротив, я ощущал приятное волнение.

– Алфи, отлично придумано! Но неужели ты перестал бояться коров и незнакомых мест?

– Я ничего не боюсь, – ответил я. Впрочем, не вполне искренне: с быками мне все-таки встречаться не хотелось.

Когда люди наконец расселись по машинам и уехали, мы со Снежкой закончили умываться и приготовились тоже выйти в путь. Лапы у меня зудели от нетерпения. День обещал стать восхитительным.

Мы пошли к ферме и поздоровались с курами, словно со старыми знакомыми. Те покивали и покудахтали, но не слишком нами заинтересовались. Не знаю, почему я их раньше боялся, они даже по-своему симпатичные. Мы немного посмотрели на них, затем пошли дальше. Скоро нам встретилось поле, трава на котором была невероятно зеленая и такая высокая, что в какой-то момент я потерял Снежку из виду.

– Мяв! – Она выскочила откуда-то сбоку, и я чуть не упал от неожиданности.

– Ты, конечно, великая прыгунья, но мы собирались гулять вдвоем, а не пугать друг друга, – заметил я, прилизывая шерсть.

– Алфи, не обижайся, я просто не удержалась. Никогда не видела такой высоченной травы. Тут замечательно! Побежали дальше.

Она пустилась вприпрыжку, я за ней. Мы бежали сквозь траву, стебли щекотали нам лапы, а потом поле закончилось, и мы выскочили на открытое пространство. Я весело оглядывался, решая, куда двинуться дальше.

– В ту сторону давай не пойдем, – чуть обеспокоенно сказала Снежка. – Помнишь овец? Мне кажется, одна меня хотела забрать себе.

– Да я бы ее даже близко не подпустил! – ответил я, встопорщив усы.

Мы потрусили через другой луг, и Снежка спросила:

– Алфи, а ты бы хотел поселиться за городом?

– Не знаю. Тут, конечно, славно… Но уж очень тихо. И зверье повсюду. Честно говоря, я не уверен: все-таки моя родная стихия – Лондон.

– А вот у меня вокруг старого дома был почти загород. Не совсем как здесь, больше всяких построек. Так сказать, золотая середина.

– Знаю, ты скучаешь по старому дому, – отозвался я, надеясь, что она услышит в моих словах только сочувствие и понимание. На самом деле в такие моменты я чувствовал себя немного уязвленным. Я не любил думать о ее прошлом. Звучит глупо, но, стоило мне представить, как она жила до нашего знакомства, я начинал ревновать.

– Скучаю, – вздохнула Снежка. – Но я бы ни за что не согласилась туда вернуться и расстаться с тобой, Алфи.

Глядя в ее ясные глаза, я почувствовал, что таю. Но насладиться мгновением не удалось: небо потемнело, над нами нависла большая туча.

– Ну вот! – воскликнул я. Капля дождя упала мне прямо на нос.

Откуда только взялась непогода? Минуту назад наши спины грело солнце.

Дождь заколотил по земле, и Снежка крикнула:

– Бежим отсюда!

Мы с ней одинаково не любили мокнуть. Она помчалась прочь, я следом; вскоре нам попалось какое-то сооружение, и мы вбежали внутрь. Пол был засыпан соломой, она слегка кололась, но зато там было сухо.

– Нам повезло! – сказала Снежка. – Ливень разошелся не на шутку.

– Куда это мы попали?

– В какой-то сарай.

– Хрюк!

Мы обернулись и увидели, что на нас надвигаются жирные розовые свиньи. Круглые, пузатые, лишенные меха, они тяжело переваливались, сопели и выглядели не слишком приветливо. Их было пять. Они шагали неторопливо, но я почувствовал, что нам несдобровать.

– Дело плохо, – пробормотал я, и мы со Снежкой стали пятиться, пока не оказались в углу сарая.

– Кажется, они нам не рады, – пробормотала Снежка, совсем не добавляя мне смелости. – Я никогда не видела свиней так близко, но слышала про них всякое. Говорят, они готовы жрать все подряд.

– Не исключая нас.

Мы были в буквальном смысле загнаны в угол. Свиньи приближались, потряхивая ушами и тяжело впечатывая в пол темные копытца. Глаза у них были голодные. Снежка спряталась за мою спину. Все шло к тому, что нас съедят, если я не придумаю, как спастись – ведь это я должен защищать нас обоих.

Я набрал в грудь воздуха и постарался успокоиться, хотя страшилища надвигались.

– Они все-таки меньше, чем коровы. Проскочим у них между ног? – предложил я, сам испугавшись своих слов. К сожалению, ничего другого в голову не приходило.

– Можно попытаться, но ты только посмотри, какие туши. Они нас затопчут.

Снежка дрожала. Нам обоим было холодно и страшно. Совсем не так я представлял прогулку с любимой.

– Да, но что еще нам остается? – сказал я. – Они явно собираются нами пообедать!

Свиньи подошли совсем близко, медлить было нельзя. Я подтолкнул подругу и кинулся под ноги ближайшей зверюге, на бегу оглянувшись, чтобы проверить, идет ли Снежка за мной. Раздался грозный хрюк.

– Давай, Снежка, смелее! – подбодрил я.

Снежка не заставила себя ждать; она стрелой метнулась ко мне. Свиньи на секунду растерялись, потом пустились за нами, но, к счастью, оказались слишком грузными и неповоротливыми. Ловко прошмыгнув у них между ног, мы выскочили наружу – целые, невредимые и весьма довольные собой. Ливень к тому времени унялся, превратившись в моросящий дождь.

– Не будем его пережидать, пойдем домой? – спросил я.

– Давай, мне не хочется оставаться со свиньями.

– А раньше ты никаких деревенских зверей не боялась, – заметил я. Кажется, Снежка испугалась не меньше моего.

– Свиньи – другое дело. Я с ними прежде не сталкивалась, но слышала много нехорошего. – Глаза у нее тревожно блестели.

– Да, они бы нас съели и не подавились. – Я повертел головой, пытаясь сообразить, в какой стороне дом, и снова похолодел: – Снежка…

– Что случилось, Алфи? – она вылизывала из шерсти соломинки.

– Куда нам идти? – спросил я.

Снежка перестала вылизываться и подняла на меня глаза. Я в ответ мрачно уставился на нее. Я не имел ни малейшего представления, где мы.

– Кошмар. Мы так спешили спрятаться от дождя, что я даже не заметила, в какую сторону бегу, – воскликнула она.

Да что за бездарный день! Я снова огляделся, но вокруг, насколько хватало глаз, были только поля, одинаковые поля. Вот мы и потерялись.

Пока мы не решили, что делать дальше, я отвел Снежку к живой изгороди неподалеку. По крайней мере, там можно было укрыться от непогоды.

– Ну что, двинемся наугад? Авось выберемся, – с преувеличенной бодростью предложил я.

