Текст книги "Блокада Ленинграда. Народная книга памяти". Книга блокада ленинграда


Блокада Ленинграда. Народная книга памяти читать онлайн, авторов Коллектив

Все права принадлежат МТРК «Мир»

В данной книге изданы материалы, собранные в рамках проекта Межгосударственной телерадиокомпании «Мир» «Блокаде.нет»

Межгосударственная телерадиокомпания «Мир» выражает большую благодарность за помощь в организации сбора воспоминаний: Общественной организации «Жители блокадного Ленинграда» (г. Санкт-Петербург) в лице председателя Скрипачевой Ирины Борисовны;

Российской общественной организации «Ленинградский Союз „Дети блокады 900“» (г. Санкт-Петербург) в лице президента Кокряковой Галины Васильевны и лично членам организации Годиной Светлане Яковлевне и Луговой Ольге Сергеевне;

Региональной общественной организации воспитанников детских домов Блокадного Ленинграда (г. Санкт-Петербург) в лице председателя Фадеевой Нины Владимировны;

Общественной организации «Московская организация ветеранов– блокадников» в лице председателя Астафьева Олега Африкановича и лично члену Совета организации Моисеенко Татьяне Аркадьевне;

Алтайской краевой общественной организации «Жители Блокадного Ленинграда» в лице председателя Ерыгиной Светланы Михайловны;

Симферопольскому городскому обществу «Жители блокадного города-героя Ленинграда» в лице председателя Кундобы Ирины Александровны;

Севастопольской общественной организации «Жители блокадного Ленинграда» в лице председателя Ивановой Галины Александровны;

Творческому Союзу «Севастопольский фотосалон» в лице руководителя Желток Светланы Александровны

Принято считать, что Россия – страна с непредсказуемой историей. В этой иронической метафоре есть большая доля правды. Потому что в этой большой Истории на цепочки фактов часто накладываются мнения специалистов и интерпретации ученых.

Эта книга – попытка создать Историю великой русской трагедии через сотни историй жизни тех, кто пережил блокаду. Как любые истории, которые подразумевают под собой описания и факты из жизни простых людей, они не претендуют на объективность. Для авторов данной книги блокада – это хроника жизни и смерти. Это дневники тех, кому посчастливилось выжить, и тех, кому пришлось умереть. Ради нее. Ради Победы.

Председатель Межгосударственной телерадиокомпании «Мир» Радик Батыршин

Я необыкновенно горд тем, что мне поручена такая почетная миссия – выступить со своеобразным предисловием к этой книге, потому что для меня это очень важное личное событие.

Как журналисту мне очень много приходится ездить по разным городам и у нас, и за рубежом, и не так давно в одной очень благополучной западной стране, которая, по большому счету, не участвовала в войне, но теперь является своего рода центром Евросоюза, случилась одна дискуссия на военную тему. Представитель журналистского цеха этой самой замечательной страны с досадой сказал:

– Почему вы все время так эмоционально вспоминаете войну и сколько вы будете на эту тему спекулировать в нашей нынешней действительности двадцать первого века?

Меня это страшно поразило… а он добавляет: «Это же все уже история». И я тогда ему ответил, что это для вас история, а для нас это никакая еще не история, потому что все, что происходило тогда, это то, что происходило с моей семьей и еще с теми, кто не ушли, с теми, кто жив.

В моей семье блокада, вообще война, значит очень много, поскольку у меня оба деда воевали, и воевали очень круто, начали войну лейтенантами, закончили подполковниками, они, может быть, не были какими-то супергероями Советского Союза, но у них по три ордена и по три боевых медали за войну, и всю войну на фронте – с лейтенанта до подполковника, и остались живы. Один был артиллерист – Константинов Павел Игнатьевич, чью фамилию я использую как псевдоним, а Баконин Виктор Дмитриевич был связистом.

У моих дедов – и Сталинград, и Курская битва… А Константинов Павел Игнатьевич просто участвовал в прорыве блокады, и он точно при этом не знал, что с семьей… А семью эвакуировали на Алтай в Бийск – моя мама и мой дядя Сережа чудом остались живы – их вывозили по Дороге жизни, и машина, которая шла перед ними, погибла, потому что был налет авиационный…

Я не могу сказать, что в моей семье много говорят о блокаде, поскольку это страшные воспоминания. Но все то, что говорится, запоминается мгновенно. Я помню с детства страшный рассказ мамы о том, что, когда в сорок втором стало совсем голодно, страшно… она с голодухи маленького дядю Сережу укусила за пальчик… А он – типичный блокадный ребенок, потому что родился уже в блокадном Ленинграде, когда немцы замкнули кольцо, и в сентябре сорок первого он и родился, а в сорок втором мама… И хотя она сама была совсем маленькая, она в тридцать девятом году летом родилась. Моя бабушка, когда еще была жива – Ольга Константиновна, – рассказывала, как мама маленькая, не могла еще толком выговаривать, и она кричала не «тревога!», а «туога, туога!»… Чудом моя бабушка умудрилась выжить с двумя маленькими детьми, когда они эвакуировались на Алтай. А маленькая мама на всю жизнь запомнила, как она укусила своего братика за палец. Вроде бы ничего такого нет в этой истории, но она передает весь ужас и все то настоящее страшное, что было в те дни.

А еще мама запомнила, как умирала бабушка, моя прабабка, и запомнила, как в последний раз пришел с работы дедушка – мой прадед. Бабушка умирала уже в поезде, когда везли в Бийск, а дедушка умер на работе. Он был очень интересным человеком – ведущим конструктором Охтинского химкомбината, одним из тех, кто создавал этот комбинат, еще до революции получил звание почетного потомственного гражданина за создание пороховых смесей.

Прадед был уже совсем стареньким, мать запомнила, как однажды он пришел, принес кулечек какой-то еды, а потом вернулся на завод и не смог уже уйти домой, просто умер на рабочем месте от голода. Ему было семьдесят два года. И бабушка всегда говорил моей маме – ты должна помнить, чья ты внучка.

У меня близких родственников блокаду прошли, а в основном не прошли – восемнадцать человек. А из восьми моих прадедушек и прабабушек в блокаду умерло шесть. А двое не умерли в блокаду только потому, что одна прабабушка умерла от тифа еще в Гражданскую… а прадед, который остался жив, он вообще был не в Питере.

В основном умирали на работе, двоюродный б

knigogid.ru

Читать книгу Блокада Ленинграда. Народная книга памяти Коллектива авторов : онлайн чтение

Текущая страница: 1 (всего у книги 66 страниц) [доступный отрывок для чтения: 44 страниц]

Блокада ЛенинградаНародная книга памяти

Все права принадлежат МТРК «Мир»

В данной книге изданы материалы, собранные в рамках проекта Межгосударственной телерадиокомпании «Мир» «Блокаде.нет»

Межгосударственная телерадиокомпания «Мир» выражает большую благодарность за помощь в организации сбора воспоминаний: Общественной организации «Жители блокадного Ленинграда» (г. Санкт-Петербург) в лице председателя Скрипачевой Ирины Борисовны;

Российской общественной организации «Ленинградский Союз „Дети блокады 900“» (г. Санкт-Петербург) в лице президента Кокряковой Галины Васильевны и лично членам организации Годиной Светлане Яковлевне и Луговой Ольге Сергеевне;

Региональной общественной организации воспитанников детских домов Блокадного Ленинграда (г. Санкт-Петербург) в лице председателя Фадеевой Нины Владимировны;

Общественной организации «Московская организация ветеранов– блокадников» в лице председателя Астафьева Олега Африкановича и лично члену Совета организации Моисеенко Татьяне Аркадьевне;

Алтайской краевой общественной организации «Жители Блокадного Ленинграда» в лице председателя Ерыгиной Светланы Михайловны;

Симферопольскому городскому обществу «Жители блокадного города-героя Ленинграда» в лице председателя Кундобы Ирины Александровны;

Севастопольской общественной организации «Жители блокадного Ленинграда» в лице председателя Ивановой Галины Александровны;

Творческому Союзу «Севастопольский фотосалон» в лице руководителя Желток Светланы Александровны

Принято считать, что Россия – страна с непредсказуемой историей. В этой иронической метафоре есть большая доля правды. Потому что в этой большой Истории на цепочки фактов часто накладываются мнения специалистов и интерпретации ученых.

Эта книга – попытка создать Историю великой русской трагедии через сотни историй жизни тех, кто пережил блокаду. Как любые истории, которые подразумевают под собой описания и факты из жизни простых людей, они не претендуют на объективность. Для авторов данной книги блокада – это хроника жизни и смерти. Это дневники тех, кому посчастливилось выжить, и тех, кому пришлось умереть. Ради нее. Ради Победы.

Председатель Межгосударственной телерадиокомпании «Мир» Радик Батыршин

Предисловие

Я необыкновенно горд тем, что мне поручена такая почетная миссия – выступить со своеобразным предисловием к этой книге, потому что для меня это очень важное личное событие.

Как журналисту мне очень много приходится ездить по разным городам и у нас, и за рубежом, и не так давно в одной очень благополучной западной стране, которая, по большому счету, не участвовала в войне, но теперь является своего рода центром Евросоюза, случилась одна дискуссия на военную тему. Представитель журналистского цеха этой самой замечательной страны с досадой сказал:

– Почему вы все время так эмоционально вспоминаете войну и сколько вы будете на эту тему спекулировать в нашей нынешней действительности двадцать первого века?

Меня это страшно поразило… а он добавляет: «Это же все уже история». И я тогда ему ответил, что это для вас история, а для нас это никакая еще не история, потому что все, что происходило тогда, это то, что происходило с моей семьей и еще с теми, кто не ушли, с теми, кто жив.

В моей семье блокада, вообще война, значит очень много, поскольку у меня оба деда воевали, и воевали очень круто, начали войну лейтенантами, закончили подполковниками, они, может быть, не были какими-то супергероями Советского Союза, но у них по три ордена и по три боевых медали за войну, и всю войну на фронте – с лейтенанта до подполковника, и остались живы. Один был артиллерист – Константинов Павел Игнатьевич, чью фамилию я использую как псевдоним, а Баконин Виктор Дмитриевич был связистом.

У моих дедов – и Сталинград, и Курская битва… А Константинов Павел Игнатьевич просто участвовал в прорыве блокады, и он точно при этом не знал, что с семьей… А семью эвакуировали на Алтай в Бийск – моя мама и мой дядя Сережа чудом остались живы – их вывозили по Дороге жизни, и машина, которая шла перед ними, погибла, потому что был налет авиационный…

Я не могу сказать, что в моей семье много говорят о блокаде, поскольку это страшные воспоминания. Но все то, что говорится, запоминается мгновенно. Я помню с детства страшный рассказ мамы о том, что, когда в сорок втором стало совсем голодно, страшно… она с голодухи маленького дядю Сережу укусила за пальчик… А он – типичный блокадный ребенок, потому что родился уже в блокадном Ленинграде, когда немцы замкнули кольцо, и в сентябре сорок первого он и родился, а в сорок втором мама… И хотя она сама была совсем маленькая, она в тридцать девятом году летом родилась. Моя бабушка, когда еще была жива – Ольга Константиновна, – рассказывала, как мама маленькая, не могла еще толком выговаривать, и она кричала не «тревога!», а «туога, туога!»… Чудом моя бабушка умудрилась выжить с двумя маленькими детьми, когда они эвакуировались на Алтай. А маленькая мама на всю жизнь запомнила, как она укусила своего братика за палец. Вроде бы ничего такого нет в этой истории, но она передает весь ужас и все то настоящее страшное, что было в те дни.

А еще мама запомнила, как умирала бабушка, моя прабабка, и запомнила, как в последний раз пришел с работы дедушка – мой прадед. Бабушка умирала уже в поезде, когда везли в Бийск, а дедушка умер на работе. Он был очень интересным человеком – ведущим конструктором Охтинского химкомбината, одним из тех, кто создавал этот комбинат, еще до революции получил звание почетного потомственного гражданина за создание пороховых смесей.

Прадед был уже совсем стареньким, мать запомнила, как однажды он пришел, принес кулечек какой-то еды, а потом вернулся на завод и не смог уже уйти домой, просто умер на рабочем месте от голода. Ему было семьдесят два года. И бабушка всегда говорил моей маме – ты должна помнить, чья ты внучка.

У меня близких родственников блокаду прошли, а в основном не прошли – восемнадцать человек. А из восьми моих прадедушек и прабабушек в блокаду умерло шесть. А двое не умерли в блокаду только потому, что одна прабабушка умерла от тифа еще в Гражданскую… а прадед, который остался жив, он вообще был не в Питере.

В основном умирали на работе, двоюродный брат моего отца умер не на рабочем месте, потому что ему было семь лет, он от голода умер…

Наверное, больше рассказывать тут нечего. Я могу, конечно, перечислять всех своих замечательных родственников, но это может почти каждый ленинградец…

Помню как мать с трогательным умилением восприняла новость о том, что поставили, наконец, памятник детям войны. Потому что это особая история. Они, конечно, на фронте не уничтожали немцев, но пережить то, что им выпало пережить…

Тот журналист из спокойной европейской страны, который мне в командировке сказал такие слова… он, наверное, читал что-нибудь о блокаде, но понимать – он не понимает. А у нас в семье понимают, поэтому у нас обязательно девятого мая все – и я, и брат, и наши дети… мы ходим девятого мая на Пискаревку на один из рвов сорок второго года – мы разные их выбираем, потому что мы не знаем, где именно похоронены наши, знаем, что многие – на Пискаревке и в сорок втором году… И мы бросаем сломанные гвоздики, выливаем немножко водки из фляжки, кладем хлеб, потому что мы их помним и мы ими гордимся.

Это очень светлая и важная гордость, потому что все равно семья уцелела – не под корень вырубило – прошла это страшное испытание, прошла достойно, значит, потомки тех, кто выжил и тех, кто погиб, обязаны эту память хранить. Это не пафосные слова, повторю, любой, у кого в семье это было, он это разделит…

Я беседовал с губернатором нашего города – Георгием Сергеевичем Полтавченко – об этой книге. Он попросил найти какие-то правильные слова, потому что его мама тоже была блокадницей, и он тоже ею очень гордится.

Я не знаю, будет ли эта книга иметь коммерческий успех, но думаю, что она издается не поэтому. Есть вещи, в которых совсем не важна коммерция. И если мы хотим оставаться людьми, и если мы хотим оставаться людьми одухотворенными, если мы хотим, чтобы нас уважали, соответственно мы должны уважать и себя, и своих предков, и память о таких невероятных событиях мировой истории – единичных, таких было очень мало, таких, как питерская блокада.

Воспоминания блокадников могут быть в разной степени интересными, в них может не быть приключений, без которых мало что интересует в текстах современную молодежь. Но они очень важны для того, чтобы мы оставались людьми. Эти горькие страницы обязательно нужно читать. Лекарство, оно необязательно должно нравиться. Лекарство может быть горьким, некомфортным, неприятным, но лекарства существуют для того, чтобы люди оставались здоровыми. В физическом, и самое главное, в нравственном смысле. Поэтому я очень горд, что у меня была возможность сказать такие, может быть, немножко корявые, но самые искренние слова.

Андрей Константинов

Августович (Чурина) Людмила НиколаевнаДо войны мы жили хорошо

Я, Августович Людмила Николаевна (Чурина), родилась в Ленинграде 31 марта 1937 года. Когда началась война, мне было 4 года.

Жили мы с мамой и бабушкой на улице Рузовская, дом 33, кв. 10. Мама работала на заводе – делала снаряды, а папа был на войне.

Я какое-то время ходила в садик на углу Серпуховской улицы. Меня хотели эвакуировать, но я заболела коклюшем и осталась на все время блокады в Ленинграде.

Когда из садика меня отправили на лето на станцию Бернгардовка – мама привезла мне туда лепешек из одуванчиков, и я чуть не умерла, еле спасли, как сказали потом маме.

Помню, как мы с мамой на санках ездили за водой и брали ее из Обводного канала.

В наш дом на улице Рузовской попала бомба, и нас выселили в подвал-бомбоубежище, где мы с бабушкой лежали, так как у нас от голода отказали ноги.

Из подвала на улице Рузовской нас переселили на улицу Бронницкая, дом 10, кв. 20 (1-й этаж во дворе-колодце).

Помню, когда я гуляла на улице, как везде народ кричал и радовался, говорили, что выступал Калинин и что сняли блокаду Ленинграда. Это было 27 января 1944 года.

На радостях моя бабушка испекла круглый хлебец из картофельных очисток. К сожалению, я не уточняла, где она взяла очистки, но до сих пор помню.

