Лицевой свод - Царь-книга русской истории. Книга царская


Книга "Цари. Романовы. История династии"

О книге "Цари. Романовы. История династии"

Эдвард Радзинский является автором большого количества трудов по истории. Книга «Цари. Романовы. История династии» включает в себя три произведения, в которых центральными фигурами выступают три исторические личности. Романы написаны в художественном стиле, но основаны они на реальных исторических событиях. Автор долгое время занимался изучением источников, дневников самих царей и тех, кто был приближен к ним. Благодаря такой художественности романы воспринимаются легко и хорошо запоминаются, это станет прекрасным способом изучить историю России.

Первая часть книги посвящена женщине, которая претендовала на российский престол. Раскрывается не только её характер и устремления. Большое внимание уделено борьбе за власть. Читатели смогут узнать о том, что происходило в узких кругах, о том, что не написано в школьных учебниках по истории. Здесь будут раскрыты интриги и тайны царского двора.

Вторая часть книги рассказывает о жизни Александра II, которого называют освободителем. Освещается не только его политика, но и личная жизнь. Его образ становится более чётким, создаётся новое видение истории. Читатели будут восхищаться его планами и с радостью ожидать введения реформ. Но, в то же время, это период сильного страха, начинается жестокая борьба против власти, происходят первые терроры, и становится понятно, какой нитью это связано с последующими событиями.

В третьей части идёт речь о Николае II, последнем царе России. Здесь центральной темой является борьба за власть, жестокая, кровавая. Рассказано обо всём, что привело к смерти царской семьи. Примерно половина романа повествует о жизни царя, а вторая половина содержит всю информацию, которую удалось узнать о его смерти. Автор выражает своё мнение обо всём, что тогда происходило. Он не раз подчеркивает, что в жизни последнего царя были особые мистические знаки, которые словно предвещали беду.

На нашем сайте вы можете скачать книгу "Цари. Романовы. История династии" Радзинский Эдвард Станиславович бесплатно и без регистрации в формате fb2, rtf, epub, pdf, txt, читать книгу онлайн или купить книгу в интернет-магазине.

avidreaders.ru

Книга «Царская семья. Возвращение»

В сегодняшнем выпуске нашей рассылки мы хотим познакомить Вас с предисловием к новой книге Т.Н. Микушиной, О.А. Ивановой и Е.Ю. Ильиной «Царская семья. Возвращение».

Книга повествует о жизни Царской семьи Николая Александровича и Александры Фёдоровны Романовых и их детей Ольги, Татьяны, Марии, Анастасии и Алексея. Многочисленные факты – подлинные дневники и письма царской четы, воспоминания приближённых, даже просто сами фотографии – свидетельствуют о высокой культуре и ответственности царственных особ, их чести и благородстве, нежной любви друг к другу и безграничной преданности Родине.

Нам предстоит осознать всю чудовищную несправедливость, совершённую народом России по отношению к Царской семье. Без осознания причин и их последствий мы будем продолжать совершать те же ошибки.

Символическое возвращение Царской семьи – это наше возвращение к идеалам нравственности, чести, порядочности во всех сферах человеческой деятельности.

 

Как отличить подлинник от фальшивки? Для этого нужно быть специалистом, имеющим опыт и знания. Это очевидное утверждение верно для любой сферы деятельности человека, в том числе нравственной и духовной сферы его жизни.

Для того чтобы отличить бриллиант от подделки, нужно быть опытным геммологом. Для того чтобы в полной мере оценить нравственную чистоту и духовную высоту каких-либо людей, нужно и самому как минимум быть на этой высоте, а ещё лучше – быть выше, мудрее. Нужно смочь подняться над туманной пеленой пересудов, очистить истинный облик от налипших покровов лжи и рассмотреть его с разных сторон, чтобы понять самую суть: истинные мотивы жизни, черты характера, особенности воспитания, глубину чувств…

Царская семья. 1913 г.

Попробуем в этой книге дотянуться до высоты нравственного и духовного подвига членов Царской семьи Николая Александровича и Александры Фёдоровны Романовых и их царственных детей Ольги, Татьяны, Марии, Анастасии и Алексея.

Чем больше мы изучаем жизнь этих замечательных людей, чем больше погружаемся в их деятельность на благо государства, тем большие перемены происходят в нашем сознании, тем сильнее мы убеждаемся, насколько они были не поняты и оклеветаны многими современниками. И этот лживый образ, раздутый и разукрашенный идеологами советской власти, которым было необходимо оправдать свои кровавые преступления и «перевести стрелки на виноватых», закреплялся в умах последующих поколений.

Умело созданные клише о слабом и кровавом правителе, о гордячке-Императрице, о тёмной и голодной России до сих пор тиражируются средствами массовой информации и повторяются обывателями, которые не дают себе труда узнать больше того, чем наполнены короткие материалы-пасквили с крикливыми заголовками, и разобраться, кому и почему выгодно очернять наших русских святых.

Многочисленные факты – подлинные дневники и письма царской четы, воспоминания приближённых, цифры достижений России во время правления Николая II, даже просто сами фотографии – свидетельствуют о высокой культуре и ответственности царственных особ, их чести и благородстве, нежной любви друг к другу и безграничной преданности Родине.

Пока мы не осознаем, насколько члены Царской семьи были нравственно чисты и ду-ховно возвышенны, ничего в России не изменится к лучшему.

Мы должны осознать всю тяжесть сотворённого. Грех цареубийства лежит на всех: и на тех, кто убивал, и на тех, кто отдавал приказы, и кто не защитил, и кто делал вид, что его это не касается… И на нас, как потомках всех этих людей, тоже лежит этот грех.

Мы должны осознать, что убийству Царской семьи предшествовал другой тяжкий грех – грех предательства. Многие позарились на деньги, на посулы должностей. Алчность и жажда власти привели к государственной измене и перевороту, и лишь потом на этой «благодатной» почве власть захватили большевики. А затем последовали гражданская война, голодоморы, репрессии, концлагеря… Многомиллионные жертвы народа – как расплата за совершённый тяжкий грех. Не слишком ли дорого мы заплатили, чтобы искупить эту вину?