– Отличная идея, Алфи, – огрызнулась Снежка. – Обычно ты из любой переделки находишь выход, а тут предлагаешь пойти куда глаза глядят?

1 2 3 4

www.litlib.net

Читать книгу «Алфи и Джордж» онлайн

Правообладателям и читателям! Данное произведение защищается авторским правом, поэтому, вы можете ознакомиться с легальным фрагментом. Если начало вам понравилось, то можно приобрести легальную полную версию произведения по ссылке на последней странице фрагмента у нашего проверенного и надежного партнера.

Rachel Wells

Alfie & George

Печатается с разрешения автора и литературного агентства Diane Banks Associates Ltd.

Copyright © Rachel Wells, 2016

© А. Панина, перевод на русский язык

© ООО «Издательство АСТ», 2017

Лучшие истории о знаменитом коте

Кот по имени Алфи

Алфи – невероятный кот

Алфи. Все кувырком

Алфи. Вдали от дома

Глава 1

– Это что еще за зверь? – Я посмотрел на свою подружку, кошку Снежку, и снова на странное существо.

Мы стояли у дощатого забора, которым был обнесен сад нашего летнего дома, и наблюдали, как кто-то расхаживает на той стороне. Зверь был упитанным, с очень острым клювом, а шерсть его топорщилась, будто перья. Он таращился на нас злобными глазками, ныл противным высоким голосом и делал выпады в нашу сторону. Мне стало не по себе, и я отступил на шаг.

– Алфи, ну это же обычная курица! Разве ты их раньше не видел? – засмеялась Снежка.

Я обиделся, хотя и в самом деле впервые видел курицу живьем. Но раз уж в нашей паре сильной половиной считался я, надо было соответствовать.

– Шшш! – сказал я; пусть знает, кто тут главный.

Но тут курица кинулась на меня, хлопая крыльями и тряся маленькой головой. Я отскочил. Снежка снова рассмеялась и пощекотала меня хвостом:

– Она тебе ничего не сделает, Алфи, честное слово.

В это было трудно поверить.

– В Лондоне мне как-то не доводилось общаться с курами, – буркнул я и пошел прочь.

Место, где мы находились, называлось «загород» и было вполне симпатичным. Жили мы в полной глуши: на целые мили вокруг – одни поля. Моя семья – Джонатан, Клэр и Саммер – вместе со Снеллами, семьей Снежки, – Карен, Тимом, Дейзи и Кристофером – сняли этот дом на неделю и привезли нас с собой. Кошек обычно не берут в отпуск, поэтому мы решили, что нам повезло. Когда я рассказал приятелям, соседским котам, что уезжаю, они страшно удивились, но за городом пока было неплохо. Мне подумалось, что людям надо бы чаще возить кошек отдыхать. «Лучший отдых – смена обстановки», – говаривала моя первая хозяйка Маргарет и была права: неделя за городом – именно то, что ветеринар прописал.

Дом был большой, с пятью спальнями, а в гостиной имелся замечательный камин, перед которым по вечерам мы со Снежкой сворачивались клубочками. Очень романтичная обстановка; только время от времени вылетали искры, и за ними надо было следить, а то однажды Снежке чуть не подпалило ее пышный белый хвост.

Нам велели, если пойдем на улицу, не выходить из сада. Люди тревожились, что мы заблудимся – как будто кошка может заблудиться! Пока что мы их слушали и изучали только сам сад. В нем было красиво: интересные кусты и клумбы радовали глаз. Развлечений хватало, да и места для игр было несравненно больше, чем в крошечном садике, которым я обходился в Лондоне. И все-таки поля, раскинувшиеся снаружи, где жили куры, неудержимо меня манили. В конце концов, я был очень любопытным котом.

Снежку они привлекали гораздо меньше. До переезда в Лондон на улицу Эдгар-Роуд она была богатой кошкой. У ее семьи был загородный дом с огромным садом. Сейчас она перестала о нем говорить, а в начале нашего знакомства иногда хвасталась – она тогда вообще по-всякому норовила меня обидеть. Как бы то ни было, я покорил ее сердце, и вот уже два года мы вместе. Лучшие два года в моей кошачьей жизни.

Поначалу все удивлялись нашему союзу, но кошки влюбляются так же легко, как люди, а может, даже легче. Уж в человеческих чувствах я разбираюсь, повидал немало.

Я – приходящий кот и считаю своей семьей самых разных людей. На Эдгар-Роуд я желанный гость во многих домах, и хозяев у меня хватает. Кроме Клэр и Джонатана я постоянно бываю у Полли с Мэттом и у своих поляков – Франчески и большого Томаша. Вот такой я востребованный кот.

Все свои семьи я сумел перезнакомить и крепко подружить между собой. С тех пор как я поселился на Эдгар-Роуд, там многое изменилось. Люди вообще склонны меняться или менять что-то в своей жизни, а кошкам остается терпеть – или вмешиваться, когда люди заходят слишком далеко. Я считаю себя ответственным за благополучие своих семей. Я был с ними и в радости и в печали, видел хорошие вещи, плохие и совсем безобразные и крайне серьезно отношусь к моим подопечным.

– Пора бы домой, я проголодался, – сказал я Снежке и облизнулся. Прямо съел бы ту курицу, не будь она такой страшной. С другой стороны, охотник из меня неважный, а Снежка для хищницы была слишком красивой. До сих пор помню нашу первую встречу – от восхищения я забыл, как дышать. И третий год сходил по ней с ума, словно котенок – вернее, словно взрослый кот.

– Давай наперегонки, – сказала она и сразу вырвалась вперед. Я припустил за ней, и у открытой задней двери мы, немного запыхавшиеся, оказались одновременно.

Правообладателям и читателям! Данное произведение защищается авторским правом, поэтому, вы можете ознакомиться с легальным фрагментом. Если начало вам понравилось, то можно приобрести легальную полную версию произведения по ссылке на последней странице фрагмента у нашего проверенного и надежного партнера.

knigochei.net

Читать онлайн электронную книгу Алфи и Джордж Alfie and George - Глава 1 бесплатно и без регистрации!

– Это что еще за зверь? – Я посмотрел на свою подружку, кошку Снежку, и снова на странное существо.

Мы стояли у дощатого забора, которым был обнесен сад нашего летнего дома, и наблюдали, как кто-то расхаживает на той стороне. Зверь был упитанным, с очень острым клювом, а шерсть его топорщилась, будто перья. Он таращился на нас злобными глазками, ныл противным высоким голосом и делал выпады в нашу сторону. Мне стало не по себе, и я отступил на шаг.

– Алфи, ну это же обычная курица! Разве ты их раньше не видел? – засмеялась Снежка.

Я обиделся, хотя и в самом деле впервые видел курицу живьем. Но раз уж в нашей паре сильной половиной считался я, надо было соответствовать.