Помню, как мама с бабушкой везли меня на санках и уронили и не заметили. Я до сих пор вспоминаю с ужасом, как я лежала на снегу, не могла ни кричать, ни двигаться, но, слава Богу, они заметили, что уронили меня, и вернулись. Помню даже место и улицу, где это было.

Видела, как горели дома, как на саночках везли умерших.

До войны мы жили хорошо, так как мама работала, а папа мой – морской офицер, и у нас было все необходимое для жизни, а после войны остался только кованый, обитый железом бабушкин сундук, но хорошо хоть сами остались живы, хотя у всех была дистрофия.

Моя мама награждена медалью «За оборону Ленинграда», папа умер в 1946 году после всех ранений и болезней.

Аксенова Тамара РомановнаНи одной жалобы, недовольства, малодушия – только надежда

Война началась внезапно, на второй день после выпускного вечера. Все сразу изменилось, стало тревожным, людей интересовали только фронтовые сводки. Началась мобилизация. Правительство предоставляло возможность эвакуироваться, но этим воспользовались не все: люди надеялись, что враг не дойдет до города.

В июле – августе ленинградцев стали направлять на оборонительные работы. От нашего дома поехали я и еще две женщины. Мы рыли противотанковые рвы. Жили в огромном бараке, где нам отвели на троих небольшой квадрат земли. Немцы обстреливали с самолетов и наш барак, и нас во время работы.

Фронт приближался, вскоре наши войска подошли к нам. Нам приказано было возвращаться домой. Мы шли пешком к первой станции по дороге через лес. По одной стороне идем мы – цепочкой по десять человек с интервалами, по другой навстречу идут солдаты – прямо в бой. Обувь пришлось снять, так как ноги распухли, шли в чулках. Иногда звучала команда отдыхать, и мы просто падали в мокрую от ночной росы траву. Но земля снова начинала качаться от разрывов снарядов, нас поднимали, и мы шли дальше.

Первую станцию на пути уже взяли немцы, пришлось идти к следующей. Наконец, дошли до станции Рауту, где нас спешно погрузили в вагоны. Люди в вагонах стояли вплотную друг к другу. Женщины теряли сознание, но упасть не могли. Так и стояли, бледные, с закрытыми глазами, зажатые телами других людей.

И вот Ленинград. Хмурый, совсем военный. Но трамваи еще ходили, и мы доехали на свою Выборгскую сторону.

10 сентября я решила поступать в университет. Поступила. Начались занятия. Блокада, бомбежки, обстрелы. Хлеба все меньше. Перебралась от мачехи (отец был на фронте) к тете, которая жила в центре, у Главпочтамта. Муж и старший сын моей тети умерли от голода. Младший сын умер в госпитале.

Когда в марте 1942 года наш факультет эвакуировался в Саратов – я осталась с тетей в Ленинграде. Поступила работать в почтовое отделение на Васильевском острове.

Страшная выдалась зима. В комнате (к тому времени дом тети разбомбили немцы, и мы жили в комнате эвакуированных) нет ни одного стекла, окна забиты фанерой. В подвале дома капает вода, за водой стоит очередь. Люди делятся фронтовыми новостями. Поразительно: ни одной жалобы, недовольства, малодушия – только надежда. Вера и надежда на то, что прорвут блокаду, что дождемся, что доживем.

Чувства стали тупыми. Я иду через мост, впереди медленно, шатаясь идет высокий мужчина. Шаг, другой – и он падает. Я тупо прохожу мимо него, мертвого, – мне все равно. Я вхожу в свой подъезд, но подняться по лестнице не могу. Тогда беру двумя руками одну ногу и ставлю на ступеньку, а затем – вторую ногу на следующую ступеньку… Тетя открывает дверь и тихо спрашивает: «Дошла?» Я отвечаю: «Дошла».

А потом весна. Из подтаявших сугробов торчат ноги мертвецов, город замерз в нечистотах. Мы выходили на очистительные работы. Лом трудно поднимать, трудно скалывать лед. Но мы чистили дворы и улицы, и весной город засиял чистотой.

Весна. Можно есть листья деревьев. Мы проворачиваем их через мясорубку и лепим лепешки. У нас пухнут животы.

Пришло время, когда я почувствовала, что сил уже больше нет. Ну день, ну два… и я лягу, как ложились все блокадники перед смертью. Меня вывезли через Ладожское озеро. Я попала в Уфу к своей эвакуированной из Москвы тете. Она откормила меня. Я осталась жива…

После эвакуации вместе с тетей я приехала в Москву, а в 1945 году – в Севастополь. В 1946 году вышла замуж.

Алаева Лидия ПавловнаПо ошибке причислили к мертвым

Лейтенант запаса. Защитник Ленинграда. Ударник восстановления Севастополя, исследователь его истории.

Когда началась война, Лидия Павловна была студенткой. С первых же дней она участвовала в строительстве оборонительных сооружений. Голодала, как все. Когда силы кончились, то она оказалась в тяжелом состоянии, слегла. По ошибке ее причислили к мертвым и вместе с трупами отправили на платформе к дальней окраине Ленинграда – месту массовых захоронений. Только случайность спасла ее за несколько минут до захоронения. Она застонала, ее услышали, вытащили из кучи трупов и отправили в госпиталь. А дальше – опять на защиту родного Ленинграда.

Алиева Валентина ВасильевнаЛюди шли по улице, падали и умирали

Когда началась война, мне было 12 лет, я все хорошо помню. 8 сентября немцы подошли вплотную к Ленинграду, началась блокада. Во-первых, конечно, начался голод, особенно зимой. Зимой давали по 125 грамм хлеба в день и ничего больше. Шли непрерывные бомбежки – все ночи напролет, днем немножко меньше, а ночью – непрерывно. Одни самолеты прилетали, сбрасывали бомбы, затем прилетали другие и снова бомбили. Мы не успевали даже спускаться в бомбоубежище. Только спустимся – дают отбой, поднимаемся в квартиру – новая тревога. Ночью даже не могли спать. Потом привыкли и перестали спускаться в бомбоубежище. Обстреливали и из дальнобойных орудий, так как немцы были прямо на окраине Ленинграда.

Не было электричества, не было тепла, не было воды, за ней ходили на Неву. Было очень страшно. Люди умирали ежедневно, особенно зимой. Погибали от обстрелов, бомбежек, от голода… трупы лежали на улицах, и некому было их убрать. Люди шли по улице, падали и умирали. Не дай Бог никому такое пережить. Я хочу, чтобы молодежь знала нашу историю и делала все, чтобы такое не повторилось.

Александрова Маргарита БорисовнаПомню постоянный голод и бомбежки

Родилась в 1935 году.

В блокаду я ходила в детский сад на Каменном острове. Там же работала моя мама. Помню, как в сад поступил умирающий от голода младенец. Чтобы его спасти, мы заворачивали в марлю кусочек хлеба, получалась соска, и так кормили его. Выкормили, ребенок выжил.

Помню постоянный голод и бомбежки. Однажды один из ребят рассказал другу свою заветную мечту – это бочка с супом. Мама услышала и отвела его на кухню, попросив повариху придумать что-нибудь. Повариха разрыдалась и сказала маме: «Не води сюда больше никого… еды совсем не осталось. В кастрюле одна вода». От голода умерли многие дети в нашем саду – из 35 нас осталось только 11.

Алексеева А. В.Вшей было больше, чем волос

Когда началась война, мне не было еще и 13 лет, я только окончила 5 классов школы № 23 на Петроградской стороне, которая находилась на улице Олега Кошевого. Меня и моего брата эвакуировали вместе со школой на Урал. Но привезли нас в город Боровичи, совсем недалеко от Ленинграда. В Ленинграде осталась мама с шестимесячным братом и папа, который был закреплен за заводом им. Сталина. Он недоумевал, почему мы вместо Урала находились в Боровичах.

Через несколько дней, после того как нас эвакуировали, мама поехала на Урал, поскольку с маленьким ребенком ей было практически невозможно оставаться в Ленинграде. На Урал отвезли двоих старших детей, их адресов мама не знала, поэтому она сошла во Владимире, где жила ее старшая сестра. Так в Ленинграде остался один папа.

Вскоре по радио объявили, чтобы родители забрали детей, которых эвакуировали в Боровичи, иначе они попадут к немцам. Папа нас забрал.

Началась блокада. Днем он был на заводе, а я на чердаке дома № 33 по Большому проспекту, тушила зажигательные бомбы и отоваривала карточки. Братишка из капризного своенравного мальчика превратился в тихого и печального ребенка. Он сидел дома, и мне было очень жалко его. Я чувствовала, что ничем не могу ему помочь. Выехать уже было невозможно, а главное, не с кем. Куда я только не ходила: и в поликлинику, и в больницу, – но мне везде отказывали.

В начале зимы начался страшный голод. На моих глазах днем от голода умер братик, а той же ночью папа. У меня к тому моменту были отморожены руки и ноги. Мамы с нами не было, и позаботиться о нас было некому, еды не было совсем.

Утром пришла соседка тетя Настя и сказала, что одна я не выживу, и что меня лучше отвести в ближайшую больницу, а она возьмет три мои карточки на хлеб. Я согласилась. Благодаря ей я осталась жива. У нее тоже был сын лет шести. Тетя Настя одела меня с большим трудом, поскольку практически ничего мне на ноги не налезало, и привела меня в больницу. Там ей сказали, что мест нет, но, после того как я попыталась встать и тут же упала, меня поместили в палату, куда предварительно поставили раскладушку.

Наверное, я была первым блокадным ребенком, который попал в эту больницу. Там лежали больные дети еще с мирного времени, у них были проблемы с сердцем, почками. Когда нянечка начала меня раздевать и сняла мою шапку, она ужаснулась – вшей у меня было больше, чем волос. Был не только голод, но и холод, поэтому шапку я не снимала где-то полгода. В те времена вода была в виде льда, поэтому помыть голову я не могла. Меня побрили наголо.

У меня была страшная дистрофия, и врач прописал мне 3 грамма сливочного масла в день и питание как у остальных детей. Но из-за голода мой организм уже ничего не усваивал, и бедным нянечкам приходилось постоянно менять за мной белье. У меня до сих пор очень трепетное отношение к врачам, я считаю эту профессию наиболее нужной и важной в жизни.

Еще помню, как скрывала свою бессонницу, которая продолжалась целый месяц. Слава Богу, что сейчас я сплю хорошо, а тогда думала, что это навсегда. Я очень полюбила больницу и врачей на Песочной набережной и горько плакала, когда узнала, что меня переводят в другую. У меня были сильно отморожены ноги, а там, как утверждали врачи, лучше знали, как лечить обморожения. В ту больницу меня, как грудного ребенка, перевозили в конвертике из одеяла.

Как только я попала в новую палату, то сразу поняла, что там лежат дети блокады. Палата была примерно человек на 100. Кровати были железные и сдвинуты по две. Дети лежали поперек, чтобы больше уместилось.

Возраст был от 6 до 8 лет, и у всех один диагноз – цинга. На детей было невозможно смотреть, стоило им открыть рот, как сразу лилась кровь, выпадали зубы. Все эти дети были такими же дистрофиками, как и я. У них были пролежни, кости кровоточили. Это было ужасно.

В этой палате я пробыла не более трех дней. После чего меня перевели в палату, где лежали дети с обморожением рук и ног. Палата была не такая темная, как предыдущая, но кровати были также сдвинуты, и были узкие проходы, чтобы мы могли сползти на горшок. Мы не могли даже сидеть, когда нам приносили еду.

На моем жизненном пути в дни блокады встретился только один плохой человек – это была медсестра из палаты для обмороженных. Когда она приносила хлеб, намазанный маслом, она ставила поднос на окно, прикрывалась дверью и начинала ножом смазывать себе масло, а то и вовсе отрезала весь верх куска. Но самое главное, что она вообще не давала нам воды. Напротив меня лежал мальчик, его звали Эдик. Он так хотел пить, что умолял поменяться с ним на еду. Помню, за стакан чая он отдавал мне лапшу. Я, чтобы растянуть удовольствие, складывала ее в чемоданчик и скрытно ела. Вскоре Эдик умер от истощения. Врач, узнав, что медсестра не дает нам воды, сказал, чтобы сегодня же была отварная вода, иначе ее уволят.

Все, кто мог, в моей палате каждое утро приползали к окну и наблюдали, как приезжают грузовые машины, и в них загружают детские трупы. Прямо из нашего окна был виден морг.

Потом меня перевели в другую палату, поскольку нога сильно кровоточила. В новой палате мне подвязали ее к потолку, так я пролежала несколько месяцев.

Еще один пример, насколько совестливо к нам относились врачи. Мне лечили отмороженную ногу синей лампой. Когда рана затянулась, она перестала кровоточить, но почему-то на пальце появился нарост. Меня решили показать профессору. Сейчас мне трудно такое даже представить – вокруг массовый голод, идет война, а меня, какую-то девчонку, ведут показывать профессору. Женщина-профессор сказала, что меня неправильно лечат синим светом, прописала мазь и велела делать раз в неделю перевязку, предупредив, что это будет очень больно. Во время перевязки больно было не только мне, но и медсестре, поскольку вместе с бинтом ей приходилось отдирать наросшее мясо. Так врачи сохранили мне ноги. Несколько дней потом я ходила на костылях.

Когда я смогла передвигаться без костылей, из больницы меня отправили в детский дом, потому что из родных у меня никого не осталось. Хочу отметить, что до сих пор в Детской городской больнице им. К. А. Раухфуса дела поставлены очень хорошо. Мне нужно было получить блокадное удостоверение. Спустя 50 лет я пришла к главврачу, мне нашли мою медкарту, где значилось, что я страдала дистрофией и обморожением ног и пролежала около 8 месяцев.

При эвакуации нас погрузили в открытые машины и повезли к Ладоге. Нас подвезли к воде, а дальше уже переносили на руках прямиком в катера. Когда мы проснулись, то были приятно удивлены – на улице стояли деревянные столы, а на них глубокие тарелки с горячим супом, и рядом лежал хлеб. Мы не ели горячий суп года полтора, для нас это было экзотикой. Потом кто-то сказал, что на поле убрана не вся капуста. Мы, человек 200, разбежались по полю, нас еле оттащили, мы отбивались, как могли.

Потом подошел наш поезд, и мы поехали как можно дальше от блокады. Спасибо тем ответственным людям, которые решили эвакуировать детей. Нас везли в Алтайский край. Ехали туда мы около месяца, а может, и больше. Поезд был хороший, у каждого была своя полка.

Когда мы прибыли на Урал, в Свердловск, местные женщины организовали нам встречу. Я ее не забуду до конца своих дней. Как только поезд подошел к платформе, женщины с ведрами, в которых был суп, тарелками и ложками стали заходить в вагоны, разливать нам суп и раздавать хлеб. Они плакали, смотря на нас. Потом они раздали каждому по банке сгущенки и сделали в них дырочку, чтобы мы сразу могли сосать сгущенное молоко. Для нас это было что-то невероятное! На всем пути из Ленинграда на Алтай никто больше такого приема нам не оказывал.

Когда мы приехали в Алтайский край, нам показалось, что мы в сказке. Так для меня закончилась блокада.

