Книги про детей сирот и беспризорников. Книга беспризорники


Беспризорники - Детская библиотека интересов

В развитие давнишнего поста. Книги о беспризорниках, "детях улицы", маленьких бродягах: автобиографические, приключенческие, сентиментальные, натуралистичные, фантастические. В художественном отношении, к сожалению, неравнозначные.

В.Авдеев "Ленька Охнарь", "Моя одиссея": автобиографические повести о беспризорниках 20-х годов. Со знанием дела изображена уличная жизнь во всей красе (бродяжничество, воровство, асфальтовые котлы) и "перековка" в трудовой колонии. (Ср)

Ж.Амаду "Капитаны песка": драматическая и романтическая повесть о шайке бразильских беспризорников от 9 до 16 лет, живших в заброшенном пакгаузе и именовавших себя "Капитанами песка". Отзыв. Фильм. (Ст)

В.Астафьев "Кража": беспощадная повесть о беспризорниках 30-х годов, собравшихся в детдоме города Краесветск. Их короткие биографии одна страшней другой, они не привыкли ждать жалости к себе и сами никого не жалеют. (Ср-Ст)

Г.Белых, А.Пантелеев "Республика ШКИД": школа имени Достоевского,прозванная её обитателями звучным словом "Шкид", собрала в своих стенах подростков,которые за время революции и гражданской войны сменили семью на улицу, учебу на воровство и стали маленькими бандитами. Отстаивая свою свободу и самостоятельность, они отчаянно выступают против всякой несправедливости, и воспитателям подчас приходится не сладко. Фильм. Сайт о Шкиде и шкидцах. Шкида другими глазами. (Ср-Ст)

Ф.Бернетт "Исчезнувший принц": повесть о маленьком беженце из некой балканской страны Марко и его друге - хромом вожаке лондонских уличных мальчишек Крысе, отправляющихся в опасное путешествие на родину Марко, чтобы подготовить возвращение на трон законного короля. Малоизвестная повесть автора "Фаунтлероя" и "Таинственного сада". (Мл)

А.Веддинг "Железный буйволенок": одиннадцатилетний деревенский мальчик Те Ню - Железный Буйволенок - приезжает в Пекин, где в первый же день по неопытности становится жертвой мошенников, долгое время живет подаянием и воровством в компании таких же нищих детей, затем оказывается в приюте, где для него начинается новая жизнь.(Мл-Ср)

А.Вельм "Пуговица, или Серебряные часы с ключиком": двенадцатилетний Генрих бредет по дорогам послевоенной Восточной Германии, прибиваясь то к другим беженцам, то к советским солдатам, которые порой не слишком деликатно над ним подшучивают. Да и сам Генрих не прочь покуражиться над растерянными крестьянами, не знающими чего ждать от новой власти, восстанавливая против себя жителей деревни, где он в конце концов осядет вместе со старым одиноким Комареком, пригревшим мальчишку. (Ср)

А.Власов, А.Млодик

  • "Армия Трясогузки": некогда очень популярные приключенческие повести о трех беспризорных мальчишках, организовавших свою «армию» для борьбы с колчаковцами. Фильм. (Мл-Ср)
  • "Мандат": повесть о приключениях двух друзей - сына рабочего Глеба и сына художника Юрия в голодном и холодном Петрограде в 1919 году. (Ср)

    А.Гайдар

  • "На графских развалинах": двое поселковых мальчишек заводят дружбу с беспризорником, попавшим в их края из голодного Поволжья. Фильм. (Мл-Ср)
  • "Р.В.С": украинское село во время гражданской войны. Белые, красные, зеленые сменяют друг друга на глазах у двух приятелей - местного мальчика Димки и забредшего в село беспризорника по прозвищу Жиган. Фильм. (Мл-Ср)

    Ф.Б.Гарт "Степной найденыш": одиннадцатилетний Кларенс вырос в чужой семье и ничего не знал о родителях. В поисках родных Кларенс самостоятельно проделывает нелегкий и опасный путь через всю страну, в Калифорнию, охваченную "золотой лихорадкой". (Ср)

    Ж.Геген-Дрейфюс

  • "Маленький Жак" - повесть о мальчике из парижского предместья, чей отец не может найти работу, обеспечить большую семью. Жак убегает в Париж, бродяжничает, попадает в исправительный дом и, наконец, возвращается домой. (Ср)
  • "Как бездомная собака" - послевоенная Франция. Осиротевшую девочку Эли берет на воспитание молодая учительница. Поначалу все идет хорошо. Но однажды Эли сбегает из дома. (Ср)

    Г.Герлих "Черный Петер": повесть о берлинском мальчике Петере Беккере и о Германии первых послевоенных лет, написанная от лица главного героя. (Ср)

    В.Гиляровский "Штурман дальнего плаванья": рассказ из цикла "Москва и москвичи" о маленьком оборвыше из трущоб Хитровки, судьба которого в конце концов сложилась счастливо. (Ср-Ст)

    М.Горький "О мальчике и девочке, которые не замёрзли", "Нищенка", "Зрители", "Пепе": рассказы; все, кроме последнего, - гнетущие. (Ст)

    Д.Гринвуд "Маленький оборвыш": классика жанра. Трогательная повесть второй половины XIXв. об обитателях лондонского дна. Бесконечные раздоры в семье, придирки и побои вечно пьяной мачехой - все это вынуждает восьмилетнего Джима бежать из дому и стать бродягой. Вместе с такими же оборвышами мальчик ночует в катакомбах или в фургоне перевозчика, днем промышляет на рынке, то подрабатывая, то подворовывая, попадает в больницу, потом в подручные профессионального вора. Только не забытые окончательно честность и порядочность удерживают Джима от того, чтобы стать преступником. Рецензия. (Мл-Ср)

    Л.Гумилевский "Плен": остросюжетная приключенческая повесть о Москве 20-х годов и беспризорниках, решивших похитить девочку и требовать за нее выкуп. (Ср)

    В.Гюго "Гаврош": отрывки из романа "Отверженные", собранные для детей в отдельную повесть о жизнерадостном, добром и бесстрашном парижском бездомном сорванце, погибшем на баррикаде. Фильм. (Мл)

    Д.К.Джером "Как зародился журнал Питера Хоупа": юмористический рассказ. Однажды перед старым журналистом Питером Хоупом предстало оборванное юное создание весьма эксцентрической наружности, отрекомендовавшееся Томми. Вскоре выяснилось, что Томми - находка для журналистики. (Ст)

    Ч.Диккенс "Приключения Оливера Твиста": грустная повесть о бедах и испытаниях, выпавших на долю маленького сироты.Оливер страдает от голода и жестого обращения в работном доме, сбегает от скаредных "опекунов", попадает в "школу" старого пройдохи Фейгина, где уличные мальчишки обучаются попрошайничеству и воровству. И только счастливый случай помогает ему обрести семью. Многократно экранизирована. (Ср)

    А. Ельянов "Чур, мой дым!": автобиографическая повесть о военном полусироте, не нужном собственному отцу, детдомовце и беспризорнике, скитающемся по стране и мечтающем вернуться домой, в Ленинград. (Ср-Ст)

    "Жизнь Ласарильо с Тормеса, его невзгоды и злоключения": средневековая испанская повесть неизвестного автора о пронырливом и плутоватом уличном мальчишке. Очень давно выходило издание для детей в переводе и обработке Э. Выгодской, под редакцией С. Маршака (М.-Л.: Детиздат, 1938г.) Отзыв. (Ст)

    К.Икрамов "Улица оружейников": приключенческая повесть. Первый год Советской власти. После смерти матери узбекский мальчик Талиб вместе со своим дядей отправляется на заработки в Бухару. По доносу обоих бросают в эмирскую тюрьму и приговаривают к казни. Талибу удается бежать, он попадает в поводыри к злобному слепому нищему, сбегает от него, долго пробирается в Москву, где надеется узнать о судьбе пропавшего отца. Фильм по мотивам. (Ср)

    В.Имшенецкий "Секрет лабиринта Гаусса": приключенческая повесть о долгих и опасных скитаниях четырех подростков на Дальнем Востоке, случайно оказавшихся втянутыми в шпионскую историю. Первоначально написанная как совершенно самостоятельное произведение, повесть позднее обросла приквелом и сиквелом, не слишком хорошо увязанными с исходным текстом. (Ср)

    В.Каверин "Два капитана": в первой части романа Саня и его друг Петька бегут из голодного послереволюционного Энска в Ташкент, попрошайничают по поездам, работают у спекулянтов и расстаются на долгие годы - Саня попадает в милицейскую облаву и отправляется в детдом. Фильм 1955, фильм 1976 (Ср-Ст)

    Л.Кармен "Дети набережной", "Мама!","В «сахарном» вагоне", "Жертва котла": рассказы о маленьких одесских босяках, "детях набережной" в начале прошлого века. (Ст)

    Г.Карпенко

  • "Тимошкина марсельеза": повесть, немного напоминающая "Артемку" Василенко, о революционном Петрограде и мальчике Тимошке - сначала карманнике, потом уличном гимнасте, цирковом артисте, помощнике в санитарном поезде; о добрых людях, не оставшихся равнодушными к судьбе мальчишки. (Ср)
  • "Как мы росли": о маленьких беспризорниках первых революционных месяцев и первом московском детдоме.

    Н.Картавый "Беспризорник Кешка и его друзья": Дальний Восток в годы гражданской войны. Осиротевший Кешка прибивается к беспризорникам-неудачникам Ворону и Корешку. Позднее к ним присоединяется Кешкин дружок Ленька. Вчетвером мальчишкам легче выживать в городе, где кроме местных властей хозяйничают интервенты - американцы и японцы. Удивительно, но в этой совершенно советской по духу книге есть даже описание опиумного притона в китайском квартале, впрочем, очень сдержанное. Отзыв. (Ср)

    М.Касаткин "Уголек и Яшонок" - автобиографическая по материалу, повесть рассказывает о трудном детстве мальчика-сироты в 30-е годы. Яшонок - беспризорник периода коллективизации, к девяти годам твердо усвоивший, что главное - пережить зиму, и что на доброту или хотя бы сочувствие взрослых рассчитывать не слишком-то стоит. (Ср)

    В.Катаев "Сын полка": история деревенского мальчика Вани Солнцева, осиротевшего в первые дни войны, пережившего немало страданий в оккупации и отчаянно желающего воевать с врагом. Фильм 1946г., фильм 1981г.. (Ср)

    Р.Кеннелл "Товарищ Костыль, или Сибирские хроники юного Дэвида Пламмера": редкая книга о приключениях американского мальчика и его приятеля - бывшего беспризорника в России, которую американка Рут Кеннелл написала 80 лет назад. Главный герой - сын американских интернационалистов, приехавших на строительство Кузбасса. По дороге к американцам пристает русский беспризорник, получившего из-за травмы прозвище Товарищ Костыль. После некоторых недоразумений американский и русский подростки находят общий язык. Повесть интересна достоверными историческими деталями, увиденными сторонним наблюдателем: писательница сама несколько лет прожила в Кемерове. Рецензия. (Ср)

    Р.Киплинг "Ким": Ким - сын ирландского солдата, выросший на улицах Лахора, "дружок всего мира", который по своей прихоти может предстать маленьким индийским бродягой, спутником афганского торговца лошадьми, учеником тибетского ламы или шпионом на службе Ее Величества. Великолепное многоплановое произведение, считающееся лучшей книгой Киплинга. Фильм по мотивам. (Ст)

    О.Клементьева "Чудесная звездочка": брат и сестра Яник и Таня теряют родителей, мыкаются по России, преодолевают всевозможные испытания, чтобы вернуться домой - к бабушке, в мордовскую деревню. (Ср)

    А.Кожевников "Шпана.Рассказы из жизни беспризорных": грустные и безнадежные рассказы 20-х годов. (Ср)

    В.Козлов "Витька с Чапаевской улицы", "Юрка Гусь": повести о детях, лишившихся дома и семьи в годы войны. (Ср-Ст)