Без осознания причин и их последствий мы будем продолжать совершать те же ошибки.

Бог даст России нового Царя. Но произойдёт это событие только тогда, когда будет уверенность, что с новым Царём народ не поступит так же, как с семьёй последнего русского Императора.

А для этого должна произойти перемена сознания, перемена ума, то есть покаяние. Только покаяние может спасти Россию. Без этого нет пути в будущее. Для покаяния не нужно идти в церковь, совершать ритуалы. Достаточно осознания в сердце каждого жителя России, какой грех был совершён убийством Царской семьи и что мы при этом потеряли…

Нам предстоит шаг за шагом в своём сознании осознать всю чудовищную несправедливость, совершённую народом России по отношению к Царской семье. Только после осознания совершённого 100 лет назад злодеяния мы способны будем выбраться из той пропасти безверия и зла, в которую были повергнуты этим злодеянием. И тогда мы будем готовы вновь обрести Царскую семью и совершенное правление в России, основанное на Божественных принципах Добра и Справедливости.

Символическое возвращение Царской семьи – это наше возращение к идеалам нравственности, чести, достоинства, благородства, порядочности во всех сферах человеческой деятельности.

Из книги «Царская семья. Возвращение»

Книга доступна в печатном и электронном форматах.

mudrost.info

Лицевой свод - Царь-книга русской истории

2010 год для специалистов, изучающих Древнюю Русь, и просто любителей истории ознаменовался весьма важным событием: в интернет в открытый доступ выложили Лицевой летописный свод Ивана Грозного (в народе его называют Царь-книгой). Отсканировали его и поместили во всемирную сеть представители Общества любителей древней письменности.

В чем заключается важность данного события?

Согласитесь, что самое главное в работе каждого историка – это первоисточники: письменные, произведения искусства, архитектура, предметы быта и другие артефакты. К сожалению, в наше время не так много исследователей прошлого обращаются именно к ним. Зачастую они изучают и цитируют работы других историков, а те третьих и так далее. В результате, если начать разбираться, то большинство таких ученых никогда и не пользовались первоисточниками, и все свои труды создали на основе чужих слов и мнений. Получается, что данные работы можно сравнить с плохой копией копии какого-то «блокбастера». Если открыть и прочесть то, что написано в древнем документе, и сравнить информацию с тем, что пишут современные историки, часто можно обнаружить не только незначительные неточности, но и порой совершенно противоположные факты. Вот так-то, и подобное случается сплошь и рядом.

Древние артефакты Руси

К сожалению, до наших дней сохранилось не так много подлинных первоисточников, как того хотелось бы. Если рассматривать архитектурные памятники, то их осталось совсем немного, да к тому же большинство из них относятся к 18-19 векам, ведь на Руси основной строительный материал – это лес, а регулярные войны и пожары не щадят такие сооружения. Если брать предметы быта и ювелирные украшения, так и тут не все так просто: то, что удалось сохранить, – это всё артефакты 15-19 веков. И это тоже вполне объяснимо, ведь драгоценные металлы и каменья всегда были целью различного рода любителей наживы и черных археологов. Практически все древние захоронения (курганы и прочее) на территории нашей страны были разграблены еще во времена Екатерины Второй.

Устные предания

Наиболее полно исторические сведения об истории нашей земли сохранились в памяти народа – это легенды, предания, сказки, былины и т. д. Однако ученые категорически отрицают возможность рассмотрения устного творчества как источника информации, по крайней мере, в отношении того, что связано с былым Руси, хотя готовы полностью принять легенды, скажем, скандинавских или британских народов. А ведь в наших сказках и сказаниях сохранилось много интересных фактов, определенная интерпретация которых подтверждает одну из популярных современных теорий (А. Скляров «Обитаемый остров Земля»). Например, все мы знаем о такой сказочной диковинке, как волшебное блюдечко с наливным яблочком, в котором виден весь мир – чем это не «Айфон» с его логотипом - надкусанным фруктом? А ковры-самолеты, а сапоги-скороходы? Да мало ли что еще...

Впрочем, мы сильно отвлеклись, пора вернуться к главной теме нашей статьи, а это, напомним, Лицевой свод царя Ивана (iv) Грозного.

Письменные источники

Главные письменные источники Древней Руси – это летописи. Еще с 19 века начало издаваться Полное собрание русских летописей. Каждый желающий мог ознакомиться с этим печатным изданием, обратившись в библиотеку. Однако сейчас ведутся работы в рамках проекта «Рукописные памятники Древней Руси» по переводу его в цифровой формат, и в ближайшее время он, как и Лицевой свод Ивана Грозного, будет выложен в интернет для всеобщего пользования. Начинающим исследователям следует знать, что в древних рукописях источником информации является не только текст, но и рисунки. Речь идет об иллюстрированных документах. Главным из них и выступает Лицевой свод. Он состоит из десяти тысяч листов и семнадцати тысяч иллюстраций.

Лицевой летописный свод

Этот документ является крупнейшим летописно-хронографическим сводом Древней Руси. Он создавался по заказу царя в Александровской слободе в период с 1568 по 1576 годы. Лицевой свод содержит изложение мировой истории от сотворения мира до 15 века и русской истории до 67 года 16 века. Амосов А. А. подсчитал, что сей древний артефакт состоит из десяти томов общей численностью в 9745 листов, которые украшены 17 744 цветными миниатюрами. Историки небезосновательно полагают, что Царь-книга содержала и одиннадцатый том. Ныне он утрачен, и это понятно, ведь в нем шла речь о самом неоднозначном периоде русской истории – до 1114 года.