Я мало написала об ужасах артобстрелов и бомбежек. О том, как днем и ночью мы бегали в бомбоубежище. Но все равно умереть от голода для нас было намного страшнее, чем от бомбежки.

iknigi.net

БЛОКАДА ЛЕНИНГРАДА (Список изданий)

Главная / ДНИ ВОИНСКОЙ СЛАВЫ РОССИИ / 27 января / БЛОКАДА ЛЕНИНГРАДА (Список изданий) /

БЛОКАДА ЛЕНИНГРАДА(08.09.1941-27.01.1944)

27 ЯНВАРЯ - ДЕНЬ ВОИНСКОЙ СЛАВЫ РОССИИ

8 СЕНТЯБРЯ - День начала фашистской блокады - ПАМЯТНАЯ ДАТА ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ

8 СЕНТЯБРЯ - День памяти жертв блокады - ПАМЯТНАЯ ДАТА САНКТ-ПЕТЕРБУРГА

  • Адамович А.М. Блокадная книга.-5-е изд., испр., доп./ А.М.Адамович, Д.А.Гранин.-Л.: Лениздат, 1989.-526с.: ил., портр.
  • Адамович А.М. Блокадная книга/ А.М.Адамович, Д.А.Гранин.—Санкт-Петербург: Лениздат, 2013.-541 [1]c.: [16]л. ил.
  • Алексеева Т. 900 дней и ночей ленинградских книгочеев: [О деятельности Музея-библиотеки "Книги блокадного города", организованного в 1996 году]/ Т.Алексеева// БИБЛИОТЕКА.-2000.-№11.-С.72-73.-(Наследие).
  • Арасланова Л.З. Дети блокадного Ленинграда на вятской земле: 70-летию прорыва блокады посвящается/ Лилия Арасланова// Библиотечное дело.-Санкт-Петербург., 2013.-№3.-С.33-34.-(История).
  • Ардикуца В.Е. Петродворец: историко-краеведческий очерк/ В.Е.Ардикуца. Ленинград: Лениздат, 1965.-234с.: ил.-(Города Ленинградской области).
  • Баранов Н.В. Силуэты блокады: Записки главного архитектора города/ Н.В.Баранов.-Л.: Лениздат, 1982.-175с.
  • Бардин С.М. ...И штатские надели шинели/ С.М.Бардин.-М.: Советская Россия, 1974.-287с.: ил.
  • Берггольц О.Ф. Встреча. Дневные звёзды. В 2 ч. Ч.1. Путь к Победе. Победа!; Ч.2. Главы, фрагменты/ О.Ф.Берггольц; Сост. М.Ф.Берггольц.-М.: Русская книга, 2000.-331с.
  • Берггольц О.Ф. Ленинградская поэма: Поэмы: Стихотворения/ О.Ф.Берггольц; М.А.Дудин; Худож. С.Юдовин.-Л.: Худ.лит., 1976.-204c.: ил.
  • Берггольц О.Ф. Стихи и поэмы/ О.Ф.Берггольц; Худож. Г.А.В.Траугот.-Л.: Сов. писатель, 1979.-463c.: ил.
  • Берггольц О.Ф. Стихи о Ленинграде/ О.Ф.Берггольц.-Л.: Лениздат, 1992.-35c.
  • Березова О. Блокадный оркестр: Из дневника музыканта/ О.Березова; Ю.Колбина// ДЕТСКОЕ ТВОРЧЕСТВО.-1997.-№3.-С.10-11.-(Наследники великого города).
  • Бианки В.В.Город, который покинули птицы/ В.В.Бианки// ЗВЕЗДА.-1994.-№1.-С.105-113.-(К 50-летию снятия Ленинградской блокады).

    Впечатления о коротком пребывании писателя в блокадном Ленинграде.

  • Блокадной памяти страницы: Поэтический сб. Вып. 2./ Сост. М.М.Рыбальченко, Н.Я.Спиридонова, О.Н.Тюлева.-СПб, 2002.-107с.

    В сборник вошли стихи членов региональной общественной организации "Юные участники обороны Ленинграда" и их сверстников, написанные в разное время, в том числе, и в блокадные годы.

  • Блокадные дневники и документы.-СПб.:Европейский дом, 2004.-512с.: ил.-(Архив "Большого дома").

    Сборник "открывает" архив "Большого дома". В сборнике впервые комплексно представлены материалы личного происхождения из архива УФСБ России. В документах содержатся оценки политического характера.

  • Буров А.В. Блокада день за днём: 22 июня 1941 года - 27 января 1944 года/ А.В.Буров.-Л.: Лениздат, 1979.-477с.: ил.
  • Был город-фронт, была блокада...: Рассказы, стихи, очерки, документы, хроника блокадных дней/ Сост. Д.Б.Колпакова, В.Н.Суслов.-Л.: Дет.лит., 1984.-206c.: ил.
  • Бычевский Б.В. Город-фронт: [Воспоминания]/ Б.В.Бычевский; Худож. Ю.П.Детинкин.-[2-е изд., доп.].-Л.: Лениздат, 1967.-431с.: ил.
  • Васильева Е. Маленькая ночная няня: Повесть/ Е.Васильева; Ил. Л. Уральский// КОСТЁР.-1997.-№2.-С.10-20.
  • Ватава И.А. Музей "Всеволожский район в годы блокады 1941-1944гг."/ И.А.Ватава.-Всеволожск: Северная Нива, 2001.-66с.: ил.
  • Ветеран: [Сб.]/ Сост. К.К.Грищинский; Ил. Н.Павлов и др.-Л.: Лениздат, 1980.-866c.: ил., 8л. фот.
  • Вересов А.И. Документальная повесть о защитниках Шлиссельбургской крепости/ А.И.Вересов.-Л.: Лениздат, 1961.-228с.: ил.
  • Вересов А.И. Ключ-город. Повести/ А.И.Вересов; Ил. А.Сколозубов.-Л.: Дет.лит., 1974.-399с.: ил.
  • Вишневский В.В. [Дневник военных лет]/ В.В.Вишневский// АВРОРА.-1997.-№1-2.-С.52-55.-(Любовь наша - флот).
  • Внуков Н.А. Огненное кольцо: Фотокнижка/ Н.А.Внуков; Макет и оформление Л.Яценко.-Л.: Дет.лит., 1981.-47с.: фот.
  • Воеводский И. А музы не молчали: [бесценная коллекция экспонатов музея блокадного Ленинграда школы №235 им. Д.Д.Шостаковича]/ Игорь Воеводский// Автобус: петербургский детский исторический журнал.-СПб., 2013.-№3.—С.19-21; 2013.-№5.-С.2-5.
  • Воронов Ю.П. Блокада: [Цикл стихотворений]// Ю.П.Воронов.-М.: Современник, 1989.-(Библиотека поэзии "Россия").-С.276-282.
  • Воронов Ю.П. Блокада: Книга стихов/ Ю.П.Воронов.-Л.: Лениздат, 1986.-152с.: ил.
  • Воронов Ю.П. Улица Росси: Стихи/ Ю.П.Воронов.-М.: Правда, 1979.-32c.-(Библиотека "Огонёк"; Кн.3).
  • В осаждённом Ленинграде: [Сб.]/ Сост. И.Р.Иванов, В.С.Лехнович, К.А.Никитин.-3-е изд., перераб. и доп.-Л.: Лениздат, 1982.-207с.: ил.

    Воспоминания участников героической обороны в борьбе с голодом и создании в условиях блокады продовольственных ресурсов.

  • Воскобойников В.М.. Девятьсот дней мужества/ В.М.Воскобойников; Худож. Д.Боровский.-М.: Малыш, 1987.-32с.: ил.-(Дедушкины медали).
  • Ганшин В.И. Кольцо памяти, кольцо славы/ В.И.Ганшин, О.М.Сердобольский.-Л.: Лениздат, 1988.-273с., [16]л. ил.: ил.-(Библиотека молодого рабочего).
  • Ганшин В.И. Одна секунда войны: [Фотолетописцам Великой Отечественной посвящается]/ В.И.Ганшин; Ил. Г.Ф.Коновалов и др.-Л.: Лениздат, 1983.-239c.: ил.
  • Гельфенштейн Г.И. Об одной нашей славной победе/ Г.И.Гельфенштейн// НЕВА.-1996.-№9.-С.222-228.-(Блокадная летопись. Седьмая тетрадь.).

    О сражении 21-23 сентября 1941 года рассказывает очевидец и участник. Статья содержит большой фактический материал.

  • Герман Ю.П. Вот как это было: Повесть/ Ю.П.Герман; Предисл. А.Смоляна; Рис. Н.Цейтлина.-М.: Дет.лит., 1985.-179с.: ил.
  • Героическая битва за Ленинград/ В.Ф.Фирсов; Худож. А.М.Аксамит.-М.: Воениздат 1983.-32с.: ил.-(40-летию Великой Победы посвящается).
  • Глазунов И.С. Россия распятая/ И.С.Глазунов// НАШ СОВРЕМЕННИК.-М.-1996.-№1.-С.224-270.-Начало. Продолжение в №2-5; 7-11.

    Эта книга открывает новую грань дарования И.С.Глазунова. Монархист по своим взглядам, художник выражает свое миропонимание настоящего, прошлого, будущего. Книга посвящается памяти погибших родителей, родных и близких художника. Многие страницы книги посвящены Санкт-Петербургу, где он родился и вырос.

  • Глобус: Геогр. науч.-худож. сб./ Сост. Л.И.Алёшина; Б.А.Алмазов.-Л.: Дет.лит., 1990.-383c.: ил., 16л.цв.ил.
  • Глушенкова В.Н. Всеволожский район в годы блокады/ В.Н.Глушенкова.-СПб.: Вести, 2004.-199с.: ил.

    Книга посвящена 60-летию со дня полного снятия блокады Ленинграда.

  • Голубева Э.И. Рисуют дети блокады: Альбом/ А.А.Крестинский.-Л.: Аврора, 1969.-80c.: ил.
  • Гольцова Л. Стихи// НЕВА.-1997.-№2.-С.134-136.

    Автор всю блокаду жила в Ленинграде.

  • Голявкин В.В.. Полосы на окнах. Повесть/ В.В.Голявкин; Рис. В.В.Голявкина.-Л.: Дет.лит., 1971.-94с.: ил.
  • Гоппе Г.Б. Взвод моего детства: Поэма о мальчишках блокадного Ленинграда/ Г.Б.Гоппе; Рис. О.Титова.-М.: Дет.лит., 1973.-46с.: ил.
  • Гранин Д.А."Блокадная книга" без цензуры и ретуши/ Д.А.Гранин// РОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА.-2000.-4 февр.-С.13.-В содерж.: Серебрякова Т. Исповедь о смерти и бессмертии.

    История написания и опубликования "Блокадной книги" Даниила Гранина и Алеся Адамовича.

  • Гранин Д.А. Ленинградский каталог/ Д.А.Гранин; Ил. В.С.Васильковский и др.-Л.: Дет.лит., 1986.-111с.: ил.
  • Гранин Д.А. ...Он не вернулся из боя: [О писателе Алесе Адамовиче и его "Блокадной книге"]/ Д.А.Гранин// ЛИТЕРАТУРНАЯ ГАЗЕТА.-1995.-25 янв.-С.3.
  • Гранитный город: Лит.-худож. сб./ Сост., вступ. ст., примеч. М.Кралина; Подборка ил. З.Томашевской.-Л.: Дет. лит., 1988.-231с.: ил.

    Юбилейное издание, вышедшее к 285-летию Ленинграда. Представлена поэзия М.В.Ломоносова, Г.Р.Державина, И.Ф.Анненского, А.А.Ахматовой, А.А.Блока, М.А.Дудина. Среди прозаических произведений и публицистики - "Петербургские письма" В.Гаршина, "Петербург и Москва" В.Белинского, "Частные случаи петербургского наводнения" А.Грибоедова и др. Особое значение имеют представленные в книге репродукции картин художников XIX-XX вв., в том числе Е.Е.Лансере, Б.М.Кустодиева, А.П.Остроумовой-Лебедевой и др.

  • Давыдов С.Д. Ленинградец душой и родом: Стихотворения/ С.Д.Давыдов.-Л.: Лениздат, 1984.-80с.: ил.
  • Давыдов С.Д. Набережная: Книга стихов/ С.Д.Давыдов.-Л.: Лениздат, 1968.-126c.: 1л.порт.
  • Данини М.Н. День рождения. Повесть о детстве/ М.Н.Данини.-Л.: Сов. писатель, Ленингр. отделение, 1973.-222с.
  • Девятьсот дней: Лит.-худож. и докум. сб., посвящённый героич. обороне Ленинграда в годы Великой Отеч. войны/ Сост. Н.Г.Михайловский; Ил. С.Б.Юдовин и др.-Л.: Лениздат, 1957.-596c.: ил., 17л. ил.
  • 900 героических дней: Сб. документов и материалов о героической борьбе трудящихся Ленинграда в 1941-1944 гг./ Сост. Х.Х.Камалов, Р.В.Серднак, Ю.С.Токарев.-М.;Л.: Наука, 1966.-424с.: ил.
  • Дементьев Н.С. Блокадный день: Повести/ Н.С.Дементьев.-М.: Современник, 1980.-368c.
  • Дети города-героя: Сб./ Сост. А.Л.Мойжес.-Л.: Лениздат, 1974.-423с.: ил.
  • Дмитриев В.К. ...Была война, была блокада.: рассказы для детей/ В.К.Дмитриев, авт. стихов О.Ф.Берггольц и [др.].-Санкт-Петербург: КОРОНА принт, 2013.-240c.: ил.
  • Дмитриев Л.А. Блокадный дневник/ Л.А.Дмитриев; Сост. Р.П.Дмитриева; В.С.Бахтин// ЗВЕЗДА.-1997.-№2.-С.172-199.-(Мемуары XX века).
  • Добротворская К. Блокадные девочки/ К.А.Добротворская.-Москва: Новое издательство, 2013.-125 [2]c.
  • До последней минуты: Ленинградским писателям, павшим на фронтах Великой Отечественной войны 1941-1945гг. и во время блокады/ Сост. З.Л.Дичаров.-Л.: Лениздат, 1983.-286c.: ил.

    Книга из личной библиотеки Вольта Николаевича Суслова. Передана дочерью писателя.Вольту Суслову - дружески.Зах. Дичаров

  • Дубицкая И.Л. Холодное солнце: Повесть/ И.Л.Дубицкая.-Л.: Худож. лит., 1990.-116с.

    Повесть "Холодное солнце" впервые показывает трагический подвиг Ленинграда через взгляд ребёнка.От вашей читательницы и автора с уважением.9/V-91 Подпись

  • Дубровин В.Б. Мальчишки в сорок первом: [Повесть]/ В.Б.Дубровин; Ил. В.Вальцефер.-Л.: Дет.лит., 1968.-144c.: ил.
  • Дудин М.А. Песня Вороньей Горе: [Весь Ленинград как на ладони]/ М.Дудин// Дудин М. Рубежи: Поэмы/ М.Дудин.-Л.: Художественная литература, 1975.-С.55-56.
  • Дудин М.А., Соловьев В. Ради твоей жизни.-Л.: Лениздат, 1967.-216с.: 6 л. вкл.
  • Жуков В.И. Дорога жизни: лед и обстрелы: 65 лет назад 900 героических блокадных дней стали историей/ В.И.Жуков// Вести: общественно-политическая газета.-СПб., 2009.-24 января (№12).-С.5.
  • Западный вариант лейтенантской прозы// Читаем вместе: Навигатор в мире книг.-Москва., 2013.-№2.—С.17.—(Почитаем? История/Культура).-Рец. на кн.: Даров А. Блокада .-М.: Посев, 2012.-336с.
  • Зеленый пояс Славы: Альбом/ Сост. Ю.А.Дужников.-Ленинград: Лениздат, 1978.-128с.: ил.
  • Зубаков В.Е. Героический Ленинград/ В.Е.Зубаков; Худож. О.И.Айзман.-М.: Воениздат, 1972.-200с.: ил.
  • Иванова И. Окопная правда блокады: бои за освобождение Ленинграда не прекращались ни на день: [Интервью с Изольдой Ивановой, автором книг о Блокаде]/ Подготовил Сергей Глезеров// Санкт-Петерургские ведомости.-2013.-№9 (5285).-С.1.
  • Инбер В.М. Душа Ленинграда: (Избранное)/ Послесл. Николая Тихонова.-Л.: Лениздат, 1979.-333с.
  • Казакевич И. Ольга Берггольц. Стихи рождаются от горя: [страницы биографии]/ Ирина Казакевич// Вести: общественно-политическая газета.— Санкт-Петербург, 2013.-21 июня (№69).-С.4.-(Эхо войны).
  • Кантор Ю. "Подвиг свой ежедневный вы совершали достойно и просто"/ Ю.Кантор// Российская газета.-18 января.-2013.-18 января.-№9 (5985).-С.9.
  • Капица П.И. В море погасли огни. Блокадные дневники.-Л.: Сов. писатель, 1974.-368с.: портр.
  • Караев Г.Н. Героическая оборона Ленинграда: Военно-исторический очерк/ Г.Н.Караев; Оформл. Б.Стародубцева.-Л.: Детгиз, 1960.-112с.: ил.
  • Карасева В.Е. Маленькие ленинградцы: Рассказы/ Рис. А.Кирилло.-М.: Дет.лит., 1969.-64с.: ил.
  • Кислицын Н.Г. Ленинград не сдаётся/ Н.Г.Кислицын.-М.: Прогресс, 1991.-336с.: фот.
  • Книги непобеждённого Ленинграда: Каталог книг, изданных в Ленинграде в годы Великой Отечественной войны. В 3 т. Том 1. 1941-1942 годы/ Ассоциация историков блокады и битвы за Ленинград в годы Второй мировой войны; Предисл. Ю.И.Колосова; Сост. А.Ф.Векслер; Библиогр. ред. С.Д.Мангутова.-СПб.: Изд. Н.Ф.Куприянова совм. с изд. "ФПК Запад-Восток ЛТД", 1999.-208с.: ил.