    В.Козько "Повесть о беспризорной любви": жесткая и горькая повесть белорусского писателя о послевоенных подростках. "Тетка отхлестала его кофтой с медными солдатскими пуговицами. Она хлестала его с остервенением и радостью. Она била лишний рот, который навязала ей кормить ее же собственная совесть. Андрей не увертывался... Боль и кровь говорили ему, что теперь он может, не задумываясь, покинуть этот дом и стать сам по себе. Он уже сам по себе, потому что в тягость и тетке и дядьке." (Ст)

    В.Короленко "В дурном обществе (Дети подземелья)": хрестоматийный рассказ о мальчике, каждый день убегающем из богатого дома, где он не нужен и не любим, к босякам и бродягам, укрывшимся в подвалах полуразрушенного замка, к пану Тыбурцию и опекаемым им детям - Валеку и маленькой Марусе. Фильм. (Мл-Ср)

    М. Круковский "На барках" - повесть начала прошлого века о путешествии двух бесприютных мальчиков, которых взяли к себе барочники, сплавлявшие груз через Ладогу по северным рекам. (Ср)

    В.Кунин "Сволочи": небольшая повесть о военных беспризорниках, попавших в спецшколу, готовящую малолетних диверсантов; легла в основу одноименного фильма. (Ст)

    А.Линдгрен "Расмус-бродяга": Герой книги — девятилетний сирота Расмус. Больше всего на свете ему хочется найти новых родителей. Расмус убегает из приюта, становится на время бродягой и переживает опасные приключения вместе со своим взрослым другом Оскаром. Фильм. (Мл-Ср)

    Д.Лондон "Бездомные мальчишки и веселые коты": рассказ о юных американских бродягах начала прошлого века. (Ср-Ст)

    К.Лукашевич "Босоногая команда", "Тряпичник", "Ужасные дни", "В тесноте, да не в обиде": популярные в свое время повесть и рассказы из жизни беднейших петербургских окраин, несколько сентиментальные, но с живым и искренним сочувствием к героям. Об авторе. (Ср)

    А.Макаренко "Педагогическая поэма", "Флаги на башнях": повести знаменитого педагога, организовавшего в 20-х годах трудовую колонию для несовершеннолетних правонарушителей близ Полтавы, а затем несколько лет руководившем детской коммуной имени Дзержинского в пригороде Харькова. Фильм "Педагогическая поэма", фильм "Флаги на башнях". (Ср-Ст)

    Г.Мало

  • "Без семьи": трогательная повесть о жизни и приключениях маленького Реми, который долгое время не знает, кто его родители, и скитается по дорогам Франции сначала с загадочным, но добрым сеньором Виталисом — бродячим артистом и его "труппой", потом - со своим новым другом, мальчиком Маттиа, который может сыграть на любом музыкальном инструменте. Фильм отечественный, фильм французский. (Мл-Ср)
  • "Ромен Кальбри": история подростка, сына рыбака, погибшего в море. Сбежав от скаредного и бессердечного дяди, мальчик пускается бродяжничать, испытывает лишения, путешествует с бродячим цирком, чуть не погибает на улицах Парижа и даже переживает кораблекрушение. (Ср)

    Д.Малович "Рыжий кот": балканская трагикомедия. Югославия 30-х годов. Многодетная сербская семья, долго скитавшаяся по стране, оседает, наконец, в городе Суботица, где лучшим другом старших мальчиков становится беспризорник Пишта, "квартирующий" на колокольне. (Ср)

    И.Микитенко "Уркаганы": так после революции называли беспризорников, среди которых нередко были и преступники. В их среду попадает мальчик Алеша, мечтающий стать скульптором. (Ср)

    К.Митро "Бхомбол - предводитель": мальчик Бхомбол, предводитель озорных деревенских мальчишек, спасаясь от наказания после нешуточной выходки, убегает из родной деревни. Повесть рассказывает о многочисленных приключениях, которые ему пришлось пережить в пути и в городе Чормодарипуре. (Ср)

    Ю.Монтеле "Профессия - призрак": ироническая повесть о злоключениях двенадцатилетнего шотландца. Потеряв родных и помыкавшись у "благодетелей", оборванный и голодный мальчишка бежит из родной деревни в поисках лучшей доли и попадает в старинный замок Малвенор. Привлечённый запахом съестного из кухни, герой пробирается в замок, где и проводит несколько недель, по ночам подворовывая из кладовой чего-нибудь поесть и заодно пугая обитателей замка "фамильным привидением", с которым юный Джон обнаружил поразительное портретное сходство. Отрывок. Аудиокнига. Рецензия. (Ср-Ст)

    Е.Мурашова "Обратно он не придет": повесть о дружбе двух мальчишек, сбежавших из детского дома и поселившихся в привокзальной "зоне отчуждения", и девочки из вполне благополучной семьи. Рецензия. (Ст)

    У.Мэккин "Голуби улетели": брат и сестра Финн и Дервал на какое-то время превращаются в маленьких бродяг: сбежав от злого отчима, они пробираются через всю Ирландию к бабушке, скрываясь от полиции и преследующего их нечистого на руку опекуна. (Ср)

    Л.Олкотт "Маленькие мужчины": третья из серии книг, начатой "Маленькими женщинами". Повзрослевшая Джо и ее муж открывают частную школу для мальчиков, которых отказались принять другие школы. Среди ее воспитанников - маленький уличный музыкант Нат. Но однажды в школе появляется друг Ната - дерзкий бродяга-подросток Дэн. Повесть изрядно дидактична, но детские характеры хороши. (Ср)

    В.Осеева

  • "Динка": маленькая Динка подружилась с подростком-сиротой Ленькой, сбежавшим от злого хозяина. Фильм 1971г., фильм 1983г. (Ср)
  • "Динка прощается с детством": пятнадцатилетяя Динка проводит лето на хуторе под Киевом, где знакомится с группой беспризорников, поселившихся в заброшенном доме в лесу . (Ср-Ст)

    А.Пантелеев

  • "Ленька Пантелеев": автобиографическая повесть. Подросток Ленька, выросший во вполне благополучной петербургской семье, проходит через тяжелые испытания революционного времени и гражданской войны, голодает, подвергается смертельной опасности, беспризорничает, ворует. (Ст)
  • "Портрет", "Карлушкин фокус", "Часы" - истории из жизни малолетних попрошаек и воришек, грозы базаров и охотников на простаков. Фильм "Золотые часы". (Ср)

    И.Панькин "Начало одной жизни": автобиографическая повесть о трудном и богатом приключениями детстве мальчика-сироты из послереволюционной мордовской деревни. К десяти годам Ванятка успевает пожить "в людях" у жестокой и сварливой торговки, поработать цирковым артистом, потом прибивается к группе беспризорников, бродяжничает с ними, оказывается в детской колонии, возвращается в родную деревню и снова уходит из нее, за своей детской мечтой - к синему морю с белокрылыми чайками. (Ср)

    А.Перфильева "Во что бы то ни стало": кончилась гражданская война. На вокзале небольшого южного города встретились трое беспризорных ребят. У Алеши белые расстреляли мать, Динкин отец погиб при усмирении мятежа, маленькая Лена потерялась и осталась без семьи. После трудных скитаний и приключений они попадают в Москву, в детдом, где они взрослеют, влюбляются, учатся, работают... (Ср)

    С.Петренко "Зеленые воробушки": автобиографическая повесть в рассказах о судьбе девочки, потерявшей родителей во время гражданской войны, о беспризорниках, жизни в детском доме, о пионерском детстве и комсомольской юности. (Ср)

    Л.Пирагис "Красавчик": сентиментальная дореволюционная повесть, некоторыми мотивами напоминающая "Без семьи" Г. Мало, рассказывает о судьбе двух мальчиков - тихого маленького нищего Мишки-Красавчика и его верного друга и защитника, отчаянного Митьки-Шманалы. Мелодраматические повороты сюжета в этой повести неожидано сочетаются с отнюдь не салонным языком маленьких героев. (Ср)

    Ф.Праттико "Перчинка": август 1943. В таинственных и мрачных подземельях древнего монастыря в Неаполе живут трое неразлучных друзей-беспизорников. Наверху идет война, а в подзмелье слышатся только возня крыс да заунывное пение монахов. Ребята очень довольны этим убежищем и своей вольной жизнью. Но однажды им приходится спрятать в подземелье незнакомца, преследуемого полицией. (Ср)

    А.Приставкин "Ночевала тучка золотая": трагическая история братьев-близнецов Кузьменышей. Фильм. (Ст)

    В.Савин (Горный) "Шаромыжники", "Беспризорный круг", "Петяш" - рассказы и повести 20-х годов о сиротах гражданской войны, детях, брошенных на произвол судьбы. (Ср)

    А.Свирский "Рыжик": в повести, вышедшей в 1901 г., рассказывается о странствиях подкидыша Саньки по прозвищу Рыжик. Почувствовав, что стал приемной семье в тягость, мальчик убегает из дома, знакомится с бывшим актёром Полфунта, расстается с ним, попадает в Одессу, где сходится с воровской шайкой, потом в жуткие петербургские ночлежки, снова скитается и, наконец, вновь находит и навсегда теряет своего друга-актёра. Фильм. (Мл-Ср)

    Л.Сейфуллина "Правонарушители" - рассказ о беспризорниках 20-х. (Ср-Ст)

    Сен-Марку "Фаншетта, или Сад Надежды": повесть о парижских детях,оказавшихся в послевоенные годы предоставленными самим себе. Девочка-подросток Фаншетта вынуждена сама заботиться не только о себе, но и о своем маленьком брате. Она и ее друзья - обитатели заброшенных домов на Монмартре. Отзыв. (Ср)

    К.Сергиенко

  • "Кеес Адмирал Тюльпанов": историко-приключенческая повесть об осаде Лейдена испанцами в 1574: костры инквизиции, интриги иезуитов, безжалостные испанцы и отважные "морские нищие", Вильгельм Оранский и простые горожане. Рассказ ведется от лица одиннадцатилетнего Кееса, участника всех описываемых событий, который остался в это лихое время совсем один - ни матери, ни отца, ни родственников. (Ср)
  • "Увези нас, Пегас": щемящая романтическая история любви, главные герои которой - бродяга-подросток, сбежавший из дома в поисках приключений, юный владелец собственного паровоза и две сестры - красавица и умница. А происходит все на американском юге накануне Гражданской войны. Отзыв. (Ст)

    М.Скрябин "Граждане мальчишки": о мальчишках двадцатых, сороковых и шестидесятых годов - о беспризорниках, сявках и урках в послереволюционной и послевоенной разрухе и о "трудных" мальчишках вполне вроде бы благополучного времени. (Ср)

    К.Станюкович "История одной жизни (Антошка)": повесть о судьбе мальчика-сироты Антошки. Мальчик жил у жестокого "дяденьки", заставлявшего бездомных детей нищенствовать. Спас Антошку от уличной жизни "граф", бывший блестящий офицер и светский кутила, а ныне нищий попорошайка, который приютил мальчика. А заботСен-Маркуа о мальчике помогла опустившемуся человеку вернуться к достойной жизни. (Ср)

    С.Сухинов "Вожак и его друзья": первая книга приключенческой трилогии о современных подростках. В заброшенном подмосковном пионерском лагере обосновалась коммуна беспризорных детей и зверей. Но у местных бандитов другие планы на земли пионерлагеря. (Ср-Ст)

    М.Твен "Приключения Гекльберри Финна": лучшее произведение Марка Твена, которое полезно перечитать во взрослом возрасте - и тогда приключенческая фабула отступит на задний план, и станет понятно, почему эту книгу называют великим американским романом. Многократно экранизирован, отечественный фильм. (Ср-Ст)

    Н.Телешов "Елка Митрича": рождественский рассказ о старике, устроившем для горстки беспризорных ребятишек волшебный праздник."У одних родители умерли, у других ушли неизвестно куда, и вот таких детей на эту зиму набралось у Митрича восемь человек, один другого меньше. Куда их девать? Кто они? Откуда пришли? Никто этого не знал. "Божьи дети!" - называл их Митрич. Им отвели один из домов, самый маленький. Там они жили, и там затеял Митрич устроить им ради праздника елку, какую он видывал у богатых людей." (Мл-Ср)

    О.Хавкин "Тайна старого фрегата": трех маленьких португальских нищих - Хиля, Кастело и Бенту - полиция сослала на старый заброшенный фрегат "Дон Фернандо", превращенный в тюрьму для детей, откуда ребятам все же удалось бежать. (Ср)