– Шшш! – сказал я; пусть знает, кто тут главный.

Но тут курица кинулась на меня, хлопая крыльями и тряся маленькой головой. Я отскочил. Снежка снова рассмеялась и пощекотала меня хвостом:

– Она тебе ничего не сделает, Алфи, честное слово.

В это было трудно поверить.

– В Лондоне мне как-то не доводилось общаться с курами, – буркнул я и пошел прочь.

Место, где мы находились, называлось «загород» и было вполне симпатичным. Жили мы в полной глуши: на целые мили вокруг – одни поля. Моя семья – Джонатан, Клэр и Саммер – вместе со Снеллами, семьей Снежки, – Карен, Тимом, Дейзи и Кристофером – сняли этот дом на неделю и привезли нас с собой. Кошек обычно не берут в отпуск, поэтому мы решили, что нам повезло. Когда я рассказал приятелям, соседским котам, что уезжаю, они страшно удивились, но за городом пока было неплохо. Мне подумалось, что людям надо бы чаще возить кошек отдыхать. «Лучший отдых – смена обстановки», – говаривала моя первая хозяйка Маргарет и была права: неделя за городом – именно то, что ветеринар прописал.

Дом был большой, с пятью спальнями, а в гостиной имелся замечательный камин, перед которым по вечерам мы со Снежкой сворачивались клубочками. Очень романтичная обстановка; только время от времени вылетали искры, и за ними надо было следить, а то однажды Снежке чуть не подпалило ее пышный белый хвост.

Нам велели, если пойдем на улицу, не выходить из сада. Люди тревожились, что мы заблудимся – как будто кошка может заблудиться! Пока что мы их слушали и изучали только сам сад. В нем было красиво: интересные кусты и клумбы радовали глаз. Развлечений хватало, да и места для игр было несравненно больше, чем в крошечном садике, которым я обходился в Лондоне. И все-таки поля, раскинувшиеся снаружи, где жили куры, неудержимо меня манили. В конце концов, я был очень любопытным котом.

Снежку они привлекали гораздо меньше. До переезда в Лондон на улицу Эдгар-Роуд она была богатой кошкой. У ее семьи был загородный дом с огромным садом. Сейчас она перестала о нем говорить, а в начале нашего знакомства иногда хвасталась – она тогда вообще по-всякому норовила меня обидеть. Как бы то ни было, я покорил ее сердце, и вот уже два года мы вместе. Лучшие два года в моей кошачьей жизни.

Поначалу все удивлялись нашему союзу, но кошки влюбляются так же легко, как люди, а может, даже легче. Уж в человеческих чувствах я разбираюсь, повидал немало.

Я – приходящий кот и считаю своей семьей самых разных людей. На Эдгар-Роуд я желанный гость во многих домах, и хозяев у меня хватает. Кроме Клэр и Джонатана я постоянно бываю у Полли с Мэттом и у своих поляков – Франчески и большого Томаша. Вот такой я востребованный кот.

Все свои семьи я сумел перезнакомить и крепко подружить между собой. С тех пор как я поселился на Эдгар-Роуд, там многое изменилось. Люди вообще склонны меняться или менять что-то в своей жизни, а кошкам остается терпеть – или вмешиваться, когда люди заходят слишком далеко. Я считаю себя ответственным за благополучие своих семей. Я был с ними и в радости и в печали, видел хорошие вещи, плохие и совсем безобразные и крайне серьезно отношусь к моим подопечным.

– Пора бы домой, я проголодался, – сказал я Снежке и облизнулся. Прямо съел бы ту курицу, не будь она такой страшной. С другой стороны, охотник из меня неважный, а Снежка для хищницы была слишком красивой. До сих пор помню нашу первую встречу – от восхищения я забыл, как дышать. И третий год сходил по ней с ума, словно котенок – вернее, словно взрослый кот.

– Давай наперегонки, – сказала она и сразу вырвалась вперед. Я припустил за ней, и у открытой задней двери мы, немного запыхавшиеся, оказались одновременно.

– А вот и вы, – улыбнулась нам Клэр с двухлетней Саммер на руках.

Мы тихо зашли на кухню. Клэр, несмотря на бурные протесты дочери, ловко усадила малышку в детский стульчик и поставила перед ней тарелку с кашей. Моя человеческая сестренка была, по словам Клэр, «тираншей», а Джонатан называл ее «девушкой с характером». Я очень любил Саммер: пусть порой она меня донимала и за хвост могла бы дергать пореже, никто меня так крепко не обнимал.

Саммер улыбнулась, взяла ложку и швырнула на пол. Эта игра ей никогда не надоедала, хотя, на мой взгляд, она ее уже переросла.

– Гьенка! – прокартавила она.

– Съешь кашку, тогда я тебе дам гренку, – строго ответила Клэр.

– Нет! – завопила Саммер и запустила тарелку с кашей на пол. Я, как всегда, забыл отойти от стульчика подальше – пришлось слизывать брызги с шерсти. Ничему меня жизнь не учит!

Я считал, что Саммер – тоже моя забота, даже когда ведет себя как тиранша. Джонатан, наш папа, не сердился, а говорил, что любит волевых женщин. Я был с ним согласен; как раз это мне нравилось в Снежке и моей лучшей подруге Тигрице. А вот Клэр, по-моему, от поведения Саммер была не в восторге. Впрочем, рождение дочери сделало ее такой счастливой, что я совсем перестал за нее тревожиться. Вернее говоря, тревожился не так сильно, как раньше.

Когда я поселился у Клэр, она только развелась и была в ужасном состоянии. Чтобы поправить дело, ушло немало времени и сил, но в итоге она познакомилась с Джонатаном, одним из моих двуногих, и сейчас они счастливо женаты и воспитывают дочку.

– Алфи, Снежка, завтракать, – нараспев позвала Дейзи, хозяйка Снежки, и выставила для нас миски с тунцом.

– Мяу, – поблагодарил я.

Дейзи была красавицей, высокой и очаровательной. Они со Снежкой чем-то напоминали друг друга: у обеих шерсть была совсем светлая. Хотя, конечно, у Дейзи была не шерсть, а волосы. Дейзи уже исполнилось восемнадцать, и она стала работать фотомоделью. Успех пришел к ней довольно быстро, потому-то она и поехала с родными в отпуск: решила не упускать момент, пока есть такая возможность. Если все пойдет по плану, не исключено, что на семейный отдых скоро не останется времени. Когда она уходила на работу, Снежка скучала, но вместе с тем трогательно ею гордилась.

Шестнадцатилетний брат Дейзи, Кристофер, подошел к столу, критически оценил расстояние до Саммер и сел подальше, чтобы еда не долетела. Вот это правильный подход, не то что у меня.