    Посвящается светлой памяти Юрия Васильевича Маретина, учёного, знатока и первого собирателя книг блокадного Ленинграда.

  • Книги непобеждённого Ленинграда: каталог книг, изданных в Ленинграде в годы Великой Отечественной войны. В 3 т. Том 2. 1943 год/ Ассоциация историков блокады и битвы за Ленинград в годы Второй мировой войны; Послесл. С.Г.Колосовой, Сост. А.Ф.Векслер; Библиогр. ред. С.Д.Мангутова.-СПб.: Изд. Н.Ф.Куприянова совм. с изд. "ФПК Запад-Восток ЛТД", 2000.-160с.: ил.

    Посвящается благородному подвигу библиотекарей, участников героической обороны Ленинграда.

  • Книги непобеждённого Ленинграда: Каталог книг, изданных в Ленинграде в годы Великой Отечественной войны. В 3 т. Том 3. 1944 год/ Ассоциация историков блокады и битвы за Ленинград в годы Второй мировой войны; Сост. А.Ф.Векслер.-СПб.: Изд. Н.Ф.Куприянова, 2003.-208 с.: ил.

    Посвящается писателям, журналистам, полиграфистам, ученым - участникам битвы за Ленинград, авторам книг, изданных в Ленинграде в годы блокады.

  • Книга рекордов Петербурга: Всё самое-самое в истории и жизни города/ Ред.-сост. Д.Ю.Шерих.-СПб.: Иванов и Лещинский, 1995.-227с.
  • Ковальчук В.М. Магистрали мужества: Коммуникации блокированного Ленинграда 1941-1943/ В.М.Ковальчук; Под. ред. Р.Ш.Гамелина.-СПб.: Вести, 2001.-519с.: ил.-(РАН. Санкт-петербургский институт истории).

    Книга подготовлена в рамках издательской программы "Память", осуществляемой при поддержке Правительства и Губернатора Ленинградской области В.П.Сердюкова.

  • Кончин Е.В. Поезда идут на восток: Как и кем в 1941 году были спасены сокровища российских музеев/ Е.В.Кончин// ЮНЫЙ ХУДОЖНИК.-1995.- №5-6.-С.1-3.-(50 лет великой Победы).
  • Крестинский А.А. Мальчики из блокады: Рассказы и повесть/ А.А.Крестинский; Ил. Н.Кошельков.-Л.: Дет.лит., 1983.-143c.: ил.
  • Крылова Т.Ф. Одна обыкновенная жизнь: очерки о веке минувшем/ Т.Ф.Крылова; [гравюры С.Б.Юдовина; репрод. картин И.Ф.Смольникова].-СПб.: Коста, 2008.-268с.: ил., цв. вкл.
  • Крюков А.Н. Музыка в городе-фронте/ А.Н.Крюков.-Л.: Музыка, 1975.-176с.: ил.
  • Крюков А.Н. Музыка в кольце блокады: Очерки/ А.Н.Крюков.-М.: Музыка, 1973.-58с.: ил.
  • Крюков А.Н. Музыкальная жизнь сражающегося Ленинграда: Очерки/ А.Н.Крюков.-Л.: Сов. композитор, 1985.-120с.: ил.
  • Кудрявцева Л.С. "Один из значительных художников России": [О книге "Иван Яковлевич Билибин" немецкого искусствоведа Андреаса Боде]/ Л.С.Кудрявцева// ДЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА.-1998.-№2.-С.41-43.-(Художник и книга).

    Прилагается "Ода на 1942 год", написанная И.Я.Билибиным в дни блокады Ленинграда.

  • Кузнецова М. Аллея Славы и Побед: [Ботанический сад Санкт-Петербурга в годы блокады]/ Марина Кузнецова// Костер: всероссийский ежемесячный литературно-художественный журнал для школьников.-Санкт-Петербург, 2013.-№1.-С.29.
  • Кутейникова Е. Всё, что было не со мной, - помню/ Е.Кутейникова// Вечерний Петербург.-2002.-11 марта.-С.4.

    В статье представлен список памятников, установленных в Петербурге за последние 10 лет. Среди них - мемориальная доска "На этом месте находилась прорубь, из которой горожане брали воду в дни блокады".

  • Ладога Родная: Воспоминания ветеранов Краснознамённой Ладожской флотилии/ Сост. З.Г.Русаков.-Л.: Лениздат, 1969.-415с.: ил., фот.
  • Ленинград. Блокада. Подвиг: [Альбом]/ Юрий Гальперин, Игорь Лисочкин, Вера Архарова и др.-Л.: Лениздат, 1984.-337с.: ил.
  • Ленинград в борьбе месяц за месяцем 1941-1944/ Ассоциация историков блокады и битвы за Ленинград в годы второй мировой войны. Государственный мемориальный музей обороны и блокады Ленинграда.-СПб.: Lans, 1994.-351с.: ил.
  • Ленинградские писатели-фронтовики. 1941-1945: Автобиографии. Биографии. Книги./ Авт.-сост. В.С.Бахтин.-Л.: Сов. писатель, 1985.-520с.
  • Листки блокадного календаря/ Сост. Н.К.Новиков.-Л.: Лениздат, 1988.-224с.: ил.
  • Литературный Ленинград в дни блокады/ Ред. В.А.Ковалёв, А.И.Павловский; АН СССР, ИРЛИ (Пушкинский Дом).-Л.: Наука, 1973.-292c.
  • Лихачёв Д.С. Воспоминания/ Д.С.Лихачёв; Ред. Т.П.Шмакова.-2-е изд., перераб.-СПб.: Logos, 1999.-608с.: фот.-Из содерж.: Детство; Петербург моего детства.
  • Лихачёв Д.С. Воспоминания/ Ред. Т.Л.Шмакова.-СПб.: Logos, 1995.-517c.: ил. портр., фот.-Прил.: С.397-412.
  • Луговцов Н.П. Сражающая муза. Подвиг Ленинграда в творчестве советских поэтов. 1941-1945/ Н.П.Луговцов.-Л.: Лениздат, 1973.-175с.: ил.
  • Лукьянов Ю.А. Зелёный пояс славы/ Ю.А.Лукьянов.-Ленинград: Лениздат, 1972.-280с.: ил.-(Ленинградцы - защитникам города).
  • Луполов А. Ленинград в блокаде: [Стихотворение школьника, 4 кл.]/ А.Луполов// Это наша Победа: Работы участников конкурса, посвящённого 55-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне/ Лен. обл. дет. библиотека, Дом Радио "Гардарика", Комитет по делам молодежи и туризма Лен.обл.-СПб., 2000.-С.10.
  • Масловская А.Е. Блокадная тетрадь/ А.Е.Масловская; Худож. А.А.Ушин.-Л.: Худ.лит., 1990.-70c.: ил.,1л.порт.
  • Матвеев Г.И. Тарантул: Приключенческая повесть/Г.И.Матвеев; Ил. Ю.В.Денисов, Д.К.Титов.-СПб.: Лениздат, 1996.-510c.: ил.-(Библиотека для детей: Вторая серия (тома 16-25)/ Сост. А.И.Белинский; Т.22).
  • Мельниченко Б. Дети: [Стихотворение о блокаде школьника,10 лет]/ Б.Мельниченко// КОСТЁР.-1999.-№1.-С.4.
  • Мемориальный ансамбль "Дорога Жизни"/ Н.Богданов; Ред. А.Молчанов.-СПб.: Иван Фёдоров, 2001.-30с.: ил. Дорога Жизни
  • Миксон И.Л. Жила, была: Ист. повествование/ И.Л.Миксон; Ил. Г.А.В.Траугот и др.-Л.: Дет.лит., 1991.-225c.: ил., 16л. фот.

    Повесть посвящена Тане Савичевой и ленинградцам блокадного города.

  • Мочалов Л.В. Осень 1990 года; Эфирное время; Комаровский туман: Стихи/ Л.В.Мочалов// НЕВА.-1995.-№6.-С.3-6.
  • Мусаханов В.Я. За дальним поворотом. Повесть/ В.Я.Рис. И.Латинского.-Л.: Дет.лит., 1976.-159с.: ил.
  • Мы вышли из блокадных дней/ Г.Г.Бубликова, А.Ф.Ловянкова, А.Н.Ханукаев и др.; Ред. Ю.П.Челышев и др.; Штаб ГО СПб. и Ленингр. обл., Совет ветеранов МПВО.-СПб.: Изд-во ГосНИОРХ, 1993.-152c.: ил.-На тит. л.: К 50-летию полного снятия блокады Ленинграда.
  • На дороге жизни: Воспоминания о фронтовой Ладоге/ Сост. П.Л.Богданов.-М.: Воениздат, 1980.-591с.: ил.
  • Нашахалова К. Даниил Гранин: "Чудо выше причин": 8 сентября - День памяти жертв блокады Ленинграда/ Кристина Нашахалова// Костер : всероссийский ежемесячный литературно-художественный журнал для школьников.-Санкт-Петербург., 2013.-№9.-С.4.-(Аптека для души).
  • Непокорённый Ленинград: Краткий очерк истории города в период Великой Отечественной войны/ А.Р.Дзенискевич, В.М.Ковальчук, Г.Л.Соболев и др.; Акад. наук СССР.-3-е изд., перераб. и доп.-Л.: Наука, 1985.-327с.: ил.-(Борьба народов против фашизма и агрессии).
  • Нестеров В.В. Знаешь ли ты свой город?: Науч.-худож. книга/ В.В.Нестеров; Рис. Ю.Киселева.-Л.: Дет. лит., 1974.-239с.: ил.
  • Новиков В.С. Блокада снится мне ночами: воспоминания/ В.С.Новиков; рисунки автора.-Санкт-Петербург: ДЕТГИЗ-Лицей, 2009.-207c.: ил.
  • Новосёлов И.П. Легендарная Дорога жизни: [к 70-летию прорыва блокады Ленинграда]/ Игорь Новосёлов; [беседовал] Юрий Борисёнок// Родина: российский исторический журнал.-Москва., 2013.-№2.-С.68-69.-(Актуальное интервью).
  • О подвиге твоём, Ленинград: Альбом/ Авт.-сост. Е.Я.Зазерский; Авт. вступ. ст. М.А.Дудин; Авт. текста К.М.Вишневецкий.-М.: Изобразительное искусство, 1970.-272с.: ил.
  • Павлюченко В.Ф. Музей "Дорога жизни": Путеводитель/ В.Ф.Павлюченко, П.Л.Редькин.-3-е изд., испр. и доп.-Ленинград: Лениздат, 1988.-73с.: ил.
  • Павлов Д.В. Ленинград в блокаде.-6-е изд., испр. и доп/ Д.В.Павлов.-Л.: Лениздат, 1985.-238c.: 8л. фото,1л. портр.-Хронол. даты событий: с.237.
  • Память: Письма о войне и блокаде, 1945-1985/ Сост. А.К.Варсобин.-Л.: Лениздат, 1985.-688c.: ил.
  • Петербург-Петроград-Ленинград в русской поэзии/ Сост. К.А. Афанасьев, В.В. Захаров, Б.Б.Томашевский.-Л.: Лениздат, 1975.-520с.

    В содерж. авт.: А.Кантемир, М.Ломоносов, Е.Баратынский, Н.Заболоцкий, В.Рождественский, А.Прокофьев, Р.Казакова, Б.Окуджава и др.

  • Петерсон В. "Скорей бы было тепло!": Воспоминания о первой блокадной зиме// НЕВА.-2001.-№1.-С.167-174.
  • Победные "Искры" войны: [70 лет назад была прорвана блокада Ленинграда]// Санкт-Петербургские ведомости: ежедневная газета.-Санкт-Петербург., 2013.-18 января (№9).-С.1-7.
  • Погодин Р.П. Я догоню вас на небесах/ Р.П.Погодин; Сост. В.М.Воскобойников; Ил. Л.М.Коломейцева, В.И.Коломейцев.-СПб.: КЭМ, 1998.-511c.: ил., 1л.портр.-Библиогр.: с.510.-В содерж.: Я догоню... Где леший живёт; Одинокая на ветру; Предисл.: с.5-13.
  • Подвиг Ленинграда: Документально-художественный сб./ Сост. А.Сапаров.-М.: Воениздат, 1960.-620с.: ил.
  • Подвигу горожан: [События в городе к 57-й годовщине полного освобождения Ленинграда от вражеской блокады]// С.-ПЕТЕРБУРГСКИЕ ВЕДОМОСТИ.-2001.-30 янв.

    Дано изображение гранитной плиты "Здесь из ледяной проруби брали воду жители блокадного Ленинграда". Скульпторы - Б.Петров и В.Павлов. Архитектор С.Одновалов.

  • Подробности тех 900 дней в письмах// ВЕЧЕРНИЙ ПЕТЕРБУРГ.-2001.- 27 янв.-С.2.
  • Помозов Ю.Ф. Блокадная юность: Повесть/ Ю.Ф.Помозов.-Л.: Дет.лит., 1989.-113с.: ил.

    Еще недавно ребята спорили: где страшнее во время артобстрела - на крыше или в подвале? И вдруг тонкий свист словно ввинчивается в воздух. Взрывной волной перепуганных ребят отбрасывает к краю крыши. С трудом им удается доползти до ее гребня... Так началась их боевая юность. У героя книги - Юрки погиб отец на заводе во время артиллерийского обстрела. Юрка решил заменить его у станка. О жизни и труде юных ремесленников в голодную, холодную блокадную пору в Ленинграде - эта повесть.

  • Пукинский Б.К. 1000 вопросов и ответов/ Б.К.Пукинский.-СПб.: Норинт, 2000.-432с.: ил.-(Панорама Петербурга).
  • Радий Погодин: Энциклопедия творчества [Электронный ресурс]/ Ленингр. обл. дет. б-ка; ООО "Креатрейд"; Сост. Л.В.Степанова, М.Н.Погодина.-Электрон. дан.-СПб.: ООО "Креатрейд", 2002.-Электрон. опт. диск (СD-ROM).
  • Разумовский Л.С. Дети блокады: Документальная повесть/ Л.С.Разумовский// НЕВА.-1999.-№1.-С.4-68.
  • Ратнер Л.Б. Два блокадных эпизода: [Воспоминания]/ Л.Б.Ратнер// НЕВА.-2001.-№1.-С.151-153.-(Дети войны. Дети блокады).

    Дана краткая справка об авторе.

  • Репортаж из-за линии фронта: Партизанская война в Ленинградской области 1941-1944 гг./ Авт.-сост.М.М.Фрейдзон; Худож.А.В.Малафеев.-СПб.: Вести, 1995.-183с.: ил.
  • Рогов К.Е. Г.Солсбери. 900 дней. Блокада Ленинграда/ К.Е.Рогов// ВОПРОСЫ ИСТОРИИ.-1997.-№11.-С.170-171.-(Историография).

    Размышление в связи с переизданием книги американского публициста Гаррисона Солсбери (М.:Издатель Пресс,1996).

  • Рубашкин А.И. Голос Ленинграда: Ленинградское радио в дни блокады/ А.И.Рубашкин.-2-е изд., доп.-Л.: Искусство, 1980.-215с.: ил.
  • Самойлов Ф. Через огонь и мглу блокады/ Ф.Самойлов.-Л.: Лениздат, 1979.-287с.
  • Сапаров А.В. Дорога жизни. Повесть о блокадном времени/ А.В.Сапаров.-М.: Советская Россия, 1967.-341с.: ил.
  • Сапаров А.В. Мальчишка из Ленинграда. Из фронтовых тетрадей./ А.В.Сапаров; Рис. А.Ушина.-Л.: Дет.лит., 1965.-182с.: ил.
  • Сапаров А.В. "Скворцы" перелетают Ладогу: Рассказы/ А.В.Сапаров; Рис. И.Некрасова.-Л.: Дет.лит., 1974.-158с.: ил.
  • Светлова Е. Дорога жизни: музейные прогулки с Женей Светловой/ Женя Светлова, Александр Коваленко// Чиж и Ёж: литературный журнал для детей.-Санкт-Петербург., 2011.-№47-48.-С.59.-(Я поведу тебя в музей).
  • Селиванов В.Н. Стояли как солдаты. Блокада. Дети. Ленинград/ В.Н.Селиванов.-СПб.: ЭГО, 2002.-222с.: ил., фот.

    Книга была представлена в Музее-библиотеке "Книги блокадного города" на конференции "Люди блокадной поры", посвящённой 60-летию снятия блокады Ленинграда.