    А.Хант "Недобрый ветер": драматическая повесть о скитаниях двух братьев в годы Великой депрессии в США; о людях, которые, отдавая последнее, помогли мальчишкам выжить. Несколько портит впечатление сусальный счастливый конец. (Ср-Ст)

    Л.Чарская "Малютка Марго": душещипательная повесть о восьмилетней француженке Марго, по трагическому стечению обстоятельств оставшейся одной в чужой стране - России, где ей пришлось преодолевать всевозможные испытания, но, благодаря доброте и отзывчивости встретившихся ей людей, все закончится благополучно. Чарская - чтение на любителя. Интересующиеся сентиментальными повестями начала прошлого века могут заглянуть в специальное сообщество. (Мл)

    В.Шефнер "Имя для птицы": автобиографическая повесть рассказывает о детстве в послереволюционном Петрограде, о детдоме в Старой Руссе, где сын воспитательницы жил вместе и на равных с беспризорными и осиротевшими детьми. (Ст)

    В.Шишков "Странники": страшноватая книга о послереволюционных беспризорниках, живших на старой барже. Жесткое, без прикрас описание их быта и нравов. И лишенное и тени романтики или умиленности описание борьбы с беспризорностью и детдомовского перевоспитания. (Ст)

    И.Шкаровская "Никогда не угаснет": беспризорник Степка и девочка из интеллигентной семьи Инка познакомились, когда беспризорник вырвал у Инки из рук портфель. Позже началась их дружба, которая со временем переросла в первую любовь. (Ср-Ст)

    Маленькие бродяги нередко становятся героями сказок и фантастических произведений, вспомнить хотя бы колобка, сбежавшего из родного дома. Назову только несколько таких книг, знатоки жанра, наверное, легко дополнят список:

    СКАЗКИ:

    Д.Барри "Питер Пэн": куда попадают дети, за которыми плохо присматривают? На волшебный остров "потерянных мальчишек", в отчаянную компанию под предводительством Питера Пэна.

    В.Гауф "Маленький Мук": удивительные приключения юного Мука, которого после смерти отца жестокие родственники выгнали из дома и посоветовали ему поискать счастья в мире.

    К.Коллоди "Приключения Пиноккио": или "Буратино" - кому как нравится, хотя скитания сбежавшего из дому Пиноккио богаче приключениями и куда драматичнее. Отзыв.

    В.Крапивин "Дети Синего Фламинго": мальчик Женя, оказавшийся на таинственном острове Двид, которым правит жестокий Ящер, попадает в группу беспризорных детей, бежавших из "домов воспитания" .

    Д.Пирелли "Джованнино и Пульчероза": эксцентрическая сказка с социально-критическими мотивами. Деревенский мальчик Джованнино, поддавшись на уговоры веселой блохи Пульчерозы, отправляется посмотреть мир. Он бродит по стране, терпит голод и лишения и, наконец, попадает в "братство бездомных батраков".

    Чжан Тянь-И "Линь Большой и Линь Маленький": затейливая сказочная повесть о злоключениях мальчика-сироты Сяо Линя.

    М.Энде "Момо": маленькая сирота Момо нашла кров в развалинах старого амфитеатра, где обрела новый дом и новых друзей. Но однажды она почувствовала, что вокруг нее что-то изменилось. В городе появились могущественные “серые господа”, живущие за счет времени, украденного ими у других людей. Только Момо понимает опасность, и только она может что-то сделать.

    Ф&Ф:

    Т.Бекман "Крестоносец в джинсах": современный пятнадцатилетний школьник из Амстердама, попадает в средневековье и становится участником крестового похода детей. Тысячи детей, среди которых отпрыски знатных семей и нищие оборвыши, идут через всю Европу, чтобы отплыть в Иерусалим, где их ждет вечное блаженство и где им никогда больше не придется терпеть голод и холод. Фильм по мотивам. (Ср-Ст)

    О.Кард "Тень Эндера": ф

  • kid-home-lib.livejournal.com

    Книги про детей сирот и беспризорников список лучших

    Брошенные дети — это позор и боль любого общества. Как складываются судьбы тех, родитель кому — улица? Как в разных временах и странах выживали дети, на которых предпочитают не обращать внимания добропорядочные прохожие? В литературе книги про детей-сирот и беспризорников занимают немалую нишу. Основанные на реальных случаях из жизни или выдуманные, с хорошим финалом или трагичной развязкой. Эти истории неизменно трогают душу, рождая сочувствие к самым беззащитным членам общества. Загляните в любую книгу про детей-сирот и беспризорников, и вам откроется бездна несправедливости этого мира и глубина человеческого сострадания. «Приключения Тома Сойера» Марк ТвенЭта книга не теряет актуальности с момента, когда увидела свет. Приключения сорванца и фантазера Тома, написанные с добрым юмором, тепло принимаются каждым новым поколением книгочеев. Как признавался сам Твен, он писал, основываясь на воспоминаниях о своем детстве.

    «Республика ШКИД» Г. Белых, Л. ПантелеевПетроград, 20-е годы. Гражданская война стала толчком к появлению множества беспризорников, ступивших на преступную стезю. Это книга об обездоленных детях, попавших в интернат. Пронзительная история о том, как из закаленных улицей «бузотеров» они станут людьми.

    «Сын Полка» Валентин КатаевСироту Ваню Солнцева нашла в окопе группа советских разведчиков во время выполнения ими боевой миссии. Малыш был крайне истощен, но даже в этом состоянии готов отстаивать свою жизнь с помощью ржавого гвоздя. Солдаты приютили Ваню, и весь полк стал его родителями.

    «Записки сиротки» Лидия ЧарскаяТрогательная, очень светла история о мытарствах и переживаниях осиротевшей девчушки, которая волею судеб оказалась в бродячем цирке. Впереди ее ждет масса испытаний и происков злоумышленников, но девочка обязательно справится и отыщет свою настоящую семью.

    «Балетные туфельки» Ноэль СтритфилдТрое детей в одночасье осиротели, когда их родителей забрало страшное землетрясение. Два брата и сестра вынуждены жить у своего британского дядюшки, который племянников не жалует. Несмотря на невзгоды, мальчишки помогают Анне идти навстречу ее мечте о балете.

    «Маленький оборвыш. Похождения Робина Дэвиджера» Джеймс ГринвудВ сборник вошли две повести автора. «Маленький оборвыш» – история Джима, сбежавшего от угнетающей атмосферы в собственной семье и начавшего бродяжничать. Вторая повесть о человеке, более семнадцати лет прожившем на тропическом острове в плену у аборигенов.

    «Генералы песчаных карьеров» Жоржи АмадуНа песчаных отмелях близ портового города расположился заброшенный пакгауз, приютивший компанию беспризорных ребят. Жизнь по законам улицы заставила их рано повзрослеть. Они выживают только воровством. Но даже в этих ожесточенных сердцах находится место любви.

    «Дети пустоты» Сергей ВолковКаждый день мы видим их на улицах, но стыдливо стараемся не замечать. Но они замечают нас. Они многого не знают, но хорошо усвоили одно — за право жить им приходится бороться. Это рассказ о группе беспризорников, попытавшихся отыскать свое место в отвергнувшем их мире.

    «Странники» Вячеслав ШишковДвадцатые годы. Отгремели война и революция. А на улицах — тысячи сирот, пополняющих ряды преступников. Это история четырех из них. Жесткое, откровенное повествование о сложном выборе в пользу иной жизни. История отщепенцев, разными путями идущих к одной цели.

    «Крещенные крестами» Эдуард КочергинСороковые годы. Мальчик, родители которого стали жертвами репрессий, убегает из детдома в Омске. Он хочет добраться до Ленинграда, где надеется отыскать родню. Рассказ ведется от лица осиротевшего ребенка, чья личность уже затронута чудовищными реалиями тех лет.

    «Без семьи» Мало ГекторРеми не знает своей настоящей семьи. Он подкидыш, который долгие годы скитается по миру. Люди, с которыми ему доводится сталкиваться, разные, не все благосклонны к маленькому сироте. Доброе сердце, отзывчивость и оптимизм помогают маленькому Реми не унывать.

    «Робинзонетта» Эжен МюллерДевочка-сирота оказалась в чужих для нее краях, среди незнакомых людей. Подобно человеку на необитаемом острове, она может рассчитывать только на себя. Девочка устояла в непростом водовороте жизни и даже сумела организовать собственное успешное хозяйство.

    «Благие намерения» Лиханов АльбертНадежда, только недавно окончившая педагогический институт, волею случая берется опекать осиротевших первоклашек. Девушка отважно и безропотно принимает на себя непосильную ношу чужого предательства и всей жизнью своей служит этим обездоленным детям. «Где нет зимы» Сабитова ДинаПаше тринадцать лет, а его сестренке восемь. У них есть только мама и кукла Лялька. Но однажды мама исчезает. Перед детьми вырисовывается перспектива оказаться в в разных детдомах, потому что Лялька за родителя не считается. Впереди у детей много открытий и трудностей.

    «Дети подземелья» Короленко ВладимирВ небольшом польском городишке в семье уважаемого судьи случается трагедия — умирает его жена. Убитый горем супруг все больше заботы отдает дочери, похожей на покойную мать. Сын Вася ощущает себя брошенным. Однажды он знакомится с двумя маленькими бродяжками…

    «Дом, в котором…» Петросян МариамВ обычном микрорайоне, среди одинаково серых зданий стоит Дом. Он, который внутри целый мир, снаружи ничем не отличается от остальных. Но в нем замкнута целая вселенная со своими правилами и законами. Туда не вмешивается наружный мир. Там живут те, от кого отказались.

    «Легкие горы» Михеева ТамараМаленькой Динке предстоит другая жизнь. Незнакомый край, новая семья — девочке кажется, что она навсегда останется здесь чужой, пришлой. Но в этих местах прекрасна не только природа, здесь люди открыты и чисты душой. И маленькая девочка обретет здесь новую Родину.

    «Маленький оборвыш» Джеймс ГринвудДжим бежит из дома от издевательств пьющей мачехи и нищего отца. Простой и честный малый, Джим оказывается на улице, где законы бродяжничества толкают его на путь преступлений. Этой историей автор показывает, что условия жизни оказывают изрядное влияние на личность.

    «Не отпускай меня» Исигуро КадзуоКэти тридцать. Она выросла в особой школе-интернате, где получила прекрасное образование. Она узнала, что такое дружба и любовь. Она помнит, что все свое детство подспудно понимала — учителя и воспитатели многое замалчивают. И теперь она знает, для чего живет…

    «Ночевала тучка золотая» Приставкин АнатолийДва брата, Саша и Коля, являются воспитанниками детского дома в Подмосковье. В 1944 году они присоединяются к группе людей, отправленных на Кавказ осваивать новые земли. Чеченский край неласково принял братьев Кузьминых. Их жизнь здесь обернется трагедией.

    «Приключения Оливера Твиста» Диккенс ЧарльзВторой роман великого Диккенса, интерес к которому не ослабевает до наших дней. Приключения осиротевшего мальчишки, прошедшего испытания лондонскими трущобами, лишениями, воровством, заставляют читателей искренне сопереживать ловкому и добродушному Оливеру.

    «Когда мы были сиротами» Исигуро КадзуоКристофер Бэнкс имеет репутацию интеллектуала и великолепного детектива. С юных лет он мечтает сорвать покров тайны с гибели его родителей. Предоставившуюся возможность провести это расследование он не упустит. Кристофер едет в Шанхай, чтобы окунуться в прошлое…

    «Ванька» А. П. ЧеховРассказ о сироте, которого после смерти матери, служившей горничной в господском доме, услали в столицу, где Ванька стал учеником сапожника. Измученный тяжелой жизнью и измывательствами, мальчик пишет трогательное письмо к деду с просьбой забрать его в деревню.

    «Тайная жизнь пчел» Сью Монк КидЛили Оуэнс потеряла маму в раннем детстве. В собственном доме жизнь девочки поистине невыносима, а потому она уходит оттуда. Идет искать следы давно ушедшего прошлого, а находит приют среди пчел и мудрых друзей. Былое откроется перед Лили, но не такое, как она ожидала.