Лицевой свод: содержание

В первых трех томах содержатся тексты библейских книг, таких как Пятикнижие, книги Судей, Иисуса Навина, Царств, а также книги Руфи, Есфирь, пророка Даниила. Кроме того, в них представлены полные тексты Александрии, два повествования о Троянской войне («Повесть о создании и попленении Тройском», извлеченная из «Хронографа Русского», и «История разрушения Трои» - перевод романа Гвидо де Колумна) и работа Иосифа Флавия «История Иудейской войны». Для последующих мировых событий источниками получения сведений послужили работа «Летописец Иллинский и Римский» и «Хронограф Русский».

Историю Руси Лицевой свод описывает в 4-10 томах, источником послужила преимущественно Никоновская летопись. Как утверждают исследователи (например, Клосс Б. М.), начиная с событий 1152 года, в документе встречаются и дополнительные источники, такие как Новгородский свод (1539 г.), Воскресенская летопись, «Летописец начала царства» и другие.

Древнее редактирование

Царь-книга имеет ряд правок, считается (доказательств этому, правда, нет), что они были сделаны приблизительно в 1575 году по указанию самого царя Ивана Грозного. Переработка уже готового текста затронула в основном период с 1533 по 1568 годы. Неизвестный редактор сделал приписки на полях документа, в некоторых из них содержатся обвинения против лиц, репрессированных и казненных во время опричнины.

К сожалению, работа над Лицевым сводом закончена не была: часть миниатюр выполнены только в чернильном очерке, раскрасить их не успели.

Выводы

Лицевой свод Ивана Грозного является не только памятником книжного искусства Руси, но и весьма важным источником исторических событий: миниатюры, несмотря на всю условность и довольно символический характер, дают богатый материал для исследований реалий того времени. Кроме того, изучение редакторских правок, которые внесены в последний том («Царственная книга»), предоставляют возможность получить более глубокие сведения о политической борьбе послеопричного периода. Они позволяют судить и об изменившихся оценках царя деятельности тех или иных его сподвижников. А также о новых взглядах на сами события в период его правления.

В заключение

Благодаря деятельности Общества любителей древней истории, теперь каждый желающий сможет ознакомиться с этим бесценным артефактом. Ведь раньше для того, чтобы получить доступ к данному документу, необходимо было приложить массу усилий, да и получить его могли только ученые-историки. Зато сегодня это доступно каждому. Все, что необходимо, - наличие доступа к всемирной сети, и можно погрузиться в увлекательный мир изучения нашего прошлого. Увидеть все своими глазами, сложить о тех или иных событиях свое мнение, а не читать готовые штампы историков, которые, возможно, даже никогда и не открывали первоисточник.

fb.ru

Читать книгу Царская работа. XIX – начало XX в. Игоря Зимина : онлайн чтение

Текущая страница: 1 (всего у книги 39 страниц) [доступный отрывок для чтения: 26 страниц]

Игорь Викторович ЗиминЦарская работа. XIX – начало XX в.

Необходимое пояснение

В книге рассказывается о внешней стороне жизни царственных семей, о том, что предназначалось для взоров посторонних, – об интерьерах и расположении рабочих кабинетов монархов, о придворных церемониалах, о личной охране императоров, а также о такой крайней любопытной теме, как Императорская кухня.

Совершенно разнородные материалы объединены под общим названием «Царская работа». Правомерно ли это? Ведь очевидно, подлинно царская работа – это выработка решений, обеспечивающих процветание и безопасность государства и подданных; поддержание достойного международного престижа своей страны, сохранение внутренней стабильности в государстве при соблюдении разумного баланса интересов всех слоев общества и разрешение прочих основополагающих проблем.

В предлагаемом издании обо всем этом нет ни слова, но в названии не содержится ни явной, ни скрытой иронии.

Обязанность царственных особ практически постоянно пребывать «на виду» тоже своего рода работа. «Не терять лица» в любых ситуациях престолонаследников обучали с детских лет. Подспорьем сохранения властной харизмы монархов служило строгое соблюдение традиционных церемониалов, начиная от дворцовых «выходов» до коронаций, похорон и даже трапез, как парадных, так и будничных.

Преемственность в соблюдении традиций (подчас нелепых на современных взгляд) символизировала стабильность системы управления империей.

Большое внимание в книге уделено истории совершенствования структуры и форм личной охраны российских императоров, тому, как терроризм диктовал «правила игры» тем, кто обеспечивал безопасность государей.

Императорская кухня – одно из важнейших подразделений Министерства Императорского двора, во многом определявшее повседневную жизнь царской семьи. Непосредственно организацией питания занималась Гофмейстерская часть министерства. Эта структура в числе прочего отвечала за безупречное «довольствие» императорской семьи и ее окружения. В деятельности Императорской кухни пересекались интересы различных ведомств, лиц и «особ». Придворные медики контролировали ежедневное меню российских самодержцев и санитарное состояние кухонь. Не обходили кухню своим вниманием и дворцовые спецслужбы. Личные гастрономические пристрастия не только определяли повседневное меню, но и подчас способствовали «гастрономическим прорывам», формировавшим кулинарную моду эпохи.

Фраза «не царское это дело» и в рабочих, и в житейских ситуациях ныне стала расхожей. Надеюсь, предложенные вниманию читателей малоизвестные сведения в какой-то степени помогут понять буквальный смысл «царского дела» и удовлетворят интерес к повседневной жизни Российского Императорского двора во всей ее полноте.

Распорядок дня и рабочие кабинеты российских монархов

Распорядок дня российских венценосцев был строго регламентирован и расписан по минутам. Только так можно было успешно управлять огромной империей, которую во все времена тяготили внутренние и внешние проблемы. Если в жизни монархов и слу – «спокойные» годы, то вслед за ними в их жизнь или жизнь их преемников приходили годы жестоких потрясений и революционных бурь.