  • Синдаловский Н.А. Героический фольклор войны и блокады/ Н.А.Синдаловский// НЕВА.-1999.-№1.-С.174-183.
  • Синдаловский Н.А. История Санкт-Петербурга в преданиях и легендах/ Н.А.Синдаловский; Ил. П.А.Акмен.-СПб.: Норинт, 1997.-359c.: ил., портр.-Библиогр.: с.353-358.
  • Синдаловский Н.А. Легенды и мифы Санкт-Петербурга/ Н.А.Синдаловский; Рис. П.Канайкина.-Л.: Фонд "Ленинградская галерея", 1994.-248с.: ил.
  • Смирнов С.В. Сердце и дневник: Поэма/ С.В.Смирнов; И.В.Макеева.-М.: Советская Россия, 1973.-108с.: ил.
  • Смирнов-Охтин И. Школа судей: Повесть о блокаде/ И.Смирнов-Охтин// НЕВА.-1999.-№1.-С.88-101.

    Повесть "Школа судей" написана тридцать лет назад, публикуется впервые.

  • Соколовская А. Хранители золотых вершин: [Альпинисты блокадного Ленинграда]/ А.Соколовская// НЕВСКОЕ ВРЕМЯ.-2001.-1 февр.-С.4.
  • Солсбери Г. 900 дней: [Кн. американского публициста Гаррисона Солсбери]/ Г.Солсбери// ЗВЕЗДА.-1992.-№2-3.
  • Сталева Т.В. Вечные дети блокады: (Докум. очерки)/ Т.В.Сталева; Оформ. обложки В.В.Лебедева.-М.: Б.и., 1995.-138с.: фот.
  • Сталева Т.В. Детство наше блокадное.../ Т.В.Сталева// ДОШКОЛЬНОЕ ВОСПИТАНИЕ.-1995.-№5.-С.79-85.
  • Сталева Т.В. Пусть узнают живущие: Художественно-документальные очерки/ Т.В.Сталева.-М.: Серебряные нити, 2004.-191с.: ил., фот.

    "Писал голодный, холодный, теряя друзей и родных, но работа над этой книгой помогла мне сохраниться". Эти слова принадлежат академику Д.С.Лихачёву, который в марте 1942 года вместе с известным историком М.А.Тихановой приготовил для печати рукопись книги "Оборона древнерусских городов". Весь тираж издания попал в окопы защитников Ленинграда. Книга была представлена в Музее-библиотеке "Книги блокадного города" на конференции "Люди блокадной поры", посвящённой 60-летию снятия блокады Ленинграда.

  • Стихи о блокаде// НЕВА.-1999.-№1.-С.106-112.

    Авторы стихов: А.Ахматова, О.Берггольц, М.Дудин, А.Межиров, В.Шефнер, В.Лифшиц, С.Давыдов.

  • Стихи о Ленинграде. Книжная серия (Лениздат).

    В 70-е годы "Лениздатом" была издана серия брошюр "Стихи о Ленинграде" Среди авторов - Майя Борисова, Мария Комиссарова, Александр Чуркин, Николай Браун, Глеб Пагирев, Всеволод Рождественский, Олег Шестинский и др.

  • Стояли со взрослыми рядом...: Сб. докум. очерков/ Сост. А.М.Осипова, О.Н.Тюлева.-Л.: Лениздат, 1985.-208c.: 8л. фот.
  • Суслов В.Н. 50 рассказов о блокаде/ В.Н.Суслов; Ред. Н.Новиков; Ил. В.А.Травин.-СПб.: Нотабене, 1994.-206c.: ил.
  • Суслов В.Н. Город над Невой: Страницы истории/ В.Н.Суслов.-Л.: Лениздат, 1984.-239c.: 16л. цв. фот.-(Библиотека молодого рабочего).
  • Суслов В.Н. Красные облака/ В.Н.Суслов; Ил. Н.Кошельков.-Л.: Дет.лит., 1970.-95c.: ил.
  • Суслов В.Н. Рассказы о Ленинграде/ В.Н.Суслов; Ил. С.Яковлев.-Л.: Дет.лит., 1984.-316c.: ил.
  • Суслов В.Н.Пискаревка: Рассказ/ В.Н.Суслов// КОСТЁР.-1997.-№1.-С.10-11.

    Рассказ о мемориальном Пискаревском кладбище.

  • Суслов В.Н. Три тетради: Стихи/ В.Н.Суслов; А.Н.Чепуров; Ил. В.М.Меньшиков.-Л.: Дет.лит., 1986.-126c.: ил., 1л.портр.-В содерж.: Школьная тетрадь; Летняя тетрадь; Ленинградская тетрадь.
  • Сухачев М.П. Дети блокады: Повесть/ М.П.Сухачев; Худож. Г.В.Алимов.-М.: Дет.лит., 1989.-176c.:ил.
  • Тихонов Н.С. Ленинградские рассказы/ Н.С.Тихонов; Ил. И.Я.Латинский.-Л.: Дет.лит., 1977.-191c.: ил.-(Военная библиотека школьника).
  • Трахтенберг Д.М. Подвиг Ленинграда/ Репортаж военного фотокорреспондента Давида Михайловича Трахтенберга: Текст Николая Семеновача Тихонова.-Л.: Худож. РСФСР, 1966.-195с.: фот.
  • Трифонов Г. Ледовые ночи: Стихи/ Г.Трифонов// ОКТЯБРЬ.-1995.-№5.-С.160-161.-(К 50-летию Победы).
  • Уралов И.Г. Новые памятники и новые проекты: Страница главного художника города И.Г.Уралова// Автобус.-2001.-№1.-23-28.

    О памятнике женщинам блокадного города.

  • Форштат М.Л. Легендарная полуторка: [к 70-летию прорыва блокады Ленинграда]/ М.Л.Форштат// ОБЖ.Основы безопасности жизни: ежемесячный информационный и научно-методический журнал.-Москва., 2013.-№1.-С.8-10.-(Эхо войны).
  • Хочу рассказать о подарке: К 57-й годовщине освобождения Ленинграда от вражеской блокады// ЛИТЕРАТУРНАЯ ГАЗЕТА.-2001.-24 янв.-С.6.

    Из писем блокадников "Лучший подарок в моей жизни".

  • Ходза Н.А. Дорога жизни: Рассказы/ Н.А.Ходза; Рис. В.Бескаравайного.-Л.: Дет.лит., 1984.-72с.: ил.
  • Ходза Н.А. Дорога жизни: рассказ/ Н.А.Ходза; Под ред. С.В.Кудрявцева; Ил. В.Бескаравайный.-Ленинград: Дет. лит., 1974.-72с.: ил., фото.
  • Ходза Н.А. Злая звезда. Повести/ Н.А.Ходза.-Л.: Лениздат, 1976.-382с.: ил.
  • Хренков Д.Т. Герои не умирают: Из армейского блокнота/ Д.Т.Хренков; Предисл. Р.Погодина; Рис. и оформл. А.Борисенко.-Л.: Дет.лит., 1987.-208с.: ил.
  • Художники города-фронта: Воспоминания и дневники ленингр. художников/ Сост. И.А.Бродский.-Л.: Художник РСФСР, 1973.-443c.: ил.-Биогр. справки об авт.: с.432-438; Список ил.: с.439-442.
  • Цакунов О.А. "Я последний поэт блокады": Стихи/ О.А.Цакунов// КОСТЁР.-2000.-№№5-6.-С.1.
  • Человек из оркестра: блокадный дневник Льва Моргулиса/ авт. предислов. и коммент. А.Н.Крюков; авт. коммент. А.С.Романов.-Санкт-Петербург: Лениздат: Команда А, 2013.-319 [1]с.: [16]л. ил.
  • Черкашин Г.А. Кукла/ Г.А.Черкашин; Рис. Г.А.В.Траугот.-Л.: Дет.лит., 1989.-32с.: ил.
  • Черкесов В.Н. "Мы вышли из блокадных дней...": [о книге стихов Юрия Воронова "Блокада"]/ Валерий Черкесов// Нева: ежемесячный литературный журнал.-Санкт-Петербург., 2013 .-№5.-С.212-216.-(Петербургский книговик).
  • Шаньгина Т. Мультимедиа-проект "Ленинград в блокаде"/ Т.Шаньгина// КОМПЬЮТЕР В ШКОЛЕ.-2000.-№4.-С.31-34.-(Продолжение следует).
  • Шестинский О.Н. Ангельское воинство: Рассказы о блокаде/ О.Н.Шестинский// НЕВА.-1999.-№1.-С.69-87.
  • Шестинский О.Н. Блокадные новеллы: Рассказы/ О.Н.Шестинский.-М.: Современник, 1983.-320с.
  • Шестинский О.Н. Голоса из блокады: Рассказы/ О.Н.Шестинский; Худож. В.Медведев.-М.: Сов. писатель, 1989.-366с.: ил.
  • Шестинский О.Н. Друзьям, погибшим на Ладоге: Стихи/ О.Н.Шестинский// АВРОРА.-1997.-№1-2.-С.27.-(Блокадные строфы).

    Автор через несколько блокадных жизней пытается высветить трагедию. Ни одно из запечатлённых лиц не вымышленное.

  • Шестинский О.Н. Ленинградская лирика; Раздумье о блокаде; Мое поколение; "Мне подарили город, целый город..."; Признательность Ленинграду: Стихи // Шестинский О.Н. Жизнь: Стихи и поэмы/ О.Н.Шестинский.-М., 1977.-С.25-27, 50, 85, 102, 315-316.-(Библиотека поэзии "Россия").
  • Шефнер В.С. Самодолжник; Сон во сне; Питерец-Питеру; Школьному товарищу; Успокоительный совет...: Стихи/ В.С.Шефнер// НЕВА.-1995.-№10.-С.3-4.
  • Шефнер В.С. Сестра печали: Повесть/ В.С.Шефнер.-Л.: Лениздат, 1973.-230с.
  • Шумилов Н.Д. В дни блокады/ Н.Д.Шумилов; Худож. А.Б.Коноплёв.-М.: Мысль, 1974.-252с.: ил.
  • Эстафета вечной жизни: Сборник воспоминаний уходящего поколения блокадников/ Ред., сост. и вступ. ст. К.А.Логиновой.-СПб.: Грифон, 1995.-256с.: ил.
  • Юдовин С.Б. Ленинград в дни Великой Отечественной войны: [Комплект графических работ]/ С.Б.Юдовин.-Б.д.-18л. грав.

    Гравюры принадлежат личному собранию книг Крыловой Т.Ф. - жителю блокадного города.

  • "Я говорю с тобой из Ленинграда": Сб./ Сост. Д.Колпакова; Рис. В.Гусева, А.Карпова, О.Кондратьева.- Л.: Дет.лит., 1987.-207с.: ил.

    В содерж. авт.: М.Дудин, И.Глебов, Б.Алмазов, Д.Аль, Т.Галушко и др.

  • Я из огненной деревни... Блокадная книга/ А.Адамович, Д.Гранин, Я.Брыль, В.Колесник; Худож. А.Чувасов.-М.: Советский писатель, 1991.-719с.: ил.
  • Яковлев Ю.Я. Девочка с Васильевского острова: Рассказ: [Памяти Тани Савичевой, девочке блокадного города]// Яковлев Ю.Я. Последний фейерверк: Повесть и рассказы/ Юрий Яковлев.-М.: Дет. лит., 1989.-С.84-89.
  • Яров С.В. Повседневная жизнь блокадного Ленинграда/ С.В.Яров.-Москва: Молодая гвардия, 2013.-313c.: 16л. вкл.-(Живая история: повседневная жизнь человечества).

    Ссылка на OPAC ЛОДБ сделана 05.12.06

www.deti.spb.ru

Читать онлайн книгу «Блокада Ленинграда» бесплатно — Страница 1

Руперт Колли

Блокада Ленинграда. История за час

Rupert Colley

THE SIEGE OF LENINGRAD

History in an Hour

© Rupert Colley 2012

© Саксин С., перевод на русский язык, 2014

© Издание на русском языке, оформление.

ООО «Издательская Группа «Азбука-Аттикус», 2014

КоЛибри®

© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)

Введение

Фюрер решил стереть город Петербург с лица земли. После разгрома Советской России дальнейшее существование этого крупного населенного пункта потеряет всякий смысл.

Адольф Гитлер

Этими словами, произнесенными 22 сентября 1941 г., Адольф Гитлер, по сути дела, подписал Ленинграду смертный приговор. Предпочитая именовать город его дореволюционным названием Санкт-Петербург, он заявил: «Нас нисколько не волнует спасение гражданского населения». На протяжении последующих 29 месяцев город, окруженный немецкими войсками, перенес опустошительную блокаду. Количество погибших в Ленинграде превышает число жертв атомных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки, вместе взятых; никогда за всю историю человечества смерть не собирала такую страшную жатву в одном городе.

В течение почти девятисот дней город отражал натиск немецких войск, вплотную подступивших к нему. Своей стойкостью он внес вклад в победу над фашизмом. За это пришлось заплатить страшную цену – свыше 1 000 000 человек погибло в Ленинграде от немецких бомб и снарядов, от болезней, холода и голода. Страдая, Ленинград стал символом добра, побеждающего зло. История блокады – это рассказ о героическом сопротивлении, о мужестве и стойкости, но также о неописуемых страданиях и бесконечных лишениях.

Это история Ленинградской блокады, рассказанная за час.

История Ленинграда

Названный в честь своего основателя Петра I и расположенный в устье Невы, Санкт-Петербург ведет свою историю с 1703 г. В 1712 г. он стал столицей Российской империи и быстро превратился в огромный процветающий порт, Северную Венецию. Большое влияние на него оказали западная мода и вкусы, и он стал для России «окном в Европу». Это был город Пушкина и Достоевского, город изъясняющейся на французском языке русской знати, город театров, балета и художественных музеев, город трех русских революций. 9 (22) января 1905 г. рабочие петербургских заводов вышли на массовую демонстрацию с требованием экономических и политических реформ. Мирное шествие, несшее прошение императору Николаю II, завершилось кровавой бойней на подступах к Зимнему дворцу, что породило в рабочих глубокую ненависть к правящему режиму. Эта ненависть двенадцать лет спустя привела к катастрофическим последствиям.

В феврале 1917 г., в разгар Первой мировой войны, царское правительство было свергнуто, и Николай II был вынужден отречься от престола. Власть перешла к Временному правительству, однако в октябре оно было свергнуто большевиками, которых возглавил Владимир Ленин. Большевики заключили сепаратный мир с Германией, тем самым положив конец участию России в Первой мировой войне. Вскоре Российская империя превратилась в Советский Союз, столицей которого стала Москва, а не Санкт-Петербург. В 1924 г., после смерти Ленина, город был переименован в его честь.

В середине 1920-х гг. страну возглавил Иосиф Сталин. Его правление было основано в том числе и на страхе, на «чистках» Советского Союза от внутренних врагов, как истинных, так и воображаемых. Сталин не любил Ленинград – ему был не по душе образ города как «колыбели русской революции», в которой сам Сталин сыграл незначительную роль. 30 000 ленинградцев пали жертвой массовых репрессий конца 30-х гг. Получив клеймо «врага народа», они были арестованы, сосланы в лагеря или расстреляны.

Сталин расправился с верхушкой Красной армии – маршалами и генералами и буквально выкосил офицерский корпус. Были репрессированы 40 000 военнослужащих. Когда началась война, выяснилось, что в армии почти не осталось талантливых полководцев. Сменивший Сталина на посту генерального секретаря Никита Хрущев написал в своих воспоминаниях:

Мы бы легче справились с фашистами, если бы в 30-е гг. не были уничтожены наши военные кадры. Кадровый состав командиров Красной армии был истреблен в очень большой степени… А ведь это были люди, которые обладали хорошими знаниями…

Великая Отечественная война

22 июня 1941 г. началось осуществление составленного по приказу Гитлера плана «Барбаросса». Это вторжение немецких войск в Советский Союз стало одной из крупнейших военных операций в истории – свыше 3 000 000 солдат перешли в наступление на фронте протяженностью 1500 километров. Далее последовала самая разрушительная война в истории, война на уничтожение.

Для Гитлера Ленинград как родина большевизма обладал большим символическим значением. Целью фюрера было стереть город с лица земли и превратить место, на котором он когда-то стоял, в безжизненную пустыню. За час до начала вторжения, рано утром 22 июня, Гитлер обратился к своим войскам:

Немецкие солдаты, вам сейчас предстоит вступить в сражение – в жестокое сражение, от исхода которого зависит очень многое. В ваших руках судьба Европы, судьба германского рейха, само существование нашей страны.

Объявить народу о войне Сталин поручил наркому иностранных дел Вячеславу Молотову.

