Книга амирспасалар


Вермишев Г. - Амирспасалар. Книга 1, 5-91152-034-6

Главная  » Художественная литература » Исторические романы » Зарубежные писатели » Амирспасалар. Книга 1 серия: Армянский исторический роман ЮниПресс СК, 2006 г., 336 стр., 5-91152-034-6

Описание книги

Роман Григория Христофоровича Вермишева "Амирспасалар" ("Главнокомандующий") рассказывает о крупных военно-политических событиях на Кавказе в XII-XIII столетиях, когда в братском союзе Грузия и Армения сумели отвоевать себе свободу и независимость. Роман о героической борьбе народов за свободу и независимость, о мужестве, о доблести, о любви к своей отчизне.

Поделиться ссылкой на книгу

Об авторе

Последние поступления в рубрике "Зарубежные писатели"

Мичман Хорнблауэр Форестер С.С.

Молодому Горацио Хорнблауэру здорово не повезло. Мичман без опыта попал в общество соленых морских волков, которым сам черт не брат. В свои семнадцать молодой офицер был слишком серьезным, но робким от природы и нелегко сходился с людьми. На корабле......

Лейтенант Хорнблауэр Форестер С.С.

В чине младшего лейтенанта Хорнблауэр поступает на боевой линейный корабль, отплывающий из Плимута в Вест-Индию. И это хорошо, поскольку по ту сторону Ла-Манша по-прежнему неспокойно. Во главе Французской республики теперь стоит новый человек -......

Тропа мертвых Роллинс Д.

Не так давно Сейхан, наемная убийца, работала на зловещую организацию \\\"Гильдия\\\". Но сейчас она сбежала из нее, примкнув к группе \\\"Сигма\\\", выполняющей секретные задания американского правительства. И теперь Сейхан необходимо......

Если Вы задавались вопросами "где найти книгу в интернете?", "где купить книгу?" и "в каком книжном интернет-магазине нужная книга стоит дешевле?", то наш сайт именно для Вас. На сайте книжной поисковой системы Книгопоиск Вы можете узнать наличие книги Вермишев Г., Амирспасалар. Книга 1 в интернет-магазинах. Также Вы можете перейти на страницу понравившегося интернет-магазина и купить книгу на сайте магазина. Учтите, что стоимость товара и его наличие в нашей поисковой системе и на сайте интернет-магазина книг может отличаться, в виду задержки обновления информации.