Вместе с тем отношение к своим обязанностям глав огромной империи не было одинаковым на протяжении XIX в. Российские самодержцы были людьми разными по интеллекту и темпераменту, и их отношение к «профессии» несколько отличалось. Если Николай I совершенно справедливо называл себя «каторжником Зимнего дворца», то его сын, Александр II, мог позволить себе периодически впадать в депрессию, передоверяя решение важнейших вопросов своему окружению. Александр III, не блиставший особыми государственными талантами, во многом напоминал деда по своему отношению к «семейному делу». Он добросовестно взвалил груз ответственности на свои плечи, принимая важнейшие решения. Блестяще образованный Николай II был крайне пунктуален и добросовестен в выполнении царских обязанностей, но многие решаемые им вопросы оставляли царя совершенно равнодушным, а равнодушие к «семейному делу» приводило подчас к трагическим результатам.

Жесткая необходимость ежедневно «разгребать» бесконечное множество дел, выполнять бесчисленные представительские обязанности, поздравлять множество людей с юбилеями характерна и для сегодняшних власть имущих лиц. «Шапка Мономаха» легкой никогда не была. И многие из современников, наблюдая этот бесконечный «бег по кругу», с большой долей сочувствия писали о российских монархах: «Никогда не имеют они возможности с увлечением погрузиться в чтение, беседу или размышление. Часы бьют, – им надо быть на параде, в совете, на прогулке, в театре, на приеме и завести кукольную пружину данного часа, не считаясь с тем, что у них на уме или на сердце»1.

Таким образом, мы можем констатировать, что именно личное отношение к делу, осознание своей личной ответственности перед Россией, предками и потомками фактически и определяло плотность и эффективность рабочего графика российских венценосцев.

Распорядок дня Николая I

О распорядке рабочего дня Николая I сохранилось множество мемуарных свидетельств. Если коротко охарактеризовать его рабочий график, то можно сказать, что Николай I «вкалывал» десятилетиями буквально как «каторжный». Эта «каторжность» в работе во многом связана с особенностями его характера. Император отличался недоверчивостью, и у него имелись для этого веские основания. Поэтому он замкнул управление империей лично на себя, без устали проверяя и контролируя выполнение принятых им решений. Эта властно-административная схема была весьма спорной, поскольку дала мощный толчок развитию малоэффективной российской бюрократии. Да и дела, которые подчас лично (и с удовольствием) решал Николай Павлович, часто оказывались совершенно «не царского уровня».

Как и у всех людей, в рабочем «графике» российских императоров были «зимние», «летние» и «возрастные» подвижки. Один график – зимний, когда семья жила в С. – Петербурге, и другой – когда летом переезжали «на дачу» в Царское Село или Петергоф.

Мемуаристы в один голос утверждают, что вставал Николай I рано: «затемно», «на рассвете», «между 7 и 8 часами утра»2. Летом царь вставал в 7 часов утра, иногда раньше.

После того как он приводил себя в порядок после сна, Николай Павлович «кушал чай» и около 8 часов утра уже принимал первые доклады3. Кстати говоря, именно перед чаем дворцовые медики проводили ежедневный контроль состояния здоровья императора. Летом доклады могли начинаться и раньше. Самые ранние зафиксированные приемы императора начинались в 7 часов утра.

После двух-, трехчасовой работы с министрами следовала прогулка по Дворцовой набережной или по Летнему саду. Николай I гулял с 9 до 10 утра один и без охраны. В простой шинели император вполне демократично раскланивался со встречающимися знакомыми.

A.И. Гебенс. Император Николай I в мундире лейб-гвардии Уланского полка. 1852 г.

Затем он вновь включался в «рабочий график» до обеда. В это время царь в основном работал «с документами». Все пометки Николая I, сделанные карандашом, тщательно сохранялись. Для этого они покрывались лаком, чтобы не стерлись4. Работали с документами российские императоры преимущественно с карандашом в руках. Говоря о характере «работы с документами», можно привести слова царя, обращенные к одному из его сановников: «Вы, кажется, забыли, что я привык читать, а не просматривать присылаемые бумаги»5.

Перед обедом, примерно с половины второго до половины четвертого, вновь повторялась прогулка продолжительностью от 50 минут до полутора часов. Прогулка, как правило, совмещалась с различными «инспекциями». Царь выезжал в город летом в коляске или кабриолете, зимой – в санях, зорко поглядывая по сторонам и отмечая для себя малейший непорядок. Ежедневные прогулки-инспекции императора держали городские власти в постоянном тонусе, поскольку малейший непорядок, замеченный императором, мог стать основанием для серьезнейших карьерных оргвыводов.

После прогулки следовал обед, который при Николае I подавали в 16 часов. После обеда Николай I два-три часа вновь работал в кабинете. Примерно в 19 часов император заканчивал рабочий день. В 19.30 он пил чай с семьей. После чего начиналась «светская жизнь».

М. Зичи. Николай I на строительных работах. 1853 г.

Николай I мог отправиться на прогулку или в театр, посетить маскарад, заехать в гости или на бал к сановникам. Продолжительность светских мероприятий не лимитировалась. Семья могла вернуться из театра домой около 11 часов вечера, а иногда придворные балы и маскарады заканчивались и около часа ночи.

Работа для царя не прекращалась и во время светских развлечений. Менялся только антураж. Об «объемах» этой работы свидетельствует французский живописец О. Берне, в одном из писем он упомянул, что «на вчерашнем балу я больше двух часов разговаривал с императором». Император и живописец обсуждали не только сюжеты картин, которые предстояло написать художнику, но и места для них он должен был найти в Зимнем дворце «вместе с Его Величеством»6. В другом письме художник вновь пишет, что у него на «императорском балу» состоялся «долгий разговор с государем об Исаакиевской церкви»7.

Поскольку считалось, что царь в это время отдыхает, то после светского «отдыха» Николай I положил себе за правило еще 1–3 часа ночной работы, она могла продолжаться до двух или даже до трех часов ночи. По свидетельству современников, Николай I от переутомления порой засыпал перед киотом за молитвой.