Радиообращение Молотова прозвучало из громкоговорителей через восемь часов после начала немецкого вторжения, которое осуждалось как «беспримерное в истории цивилизованных народов вероломство».

3 июля в своем первом публичном обращении после немецкого вторжения Сталин заговорил о «всенародной отечественной войне». Сталин призвал народ объединиться и дать отпор «извергам и людоедам», вероломно напавшим на страну. «Товарищи! Граждане! Братья и сестры! Бойцы нашей армии и флота! К вам обращаюсь я, друзья мои! – начал Сталин. – Дело идет… о жизни и смерти Советского государства; о жизни и смерти народов СССР; о том – быть народам Советского Союза свободными или впасть в порабощение».

Подготовка города к войне

Сразу же после начала войны в Ленинграде было введено военное положение. Писательница Лидия Гинзбург так описала перемены, которые тут же почувствовались в атмосфере города:

Возвращаюсь домой по улицам, будто еще довоенным, среди предметов еще довоенных, но уже изменивших свое значение. Еще нет ни страдания, ни смертной тоски, ни страха; напротив того, возбуждение и граничащее с легкостью чувство конца этой жизни.

27 июня Андрей Жданов, Первый секретарь Ленинградского обкома и горкома ВКП(б), издал приказ о мобилизации населения города на строительство оборонительных сооружений. К работам привлекались все мужчины от 16 до 50 лет и женщины от 16 до 45, кроме больных, беременных, ухаживающих за маленькими детьми, а также тех, кто был задействован каким-либо иным образом городскими властями и военными. Мобилизованные должны были работать семь дней, после чего следовали четыре дня отдыха, в течение которых им следовало возвращаться на свое обычное рабочее место или продолжать учебу. В августе возрастные рамки были расширены – до 55 лет для мужчин и 50 – для женщин. Продолжительность рабочих смен также увеличилась – семь дней работы и один день отдыха.

Мобилизация в Ленинграде. Лето 1941 г.

Однако на самом деле эти нормы никогда не соблюдались. Одна 57-летняя женщина написала о том, что восемнадцать дней подряд по двенадцать часов в день долбила землю, «твердую как камень». Мало кто привык к подобной изнурительной, непрестанной работе. Девочки-подростки с нежными руками, пришедшие в летних сарафанах и сандалиях, должны были копать землю и перетаскивать тяжелые бетонные блоки, имея только лом. Люди шли на работы, повинуясь патриотическому долгу. Гражданское население, возводящее оборонительные сооружения, часто оказывалось в зоне бомбежки или его расстреливали с бреющего полета немецкие истребители.

До полумиллиона мирных жителей трудились в окрестностях города, сооружая три оборонительных кольца – самое дальнее из них проходило в 110 километрах к западу от Ленинграда вдоль реки Луги. Всего было вырыто больше 1000 километров окопов, 700 километров противотанковых рвов, устроено 5000 бетонных дотов и поставлено 500 километров проволочных заграждений.

Памятник Петру I на площади Декабристов в защитном устройстве. Август 1941 г.

Это был титанический труд, однако некоторые считали его напрасным, уверенные в том, что немцы без труда преодолеют все эти оборонительные линии. Немецкие войска неумолимо продолжали продвигаться вперед. Германская военная машина, молниеносно пронесшаяся по прибалтийским государствам, казалась неудержимой. В своей речи от 3 июля Сталин приказал: «…все граждане Советского Союза должны отстаивать каждую пядь советской земли, драться до последней капли крови за наши города и села». Приняв его слова как руководство к действию, Жданов объявил о создании в Ленинграде «народного ополчения». И снова многие тысячи откликнулись на этот призыв, или из патриотических чувств, или по принуждению. Ни возраст, ни состояние здоровья не были преградой. К концу августа 1941 г. свыше 160 000 ленинградцев, из них 32 000 женщин, записались в ополчение.

Ополченцы были плохо обучены, им выдавали старые винтовки и гранаты, а также учили изготавливать зажигательные бомбы, впоследствии получившие название «коктейль Молотова». Первая дивизия ополченцев была сформирована 10 июля и уже 14 июля практически без подготовки отправлена на фронт на помощь регулярным частям Красной армии. Почти все ополченцы погибли. Женщин и детей предупреждали, что, если немцы ворвутся в город, нужно будет забрасывать их камнями и лить им на голову кипяток.

Сразу же после начала войны на улицах стали появляться мешки с песком. Вскоре были укрыты все знаменитые монументы города, музеи и архитектурные памятники. Жители заклеивали окна крест-накрест полосами бумаги, чтобы при бомбежке не лопались стекла. Все находящиеся в личном пользовании радиоприемники были изъяты, чтобы никто не поддавался вражеской пропаганде. Жителям разрешалось иметь дома громкоговоритель, подключенный к городской ретрансляционной сети, по которой в основном звучали патриотические сообщения и призывы не поддаваться пораженческим настроениям.

Плакаты, листовки, информационные щиты и газеты в один голос повторяли одну и ту же мысль. Тех, кто распространял слухи, ждало суровое наказание. Но слухи все равно ходили, причем все активнее, по мере того как бои неумолимо приближались к городу. Громкоговорители непрерывно информировали об успехах Красной армии, сдерживающей натиск фашистов, но умалчивали об огромных потерях плохо обученных, плохо вооруженных войск.

Пропаганда твердила о внутренних врагах. Люди начинали верить в то, что среди них скрываются немецкие разведчики и предатели, саботирующие все усилия по обороне города и передающие врагу жизненно важную информацию. Отчасти это было оправданно: немцам удалось захватить целый склад с обмундированием для Красной армии.

18 июля было введено распределение продовольствия. Людям выдали продуктовые карточки, срок действия которых истекал через месяц. Всего установили четыре категории карточек, высшей категории соответствовал самый большой рацион. Сохранять высшую категорию можно было только за счет ударного труда. Рабочие на заводах получали дополнительный паек, что являлось для них, какими бы слабыми и изможденными они ни были, еще одним стимулом оставаться на своих местах.

Полмиллиона величайших произведений мирового искусства, хранящихся в Эрмитаже, как и коллекцию драгоценных камней, ни в коем случае нельзя было оставлять в Ленинграде. Упакованные в специальные ящики, они были вывезены из города на Урал железнодорожным составом из 31 бронированного вагона, подальше от немецких бомб. Директор музея плакал, провожая поезд. Часть подвалов Эрмитажа была превращена в бомбоубежища.

Заводы увеличивали выпуск продукции, и каждому рабочему приходилось работать все напряженнее. Плакаты призывали к ударному труду. В конце каждой смены вывешивались диаграммы с показателями производительности. Лучших награждали красным флажком, установленным на станке, отстающих стыдили, призывая равняться на передовиков. В июле 1941 г. началась эвакуация промышленных предприятий из Ленинграда. Заводы разбирались, а затем собирались вновь далеко на востоке. Вместе со станками туда отправлялась квалифицированная рабочая сила.

Эвакуация

Всего через неделю после немецкого нападения на Советский Союз городские власти решили эвакуировать из Ленинграда 392 000 детей. Первые 15 000 детей покинули город 29 июня. Процесс был беспорядочным, его существенно затрудняла бюрократическая волокита, что приводило к душераздирающим сценам, а порой и трагедиям. Матерям, не занятым на оборонных производствах, разрешалось сопровождать своих детей. Однако нередко семьи разделялись. Первые поезда, набитые детьми, отправились не туда, куда нужно, а на запад, прямиком навстречу наступающим немцам. Когда они вернулись в Ленинград, их матери уже уехали – в противоположном направлении.

Эвакуация детей из Ленинграда. 29 июня 1941 г.  Фото В. Тарасевича

После первых нескольких дней городские власти решили, что слишком много женщин покидают город, в то время как их труд нужен здесь, – и детей начали отправлять одних. Была объявлена обязательная эвакуация для всех детей в возрасте до четырнадцати лет. Многие дети прибывали на вокзал или на сборный пункт, а затем вследствие неразберихи по четверо суток ждали отправки. Еда, тщательно собранная заботливыми матерями, съедалась в первые же часы. Особое беспокойство вызывали слухи о том, что немецкие самолеты расстреливают составы с эвакуированными. Власти опровергали эти слухи, называя их «враждебными и провокационными», но вскоре пришло подтверждение. Самая страшная трагедия произошла 18 августа на станции Лычково. Немецкий бомбардировщик сбросил бомбы на состав с эвакуированными детьми. Началась паника. Очевидец рассказывал, что поднялся крик и сквозь дым он видел оторванные конечности и умирающих детей.

Перед жителями города встала сложная дилемма. Одни считали, что, наверное, безопаснее эвакуироваться, но не хотели расставаться со своими домами и имуществом, которое наживалось годами. Других, просивших, чтобы их эвакуировали, арестовывали за «пораженческие настроения», третьи симулировали болезнь, чтобы не уезжать. Многим было стыдно уезжать, им казалось, что они предают свой любимый город. Находились и такие, кто хотел остаться в Ленинграде, чтобы встретить немцев как освободителей.

Власти пресекали пораженческие разговоры, призывали советских людей быть бдительными и беспощадными по отношению к трусам, паникерам и дезертирам. Население демонстрировало величайший патриотизм.

К концу августа из Ленинграда было эвакуировано свыше 630 000 мирных жителей. Однако численность населения города не уменьшалась из-за беженцев, спасающихся от немецкого наступления на западе. Власти собирались продолжать эвакуацию, отправляя из города по 30 000 человек в день, однако, когда 30 августа пал расположенный в 50 километрах от Ленинграда город Мга, окружение практически завершилось. Эвакуация прекратилась. Из-за неизвестного количества беженцев, находившихся в городе, оценки расходятся, но ориентировочно в кольце блокады оказалось до 3 500 000 ленинградцев. Продовольствия оставалось всего на три недели.

Немецкое наступление

12 июля 1941 г. немецкие войска дошли до реки Луги, где проходила первая линия оборонительных сооружений, поспешно возведенных жителями Ленинграда. Советские войска, оборонявшие Лужский рубеж, отступили. «Ворота Ленинграда открыты!» – хвастливо заявил командующий немецкими войсками. Всего за три недели немцы преодолели почти 800 километров и находились теперь меньше чем в 100 километрах от Ленинграда. Пленных советских солдат тысячами угоняли на запад в лагеря для военнопленных, вернуться откуда суждено было немногим. Перевозка их по железной дороге даже не рассматривалась, поскольку русские могли «испачкать и заразить вагоны».

Когда немцы захватили город Мга, оказалась перерезана последняя железнодорожная нитка, связывавшая Ленинград с другими населенными пунктами. Неделю спустя, 8 сентября, немцы взяли Шлиссельбург на западном берегу Ладожского озера. Этому обширному озеру, расположенному в 35 километрах к востоку от Ленинграда, предстояло сыграть значительную роль в героической обороне города. Тем временем финны, наступая с севера, достигли северного берега озера, отвоевав значительную часть своей территории, которую они отдали Советскому Союзу после Зимней войны, продолжавшейся с ноября 1939-го по март 1940 г. Ленинград вместе с находившимися в нем людьми, по сути дела, превратился в остров, отрезанный от остальной страны. Гитлеру оставалось только отдать последний приказ, и город был бы захвачен. Однако фюрер передумал и решил не брать Ленинград штурмом, а разбомбить его, а жителей уморить голодом. В своей директиве от 22 сентября он четко изложил свое намерение – «стереть Петербург с лица земли».

Решение Гитлера было основано на прагматизме – штурм города мог обойтись очень дорого. Немецкие коммуникации были растянуты, и за первые три месяца войны немецкие армии уже потеряли на советской земле 180 000 человек. Гитлеру не были нужны новые потери. Он знал, что русские будут отчаянно сражаться за каждую улицу, за каждый дом (как это позднее и произошло в Сталинграде), а его генералы опасались, что город заминирован. Как подытожил один из немецких офицеров:

Нет смысла рисковать жизнями наших солдат. Ленинградцы все равно перемрут. Главное – не выпустить ни одного человека через наши передовые.

Чем больше людей останется в городе, тем быстрее они умрут. И тогда мы без труда войдем в город, не потеряв ни одного солдата.

Немецкие войска получили строжайший приказ – расстреливать на месте всякого, кто попытается бежать из города, будь то мужчина, женщина или ребенок. Однако немецкое командование, сознавая, что расстрел безоружных женщин и детей может подорвать моральный дух немецких солдат, приказало использовать артиллерию, оставаясь на безопасном удалении.

Таким образом, 8 сентября немецкие войска остановились всего в 11 километрах от городской черты и окопались, приготовившись подвергнуть Ленинград самой опустошительной блокаде за всю современную историю. Этой блокаде суждено было продлиться почти 900 дней. К востоку от города в руках советских войск осталась узкая полоска земли, крохотный коридор, обложенный с одной стороны финнами, а с другой – немцами. Для осажденных ленинградцев этот коридор стал спасительной нитью.

www.litlib.net

Блокада Ленинграда. Народная книга памяти

Блокада Ленинграда Народная книга памяти

Все права принадлежат МТРК «Мир»

В данной книге изданы материалы, собранные в рамках проекта Межгосударственной телерадиокомпании «Мир» «Блокаде.нет»

 

Межгосударственная телерадиокомпания «Мир» выражает большую благодарность за помощь в организации сбора воспоминаний: Общественной организации «Жители блокадного Ленинграда» (г. Санкт-Петербург) в лице председателя Скрипачевой Ирины Борисовны;

Российской общественной организации «Ленинградский Союз „Дети блокады 900“» (г. Санкт-Петербург) в лице президента Кокряковой Галины Васильевны и лично членам организации Годиной Светлане Яковлевне и Луговой Ольге Сергеевне;

Региональной общественной организации воспитанников детских домов Блокадного Ленинграда (г. Санкт-Петербург) в лице председателя Фадеевой Нины Владимировны;

Общественной организации «Московская организация ветеранов– блокадников» в лице председателя Астафьева Олега Африкановича и лично члену Совета организации Моисеенко Татьяне Аркадьевне;

Алтайской краевой общественной организации «Жители Блокадного Ленинграда» в лице председателя Ерыгиной Светланы Михайловны;

Симферопольскому городскому обществу «Жители блокадного города-героя Ленинграда» в лице председателя Кундобы Ирины Александровны;

Севастопольской общественной организации «Жители блокадного Ленинграда» в лице председателя Ивановой Галины Александровны;

Творческому Союзу «Севастопольский фотосалон» в лице руководителя Желток Светланы Александровны

Принято считать, что Россия – страна с непредсказуемой историей. В этой иронической метафоре есть большая доля правды. Потому что в этой большой Истории на цепочки фактов часто накладываются мнения специалистов и интерпретации ученых.

Эта книга – попытка создать Историю великой русской трагедии через сотни историй жизни тех, кто пережил блокаду. Как любые истории, которые подразумевают под собой описания и факты из жизни простых людей, они не претендуют на объективность. Для авторов данной книги блокада – это хроника жизни и смерти. Это дневники тех, кому посчастливилось выжить, и тех, кому пришлось умереть. Ради нее. Ради Победы.

Председатель Межгосударственной телерадиокомпании «Мир» Радик Батыршин

Предисловие

Я необыкновенно горд тем, что мне поручена такая почетная миссия – выступить со своеобразным предисловием к этой книге, потому что для меня это очень важное личное событие.

Как журналисту мне очень много приходится ездить по разным городам и у нас, и за рубежом, и не так давно в одной очень благополучной западной стране, которая, по большому счету, не участвовала в войне, но теперь является своего рода центром Евросоюза, случилась одна дискуссия на военную тему. Представитель журналистского цеха этой самой замечательной страны с досадой сказал:

– Почему вы все время так эмоционально вспоминаете войну и сколько вы будете на эту тему спекулировать в нашей нынешней действительности двадцать первого века?

Меня это страшно поразило… а он добавляет: «Это же все уже история». И я тогда ему ответил, что это для вас история, а для нас это никакая еще не история, потому что все, что происходило тогда, это то, что происходило с моей семьей и еще с теми, кто не ушли, с теми, кто жив.

В моей семье блокада, вообще война, значит очень много, поскольку у меня оба деда воевали, и воевали очень круто, начали войну лейтенантами, закончили подполковниками, они, может быть, не были какими-то супергероями Советского Союза, но у них по три ордена и по три боевых медали за войну, и всю войну на фронте – с лейтенанта до подполковника, и остались живы. Один был артиллерист – Константинов Павел Игнатьевич, чью фамилию я использую как псевдоним, а Баконин Виктор Дмитриевич был связистом.