    «Сиротка» Мари-Бернадетт ДюпюиСуровая зимняя ночь. Мужчина оставляет на пороге монастырской школы младенца. Утром девочку находит монахиня. Вместе с ребенком была оставлена записка с именем — Мари-Эрмин. У подросшей малышки обнаруживается певческий талант. И ей уготован трудный путь…

    «Гарри Поттер и Философский камень» Дж. К. РоулингЛетней ночью семья Дурслей стала опекунами малыша Гарри. Он осиротел в одну ночь, когда его родители были убиты. Спустя десять лет его примут в самую волшебную школу в мире. Так начинается путь мальчика, которому суждено вершить историю магического сообщества…

    «Щегол» Донна ТарттТеодор Декер лишился матери после теракта в музее. В тот трагический день к нему попала небольшая картина, которая станет его тяжкой ношей и его спасением. Долгие годы полотно будет дарить ему болезненное удовольствие обладания, пока сам Тео методично рушит свою жизнь.

    «Рыжик» Алексей СвирскийКнига была написана в самом начале века двадцатого. Царская Россия в последние годы перед войной и переворотом не могла похвастать благополучием всех своих граждан. Это история об одном из тех, кто находился в самом низу общества — маленьком сироте Саньке Рыжике.

    440

    knigki-pro.ru

    Читать книгу Беспризорник Галины Милениной : онлайн чтение

    Галина МиленинаБеспризорник

    1997 г

    Потом, когда прошло время, Маша вспоминала и не могла понять, почему она решила зайти именно в этот магазин. Никогда прежде она не делала покупки здесь. Значит судьба, – решила впоследствии она. В один из дней уходящего ноября, она ехала по городу и вдруг захотела остановиться возле гастронома у дороги, хотя место для остановки было неудачным – рядом запрещающий знак и ни намёка на парковку рядом. И всё-таки она оставила машину на обочине и вошла в магазин. В холодном маленьком коридоре сидел мальчишка, на вид лет шести, в грязной рваной одежде с чужого плеча. Рукава затёртого до дыр свитера грязно-зелёного цвета были закатаны толстым валиком на запястьях, а на скрещенных по-восточному ногах, на подоле свитера лежала мелочь. Светло-русые волосы мальчика давно не видавшие мыла и расчёски сбились в колтуны. Красные ручонки в цыпках крепко сжаты в кулачки. Взгляд, как у подраненного волчонка. Маша остановилась и открыла кошелёк, в это время проходящий бодрячок пенсионного возраста резко произнёс: «Да у него денег больше, чем у нас с вами. Это же бизнес, леди!» «Леди» решила не вступать в дискуссию и вошла в магазин. Она уже забыла, что хотела купить. Выбрала несколько йогуртов, буханку хлеба, батон варёной колбасы и вернулась к мальчишке. Протянула ему пакет, наклонилась над парнишкой:

    – Где ты живёшь?

    – Нигде, – мальчик открыл пакет и принялся тут же c жадностью откусывать и глотать колбасу, не освободив её от оболочки и почти не прожевывая. За полминуты он съел половину батона. Маша остановила:

    – Не ешь всё сразу, плохо будет. Мальчишка послушался, положил колбасу в пакет и достал йогурт. Маша поняла, что ребёнок впервые держит его в руках. Он рассматривал упаковку, как начинающий охотник за жемчугом рассматривает первый улов.

    – И где ты всё-таки живёшь? – повторила свой вопрос Маша.

    – В подъезде.

    – В каком подъезде?

    – В каком придётся. Из какого не выгонят.

    – Где твои родители?

    – Папка в тюрьме, а мамка умерла.

    – И что же, у тебя нет ни бабушки, ни дедушки, ни братьев ни сестёр? Вообще никого?

    – Никого.

    – Как тебя зовут?

    – Сергей.

    – Сколько тебе лет?

    – Не знаю, наверно шесть.

    Маша растерялась. Она не знала, что делать. Мальчик поднялся, взял пакет с продуктами и вышел из магазина. Она вышла следом. К магазину приближалась группа местных ребят, при виде которых, мальчик вжал голову в плечи и резко рванул в сторону парка. Его заметили, засвистели, заулюлюкали. Маша дождалась, когда мальчишки поравнялись с ней:

    – Что он вам сделал?

    – А что он в нашем районе попрошайничает, грязный, вшивый, может заразный? Пусть идёт, откуда пришёл.

    – Ему некуда идти. У вас у всех есть тёплый дом, где вас ждут родители. А его родители умерли, и живёт он в подъездах, голодный, одинокий и несчастный, и вы ещё его гоняете. Оставьте его в покое. Не то я сама вами займусь! – пригрозила Маша и пошла к своей машине. Весь день мальчишка не выходил из её головы. Был вечер пятницы, дома Маша включила сауну, заварила травы, наполнила бассейн, принесла свежие простыни и полотенца, зажгла восковые свечи в комнате отдыха и заметила, что всё это делала на автомате, не осознанно, мысли были только о бездомном мальчишке. Вернулся с работы муж, забрав из школы их первоклассницу дочь. Перед ужином они пошли в сауну.

    Маша вышла из парилки, прыгнула в бассейн, ледяная вода не просто освежила, а обожгла. Но даже после этой процедуры беспризорник не исчез из её мыслей, и она нарушила правило, на котором сама настояла – никогда и никакие проблемы не обсуждать во время очистительной процедуры, которую они уже превратили в ритуал. Муж, выслушав её эмоциональный рассказ, скептически произнёс:

    – Ты только одного беспризорника видела, а меня они целый день преследуют, особенно бесит, когда перед светофором материализуется перед лобовым стеклом такая парочка и давай тряпкой размазывать грязь по стеклу, пока не заплатишь, хрен отойдут в сторону, хоть дави! У меня для этой цели всегда мелочь под рукой лежит.

    – Мелочью эту проблему не решить. Ты представляешь, что будет, когда весь этот голодный, оборванный и бездомный народец подрастёт, по улицам будет страшно пройти. Это же катастрофа!

    – Мне что, усыновить их? Слушай, я не солнце, всех не обогрею, есть правительство, министры образования, юстиции, пусть у них голова болит.

    – Если бы каждый из нас помог, хотя бы одному бездомному, детей, живущих на улице, уже бы не было.

    – Ошибаешься. Такие будут всегда. Они такими рождаются и это нам с тобой не изменить. Создай им нормальные условия, одень, обогрей, заставь учиться, они выйдут, когда ты не уследишь за ними и пойдут шарахаться по городу, по рынкам и вокзалам, снова попрошайничать и воровать. Им нужна свобода. Независимость. Это такой сорт людей. Они есть в любом обществе. И в благополучных странах их полно.

    – Ну, о чём ты говоришь? Какой сорт? У ребёнка мать умерла, отца посадили. Он просто одинок и несчастен. Вот в чём беда. Будь у него родители, он был бы нормальным мальчиком. Представляешь, он даже не знает, сколько ему лет. Сказал, что шесть, и выглядит на шесть, но взгляд взрослый и говорит, как старичок. Я думаю ему лет девять. Просто не растёт, голодает, курит, наверное.

    – Маша, что ты сейчас хочешь от меня? Поехать завтра к магазину, найти этого несчастного и привезти сюда? Что дальше? Посвятить ему жизнь? Чужому, возможно и наверняка хронически больному, а возможно и заразному ребёнку. С неизвестно какими генами. Хотя, почему неизвестно? Отец в тюрьме, мать умерла. Отчего она умерла? От старости? Ей что, сто лет было? Гены зашибись! Ты сама просила не обсуждать никаких проблем в сауне, у меня нет ощущения, что я очистился, скорее наоборот!

    Муж вышел, раздражённо хлопнув дверью.

    «Действительно, чего я так распустилась? На кой мне все эти беспризорники? Своих проблем мало? Вот дочь в первый класс пошла, постоянно простывает, домашний ребёнок, пока к коллективу привыкнет, всеми болячками обменяется. Есть о ком заботиться, за кого переживать, а мне мало».

    Но на другой день в это же время, Маша была у магазина. Мальчик сидел на прежнем месте. Она прошла мимо, кивнув ему. Мальчишка смотрел преданными глазами больной собаки. Маша купила для него еды, вернулась, протянула пакет, он взял и сразу же стал есть. Она присела рядом с ним на корточки. Так и сидели: грязный беспризорник, жадно рвущий зубами мясо, как волчонок и молодая, хорошо одетая женщина.

    – Предлагаю тебе поехать со мной в приют. Если тебе там будет плохо – ты всегда можешь вернуться сюда или в любое место. Но я уверена, тебе будет там лучше, чем здесь. Согласен?

    – Нет.

    – Почему нет?

    – Я там был. Меня били.

    – Кто?

    – Все. Пацаны. Воспитатели. Все. Я убежал. Мальчик упрямо склонил голову.

    – В каком приюте ты был?

    – В центре, я не знаю улицу.

    – Послушай, уже конец ноября, скоро зима. Как ты будешь жить в подъезде? Ты замёрзнешь и погибнешь! Я устрою тебя в другой приют и буду приезжать. Если тебя обидят, ты мне скажешь.

    – А вы, правда, будете приезжать? – в его голосе появилась надежда.

    – Если сказала, значит буду. Ты мне веришь? Мальчишка кивнул, ещё ниже склонив голову.

    – Тогда пошли. Маша выпрямилась и подала мальчику руку. Он поспешно обтёр свою руку о грязные штаны и потянулся к её руке. Когда подошли к автомобилю, Маша заметила, как в глазах мальчика полыхнуло восхищение, и он не удержался:

    – Вот это да! Это ваша машина?

    – Моя. Садись сзади.

    Машина мягко тронулась и поплыла, как корабль. Мария наблюдала в зеркало за мальчиком, он как птенец крутил головой, вероятно, отыскивал взглядом своих обидчиков, и жалел, что за тонированными стёклами его невозможно увидеть. Они подъехали к приюту на улице Мате Залке. Маша побывала там уже с утра и договорилась с заведующей, что привезёт ребёнка, пообещав материальную помощь приюту. Молодая, неуместно яркая, (такую бы на сцену) красивая заведующая объяснила, что мальчик может находиться здесь ограниченное время, за которое они должны установить его личность, найти документы и если действительно он сирота, перевести в подходящую школу-интернат. Но бывает, что ребёнок вовсе не сирота, а просто убежал из дома от пьющих родителей, от их побоев и скрывается по подвалам. Тогда он ни за что не расскажет правду, будет врать и тогда, у них один вариант – переводить беспризорника из одного приюта в другой, потому, что их заведение – это временная крыша для потерянных ребят. Здесь нет учителей, только воспитатели, которые наблюдают за порядком. Дети более – менее сыты, в тепле, присмотрены и только. Мальчик смотрел исподлобья на взрослых, в чьих руках ему предстояло оказаться. Слушал и не доверял. Маша почувствовала его недоверие. Она погладила мальчишку по взъерошенным серым от грязи волосам, успокоила. Дала честное слово, что завтра приедет, и передала его в руки санитарки. Ребёнка повели купать, стричь и переодевать в чистое. Маша попрощалась с заведующей и пошла к машине. Но домой поехала не сразу, сначала в магазин, накупила одежды для своего подопечного, только потом, с чувством исполненного долга поехала за дочерью в школу. Вечером она рассказывала мужу, как провела день и была очень довольна собой.

    На другой день она была в приюте и с трудом узнала Сергея. Без вихрастой шевелюры на голове, обритый наголо, без своего толстого свитера и широченных штанов, которые скрывали фигуру, мальчик выглядел, как узник Дахау. Непонятно, в чём душа держалась. Маша с трудом справилась с комком, подступившим к горлу. Они не успели поздороваться, как в комнату стремительно впорхнула заведующая со списком добрых дел, которые должна была организовать для приюта Мария. Заведение недавно открылось и нуждалось во многом. Список был солидный. Заведующая рассказала, как много для них уже сделали меценаты, спасибо большое, добрые сердца, замечательные люди. Маша поинтересовалась, как вёл себя Сергей, рассказал ли откуда он, возможно, вспомнил свою фамилию. Нет, более того, показал себя закрытым, агрессивным, ребёнком, с неустойчивой психикой. На контакт не идёт. Вчера изо всех сил сопротивлялся, когда его стригли, и даже укусил санитарку. А на вопрос кто у него есть, ответил, есть только тётя. Мария оживилась, обрадовалась. Зря. Как выяснилось, «тётей» оказалась она. Да, мальчик так и сказал: «У меня есть тётя, с которой мы приехали на красивой машине». Он так уверенно заявил, что мы предположили, вероятно, он ваш племянник – улыбаясь, развела руками красавица заведующая. Маша оторопела:

    – Вы могли подумать, что я своего племянника вот так взяла и привезла в приют? И не знаю, его фамилии? Что за бред!

