Книга Библия - Послание Бога человеку. Книга бога


Читать книгу Боги богов Андрея Рубанова : онлайн чтение

Андрей РубановБоги богов

Чтобы простить врага,

нужно раз увидеть его спящим.

Чтобы простить себя,

нужно раз проснуться от собственного крика.

Владимир Курносенко

Часть первая
1

Его звали Жилец.

То ли имя, то ли прозвище. А фамилий у таких людей бывает по три десятка. Жилец – пусть будет Жилец. Марат и свое-то имя едва припоминал, рассуждать про чужие не было ни сил, ни желания. Имя, фамилия, прозвище – какая разница? В пересыльной зоне на Девятом Марсе никто ни во что не вдумывается. Вдуматься – значит вспомнить, что ты умеешь думать, что ты человек, а не пустынное насекомое. Мысли возникают обычно только в связи с простейшими проблемами. Как бы надышаться, или тень найти, или пожрать. Или уберечь барахло, чтобы не украли, пока спишь.

На Девятом Марсе воровство процветает. Сто сорок пять тысяч уголовников под открытым небом предоставлены сами себе, в охране только киборги, тупые, старые, позапрошлого модельного ряда. У них суровая казенная логика, всё завязано на арифметику: прибыл, убыл, к отбыванию наказания пригоден (то есть живой). А кто у кого украл куртку или порцию белкового концентрата – никому неинтересно.

Девятый Марс – древняя пересылка, о ней Марат слышал еще в детстве. Провинциальная планета у черта на рогах. Открыта в эпоху первого расселения, задолго до биореволюции. Описана в Каталоге Дальней Родни. Мертвая пустыня, на экваторе – пояс голубых песков, и в тех песках – пересыльная тюрьма, где нет ни заборов, ни систем слежения, ни зданий – вообще никакой инфраструктуры, а просто пробито в толще песка и камня десяток скважин, и вокруг воды бедуют и маются сто сорок пять тысяч негодяев из пяти десятков обитаемых миров. Бежать некуда, потому что дышать нечем.

Ночью – минус сорок градусов, днем – плюс сорок. Это летом, зимой – наоборот. Правда, Марат не собирался сидеть здесь до зимы.

Каждые три часа кислородная пайка, пропустишь пайку – ослабнешь, пропустишь две пайки – можешь и умереть, если слабак. Отбирать кислородную пайку – западло, а остальное можно и украсть, и силой отнять, и в кости выиграть, и в карты. Или проиграть.

Жильца привезли отдельным этапом. Такое Марат видел впервые. Около тысячи самых любопытных злодеев вылезли из своих песчаных нор и побежали смотреть на легендарного преступника. Но Марат не побежал.

Говорили, что Жилец убил двести человек на четырнадцати планетах. Говорили, что он приговорен к смерти там, где смертный приговор давно отменен. И еще – что он нашел Кабель. Однако Марат сидел на Девятом Марсе уже три месяца и давно понял, что нельзя верить арестантским байкам. Уголовники – особая раса: они циничны и грубы, но в такой же степени наивны, доверчивы и мнительны, они обожают россказни о колдовстве и магии, легенды о Дальней Родне и прочие долгоиграющие сплетни. Они верят в гениальных аферистов и величайших грабителей – это помогает им жить. Встречаешь двухметрового, бесстрашного, несгибаемого, шрамами покрытого – а он, как школьник, верит в ограбление офиса Федеральной финансовой системы. Или в то, что можно найти Кабель. Смешные люди. Идолопоклонники.

В общем, Марат не пошел смотреть на знаменитого убийцу. Благоразумно решил подремать – час был ранний, самый благодатный, плюс двадцать – самое время расслабиться.

Но к вечеру того же дня вся пересылка бурлила.

Сначала – это было в полдень, как раз после того, как сбросили третью пайку, – в отдалении возник неясный шум: сначала один закричал, потом другой хрипло выругался на смеси нескольких языков, третий ахнул; гомон стал гуще, громче – Марату стало интересно, и он вылез из берлоги. На Девятом Марсе каждый имеет собственную берлогу, яму; самую опасную жару лучше всего пережидать, зарывшись в песок, он здесь особенный, низкая теплопроводность, чем глубже – тем прохладнее или, наоборот, теплее, зависит от времени суток. Сто сорок пять тысяч преступников ковыряются в лиловом прахе. Весьма поучительное зрелище.

Марат размотал с головы тряпку, отряхнул грязь и пошел туда, где собиралась толпа. Фиолетовое солнце падало за синие горы. С севера приближалась бесформенная тень – летел киборг-надзиратель. Толпа уплотнялась, по краям – любопытные, ближе к центру – злые и возбужденные, пришлось работать локтями, потом выставить плечо и протискиваться боком. Вдруг над головами – черными и белыми, лохматыми и бритыми – с хриплым воем взлетело и рухнуло нечто. Вокруг зашумели и отпрянули – Марат едва не упал, – потом заорали, прокляли бога и маму его, и снова над толпой взлетело неизвестное существо, но Марат уже приспособился, посмотрел из-под руки и вздрогнул: это был человек. Раскинув руки и ноги, стремительно вращаясь и визжа, некто полуголый пронесся и упал, сбив наземь пятерых или семерых.

Многие отшагнули, другие, наоборот, подтянулись ближе. Марат оказался в самом центре событий. На пятаке диаметром тридцать шагов в облаке синей пыли стоял невысокий уродливый человек в старом, во многих местах заштопанном десантном комбинезоне. Не просто уродливый – безобразный в крайней степени. Короткие, очень толстые в бедрах, кривые ноги, мощнейшая грудная клетка, жилистая шея, круглая голова, руки же нелепо длинные и тонкие. Лица не было: нос, рот, уши и глаза существовали отдельно друг от друга – таков был, видимо, результат бесконечных пластических операций, сделанных имплантаторами разной квалификации и степени жадности. Уродливый стоял спокойно, глядя поверх голов, криво улыбаясь, и держал за волосы двоих – огромных, потных, оскаленных, коленопреклоненных; из их ртов обильно текла кровь, глаза бессмысленно вращались. Одного Марат знал: известный барыга по прозвищу Ящер, бывший владелец собственной фермы генетически модифицированной конопли на Империале. Уродливый сделал несколько шагов вперед, поволок за собой по песку потных гигантов, они не сопротивлялись, только мычали, двигались так, словно из них вынули все кости.

Толпа попятилась.

– Я – Жилец! – надсадно крикнул уродливый. – Если кто-то не верит – может подойти и спросить! Объясню любому!

Голос был тяжел и напоминал скрип, издаваемый причальной шлюзовой консолью планетолета класса «Б» в момент стыковки.

Выкрикнув инвективу, монстр оттолкнул одного из окровавленных гигантов, а второго – Ящера – поднял за волосы одной рукой, изогнул корпус и с тяжелым животным стоном швырнул вверх, словно тряпичную куклу. Три тысячи убийц, воров, насильников, хакеров, драгдилеров и террористов, совершивших злодеяния, предусмотренные федеральными списками «бета» и «гамма», издали вздох изумления. Ящер – сто килограммов мускульной массы – завизжал и улетел куда-то за спину Марата.

Надзиратель завис над местом драки, гудя изношенными турбинами, изучил обстановку, сверкнул линзами объективов и улетел дальше. Охрана никогда не вмешивалась в мелкие конфликты. У машин простая логика: пусть преступники тратят силы на потасовки, а не копят их для бунта или побега.

Уродливый вздохнул, обвел взглядом притихшую публику и нехорошо улыбнулся. Воцарилось молчание.

– Слышь! – крикнул из задних рядов кто-то дерзкий. – Если ты паяльником сделанный, так и скажи! Киборгам не место среди порядочных арестантов!

В задних рядах всегда находится такой дерзкий, выкрикнет и спрячется.

– Я не киборг, – ответил уродливый. – Я человек.

– Человек не может иметь такую силу!

Уродливый захохотал.

– Человек всё может, – сказал он, повернулся ко второму гиганту и протянул ему руку.

– Вставай.

Гигант осторожно повиновался.

Ладони уродливого были неправдоподобно чистыми, младенчески розовыми; ногти на всех десяти пальцах отсутствовали.

– Будь пока рядом, – велел ему Жилец и всмотрелся в первые ряды. Задержал взгляд на лице Марата.

И Марат тогда кивнул ему, сам не понимая зачем.

Конечно, он не был киборгом. Марат догадался сразу. Отличить живого человека от андроида, киборга, репликанта может любой. Достаточно внимательно понаблюдать хотя бы минуту. Секрет несложен: стандартный киборг, даже самый совершенный, не делает лишних движений. А человек – делает.

Кроме того, каждый подросток знает, что искусственные люди не могут жить без парфюмерии (эта необъяснимая особенность известна как «фактор одеколона» и уже двести лет служит для молодежи неиссякаемым источником шуток).

Конечно, Марат слышал про киборгов нестандартных, производимых мелкими сериями, по индивидуальным заказам. Как минимум в пяти обитаемых мирах технологии позволяли создавать механических людей, совершенно неотличимых от настоящих. У таких с лишними движениями было всё в порядке, а самые совершенные из них могли глубоко презирать дезодоранты и туалетные воды. Такие умели испражняться, рассказывать сальные анекдоты, соблазнять женщин, и если они выдирали волосы из ноздрей, у них непроизвольно слезились глаза. У них росли ногти, они заболевали гриппом и даже мастурбировали. Но эти уникальные монстры стоили бешеных денег, и, когда биоинженерия победила архаичные механические технологии, робототехника перестала развиваться. Зачем создавать электронного человека, если проще и дешевле вырастить клона?

Марат смотрел, как Жилец отряхивает с комбинезона лиловую пыль, и думал, что всё сходится.

Разумеется, он человек. Странные пропорции тела – оттого, что рос на планетах с разной силой тяготения. А сила огромна потому, что этот несуразный, страшный человек-тигр, наверное, действительно нашел Кабель.

Потом накатил очередной приступ апатии; Марат побрел к себе. Семьсот пятьдесят шагов на запад, еще сто сорок налево от третьего колодца – и вот его яма, обозначенная двумя овальными камнями и одним круглым. Тут надежно прикопан мешок с личными вещами, банка с белковым концентратом и арестантский клифт, он же куртка осужденного правонарушителя, он же одеяло, спасающее от холода, он же тент, спасающий от жары.

На душе было тяжело; замотал голову, зарылся, замер. Не всё ли равно, кто таков этот Жилец? Какая разница, откуда его сила? Может, он и в самом деле – киборг. Может, ему пересажены мышцы гиперборейского сайгака. Может, он сам родом с Гипербореи, а это очень серьезная планета, там сила тяжести втрое больше, чем здесь. Может, Жилец наглотался мощных стимуляторов. Может, он посланец Дальней Родни. А пусть бы даже нашел Кабель – что с того? Это не главное. Главное – пережить ночь, а завтра, может быть, щупальце киборга выдернет Марата из черной толпы – и осужденного повезут отбывать срок куда-нибудь на рудники, на болота, в раскаленные – или, наоборот, ледяные – пещеры или пустыни. На Патрию. На Сиберию. На Шамбалу.

Потом срок выйдет, и настанет время вернуться домой.

Девятый Марс вращался быстро, за три месяца Марат так и не смог привыкнуть к частой смене дня и ночи. Засыпал и просыпался на ходу. Или мучила головная боль, или накатывало глубокое безразличие к происходящему. Так устроена современная система наказания: на пересылке человека превращают в животное, опускают в дерьмо, бедолага живет в яме и дышит по команде, становится тощим, черным и бессильным. И только потом, дождавшись нужной степени бессилия и безмыслия, его везут в лагерь, а там – и воздух, и койка, и душ теплый, и жратва сносная, и даже стереофильмы; преступник вспоминает, что он царь природы – и радостно трудится на благо Межзвездной Федерации.

Марата разбудили на рассвете.

– Пошли. С тобой поговорят.

– Кто?

– Заткнись. Иди за мной.

Крупно дрожа от холода, подталкиваемый в спину маленьким темнокожим бандитом, судя по форме черепа, уроженцем Атлантиды, Марат пересек северный сектор. На ходу зачерпнул из общественного корыта пустой, безвкусной воды, которая была и не вода вовсе, не замерзала, не кипела, какая-то местная субстанция, пригодная для поддержания жизнедеятельности, – обтер лицо; различил в полутьме внушительный бархан, насыпанный, очевидно, нынешней же ночью, а в тени бархана – полулежащего на тряпках Жильца.