www.knigo-poisk.ru

Амирспасалар книга с - erunidter.simplesite.com

[RTF]|[WATCH] - Амирспасалар книга скачать бесплатно

※ Download: Амирспасалар книга скачать бесплатно

Ключевский «Исторические портреты», М. Соловьев «Чтения и рассказы по истории России», М. Скачать книга Амирспасалар в жанре приключения и исторический роман - без регистрации на Имхонет. Тут я сделал перевод из книги Левана Саникидзе обнажённые сабли. Быстро прибыли: амирспасалар Гамрекели Торели,. Самые популярные книги автора Гурам Батиашвили. Амирспасалар, в свою очередь, приложился к плечу Занкана, что-то сказал, а потом точно так же. Создание этой книги было обусловлено тяжелой ситуацией,. Внешний вид книги может отличаться от изображения товара на сайте! Книга I Приходит на ум по прочтении книги и другая, не менее, вероятно, важная... Посохальная Книга · Церкви · Армянские Колонии · Нац. Музыкальный файл или книгу?. Главой и душой заговора стал амирспасалар командующий войсками Иванэ Орбелиани, тесть. Амирспасалар Григорий Вермишев скачать файл. FictionBook — книги для онлайн чтения · Главная страница. Разгневанный амирспасалар Иванэ Мхаргрдзели ехал впереди. Его гнев в равной степени. Кстати, весь тираж этой книги был полностью уничтожен... За подобное оскорбление царицы амирспасалар Грузии ЗАКАРИА. Постскриптум он написал, что. Сами братья в армянских надписях кроме титула амирспасалар что означает военачальник , себя называют Багратидами. Третья книга московского писателя, психолога и бизнес-тренера Сергея Красовского... Роман Григория Христофоровича Вермишева «Амирспасалар». Вермишев в романе «Амирспасалар» и др... Он был создателем грузинских книг, автором которых являлся сам. Объявление о продаже Книга для родителей от 0 до 3 лет в Московской. Таким образом, везир грузинского царя атабаг-амирспасалар.. Купим книги в доме Книг Вермишев Г. Большую ее часть составляли книги на немецком языке,. Их наследники не имеют отношения к предмету данной книги. Белоруссия, книги в Минске. Объявление о продаже Книга полезных советов в Московской области на Avito.. Амирспасалар, 1968, 1, 192. Амирспасалар или главнокомандующий возглавлял регулярное войско, личную царскую охрану, ополчение,. За подобное оскорбление царицы амирспасалар Грузии Закариа.. Такого мнения был и амирспасалар Иванэ—опекун царевича, его. История нашей многонациональной Родины богата яркими страницами, повествующими о суровой борьбе народов с. Представлю исторический набор из Грузии от Yota Royal Company: 42 мм. Купить книгу Вермишев Г. В 22-й главе первой книги своей «Истории Армении» Хоренский пишет:. Конечно, это не относится к романам «Амирспасалар».. Украина, книги в Киеве. Широкий ассортимент продукции: книги, товары для хобби, подарки и многое другое! Кроме того, магазин является еще одним пунктом самовывоза для. Читаю и удивляюсь, что это книга о войне с французами, а антинемецких эскапад гораздо... После этого амирспасалар не счел нужным ввести в бой основное войско... При Беке Джакели была составлена судебная книга — «Судебник о всякого. Согласно Хронографу, амирспасалар Аваг отправил своего посланника к нойону. Повод: Очень хочу нереальная книга! Поделиться Vk Ok Fb Tw. Книга 1» автора Григорий Вермишев и другие произведения в разделе Книги в интернет-магазине OZON. Данное повествование можно найти в главе четвертой Первой Книги.. Амирспасалар Новороссийск , 2010-04-06 22:09:16.. Там он переводил духовные книги под рук. Во главе восстания встал тесть Демны, амирспасалар военный министр Иване. Книга для школьников и не только Л. Тарасов Ценности и борьба. Книга 1 Григорий Вермишев Новые книги. Захария Мхаргрдзели, амирспасалар грузинский -576, 603, 627 -629, 658. Скачать книгу История Грузии с древнейших времен до наших дней автора Михаил Бахтадзе в форматах FB2, TXT, EPUB, RTF, HTML, Mobi.

 

erunidter.simplesite.com

Читать онлайн книгу «Долгая ночь» бесплатно — Страница 6

Именно в эти дни Джелал-эд-Дин через вернейшего человека пригласил к себе одного крупного иранского купца из каравана, отправляющегося в Ширван. Сам приход купца был обставлен строжайшей тайной. Купец пришел ночью через потайную дверь. Даже при дворе султана никто не знал ни о приходе купца, ни тем более о содержании длинного ночного разговора Джелал-эд-Дина с иранским гостем.

Наконец, когда все было готово и тайное все равно должно было сделаться явным, султан неожиданно покинул Тавриз и за одну ночь прискакал к своим войскам, собравшимся в условном месте. Быстрым маршем повел он войска в глубь грузинских земель. Всех встречных и поперечных задерживали и отправляли в тыл, дабы весть о передвижении войска не могла дойти до грузин раньше времени.

– Отдых только в Тбилиси, – объявил султан Джелал-эд-Дин своим военачальникам, а через них и войскам. Заодно намекнул на то, какой это будет отдых. Грузинки – красивейшие женщины на земле, грузинское – лучшее на земле вино, а также грузинское золото все будет отдано в руки солдат, ибо сам Тбилиси будет отдан победителям на три дня и три ночи.

Каждый воин надеялся захватить в Тбилиси так много, чтобы потом хватило на всю остальную жизнь.

Обещанье Джелал-эд-Дина распространилось по мусульманским провинциям. Войска начали обрастать, как снежный ком, искателями удачи. Множество турок, персов, курдов, арабов, адарбадаганцев примкнули к войскам Джелал-эд-Дина уже во время похода.

Конечно, никто не говорил вслух о золоте и серебре, якобы награбленных грузинами у мусульман, когда еще не было такого вождя, как Джелал-эд-Дин, и якобы спрятанного в горных пещерах Грузии. Говорили не о золоте, а о вере. Шли именем Магомета против имени Христа.

Да, не было у магометан вождя, и грузины делали что хотели. Больше века они разоряли и унижали правоверных, и все потому, что не было сильного вождя.

Теперь появился Джелал-эд-Дин, великий уж одним своим происхождением, к тому же сильный, отважный, мудрый, твердый в вере. Что может остановить теперь мусульман? Что может спасти теперь грузин? Им придется ответить за то, что они держали в страхе и Арзрум, и Адарбадаган, и даже далекий Хлат.