    Она решительно направилась в комнату, где находились мальчики. Сергей прикину

    ...

    конец ознакомительного фрагмента

    iknigi.net

    Книга Беспризорники читать онлайн бесплатно, автор Николай Немытов на Fictionbook

     Кто на лавочке сидел,Кто на улицу глядел,Толя пел,Борис молчал,Николай ногой качал.Дело было вечером,Делать было нечего. 

    Сергей Михалков «А что у вас?».

    – Максимка! Иди до… Максим, зараза! Башку сломаешь – домой не приходи!

    На фоне окна второго этажа виднелся силуэт мамы Максима с поднятым в гневе кулаком. Танька фыркнула в ладошку. Илюшка оторвался от экрана-«газетки», прищурился, глядя на окно. Максим, висевший на турнике вверх ногами, раскачался и соскочил на землю.

    – Хорошо, мам! – откликнулся он.

    – Быстро домой!

    – Ма! Мы Дмитрия Валентиныча ждем!

    Женский силуэт в окне на мгновение замер, быстро поправил прическу, огладил талию, расправляя складки на платье.

    – Дмитрия… Гм!.. Валентиновича? – повторила мама.

    – Ага, – кивнул Максим. – У нас это… Ночные занятия по астрономии!

    Танька уже тихонечко хихикала, закрывая рот ладошкой. Мамы двора дома 27 по улице Восьмого Марта очень уважали умного, вежливого, а главное – холостого учителя из пятнадцатой квартиры.

    – Ну, раз так, – Максимкина мама высунулась из окна, оглядела скрытый сумерками двор (неловко получилось: вдруг молодой преподаватель стоял в тени тополей и слышал ее крик?), – раз так, то, конечно, занимайтесь. Но после – сразу домой! А завтра я спрошу Дмитрия Валентиновича: какие такие занятия по ночам? Понял?

    – Да понял, понял, – пробормотал сын в ответ.

    – Пять баллов, Сим, – Илюшка растопырил пальцы. – Врешь и не краснеешь.

    – Да ладно, – отмахнулся Максим. – По-твоему, ей все в подробностях рассказать? Потом узнает сама.

    – Скорее, увидит, – уточнил Илюшка.

    – Ах, мам! У нас ночные занятия, – передразнила Танька, прогуливаясь по перекладине брусьев, словно в цирке по канату, – по астрономии, – кокетливо поправила волосы похожим жестом. – Ах, Дмитрий Валентнович? О, Дмитрий Валентинович!

    – Артистка, – пробормотал Максим.

    – Враль, – парировала Танька. – Тебе же от отца влетит, Сим.

    – Как говорит наш общий друг и мудрец Ил, – врунишка указал на Илью, – это весьма проблематично.

    «Мудрец» вздохнул, нажал на кнопку «непроливайки» – ученической ручки-компа, – вновь разворачивая из ее корпуса гибкий тонкий экран-«газетку».

    – А разве мама не знает, что ты врешь? – спросил третий мальчик.

    Он тихо сидел на скамейке, с удивлением наблюдая за происходящим. Эдик – так его звали – приехал из-за границы в гости к Таньке, мама которой приходилась двоюродной сестрой его отцу.

    Максим взглянул на Эдика, как на говорящий камень.

    – А разве я соврал? – враль пожал плечами. – Сейчас придет Валентиныч, проведет занятия. Ночные.

    Эдик нахмурился – ответ скрывал какой-то подвох.

    – Звучит правдоподобно, – пробормотал он, проглотив сомнения.

    – Не заморачивайся. – Танька спрыгнула с брусьев. – Скоро все увидишь сам.

    – Что увижу? – насторожился Эдик.

    – Секрет, – девчонка приложила палец к губам. – Ты умеешь хранить секреты? – Она смотрела на гостя с загадочной улыбкой.

    – Н-наверное…

    Илюшка произнес беззвучную фразу в «газетку», экран булькнул в ответ, отправляя сообщение. У Таньки в кармашке брюк отозвалась «непроливайка»:

     А во время звездопадаЯ видала, как по небуДве звезды летели рядом… 

    – Ниче себе, – Максим усмехнулся. – И на кого это у нас такой рингтон?

    – Не твое дело, – прошипела Танька, доставая ручку-комп с мигающим зеленым огоньком входящего сообщения. Девочка развернула «газетку».

    «Ты уверена в нем?» – писал Илья.

    «Родители ушли в театр. Закрытие сезона. Куда его девать?» – набрала Танька пальцами по клавишам. Прозвучал колокольчик отправления.

    – Ох, ох, – скривился Максим. – Меня бы постеснялись. Жених и невеста – голова, как тесто.

    – Прекрати паясничать, – возмутился Илюшка. – Три месяца готовились, и что?

    – Что? – Кривляка нахмурился.

    – Скажем Валентинычу, что?

    Илья вздохнул, потер пальцами переносицу. Эдик с самого знакомства вел себя странно. Например, не стал здороваться с ребятами за руку и спрятал ладони за спину. Может, в их стране так не принято?

    Максим не упустил момент поиздеваться над чужаком. Плюнул в ладонь, протянул иностранцу:

    – Замажемся на дружбу? – со своей привычной усмешкой предложил он. – Зови меня просто: Сим. Идет?

    На что гость отступил, брезгливо морща нос.

    – Прекрати! – вступилась за троюродного брата Танька. – Убери эту гадость!

    – Ладно, – Сим остался доволен. Тряхнул пальцами, вытер о штаны.

    Вот и получалось: с одной стороны, неприятно пожимать обслюнявленную ладонь; с другой – так все мальчишки в городе заводили друзей, и неписаный закон не вчера придуман.

    – Не обращай внимания, – сказала Танька гостю. – Сим у нас немного с придурью.

    – Сама дура, – беззлобно откликнулся Максим.

    – А разве его не надо лечить? Разве за ним не должен присматривать врач? – пролепетал Эдик.

    В общем, с общением не получалось. Не вовремя появился странный гость, очень не вовремя.

    «Возможно, тебе придется остаться с ним», – скрипя душой «нашептал» в экран Илюшка.

    – Еще чего! – вслух выпалила Танька, делая обиженный вид.

    – Не понял, – растерялся Максим.

    – Тебя не касается! – отмахнулась девчонка.

    Из подъезда вышел высокий рыжий мужчина с большим тубусом за плечами и инструментальной сумкой в руках.

    – Привет пилотам! – крикнул он друзьям.

    Максим сорвался с места:

    – Добрый вечер, Дмитрий Валентинович! Ого! Вы сбрили бороду?

    Учитель приосанился, улыбнулся:

    – В честь такого события… Пришлось.

    Говорил Валентинович неспешно, немного растягивая слова, и отвечал после некоторой паузы, словно взвешивая каждое слово.

    – В нашем отряде пополнение? – спросил он, заметив Эдика.

    – Танькин троюродный брат с мамкой приехал, – пояснил Сим, многозначительно ткнул пальцем в небо: – Из-за границы.

    При знакомстве учитель не подал Эдику руки, словно знал заранее – жест напугает гостя. Возникла неловкая пауза, в которую тут же вклинилась Танька.

    – Вот решила показать брату, чем мы занимаемся, – затараторила она. – Обменяться опытом.

    – Что ж. Хорошо, конечно, – кивнул Валентиныч. – Тогда не будем терять время, – он передал инструментальную сумку Симу. – Выдвигаемся к «железяке». Мы должны успеть до часа ночи вернуться. Потом трассовики уйдут в парк, и придется топать пешком, что нежелательно. Ясно?

    – Подумаешь, – Максим забросил сумку на плечо. – До Перовских скал не так уж далеко.

    – Среди нас есть девушка, – напомнил учитель (Танька смущенно потупилась), – и неподготовленный человек, иностранный гость. Думаю, как радушные хозяева, мы должны позаботиться об Эдуарде.

    – Ага, – Сим отвернулся, чтобы учитель не видел его усмешку.

    – Извините, – подал голос иностранный гость. – Вы собираетесь выйти со двора?

    fictionbook.ru

    Читать книгу Беспризорники Николая Немытова : онлайн чтение

    Николай НемытовБеспризорники

     Кто на лавочке сидел,Кто на улицу глядел,Толя пел,Борис молчал,Николай ногой качал.Дело было вечером,Делать было нечего. 

    Сергей Михалков «А что у вас?».

    – Максимка! Иди до… Максим, зараза! Башку сломаешь – домой не приходи!

    На фоне окна второго этажа виднелся силуэт мамы Максима с поднятым в гневе кулаком. Танька фыркнула в ладошку. Илюшка оторвался от экрана-«газетки», прищурился, глядя на окно. Максим, висевший на турнике вверх ногами, раскачался и соскочил на землю.

    – Хорошо, мам! – откликнулся он.

    – Быстро домой!

    – Ма! Мы Дмитрия Валентиныча ждем!

    Женский силуэт в окне на мгновение замер, быстро поправил прическу, огладил талию, расправляя складки на платье.

    – Дмитрия… Гм!.. Валентиновича? – повторила мама.

    – Ага, – кивнул Максим. – У нас это… Ночные занятия по астрономии!

    Танька уже тихонечко хихикала, закрывая рот ладошкой. Мамы двора дома 27 по улице Восьмого Марта очень уважали умного, вежливого, а главное – холостого учителя из пятнадцатой квартиры.

    – Ну, раз так, – Максимкина мама высунулась из окна, оглядела скрытый сумерками двор (неловко получилось: вдруг молодой преподаватель стоял в тени тополей и слышал ее крик?), – раз так, то, конечно, занимайтесь. Но после – сразу домой! А завтра я спрошу Дмитрия Валентиновича: какие такие занятия по ночам? Понял?

    – Да понял, понял, – пробормотал сын в ответ.

    – Пять баллов, Сим, – Илюшка растопырил пальцы. – Врешь и не краснеешь.

    – Да ладно, – отмахнулся Максим. – По-твоему, ей все в подробностях рассказать? Потом узнает сама.

    – Скорее, увидит, – уточнил Илюшка.

    – Ах, мам! У нас ночные занятия, – передразнила Танька, прогуливаясь по перекладине брусьев, словно в цирке по канату, – по астрономии, – кокетливо поправила волосы похожим жестом. – Ах, Дмитрий Валентнович? О, Дмитрий Валентинович!

    – Артистка, – пробормотал Максим.

    – Враль, – парировала Танька. – Тебе же от отца влетит, Сим.

    – Как говорит наш общий друг и мудрец Ил, – врунишка указал на Илью, – это весьма проблематично.

    «Мудрец» вздохнул, нажал на кнопку «непроливайки» – ученической ручки-компа, – вновь разворачивая из ее корпуса гибкий тонкий экран-«газетку».

    – А разве мама не знает, что ты врешь? – спросил третий мальчик.

    Он тихо сидел на скамейке, с удивлением наблюдая за происходящим. Эдик – так его звали – приехал из-за границы в гости к Таньке, мама которой приходилась двоюродной сестрой его отцу.

    Максим взглянул на Эдика, как на говорящий камень.

    – А разве я соврал? – враль пожал плечами. – Сейчас придет Валентиныч, проведет занятия. Ночные.

    Эдик нахмурился – ответ скрывал какой-то подвох.

    – Звучит правдоподобно, – пробормотал он, проглотив сомнения.

    – Не заморачивайся. – Танька спрыгнула с брусьев. – Скоро все увидишь сам.

    – Что увижу? – насторожился Эдик.

    – Секрет, – девчонка приложила палец к губам. – Ты умеешь хранить секреты? – Она смотрела на гостя с загадочной улыбкой.