Справа от него сидел Ящер, видимо, вчерашний инцидент многому научил этого дальновидного мужчину. Слева кто-то угрюмый бесшумно сервировал завтрак: две банки белка, бутыль воды и горсть витаминов на бумажке.

Освещенное светом многочисленных разнокалиберных лун – из которых одна была настолько большая, что вызывала песчаные приливы, – лицо легендарного преступника казалось неживым. Когда он заговорил, пришли в движение только губы.

– Присядь, – сипло велел он.

Марат повиновался.

– Знаешь, кто я?

– Знаю, – сказал Марат.

– Хорошо. А ты кто?

– Марат.

– Откуда ты, Марат?

– С Агасфера.

Жилец кивнул.

– Знаю Агасфер, – благосклонно произнес он. – Там хорошо.

– Да, – сказал Марат. – Там хорошо.

– Во что веруешь, Марат?

– В Кровь Космоса.

Неживое лицо чуть изменилось, левый глаз дернулся, глаза сверкнули.

– Ага. Пилот.

– Да, – подтвердил Марат. – Я пилот.

– За что взяли тебя, пилот?

– За угон лодки.

Жилец посмотрел за спину Марата, на черного выходца с Атлантиды, тот издал короткое утвердительное мычание.

Узкие губы суперзлодея снова разжались:

– Разбираешься в лодках?

– Я пилот, – гордо повторил Марат. – Конечно, разбираюсь. С детства.

– Знаешь навигационные программы?

– И лоции, и портовые коды, и пилотажные алгоритмы. У меня отец – пилот, и дед был пилот. И я буду пилотом… когда освобожусь.

– Верю, – сухо произнес Жилец. – Скажи, здесь, на пересылке… кто-нибудь пытался отобрать у тебя кислород?

– Нет, – ответил Марат. – Я бы не отдал. И если бы при мне пытались отобрать у другого – я бы не позволил. Это западло.

Ночь быстро умирала; воздух над черно-лиловыми горами мерцал и переливался. При дневном свете лицо Жильца оказалось бурым, шрамы пересекали щеки и нос – уродливый, плоский, с вывернутыми ноздрями. Глаза, безусловно, пересажены, и не один раз, подумал Марат. Впрочем, почему только глаза? Если хотя бы половина из того, что рассказывают об этом человеке, – правда, тогда он весь собран вручную. Из самых лучших материалов. Люди из преступных кланов ходят к имплантаторам, как в кино. Накопил тысяч тридцать – сходил, вшил себе какую-нибудь новую штуку… Такой холод – а он расположился, как на пляже. Когда у меня будут деньги – куплю себе кожу гиперборейского белого дельфина и не буду ни мерзнуть, ни потеть.

Великий вор вздохнул.

– Что же… Благодарю тебя, парень. Уважил. Уделил старику время. Пусть течет через тебя Кровь Космоса.

– И через тебя, – ответил Марат.

Оглянулся: со стороны гор низко надвигался кибернадзиратель, из его брюха сыпались шарообразные контейнеры.

– Беги, – презрительно напутствовал Жилец. – Пайку пропустишь.

И медленно поднял в прощальном жесте белую ладонь без признаков мозолей, а когда опустил – Марат невольно задержал взгляд на пальцах: те места, где у обычных людей растут ногти, имели ярко-розовый цвет.

2

Тебя привезли сюда три месяца назад.

Разные миры вращаются быстрее или медленнее, продолжительность дня и ночи везде своя, и сила тяготения тоже, но в память о родине человечества повсюду принят единый земной стандарт мер и весов.

Три месяца на Агасфере – там ты рожден – равны трем месяцам на Девятом Марсе, хотя на самом деле за девяносто стандартных дней пыльная синяя планетка совершила почти шестьсот оборотов вокруг своей оси.

Правда, тебе на это наплевать. Ты уже не веришь, что когда-то жил другой жизнью. Прошлого нет и не было. Ты всегда обитал в песчаной яме, силясь надышаться пустым воздухом.

Ранним утром, когда совсем холодно, и после полудня, когда в тени плюс сорок, ты зарываешься глубже, благо здешний песок – не совсем песок, крупные невесомые гранулы, твои руки легко погружаются в их массу; ты ввинчиваешься, как червь, и при наработанной сноровке способен углубиться на метр или даже полтора за считаные секунды.

Если ты не спасаешься от холода или жары – ты дремлешь, или ходишь к колодцам пить, или жуешь концентрат, не имеющий ни вкуса, ни запаха, или понемногу сосешь кислородную пайку.

Всё, что было три месяца назад, кажется странной сказкой.

Ты просыпался не один. Женщины часто менялись, они ничего про тебя не знали, кроме фальшивого имени. Ты знал про них еще меньше. В конечном итоге если ты просыпался с женщиной – ты всё равно просыпался одиноким человеком.

Потом ты решал, что хочешь поплавать, и отдавал распоряжение. Сервисный мозг отеля улавливал твой приказ, и кровать под тобой начинала растворяться. Материалы меняли агрегатные состояния: простыни и подушки, столики и ковры незаметно для сознания превращались в воду наиболее комфортной температуры.

Ты любишь плавать, и если живешь на больших планетах с тяготением, близким к стандартному земному, плаваешь каждый день.

Сила тяжести раздражает тебя. Несильно – как головная боль или мелкий карточный долг – но раздражает. Ты мал, а планета огромна, ее масса удерживает тебя, лишает свободы, и эта мысль противна твоему естеству. Даже если планета комфортабельна, обжита. Даже если это Империал, Эдем, Атлантида или столица Федерации, Олимпия, где последний из последних не знает горя и нужды, – всё равно тебе неуютно. Ты привык сам выбирать свой вес. Если бы ты мог, ты проводил бы в космосе всё время, – там, внизу, под облаками, на твердых почвах, всех этих камнях, песках и прочих нелепых асфальтах, от тебя слишком мало зависит.

Влажность, температура, атмосферное давление, магнитный фон, смена дня и ночи. Законы. Правила. Уголовные и гражданские кодексы. Обычаи. Неписанные нормы поведения.

А ты – пилот, рожденный для движения, для тебя есть один закон – слово капитана, а если капитана нет, то нет и закона. Ты либо управляешь кораблем и тогда живешь полной жизнью, купаешься в любви, либо не управляешь, и тогда для тебя жизнь – не совсем жизнь, и любовь – не совсем любовь.

Конечно, бывают минуты, когда тебя вполне устраивает и температура, и давление. Как, например, сейчас. Кровать растворилась, спальня стала бассейном, и ты не уловил момента превращения. Отель «Олимпия-Хилтон» славится своими люксами-трансформерами. Ты плаваешь. Вода бодрит, в ней растворены соли, бальзамы и витамины.

Однако твоя спутница недовольна. У женщин свои взгляды на водные процедуры. Молодые девушки, обменивающие любовь на деньги, всегда тщательно следят за здоровьем и не плавают в бассейне вместе с клиентом. Девушка никогда не знает, какой коктейль заказал клиент. Может, он плавает в шампанском. Или, например, приказывает добавить турбометадон. Или метарелаксанты. Или слюну александрийского термита, на которую у многих сильнейшая аллергия.

Так или иначе, к моменту окончания трансформации шлюха, как правило, уже сваливает. Предварительно попытавшись впарить тебе свой контактный номер и непременно несколько килобайт всякого спама (если по-английски) или хлама (по-русски). Но в твоем мозгу установлен новейший фильтр, и последнее, что видит гостья, покидая шикарный люкс – это вспыхнувшую в сознании веселенькую фразочку на староанглийском:

Сам ты уже подплываешь к прозрачной стене и смотришь с высоты полутора тысяч метров на раскинувшийся под тобой город. Для тебя, космического существа, он чужой, но всё равно, ты уважаешь столицу Межзвездной Федерации. Она тебе нравится. Необъятна: от окраины до окраины много сотен миль. Застроена – по последней ретромоде, то есть хаотично. Каждый может купить кусок территории и воздвигнуть, что пожелает. Правило только одно: никаких правил. Богатые перемешаны с бедными, особняки соседствуют с ужасными железобетонными башнями. Олимпия – лучшая из планет; богатейшая и старейшая колония выходцев со Старой Земли основана задолго до того, как твой прапрадедушка познакомился с твоей прапрабабушкой, и при взгляде на безбрежное море разновеликих зданий как-то сразу становится ясно, что это крепкое, надежно обжитое место, настоящий дом в настоящем – то есть космическом – смысле слова.

Ты удаляешь воду, долго сохнешь под теплыми струями сжатой азотно-кислородной смеси и одеваешься. Наступает время молитвы. Храм на Крови Космоса расположен в районе порта, далеко от центра, но даже если бы он стоял в соседнем квартале – ты бы не пошел. Ты давно уже не посещаешь службы космитов. Прежде всего это небезопасно; да и стыдно. Если бы твой духовный наставник узнал, чем сейчас занимается один из его самых любимых учеников, он бы, наверное, заплакал, а потом наложил на себя епитимью. Капеллан академии полагал, что ты станешь его гордостью – а ты стал его позором. И в храм тебе нельзя, хоть ты и крещен Пустотой. Приходится отдавать долг вере предков, не выходя за порог своего временного пристанища.

Четверть часа. Кровь Космоса не требует слов: не надо бормотать заученные фразы, совершать поклоны и прочие ритуальные движения. Главное – вспомнить и осознать, что ты не человек земных стихий. Ты рожден, чтобы пребывать вне почвы, воды, огня и воздуха. В Пустоте.

Потом – главное: следует сосредоточиться и вызвать в себе последовательность из тридцати трех сильных эмоций, начиная с восторга, ибо первое, что чувствует гомо сапиенс, увидев бесконечную черную пустоту, – это восторг.

Тоска, страх, гнев, надежда, и опять тоска, и вожделение, и еще раз гнев, и трепет – от простейших негативных переживаний к простейшим позитивным, от слабых – к самым крайним степеням, включая ужас и обожание.

И вот, когда приходит понимание, – через вены и артерии начинает бежать она. Кровь Космоса. Сила пространства. Чистейшая прана, без единой молекулы примесей.

Пережив молитву, ты заказываешь завтрак, хотя есть не хочешь: вчера немного перебрал. Две дозы мультитоника и пять кубов синтетического каннабиола, плюс у девушки (она называла себя танцовщицей) с собой было полграмма «Крошки Цахеса» – в общем, сейчас ты плохо помнишь вчерашний вечер. В памяти отложилось, что от «Цахеса» отказался. Объявил, что ничего не понимаешь в искусстве и не испытываешь позывов к творчеству, что тебе достаточно старого доброго пилотского мультитоника… Временная подруга кивнула.

Временные подруги никогда ни на чем не настаивают.

Стюард вкатывает тележку, и ты усилием сознания перекидываешь пару сотен на его текущий счет с одного из своих счетов. Для уплаты чаевых у тебя есть три отдельных офшорных счета в банках, контролируемых людьми с Шамбалы – это безопасно, и ты платишь, потому что в твоем мире нельзя не платить чаевых. По легенде, ты сын и внук владельцев транспланетной грузоперевозочной компании, наследник миллиардного состояния и с раннего детства привык, что тебя обслуживают живые люди, свободные граждане свободных миров, а не какие-нибудь грязные клоны или киборги. Дать чаевые – хороший способ отличить живого официанта от неживого. Неживым не положено иметь деньги.

Ты живой, у тебя они есть. Ты не просто живой, ты молод и богат. И живешь в отелях не ниже четырнадцати звезд и только в люксах-трансформерах. Ты наверху, ты в элите, у тебя нет проблем.

Если прячешься от правосудия, прячься среди избранных. Затеряйся в сливках общества – и тебя не найдут.

Улыбаясь этой мысли, ты вяло глотаешь бульон из лепестков эдемского полярного папоротника. Сами лепестки лежат на особом блюде, нарезанные полукольцами и сдобренные соком троянской гуараны; жуешь – деликатес превосходен; твой диетолог утверждает, что лепестковый суп снимает любую абстиненцию. Но тебе двадцать лет, похмелье проходит быстро, и ты, уже бодрый, отодвигаешь от себя тарелки, включаешь личный гипноканал и за чашкой кофе просматриваешь короткую, но энергичную и емкую лекцию о свободе воли квазиживых организмов.