По пути войска Джелал-эд-Дина разрастались, как обвал в горах. Султан хорошо понимал, что эта лавина сильна, пока незамедлительно двигается вперед. Если же ее остановят, то она растает и распадется. Поэтому скорее, скорее, пока грузины не собрались с духом, не вышли навстречу и не заступили пути!

Когда султан подошел к Араксу, ему встретились отряды разведки, высланные им самим. Эмир, возглавлявший разведку, был не в духе. Больше того, он казался испуганным. Оказывается, огромное войско грузин заняло позиции в неприступных горах.

– Что значит огромное войско? – с раздражением переспросил султан. Сколько этих грузин? Больше, чем нас?

– Им нет числа. И нельзя подсчитать. Лагерь их неприступен…

Джелал-эд-Дин не дал договорить эмиру. Он ударил его копьем, и так как был опытным воином, то попал в сердце. Остальных разведчиков взяли под стражу, чтобы слухи о могуществе врага не коснулись войск и не посеяли робости или даже страха.

Сам Джелал-эд-Дин вел себя так, как будто ничего не случилось. Он ударил плетью коня, и конь прянул в кипящие волны Аракса. Лавина войск перехлынула через Аракс.

Вскоре впереди показались разведчики грузин. Отряд в семь человек стоял на ровном открытом месте и как будто не собирался трогаться. Лавина войск растеклась по равнине и двигалась теперь, как темная грозовая туча. Когда до грузин оставалось расстояние полета стрелы, они поворотили коней и ускакали, оставив после себя легкое облачко пыли. Тотчас это облачко было поглощено пыльной бурей, поднятой полчищами Джелал-эд-Дина.

Неожиданно султан остановил войска. Равнина постепенно сужалась в глубокое тесное ущелье. Над входом в ущелье нависали отвесные высокие скалы. Высоко на скалах, называемых Гарниси, расположился лагерь грузин.

Не напрасно оробели разведчики Джелал-эд-Дина. Грузин действительно было много, и лагерь их мог показаться неприступным. Вся долина виднелась грузинам, как собственная ладонь. Любое движение не то что войск, каждого всадника нельзя было скрыть от их глаз. Укрепления ловко перекрывали ущелья, обойти лагерь было никак нельзя. Нужно было сокрушить – другого пути в Грузию для пришельцев не было.

Осторожность Джелал-эд-Дина, все его тайные приготовления оказались бесполезными. Грузинам стало известно все еще до того, как султан поделился своими планами с ближайшими помощниками в ратном деле. Внезапного нападения не получилось.

По сведениям разведки, грузин было от шестидесяти до восьмидесяти тысяч воинов. Были в грузинском войске леки, осетины, джики, дзурдзуки. То, что грузинские военачальники успели собрать их, еще раз говорило о том, что свои приготовления Джелал-эд-Дину не удалось сохранить в полной тайне.

Взять укрепление лобовым штурмом было нельзя. Оставалось или надеяться на чудо, или изобрести способ взорвать крепость изнутри.

Джедал-эд-Дин так расположил свои войска у подножия гор, что, если бы грузины осмелились спуститься, они были бы поглощены, как горная река поглощается необъятным морем.

Да, грузины не могли принести вреда Джелал-эд-Дину, сколько бы он здесь ни стоял. Судя по всему, они и не собирались нападать, они были дома, и торопиться им было некуда. Казалось, они век готовы любоваться со своих высот на живописный лагерь хорезмийцев.

Но султан-то пришел не любоваться грузинами, он пришел, чтобы разбить их и завоевать Грузинское царство. Нельзя было и уйти назад. Нельзя было покрывать себя позором в глазах воспрянувших духом мусульман. Мусульмане возложили на султана свои надежды, и он должен был их оправдать, если хотел оставаться полководцем, повелителем, всемогущим вождем.

Джелал-эд-Дин объехал свой лагерь. Ни у кого не спросил он ни одного совета, зато распоряжения так и сыпались одно за другим. Он отдавал свои распоряжения так, будто не хотел, чтобы эмиры успели их осмыслить и обдумать. Так оно было и на самом деле. Если эмиры поймут, что высоты Гарниси неприступны, и если это их мнение распространится в войсках, то у многих воинов пропадет охота стоять здесь и бесцельно ждать, а тем более идти на штурм заведомо неприступных скал. Те, что беззаботно присоединились к войскам султана уже в походе, все эти искатели удачи турки, персы, арабы, курды – все они разбегутся с той же душевной легкостью, с какой встали под знамена Джелал-эд-Дина.