В этом контексте особенно любопытны описания рабочего дня Николая I, сделанные им самим. В одном из писем к старшему сыну Николай I писал: «Поработав с Чернышевым8 и Бенкендорфом9, оделся и отправился с М.П.10 экзергауз смотреть отправляющиеся команды Образцового кавалерийского полка в пешем строю и нашел их в образцовом порядке, в особенности гусар, которые отлично хороши… Погулял прекрасным утром, поработал прежде один; потом с Нессельродом11, Волконским и Вилламовым12, потом был у меня генерал Готман13, который приносил мне план Московской части, мы вместе улаживали проект парка, налево не доезжая до ворот; кажется, будет очень хорошо… Работал до 1-го часу и поехал с Захаржевским14 осматривать работы; делается много, но и остается много еще сделать»15.

К.К. Пиратский. Николай среди конногвардейцев. 1847 г.

Приведенный рабочий график царя – не догма. Об этом свидетельствует упоминание весьма авторитетного биографа Николая I о том, что царь мог лечь спать и «в 10 часу вечера»16. Конечно, император был обычным человеком, несмотря на довольно успешные попытки сформировать у современников образ «железного императора».

А. Ладюрнер. Николай I, принимающий рапорт генерал-адъютанта князя А.Я. Лобанова-Ростовского

Дочь царя Ольга Николаевна приводит в своих записках «летнее расписание» Николая I, относящееся к 1831 г.: «Папа вставал летом в семь часов утра и, в то время как одевался, пил свой стакан мариенбадской воды, потом шел гулять с верным пуделем… в Монплезир, чтобы выпить там свой второй стакан минеральной воды. После этого он садился в экипаж и с Эрдером, своим любимым садовником, осматривал работы в парке. Ровно в девять часов он уже был в Петергофском дворце, на докладе министров. Это длилось до обеда: затем следовали до двух часов осмотр караулов, парады или же представление чиновников»17. Затем следовали светские обязанности и летние семейные развлечения. Таким образом, при Николае I складывается традиция, сохранявшаяся вплоть до Николая II: все утренние часы отводились для личных докладов министров.

Как относился император к своей работе? Он прекрасно понимал, что работать ему предстоит, «как медному котелку», без всякой смены, буквально до гробовой доски. У психологов есть определение, связанное с профессиональной деятельностью, – «выгорание». Конечно, все тяжелые мысли Николай I держал при себе, но иногда и у этого «железного» императора прорывалось. Прорывалось тогда, когда становилось буквально невмоготу.

В декабре 1832 г. Николай Павлович писал И.Ф. Паскевичу: «Все сии дни меня замучили бумагами, и я насилу отделался.

Всякий как бы нарочно ищет свалить с плеч на меня»18. Эти реплики мелькают в письмах царя на протяжении десятилетий. В феврале 1844 г. в письме к И.Ф. Паскевичу Николай Павлович обронил: «Я уморился от этой суетной жизни»19. Одна из бывших фрейлин императрицы упоминает о примечательном разговоре, состоявшемся у нее с Николаем I в 1845 г.: «Государь сказал мне: «Вот скоро двадцать лет, как я сижу на этом прекрасном местечке. Часто удаются такие дни, что я, смотря на небо, говорю: зачем я не там? Я так устал…». Я хотела продолжить разговор, но он повернул на старые шутки. Пусть не мое перо их передает: я его слишком люблю»20.

Имелся свой рабочий график и у императрицы Александры Федоровны. Конечно, он не был перегружен и включал в себя преимущественно представительские обязанности и курирование деятельности учебных и благотворительный заведений. Александра Федоровна регулярно принимала «представлявшихся», но интересы императрицы совершенно не выходили за рамки узкого мирка императорских резиденций, который и был для нее зримым, но весьма условным олицетворением бескрайней России.

Великая княгиня Ольга Николаевна упоминает, что «распределение дня для Мама не было регулярным из-за ее многочисленных обязанностей и различных визитов, которые она должна была принимать. По воскресеньям, после обедни, мужчины, по вечерам – дамы… их бывало от 40 до 50 чел. Это были утомительные обязанности. Мама была освобождена от них только после того, как сдало ее здоровье»21.

К. Рейхель. Императрица Александра Федоровна

Одной из главных «рабочих» задач императрицы было «блестяще выглядеть». Это желание, конечно, имеет каждая женщина, особенно с «возможностями». Однако это «блестяще выглядеть», Николай I также считал важной частью семейной «профессии» и безжалостно вмешивался, если ему казалось, что что-то в туалете жены не соответствует ситуации. Дочь писала об отце, что он «любил видеть ее нарядно одетой и заботился даже о мелочах ее туалета. Бывали случаи, что, несмотря на все ее прелести, ей приходилось сменить наряд, потому что он ему не нравился. Это, правда, вызывало слезы, но никогда не переходило в сцену, т. к. Мама сейчас же соглашалась с ним»22.

Это приносило свои плоды. Большая часть населения Российской империи действительно обожала монарха и его семью, и надо признать, что Николай Павлович системно работал над поддержанием высокого «рейтинга» императорской фамилии в глазах подданных. Только небольшая группа фрондирующей интеллигенции, не менее системно, пыталась противостоять этой популярности, и ей удалось добиться многого, но только после смерти Николая I и наступления иных, либеральных времен периода правления Александра II.

Распорядок дня Александра II

Сын Николая I император Александр II во многом сохранил график рабочего дня своего отца, но работал без его фанатизма. Это был слабый царь и слабый работник, хотя, конечно, в уме и видении стратегической перспективы ему отказать нельзя. Однако ему не хватало властной харизмы и внутренней убежденности в правоте своего дела.

Блестяще образованный и годами готовившийся отцом к государственной деятельности Александр Николаевич заметно проигрывал отцу, у которого были серьезные пробелы в образовании. Школа, образование, конечно, очень важны, однако в профессии «топ-менеджера» Российской империи не меньшее значение имеют харизма, сила личности, политическая воля, а уже затем следуют интеллект и уровень образования. Следует признать, что Александр II достойно ответил на вызовы времени, проведя свои знаменитые реформы, придавшие новый импульс развитию России. Проводя реформы, которые по определению тонули в массе спорных, подчас взаимоисключающих мнений, Александр II ставил жесткие сроки подготовки «окончательных» документов, сохраняя высокий темп преобразований. Часто на стол царю в начале 1860-х гг. ложились объемистые пакеты документов, системно менявших структуру власти. Например, так было при подготовке и принятии знаменитой судебной реформы.