Ты – пилот. Тебе важно знать, может ли быть свободен корабль, если он – биом: одновременно живой и неживой. Симбиоз растительных, животных и рукотворных тканей. Если свободным может быть только живое тело, если корабль без своего хозяина – пилота – не умеет двигаться, тогда как должен действовать пилот, налаживая ментальный контакт? Ни один биом ни на секунду не забывает о том, что он машина. Но попробуй напомнить, хотя бы намекнуть, проявить малейшее неуважение – пожалеешь. Корабль выполнит любой приказ, но не полюбит твои пальцы. Он не забудет обиды и однажды отомстит.

А когда кофе выпит и фильм просмотрен – ты собираешь вещички и валишь из номера к чертовой матери. Тебе нельзя дважды ночевать в одном и том же месте. Старый прием, ему шесть тысяч лет, а действует безотказно.

Конечно, ты всё время настороже. Основные правила давно выучены наизусть. Не привлекай внимания, не устраивай скандалов, уважай дух millennium tacitum. Улыбайся, не будь хамом, не будь жадным. Однако – если разобраться – ты не слишком напряжен и не боишься ни федеральной полиции, ни финансового мониторинга, ни Департамента безопасности корпорации «Биомех», ни тем более – Транспортной прокуратуры. Да, ты не добропорядочный – но и не подлец.

Ты всего лишь угоняешь лодки.

Конечно, есть еще КЭР, но ты не настолько опасен для человечества, чтобы тобой занимались люди из КЭР.

Перед тем, как отправиться в порт, ты едешь на Свободную территорию и там, усевшись за столик уличного кафе, пьешь белое вино. Пространство здесь немного искривлено, и ты видишь перед собой берег реки, широкую полосу песка, бледно-желтого, словно свет Старого Солнца; по воде летят лодки, тримараны и разноцветные паруса сёрфов. На самом деле от места, где ты сидишь, до берега реки несколько миль.

Еще нет полудня, но на Свободной территории уже весело. Здесь не соблюдается rex tacitum, закон тишины, и ты смотришь на хохочущих девушек, пролетающих мимо на задорно жужжащем электромобильчике, и сам тоже смеешься, просто так, от полноты жизни.

Ты – пилот, тебя никогда не раздражали механические шумы, тебя двенадцать лет учили не раздражаться, ты владеешь десятками приемов обретения пилотской нирваны – сейчас ты смотришь на древнюю машинку, отчаянно скрипящей и лязгающей, с большой симпатией. Да и на девчонок тоже.

Восемь из десяти посетителей Свободных территорий – девушки.

День хорош, ярок, но вывески сверкают еще ярче, справа – кинотеатр, слева – ресторан, еще левее – вход в популярный дансинг. Кое-где видны помятые завсегдатаи, иные со следами похмелья, но пьяных пока нет. Тут и вечером их мало. Олимпия основана христианскими протестантами, здесь не приветствуется алкоголь. Любители пьяных трипов обычно летают на Сиберию, где при минус тридцати по Цельсию дегустируют водку, ее там десять тысяч сортов.

А здесь – Олимпия, здесь можно неплохо повеселиться и на трезвую голову. Ты, правда, заехал сюда не для веселья, а просто расслабиться перед дальней дорогой. Вспомнить, что ты молод и твое место вовсе не среди ухмыляющихся скупщиков краденого, и не в тайных ангарах контрабандистов, где воняет самодельными взлетно-посадочными антифризами, и не в сомнительных офисах сомнительных корпораций, продающих лицензии на торговлю мусором, и не в кабинете вечно переутомленного имплантатора Маркуса, где в огромном террариуме сидит вяло пыхтящее бесформенное нечто, состоящее из одних только глаз и губ, – тварь, лично собранная Маркусом из отходов (изготовление таких сувениров запрещено законом, но каждый имплантатор обязательно лепит себе самоделку, так уж принято в их циничной профессии), – нет, тебе следует как можно больше времени проводить среди людей, у которых чиста совесть, за разноцветными столиками баров, в клубах, игровых зонах, в залах симуляторов, в шоу-музеях, на теннисных кортах и беговых дорожках, где сотнями способов можно выплеснуть лишнюю или глупую молодую энергию и набрать новую, здоровую и свежую.

Рядом садится юная пара, он румян, она бледна, он – как бы мачо со щетиной и квадратными плечами, она – как бы вся в себе, на тонких запястьях браслеты, на ногтях интерактивные 3D-картинки, на сгибе локтя свежий след от подкожной инъекции какой-нибудь слабенькой дурной субстанции, псевдогашиш или антипрагматика, безвредные игрушки для тех, кто жаждет познать вкус порока, но боится увлечься. На Свободных территориях это не модно, но и не позорно.

Свободные территории есть на каждой планете, они для того и придуманы, чтобы молодежь могла выпустить пар.

Ты допиваешь вино и встаешь. Бросаешь короткий взгляд и сразу видишь, что она его не любит, а он любит, но не так, как ей бы хотелось, и притом оба сильно хотят друг друга, но мечтают, чтобы всё было по любви. И ты, профессиональный пилот, слишком многое знающий о физической любви (семь лет ежедневных тренировок), решаешь, что надо что-то сделать для сбитого с толку парнишки, и, проходя мимо, улыбаешься плечистому отроку, и говоришь:

– Любить иных – тяжелый крест.

Ты доходишь до перекрестка и берешь такси, почему-то испытывая печаль. Разлитое вокруг, изо всех углов подмигивающее дружелюбие этого идеально налаженного мира, до краев наполненного самой чистой и светлой любовью, кажется чужим, не тебе адресованным.

Ты трижды меняешь машины и в припортовом квартале выпрыгиваешь из дешевого вертолета едва не на ходу. Багаж – четыре огромных ситалловых кофра – поехал из отеля в порт отдельно. Кофры забиты старыми шмотками, багаж – фальшивка, никто не сможет отследить тебя по адресу его доставки. Багаж полетит на Шамбалу, а сам ты, налегке, – совсем в другое место, и там, если тебе понадобится одежда, ты купишь новую.

В порту слышно только пение птиц и шуршание ветра в листве огромных дубов и кленов. Дух millennium tacitum тщательно культивируется: кое-где на стенах можно даже увидеть старые, оставленные в назидание потомкам таблички, напоминающие, что производство индустриальных шумов есть федеральное преступление из списка «бета». За лязганье металла о металл можно получить наказание: крупный штраф или даже высылку в малокомфортабельные новейшие миры. Ты небрежно проходишь регистрацию, сразу шагаешь в ВИП-зону и устраиваешься со стаканом алкоголя в кресле, собранном из тел пресноводных медуз с планеты Медиана. Это модная новинка: прозрачные твари размером с подушку умеют испускать мощные положительные биотоки и за четверть часа снимают страх перед полетом у любого. Один твой приятель пытался заработать на контрабанде медуз, но напоролся на людей из Службы безопасности корпорации «Биомех» и сейчас мотает срок в одну пятую стандарта.

Ты в любой момент можешь присоединиться к этому неудачнику. Ты не забываешь, кто ты. Ты напряжен, несмотря на метарелаксанты и выпитые за полчаса три порции виски. Медузы под тобой еле слышно пыхтят, по спинке кресла проходят медленные волны. Внешне, разумеется, ты спокоен и даже начинаешь искоса посматривать на девушку, сидящую неподалеку, слишком свежую и сексуальную, чтобы сразу поверить в естественность ее свежести и сексуальности.

Увы, натуральная красота пала жертвой биотехнической революции, с двенадцати лет каждая дура мечтает пересадить себе эпидермис алмазной бабочки; о вагинальных мышцах лучше вообще умолчать, у твоего личного имплантатора Маркуса в прайс-листе их – пятьдесят с лишним позиций, несчастный парень проводит у операционного стола по десять часов в день и давно уже держит целибат, женщины ему неприятны. Снимаю с нее одежду, жалуется он, и вижу не грудь или бедра, а позиции в прайс-листе…

iknigi.net

Читать книгу О боге. Непротиворечивая теория бога Евгения Владимировича Горяинова : онлайн чтение

Е.Горяинов

О БОГЕ

непротиворечивая теория Бога

Предисловие ко второму изданию

После первой публикации этих заметок на сайте http://www.sciteclibrary.ru я получил несколько откликов, показавших ошибочность многих сокращений, сделанных мною при подготовке к первому изданию. Дело в том, что очень многое, для меня совершенно очевидное, казавшееся мне пустым заполнением ценного печатного пространства и потому исключённое из текста, вовсе не оказалось таковым для читателей. В откликах оказались те замечания, дополнения и т.п., суть которых была в первоначальном варианте, но оказалась мною опущенной. Пришлось снова доставать старые материалы, сравнивать, дополнять, править. Но это занятие оказалось небесполезным, так как в основной текст вкралось несколько опечаток, которые я не отловил, так как не считал нужным тщательно перечитывать текст, казавшийся знакомым до последней запятой. Кроме того, не будучи знакомым с особенностями публикации в электронных библиотеках, я писал в таком редакторе, что при переводе в гипертекст статья потеряла всю ту выразительность, на которую я рассчитывал. Отсюда и возникла необходимость в повторном издании – надеюсь, все указанные недостатки в новом варианте ликвидированы.

Предисловие

То, чего я не понимаю, может дать мне правильное понятие о Боге … не в большей степени, чем молитва, произнесённая на неизвестном мне языке, может возбудить моё благочестие. 

Толанд. «Христианство без тайн»

Лежащие перед Вами заметки носят полемический характер. Писались они не для того, чтобы убедить или разубедить кого-либо в существовании Бога. Эти заметки начинались с записи сумбурных мыслей с целью приведения их в порядок. О публикации не думалось, и записи велись от случая к случаю, спонтанно, на протяжении нескольких лет, когда после очередного услышанного высказывания или прочитанных строк начинали «чесаться руки». Я был приятно удивлен, когда нечаянно оказалось, что мои размышления могут быть интересными и для других. «Причёсанный» и дополненный ссылками (там, где удалось их вспомнить и найти) и пояснениями вариант заметок и предлагается вниманию читателя. Так что, не собираюсь никого ни заговаривать, ни охмурять, но, если это покажется кому-то интересным, то с удовольствием поделюсь своими соображениями на эту весьма не простую тему. Заметки написаны от первого лица с целью подчеркнуть то обстоятельство, что это моё, только моё мнение и я не навязываю его читателю, скрываясь за многозначительными «мы», «автор» и т.д.

Как и все дети СССР, я получил атеистическое воспитание, но всё же, где-то в глубине сознания, с трудом шевелилось что-то вроде:

– Ну, дедушка на облаке – это, конечно, наивно, но что же тогда подразумевают люди под словом «Бог»? Когда люди говорят или спорят о Боге, то о ком или о чём они говорят? Да и об одном ли и том же говорят, одно ли и то же имеют в виду при споре? А если говорят и даже спорят, значит для человечества слово «Бог» не является таким уж пустым и бессмысленным звуком, каким его пытаются представить нам атеисты? Оно понятно, раз слово присутствует в языке, то оно что-нибудь да означает, но вот что именно? Можно ли это Нечто представить себе так, чтобы хотя бы мысленно «потрогать руками»? И не пытаются ли атеисты навязать нам такое понимание Бога, которое легче было бы им же и опровергнуть?

С самого начала проблема Бога для меня не сводилась к альтернативе: «Бог есть – Бога нет». Я никогда не слышал о существовании народа, который не имел бы богов. И если люди всех времен, рас, наций и народностей, с разным уровнем социального развития, неизбежно обращаются к культу какого-нибудь Бога, то, по моему мнению, причиной этого непременно должно являться существование чего-то (кого-то), что (кого) люди и обозначают словом «Бог».[1] И если влияние этого Нечто на жизнь человека чрезвычайно велико, то представлять Его не в виде физического природного образования, а лишь в виде сказочного персонажа, как какую-то страшилку вроде детской Буки – и неразумно и невозможно.

Не занимали меня никогда вопросы ни об имени Бога, ни об истинности богов распространенных религий – всё это было второстепенным. Главным для меня было – понять: что скрывается за словом «Бог», только после этого будет смысл говорить об истинности и, тем более, об имени Бога. Такие вопросы волновали меня до тех пор, пока, наконец, не удалось выстроить достаточно логичную, на мой взгляд, цепочку нехитрых рассуждений, которые и предлагаются благожелательному читателю.

Поскольку Вы всё ещё читаете эти строки, то, может быть, предложенная тема и для Вас не вполне безразлична? Тогда позволю себе предположить, что Вы, скорее всего, принадлежите к числу людей, как говорят, «слегка верующих», то есть, Ваша вера заключена в словах: «А вдруг и в самом деле в этом что-то есть?». Если так, то можете смело полагать, что всё это писалось именно для Вас: Вы найдёте здесь убедительные (по моему мнению) доказательства существования Бога. Не менее убедительные подтверждения своим взглядам найдёт в этих заметках и атеист. Если внимательный читатель, прочитав две последние фразы, решит, что они противоречат друг другу, то я уверяю его, что это не так и противоречие здесь только кажущееся – всё зависит от подхода к понятиям. Впрочем, попробуйте почитать ещё немного – мне представляется, что скучно быть не должно.