Я завтракал и чувствовал себя совершенно счастливым. За исключением того, что другие мои семьи не присоединились к отпуску, все было идеально: со мной родные двуногие и, разумеется, моя обожаемая Снежка. Люди ели, болтали и строили планы на день, а меня прямо-таки распирало от радости – лучшей жизни и не придумаешь.

После завтрака солнце неторопливо вышло из-за туч, и прохладное утро превратилось в жаркий весенний день. Саммер играла в саду, разложив плюшевых мишек на коврике для пикника, а Клэр и Карен сидели рядом с ней, пили чай и разговаривали. Дейзи отправилась на пробежку, мужчины с Кристофером – в соседний городок за покупками, хотя Клэр говорила, что на самом деле они собрались искать пивную. Мы со Снежкой лениво разлеглись на прогретом солнцем пятачке травы.

– Вот это жизнь! – Я потянулся всеми лапами и перекатился на спину, подставляя пузо теплым лучам.

– Точно, – ответила Снежка. – Пойдем поищем бабочек, погоняемся за ними?

Меня не надо было долго упрашивать.

Все здесь отличалось от Лондона. И живности всякой больше, и в воздухе разлито умиротворение, какого я прежде не испытывал. Самое замечательное, что мы тоже им постепенно проникались. Люди не суетились, и это меня радовало, потому что в Лондоне такое случалось редко: обычно им не давали покоя дела и разные заботы. За последние несколько лет мы пережили нелегкие времена; моим подопечным со многим пришлось столкнуться. Переезд в другую страну, безуспешные попытки завести ребенка, послеродовая депрессия, травля в школе, тайны, несчастная любовь – чего только с нами не случалось. Я прошел с друзьями через все испытания и – скажу без ложной скромности! – немало им помог. По-моему, трудности только сильнее сплотили мои семьи; приятно было видеть, что жизнь наконец вошла в спокойное русло. Так бы и оставалось подольше.

Мы со Снежкой нашли клумбу, вполне подходящую для охоты на бабочек, и молча сели рядом. Мы так ладили, что часто обходились без слов. У меня даже возникало чувство, будто я читаю мысли Снежки, а она мои.

Бабочки в итоге так и не прилетели, зато появилась шумная пчела. Мы юркнули в клумбу и затаились, пока она искала хороший цветок и собирала с него, что ей нужно. Я от многих людей слышал, что пчелы полезны, но лучше к ним не лезть – они больно жалят.

Пчела с гудением улетела, а мы стали валяться на солнышке и вдыхать мягкий запах цветов. Сплошная романтика.

– Алфи, я никогда не была так счастлива, как с тобой в отпуске, – промурлыкала Снежка и тронула меня за лапу. Я смотрел на свою любимую, и меня переполняли самые нежные чувства.

– Я тоже никогда не был так счастлив, – сказал я совершенно искренне.

librebook.me

Читайте продолжение книги про кота Алфи

— Надеюсь, это будет большая семья с милыми детишками. И без кошки. — Почему? — Ведь тогда им потребуется приходящий кот! Тигрица улеглась под кустом, вид у нее был озадаченный. — У тебя есть Джонатан и Клэр, а еще Полли и Мэтт. Может, пора успокоиться? Ты уже обзавелся семьями, где тебя любят. Долго ты еще будешь кружить возле новых домов?

Тигрица протяжно зевнула во всю пасть. Нравоучительные беседы всегда ее утомляли. Всем своим маленьким сердцем я понимал, что она права, но знать и чувствовать — совершенно разные вещи.

В новой книге Алфи остается верен себе и своему сердцу: он мирит поссорившихся, спасает тех, кто в этом нуждается, и просто делает мир лучше. А еще Алфи влюбляется…

О своем герое автор, Рейчел Уэллс, отзывается так: «Алфи — это собирательный образ тех кошек, которых мне посчастливилось встретить и полюбить на протяжении моей жизни. Для меня он реален. Я не могу выразить, насколько я благодарна всем, кто прочитал мою книгу и кому она понравилась, за то, что вы приняли и полюбили этого крайне необычного кота».

Весна – лучшее время отправиться вслед за котом Алфи и его друзьями по зеленым улочкам пригорода в поисках новых приключений и веселых развлечений!

Ссылки по теме:

Уличный кот по имени Боб

Рассказать друзьям

eva.ru

Читать книгу Алфи. Все кувырком Рейчел Уэллс : онлайн чтение

Текущая страница: 1 (всего у книги 3 страниц) [доступный отрывок для чтения: 1 страниц]

Рейчел УэллсАлфи. Все кувырком

© Е. Мигунова, перевод на русский язык

© ООО «Издательство АСТ», 2016

* * *

Моему прекрасному сыну, Хавьеру

Глава первая

Сидя под кустом, я внимательно разглядывал автофургон, из которого выгружали мебель двое рослых мужчин. Я уже хотел подойти поближе, когда появилась моя подруга, Тигрица.

– Алфи! – окликнула она меня.

Приветственно распушив хвост, я шагнул ей навстречу.

– Рад тебя видеть, Тигрица. Смотри, кто-то приехал!

Машины для перевозки мебели всегда приводили меня в волнение. Я, видите ли, приходящий кот. Своим я считаю не один дом, а несколько, и многие люди думают, что они – мои владельцы. На самом деле, это они принадлежат мне.

И поэтому я так оживляюсь при виде мебельных фургонов. Они означают появление новых людей, и может статься, что новым людям понадобится симпатичный кот.

Будет больше друзей, с которыми можно поиграть. А если повезёт, мне даже перепадёт что-нибудь вкусненькое. Лучше всего, конечно, сардины.

– Алфи, это ведь даже не твоя улица, что ты здесь делаешь? – Тигрица не одобряла моего пристрастия к новым домам. У неё самой была только одна семья, и ей это нравилось. Зато я обожал все свои семьи. У меня их было три – основной дом и ещё два, но я любил повторять, что людей много не бывает. Так же, кстати, как и вкусных сардинок.

– До дома рукой подать! – Эта улица была совсем недалеко от Эдгар-роуд, только за угол завернуть.

– У меня снова неприятности, – сообщил я.

– Что ты опять натворил? – Тигрица удивлённо подняла пушистые брови.

– И почему ты всегда думаешь, что это я виноват?

– Потому что обычно так всегда и бывает.

Я протестующе встопорщил усы, однако Тигрица была права.

– Всё дело в малышке Саммер – она не спит. Всё время кричит. Как ты, когда тебе наступают на хвост.

– Ну, спасибо, Алфи, – подруга уставилась на меня жёлтыми глазищами. – Но при чём здесь ты и твои неприятности?

Моя подруга принялась вылизывать свою полосатую шубку. Только посмотришь на неё, и сразу понятно, почему её назвали Тигрицей.

– Как раз пытаюсь объяснить, – фыркнул я. – Я устаю. Клэр и Джонатан тоже устают и раздражаются.