    – Н-наверное…

    Илюшка произнес беззвучную фразу в «газетку», экран булькнул в ответ, отправляя сообщение. У Таньки в кармашке брюк отозвалась «непроливайка»:

     А во время звездопадаЯ видала, как по небуДве звезды летели рядом… 

    – Ниче себе, – Максим усмехнулся. – И на кого это у нас такой рингтон?

    – Не твое дело, – прошипела Танька, доставая ручку-комп с мигающим зеленым огоньком входящего сообщения. Девочка развернула «газетку».

    «Ты уверена в нем?» – писал Илья.

    «Родители ушли в театр. Закрытие сезона. Куда его девать?» – набрала Танька пальцами по клавишам. Прозвучал колокольчик отправления.

    – Ох, ох, – скривился Максим. – Меня бы постеснялись. Жених и невеста – голова, как тесто.

    – Прекрати паясничать, – возмутился Илюшка. – Три месяца готовились, и что?

    – Что? – Кривляка нахмурился.

    – Скажем Валентинычу, что?

    Илья вздохнул, потер пальцами переносицу. Эдик с самого знакомства вел себя странно. Например, не стал здороваться с ребятами за руку и спрятал ладони за спину. Может, в их стране так не принято?

    Максим не упустил момент поиздеваться над чужаком. Плюнул в ладонь, протянул иностранцу:

    – Замажемся на дружбу? – со своей привычной усмешкой предложил он. – Зови меня просто: Сим. Идет?

    На что гость отступил, брезгливо морща нос.

    – Прекрати! – вступилась за троюродного брата Танька. – Убери эту гадость!

    – Ладно, – Сим остался доволен. Тряхнул пальцами, вытер о штаны.

    Вот и получалось: с одной стороны, неприятно пожимать обслюнявленную ладонь; с другой – так все мальчишки в городе заводили друзей, и неписаный закон не вчера придуман.

    – Не обращай внимания, – сказала Танька гостю. – Сим у нас немного с придурью.

    – Сама дура, – беззлобно откликнулся Максим.

    – А разве его не надо лечить? Разве за ним не должен присматривать врач? – пролепетал Эдик.

    В общем, с общением не получалось. Не вовремя появился странный гость, очень не вовремя.

    «Возможно, тебе придется остаться с ним», – скрипя душой «нашептал» в экран Илюшка.

    – Еще чего! – вслух выпалила Танька, делая обиженный вид.

    – Не понял, – растерялся Максим.

    – Тебя не касается! – отмахнулась девчонка.

    Из подъезда вышел высокий рыжий мужчина с большим тубусом за плечами и инструментальной сумкой в руках.

    – Привет пилотам! – крикнул он друзьям.

    Максим сорвался с места:

    – Добрый вечер, Дмитрий Валентинович! Ого! Вы сбрили бороду?

    Учитель приосанился, улыбнулся:

    – В честь такого события… Пришлось.

    Говорил Валентинович неспешно, немного растягивая слова, и отвечал после некоторой паузы, словно взвешивая каждое слово.

    – В нашем отряде пополнение? – спросил он, заметив Эдика.

    – Танькин троюродный брат с мамкой приехал, – пояснил Сим, многозначительно ткнул пальцем в небо: – Из-за границы.

    При знакомстве учитель не подал Эдику руки, словно знал заранее – жест напугает гостя. Возникла неловкая пауза, в которую тут же вклинилась Танька.

    – Вот решила показать брату, чем мы занимаемся, – затараторила она. – Обменяться опытом.

    – Что ж. Хорошо, конечно, – кивнул Валентиныч. – Тогда не будем терять время, – он передал инструментальную сумку Симу. – Выдвигаемся к «железяке». Мы должны успеть до часа ночи вернуться. Потом трассовики уйдут в парк, и придется топать пешком, что нежелательно. Ясно?

    – Подумаешь, – Максим забросил сумку на плечо. – До Перовских скал не так уж далеко.

    – Среди нас есть девушка, – напомнил учитель (Танька смущенно потупилась), – и неподготовленный человек, иностранный гость. Думаю, как радушные хозяева, мы должны позаботиться об Эдуарде.

    – Ага, – Сим отвернулся, чтобы учитель не видел его усмешку.

    – Извините, – подал голос иностранный гость. – Вы собираетесь выйти со двора?

    iknigi.net

    Книги про бродяг и беспризорников список лучших

    Не каждому в жизни повезло иметь свой дом. Бродяги — это люди, которые заставляют нас ощущать неловкость. Это те, кто самим своим существованием являют нам укор, показывают обратную сторону мира, в котором далеко не всё так благополучно, как хотелось бы думать. Чем живут те, кто сроднился с улицей? Есть ли у них шанс обрести дом? И нужно ли им это? Книги про бродяг и беспризорников приоткроют для вас жизнь тех, кто очутился на дне общества.Без семьи. Гектор МалоДраматическая детская повесть, сделавшая ее автора известным на весь мир, рассказывает о приключениях Реми – мальчика-сироты, который скитается по стране в поисках родителей. В путешествии Реми не только заводит друзей, но и сталкивается с жадными и коварными людьми.

    Почтамт. Чарльз БуковскиПервый роман культового американского писателя повествует о жизни работника почты, живущего на грани нищеты, его мыслях, взглядах на жизнь и развлечениях. «Грязный реализм», присущий всем произведениям автора может как зацепить, так и оттолкнуть читателя.

    Дочь священника. Джордж ОруэллИстория о набожной дочери священника, примерной девушке, которая становится жертвой несчастного случая и теряет память. После этого она уходит из дома и присоединяется к банде бродяг. Это первый роман знаменитого писателя, в котором он рассуждает о природе веры.

    Яма. Александр КупринПовесть рассказывает о поселке в русской губернии, состоящей почти целиком из одних публичных домов, жизни их обитательниц-проституток. Произведение вызвало небывалое негодование критиков и было названо «пощечиной всему современному обществу» того времени.

    Петербургские трущобы. Всеволод КрестовскийРоман с огромным количеством сюжетных линий и героев, написанный о времени обострения проблемы крепостного права в России. Благодаря замечательно раскрытым персонажам прекрасно прослеживается огромная пропасть между богатыми и нищими, дворянами и крепостными.

    Но и я. Дельфин де ВиганПрекрасная история девушки Лу, одинокой, умной и печальной, и нищего бродяги Но. История о том, как многого мы порой не замечаем, как редко думаем о людях, которым очень нужна помощь, о любви, дружбе и о том, как совершенно разные люди могут идеально друг друга дополнять.

    Квартал Тортилья-Флэт. Джон СтэйнбэкАвтобиографичная книга американского писателя о простых и хороших людях, которые его окружали, но к сожалению, так никем и не стали. Роман написан с великолепным американским юмором, и в то же время пронизан грустью и жалостью к простому населению бедных районов.

    Москва-Петушки. Бенедикт ЕрофеевПовесть о пропащем человеке, законченном алкоголике, цепляющимся только за то, ради чего ему еще стоит жить. История простого представителя рабочего класса о пути к единственному святому, и о том, чем может закончится потеря единственного маячка в полной тьме.

    Додо. Сильви ГранотьеРоман французской актрисы о женщине, которая из популярной, пользующейся успехом особы в одночасье стала бездомной и нищей. Современный стиль письма, тончайший французский юмор и главная героиня с ярким характером не дают оторваться от чтения с начала и до конца.

    Ким. Редьярд КиплингУвлекательная история приключений индийского мальчика, живущего на улице и больше всего ценящего собственную свободу. Будучи сыном военного и обычной индийской женщины, он познает и пользуется всеми прелестями бродячей жизни. Один из лучших романов писателя.

    Голод. Кнут Гамсун«Голод» — пожалуй самое жестокое и безжалостное произведение норвежского писателя. Это удивительная история о нищем писателе, зарабатывающем копейки на публикациях в еженедельной газете, готовом из принципа и гордости умереть от голода, но остаться самим собой.

    Сытый мир. Хельмут КрауссерОбычный среднестатистический человек попадает в новый для него мир, мир нищеты, безработицы и бродяжничества. Только отсюда, случайно оказавшись на самом дне и глядя на мир снизу вверх, он может познать истину и проследить борьбу голодного мира с миром сытых.

    Фунты лиха в Париже и Лондоне. Джордж ОруэллВо многом автобиографичная, написанная в двух частях повесть английского писателя, в которой он описывает полную лишений жизнь человека, стремящегося к своей мечте. Остроумный, часто вызывающий добрую усмешку роман положил начало становлению имени писателя.

    Отверженные. Виктор ГюгоОдин из самых великих романов девятнадцатого века одного из самых великих писателей. В центре сюжета – бывший каторжник, пытающийся начать жить заново и исправить былые ошибки. История о том, как злой на весь мир бродяга меняется, смотря на таких, как он со стороны.

    Смеющийся волк. Юко ЦусимаДействие происходит в послевоенной Японии, во время, которое, казалось бы, совершенно невозможно пережить. Именно тогда два друга отправляются в путешествие по стране, бежав из дому. Драматичная история об океане отчаяния в котором вдруг появилась лужица надежды.

    Площадь фортуны. Гудрун ПаузевангДействие романа происходит в Латинской Америке, где обычный нищий совершенно случайно становится обладателем выигрышного лотерейного билета на круглую сумму. Добрая и увлекательная история в то же время сумеет научить многому и заставить читателя погрустить.

    Девочка со спичками. Ганс Христиан АндерсенПрекрасная и грустная, хоть и короткая датская сказка о бездомной маленькой девочке, которая мерзла в рождественскую ночь на улице в одиночестве и все равно мечтала, научившая уже несколько поколений детей по всему миру в первую очередь ценить то, что у нас есть.

    Дети подземелья. Владимир КололенкоПовесть о жизни и дружбе бедных русских детей простых рабочих в царской России. Правдиво написанная история вызывает волнение, сочувствие к главным героям и желание им помочь. В книге рассказывается о несправедливости между богатыми и бедными и борьбу последних с ней.

    Капитаны песка. Жорди АмадуРоман, повествующий о жизни бедняков из трущоб, а именно о банде беспризорников под названием «Капитаны песка». Истории дерзких преступлений, борьбы с полицейскими, а также жизни вне банды отпетых хулиганов захватывают и заставляют читать книгу без остановки.

    Бродяги Дхармы. Джек КеруакНаписанная в чисто американском стиле, повесть о странствиях и размышлениях, поисках себя и политике, смысле жизни и поэзии, разбавленная описаниями великолепной природы Америки. Повесть в первую очередь о человеке, который это место все еще собирается занять.

    Собор Парижской Богоматери. Виктор ГюгоЗахватывающий роман о любви, красоте и уродстве, действие которого происходит вокруг Собора Парижской Богоматери. Талант писателя позволяет ясно проследить деление на бедных и богатых в парижском обществе, сопереживать и ненавидеть героев вместе с автором.

    На дне. Максим ГорькийПьеса, действие которой происходит в одной из ночлежек обычного русского города, где собираются, чтобы переночевать бродяги и нищие с округи. Прорисованные портреты главных героев и острые сюжетные повороты делают произведение одним из лучших на социальные темы.

    Приключения Гекельберри Финна. Марк ТвенКазалось бы, детская книжка о нищем подростке Геке, который пустился в бега по реке Миссисипи с черным рабом, дабы достичь других штатов, несомненно рекомендуема к прочтению и взрослым. Взрослый мир глазами ребенка Марка Твена всегда захватывал своей искренностью.

    Принц и нищий. Марк ТвенЗамечательная увлекательная сказка о двух детях, которые в силу удивительных обстоятельств поменялись местами. Волшебная история о мальчике, который в одночасье превратился из бродяги в богача, и о ребенке, никогда не терпевшем лишений, но ставшем нищим.

    Приключения Оливера Твиста. Чарльз ДиккенсПервый роман в английской литературе, главным героем которого является ребенок, и единственный роман, над которым проливают слезы взрослые и дети на протяжении уже почти двухсот лет. Грустная история о мальчике-сироте не оставит равнодушным ни одного читателя.