Надо всё же предупредить, что и Бог и религия рассматриваются здесь с точки зрения здравого смысла, а это противоречит религиозным установкам любого вероисповедания. Поэтому хочу сразу оговорить: человеку верующему я не рекомендую читать далее – не для него писано. И не потому, разумеется, что верующему не дано что-то понять, а потому, что он находится в равновесии со своей совестью и Богом. В этом случае поиск иного Бога не только бессмысленен, но и опасен: можно и старого Бога потерять, и нового не найти.

Не следует искать здесь и каких-либо теологических исследований: я не знаток религий и собираюсь всего лишь «пройтись по верхушкам», лишь напомнить читателю некоторые общеизвестные сведения о религиях, слегка коснувшись их в том малом объёме, который необходим для понимания существа проблемы. Правда, я иногда позволяю себе проявить недоумение по какому-либо поводу, но это именно нормальное человеческое недоумение, а не попытка построения доказательств, смысла в которых я не вижу: вера и логика говорят разными языками и доказывать здесь что-либо – только время терять[2].

Интересно, что и современная православная Церковь высказывает мнение, внешне совпадающее с моим. Однако во мнении Церкви слышится иной смысл. Мнение православной Церкви сводится приблизительно к следующему. Все достижения науки суть гипотезы, в той или иной мере приближающиеся к истинному мироустройству, которое науке неизвестно. Православная Церковь не может соглашаться ни с одной из гипотез, иначе после очередного научного достижения с изменением гипотезы придётся менять и вероучение. (Замечу, что речь идёт именно о православной Церкви – католическая Церковь включает научные достижения в своё вероучение). Но если бы Церковь просто отказывалась от диалога с наукой, это было бы полбеды. Церковь старается «прикрыть» эту область, активно открещиваясь не только от исследований, но даже от рассуждений, связанных с божественной сутью. Например, А. Мень в предисловии к последнему изданию книги Г Федотова «Святые Древней Руси» говорит так: «Вера касается тех вопросов, которые не подлежат суду науки. В этом отношении традиция, предание свободны от выводов критики» {Московский рабочий, 1990 г., стр. 19}. Здесь под словами «не подлежат», «свободны», совершенно очевидно подразумевается не бессмысленность споров, а запрет «чужакам» на суждения о предмете верования: не лезьте, мол, не вам рассуждать о Вере!

Не могу с этим согласиться. Не воспринимаю я рекомендации вроде: сюда не думай, думай туда. Наложение запрета на научный, следовательно, критический подход к каким бы то ни было областям жизни человека, фактически означает запрет мыслить, то есть – попытку остановить развитие цивилизации. Увы, это невозможно: святая инквизиция путь этот уже проходила и извинения, принесённые католической Церковью за деятельность инквизиции навсегда, казалось бы, закрыли этот вопрос. Если бы так…

Случайно наталкиваюсь на выступление по центральному телевидению некоего отца Сергия (1.11.98): «Эта идеология против Бога, поэтому эту идеологию искоренить надо». Вот так. Не больше и не меньше. Не ндравится мне, а потому – искоренить. Так что, какие уж там извинения, инквизиция – она не умерла и не переродилась, она лишь дремлет, ждёт лучших времен. И дело не в том, что та идеология мне понравилась, я даже не знаю, о чём шла речь, включение было случайным. Дело – в слове искоренить. Полагаю, что нет, не существует, не может и не должно существовать такой идеи, которую нельзя было бы оспорить. Каждый человек может верить, во что ему угодно, но это не означает, что соседи не имеют права подвергать сомнению правоту его взглядов. По моему убеждению, речь может идти лишь о форме, в которой наука осуществляет критику религиозных воззрений (кстати, – как и о форме ответных аргументов!), но это скорее общий вопрос культуры споров. А впрочем, пустое это всё – православная Церковь извинений за свои костры так до сих пор и не принесла, а значит, по её мнению, всё было правильно, дайте только волю…

Стоит заметить также, что я не рассчитываю на серьёзное и вдумчивое отношение читателя к этим заметкам. Это не фундаментальное исследование и не изложение основ мировоззрения, вроде марксистско-ленинской философии и я предпочёл бы, чтобы написанное воспринималось как эссе, как игра ума, с которой любопытно ознакомиться (если это действительно так). Такое отношение позволит читателю критически подойти к заметкам, что, в свою очередь, позволит ему глубже разобраться и в заметках и в той идее, которую я хотел бы донести.

Основной моей целью является описание Бога – таким, каким я его понимаю, что и заявлено названием заметок. Что касается моего недоумения относительно религий, то можно воспринимать его как попытку (может и неуклюжую – заранее не возражаю) объяснения: почему я не остановился на том или ином «стандартном» варианте веры. Кроме того, при чтении прошу не забывать, что здесь излагается моё личное мнение, а не «истина в последней инстанции». Я, безусловно, считаю своё мнение правильным, но признаю, что и читатель вправе иметь своё мнение по любому вопросу. Я не отношу себя к «твердолобым» и готов начать поиск ошибки в моих рассуждениях, если найдётся серьёзное, то есть, логичное и экспериментально воспроизводимое доказательство существования иного Бога, отличного от описываемого мною в этих заметках. Пока с такого рода доказательством мне не довелось встретиться.

Я, было, колебался: стоит ли говорить об этом в наше время, когда «…обновленная Россия, сбросив ярмо коммунизма, вновь обратилась к Богу». Меня убедили средства массовой информации, откуда и взята последняя цитата. Когда я вижу на телеэкране неумелого фокусника с христианским крестом на шее, называющего себя колдуном, или политика, ссылающегося в запале предвыборной борьбы на «десять заповедей Христа»; когда вся Москва с помпой отмечает масленицу «по христианским традициям»; или когда все газеты дружно начинают писать о крещенских гаданиях в связи с христианским праздником Крещения и т.д. и т.п. – я не могу не видеть, насколько далеко наше общество и от Бога вообще и от христианства в частности. Потому и не считаю неуместным появление этих заметок.

И последнее. Россия неоднородна по религиозным воззрениям и в ней есть представители едва ли не всех известных вероисповеданий. И всё же традиционно Россия – страна православия. Поскольку я россиянин и живу в России, то буду полагать, что мой основной читатель – «православный атеист». В России сейчас таковых большинство[3] и они легко поймут это словосочетание. Для читателя моя позиция особого значения не имеет, а мне легче вести изложение, мысленно обращаясь к кому-то конкретному. Вот почему особое внимание будет, конечно же, уделено христианству.

Религия и здравый смысл

Громоздя чудеса на чудеса, м-р Уолпол рискует вызвать самый нежелательный для него результат – пробудить la raison froide, тот холодный здравый смысл, который он по справедливости считает злейшим врагом искомого им эффекта. 

В.Скотт. О «Замке Отранто» Уолпола

Не думаю, что здравый смысл может хоть в какой-то мере помешать восприятию волшебных сказок Уолпола – на то они и сказки. А как быть с чудесами религий, в истинности которых никто не имеет права усомниться? Здесь уж здравый смысл является действительно злейшим врагом, причём любой религии! Для религий отсюда один выход: возводить в ранг закона веру, то есть безусловное и непосредственное восприятие за истину любой исходящей от Церкви сентенции, сколь бы абсурдной она ни казалась. Вот почему каждая религия ищет безусловного, слепого подчинения Богу (Церкви), утверждая, что человеку Бога постичь всё равно невозможно, и содержит как обязательные требования вроде библейского: «Во всём верь Богу, независимо от разума твоего» {Притч. 2:5}. Но Церковь и Бог – не одно и то же! Да и как быть тем, у кого фантастики «душа не принимает»? Рекомендации Церкви по лечению таковых находим в Библии: очень хорошо, например, на костре их жечь…

Для меня всегда одним из самых серьёзных противоречий здравому смыслу являлся сам факт существования, а вернее даже, сосуществования множества религий, религиозных течений, сект и так далее, которые в дальнейшем я буду для простоты изложения называть религиями. Это не совсем точно (и даже совсем не точно – внутри одной религии может существовать множество сект), но мне не хочется отвлекать внимание читателя на несущественные для рассматриваемой темы детали.

Каждая из религий оправдывает своё существование тем, что именно она-то и является самой истинной, а все остальные она объявляет, в лучшем случае, недостаточно чистыми от «сатаны». И каждая из религий убеждает своих адептов в том, что только они спасутся (попадут в рай и так далее), а всё остальное человечество пропадет (попадет в ад и тому подобное). Очевидно, что все быть правыми не могут, а это значит, что большинство из них (или все?), заблуждаются, а некоторые и просто, извините, врут, да как понять: кто и в чём именно? На естественный в такой ситуации вопрос:

– Кому верить? – все религии наперебой дают одинаковый ответ:

– Только мне. – И всё. Любые попытки логического анализа религиозных основ будут пресекаться духовенством как еретические и самым последним, самым главным и абсолютно непререкаемым аргументом будет:

– ВЕРА нужна.

Характерен ответ одного православного священника по поводу библейских чудес: «Надо без рассуждений верить священному писанию даже в том случае, если бы в нём было сказано, что не кит проглотил Иону, а, напротив, Иона проглотил кита». Правду говоря, подобного верующего я в своей жизни не встречал ни разу – не повезло, наверное. Да Вы сами при случае прислушайтесь к речам отцов православной Церкви: они весьма показательны!

В рождественский сочельник вечером (1996) включаю телевизор – начинается всенощная в Казанском кафедральном соборе С.-Петербурга. Перед началом службы митрополит Владимир обращается к верующим: «Сегодня мне хочется, пользуясь праздником Рождества Христова…». Стоп. Что это? Оговорка? Речевой штамп? Полно, да верит ли он? Может ли воистину верующий, высокого ранга священник, в такой день да не праздновать, не радоваться, а пользоваться Рождеством Христовым для каких бы то ни было целей? Разве не есть это ни что иное, как обычная суета: вот, мол, как раз случай такой… отчего бы и не попользоваться, Христа, мол, от этого не убудет… Истинно верующий, наверное, мог бы думать (и говорить, если он искренен) примерно так: «Сегодня, в канун светлого и радостного праздника Рождества Христова, мне хочется…».

Конечно, вполне допускаю, что здесь я не прав, излишне придирчив, и произошла бездумная оговорка, да как-то слух резануло, и сомнения одолели: священник – не политик, он не имеет права быть косноязычным, и штампы в его речи нелепы. Заглянем в Писание: священник должен нести в народ «Слово здравое, не укоризненное, чтобы противник был посрамлен, не имея ничего сказать о нас худого» {Тит. 2:8}. И если даже священники позволяют себе публично говорить бездумно, то чего же ожидать от рядовых верующих?

А теперь давайте попробуем поставить себя на место некоего (фантастического) разумного существа, впервые посетившего нашу Землю и выбирающего для себя религию из имеющегося на планете ассортимента, буде придет ему такое желание. Как выбрать? Напрашивающийся метод – заглянуть в историю и проследить развитие религиозных сообществ. Бог, если Он существует и един, должен был бы поддерживать развитие одного из сообществ, «истинного», и тормозить развитие других, «сатанинских» (появись они, непонятно как, вопреки(?) воле Бога). И такое предположение – не мой досужий вымысел, читаем, например, в Библии: «…если будете слушаться гласа Моего и соблюдать завет Мой, то будете Моим уделом из всех народов…» {Исход, 19:5}. Предприняв такую попытку, наше гипотетическое существо было бы разочаровано[4]. Оставим в покое мелкие, как правило, полукриминальные религиозные группы – они возникают и исчезают на Земле чуть ли не ежедневно. Обратимся к устойчивым религиозным сообществам и увидим, что вот уже более 1000 лет они развиваются параллельно, с тенденцией постоянного роста численности приверженцев, что, впрочем, легко объясняется постоянным ростом населения Земли. Раз так, то, может быть, Богов множество? Или, как иногда можно слышать, Бог един и разные религии чтят лишь различные воплощения (пришествия, явления, etc.) единого Бога, называемого в разных местах по-разному: Христос, Аллах, Брахма и так далее?