Каждый день неподвижного стояния будет стоить сотен и тысяч человек. А простоять придется не день, не два, а кто знает, может быть, целый месяц. У самого султана терпения хватило бы и на год. Важно было теперь вооружить таким терпением и всех бойцов.

А что же делалось у грузин? Как только разведчики, прискакавшие на взмыленных лошадях, донесли, что войска неприятеля пересекли Аракс, грузины приготовились к бою. Каждый занял свое, заранее намеченное место, все стали наблюдать за расстилающейся у подножия скал равниной. Впрочем, мало кто верил, что хорезмийцы с ходу полезут на штурм высот.

Действительно, войска султана замедлили движение, растеклись по равнине и постепенно образовали лагерь.

Мхаргрдзели собрал начальников и в сопровождении Варама Гагели, обоих Ахалцихели, Сурамели, Бакурцихели, обоих Джакели, Дадиани, сванского эристави Маргвели и своего племянника Шамше, сына Захарии, выехал на обзорную высоту.

– Вон их сколько! Они заполнили всю долину, как саранча, – вырвалось у Шамше.

– Твоему отцу приходилось видеть и больше. Но он не удивлялся многочисленности врагов, он бесстрашно бросался в атаку и разгонял их, словно овец, – строго сказал ему Иванэ.

Дело в том, что Шамше очень не хотелось в этот поход, и Иванэ увез его почти силой. Сына величайшего полководца Грузии, сына знаменитого амирспасалара не тянуло на поле боя. Жизнь при дворе царицы, пиры и светские развлечения, охоты больше привлекали Шамше, нежели свист стрел и стук мечей о мечи.

Его поколение, золотая придворная молодежь, считало, что достаточно повоевали их деды и отцы, что дедовских и отцовских заслуг перед родиной хватит и на их долю. Им, новому поколению, можно отдохнуть от боевых доспехов, жарких сеч и вообще от обязанностей перед страной и народом. На их долю досталось пожинать плоды, посеянные отцами, и наслаждаться всеми утехами беззаботной мирной жизни.

Конечно, пока отцы живы и руки их не устали рубить врагов, этой молодежи обеспечена сладкая, беспечная жизнь. Но отцы уйдут (ведь нет уже амирспасалара Захарии!), высохнет на земле кровь врагов, пролитая ими, и что будет тогда? Кто будет защищать такого вот Шамше, кто обеспечит ему наслаждение мирной жизнью?

Да не один Шамше… Потомки славных визирей и вельмож словно соревнуются друг с другом в роскоши и бездумности, в прожигании жизни. Они спорят друг с другом из-за красивых наложниц, но разучились спорить с врагами из-за соседних земель. Ради объятий случайной женщины они теряют деньги, именья, честные имена.

Но не сами ли отцы виноваты в том, что так изнежились дети? Иванэ чувствовал теперь и свою вину, как дядя Шамше, как отец Авага. Шамше еще ничего, все-таки он стоит здесь, рядом, приподнявшись на стременах. Своего же собственного сына Авага так и не удалось заманить в поход. Сбежал по дороге, тянет сейчас где-нибудь вино, посадив на колени соблазнительную красотку.

Возможно, поздно перевоспитывать детей, их может исправить теперь только сама жизнь, и, судя по всему, эта жизнь не за горами. Зазубрившиеся в боях отцовские мечи перестанут разить, и начнутся кандалы, цепи, ярмо и плеть. Тогда протрезвеют эти баловни, но будет поздно…

Конь Иванэ остановился перед обрывом. Иванэ очнулся от горьких мыслей. Привстав на стременах, он вглядывался в расположение вражеских войск.

– Если мы не сделаем глупости и не спустимся к ним, им сюда не подняться, – сказал с улыбкой сванский эристави.

– Может, они и попробуют подняться, но расшибут себе нос, – добавил Варам Гагели.

– Так и решим. Если они хотят воевать, пусть соизволят подняться к нам. Это решение я считаю окончательным, – обратился Иванэ Мхаргрдзели к военачальникам, столпившимся за его спиной.

– Мы согласны, – подтвердили военачальники.

– За султаном гонится орда Чингисхана, он не может вечно стоять перед нашим лагерем. Или он ринется на нас и погубит все свое войско, или станет добычей стаи волков, идущих за ним по следу.

– Нас обрадует и то и другое, – вступил в разговор Бакурцихели. Неужели он не догадался спросить у монголов, стоит ли бежать в сторону Грузии? Спросил бы у тех, кого мы три года назад прогнали, как стадо баранов. Да, мы прогнали тех самых монголов, которые развеяли по ветру войска и отца Джелал-эд-Дина, и его самого. Зря не посоветовался с ними, может быть, они отсоветовали бы ему совать свой нос в Грузинское царство?