– И что?

– Я не выспался, утром не мог продрать глаза, вот и наступил прямо в свою миску с едой. Опрокинул её, перепачкал лапы, испугался и перепачкал весь ковёр. – Я вздрогнул, вспомнив, как Клэр и Джонатан, всегда такие ласковые и любящие, кричали на меня и называли ужасным и «несносным».

– Сильно они рассердились? – сочувственно спросила Тигрица.

– Да… вот я и решил затаиться на время. И вот тут-то, представь, натыкаюсь на новую семью! Я, разумеется, не планирую сбежать от Клэр и Джонатана, но почему бы не пожить немного у новых друзей?

– Всё это прекрасно, но я слишком хорошо тебя знаю. Смотри не увлекайся! Не суй усы в чужие дела! – сказала Тигрица. Я дружески ткнулся носом ей в полосатую шею.

– Что за ерунда, даже и не думал, – ответил я.

Честно, Тигрице не о чем было переживать. Разве из этого могло получиться что-то плохое?

Я подкрался к новому дому. Войти в него оказалось совсем просто – дверь была распахнута настежь, а мужчины продолжали таскать мебель, так что на меня никто не обратил внимания. Я оказался в большой комнате, из которой дверь вела на кухню.

Там высокий худощавый мужчина выкладывал на разделочный стол фрукты. Много фруктов! Столько бананов, апельсинов и яблок я в жизни не видел. Казалось, человек был поглощён своим занятием – он оттирал фрукты до блеска и бережно клал на стол. Всё это выглядело довольно странно.

– Дорогой, ты можешь оторваться и помочь мне? – крикнула женщина. Она была меньше ростом, чем мужчина, и в больших очках. Её волосы были похожи на птичье гнездо, из которого во все стороны торчали разноцветные карандаши.

– Но как же мои фрукты? – забеспокоился мужчина.

– Уверена, за пару минут с ними ничего не случится, – ответила она. – Нам надо разобраться с мебелью.

Я наблюдал, как два грузчика передвигали диваны, столы и стулья, а женщина всё никак не могла решить, что куда поставить. Рабочие недовольно ворчали и пыхтели, перенося вещи с места на место.

– Но миссис Кловер, вы же сказали, что здесь будет хорошо, – кряхтели они, поднимая самый большой диван, какой я только видел.

– Ну да, мне так казалось, но оказалось, что там для дивана неудачное место. Не могли бы вы переставить его к окну? Да, вот теперь очень мило. Что скажешь, дорогой?

Мужчина – видимо, мистер Кловер – рассматривал яблоко, выкрашенное весёлой ярко-жёлтой краской.

– Что? А, да, чудесно, – он и понятия не имел, о чём говорит, но миссис Кловер выглядела довольной.

В углу комнаты я увидел маленькую девочку. Она сидела там с книгой, скрывавшей её лицо, и не обращала внимания на суету. Я хотел подойти поближе, но тут в комнату вошёл мальчик. Он показался мне неряшливым и неопрятно одетым. У него было щекастое круглое лицо, нос усыпан веснушками, а волосы взъерошены. Мальчик нёс коробку, из которой на пол сыпались какие-то штуки. Несколько подкатились ко мне, и я увидел, что это камушки. Вид у мальчика был растерянный. Он попытался привлечь внимание родителей, но в суматохе никто его не слышал.

Миссис Кловер громогласно отдавала распоряжения, мистер Кловер любовался жёлтым яблоком, а девочка уткнулась в книгу. Вдруг раздался глухой удар – это мальчик выронил коробку. Камни раскатились по всему полу.

– ААААААА! – завопила миссис Кловер. Мы с мальчиком с ужасом смотрели, как мистер Кловер споткнулся, заскользил по паркету и в конце концов опрокинул себе на голову цветочный горшок.

– Стэнли, что ты натворил?! – пронзительно закричала миссис Кловер. Это не сулило ничего хорошего. Стэнли, красный как рак, принялся подбирать свои камни.

– От тебя одни неприятности! – громыхала женщина.

– Мне очень жаль, что так вышло, но это же моя уникальная коллекция камней, – тоскливо возразил мальчик.

– Моя голова! Я застрял, застрял! – жалобно стенал мистер Кловер. Его голос из глиняного горшка звучал глухо. Пытаясь стянуть горшок с головы, он врезался в стену.

– Мне кажется, Стэнли сделал это не нарочно, – тихо сказала девочка, но никто не обратил на неё внимания.

– Надо быть осторожнее, Стэнли! – продолжала вопить разъярённая миссис Кловер, пока грузчики помогали мистеру Кловеру освободиться.

– Прости, – снова пробурчал Стэнли.

Я подошёл к нему поближе, этому парнишке явно нужен был друг.

– УАААУУ! – я поскользнулся на раскатившихся по полу камнях и… потерял равновесие. Лапы расползлись, я растянулся и больно ушиб живот.

– Ох, да ведь это кошка! – воскликнул Стэнли, поднял меня и стал гладить. О, сейчас мне это было просто необходимо!

– Мяу, – отозвался я.

– Как же ты сюда попала? Ты здесь живёшь? Кто ты? – похоже, он был очень рад нашей встрече.

Я замурлыкал.

– Мама, папа, Виола! Смотрите, это же кошка! КОШКА! – кричал мальчик.

Но его по-прежнему никто не слушал. Пока Мистер Кловер метался с горшком на голове, он выронил жёлтое яблоко, и грузчик наступил на него. Теперь мистер Кловер с убитым видом подбирал с пола скользкое месиво. Мне показалось, что у него на глазах выступили слёзы. Грузчики взялись за пианино, миссис Кловер тараторила без умолку, рассказывая, какой это ценный инструмент, и Виола ей поддакивала. На Стэнли и кота никто не обращал никакого внимания.

– Меня никогда никто не слушает, – расстроенный, Стэнли потащил меня и коллекцию камней прочь из комнаты.

Мы поднялись по лестнице, уселись на его кровать, и мальчик прочёл на жетоне моё имя.

– Алфи. Хорошее имя для кота.

Я мяукнул, соглашаясь.

– Нам пришлось переехать сюда из деревни. Я очень скучаю по дому. – Стэнли грустно погладил меня, не выпуская из рук свои камни. Я мурлыкнул, подбадривая его. – Видишь ли, моя сестра Виола – вундеркинд.

Я непонимающе склонил голову набок. Я ещё никогда не слышал о вундеркиндах.

– У неё необыкновенные способности к музыке. Она поступила в самую лучшую музыкальную школу, и всей семье пришлось сюда переехать. Всё потому, что ей уже одиннадцать, и надо ходить в большую школу. А мне только восемь, и то, чего я хочу, не имеет значения. Я очень скучаю по старому дому! А Виола всегда такая послушная и хорошая. С ней никогда ничего не случается, зато я вечно попадаю в переделки.