    98

    knigki-pro.ru

    Книга Беспризорники хаоса читать онлайн бесплатно, автор Анастасия Семихатских на Fictionbook

    © Анастасия Семихатских, 2018

    ISBN 978-5-4483-2472-7

    Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

    Беспризорники хаосаКнига 1

    Отшельники, живущие в лесах Северной Фанагории, знают много старых легенд, о которых охотно рассказывают случайным путникам, набредающим на их скромные жилища. Одно из их преданий гласит, что сотни лун назад в окрестных землях ни дня не проходило без кровопролития. Одна война сменяла другую, и жители многочисленных лесных племен не знали мира и покоя, то и дело хватаясь за копья. Женщины жили в постоянном страхе, дети росли без отцов, а старики в слезах молились своим богам о том, чтобы умереть от старости, а не от удара вражеского топора.

    Древние сосновые леса, ставшие приютом для этой всепоглощающей жестокости, за столетия войн впитали в себя столько людской крови, что уже не могли оставаться зелеными. В одну из ночей хвоя сосен налилась алым цветом, их ветви потяжелели и припали к земле, а стволы и корни стали багряными.

    Предание гласит, что однажды деревья вернут свой первозданный вид, но случится это не раньше, чем люди прекратят нести друг другу смерть.

    А значит, можно предположить, что розовые сосны навсегда останутся розовыми.

    Или их просто вырубят, чтобы подороже продать крепкую древесину.

    Часть 1Братство

    Глава 1

    Мальчишки не знали своего отца. Он ушел от их матери еще до того, как узнал, что она была беременна. Хотя, вполне вероятно, Агата Устин говорила так сыновьям для того, чтобы они не таили обиды на своего непутевого родителя. Но мальчики и не думали обижаться: в детстве они просто не понимали, почему у всех остальных детей есть отцы, а у них нет, а повзрослев, перестали донимать маму вопросами.

    Спустя некоторое время выяснилось, что Севастьян Устин ушел добровольцем в армию, а когда началась гражданская война в Берсии, его полк был направлен туда с миротворческой миссией. Он погиб в одном из первых боев: шальная пуля задела легкое. На имя матери пришла похоронка. Мальчишкам тогда только исполнилось по два года.

    Отца не было, а мама была всегда. И для двух своих сыновей-близнецов она была центром всего мира. Приходя вечером с работы, она забирала мальчиков от пожилой соседки, которая по доброте душевной заботилась о них с обеденного времени до вечера, и вела их домой. Буквально несколько метров Агата Устин и ее сыновья шли по мощенной брусчаткой дороге, а затем поворачивали к своей калитке, сразу за которой были короткая тропинка и дверь, ведущая в небольшую двухэтажную квартирку с двумя спальнями на втором этаже и гостиной на первом.

    Мальчишки разувались, Агата помогала им снять курточки и повесить их на крючки.

    – Переодевайтесь, мойте руки и пойдемте кушать. Бабушка Велия вас не кормила?

    Мальчишки, уже поднимавшиеся по лестнице, переглядывались, учуяв возможность улизнуть от ужина, и хором говорили:

    – Кормила!

    – Того, кто меня обманывает, я завтра не возьму с собой на работу, – громко и четко говорила мама, чтобы сыновья хорошо ее слышали.

    – Правда на работу? – радостно кричали они. – Мы не кушали у бабушки Велии! Мы очень голодные!

    – Вот сразу бы так, – смеялась мама из кухни. – Ранд, проследи, чтобы Кели помыл руки, а ты, Кели, проследи за Рандом.

    Потом они вместе усаживались за небольшой квадратный столик, накрытый чистой белой скатертью, и принимались за ужин. Мама накладывала им пюре и тушеную баранину, наливала овощную подливу.

    – И не вороти нос! – говорила она Ранду, покачивая указательным пальцем. – Кто не ест овощи, тот всегда болеет. Тем более сейчас осень на дворе, и все болезни вышли на улицу, так что заразиться проще простого.

    – Как это «болезни вышли на улицу»? У них что, есть ноги? – спрашивал Кели, уплетая ужин за обе щеки. И мама принималась рассказывать, говоря о болезнях, как о страшных чудовищах, с которыми сражались два бравых мальчугана, подозрительно похожие на Рандольфа и Келемена. Даже упрямый Ранд отвлекался на этот рассказ и брался за еду.

    Через час братья укладывались спать, пока Агата заканчивала домашние дела. Домыв посуду и переодевшись в ситцевое платье, она поднималась к сыновьям и по очереди целовала их в светло-русые макушки. Кели неизменно спрашивал:

    – Мам, ты нас любишь?

    И Агата неизменно отвечала:

    – Очень люблю.

    Затем Кели обращался к брату:

    – Спокойной ночи, Ранд.

    – Спокойной ночи.

    – Ты спишь?

    – Нет.

    Так повторялось каждую ночь.

    От маминой одежды всегда исходил аромат зелий, масел и трав. Агата Устин работала помощником фармацевта в травяной аптеке при госпитале, так что этот запах никуда не исчезал, сколько ни пытайся от него избавиться. Мальчики с детства привыкли к тому, что мама пахла боярышником, можжевельником, валерианой, гвоздикой, лесным дудником и ежевикой, облепихой и перечной мятой. Будучи малышами, Рандольф и Кели очень любили забираться к Агате на руки или, внезапно оторвавшись от своих игр, подбегать к ней и обнимать за ноги, утыкаясь носом в подол ее платья. Исходивший от него аромат – насыщенный, слегка горьковатый и терпкий, являл собой одну из составляющих беззаботного детства, о котором братья даже спустя много лет вспоминали с неизменной нежностью и тоской.

    Когда Кели и Ранду исполнилось по шесть лет, они сели за школьную парту. В четырнадцать перед ними впервые встал серьезный выбор: продолжить обучение в школе или пойти по одному из трех путей: уйти на обучение в монастырь Алево, стать кадетами или пойти учиться на шахтеров. Маленький город Варр специализировался только в этих трех сферах.

    Агата настаивала на том, чтобы сыновья продолжили учиться в школе, но Кели очень хотел стать военным, а Ранд мечтал научиться таинственной и секретной науке под названием «телепатия», которой обучали монахи.

    Было решено. Кели поступил в кадетский корпус, а Ранд ушел воспитанником в монастырь и обрядился в черные одеяния.

    Теперь их уже никто не называл просто – Кели и Ранд. С этого момента они разительно преобразились и повзрослели, превратившись в Келемена и Рандольфа.

    Что кадетский корпус, что монастырь давали своим ученикам кров на шесть дней в неделю, и лишь по воскресеньям Кели и Ранд могли видеться с мамой. Им очень недоставало ее, как недоставало им и друг друга, ведь они привыкли во всем и всегда быть вместе. Поэтому первые месяцы обучения порознь стали для них серьезным испытанием.

    Кели порой долго не мог уснуть по ночам, хоть и уставал, каждый день маршируя на плацдарме и слушая лекции. Ему было неспокойно оттого, что Ранда не было радом. А тот, в свою очередь, постоянно пребывал в легком беспокойстве о брате. И когда спустя полгода настало время долгожданного обучения основам телепатии, Рандольф снова и снова безрезультатно пытался настроиться на мысли Кели.

    Братья хоть и были похожи внешне, характерами друг на друга совсем не походили. Кели был повесой и сорванцом, много смеялся и имел природную харизму. Среди своих товарищей кадетов он сразу прослыл первым весельчаком, способным хоть каждый вечер рассказывать новые потешные истории из своей жизни. Кели все время проводил в корпусе, и откуда эти истории брались в таких количествах, никто не знал. Но никого не волновало, выдумывает он или нет. Это были хорошие истории, а значит, они стоили того, чтобы их послушать.

    Кели нравился всем, но девчонкам в особенности. Они, прогуливаясь мимо ворот кадетского корпуса, лукаво посматривали на парней. А парни в свою очередь частенько ошивались где-то рядом, догадываясь об интересе девушек. Кели тоже любил привлечь к себе внимание, тем более что он выделялся весьма притягательной внешностью.

    Его волосы, цвет которых с возрастом изменился и стал пепельно-русым, блестели на солнце, и даже обыкновенная серая бескозырка смотрелась на его голове особенно залихватски. Темно-серая форма, подпоясанная широким белым поясом, черные сапоги и две золотистые цепочки, висящие на груди, – все выглядело на Келемене удивительно славно. Он был еще мальчишкой, а уже было заметно, что когда-нибудь он превратится в красавца мужчину.

    Вечером субботы он выходил из ворот кадетского корпуса, поправлял бескозырку и широкими шагами направлялся к остановке. Там он дожидался автобуса, на котором из своего монастыря ехал Рандольф. Все было выверено до минуты. Домой братья всегда возвращались вместе.

    Если Келемен был душой компании, то Ранд казался нелюдимым даже по меркам монастыря. Однако его замкнутость не заключалась в набожности и стремлении к отшельничеству. Он очень любил читать, был настойчив в обучении, много времени посвящал тренировке тела и духа. Ранд был усерден, молчалив, но остроумен, за словом в карман не лез.

    Кроме того, Рандольф во многих вещах проявлял невероятное, почти дерзкое упрямство. Если он говорил, что по каким-то причинам не возьмется читать книгу, которую предлагали ему наставники, то его можно было хоть на неделю закрыть в келье – никакого толку из этого не вышло бы.

    Только с братом Ранд мог быть по-настоящему веселым и беззаботным. Когда они шли домой вечером субботы, на них любовался народ: на удалого молодого кадета и загадочно улыбающегося юношу-монаха.

    Рандольф отрастил волосы, и они были немного длиннее, чем у Кели, так что братьев легко можно было отличить друг от друга. Да ярко-голубые глаза хоть и были похожи, все-таки смотрели абсолютно по-разному.

    Однажды июньским вечером, за месяц до окончания учебного года, мальчики, как обычно, пришли домой. Они издалека увидели в открытом окне маму, которая суетилась на кухне. Вдруг в комнате промелькнула фигура еще одного человека. Ранд и Кели быстро посмотрели друг на друга и поторопились к крыльцу.

     

    – Мам, мы дома! – крикнули они и, не разуваясь, зашли в гостиную.

    За столом сидел какой-то мужчина в темно-синей рубашке и черных полосатых брюках. Он посмотрел на мальчиков и поднялся со стула, приветствуя их.

    – Ранд, Кели! Вы сегодня припозднились! Мы ждем вас уже полчаса, – улыбнулась Агата Устин, отходя от стола и обнимая сыновей, которые, насупившись, смотрели на незнакомца.

    – В цветочной лавке была очередь, – сказал Кели, протягивая матери тюльпаны.

    – Ничего страшного! Познакомьтесь, мальчики, этот господин – Райман Риззе. Он известный фармацевт из Берсингора, приехал к нам на неделю, чтобы прочесть лекции о малоизученных свойствах горных трав.

    Райман Риззе приблизился к братьям. Его простое, неинтересное лицо выражало предельную вежливость и осторожность.

    – Приятно познакомиться. Ты, наверное, Келемен, – сказал он, протягивая Кели руку, который крепко ее пожал. Затем Райман повернулся ко второму брату. – А ты – Рандольф.

    Ранд под настойчивым взглядом матери тоже подал руку незнакомцу. Но говорить с ним не стал. Не разговаривал он с ним весь день, эту роль за двоих выполнял Кели. Рандольф же надеялся, что в следующее воскресенье все вернется на круги своя, без всяких фармацевтов из Берсингора.

    Но господин Риззе не уехал ни через неделю, ни через две. Когда у мальчиков начались каникулы, мама в первый же день сообщила им о том, что Райман хочет сделать ей предложение и остаться жить в Варре.

    Услышав это заявление, Кели не поверил своим ушам и стал возмущаться, но осекся. Ранд же промолчал. И только в голове у Келемена прозвучал его голос: «Я знал, что так случится». Это был первый раз, когда Рандольфу удалось использовать телепатию для общения с братом.

    В начале сентября Агата сказала сыновьям, что скоро у них появится сестренка или братик. Кели принял эту новость с недоверчивым восторгом. К отчиму он ничего не испытывал, но ему было достаточно того, что тот любит маму. А вот перспектива стать старшим братом очень его радовала.

    Ранд тоже был рад, и то обстоятельство, что Агата теперь выглядела так счастливо, вселяло в его душу тепло. Отчима же он попросту игнорировал, не испытывая к нему ни симпатии, ни злости.