Пассаж такого рода мне встретился не где-нибудь, а в интервью протоиерея Александра Меня[5]. «Если мы верим, что Бог открывается, – он открывается всем по-разному». И в другом месте: «…каждый из учителей, создавших мировые религии, я уверен, говорит нам истину». В чём же так уверен отец Александр? Уж не в том ли, что Святая Троица невозможна? Так говорил Магомет, создавший ислам! А может быть в том, что после смерти мы можем возродиться кем угодно, в том числе и Богом? Так говорил Сиддхартхе Гаутаме, создавший буддизм! А я читаю и не верю своим глазам: ТАК говорит православный священник???

И разве у читателя подобных утверждений не закрадываются «еретические» мысли: «Да не всё ли равно в кого верить? Живут-то люди примерно одинаково, да и после смерти им обещают почти одно и то же…» Или, что, по сути, то же самое: «Бога нет, а религия не имеет смысла»? Ответы на эти вопросы я попытаюсь дать чуть позже.

Конечно же, я не первый, у кого возникли подобные вопросы, поэтому любой священнослужитель даст на них (и не только на них) исчерпывающие ответы – с уклоном в свою религию, – да вот беда: при анализе этих ответов всё равно неизбежно возникает стена ВЕРЫ. Так что, и приводить здесь эти ответы – только место занимать…

Чуть-чуть истории

Соотношение Разума и Веры в христианстве является предметом спора, который так же стар, как и само христианство, хотя не многие открыто решались начинать его. Одним из первых рискнувших, был французский философ и поэт Пьер Абеляр, разработавший учение, основанное на тезисе «Понимать, чтобы верить», осуждённое церковными соборами 12 века. Его и его последователей – Сигера Брабантского, скептиков Возрождения (и, прежде всего, Монтеня), а также других, развивавших мысль о возможности и необходимости проверки разумом религиозных догм – вполне можно назвать основоположниками деизма, – религиозной доктрины, появившейся позже, в эпоху Просвещения. Деизм признаёт Бога в виде вселенского Разума, который создал Природу и законы её развития, дал им толчок и на этом счёл свою работу законченной. Таким образом, деизм отрицает и откровение, и чудеса и вообще промысел Божий в нашей жизни, так что от религий деизм оставляет очень немногое.

Вариантом деизма, хотя это поначалу и не очевидно, является естественная религия, которая основана на том, что все люди понимают под словом «Бог» примерно одно и то же, то есть религиозные представления выводятся из самой природы человека[6]. Конечно, при этом также отпадает необходимость в христианских догмах, Евангелиях, чудесах и т. п. и вся религия сосредоточивается на нравственных вопросах. Естественная религия активно развивалась мыслителями эпохи Просвещения, а во время Великой Французской революции была даже попытка создания на её основе государственной религии.

Другой религиозной доктриной, соперничающей с теизмом (то есть верой в существование потустороннего Создателя), является пантеизм, который объявляет Богом саму материю. Зачатки этой идеи можно найти ещё у Сократа и Платона, а впоследствии она была развита стоиками, но как религиозная доктрина пантеизм был оформлен итальянским философом Д. Бруно. (Часто цитируется его фраза: «Бог присутствует в людях в виде интеллекта, а в природе – в виде материи». За эту ересь он и был сожжен на костре в 1600 г.). В дальнейшем пантеизм получил развитие в трудах английского философа Р. Кедворта, который ввел в употребление термин гилозоизм, которым он обозначил всеобщую одушевленность материи. Согласно этой доктрине «всё возникает из целого и целое – из всего». Это означает, что всё в мире ежедневно разрушается, но гибель чего-то одного является рождением чего-либо другого и эта энергия целого и является Разумом и Духом Вселенной, или Богом.

Интересна мысль английского философа Толанда, уподоблявшего мышление эфирному огню, который (как одна из форм всеобщей энергии), пронизывает абсолютно всё, что нас окружает и, тем самым, «правильно выполняет всю механику восприятия, воображения, воспоминания, расширения и сокращения понятий»[7]. Интересна эта мысль, прежде всего, тем, что её упрощенный вариант можно найти в оккультизме.

Наконец, следует также упомянуть о попытках разумного объяснения христианства. Здесь можно вспомнить работы английских философов 16 – 17 веков Локка («Опыт о человеческом разуме»), Гоббса («Левиафан»), Толанда («Христианство без тайн»). В них развивался тезис о том, что в христианстве вообще нет никаких тайн и всё в нём можно понять разумом. Всё таинственное в христианство привнесено, по их мнению, недобросовестными служителями церкви, которые в корыстных целях извратили первоначально простые и понятные христианские истины так, чтобы без помощи церкви разобраться в религии было бы невозможно.

Я сознательно привожу лишь схему и не даю своих комментариев к мыслям великих чтобы, с одной стороны, случайной критикой не поставить себя с ними на одну доску, а, с другой стороны, должен же читатель сам работать и сам делать для себя какие-нибудь выводы! Моих заметок для таких выводов всё равно недостаточно, необходимо изучать первоисточники и для желающих пройти этот путь я схему поисков наметил. А сделал я этот исторический экскурс лишь для того только, чтобы обратить внимание читателя на те направления, на которых человечество пыталось найти Бога. На сегодняшний день исследованы не только все торные дороги, но даже все едва приметные тропинки и обнаружить какой-либо кардинально новый путь здесь вряд ли возможно.

Можно было бы и согласиться с Церковью в том, что человеку Бога не постичь, да ведь за фразой этой стоит недвусмысленный намёк на то, что Церковь-то Бога постигла![8] А иначе – как Церковь может поучать других, настаивая на том, что Бог именно таков, каким видит его Церковь? Церковь – не собрание полубогов, которому Бог делегировал свои полномочия «нести свет в массы». И отцы Церкви – обычные люди, как Вы или я, работающие в учреждении, называющемся «Церковь», назначившие друг друга на разные важные должности и на этом основании считающие себя вправе поучать в вопросах религии всех остальных. Но если эти люди смогли, по их мнению, постичь Бога, то почему бы и нам с вами не попытаться это сделать, раз уж их объяснения нас не устраивают?

Главный вопрос – где искать Бога? Не может ли быть так, что человек в своих поисках «ломится в открытые двери» и надо бы ему просто оглядеться и попытаться переосмыслить накопленные знания? Должна же появиться хоть какая-нибудь разница в представлении о Боге у людей после 10000 лет развития цивилизации! Во всяком случае, именно это я и хочу попробовать сделать под Вашим пристальным наблюдением.

Не следует думать, что этими заметками я, надувая щёки, заявляю о завершении поисков Бога в масштабе человечества – уж я-то понимаю, что подобный выбор может сделать лишь каждый сам для себя. Но я свой выбор сделал и предлагаю его на Ваш суд как один из возможных путей решения проблемы. В дальнейшем здесь будет показано, что действительно, «в этом что-то есть», и предложено: что именно можно понимать под этим «что-то», то есть, предлагается взглянуть на проблемы религии с иной, может быть, необычной точки зрения.

Впрочем, почему необычной? Представим себе, что в центре колонны людей идёт некто с транспарантом, на котором изображен профиль человека, нос которого направлен в сторону движения. Для тех, кто смотрит на транспарант слева, нос профиля направлен налево. Для тех, кто смотрит справа, нос профиля направлен направо. И, несмотря на «полную противоположность видения ситуации», все идут в одном направлении! А как легко разделиться на «правых» и «левых»! Есть ли смысл затевать споры о том, куда идёт колонна – направо или налево? Не лучше ли попытаться понять друг друга?

iknigi.net

Книга Библия - Послание Бога человеку

ТОЛКОВАНИЕ БИБЛИИ:

СКАЧАТЬ КНИГУ «Познакомьтесь с Богом Библии», цель которой – знакомство людей с азами учения Библии и Богом, каким Он в ней представлен можно в форматах с файлообменника pdf, rtf , fb2, epub, doc, odt, txt, а также с нашего сайта . ЧИТАТЬ ОНЛАЙН → «Познакомьтесь с Богом Библии»

СКАЧАТЬ КНИГУ «Возвращаясь к истокам христианского вероучения» – рассуждение о вероучении первоапостольской церкви и его изменении со временем – можно в форматах с файлообменника pdf, rtf , fb2, epub, doc, odt, txt, а также с нашего сайта . ЧИТАТЬ ОНЛАЙН → «Возвращаясь к истокам христианского вероучения» ЗАКАЗАТЬ В ПЕЧАТНОМ ВИДЕ на странице → Задать вопрос по Библии

ВОПРОСЫ ПО БИБЛИИ можно задать в разделе «Вопрос-ответ»

Облако тегов: ПОСЛАНИЕ БОГА человеку, книга Библия

 Книга «Возвращаясь к истокам христианского вероучения»
Следующая >>
Глава:

Христиане всех конфессий с почтением относятся к Библии. Только некоторые ей уделяют внимания не более, чем другим духовным книгам. Конечно, есть и такие люди, которые считают, что уже совсем исчезла необходимость читать Священное Писание и исполнять указанные в Нем законы и наставления. По их мнению, Библия написана давно, а жизнь так сильно изменилась... Книга, которая у вас в руках, не для этих верующих, так как она построена исключительно на анализе Библии.

На самом деле, для людей, начавших знакомиться со Священным Писанием, довольно быстро становится понятно, что это не просто книга или летопись. По мере изучения Библии человек все больше убеждается, что в Ее создании принимал участие Бог. А при еще более глубоком анализе Священного Писания, знакомстве с историей народов, о которых оно повествует, и, уже имея собственный опыт общения с Создателем, многие исследователи приходят к выводу: Библия – это Послание Бога людям. То есть Творец создал Книгу, из которой человек может получить ответы на вопросы, касаемые Его - Бога, Его характера и учения, связи Бога и человека, а также отношений между людьми.

И действительно, если существует Творец, то Он не мог не оставить Своему творению наставлений о том, как правильно жить. Наш мудрый Создатель не просто дал людям инструкцию в виде запретов и правил. Он Свое Послание «вживил» в историко-летописное повествование. Господь в Священном Писании на примерах библейских героев показал людям, какие последствия могут иметь для них определенные их поступки по отношению к Нему – Богу, к Его Закону, а также человека к человеку. То есть Бог для подтверждения глубины и мудрости Своего учения, предоставил человечеству возможность анализировать огромнейший опыт предшествующих поколений, нашедший свое отражение на страницах Библии.

Об авторстве Библии говорят как ее содержание, так и присущие только ей свойства. Священное Писание - единственная в мире Книга, претендующая на Богодухновенность, которая начинается с образования Земли и человека (Быт. 1, 2 гл.) и заканчивается концом прежней, созданием новой Земли и судом над всем человечеством (Откр. 21, 22 гл.). Библия во всем мире одна. Священное Писание прошло через века, через многие переписи и переводы (на более, чем 2300 языков), не потеряв при этом заложенного в нем смысла. Библия самая издаваемая, но и самая гонимая в мире Книга. Она писалась 40 различными личностями на протяжении 16 веков и при этом каждый из них не противоречил другому, но последовательно излагал единое, цельное учение!

Все это стало возможным только потому, что Бог был сосоставителем Писания и хранит Его по сей день под Своей неустанной опекой:

«Ибо никогда пророчество не было произносимо по воле человеческой, но изрекали его святые Божии человеки, будучи движимы Духом Святым» ( 2 Пет. 1:21).

«Посему и мы непрестанно благодарим Бога, что, приняв от нас слышанное слово Божие, вы приняли не как слово человеческое, но как слово Божие, - каково оно есть по истине » ( 1 Фес. 2:13).

«Возвещаю вам, братия, что Евангелие, которое я благовествовал, не есть человеческое, ибо и я принял его и научился не от человека, но через откровение Иисуса Христа» ( Гал. 1:11,12).

«Все Писание богодухновенно» ( 2 Тим. 3:16 ).

Перед тем как приступить к размышлению над учением Библии, нужно постараться отбросить все имеющиеся предубеждения. Трудно, основываясь на своих привычных понятиях и идеях, не желая расставаться с ними, искать истину. Дело в доверии, которое, хотим мы того или нет, влияет на мнение человека. Если верующий доверяет своей церкви и духовным наставникам, он изначально будет ставить под сомнение все то, что противоречит их мнению; воспринимать в «штыки» всех, кто критикует их и обличает. Человек всегда сначала принимает сторону того, кто ему ближе, даже не будучи до конца уверенным в правоте защищаемого. В народе такое «слепое» заступничество выражается кличем: «Наших бьют!».