У моих дедов – и Сталинград, и Курская битва… А Константинов Павел Игнатьевич просто участвовал в прорыве блокады, и он точно при этом не знал, что с семьей… А семью эвакуировали на Алтай в Бийск – моя мама и мой дядя Сережа чудом остались живы – их вывозили по Дороге жизни, и машина, которая шла перед ними, погибла, потому что был налет авиационный…

Я не могу сказать, что в моей семье много говорят о блокаде, поскольку это страшные воспоминания. Но все то, что говорится, запоминается мгновенно. Я помню с детства страшный рассказ мамы о том, что, когда в сорок втором стало совсем голодно, страшно… она с голодухи маленького дядю Сережу укусила за пальчик… А он – типичный блокадный ребенок, потому что родился уже в блокадном Ленинграде, когда немцы замкнули кольцо, и в сентябре сорок первого он и родился, а в сорок втором мама… И хотя она сама была совсем маленькая, она в тридцать девятом году летом родилась. Моя бабушка, когда еще была жива – Ольга Константиновна, – рассказывала, как мама маленькая, не могла еще толком выговаривать, и она кричала не «тревога!», а «туога, туога!»… Чудом моя бабушка умудрилась выжить с двумя маленькими детьми, когда они эвакуировались на Алтай. А маленькая мама на всю жизнь запомнила, как она укусила своего братика за палец. Вроде бы ничего такого нет в этой истории, но она передает весь ужас и все то настоящее страшное, что было в те дни.

А еще мама запомнила, как умирала бабушка, моя прабабка, и запомнила, как в последний раз пришел с работы дедушка – мой прадед. Бабушка умирала уже в поезде, когда везли в Бийск, а дедушка умер на работе. Он был очень интересным человеком – ведущим конструктором Охтинского химкомбината, одним из тех, кто создавал этот комбинат, еще до революции получил звание почетного потомственного гражданина за создание пороховых смесей.

Прадед был уже совсем стареньким, мать запомнила, как однажды он пришел, принес кулечек какой-то еды, а потом вернулся на завод и не смог уже уйти домой, просто умер на рабочем месте от голода. Ему было семьдесят два года. И бабушка всегда говорил моей маме – ты должна помнить, чья ты внучка.

У меня близких родственников блокаду прошли, а в основном не прошли – восемнадцать человек. А из восьми моих прадедушек и прабабушек в блокаду умерло шесть. А двое не умерли в блокаду только потому, что одна прабабушка умерла от тифа еще в Гражданскую… а прадед, который остался жив, он вообще был не в Питере.

В основном умирали на работе, двоюродный брат моего отца умер не на рабочем месте, потому что ему было семь лет, он от голода умер…

Наверное, больше рассказывать тут нечего. Я могу, конечно, перечислять всех своих замечательных родственников, но это может почти каждый ленинградец…

Помню как мать с трогательным умилением восприняла новость о том, что поставили, наконец, памятник детям войны. Потому что это особая история. Они, конечно, на фронте не уничтожали немцев, но пережить то, что им выпало пережить…

Тот журналист из спокойной европейской страны, который мне в командировке сказал такие слова… он, наверное, читал что-нибудь о блокаде, но понимать – он не понимает. А у нас в семье понимают, поэтому у нас обязательно девятого мая все – и я, и брат, и наши дети… мы ходим девятого мая на Пискаревку на один из рвов сорок второго года – мы разные их выбираем, потому что мы не знаем, где именно похоронены наши, знаем, что многие – на Пискаревке и в сорок втором году… И мы бросаем сломанные гвоздики, выливаем немножко водки из фляжки, кладем хлеб, потому что мы их помним и мы ими гордимся.

Это очень светлая и важная гордость, потому что все равно семья уцелела – не под корень вырубило – прошла это страшное испытание, прошла достойно, значит, потомки тех, кто выжил и тех, кто погиб, обязаны эту память хранить. Это не пафосные слова, повторю, любой, у кого в семье это было, он это разделит…

Я беседовал с губернатором нашего города – Георгием Сергеевичем Полтавченко – об этой книге. Он попросил найти какие-то правильные слова, потому что его мама тоже была блокадницей, и он тоже ею очень гордится.

Я не знаю, будет ли эта книга иметь коммерческий успех, но думаю, что она издается не поэтому. Есть вещи, в которых совсем не важна коммерция. И если мы хотим оставаться людьми, и если мы хотим оставаться людьми одухотворенными, если мы хотим, чтобы нас уважали, соответственно мы должны уважать и себя, и своих предков, и память о таких невероятных событиях мировой истории – единичных, таких было очень мало, таких, как питерская блокада.

Воспоминания блокадников могут быть в разной степени интересными, в них может не быть приключений, без которых мало что интересует в текстах современную молодежь. Но они очень важны для того, чтобы мы оставались людьми. Эти горькие страницы обязательно нужно читать. Лекарство, оно необязательно должно нравиться. Лекарство может быть горьким, некомфортным, неприятным, но лекарства существуют для того, чтобы люди оставались здоровыми. В физическом, и самое главное, в нравственном смысле. Поэтому я очень горд, что у меня была возможность сказать такие, может быть, немножко корявые, но самые искренние слова.

 

Андрей Константинов

Августович (Чурина) Людмила Николаевна До войны мы жили хорошо

Я, Августович Людмила Николаевна (Чурина), родилась в Ленинграде 31 марта 1937 года. Когда началась война, мне было 4 года.

Жили мы с мамой и бабушкой на улице Рузовская, дом 33, кв. 10. Мама работала на заводе – делала снаряды, а папа был на войне.

Я какое-то время ходила в садик на углу Серпуховской улицы. Меня хотели эвакуировать, но я заболела коклюшем и осталась на все время блокады в Ленинграде.

Когда из садика меня отправили на лето на станцию Бернгардовка – мама привезла мне туда лепешек из одуванчиков, и я чуть не умерла, еле спасли, как сказали потом маме.

Помню, как мы с мамой на санках ездили за водой и брали ее из Обводного канала.

В наш дом на улице Рузовской попала бомба, и нас выселили в подвал-бомбоубежище, где мы с бабушкой лежали, так как у нас от голода отказали ноги.

Из подвала на улице Рузовской нас переселили на улицу Бронницкая, дом 10, кв. 20 (1-й этаж во дворе-колодце).

Помню, когда я гуляла на улице, как везде народ кричал и радовался, говорили, что выступал Калинин и что сняли блокаду Ленинграда. Это было 27 января 1944 года.

На радостях моя бабушка испекла круглый хлебец из картофельных очисток. К сожалению, я не уточняла, где она взяла очистки, но до сих пор помню.

Помню, как мама с бабушкой везли меня на санках и уронили и не заметили. Я до сих пор вспоминаю с ужасом, как я лежала на снегу, не могла ни кричать, ни двигаться, но, слава Богу, они заметили, что уронили меня, и вернулись. Помню даже место и улицу, где это было.

Видела, как горели дома, как на саночках везли умерших.

До войны мы жили хорошо, так как мама работала, а папа мой – морской офицер, и у нас было все необходимое для жизни, а после войны остался только кованый, обитый железом бабушкин сундук, но хорошо хоть сами остались живы, хотя у всех была дистрофия.

Моя мама награждена медалью «За оборону Ленинграда», папа умер в 1946 году после всех ранений и болезней.

Аксенова Тамара Романовна Ни одной жалобы, недовольства, малодушия – только надежда

Война началась внезапно, на второй день после выпускного вечера. Все сразу изменилось, стало тревожным, людей интересовали только фронтовые сводки. Началась мобилизация. Правительство предоставляло возможность эвакуироваться, но этим воспользовались не все: люди надеялись, что враг не дойдет до города.

В июле – августе ленинградцев стали направлять на оборонительные работы. От нашего дома поехали я и еще две женщины. Мы рыли противотанковые рвы. Жили в огромном бараке, где нам отвели на троих небольшой квадрат земли. Немцы обстреливали с самолетов и наш барак, и нас во время работы.

Фронт приближался, вскоре наши войска подошли к нам. Нам приказано было возвращаться домой. Мы шли пешком к первой станции по дороге через лес. По одной стороне идем мы – цепочкой по десять человек с интервалами, по другой навстречу идут солдаты – прямо в бой. Обувь пришлось снять, так как ноги распухли, шли в чулках. Иногда звучала команда отдыхать, и мы просто падали в мокрую от ночной росы траву. Но земля снова начинала качаться от разрывов снарядов, нас поднимали, и мы шли дальше.

Первую станцию на пути уже взяли немцы, пришлось идти к следующей. Наконец, дошли до станции Рауту, где нас спешно погрузили в вагоны. Люди в вагонах стояли вплотную друг к другу. Женщины теряли сознание, но упасть не могли. Так и стояли, бледные, с закрытыми глазами, зажатые телами других людей.

И вот Ленинград. Хмурый, совсем военный. Но трамваи еще ходили, и мы доехали на свою Выборгскую сторону.

10 сентября я решила поступать в университет. Поступила. Начались занятия. Блокада, бомбежки, обстрелы. Хлеба все меньше. Перебралась от мачехи (отец был на фронте) к тете, которая жила в центре, у Главпочтамта. Муж и старший сын моей тети умерли от голода. Младший сын умер в госпитале.

Когда в марте 1942 года наш факультет эвакуировался в Саратов – я осталась с тетей в Ленинграде. Поступила работать в почтовое отделение на Васильевском острове.

Страшная выдалась зима. В комнате (к тому времени дом тети разбомбили немцы, и мы жили в комнате эвакуированных) нет ни одного стекла, окна забиты фанерой. В подвале дома капает вода, за водой стоит очередь. Люди делятся фронтовыми новостями. Поразительно: ни одной жалобы, недовольства, малодушия – только надежда. Вера и надежда на то, что прорвут блокаду, что дождемся, что доживем.

Чувства стали тупыми. Я иду через мост, впереди медленно, шатаясь идет высокий мужчина. Шаг, другой – и он падает. Я тупо прохожу мимо него, мертвого, – мне все равно. Я вхожу в свой подъезд, но подняться по лестнице не могу. Тогда беру двумя руками одну ногу и ставлю на ступеньку, а затем – вторую ногу на следующую ступеньку… Тетя открывает дверь и тихо спрашивает: «Дошла?» Я отвечаю: «Дошла».

А потом весна. Из подтаявших сугробов торчат ноги мертвецов, город замерз в нечистотах. Мы выходили на очистительные работы. Лом трудно поднимать, трудно скалывать лед. Но мы чистили дворы и улицы, и весной город засиял чистотой.

Весна. Можно есть листья деревьев. Мы проворачиваем их через мясорубку и лепим лепешки. У нас пухнут животы.

Пришло время, когда я почувствовала, что сил уже больше нет. Ну день, ну два… и я лягу, как ложились все блокадники перед смертью. Меня вывезли через Ладожское озеро. Я попала в Уфу к своей эвакуированной из Москвы тете. Она откормила меня. Я осталась жива…

После эвакуации вместе с тетей я приехала в Москву, а в 1945 году – в Севастополь. В 1946 году вышла замуж.

Алаева Лидия Павловна По ошибке причислили к мертвым

Лейтенант запаса. Защитник Ленинграда. Ударник восстановления Севастополя, исследователь его истории.

Когда началась война, Лидия Павловна была студенткой. С первых же дней она участвовала в строительстве оборонительных сооружений. Голодала, как все. Когда силы кончились, то она оказалась в тяжелом состоянии, слегла. По ошибке ее причислили к мертвым и вместе с трупами отправили на платформе к дальней окраине Ленинграда – месту массовых захоронений. Только случайность спасла ее за несколько минут до захоронения. Она застонала, ее услышали, вытащили из кучи трупов и отправили в госпиталь. А дальше – опять на защиту родного Ленинграда.

Алиева Валентина Васильевна Люди шли по улице, падали и умирали

Когда началась война, мне было 12 лет, я все хорошо помню. 8 сентября немцы подошли вплотную к Ленинграду, началась блокада. Во-первых, конечно, начался голод, особенно зимой. Зимой давали по 125 грамм хлеба в день и ничего больше. Шли непрерывные бомбежки – все ночи напролет, днем немножко меньше, а ночью – непрерывно. Одни самолеты прилетали, сбрасывали бомбы, затем прилетали другие и снова бомбили. Мы не успевали даже спускаться в бомбоубежище. Только спустимся – дают отбой, поднимаемся в квартиру – новая тревога. Ночью даже не могли спать. Потом привыкли и перестали спускаться в бомбоубежище. Обстреливали и из дальнобойных орудий, так как немцы были прямо на окраине Ленинграда.

Не было электричества, не было тепла, не было воды, за ней ходили на Неву. Было очень страшно. Люди умирали ежедневно, особенно зимой. Погибали от обстрелов, бомбежек, от голода… трупы лежали на улицах, и некому было их убрать. Люди шли по улице, падали и умирали. Не дай Бог никому такое пережить. Я хочу, чтобы молодежь знала нашу историю и делала все, чтобы такое не повторилось.

Александрова Маргарита Борисовна Помню постоянный голод и бомбежки

Родилась в 1935 году.

В блокаду я ходила в детский сад на Каменном острове. Там же работала моя мама. Помню, как в сад поступил умирающий от голода младенец. Чтобы его спасти, мы заворачивали в марлю кусочек хлеба, получалась соска, и так кормили его. Выкормили, ребенок выжил.

Помню постоянный голод и бомбежки. Однажды один из ребят рассказал другу свою заветную мечту – это бочка с супом. Мама услышала и отвела его на кухню, попросив повариху придумать что-нибудь. Повариха разрыдалась и сказала маме: «Не води сюда больше никого… еды совсем не осталось. В кастрюле одна вода». От голода умерли многие дети в нашем саду – из 35 нас осталось только 11.

Алексеева А. В. Вшей было больше, чем волос

mybook.ru

Блокада Ленинграда - Библиотека ГБОУ Школа № 827

«Эпопея человеческих страданий»

Даниил Гранин, писатель

Адамович А., Гранин Д. Блокадная книга. – М.: ОЛМА Медиа Групп, 2013. – 624 с.

Авторы книги, основываясь на большом фактическом материале – документах, письмах, воспоминаниях ленинградцев, переживших блокаду, рассказывают о мужестве защитников города, о героических и трагических днях обороны Ленинграда в годы Великой Отечественной войны.

Для старшего школьного возраста.

 

Алексеев С. П. Подвиг Ленинграда. 1941-1944: рассказы для детей. – М.: Дет. лит., 2010. – 81 с.

Автор – известный детский писатель, участник Великой Отечественной войны (1941-1945) –  рассказывает младшим школьникам о ее главных битвах. Шесть книг серии описывают подвиг нашего народа в освобождении родной страны и Европы от фашистских захватчиков. Четвертая книга серии посвящена блокаде Ленинграда (1941-1944).

Для младшего и среднего школьного возраста.

 

Ардаматский В. И. Ленинградская зима // Советский детектив в 30 т. Т. 2. Ардаматский В. И. Повести. – Киев: Молодь, 1990. – С. 5-268.

В повести «Ленинградская зима» рассказывается о работе чекистов в годы Великой Отечественной войны в осажденном Ленинграде.

Для старшего  школьного возраста.

Берггольц О. Февральский дневник // Берггольц О. Лирика – Л.: Дет. лит., 1974. – С. 91-101.

Поэма «Февральский дневник» написана поэтессой в 1942 году в осажденном Ленинграде и посвящена защитникам города, мужеству ленинградцев, оказавшихся в кольце блокады.

Для среднего и старшего  школьного возраста.

Венок славы. Антология художественных произведений о Великой Отечественной войне. В 12-ти т. Т. 3. Подвиг Ленинграда/Сост. П. Карелин. – М.: Современник, 1983. – 606 с.

В третьем томе широко представлены произведения прозы, поэзии и художественной публицистики о героической обороне Ленинграда и разгроме фашистских войск на Неве. Эти произведения создавались большей частью в обстановке вражеской осады и носят неповторимый отпечаток тех огненных лет.

Антология смогла вместить в свой состав только фрагменты всего богатства литературы о ленинградской битве. Тем не менее, в них воплотились достоинства лучших книг о войне – широта охвата картин блокады, искренность и правдивость повествования, многообразие имен, творческих манер и стилей.

Для среднего и старшего школьного возраста. 

Гранин Д. Пленные // Гранин Д. Собрание сочинений в 5 т. Т. 3. Зубр: Повести и рассказы. – Л.: Худож. лит., 1989. – С. 98-109.

Под осаждённым, горящим, зимним Ленинградом в расположение наших войск случайно забрели двое немцев: лейтенант и ефрейтор. Пленных нужно было отвести в штаб. Их и повели под конвоем через замерзающий, голодный город.