    В апреле у Рандольфа и Келемена родилась сестренка. Ее назвали Левери, что означало «весенняя». По такому случаю парней на неделю освободили от занятий, чтобы дать возможность побыть с мамой и малышкой, которую все уже ласково называли Леви.

    Но скоро счастье, поселившееся в доме, уступило место отчаянию.

    Агата никак не могла оправиться после родов. Ее била лихорадка и тошнило, она потеряла сон и аппетит, но продолжала заботиться о своих детях и муже, которые тщетно пытались ей помочь. Через их дом прошла вереница всех известных врачей Варра. Райман даже приглашал целительниц и ворожей. Но ничего не помогало. Не прожив и месяца после рождения дочери, Агата Устин умерла.

    Тем роковым утром первым в ее комнату вошел Ранд, он же и увидел безжизненное тело матери. Он стоял как вкопанный у ее кровати и во все глаза смотрел на ее белое лицо.

    – Мам… Мама! – тихо позвал Ранд. Внутри него воцарились ужас и тишина. Он рухнул на колени и прикоснулся пальцами к плечу Агаты. – Нет! Нет, ты не могла! Проснись!

    Он закричал, но не вслух. Его крик не мог слышать никто, кроме брата, который был в гостиной. В тот момент Кели утюжил распашонки для сестры, как вдруг в его голове заорало, затрубило, неистово загромыхало: «Она умерла, Кели! Мама умерла!»

    Побелев от ужаса, Кели бросился вверх по лестнице. За ним помчался отчим, который в тот момент кормил лежавшую в люльке Леви. Кели распахнул дверь в спальню матери и, потеряв дар речи, упал на колени рядом с братом.

    Похороны были на следующий день. Пришли многие знакомые семьи, кроме бабушки Велии, с которой оставили малютку Левери.

    Гроб медленно погружали в землю. Приглашенные из Калема служители храма Виты и Алевы – женщина и мужчина – отпевали усопшую. Келемен и Рандольф стояли в стороне. Они оба были в черных плащах, из-за капюшонов не было видно их лиц, а сами братья наблюдали за происходящим исподлобья. По щекам Кели непрерывно текли слезы, которые он не старался сдержать. А лицо Ранда было сухим – его горе затаились в голубых потухших глазах. «Мне больно, Ранд», – прозвучало в его голове. «Мне тоже», – ответил Рандольф.

    Возникла горькая тишина, от которой горло сдавливали тиски.

    – Что теперь будет с Левери? – тихо, с надрывом спросил Кели. Уже вслух.

    – У нее есть отец и мы.

    Когда церемония закончилась и все разошлись по домам, Кели и Ранд прямо в костюмах уселись на траву рядом со свежей землей и положили на могильный камень два белых тюльпана. По одному от каждого.

    В конце мая им исполнилось шестнадцать. Была суббота. Вечером они оба исхитрились и сбежали чуть раньше обычного. Никто не должен был хватиться их накануне выходного. Рандольф дожидался Келемена на бревенчатом мосту, переброшенном через речку, отделявшую город от верескового поля. Вдали виднелось узкое, вознесенное к небу клинообразной крышей здание мужского монастыря. Братья держали путь на запад от него, поэтому закатное солнце светило им в глаза. Скоро они забрались на невысокий пологий холм, покрытый свежей зеленой травой. За холмом располагались кладбище и маленькая красная часовня, в темноте казавшаяся черной. Свой шестнадцатый день рождения братья встретили вдвоем на этом кладбище.

    – Как думаешь, где она сейчас? – спросил Кели, положив подбородок на колени и обхватив их руками. Ранд задумчиво и напряженно всматривался в усеянное звездочками небо. Летом в Верлингоре всегда темнело рано.

    – Мама обрела вечную жизнь и спокойствие. Теперь она с Витой и Алевой, и ей там очень хорошо.

    – Значит, мы не должны грустить.

    – Так говорит мой наставник.

    Кели посмотрел на Ранда, почувствовав в его голосе угрюмые нотки.

    – А ты как думаешь?

    Ранд ответил не сразу. Он расслабил руки, на которые опирался, и лег на землю. Вздохнул.

    – Я согласен с ним. Но поделать с собой ничего не могу. Мне все равно ее не хватает.

    – Да, мне тоже.

    Кели улегся на траву рядом с братом и закрыл глаза. Не размыкая их, он сказал:

    – Знаешь, чего мне сейчас хотелось бы больше всего?

    «Чего?» – мысленно спросил Ранд.

    – Спросить маму: ты нас любишь? А она бы ответила: «Очень люблю». Как в детстве, помнишь?

    – Да, помню, – Рандольф, сдерживая болезненные воспоминания, сжал губы. – Так бы она и сказала. Просто представь это.

    Боковым зрением Ранд видел, как Кели зажмурился и нахмурил брови. Через минуту он мысленно спросил: «Ну как, представил?» – «Ага». – «И я представил».

    – С днем рождения, Ранд.

    – И тебя, Кели.

    Келемен уснул быстро, подложив под голову свой рюкзак, а Рандольф долго еще лежал и смотрел в усеянное звездами небо.

    Потянулись дни и недели. Ранд внезапно для всех, кроме Келемена, ушел из монастыря. По рекомендательному письму своего наставника он был принят сразу на третий курс кадетского корпуса и стал учиться вместе с братом. Он никому не объяснил причины такого своего решения.

    Прошло лето, наступил новый учебный год.

    Мальчики жили от воскресенья до воскресенья, они скучали по сестренке и беспокоились о ней. Левери, как это и полагается маленьким детям, росла не по дням, а по часам. Райман быстро научился всем премудростям отцовства и очень любил дочку. К пасынкам он так и не испытал отцовских чувств: слишком взрослыми они были для этого, но Райман всегда был рад им. То же самое мальчики испытывали по отношению к нему. Звеном, связующим этих разных людей, была малышка Леви.

    Внешностью она мало походила на отца, унаследовав лишь узкую форму его лица. Цветом волос, формой носа, губ и даже ногтей она пошла в Агату, так что девочка оказалась очень хорошенькой. Рандольфу и Келемену особенно нравились ее глаза – большущие и голубые, тоже напоминавшие мамины.

    Кели и Ранду доставало удовольствие возиться с ней, играть и даже браться за такие серьезные вещи, как смена пеленок, купание и кормление. Они научились всему этому постепенно и стали настоящими старшими братьями. И пусть виделись они только по воскресеньям, Левери безошибочно их узнавала и тянула к ним ручки.

    В погожие дни мальчики любили ходить с Леви гулять. Кели всегда так и норовил понести сестренку на руках, но Ранд требовал, чтобы она, пока не устала, ходила на своих ножках.

    Во время этих прогулок мальчишек окружали девушки. Они ненавязчиво проходили мимо и строили им глазки. Мальчишки… мало у кого теперь поворачивался язык так называть этих рослых, крепких восемнадцатилетних парней. Служба в кадетском корпусе сделала их тела сильными, а спины – прямыми. Они никогда не сутулились, всегда смотрели прямо и даже в штатском ни у кого не вызывали сомнений в том, что являются курсантами кадетского корпуса.

    Они уже перешагнули порог взросления и стали настоящими красавцами. С пепельно-русыми волосами, низкими острыми скулами и выразительными густыми бровями.

    Ко взглядам девушек Ранд был равнодушен. Все свое внимание он отдавал сестренке, которую, чуть наклонившись, держал за теплую маленькую ручку. В глазах женского пола это было верхом очарования, но, видя, что Ранд не обращает на них внимания, они переключались на Кели. Тот всегда был весел и, кроме того, девушек очень любил. Редко когда братья возвращались домой, чтобы Келемен не назначил одного-двух свиданий на следующие выходные.

    В конце четвертого курса парни, посоветовавшись, продолжили делать военную карьеру и перешли в высшее военное училище. Оно находилось в столице Верлингора – Калеме, стоявшем недалеко от Варра, ближе к Горниму Юзу.

    Восемнадцать лет – пора настоящей взрослой жизни. Кели продолжал оставаться баламутом, но службу нес ответственно. А Ранд, серьезный и суровый, всего себя отдал учебе. Не сказать, что он счел военную стезю своим призванием, но полагал, что, избрав такой путь, нужно выполнять солдатский долг со всей ответственностью.

    Была у Ранда одна особенность: он обладал неким шестым чувством, которое помогало ему ощущать эмоции другого человека и на интуитивном уровне предвидеть разные изменения. Однако это казалось чем-то необычным только в среде простых людей. Для монахов же это было естественно. Нормальным это считалось и среди представителей древних кланов Нимбассадора, но их на земле осталось слишком мало

    И вот в начале июня, в первое летнее увольнение, Ранд почувствовал что-то неладное. Он весь день ходил сам не свой, и это не укрылось от Кели. «Что-то случилось?» – спросил тот. «Не знаю, но что-то не так», – неуверенно ответил Рандольф.

    Нехорошее предчувствие подтвердилось. Отчим сообщил им, что собирается вернуться в Берсингор. Он сказал, что свой долг по отношению к пасынкам исполнил: был с ними до их совершеннолетия и никогда ни в чем им не отказывал. Но теперь он хочет вернуться в родные края, по которым истосковался за последние три года.

    – Ты не можешь вот так просто взять и уехать! – воскликнул Кели. Разговор проходил на кухне. Райман сидел за квадратным столиком, накрытым новой, клеенчатой скатертью, а Ранд и Кели стояли возле окна со скрещенными руками. Левери, ничего не понимая, беззаботно сидела на диванчике и крутила кнопки старенького радио.

    – Подумайте сами, мальчики! – Что бы вы сделали на моем месте? Может, вы предложите мне подождать еще пару лет, но подождать чего? Вы окончите училище и станете офицерами, у вас начнется своя жизнь. А у меня дочь, ваша сестра, и я здесь абсолютно никому не нужен. Квартира записана на вас, моя здешняя работа не приносит и десятой доли того дохода, который я получаю в Берсингоре. У меня там свой дом и собственная аптека. Я оставил все это ради вашей мамы, которую любил и люблю. Но теперь я забочусь о своей дочери. Я хочу дать ей достойное будущее.

    Когда Райман закончил говорить, братья впервые осознали, что означает его переезд.

    – Левери ты забираешь с собой? – за двоих спросил Кели.

    – Разумеется.

    Леви, услышавшая, что говорят о ней, слезла с дивана и подошла к Ранду. Он взял ее на руки и прижал ее голову с двумя косичками к своему плечу. Кели смотрел в пол, Райман с грустью рассматривал пасынка, державшего на руках его дочь. А Левери, обхватившая ручками шею Ранда, глядела на Келемена. Он заметил ее взгляд, повернулся к ней и успокаивающе улыбнулся.

    – В Варре она сможет только закончить школу. – Промолвил Райман. – Высшее образование ей тут не получить. Здесь у нее больше нет родственников, и мне постоянно приходится оставлять ее с соседкой, когда я иду на работу. Так не пойдет. В Берсингоре, в провинции Диссидия, у меня осталась одна из двух моих сестер с мужем и детьми. В провинции Ноктюр живет вторая моя сестра. Они очень добрые люди и станут для Левери хорошей семьей. Там свежий чистый воздух, много садов, так что фрукты – круглый год. Леви будет расти здоровой. Я обещаю вам, что она будет счастлива.

     

    Разговор был закончен. Парни взяли с Раймана обещание, что он будет писать им каждую неделю. Говорил Кели, Ранд молчал. Ему было неспокойно. Он понимал, что так для Леви будет лучше, но не хотел никуда ее отпускать.

    Через три с половиной недели все было готово к отъезду. Прощание прошло быстро. Райману братья пожали руки, а чтобы поцеловать на прощание Левери, им пришлось по очереди забираться в машину. Девочка, поняв, что происходит, обиделась на всех и уселась в автомобиль, не удосужившись попрощаться с братьями. Зато она упрямо не хотела их отпускать, когда они ее обнимали. А когда машина отъехала от дома, то Леви обернулась на стоявших на дороге Кели с Рандом и заплакала. Автомобиль отъехал еще не слишком далеко, так что братья хорошо видели ее слезы. Каждый в тот момент чувствовал, как сердце кровью обливается в груди.

    Впервые за всю свою жизнь они так остро и ясно почувствовали себя абсолютно одинокими.

    fictionbook.ru