Уважаемый читатель, очистите свой разум от предубеждений и стереотипов, возьмите в руки Библию, и давайте вместе тронемся в длинный, но увлекательный путь изучения и анализа текстов Священного Писания, не забывая при этом заглянуть в историю.

Если у Вас нет Библии, ничего страшного: в этой книге приведено достаточно цитат из нее на все темы, которые мы будем разбирать. Если у Вас имеются сомнения, можете сверить все приведенные здесь выдержки с Библией, когда она окажется у Вас в руках.

apologetica.ru

Книга Мы, боги читать онлайн Бернар Вербер

Бернар Вербер. Мы, боги

Боги – 1

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

 

Ведь если посмотреть внимательно, исчезнувшие культуры не обязательно были самыми неразвитыми. Иногда для того, чтобы покачнулась судьба целого народа, достаточно наивного вождя, которого враги обманули обещаниями мира, или непредвиденных погодных условий, меняющих ход сражения. Затем историки победителей переписывают по собственному усмотрению прошлое побежденных, чтобы оправдать их уничтожение. А чтобы лишить следующие поколения всяких сомнений, дебаты закрываются формулой «горе побежденному». Дарвин даже нашел научное оправдание этим убийствам — «естественный отбор» и теория «выживания наиболее приспособленных».

Так создавалась история людей на Земле, на горах трупов и забытых предательствах.

А кто это видел?

Кто знает наверняка?

Я нашел только один ответ: бог или боги, при условии, конечно, что он или они существуют.

Я попытался представить себе этих незаметных свидетелей. Богов, исследующих копошащееся человечество на манер энтомологов, наблюдающих за муравьями.

Если боги существуют, какое образование они получили?

Все развивается. Как они перешли от молодости к зрелому возрасту? Как они вмешиваются в ход событий? Почему мы их интересуем?

Я искал ответы в священных текстах, от тибетской «Книги мертвых» до египетской «Книги мертвых», не пропуская шаманизма и великих космогонии народов пяти континентов. Все они дают сведения, лишь очень редко противоречащие друг другу. Как если бы существовало коллективное представление о превосходящих нас масштабах и правилах космической игры.

Философия и наука всегда находились в оппозиции, но для меня они объединены в том, что можно назвать «светской духовностью». Здесь важны скорее вопросы, а не ответы.

В остальном я дал полную свободу воображению.

С моей точки зрения, книга «Мы, боги» является естественным продолжением «Танатонавтов» и «Империи ангелов». После завоевания Рая и обнаружения мира ангелов логично, что более высоким уровнем развития будут именно боги…

Вот почему Мишель Пэнсон, как и его странный друг Рауль Разорбак, Фредди Мейер, Мэрилин Монро, все бывшие танатонавты и бывшие ангелы, объединенные лозунгом «Любовь как шпага, юмор как щит», снова здесь. Я позволил себе унестись в этот воображаемый мир, как в сон наяву. По ночам я продолжал вновь переживать некоторые сцены.

Я работал, слушая музыку к фильмам, в частности, к «Властелину колец», «Дюне» и «Чайке Джонатан Ливингстон». К этому добавились девять симфоний Бетховена, произведения Моцарта, Грига, Дебюссии, Баха, Сэмюэла Барбера и симфония «Планеты» Гюстава Холь-ста — в части классической музыки, из рока — Майкл Олдфилд, Питер Гэбриэл, «Йес», «Пинк флойд».

Когда я рассказал об этом проекте своему издателю, он с энтузиазмом встретил такое создание мира. В результате — более тысячи страниц, которые составят три тома.

В конце инициатического поиска моего героя — встреча с Создателем Вселенной.

Так что, может быть, вы тоже зададите себе вопрос: «А если бы я был на месте Бога, как бы я поступил?»

 

 

 

«Те, кто не поняли прошлого,

Те, кто не поняли прошлого человечества в целом,

Те, кто не поняли своего прошлого в частности,

Те будут осуждены его воспроизвести».

«Энциклопедия относительного и абсолютного знания», том 5 Один подопытный хомячок говорит другому: «Я выдрессировал ученого. Когда я нажимаю на эту кнопку, он приносит мне зерна».

 

 

В начале не было ничего.

Никакой свет не нарушал тьму и тишину.

knijky.ru

Библия - книга бога или человека?

 

на главную

 

 

Библия - книга бога или человека?

 

Как часто вам приходилось сталкиваться с религиозной литературой, пытающейся убедить вас, будто библия никак не может быть книгой написанной человеком? В подтверждение божественности библии религиозные источники приводят практически всегда одни и те же «доказательства», которые на проверку оказываются либо нелепицей и абсурдом, либо и вовсе умышленной ложью.

Рассмотрим некоторые из таких псевдо-доказательств, которые часто людям неподготовленным и мало осведомлённым кажутся убедительными и достаточными, тем более, что многие из этих людей заведомо не настроены подвергать эти «доказательства» сомнению.

 

1. Одно из первых утверждений, которое приводится адептами религии в пользу божественности библии является то, что библия не утратила ни одной из своих книг со времени её написания до наших дней. В противовес чудесной сохранности книг библии адепты религий, как правило, приводят тот аргумент, что книги многих более современных авторов (античных историков, философов, поэтов и т.п.) были утрачены либо дошли до наших дней лишь в качестве фрагментов.

- Это утверждение может показаться убедительным только для человека слишком уж мало представляющего себе, что такое библия, когда и кем она была написана. Первым делом, следует учитывать, что библия - это не одна единственная книга, а собрание книг, написанных в разные годы, различными людьми и при совершенно различных обстоятельствах. Библия в её нынешнем составе (каноническая библия) была объединена в единый переплёт и принята в качестве официального «священного писания» лишь в 325 году н.э. на собрании христианских священников в Риме, а до этого она существовала лишь в виде разрозненных книг, которые далеко не все считались "книгами бога" (некоторые книги считались ересью) даже в среде первосвященников.

Принято считать, что первые книги библии - Бытие, Исход и Левит – были написаны в 1513-1512 гг. до н.э., написание следующей книги библии датируется лишь через полвека (1473 г. до н.э. - Числа), остальные книги библии были написаны и вовсе спустя 300 (книга Судей), 500 (Исаия, Притчи) лет. Никто и никогда не сможет нам гарантировать, что за всю историю религии не было написано, не существовало в религиозном учении, не использовалось в богослужениях других книг. Если три книги были написаны в течении трёх лет, то в последующие 100 лет из могло быть написано сколько угодно, даже 100! Выходит, из всех религиозных книг, когда либо написанных с самой древности, до наших дней дошли всего 3-5%, а остальные 95-97% были утрачены. Подтверждением этому служит наличие многочисленных пробелов в библейском описании истории мира.

Таким образом, из каждой сотни лет древнейшей истории до наших дней едва дошла хотя бы одна религиозная книга. А ведь их, или их вариаций и трактовок могло быть сколько угодно. А теперь сравним, сколько дошло до наших дней книг (не считая писем, черновиков, чертежей, вычислений) античных философов, математиков, историков, поэтов - сотни на каждую сотню лет! Так чьи же книги после этого больше сохранились до наших дней: книги религии ("книги бога") или памятники античной литературы (которые, кроме всего прочего, на протяжении всей истории религии подвергались ещё и умышленному уничтожению со стороны религиозных фанатиков, что делает чудесной скорее их сохранность, чем сохранность книг библии)?

Кроме того, в наши дни широко известно, что те самые другие книги библии действительно существовали, но по различным причинам были утрачены, некоторые из них временно, а другие навсегда.  Такими книгами являются многочисленные апокрифические (не канонические, не вошедшие в официальную библию, хотя и давно известные) религиозные писания, а также археологические находки современных учёных (например, кумранские религиозные тексты ессеев). Многие из этих книг по содержанию очень близки к каноническим библейским книгам, но вместе с тем имеют и существенные несоответствия, то есть представляют собой изменённую или дополненную трактовку того же религиозного учения, какое изложено в книгах библии. Многие из таких книг сохранились до наших дней лишь частично в виде отдельных фрагментов (тогда как адепты религии уверяют нас, что священные книги библии не утратили своей целостности и дошли до наших дней без потерь и изменений). Чего стоят только находки шести неканонических Евангелий (помимо четырёх канонических), а ведь они были написаны не 3500 лет назад, а в 1 или 2 веках нашей эры (всего за полтора века до утверждения канонической версии библии). 

В чём же пытается заверить нас религиозная литература, утверждая, что все книги библии чудесным образом дошли в целости и сохранности до наших дней? Лишь в том, что собравшийся в 325 году нашей эры в Риме Никкейский Собор отобрал из всех известных на тот момент религиозных книг (а их было множество) наиболее сохранившиеся, читаемые, имеющие наиболее общий контекст и наиболее удобно подходящие для нового (христианского) учения о боге. А также в том, что уже эти люди позаботились о том, чтобы отобранные ими книги были сохранены до наших дней без изменений и потерь (убедительных доказательств чему, впрочем, также не имеется).

Получается, что религиозные книги могли быть написаны кем угодно, и их могло быть сколько угодно много, они могли сильно расходиться друг с другом по содержанию. И лишь в 325 году н.э. собравшиеся на Никкейский Собор священники решили, какие книги следует считать божественными, и объявить их сохранившимися чудесным образом с самой древности до наших (в то время - до 4в. н.э.) дней.

Итак: библия - книга бога или человека? 1:0 в пользу человека!

 

2. Вторым частым утверждением адептов религии и сторонников божественного авторства библии является то, что якобы сохранившиеся-таки книги библии имеют общий сюжет, целостную структуру и очевидную взаимосвязь между собой.

- Утверждение это также предназначено для людей очень уж мало знакомых как с содержанием книг библии, так и с понятием целостности сюжета. Наиболее взаимосвязанными в библии можно считать книги Пятикнижия, так как они повествуют о жизни и деяниях одного персонажа - Моисея и его авторству (хотя это ничем фактическим не подтверждено) приписываются адептами религии.  Но и они имеют далеко не общий сюжет и смысл, так, например, книги Бытие и Исход - это мифологическое повествование об истории еврейского народа, тогда как Левит и Числа - это книги, дающие религиозно-этические указания и нормативные правила и запреты. Кроме того, некоторые книги, формально хоть и разделённые на две или три, на самом деле считаются одной, поэтому их связь между собой не является чем-то удивительным, невероятным и божественным. Так обстоит дело с 1 и 2 книгами Царств, 3 и 4 Царств (Царей), а также 1 и 2 Паралипоменон (книга Хроник, Летописей) – каждая пара книг является одной книгой, поделенной на две части.

Остальные же книги повествуют подчас не только о совершенно разных персонажах, но и о разных местах, времени, а подчас и о различных между собой воззрений на бога или богов. Известно также, что отдельные истории из книг библии представляют собой перенятые иудеями языческие мифы, повествующие не просто о людях и боге, а о приключениях полубогов, мифических существ, циклопов-великанов и т.п..

Часть книг библии представляет собой действительно книги религиозного учения (предписывающие религиозные, общественные и мировоззренические правила и устанавливающие постановления), но другие книги являются просто притчами, околорелигиозными поучительными историями (Руфь, Притчи Соломоновы), эпическими гимнами (Псалмы, Песнь песней), философскими трактовками (Еккалесиаст), банальными сокрушениями тогдашних моралистов о безнравственности общества (Плачь Иеремии), а также уже упомянутыми мифологическими сказаниями. Но больше всего в книгах библии эсхатологических (пророческих) книг, в которых и вовсе нет сюжета, поскольку являются они не повествованиями историй из жизни богов, а воззваниями различных , так называемых, "пророков" к людям (общине, где они проповедовали) о необходимости вести более благочестивую жизнь и будущих карах от господа-бога в случае непослушания людей пророку и его богу (при этом вовсе не обязательно "пророк" вещал от имени того же бога, от имени которого вещали остальные, и совсем не обязательно все "пророки" проповедовали в одной и той же общине).

Общим сюжетом, вернее идеей всех "пророческих" книг является идея того, что бог (не важно какой именно) не доволен поведением людей и желает перемен в их поведении. Но проблема "безнравственного" поведения - это извечная проблема общества и вовсе не обязательно было быть пророком, чтобы не соглашаться с имевшимися в те времена нормами поведения. Всё это очередной раз говорит о том, что книги библии были написаны обыкновенными людьми, но имевшими несколько иной взгляд на нравственность того времени. Тем более, что из их устрашающий "пророчеств" ничто так толком и не сбылось.