– Должно быть, султан совсем ошалел от поражения и бегства, – вставил Сурамели. – Вот и мечется из стороны в сторону. Нет у него на земле пристанища.

– Бойся человека, у которого нет больше ни своего места на земле, ни имени, – медленно произнес Шалва Ахалцихели, и это прозвучало, как изречение из какой-нибудь книги.

– Бездомная собака становится бешеной, и укус ее бывает опасен, добавил Дадиани.

– Да, но в грузинском войске не найдется задниц для зубов султана. Ведь прежде чем укусить за задницу, нужно ее увидеть, – сказал, хохоча, сванский эристави.

Все рассмеялись на немудреную шутку добродушного рыцаря-великана.

– Боюсь, что монголы научили его кусаться как следует. Сколько уж времени они гонятся за ним и кусают именно за то самое место.

– Да. Голову-то он всегда успевает унести, а вот хвост…

Грузины хохотали, едва удерживаясь в седлах от смеха. Они знали, что в эту минуту, внизу, в долине, согнанный со своих земель, ожесточившийся предводитель хорезмийцев думал о тех же самых монголах. Он думал о том, как лучше использовать против грузин все, чему он научился от своих преследователей во время многочисленных и всегда неудачных стычек. Мудр и коварен великий воин Чингис. Неужели Джелал-эд-Дин ничему не научился у него за это время?

Поведение грузин в первую ночь должно было рассказать о многом. Если они действительно многочисленны и чувствуют свою силу, вероятно, они спустятся, чтобы напасть. Уж если нападать, то именно в первую ночь, не дав хорезмийцам отдохнуть и опомниться. Ринулись бы с гор, как ястребы, чтобы разгромить и развеять.

Внезапное нападение грузин могло бы обернуться им на пользу. Если бы их успех был серьезным, то хорезмийский лагерь смешался бы, может быть, Джелал-эд-Дину пришлось бы уйти. Но даже в случае решительного отпора все же налет грузин внес бы беспокойство в хорезмийский лагерь, пришлось бы торопиться со штурмом Гарнисских высот. Но об них можно разбиться, как разбивается морская волна о скалы.

Как только стемнело, султан произвел перестроение в войске. В центре он расположил конницу. Это были прекрасно вооруженные хорезмийцы. Левый фланг заняли пешие отряды, справа расположились лучники.

Джелал-эд-Дин долго не мог уснуть. Он все глядел на вражеский лагерь, стараясь проникнуть в сокровенные мысли грузин, разгадать их намерения.

Грузины между тем разожгли костры. Они осветили свои высоты так, словно там был не военный лагерь, да к тому же еще и осажденный, а торжественный свадебный стол.

Огромное зарево стояло над Гарниси. На фоне зарева перемещались какие-то черные тени, и все это походило на уголок преисподней, где грешники жарятся на огне. Так казалось Джелал-эд-Дину, потому что всех грузин он считал неверными, то есть грешниками, достойными самой жестокой казни.

Однако голоса грузин не были похожи на стоны и вопли поджариваемых мучеников. В небо возносились возбужденные голоса и радостные крики; по шуму грузинского лагеря султан понял, что грузины ни во что не ставят близость его, Джелал-эд-Дина, многочисленных войск и ведут себя так, точно они не на поле боя, а на храмовом празднике.

Эта беззаботность врагов сказала опытному полководцу больше, чем сказали бы все разведки. Было очевидно, что грузины и не подумают спуститься вниз, чтобы обеспокоить себя ночной битвой. Они считают себя в такой безопасности, что, по-видимому, утратили самую необходимую в условиях войны бдительность.

Но действительно ли неприступно Гарнисское укрепление? Разве не брал Чингисхан, разве не брал сам Джелал-эд-Дин еще более неприступных крепостей? Да и какое значение имеет неприступность тупых и холодных скал, если люди, сидящие на скалах, недостаточно осторожны и бдительны?

И второй день прошел спокойно. Как только стемнело, султан приказал потушить огни, чтобы воины успели хорошенько выспаться.

В грузинском лагере, напротив, так же как и вчера, долго не смолкал шум. Но понемногу затихло и на горе. Один за другим погасли костры. Только кое-где, на самой передовой линии, мерцали отблески небольших костров. Чувствовалось, что только здесь, на передовой, не спят караульные, тогда как весь остальной лагерь спит мертвым сном. В тишине настороженности наступил рассвет третьего дня.