Неизвестный художник. Портрет императора Александра II. ГМЗ «Петергоф»

Деловые качества молодого императора не вдруг появились на пустом месте. Его отец, император Николай I, начал постепенно подключать к работе Александра Николаевича после его совершеннолетия. Именно тогда, в 1835 г., был сформирован штат «Двора Его Императорского Высочества, Государя Наследника Цесаревича, Великого Князя Александра Николаевича», в который вошло 35 человек23. Когда император покидал Петербург, отправляясь в свои многочисленные командировки, то в столице «на хозяйстве» он оставлял своего подраставшего сына. Конечно, в окружении и под присмотром опытных соратников.

В целом распорядок дня Александра II воспроизводил рабочий график его отца. Однако утренние доклады у царя начинались не ранее 10 часов утра. Эти доклады не прерывались даже в праздничные дни. Так, 1 января 1874 г. военный министр Д.А. Милютин записал в дневнике: «По заведенному порядку, отправляясь в 10 ч. утра к докладу в Зимний дворец, я взял с собою целый чемодан с подробным отчетом по военному министерству за 1872 год и с планами крепостей»24. Отметим, что 1 января был для императора обычным рабочим днем, с несколько большим кругом представительских обязанностей.

Работал император и во время поездок по стране. На эту работу накладывались обязательные представительские мероприятия, отнимавшие много сил и времени. Тот же Д.А. Милютин, ключевой министр в правительстве Александра II, свидетельствует: «В Варшаве Государь пробыл пять дней, в продолжение которых не было буквально ни одного часа отдыха. С утра до вечера смотры, учения войск, приемы, визиты, посещение разных местных учреждений, парадные обеды, а по вечерам – театр и работа до поздней ночи с бумагами, привозимыми ежедневно фельдъегерями из Петербурга»25. Работал император и на отдыхе в Ливадии, куда фельдъегеря три раза в неделю привозили почту из Петербурга26. Такой рабочий график с трудом выдерживали и более молодые соратники.

Д.А. Милютин

Говоря о манере работы Александра II, следует отметить его железное спокойствие в острых политических ситуациях. Он, конечно, особенно в 1870-х гг., пытался лавировать между различными политическими лагерями, но представлять его совсем уж слабым человеком и политиком было бы неверно. Хотя в обыденных, житейских ситуациях он часто демонстрировал слабость и инертность. Так, его верный соратник Д.А. Милютин, вспоминая годы, которые он «отработал» с царем, подчеркивал, что «припоминая теперь ту эпоху, я должен сознаться, что мне приходили не раз черные мысли на счет ожидавшей нас развязки тогдашних политических осложнений; но вообще можно сказать, что мы пережили этот критический момент с бодрым духом и какой-то фантастической надеждой на «русского Бога». В особенности, сам Государь высказывал замечательное спокойствие; он сохранял без малейшего отступления свой привычный образ жизни…»27. Эти наши неистребимые «авось» и «небось». Авось выйдет… Не вышло?.. Небось проживем.

Однако, в распорядке дня кое-что изменилось. Например, время обеда было передвинуто на более поздние часы. При Александре II обед начинался уже в 18 часов вечера. Именно на это время рассчитывал народоволец Степан Халтурин, поджигая бикфордов шнур, ведущий к 50-килограммовому фугасу в Зимнем дворце 5 февраля 1880 г.

Измерение роста поступающих на военную службу в Зимнем дворце

Характерно, что Александр II стал первым российским императором, четко разделившим свой день на «рабочее время» и приватные часы. Конечно, это не всегда получалось, однако если в гостиной Николая I было нормой «в свободное время» продолжать обсуждать «рабочие вопросы», то при Александре II «государство, перестав быть предметов разговора в гостиной, изолировалось только в его кабинете и в разговорах с министрами и государственными людьми»28.

Несмотря на довольно плотный рабочий график, Александр II позволял себе заниматься традиционной забавой Романовых – распределять рекрутов по гвардейским полкам, а это было «сложное» дело, поскольку рекрутов распределяли «по мастям». В Преображенский полк определяли самых высоких, в Павловский – маленьких и курносых, таких же, как и их высочайший шеф – Павел I, в Семеновский – мордатых блондинов. Военный министр Д.А. Милютин, хорошо представлявший объем и уровень повседневных проблем, стоящих перед императором, недоумевал по поводу столь, на его взгляд, бессмысленного времяпровождения. В марте 1874 г. он записал в дневнике: «В одной из зал Зимнего дворца государь занимался распределением рекрут по гвардейским полкам. Это уже четвертая или пятая смена приводимых во дворец рекрут, представляемых Его Величеству, по мере прибытия в Петербург из разных округов. Я стараюсь по возможности уклоняться от присутствия при этой операции: мне тяжело видеть самодержца 80 миллионов подданных, занятого таким ничтожным делом»29. Это действительно «ничтожное» дело было своеобразной формой отдыха императора, способ на пару часов отстраниться от необходимости принимать подчас очень трудные решения.

iknigi.net

Верные... Книги о Царской семье

6 Октября 2017

В этом году исполняется 100 лет Октябрьской революции в России. Это событие неразрывно связано в памяти православного человека с величайшей трагедией – гибелью Царской семью. Подборку книг, которые посвящены памяти царственных страстотерпцев, мы предлагаем сегодня нашим читателям.