Что же касается книг Нового завета, особенно Евангелий, которые часто ставятся адептами религии в пример якобы исполненных пророчеств о приходе мессии-спасителя, то никакой особой взаимосвязи с теми пророчествами в Евангелиях нет. Так, например, в древних пророчествах (Ветхого завета) упоминается рождение мессии от «семени Давида», тогда как в Евангелиях мать мессии была оплодотворена самим богом. Да и деяния обещанного богом мессии в древних пророчествах описывается совершенно по-разному: в одних пророчествах упоминается великий царь-праведник, в других великий учитель праведности способный исцелить и наставить народ на богоугодный путь, а в третьих Ангел, который будет судить народы. Да и большинство современных исследователей книг Нового завета уверены, что они были написаны с умышленными фальсификациями, целью которых было связать новозаветную историю с древними пророчествами, ведь без таковой связи верующие не приняли бы Иисуса за того самого, якобы обещанного пророками, спасителя. И новую религию без "пророчеств" и солидной истории ждало бы осмеяние и скорое забвение.

Итак: библия - книга бога или человека? 2:0 в пользу человека!

 

        3. Очередным из утверждений религиозной литературы является постулат о том, что библия якобы наполнена высокой нравственностью и обладает морально-этической непревзойдённостью.

- Это весьма сомнительное утверждение для всех тех, кто знаком с содержанием книг библии. Современный порядочный человек навряд ли сможет назвать высоконравственной книгу, в которой за малейшие оплошности для нарушителя предписывается садистская казнь через всенародное избиение виновного до смерти камнями, в которой праведные девицы совершают половые акты со своими родителями, всемудрый царь Соломон предлагает двум претендовавшим на материнство женщинам,  как бы невзначай, разрубить младенца пополам, а сам бог убивает тысячи малолетних детей за совершенно чужую вину (за то, что фараон не отпускает еврейский народ из рабства).

Сторонники божьего авторства библии обычно отмалчиваются по поводу этих вопиющих фактов, говоря, что есть в книгах библии и другие постановления и деяния, которые действительно призывают к высокой нравственности и порядку. Разумеется есть, но наличие таковых не говорит о божественном авторстве библии, а говорит лишь о том, что авторы книг библии имели целью сделать эти книги нравоучительными, а иногда и законодательными. Во всех Ветхозаветных книгах нет никаких таких нравоучительных текстов, которые бы выпадали за пределы человеческого разума, сильно разнились бы от общечеловеческого понимания нравственности, и, напротив, некоторые истории, идеи и нормы, мягко говоря, аморальны и отражают лишь человеческие страсти, жестокость и алчность. А потому сочинить, написать и озвучить любые библейские нравственные идеи мог самый обыкновенный человек, включая тех, кто под порядочностью подразумевал лишь правоту грубой силы.

В книгах Нового завета – Евангелиях - проповедник Иисус призывает людей уже даже не то чтобы быть порядочными, справедливыми и мудрыми, а вовсе оставить мирские заботы, прощать всех обидчиков, и совершенно не задумываться об отмщении или суде. Несмотря на то, что с одной стороны данная проповедь Иисуса является идеей беззлобия, мира и всеобщей любви, с другой стороны она является по своей сути беспринципностью, попранием справедливости и  попустительством злу - а это уже и безнравственно.

Таким образом, если в книгах библии и присутствуют идеи касающиеся нравственности, добродетели и праведности, то далеко не все они соответствуют общеизвестным понятиям нравственности и высокой морали. Думается, что если уж книги библии писал бы бог, то он наверняка позаботился бы о том, чтобы моральные принципы книг библии соответствовали хотя бы элементарной порядочности и справедливости. В данном же случае в книгах библии мы видим различные и неоднозначные точки зрения: то это мораль агрессивного религиозного фанатизма, предписывающего жестоко казнить отступника религии за поклонение Солнцу или Луне, то мораль религиозного отрешения от мира и нигилизма, где по своей сути обесценивается человеческая справедливость (в частности справедливое наказание). Противоречия этих морально-этических норм и их принципиальная несовместимость со здравым смыслом говорит лишь о том, что данные морально-этические нормы проповедовались совершенно разными людьми, с совершенно разными представлениями о боге и праведности.

Итак, библия - книга бога или человека? 3:0 в пользу человека!

 

        4. Напоследок можно упомянуть ещё, пожалуй, о двух аргументах в защиту божественного авторства библии, один из которых заключается в том, что библия содержит научные сведения о мире, которые учёными были открыты гораздо позже, а второй аргумент гласит, что библия содержит ранние пророчества, которые спустя определённое время после их написания сбывались.

- Оба этих утверждения являются фальсификацией, рассчитанной опять же на людей мало осведомлённых и малограмотных. Многие исследователи библии сходятся во мнении, что никаких научных открытий "опережающих своё время" в книгах библии нет, и, напротив, имеется множество заблуждений (неточностей, фантазий, нелепиц) относительно физического устройства мира. Также исследователи полагают, что большинство "пророчеств" было написано по контексту библейских книг лишь в виде имевшихся ранее пророчеств уже после произошедших событий, а многие "пророчества" и вовсе аллегоричны и, как следствие, лишь "притянуты за уши" к другим библейским или историческим событиям. А написать такое "научное открытие" или "пророчество" не представляло труда для любого самого обыкновенного человека и сто, и тысячу, и четыре тысячи лет назад. Как сегодня это с успехом делают всевозможные гадалки и шарлатаны-экстрасенсы.

Таким образом, мы имеем 4:0 и 5:0 в пользу человека как автора библии.

Пять из пяти аргументов в защиту бога, как автора библии оказались несостоятельными, нелепыми и попросту лживыми. Теперь вы точно знаете, что ответить на вопрос «библия – книга бога или человека?» Отвечайте смело: «Библия – книга человека! Точнее не книга, а книги, и не одного человека, а многих людей, которые порой были совсем не единодушны в своих взглядах на праведность, веру и бога».

 

В заключение к вышесказанному можно лишь добавить, что в данном "разборе полётов" вообще не было бы необходимости, если бы многоуважаемые верующие удосуживались бы знакомиться хотя бы с историей написания и канонизации книг библии, не говоря уже об их содержании, прежде чем приниматься вторить за агитаторами религии эти самые аргументы "в защиту божественного авторства библии". Но раз они не делают этого, то им на помощь приходят те, кто сделал это за них и для них. Читайте и разумейте пожалуйста!

 

 

вверх

 

_________________

http://tao44.narod.ru/rel_biblia_kniga_boga_ili_cheloveka.htm

 

 

 

Hosted by uCoz

tao44.narod.ru

Книга Убить Бога читать онлайн Филип Хосе Фармер

Филип Хосе Фармер. Убить Бога

Истории о космическом миссионере отце Кармоди - 3

 

Часть первая

 

Человек, преследующий скальп лица, который, как бумажку, гоняет ветер, представляет жутковатое зрелище.

На планете Радость Данте это привлекло внимание лишь некоторых прохожих. Причем любопытство скорее было вызвано тем, что этим занимался землянин, который сам по себе был здесь любопытным зрелищем.

Джон Кэрмоди бежал по длинной прямой улице мимо громадных башен, сложенных из гигантских гранитных блоков. Из темноты ниш на него взирали каменные изваяния каких‑то монстров, с балконов и галерей его благословляли статуи богов и богинь.

Человек небольшого роста, казавшийся еще ниже на фоне циклопических стен, как безумный преследовал порхающую прозрачную пленку, гонимую сильным ветром. Казалось, она гримасничает, показывая то отверстия для глаз, то отверстия для ушей, то ухмыляющийся рот. На лоб спадала прядь длинных светлых волос.

Джон прибавил скорость: цель была близка. Но упрямая кожа не давалась, очередной порыв ветра подхватил ее и рванул ввысь.

Кэрмоди выругался и прыгнул, его пальцы коснулись кожи. Но она была неуловима. Выскользнув в последний момент, взлетела еще выше и повисла на балконе на высоте 10 футов от земли. Прямо возле ног каменного изваяния бога Иесса.

Тяжело дыша, растирая больной бок, Джон Кэрмоди привалился к основанию ближайшей колонны. Когда‑то он был в лучшей форме и даже имел звание чемпиона Федерации по боксу в среднем весе, но с тех пор его аппетит увеличился и, соответственно, выросло брюшко и второй подбородок. Однако это его волновало мало. У него была грива иссиня‑черных волос, жестких и прямых, напоминающих перья ворона, торчащих в разные стороны на голове формы редьки. Под куполообразным высоким лбом прятались острые черные глаза, левый был чуть‑чуть прищурен, что придавало Джону слегка глуповато‑хитроватый вид. Нос был длинным и тонким, узкие губы едва прикрывали редкие, но острые зубы. Он посмотрел наверх и понял, что по стене ему явно не взобраться. Войти в дом тоже не удалось: окна были закрыты железными ставнями, железная дверь оказалась заперта. Над дверной ручкой красовалась табличка с надписью на местном языке: Мы спим .

Кэрмоди пожал плечами и улыбнулся. Его мягкая улыбка разительно контрастировала с тем сумасшествием, что только что владело им при попытке завладеть скальпом. Он повернулся и пошел прочь. Ветер взвыл и с новой силой ударил ему в лицо. Кэрмоди согнулся и поспешил к стоящей на углу телефонной будке. Будка была огромна, как и все на этой планете, и могла вместить человек двадцать. Немного помедлив, Кэрмоди вошел внутрь, подошел к одному из шести аппаратов и взял трубку. Однако не стал садиться на каменную скамью, а, нервно переминаясь с ноги на ногу, сразу начал набирать номер, изредка кося взглядом в сторону входа.

Трубку, как обычно, сняла миссис Кри.

– Здравствуй, прелесть моя, – хрипловатым голосом проговорил Кэрмоди, – я хотел бы поговорить с отцом Скелдером или отцом Раллуксом.

Миссис Кри хихикнула по своему обыкновению и ответила:

– Отец Скелдер как раз здесь. Подожди секунду.

Наступила пауза, и затем отозвался мужской голос:

– Кэрмоди? В чем дело?

– Ничего особенного, – сказал Кэрмоди – я думаю…

Он замолчал, ожидая комментариев, и улыбнулся, подумав, что Скелдер нетерпеливо ожидает продолжения, не в состоянии что‑либо сказать в присутствии миссис Кри.

Он представил себе длинную физиономию монаха, изборожденную резкими морщинами, высокие скулы, впалые щеки, огромную лысину, тонкие злые губы, способные сжиматься до состояния узкой щели.

– Слушай, Скелдер, у меня есть кое‑что новенькое. Может, это важно, может – нет, но во всяком случае это выглядит весьма странно.

knijky.ru

Библия — книга бога или человека?

Как часто вам приходилось сталкиваться с религиозной литературой, пытающейся убедить вас, будто библия никак не может быть книгой написанной человеком? В подтверждение божественности библии религиозные источники приводят практически всегда одни и те же «доказательства», которые на проверку оказываются либо нелепицей и абсурдом, либо и вовсе умышленной ложью.

Рассмотрим некоторые из таких псевдо-доказательств, которые часто людям неподготовленным и мало осведомлённым кажутся убедительными и достаточными, тем более, что многие из этих людей заведомо не настроены подвергать эти «доказательства» сомнению.

1. Одно из первых утверждений, которое приводится адептами религии в пользу божественности библии является то, что библия не утратила ни одной из своих книг со времени её написания до наших дней. В противовес чудесной сохранности книг библии адепты религий, как правило, приводят тот аргумент, что книги многих более современных авторов (античных историков, философов, поэтов и т.п.) были утрачены либо дошли до наших дней лишь в качестве фрагментов.

— Это утверждение может показаться убедительным только для человека слишком уж мало представляющего себе, что такое библия, когда и кем она была написана. Первым делом, следует учитывать, что библия — это не одна единственная книга, а собрание книг, написанных в разные годы, различными людьми и при совершенно различных обстоятельствах. Библия в её нынешнем составе (каноническая библия) была объединена в единый переплёт и принята в качестве официального «священного писания» лишь в 325 году н.э. на собрании христианских священников в Риме, а до этого она существовала лишь в виде разрозненных книг, которые далеко не все считались «книгами бога» (некоторые книги считались ересью) даже в среде первосвященников.

Принято считать, что первые книги библии — Бытие, Исход и Левит – были написаны в 1513-1512 гг. до н.э., написание следующей книги библии датируется лишь через полвека (1473 г. до н.э. — Числа), остальные книги библии были написаны и вовсе спустя 300 (книга Судей), 500 (Исаия, Притчи) лет. Никто и никогда не сможет нам гарантировать, что за всю историю религии не было написано, не существовало в религиозном учении, не использовалось в богослужениях других книг. Если три книги были написаны в течении трёх лет, то в последующие 100 лет из могло быть написано сколько угодно, даже 100! Выходит, из всех религиозных книг, когда либо написанных с самой древности, до наших дней дошли всего 3-5%, а остальные 95-97% были утрачены. Подтверждением этому служит наличие многочисленных пробелов в библейском описании истории мира.