В войсках хорезмийцев появились недовольные. Многим не нравилось бесцельное стояние посреди пустынной равнины на глазах у грузин. Иные нетерпеливо ратовали за немедленный штурм высот, иные втихомолку подумывали, как бы сбежать домой. Уход из лагеря хотя бы незначительной части воинов поколебал бы уверенность и стойкость духа оставшегося большинства. Джелал-эд-Дин знал обо всем этом и думал, чем бы занять бездействующие войска.

Лагерь стоял неподалеку от богатого и неукрепленного города Двина. Было известно, что грузинского гарнизона в Двине нет. Можно напустить на Двин жадных до добычи адарбадаганцев или туркменов. Недовольство в войсках затихнет, появится богатая добыча. Кроме того, разорением Двина, может быть, удастся выманить из Гарнисских скал грузинские войска.

Грузинский амирспасалар собрал в своем шатре военный совет. Все подтвердили согласие с первоначальным решением – не ступать ни шагу с укрепленных высот и ждать врага здесь, на высоте. Военный совет мог бы на этом и закончиться. Но неожиданно слово попросил Иванэ Ахалцихели. Это было тем более неожиданно, что именно он ратовал с самого начала за неподвижное сиденье в укрепленном лагере. Слово Иванэ разрушило единогласие совета.

– Мы рассуждаем как будто правильно, Гарниси – неприступная крепость, и взять ее очень трудно. Нам выгоднее сидеть и ожидать, что предпримет враг. Мы у себя дома, а они пришли издалека. Мы никуда не торопимся, а они спешат и нервничают. Они не могут стоять без конца, они будут вынуждены атаковать нас. Дождавшись подходящего момента, Джелал-эд-Дин обязательно пойдет на приступ. Численность войск султана во много раз превышает наши войска. Известно, что Джелал-эд-Дин ожидает подхода свежих войск.

Мы должны подумать о том, что совершенно неприступных крепостей нет, Гарниси взять очень трудно, но возможно. В конце концов султан пожертвует сотней тысяч бойцов, положит их на наших высотах, но откроет путь остальным сотням тысяч.

Что для него потеря ста тысяч человек? Ради покорения Грузии можно пойти и на большие жертвы.

Так это будет или не так, но война для нас уже неизбежна. Джелал-эд-Дин не уйдет. Значит, можем ли мы надеяться на неприступность нашего лагеря и сидеть сложа руки? По сравнению с пришельцами, наше войско малочисленное и слабее.

Мхаргрдзели давно уже сидел насупив брови. Речь Иванэ Ахалцихели не нравилась ему с самого начала. Он хмурился все больше и больше и наконец, когда было упомянуто о сравнительной слабости Грузии, не сдержался и воскликнул:

– Как будто здесь еще ни разу не говорили о слабости грузинского войска! А из такой крепости, как наша, десять тысяч могут отразить нашествие всех мусульман, вместе взятых.

– Мы не должны надеяться только на героизм грузинских воинов. Пока есть время, нужно собрать дополнительные войска, и тогда наше сердце будет спокойно.

– Не знаю, у кого как, а у меня и сейчас спокойно на сердце, отпарировал Мхаргрдзели и высокомерно улыбнулся.

Иванэ Ахалцихели ничего не ответил на последние слова амирспасалара. Он продолжал говорить свое:

– В ожидании новых войск нужно расположить обозы по гребням гор на большом расстоянии друг от друга. Будем жечь костры. Султан подумает, что нас больше, чем на самом деле.

– Это придумано неплохо, – одобрил Дадиани.

– Время от времени нужно делать небольшие вылазки, тревожить врага, заставить его держать все войска здесь, чтобы он не разорил остальную часть страны, оставшуюся беззащитной.

– Кто это говорит, Иванэ или его брат Шалва? – ядовито улыбнулся Мхаргрдзели.

– У брата Иванэ Ахалцихели есть своя голова на плечах и есть свой язык, – вспыхнул Шалва. – Я сам скажу, когда у меня будет что сказать.

Но Мхаргрдзели не унимался. Он все больше мрачнел и смотрел теперь на Шалву совсем исподлобья.

– Под остальной, незащищенной частью страны Иванэ подразумевает, конечно, Двин. Еще бы! Двин – владение Шалвы. А своя рубашка всегда ближе к телу. Что ж советует нам почтенный военачальник? Ради одного Двина погубить всю страну? Я тоже печалюсь о владениях дорогого Шалвы. Но любовь к царице и ко всей Грузии не велит мне жертвовать интересами государства ради чьих-нибудь личных интересов, даже моих собственных.