Я взволнованно мяукнул – мы со Стэнли были очень похожи!

– Но я ведь не нарочно, просто я немножко неуклюжий. Мама меня прозвала Стэн Катастрофа. Ну и ладно, зато я ужасно рад, что ты здесь. Даже если ты живёшь в другом месте, просто приходи в гости, мы будем дружить. Правда же?

Я потёрся о Стэнли. Конечно, мы можем с ним подружиться! Я чувствовал это каждой шерстинкой. Мяукнув, я спрыгнул с кровати. Пора было уходить.

– Ты ведь ещё вернешься, правда? – сказал Стэнли.

Я опять мяукнул. Разумеется, вернусь, а как же иначе.

Глава вторая

Решив навестить Кловеров на следующий день, я пролез через живую изгородь в их сад за домом. Кухонная дверь была открыта, и я зашёл внутрь. Мистер Кловер, сидя за столом, раскрашивал яблоки во все цвета радуги. Мне было очень интересно, зачем он это делает, но спросить я не мог – я же кот. Миссис Кловер говорила по телефону и одновременно готовила обед. Может, и мне что-то перепадёт, мелькнула у меня мысль, но рыбой на кухне не пахло, поэтому я решил, что не буду расстраиваться, если меня не угостят.

– Я могу подготовить два варианта росписи тарелок к следующей неделе, – говорила миссис Кловер. Наступила пауза. – Да, конечно, и глубокие с таким же рисунком.

Она помешивала что-то в кастрюле и продолжала разговаривать. Вдруг она отчаянно вскрикнула и выронила трубку.

– Что такое, дорогая? – поинтересовался мистер Кловер, не поднимая головы.

– О боже, я приготовила сладкий крем вместо грибного супа, – ответила его жена и почесала растрёпанную голову. – Перепутала пакетики.

Вид у неё был озадаченный.

– Какой кошмар, – рассеянно отозвался мистер Кловер.

Кажется, это самое безумное семейство из всех, что я видел.

– Ну и ладно, значит, вместо супа будет крем. Уверена, это очень вкусно, – решила миссис Кловер.

А я обрадовался, что меня не пригласили на обед.

Через полчаса до меня донеслись звуки прекраснейшей музыки. Это «вундеркинд» Виола начала играть на пианино. Её игра мне очень понравилась. Я подошёл к девочке и поставил лапы на табурет. Виола перестала играть, подхватила меня и ласково прижала к себе.

– Какой милый котик, – сказала она.

Я потёрся о неё мордой, Виола и сама была очень милая – повыше Стэнли, с волосами такого же цвета и такими же веснушками. Она была в очках, как и её мать, но причёска выглядела куда аккуратнее. Виола ещё гладила меня, когда в комнату смерчем ворвался Стэнли.

– Алфи, – позвал он меня и вырвал из рук сестры. Виола немного удивилась, я тоже.

– Мне нужно срочно кое-что показать Алфи, – крикнул Стэнли, унося меня из комнаты.

– Ты мой друг, Алфи, а не её, – сказал он, пока мы поднимались по лестнице.

В ответ я мяукнул.

Я-то, конечно, готов дружить со всеми, но Стэнли этого, похоже, не понимает. В дверях я оглянулся.

Виола смотрела нам вслед и выглядела огорчённой.

– Я собираюсь показать тебе, где работает мама. У нас это называется «Гончарный цех», и вход туда строго воспрещён, – Стэнли открыл дверь.

– УАААУУ! – громко запротестовал я. Если вход сюда строго воспрещён, зачем же входить?

– Да всё в порядке, Алфи, никто и не узнает!

Стэнли на цыпочках прокрался в комнату, я вошёл следом, хотя и был уверен, что это плохая затея – усами чувствовал!

Ничего подобного я раньше не видывал. Повсюду были коробки, коробки! Некоторые были открыты, и я разглядел в них миски и горшки. Посреди комнаты стояло массивное колесо – настоящий гончарный круг.

– Мама – очень известный художник по керамике, – сказал Стэнли. – Она создаёт узоры, а на большой фабрике по её эскизам делают много посуды на продажу.

Я мурлыкнул, показывая, чтопрекрасно понял его.

– Папа тоже художник. Ты, наверное, заметил у него эти странные раскрашенные фрукты. Он продаёт их в галерею, им вроде нравится, – мальчик вздохнул. – Они оба вечно заняты, а у меня после того, как мы сюда переехали, совсем нет друзей. Так что пока весёлого мало.

Голос Стэнли звучал уныло.

– Мяу, – поддержал я разговор.

– Папа не такой известный, как мама, хотя кое-кто говорит, что он гений. А мы все думаем, что он немного чокнутый. Теперь он собирается раскрашивать яйца.

Я не нашёлся, что сказать на это. Заглянул в ящик с глиной, осмотрел гончарный круг. Да, здесь было очень интересно!

– Тут классно, правда? – спросил Стэнли. Я мурлыкнул, а Стэнли взял меня на руки.

– Пойдём посмотрим глину, – и он подошёл к большущему ведру. – Ой!

Стэнли едва не врезался в большой керамический горшок, стоявший на полу рядом с сырой глиной. Мальчик покачнулся, и я почувствовал, что выскальзываю у него из рук.

– Ой! – Стэнли выпустил меня, и я приземлился прямо в ведро. Глина была мокрая и липкая, совсем не такая, как я ожидал. Я так перепугался, что не мог пошевелиться – только мяукал и выл.

– Ох, Алфи! Прости, прости! Не волнуйся, сейчас я тебе помогу! – кричал Стэнли, пытаясь вытащить меня из ведра. Наконец ему это удалось, но оба мы были с ног до головы перепачканы в липкой грязи. Вся моя шубка, все лапы были в глине. Просто ужас – ведь никто не должен был знать, что мы здесь…

– Ты похож на глиняного кота! – развеселился Стэнли, а вот мне было не до смеха. Вот уж правда, вляпался в неприятности. Делать нечего, пришлось нам спуститься на первый этаж. Я вздрогнул от ужаса, увидев цепочку глиняных следов: они напомнили мне о неприятном происшествии с опрокинутой миской у меня дома.

Мы со Стэнли подошли к входной двери и остановились. Мистер и миссис Кловер молча смотрели на нас.

– Господь всемогущий, – пробормотал мистер Кловер, роняя апельсин. Так вот откуда у Стэнли его неуклюжесть, подумалось мне.

– Стэнли, что ты опять натворил? – спросила миссис Кловер.

– Извини, пожалуйста, – пробормотал Стэнли, – Понимаешь, Алфи хотел посмотреть, где ты работаешь, ну и… в общем, он… упал в ящик с глиной, и мы довольно сильно наследили на коврах.

Дрожа от страха, я жался к ногам Стэнли.