Взыскание погибших

Автор: Солоницын Алексей

Издатель: Апостол веры

Книга Алексея Солоницына «Взыскание погибших» выходит к 100-летию страшной революционной катастрофы, разрушившей Российскую империю. Безбожники подняли руку на помазанника Божия и его семью, на православную веру. Русская земля сплошь полита кровью мучеников, которую называют семенем христианства. Издание включает в себя три повествования: о восшествии на голгофу святых царя-страстотерпца Николая и его Августейшей семьи, об убиении монахинь Иверского монастыря и о святых князьях Борисе и Глебе. Все они прославили Господа, и их подвиг навеки запечатлён в истории Русской Православной Церкви.

Алексей Алексеевич Солоницын — писатель, кинодраматург, родился в 1938 года в г. Богородске Горьковской области. Окончил факультет журналистики Уральского университета в Свердловске (ныне Екатеринбург) в 1960 году.

С 1972 года — член Союза писателей России, с 1984 года — член Союза кинематографистов России.

Тема разбуженной совести, нравственного подвига — главная в творчестве писателя. И в годы советской власти, и в новейшее время он неизменно поднимает в своих романах, повестях, рассказах, фильмах темы деятельного добра, рассказывает о жертвенном подвиге его героев. Пишет он в традициях русской реалистической прозы, которая в лучших своих произведениях всегда отличалась высокой духовностью.

Верные. О тех, кто не предал Царственных мучеников

Автор: Чернова Ольга

Издатель: Скрижаль

Книга Ольги Черновой «Верные. О тех, кто не предал Царственных мучеников» посвящена придворным, лицам свиты, учителям и служащим, которые «служа Царской семье в ее счастливые дни, не отвернулись от нее в дни ее бедствий». В издании представлены забытые имена и судьбы, которые жизнью своей свидетельствовали о вере и верности, любви и правде.

Путь самоотречения каждый из них не только завершил, но и начинал с личной жертвы: доктор Боткин оставил своих детей круглыми сиротами, ему некому, кроме Бога, поручить их; воспитатель Цесаревича Жильяр и учитель Гиббс, швейцарский и английский подданные, вместо возвращения на родину едут в такую страшную для иностранцев Сибирь; молодая графиня Гендрикова, оставив за воротами Александровского дворца богатство, родных, шанс на спасение, счастлива, что успела стать арестованной. У них у всех нашлись бы причины покинуть Семью, и, конечно, Царственные Узники поняли бы их и благословили. Но эти люди не раздумывали — высший долг вел их и был сильнее родственных связей, ностальгии или любых других по-человечески извинительных обстоятельств. Ради Святой Семьи они не только предпочли заключение — свободе и смерть — жизни, каждый из них стремился принять на свои плечи краешек Их Креста.

Духовный мир Императора Николая II и его семьи

Автор: Капков Константин Геннадьевич

Издатель: Церковно-исторический проект «Летопись»

В книге известного историка Константина Геннадиевича Капкова «Духовный мир Императора Николая II и его семьи» впервые подробно рассмотрены различные аспекты религиозной жизни последней Царской семьи вплоть до ее мученической кончины, а также вопросы, связанные с отстранением Государя от Престола в марте 1917 года. Исследование построено на эпистолярных, мемуарных и архивных источниках, часть из которых публикуется впервые. Книга содержит большое количество иллюстраций, в том числе не изданных ранее.

Настоящая книга выходит в рамках исторического проекта «Летопись», организованного по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II и продолжающего работу по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла.

Царский венец

Авторы: Кравцова Марина, Янковская Елена

Издатель: Лепта Книга

Биографическая повесть «Царский венец» Мирины Кравцовой и Елены Янковской создана на основе мемуаров и исторических документов и рассказывает о достойной жизни и мученической кончине семьи царственных страстотерпцев. Книга повествует о судьбе императора Николая II и его супруги императрицы Александры Федоровны, об их любви, которая зародилась в юном возрасте и которую они пронесли через все испытания, выпавшие на их долю в страшное русское лихолетье, об их чудесных детях. Образ царственных страстотерпцев, очерненный врагами России, вновь предстает перед нами как чистое зерцало правды и благочестия, как олицетворение подлинной красоты.

Царский выбор: Духовный мир Императора Николая II и его семьи. Последние священники при Царе. Вольная жертва

Автор: Капков Константин Геннадьевич

Издатель: Церковно-исторический проект «Летопись»

В книге известного историка Константина Геннадиевича Капкова «Царский выбор» впервые подробно рассмотрены различные аспекты религиозной жизни, отречения от престола и мученической кончины последней Царской семьи, а также непростые взаимоотношения Государя Николая II с духовниками в предреволюционную эпоху и в заточении. Исследование построено на архивных, мемуарных и эпистолярных источниках, часть из которых публикуется впервые.

Издание необычно по структуре. Под его обложкой фактически собраны три книги, соединенные друг с другом единым стержнем. Этот стержень — рассказ о величии духовного мира русского Царя.

Издание рассчитано на широкий круг читателей: как специалистов, так и знакомящихся с «царской темой» впервые, а также всех любителей высокохудожественной книги.

Настоящая книга выходит в рамках исторического проекта «Летопись», организованного по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II и продолжающего работу по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла.

Царь и Россия: Размышления о Государе Императоре Николае II

Составитель: Белоусов Петр

Издатель: Отчий Дом

Книга «Царь и Россия» представляет собой сборник статей, авторы которых поставили своей целью на основе фактов и личных свидетельств рассказать о царствовании последнего Российского Императора Николая II и духовном значении этого трагического периода отечественной истории в дальнейших судьбах России и всего мира.

Вошедшие в первую часть книги документально обстоятельные очерки русских публицистов, государственных и военных деятелей, опубликованные в Русском Зарубежье в 1920-1950-х годах, посвящены доказательному, фактологическому разоблачению лжи вокруг Государя и его семьи, поскольку мифы о «слабовольном», «неумном», «кровавом» Царе, созданные на основе сплетен и клеветнических измышлений, глубоко внедрены в сознание русских людей и сейчас.