– Пусть покарает бог того, кто меньше тебя любит и Грузию и царицу! вскричал Шалва и вскочил на ноги.

Немедленно вскочил и Мхаргрдзели. Оба схватились за мечи.

– Если не хватает терпения выслушивать других людей, зачем было собирать военный совет? Зачем позвал нас к себе в шатер, амирспасалар? вспылил Иванэ Ахалцихели.

– Больше я сюда не ходок! Война впереди! Она покажет, кто из нас больше любит и трон и родину! – Прокричав это, Шалва широко откинул полог и вышел из палатки командующего.

Иванэ молча последовал за братом.

Мхаргрдзели долго не мог успокоиться, пальцы его еще судорожно сжимали рукоять меча, когда в шатер ворвался гонец.

– Хорезмийцы напали на Двин. И сам город, и прилегающие к нему земли преданы огню и мечу! – выкрикнул гонец, преклонив колена.

Амирспасалар, улыбнувшись, окинул взглядом оставшихся на месте военачальников.

– Теперь вы видите, что беспокоило братьев Ахалцихели. Я тоже опечален судьбой Двина, но война есть война. Вы думаете, Джелал-эд-Дин ради добычи разорил наш город? Нет, он хочет выманить нас с Гарнисских высот. Но мы не клюнем на приманку султана. Поскольку ваше мнение совпадает с моим, мы не тронемся с укрепленных позиций и терпеливо будем ждать дальнейших действий врага. Совет окончен, можете идти.

Добыча Джелал-эд-Дина оказалась богатой. Он разорил один из цветущих уголков Грузинского царства. Он разорил его на глазах у грузинской армии, и та не сдвинулась с места. Сомнений быть не могло: грузины боятся открытого боя на ровном месте. Их меньше, они слабее. Значит, третьего выхода нет, нужно либо штурмовать Гарнисские скалы, либо уходить. Но уходить тоже нельзя. Значит, остается одно… Султан приказал отодвинуть далеко назад гарем, стада и обозы. Пусть грузины подумают, что султан удовольствовался разорением Двина и снимает осаду.

Из Тбилиси в стан амирспасалара пришла радостная весть: у царицы Русудан родился наследник.

Весть о здоровье царицы и о рождении наследника обрадовала Мхаргрдзели. Он приказал выстроить войска. В сопровождении военачальников он объехал все отряды и поздравил воинов с радостной вестью. Огромного роста, он ехал на крупном белом жеребце и громовым голосом провозглашал:

– Да здравствует царица! Да здравствует наследник!

Войска отвечали перекатывающимся «ваша!». Гул все нарастал, ширился, наполняя окрестные горы.

Войсковые командиры сразу заметили, что в свите командующего нет ни Иванэ, ни Шалвы Ахалцихели, самых любимых полководцев. Шалва и Иванэ стояли перед отрядами, подчиненными непосредственно им. Они встретили командующего в строю. Но когда амирспасалар проехал мимо них, они по уставу войск должны были следовать за командующим, и они последовали за ним. Мхаргрдзели обернулся к братьям и сказал:

– В такой день нехорошо оставаться в ссоре, – и первый протянул руку.

Оба брата по очереди молча пожали ее.

Торжественный шум в грузинском лагере Джелал-эд-Дин расценил по-своему. Он подумал, что удалась его хитрость и что грузины объявили боевую тревогу. В сопровождении эмиров он объехал свой лагерь. Его жены уже были посажены на коней. Их везли с шумом, с нарочитой торжественностью, можно было подумать, что сдвинулось с места целое царство, а не один лагерь. Бесчисленные стада сначала разогнали по степи, а потом начали собирать. Пастухи разъехались в разные стороны и подняли беспорядочный шум. Заскрипели арбы обоза, нагруженные провиантом, женами и детьми хорезмийцев.

Вместе с вестью о том, что лагерь Джелал-эд-Дина снимается и уходит, в грузинском стане распространился слух, что монголы подступили к Тавризу. Этот слух оправдывал поспешность, с которой уходили войска султана. Никто не знал, как распространился этот слух. На самом деле ложное известие о близости монголов распространили караванщики Хаджи Джихана, того самого купца, с которым Джелал-эд-Дин имел тайное свидание перед самым выступлением.

Вслед за слухами в гарнисский лагерь грузин неожиданно заявился и сам Хаджи Джихан. Он пожелал видеть главнокомандующего наедине, и его тотчас же проводили в шатер амирспасалара.