– Поверить не могу! Не успели мы въехать в дом, а ты уже испортил все ковры! – взревела миссис Кловер.

– Но мамочка! – заговорила Виола. – Ты же говорила, что терпеть не можешь ковры, помнишь? Ты ещё сказала, что надо их сразу выкинуть.

Я обернулся к Стэнли, который продолжал рассматривать пол.

– М-да, хорошо… Ну да, это правда. Но всё же это не оправдание и не повод нарушать правила. К тому же, вам обоим необходима ванна!

Миссис Кловер смерила нас взглядом. Меня её слова не обрадовали: я ненавижу воду – в ванне, в пруду, даже в луже. И за что мне такое наказание?

– Знаете, – снова тихо сказала Виола, – сейчас так жарко! А что, если окатить их из шланга?

– Прекрасная мысль, – пробасил мистер Кловер.

Кажется, он впервые заинтересовался чем-то, кроме своих фруктов.

– Что ж, не возражаю. Дети, переоденьтесь в купальники, – распорядилась миссис Кловер. – Алфи, стой где стоишь. Будь умником, не двигайся.

Я и не смог тронуться с места. Потому что прилип к полу.

Виола и Стэнли хохотали и визжали под струёй воды, которую направлял на них из шланга мистер Кловер. Миссис Кловер осторожно счищала глину у меня с шерсти и лап, а я изо всех сил старался не намокнуть.

– Ну вот, теперь ты похож на кота. Полагаю, серый – это твой естественный цвет? – сказала миссис Кловер, закончив возиться со мной. Я замяукал. Я был серым, но при определённом освещении моя шубка отливала голубым.

– Ух! Славное развлечение! – хихикал мистер Кловер, а дети ему вторили.

Я, при моей «любви» к воде, совсем не получил удовольствия, но глядя, как счастливы мои новые друзья, подумал, что ради этого стоило даже намокнуть. Зазвонил телефон, и миссис Кловер побежала в дом. Вышла она через несколько минут.

– Виола, быстро вытирайся. У тебя сегодня встреча с новой учительницей музыки. Поверить не могу, мы чуть не забыли об этом. – Она повернулась к мистеру Кловеру. – Дорогой, займись, пожалуйста, Стэнли. Виола, одевайся и марш заниматься.

– Ну, мам… – простонала Виола.

– Бегом-бегом, живее, – миссис Кловер завернула Виолу в полотенце и увела в дом. Мистер Кловер закрутил кран, унёс шланг, а мы со Стэнли остались одни на газоне. С нас капала вода.

– Вот так всегда – только развеселимся, а она всё портит, – обиженно засопел Стэнли.

Мяу? Это он о своей маме?

– Виола, Виола!.. Вечно всё только Виола со своим пианино. А на меня почти не обращают внимания. Честно говоря, они меня вообще не замечают.

Я хотел сказать ему, что Виоле тоже понравилось веселиться. И совсем не хотелось уходить.

– Стэнли, не стой истуканом. Вытрись и иди одеваться, – велел мистер Кловер, уходя в дом.

Я понял, что у меня появилось дело. Стэнли грустил, да и Виола не выглядела счастливой. Мистер и миссис Кловер казались очень рассеянными, но ведь в саду они все веселились и радовались. Я понял: моя задача напомнить этой семье, как им хорошо вместе.

Чуть позже я отыскал Тигрицу, которая гонялась за бабочками в конце Эдгар-роуд.

– Привет! – поздоровался я.

– Что стряслось, Алфи? – Тигрица всегда чувствовала моё настроение.

– Я только что от Кловеров. Что-то невесело у них там. Стэнли вечно попадает в разные истории, потому что ему скучно, а взрослые думают только о своей работе.

– Ох, Алфи, ты снова переживаешь – теперь по поводу этой семьи?

– Я попал к ним, пытаясь убежать от своих проблем, а не найти новые. И всё же я хочу им помочь.

– Ты всегда бросаешься на помощь, – заметила Тигрица и прыгнула за бабочкой, но промахнулась и рухнула вниз головой в кусты. Я невольно засмеялся, глядя, как она отряхивается.

– Всё будет хорошо. Я придумаю что-нибудь.

– Ладно! А пока не хочешь прогуляться в парк? – спросила Тигрица.

– Если мы там будем валяться на клумбах и охотиться на мух, то с радостью! – Разумеется, у меня были проблемы, но какая кошка откажется немного пошалить?

– Отлично, Алфи! Давай наперегонки!

Глава третья

Дверь, которая вела в дом со двора, была открыта, но на первом этаже никого не оказалось. Я со всех лап бросился наверх, в комнату Стэнли.

Мальчик сидел на своей кровати. Я поздоровался с ним: мурлыкнул и мягко потрогал лапкой его руку.

– Алфи, как я рад, что ты пришёл! – сказал он. Я мяукнул. – Сегодня папа обещал мне приключение. Но потом мама ушла работать в Гончарный цех, и папе пришлось вести Виолу на урок музыки. А я остался здесь.

Он сложил руки на груди и состроил рожицу. Я попытался сказать Стэнли, что мы и сами можем устроить приключение – уж что-что, а это я умею – но он меня не понимал.

– Родители больше любят Виолу, чем меня. Это уж точно, – Стэнли вскочил и даже топнул ногой, но потом снова уселся рядом со мной. – И сюда переехали из-за неё, а я скучай тут. Там было столько друзей и столько приключений… Мы с папой вместе выбирали и рвали фрукты, а теперь он ходит за ними в лавку к скучному-прескучному продавцу – а меня даже с собой не берёт!

Я был уверен, что родители любят Стэнли. Взять мои другие семьи – иногда мы с ними очень сердились друг на друга, но они всё равно любили меня, а я их. Вот только как сказать об этом Стэнли?

– Я хочу стать путешественником и искателем приключений, но разве у меня получится, если даже тренироваться негде?

Тут я увидел в комнате бинокль, и у меня родилась мысль. Я подошёл к биноклю и потыкал в него носом, словно говоря, что могу помочь Стэнли, но при этом как-то умудрился запутаться в ремешке. Он намотался мне на шею и лапы – я чуть не задохнулся! Чем усерднее я старался высвободиться, чем больше запутывался.

– Мяу! Мяу! – громко позвал я. Наконец Стэнли обратил на меня внимание.

– Ух ты, отличная идея, Алфи. Мы можем вместе отправиться на поиски приключений!

Наконец-то! Моему другу пришлось изрядно повозиться, пока он меня распутал. А я мысленно добавил бинокль в список вещей, от которых мне лучше держаться подальше.

– Подожди минутку!

Я смирно сидел и смотрел, как Стэнли носится по комнате, собирая вещи. Под конец он надел на меня шапку с длинными ушами. Я попытался стащить её лапой, но ушанка сидела туго. Потом Стэнли обмотал мне шею шарфом:

– Алфи, сейчас лето, но на Северном полюсе может быть очень холодно.