Таким образом, из каждой сотни лет древнейшей истории до наших дней едва дошла хотя бы одна религиозная книга. А ведь их, или их вариаций и трактовок могло быть сколько угодно. А теперь сравним, сколько дошло до наших дней книг (не считая писем, черновиков, чертежей, вычислений) античных философов, математиков, историков, поэтов — сотни на каждую сотню лет! Так чьи же книги после этого больше сохранились до наших дней: книги религии («книги бога») или памятники античной литературы (которые, кроме всего прочего, на протяжении всей истории религии подвергались ещё и умышленному уничтожению со стороны религиозных фанатиков, что делает чудесной скорее их сохранность, чем сохранность книг библии)?

Кроме того, в наши дни широко известно, что те самые другие книги библии действительно существовали, но по различным причинам были утрачены, некоторые из них временно, а другие навсегда. Такими книгами являются многочисленные апокрифические (не канонические, не вошедшие в официальную библию, хотя и давно известные) религиозные писания, а также археологические находки современных учёных (например, кумранские религиозные тексты ессеев). Многие из этих книг по содержанию очень близки к каноническим библейским книгам, но вместе с тем имеют и существенные несоответствия, то есть представляют собой изменённую или дополненную трактовку того же религиозного учения, какое изложено в книгах библии. Многие из таких книг сохранились до наших дней лишь частично в виде отдельных фрагментов (тогда как адепты религии уверяют нас, что священные книги библии не утратили своей целостности и дошли до наших дней без потерь и изменений). Чего стоят только находки шести неканонических Евангелий (помимо четырёх канонических), а ведь они были написаны не 3500 лет назад, а в 1 или 2 веках нашей эры (всего за полтора века до утверждения канонической версии библии).

В чём же пытается заверить нас религиозная литература, утверждая, что все книги библии чудесным образом дошли в целости и сохранности до наших дней? Лишь в том, что собравшийся в 325 году нашей эры в Риме Никкейский Собор отобрал из всех известных на тот момент религиозных книг (а их было множество) наиболее сохранившиеся, читаемые, имеющие наиболее общий контекст и наиболее удобно подходящие для нового (христианского) учения о боге. А также в том, что уже эти люди позаботились о том, чтобы отобранные ими книги были сохранены до наших дней без изменений и потерь (убедительных доказательств чему, впрочем, также не имеется).

Получается, что религиозные книги могли быть написаны кем угодно, и их могло быть сколько угодно много, они могли сильно расходиться друг с другом по содержанию. И лишь в 325 году н.э. собравшиеся на Никкейский Собор священники решили, какие книги следует считать божественными, и объявить их сохранившимися чудесным образом с самой древности до наших (в то время — до 4в. н.э.) дней.

Итак: библия — книга бога или человека? 1:0 в пользу человека!

2. Вторым частым утверждением адептов религии и сторонников божественного авторства библии является то, что якобы сохранившиеся-таки книги библии имеют общий сюжет, целостную структуру и очевидную взаимосвязь между собой.

— Утверждение это также предназначено для людей очень уж мало знакомых как с содержанием книг библии, так и с понятием целостности сюжета. Наиболее взаимосвязанными в библии можно считать книги Пятикнижия, так как они повествуют о жизни и деяниях одного персонажа — Моисея и его авторству (хотя это ничем фактическим не подтверждено) приписываются адептами религии.  Но и они имеют далеко не общий сюжет и смысл, так, например, книги Бытие и Исход — это мифологическое повествование об истории еврейского народа, тогда как Левит и Числа — это книги, дающие религиозно-этические указания и нормативные правила и запреты. Кроме того, некоторые книги, формально хоть и разделённые на две или три, на самом деле считаются одной, поэтому их связь между собой не является чем-то удивительным, невероятным и божественным. Так обстоит дело с 1 и 2 книгами Царств, 3 и 4 Царств (Царей), а также 1 и 2 Паралипоменон (книга Хроник, Летописей) – каждая пара книг является одной книгой, поделенной на две части.

Остальные же книги повествуют подчас не только о совершенно разных персонажах, но и о разных местах, времени, а подчас и о различных между собой воззрений на бога или богов. Известно также, что отдельные истории из книг библии представляют собой перенятые иудеями языческие мифы, повествующие не просто о людях и боге, а о приключениях полубогов, мифических существ, циклопов-великанов и т.п..

Часть книг библии представляет собой действительно книги религиозного учения (предписывающие религиозные, общественные и мировоззренические правила и устанавливающие постановления), но другие книги являются просто притчами, околорелигиозными поучительными историями (Руфь, Притчи Соломоновы), эпическими гимнами (Псалмы, Песнь песней), философскими трактовками (Еккалесиаст), банальными сокрушениями тогдашних моралистов о безнравственности общества (Плачь Иеремии), а также уже упомянутыми мифологическими сказаниями. Но больше всего в книгах библии эсхатологических (пророческих) книг, в которых и вовсе нет сюжета, поскольку являются они не повествованиями историй из жизни богов, а воззваниями различных , так называемых, «пророков» к людям (общине, где они проповедовали) о необходимости вести более благочестивую жизнь и будущих карах от господа-бога в случае непослушания людей пророку и его богу (при этом вовсе не обязательно «пророк» вещал от имени того же бога, от имени которого вещали остальные, и совсем не обязательно все «пророки» проповедовали в одной и той же общине).

Общим сюжетом, вернее идеей всех «пророческих» книг является идея того, что бог (не важно какой именно) не доволен поведением людей и желает перемен в их поведении. Но проблема «безнравственного» поведения — это извечная проблема общества и вовсе не обязательно было быть пророком, чтобы не соглашаться с имевшимися в те времена нормами поведения. Всё это очередной раз говорит о том, что книги библии были написаны обыкновенными людьми, но имевшими несколько иной взгляд на нравственность того времени. Тем более, что из их устрашающий «пророчеств» ничто так толком и не сбылось.

Что же касается книг Нового завета, особенно Евангелий, которые часто ставятся адептами религии в пример якобы исполненных пророчеств о приходе мессии-спасителя, то никакой особой взаимосвязи с теми пророчествами в Евангелиях нет. Так, например, в древних пророчествах (Ветхого завета) упоминается рождение мессии от «семени Давида», тогда как в Евангелиях мать мессии была оплодотворена самим богом. Да и деяния обещанного богом мессии в древних пророчествах описывается совершенно по-разному: в одних пророчествах упоминается великий царь-праведник, в других великий учитель праведности способный исцелить и наставить народ на богоугодный путь, а в третьих Ангел, который будет судить народы. Да и большинство современных исследователей книг Нового завета уверены, что они были написаны с умышленными фальсификациями, целью которых было связать новозаветную историю с древними пророчествами, ведь без таковой связи верующие не приняли бы Иисуса за того самого, якобы обещанного пророками, спасителя. И новую религию без «пророчеств» и солидной истории ждало бы осмеяние и скорое забвение.

Итак: библия — книга бога или человека? 2:0 в пользу человека!

3. Очередным из утверждений религиозной литературы является постулат о том, что библия якобы наполнена высокой нравственностью и обладает морально-этической непревзойдённостью.

— Это весьма сомнительное утверждение для всех тех, кто знаком с содержанием книг библии. Современный порядочный человек навряд ли сможет назвать высоконравственной книгу, в которой за малейшие оплошности для нарушителя предписывается садистская казнь через всенародное избиение виновного до смерти камнями, в которой праведные девицы совершают половые акты со своими родителями, всемудрый царь Соломон предлагает двум претендовавшим на материнство женщинам,  как бы невзначай, разрубить младенца пополам, а сам бог убивает тысячи малолетних детей за совершенночужую вину (за то, что фараон не отпускает еврейский народ из рабства).

Сторонники божьего авторства библии обычно отмалчиваются по поводу этих вопиющих фактов, говоря, что есть в книгах библии и другие постановления и деяния, которые действительно призывают к высокой нравственности и порядку. Разумеется есть, но наличие таковых не говорит о божественном авторстве библии, а говорит лишь о том, что авторы книг библии имели целью сделать эти книги нравоучительными, а иногда и законодательными. Во всех Ветхозаветных книгах нет никаких таких нравоучительных текстов, которые бы выпадали за пределы человеческого разума, сильно разнились бы от общечеловеческого понимания нравственности, и, напротив, некоторые истории, идеи и нормы, мягко говоря, аморальны и отражают лишь человеческие страсти, жестокость и алчность. А потому сочинить, написать и озвучить любые библейские нравственные идеи мог самый обыкновенный человек, включая тех, кто под порядочностью подразумевал лишь правоту грубой силы.

В книгах Нового завета – Евангелиях — проповедник Иисус призывает людей уже даже не то чтобы быть порядочными, справедливыми и мудрыми, а вовсе оставить мирские заботы, прощать всех обидчиков, и совершенно не задумываться об отмщении или суде. Несмотря на то, что с одной стороны данная проповедь Иисуса является идеей беззлобия, мира и всеобщей любви, с другой стороны она является по своей сути беспринципностью, попранием справедливости и  попустительством злу — а это уже и безнравственно.

Таким образом, если в книгах библии и присутствуют идеи касающиеся нравственности, добродетели и праведности, то далеко не все они соответствуют общеизвестным понятиям нравственности и высокой морали. Думается, что если уж книги библии писал бы бог, то он наверняка позаботился бы о том, чтобы моральные принципы книг библии соответствовали хотя бы элементарной порядочности и справедливости. В данном же случае в книгах библии мы видим различные и неоднозначные точки зрения: то это мораль агрессивного религиозного фанатизма, предписывающего жестоко казнить отступника религии за поклонение Солнцу или Луне, то мораль религиозного отрешения от мира и нигилизма, где по своей сути обесценивается человеческая справедливость (в частности справедливое наказание). Противоречия этих морально-этических норм и их принципиальная несовместимость со здравым смыслом говорит лишь о том, что данные морально-этические нормы проповедовались совершенно разными людьми, с совершенно разными представлениями о боге и праведности.

Итак, библия — книга бога или человека? 3:0 в пользу человека!

4. Напоследок можно упомянуть ещё, пожалуй, о двух аргументах в защиту божественного авторства библии, один из которых заключается в том, что библия содержит научные сведения о мире, которые учёными были открыты гораздо позже, а второй аргумент гласит, что библия содержит ранние пророчества, которые спустя определённое время после их написания сбывались.

— Оба этих утверждения являются фальсификацией, рассчитанной опять же на людей мало осведомлённых и малограмотных. Многие исследователи библии сходятся во мнении, что никаких научных открытий «опережающих своё время» в книгах библии нет, и, напротив, имеется множество заблуждений (неточностей, фантазий, нелепиц) относительно физического устройства мира. Также исследователи полагают, что большинство «пророчеств» было написано по контексту библейских книг лишь в виде имевшихся ранее пророчеств уже после произошедших событий, а многие «пророчества» и вовсе аллегоричны и, как следствие, лишь «притянуты за уши» к другим библейским или историческим событиям. А написать такое «научное открытие» или «пророчество» не представляло труда для любого самого обыкновенного человека и сто, и тысячу, и четыре тысячи лет назад. Как сегодня это с успехом делают всевозможные гадалки и шарлатаны-экстрасенсы.

Таким образом, мы имеем 4:0 и 5:0 в пользу человека как автора библии.

Пять из пяти аргументов в защиту бога, как автора библии оказались несостоятельными, нелепыми и попросту лживыми. Теперь вы точно знаете, что ответить на вопрос «библия – книга бога или человека?» Отвечайте смело: «Библия – книга человека! Точнее не книга, а книги, и не одного человека, а многих людей, которые порой были совсем не единодушны в своих взглядах на праведность, веру и бога».

В заключение к вышесказанному можно лишь добавить, что в данном «разборе полётов» вообще не было бы необходимости, если бы многоуважаемые верующие удосуживались бы знакомиться хотя бы с историей написания и канонизации книг библии, не говоря уже об их содержании, прежде чем приниматься вторить за агитаторами религии эти самые аргументы «в защиту божественного авторства библии». Но раз они не делают этого, то им на помощь приходят те, кто сделал это за них и для них. Читайте и разумейте пожалуйста!

www.gumilev-center.su