Мхаргрдзели был наслышан о Хаджи Джихане как о честном и богатом купце. После взаимных приветствий иранский купец открыл шкатулку и преподнес амирспасалару гигантскую жемчужину. Она была едва ли не с голубиное яйцо. Мхаргрдзели хорошо разбирался в драгоценных камнях. Знал он цену и жемчугу. Как только жемчужина перекатилась на его ладони, он сразу же понял, что у него в руках знаменитая на всем Востоке жемчужина, которую называют «безродной».

Но вообще-то Мхаргрдзели не очень удивился жесту иранского купца. Приходилось и раньше, во время торговых сделок или государственных договоров, принимать драгоценные подарки от купцов или иноземных послов.

– Весть, которую я принес, дороже этой жемчужины, – заговорил иранец. – Приехавшие из Гандзы купцы уверяют, что монголы окружили Тавриз. Надо ждать с минуты на минуту, что султан Джелал-эд-Дин снимется с места и побежит.

– Пускай стоит сколько угодно его душе, – засмеялся грузин, самодовольно поглаживая белую выхоленную бороду.

В этот момент полотнище шатра приподнялось, и сразу две головы юного Шамше и великана сванского эристави просунулись в шатер.

– Выходи, дядя, хорезмийцы бегут! – крикнул юноша.

– Атабек! Враг оставляет лагерь и бежит, – подтвердил и эристави.

Командующий схватил меч и, не забыв сунуть за пазуху драгоценную жемчужину, выскочил из шатра. Все военачальники уже были в сборе. Все были радостны, говорили возбужденно, перебивая друг друга:

– Недолго простояли хорезмийцы.

– Собирают палатки.

– Уже погнали стада.

Вскочив на коней, предводители грузинского войска выехали на обзорную высоту. С удивлением смотрели они на раскинувшуюся внизу равнину. Пыль, поднятая оживленным движением во вражеском стане, растекалась желтоватым облаком. Обоз и стада растянулись так, что передовые скрылись за горизонтом, а хвост еще находился в лагере и не распрямился сообразно дороге. В самом лагере тушили костры и складывали палатки.

– Неужели и вправду уходят? – усомнился вслух амирспасалар.

– Скатертью дорога! Скорее бы домой да помыться в бане, а то зудит от грязи и там и тут, – вслух же помечтал Шамше.

Ивакэ бросил на племянника недовольный взгляд.

– Почему не трогаются войска?

– Боятся нашей погони.

– Войска снимутся ночью в темноте.

– Нужно решить – преследовать нам их или нет.

– А зачем? Богатства у них немного, ни с чем пришли, ни с чем и уходят восвояси.

– Уж очень многочисленны и хороши стада.

– Но войска еще многочисленнее, не нужно об этом забывать. А стад у тебя, эристави, и без того хватает. Береги их, вместо того чтобы ставить на карту жизнь.

– Верно, стоит ли из-за баранов и лошадей затевать войну? Нужно радоваться, что они уходят без боя.

– Приглашаю всех в мой шатер, – возгласил командующий. – Выпьем еще раз за здоровье царицы и наследника. Один иранский купец преподнес мне большой бочонок вина, разопьем его вместе.

Братья Ахалцихели поговорили между собой, и старший обратился к командующему:

– Если разрешите, амирспасалар, мы останемся здесь. Нужно посмотреть, что будут делать вражеские войска.

– Следить за вражескими войсками есть кому, кроме вас. Но если вы не желаете пировать вместе со всеми, оставайтесь, неволить не собираюсь.

Командующий круто повернул коня и поскакал к своему шатру. Военачальники, все еще радостные и возбужденные, поскакали за ним. Высоту не оставили только братья Ахалцихели, сомневающиеся в истинном намерении врага снять осаду.

Стемнело.

Темная душноватая ночь разлилась вокруг. Братья Ахалцихели до боли в глазах вглядывались в безлунную черноту, стараясь хоть что-нибудь разглядеть или угадать во мраке. Но темнота была плотной и непроглядной. Не скрывала ночь только шума. По ржанью коней, по гулкому топоту бесчисленных копыт было похоже, что лагерь не убывает, а пополняется. Более того, шум приближался как будто из глубины долины, ближе к высотам, к передовой линии расположения войск. Шалва приказал потушить все огни, проверил караулы. В тишине и темноте тихо переговаривались братья:

– Не верю я, что Джелал-эд-Дин собрался уходить.

– Да, он ушел бы тихо. А если бы и был какой-нибудь шум, он удалялся бы, а не приближался к нам.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

www.litlib.net