Для старшего  школьного возраста.

 Гранин Д. Наш комбат // Гранин Д. Собрание сочинений в 5 т. Т. 3. Зубр: Повести и рассказы. – Л.: Худож. лит., 1989. – С. 110-154.

Через много лет после войны несколько бывших однополчан встречаются на том месте, где зимой 1941 года они отразили атаки гитлеровцев и не пустили их в Ленинград. Осматривая немецкие позиции, бывший комбат понимает, что позиции фашистов в этом месте были далеко не так сильны, как казалось, и их батальон мог бы не просто обороняться, а захватить немецкий «аппендицит», вклиненный в нашу оборону. Сколько людей остались бы живы, знай он тогда про некий овражек, и про то, что у немцев, оказывается, здесь не было железобетонных дотов... Что же делать с этим знанием теперь?

Для старшего  школьного возраста.

Кетлинская В. В осаде // Кетлинская В. Собрание сочинений в 4 т. Т. 2. В осаде: Роман. – Л.: Худож. лит., 1978-1980. – 632 с.

Удостоенный Государственной премии СССР роман Веры Казимировны Кетлинской «В осаде» посвящен подвигу ленинградцев в годы блокады.

Для старшего  школьного возраста.

Пантелеев Л. На ялике: Рассказы. – М.: Дет. лит., 1972. – С.41-59.

В книге  собрано несколько рассказов о подвиге.

Для младшего  школьного возраста.

Сухачев М. П. Дети блокады. – М.: Дет. лит., 2012. – 268 с.

Герои книги, – дети блокадного Ленинграда, Витя Стогов и его друзья, – тушили на чердаках зажигательные бомбы, ловили сигнальщиков-диверсантов, помогали людям выстоять. Любовь к Родине, стойкость, мужество, самоотверженность – вот главные черты этих ребят, благодаря которым они выдержали нечеловеческие испытания.

Для среднего  школьного возраста.

Таня Савичева – ленинградская школьница, которая с начала блокады Ленинграда вела дневник в записной книжке, оставшейся от её старшей сестры Нины. В этом дневнике девять страниц, на шести из которых даты смерти близких ей людей – матери, бабушки, сестры, брата и двух дядей. Почти вся семья Тани Савичевой погибла во время ленинградской блокады в период с декабря 1941 года по май 1942 года. Сама Таня была эвакуирована, но её здоровье было сильно подорвано, и она тоже умерла. Блокаду пережили только её старшая сестра Нина и старший брат Михаил, благодаря которым дневник Тани стал одним из символов Великой Отечественной войны и фигурировал на Нюрнбергском процессе как один из обвинительных документов против фашистских преступников.

Прочитать о Тане можно в нескольких книгах из фонда школьной библиотеки.

Воскобойников В. Таня Савичева // Рассказы о юных героях. – М.: Издательство Оникс, 2010. – С. 164-166.

Для младшего школьного возраста.

Миксон И. Л. Жила-была: Историческое повествование. – Л.: Дет. лит., 1991. – 223 с.

Документальная повесть о Тане Савичевой, ленинградцах в блокадном городе.

Для среднего  школьного возраста.

Смирнов С. Таня Савичева// Венок славы. Антология художественных произведений о Великой Отечественной войне. В 12-ти т. Т. 3. Подвиг Ленинграда. – М.: Современник, 1983. – С. 297-300.

Отрывок из поэмы «Дневник и сердце».

Для среднего школьного возраста.

Яковлев Ю. Девочки с Васильевского острова // Яковлев Ю. Где начинается небо. – М.: Дет. лит., 1982. – С. 91-96.

Для младшего школьного возраста.

Раскин Л. Дети великого города // За всех маленьких в мире: рассказы и очерки о Великой отечественной войне. – Л.: Дет. лит., 1989. – С. 162-174.

В очерке рассказывается о ленинградских детях в дни Великой Отечественной войны.

Для старшего школьного возраста.

Митяев А. Тимофей Беспраздничный // Митяев А. Подвиг солдата. – М.: Издательство Оникс, 2011. – С. 97-105.

В книгу вошли рассказы, которые писатель считал энциклопедией военной жизни.

Для младшего и среднего школьного возраста.

 

Никулина И. Бабушкин кактус // Победа будет за нами! Стихи и рассказы о великой отечественной войне. – М.: Издательство Оникс, 2010. – С. 113-118.

Трогательный рассказ из блокадного детства.

Для младшего и среднего школьного возраста.

Оборона Ленинграда // Митяев А. В. Тысяча четыреста восемнадцать дней: Рассказы / Художник Б. Кыштымов. – М.: Дет. лит., 1987. – С. 201-239.

Книга рассказов о Великой Отечественной войне, которая охватывает всю ее историю — от начального периода до Дня Победы. Рассказы о великих битвах чередуются с эпизодами о героизме солдат и командиров.

Для среднего и старшего школьного возраста.

Тихонов Н. Ленинградские рассказы. – Л.: Дет. лит., 1977. – 191 с.

Рассказы о людях мужественных и стойких, с честью выдержавших суровое испытание - блокаду родного города.

Для среднего и старшего  школьного возраста.

У стен Ленинграда: Сборник. – Л.: Искусство, 1984. – 351 с.

В сборник вошли пьесы и киносценарии, написанные в военную пору авторами, пережившими суровые блокадные дни, страшную зиму 1941/42 года: «У стен Ленинграда» В. Вишневского, «Офицер флота» А. Крона, «Раскинулось море широко…» В. Азарова, В. Вишневского, А. Крона, «Они жили в Ленинграде» О. Берггольц, Г. Макагоненко, «Жила-была девочка...» В. Недоброво.

Все эти произведения стали документами эпохи: в них запечатлен подвиг ленинградцев и защитников города, показаны их беспримерное мужество и стойкость. В издании использованы фотоматериалы военных лет.

Для широкого круга читателей.

Чаковский А. Блокада: Книга первая и вторая. – М.: Советский писатель, 1979. – 526 с.

Чаковский А. Блокада: Книга третья и четвертая. – М.: Советский писатель, 1979. – 496 с.

Чаковский А. Блокада: Книга пятая. – М.: Советский писатель, 1979. – 622 с.

Действие первой книги «Блокады» начинается накануне войны.

Вторая книга охватывает события июля и августа 1941 года, когда тяжелые бои идут на подступах к Ленинграду.

В третьей и четвертой книгах романа «Блокада» автор развертывает широкую панораму событий сентября - ноября 1941 года. Подвиг ленинградцев в один из наиболее тяжелых периодов обороны города А. Б. Чаковский изображает на фоне героической борьбы всего советского народа против фашистских захватчиков.

Пятая книга «Блокады» - завершающая книга широко известного романа А. Б. Чаковского, посвященного обороне Ленинграда в годы Великой Отечественной войны.

Для старшего  школьного возраста.

Чуковский Н. Балтийское небо: Роман. – М.: Дет. лит, 1980. – 479 с.

Знаменитая книга военного корреспондента Николая Корнеевича Чуковского «Балтийское небо» о судьбе эскадрильи истребителей И-16 под командованием капитана Рассохина - одна из лучших и правдивых книг о войне. Это роман о Ленинграде, о военных буднях блокадного города, его защитников и жителей, каждый день которых был по-своему героическим, о том, как воевали летчики, влюблялись, погибали, как их дело продолжали боевые товарищи, как рождалась и крепла вера в грядущую победу.

Для среднего и старшего  школьного возраста.

Кравцов А. М. Русская рулетка на Ладоге // Произведения участников Великой Отечественной войны 1941-1945 г в 3 кн. Книга 2: Воспоминания. – М.: ОАО «Московские учебники и Картолитография», 2005. – С. 212-222.

В произведении воссоздана особая атмосфера военных лет Ленинграда.

Для среднего и старшего школьного возраста.

 

«Дорога жизни». 1941-1943 // Дороги ратной славы. – М.: Голден-Би, 2010 – С. 66-85.

В книге особое внимание уделено участию дорожных войск в обеспечении боевых действий советской армии во время Великой Отечественной войны 1941-1945 годов. Цифры и факты, приведенные в повествовании, свидетельствуют о тех огромных объемах работ, с которыми приходилось справляться воинам-дорожникам в годы войны, о том труде, который, казалось, не может быть под силу простому человеку, о жертвах, принесенных тружениками на алтарь Великой Победы.

Книга рассчитана на широкий круг читателей.

Репортаж из блокадного Ленинграда: Фотографии военного корреспондента Сергея Струнникова/ Автор-составитель Л. И.Смирнова. – М.: Издательство Главархива Москвы, 2005 – 176 с.

В книге впервые публикуется фоторепортаж из блокадного Ленинграда, снятый военным корреспондентом газеты «Правда» Сергеем Струнниковым. Фотодокументы, хранящиеся ныне в Центральном архиве общественно-политической истории Москвы, свидетельствуют о трагических днях жизни осажденного Ленинграда зимой 1942/43 года, фиксируют драгоценные подробности городского быта этой поры.

Книга рассчитана на широкий круг читателей.

 

Подвиг народа: Памятники Великой Отечественной войны, 1941-1945 / Сост. и общ. ред. В. А. Голикова. – М.: Политиздат, 1984, - 341 с.

Иллюстрированное издание о беспримерном подвиге советского народа и доблестных Вооруженных Сил СССР в Великой Отечественной войне, отстоявших свободу и независимость своей Родины, осуществивших освободительную миссию, спасших мировую цивилизацию от фашистского варварства.

На советской земле и за рубежом воздвигнуты многочисленные памятники советским воинам, партизанам, подпольщикам, покрывшим себя неувядаемой славой в жестоких боях с немецко-фашистскими захватчиками и войсками милитаристской Японии. В книге представлены наиболее значительные памятники и мемориальные ансамбли, находящиеся на территории СССР и за его пределами. Материал сгруппирован по тематическим разделам.

Книга рассчитана на широкий круг читателей.

Блокада Ленинграда в кинематографе

«Жила-была девочка» Режиссер Виктор Эйсымонт. Союздетфильм, 1944

История двух маленьких блокадниц в осажденном Ленинграде: семилетней Настеньки и пятилетней Катеньки. Голод, холод, путешествия через вымерзший город к Неве с санками за водой, смерть матери, ранение – все это выпало на долю детей, перенесших наравне со взрослыми все тяготы войны.

Фильм снимался в блокадном Ленинграде.

 «Ленинградская симфония» Режиссер Захар Аграненко. Мосфильм, 1957

Лето 1942 года. В Дом радио Ленинграда прибывает партитура Седьмой симфонии Д. Шостаковича. Исполнить ее невозможно, так как в оркестре осталось мало музыкантов. Командование присылает музыкантов со всех участков фронта. В день, когда Гитлер поклялся захватить Ленинград, симфония впервые прозвучала по радио.

«Балтийское небо» Режиссер Владимир Венгеров. Ленфильм, 1961

По одноимённому роману Николая Чуковского о героической битве за балтийское небо в дни Великой Отечественной войны.

Рассказ о суровых буднях защитников Ленинграда, полных героики и трагизма; о тяжелой доле жителей города, попавшего в кольцо вражеской блокады. В центре повествования — судьбы военных летчиков, которым выпало сражаться в небе над Ленинградом и Балтикой.

«Зимнее утро» Режиссер Николай Лебедев. Ленфильм, 1966

По мотивам повести Тамары Сергеевны Цинберг "Седьмая симфония".

Действие фильма происходит в блокадном Ленинграде. Девочка Катя спасает во время бомбежки незнакомого маленького мальчика, называет его Сережей, и заботится о нем. В госпитале, где Катя помогает ухаживать за ранеными, она знакомится с капитаном Вороновым, который уверен, что его семья – жена и маленький сын – погибли в начале войны. Однако в финале фильма Воронов оказывается папой Сережи, настоящее имя которого Дима и удочеряет Катю...

«Ижорский батальон» Режиссер Геннадий Казанский. Ленфильм, 1972

Фильм, основанный на подлинных фактах, рассказывает о судьбах воинов Ижорского батальона. Сформированный из работников завода, батальон принял участие в решающих сражениях против регулярных частей гитлеровской армии и закончил свой героический путь на побережье Балтийского моря.

«Блокада» Режиссер Михаил Ершов. Ленфильм, 1974-1976

Киноэпопея по одноименному роману Александра Чаковского, состоящая из 4 серий: «Лужский рубеж», «Пулковский меридиан», «Ленинградский метроном», «Операция «Искра». Фильм посвящен мужеству и стойкости ленинградцев в трудные дни обороны и блокады Ленинграда 1941-1944 годов.

«Ленинград» 4-х серийный телефильм режиссера Александра Буравского. ООО «Ленинград-Продакшн, Инк.» по заказу Первого канала, 2007

Ноябрь 1941 года. Осажденный немцами Ленинград. Снабжение города продовольствием практически прервано. Единственная связь с Большой землей – дорога через Ладожское озеро, от которой зависят жизни почти трех с половиной миллионов человек… Группа иностранных журналистов  приезжает в город, чтобы рассказать мировой общественности о стойкости ленинградцев…

Одновременно развивается ещё одна  драматическая линия жизни. Майору госбезопасности Малинину поручено найти знаменитого ученого-гидрографа Василия Краузе, который точно знает, где на Ладоге проходит узкая промерзшая коса, по которой можно пустить машины с продовольствием. От того, выполнит ли майор задачу, зависит жизнь всех горожан...

Премии «ТЭФИ» 2007 года за лучший сценарий, за лучшую режиссуру, за лучшую операторскую работу телевизионного художественного фильма/сериала.

«Великая Отечественная» («Неизвестная война») Режиссер Роман Кармен. Документальный сериал (20 фильмов) советско-британо-американского производства, рассчитанный на западного зрителя, для которого события на Восточном фронте были настоящей «неизвестной войной» вышел на экраны в 1978 году.

Фильм 3-й. «Блокада Ленинграда»  В 1941 году в Ленинграде проживало более 2,5 миллионов человек. Каждый третий умрет от голода, бомбежек и артиллерийских снарядов, от страшных холодов: мужчины, женщины, дети…

«Ленинградский фронт» Документальный 4-серийный фильм. ТРК Петербугр – 5 канал, 2005

Интереснейшие архивные материалы, опубликованные и неопубликованные немецкие источники, личные свидетельства ветеранов и участников боев, материалы энтузиастов исторических реконструкций, коллекционеров оружия и военного костюма.

В работе над сериалом приняли участие историки из России, Финляндии и Германии. Съемки велись на местах боев в Пскове, Тихвине, Царском Селе, на Пулковских высотах.

«Блокада» Режиссер Сергей Лозница. Россия, 2006

Документальный фильм о блокаде Ленинграда во время Второй мировой войны. Без слов, без музыки – только звуки и картины умирающего города.

У этого фильма один режиссер, 40 операторов и два с половиной миллиона героев... Фильм о том, как сжимается жизнь в блокадном Ленинграде, уступая пространству смерти; о том, что у войны не бывает победителей; о том, что в войне проигрывают все. Беспристрастный взгляд на период блокады города, режиссер показывает постепенные метаморфозы жизни горожан, не навязывая своего собственного мнения, в фильме, частями которого стали архивные киносъемки.

«Ладога» Режиссер Александр Велединский. Кинокомпания "Мармот-фильм", 2013

К 70-летней годовщине полного снятия блокады Ленинграда на Первом канале приурочена премьера – многосерийный фильм «Ладога». «Дорога жизни», от которой зависели судьбы тысяч людей, оказавшихся в осажденном городе, и величайшее мужество тех, кто спасал ленинградцев, зачастую ценой собственной жизни.

«Существуют тысячи не снятых русских фильмов про очень важные вещи. А одна из этих вещей – вот эта дорога жизни и эти водители. Поэтому я думаю, важно, когда мы честно говорим о себе, о наших людях, которые совершили что-то, за что можно ими гордиться и их уважать»

Валерий Тодоровский, продюсер фильма

Источники:

  1. Книги из фонда школьной библиотеки
  2. Берггольц О. Февральский дневник [Электронный ресурс]: Фрагмент из поэмы читает заслуженная артистка России Екатерина Гусева. Спецпроект «Стихи военных лет». – «ТРК ВС РФ «ЗВЕЗДА», // URL: http://www.youtube.com/ (дата обращения: 15.01.2016)
  3. «Фары сквозь снег горят...» [Электронный ресурс]:Видеоролик на песню Розенбаума А. На дороге жизни с кинохроникой и фотокадрами блокадного Ленинграда. // URL: http://www.youtube.com/ (дата обращения: 15.01.2016)

КНИЖНАЯ ВЫСТАВКА

www.lib827.ru