Я не знал, что сказать, поэтому сидел тихо и смотрел, как Стэнли собирается. А он начал меня фотографировать, и очень радовался! Вообще-то, я не люблю, когда меня наряжают – да и какая кошка это любит? Но Стэнли так весело щёлкал фотоаппаратом и был просто счастлив!

– Теперь, Алфи, ты – Кот-Путешественник, а дальше будет еще веселее! Мы с тобой будем искать ископаемые останки, строить убежища, нырять за сокровищами. Ой, я знаю – мы даже можем открыть какой-нибудь неизвестный науке вид животных или растений!

Как же мы это сделаем? Я понятия не имел, но помалкивал. Можно и потерпеть, раз уж это так радует моего друга. Стэнли достал тетрадку, ручку и принялся делать заметки. Он сделал и несколько рисунков, очень хороших. Мне казалось, что планы у мальчика грандиозные, даже слишком, но он увлёк меня. К тому же, мне нравилось быть искателем приключений, хоть я и не знал пока, что придётся делать.

Стэнли увлечённо чертил карты нашей первой экспедиции, а я решил пройтись по дому и посмотреть, что там происходит. В соседней комнате я увидел Виолу, которая возвращалась с урока. Девочка шла с грустно опущенной головой, и как только она села на кровать, я прыгнул и пристроился рядом. Виола стала меня гладить, я громко мурлыкал.

– О, глядите-ка! Какой же ты нарядный – в шапке с шарфом!.. Вы, наверное, тут хорошо повеселились со Стэнли? – её голосок звучал совсем не весело.

Я мяукнул в знак согласия.

– Но, боюсь, Алфи, тебе жарковато в таком наряде. Что, если я с тебя всё это сниму?

Я мяукнул громче, давая понять, что это прекрасная идея. Виола бережно сняла мой экспедиционный костюм.

– Вот бы Стэн почаще играл и со мной, – вздохнула Виола. Голос у неё был намного тише, чем у брата. – Мне так хочется с ним дружить, а ещё я ужасно скучаю по нашему старому дому.

Виола замолчала и смахнула со щеки слезинку.

– Я понимаю: нам пришлось переехать, чтобы я могла ходить в музыкальную школу, но теперь у меня ни минутки нет свободной. Я люблю играть на пианино, правда-правда. Но как же страшно идти в новую школу!

В глазах у Виолы стояли слёзы, а я думал, что хорошо бы им со Стэнли поговорить – ведь они чувствуют одно и то же! Хвостом я вытер ей мокрую щёку. Это было щекотно, и Виола улыбнулась.

– Я так рада, что здесь есть ты, – тихо сказала она.

– ОБЕДАТЬ! – прогремел голос миссис Кловер. Виола подскочила, вытерла щёки рукавом и побежала вниз по ступенькам. Стэнли бежал следом. Я тоже отправился на кухню с ними. На столе стояли четыре тарелки макарон. Меня порадовало, что это не заварной крем, как вчера – хотя по-прежнему тут не было и намёка на сардины.

– А для тебя, Алфи, я тоже кое-что припасла, – и миссис Кловер поставила на пол мисочку с кусочками тунца. Я облизнулся и благодарно мяукнул. Жизнь налаживалась.

Семья обедала в тишине, каждый был погружён в свои мысли. Я тоже принялся за еду, но то и дело посматривал в сторону стола. Стэнли уставился в тарелку и ковырял еду. Виола тоже почти не ела.

Миссис Кловер мычала себе под нос какую-то мелодию. Мистер Кловер ел одной рукой, а в другой держал яйцо. Всё это было как-то странно, но я уже начал привыкать к Кловерам.

– А десерт? – спросил Стэнли, когда наконец доел.

– Хм… Возьми себе фруктов, каких захочешь, – ответила миссис Кловер. Стэнли подошёл к кухонному столу, взял яблоко и откусил кусочек. Когда он снова сел за стол, я устроился у его ног.

– ААААА! – завопил вдруг мистер Кловер. Все вздрогнули и посмотрели на него, а Стэнли от неожиданности выронил яблоко. Оно упало прямо мне на голову.

– УААУ! – отчаянно взвыл теперь уже я.

– Это было моё яблоко! – кричал мистер Кловер.

– Но мама же сказала, чтобы я взял фруктов, а оно лежало в сторонке, – несчастным голосом оправдывался Стэнли.

– К тому же, папа, оно выглядит как обычное яблоко, посмотри! – решительно поддержала брата Виола.

Я потёр голову лапой. Никогда не думал, что яблоки на самом деле такие тяжёлые!

– Нет, это было не обычное яблоко, а особенное, и я планировал позже расписать его, – простонал мистер Кловер.

У меня появилась идея. Я подошёл к большой стопке пустых пакетов из овощной лавки и улёгся на них. А потом громко позвал: «Мяу!»

– О, посмотрите на Алфи! Я поняла – мы должны все вместе пойти к зеленщику! Там мы выберем самые лучшие яблоки, даже лучше этого! – и Виола переглянулась со мной. Я надеялся, что мой план сработает.

– Самые лучшие яблоки? – повторил мистер Кловер.

– Здорово! Отличная идея! – обрадовался Стэнли.

– Пожалуйста, давайте сходим, – просила Виола.

– А что? Прямо как в старые добрые времена, – мистер Кловер наконец улыбнулся, а следом за ним облегчённо заулыбалась и вся семья. Я тоже расплылся в довольной улыбке.

Все разошлись по комнатам и стали собираться, а я ждал у дверей. Оставшись в одиночестве, я понял, что мне ещё многое предстоит сделать. Я должен объединить семью Кловеров и помочь им понять, как они нужны друг другу. Ведь они и впрямь очень нуждались друг в друге – а уж я-то просто позарез был нужен им всем.

Дойдя до угла, я распрощался с Кловерами и отправился домой. В конце нашей улицы на солнышке грелась Тигрица.

– Привет, Тигрица, – негромко окликнул я её.

Моя подруга медленно приоткрыла глаза.

– Алфи? Что-то ты сегодня рано.

– Они всей семьёй пошли в магазин. Пока за фруктами, но это только начало.

– Значит, ты и вправду уверен, что стоит тебе появиться, как у всех всё налаживается? – Тигрица перевернулась на живот и взглянула на меня.

– Пока рано делать выводы, но я уверен в себе.

– Надеюсь, ты знаешь, что делаешь.

– Ах, Тигрица, ну почему ты сомневаешься? Конечно же, я знаю, что делаю – как всегда.

Тигрица подёргала хвостом, как будто хотела сказать: «Ну да, так я тебе и поверила».

– А теперь, может быть, забудем на время о людях и пойдём подразним собак?

Ей не пришлось повторять своё приглашение.

iknigi.net