Первая часть сборника дает ответ на вопрос: почему произошла русская революция. Включенные во вторую часть труды, проповеди, размышления священнослужителей РПЦ и РПЦЗ отвечают на вопрос: для чего Господь попустил революцию, в чем смысл крестного пути и смерти Царственных страстотерпцев, в чем должна быть суть нашего покаяния, какой духовный смысл мы должны извлечь для себя из русской катастрофы.

Издание снабжено справочным аппаратом: подстрочными примечаниями, сведениями об авторах и аннотированным указателем имен.

Житие святых царственных страстотерпцев в пересказе для детей

Автор: Максимова Мария

Издатель: Никея

История семьи связана с историей Родины и часто даёт нам примеры мужества, терпения, мудрости, любви и веры...

В иллюстрированной книге Марии Максимовой «Житие святых царственных страстотерпцев в пересказе для детей» представлена история последнего российского императора Николая II и его семьи, прославленных в лике святых, история, о которой до сих пор размышляют и спорят, пишут книги и снимают фильмы.

В этой серии собраны жития христианских подвижников, талантливо изложенные писателями для детей. Совместное чтение этих книг создает хорошую семейную традицию и дает детям прекрасные примеры любви и доброты, чтобы стать лучше и счастливее.

pravchtenie.ru

Книга Царская пленница читать онлайн Сергей Шхиян

Сергей Шхиян. Царская пленница

Бригадир державы - 4

 

    Глава первая

    На Большой Садовой улице в этот час дня было тихо и пустынно. Никаких подозрительных субъектов я не заметил и, обойдя для страховки квартал, нырнул в свои ворота. На счастье, во дворе никого из жильцов или их слуг не было, только на крылечке флигелька сидел мой приятель, беглый солдат Иван, и курил трубку. На мое появление он никак не отреагировал, как будто я отлучался на пятнадцать минут.

    -  Как здесь, все тихо? - торопливо спросил я, озираясь по сторонам.

    -  Шуметь не будешь, так и останется, - ответил он, неодобрительно оглядывая меня с головы до ног.

    -  Иван, что это с тобой? - удивленный таким индифферентным отношением, спросил я. Мы не виделись уже несколько дней, и ему пора было начать беспокоиться о том, куда я исчез.

    -  Со мной ничего, а вот ты откуда меня знаешь? - подозрительно спросил он.

    -  Ты что, сдурел! - сердито воскликнул я, начиная подозревать его в какой-то непонятной игре.

    Всего час назад я сбежал из Петропавловской крепости, боялся погони, не без основания опасаясь за собственную жизнь, и вдруг меня отказывается признать один из близких людей, на помощь которого я твердо рассчитывал.

    -  Слушай, парень, - строго сказал Иван, глядя на меня с не меньшим удивлением, чем я на него, - шел бы ты своей дорогой, пока я не дал тебе по шее. Вот тогда не я, а ты сдуреешь.

    Его нежелание узнать меня было таким искренним, что я не сразу нашелся, что сказать. Не мог же солдатский мундир, в который я был одет, так изменить мою внешность, что я сделался неузнаваемым.

    -  Не узнаешь, значит? А ты присмотрись, может быть, все-таки вспомнишь? Мы вроде недавно были друзьями, - рассудительно посоветовал я, беря себя в руки. Ничего похожего на двойную игру в лице солдата заметно не было.

    Иван вынул трубку изо рта и внимательно осмотрел меня с ног до головы. У него на лице мелькнула недоуменная гримаса, какая бывает, когда видишь что-то смутно знакомое, но не можешь вспомнить, откуда.

    -  Неужели я так изменился?

    -  Голос вроде знакомый, где-то, кажись, такой слышал, а вот личность твою никогда не видел, - осторожно ответил Иван. - Напомни, может, и признаю.

    -  Я Алексей… Крылов, - представился я, видя, что иначе мы ничего не добьемся друг от друга.

    -  Кто? - ошарашено переспросил Иван, вставая с крыльца. - Как ты назвался?

    Лицо его из удивленного сделалось подозрительным. Он сощурил глаза и будто ненароком пошарил взглядом у меня за спиной, кого-то высматривая.

    -  Крылов. Собственной персоной… - повторил я снова, но на этот раз, кажется, совсем неубедительно. Дело в том, что вставший на ноги невысокий, как и большинство людей этой эпохи, герой штурма турецкой цитадели Измаил почему-то оказался выше меня ростом!

    -  Ты, малец, откуда Крылова знаешь? Тебя кто сюда подослал?

    Я не сразу ответил, внезапно увидев свою одежду. Каким-то чудом (не иначе как это был фокус моего товарища по заключению, с которым мы час назад бежали из Петропавловской крепости) вместо солдатской формы на мне оказалась замызганная мещанская поддевка, ветхий кафтанчик с протертой на швах материей и грязно-белые панталоны армейского покроя.

    -  Все в порядке, это, правда, я, - проговорил я каким-то жалким голосом. Слишком невероятной оказалась такая метаморфоза.

knijky.ru

Книга Царская дыба читать онлайн Александр Прозоров

Александр Прозоров. Царская дыба

Сотник - 4

 

    Часть первая. Дикие земли

    Глава 1. Обоз

    Укатанная дорога, ведущая от Новгорода на Псков, петляла среди густых, ароматных сосновых боров, мимо вспаханных полей и поросших молодой весенней травой пастбищ, временами перекидывалась через ручьи и неширокие реки, пересекала болота. По состоянию тракта сразу было видно, что, в отличие от иных пограничных земель, эти ни разу не попадали под власть жадно поглядывающих на богатые русские земли немецких рыцарей и жмудинов, а потому и ямские станции стояли здесь через каждые десять-пятнадцать верст, болота были надежно загачены, упрямо лезущий на дорогу кустарник - беспощадно вырублен, а через речушки имелись прочные бревенчатые мосты.

    Впрочем, неспешно ползущий по дороге обоз явно не нуждался в сменных лошадях. Шесть присыпанных сеном телег, на которых сонно развалились полтора десятка опрятно одетых в похожие рубахи и шаровары мужиков, да пятеро всадников во главе. Первым двигался невысокий, широкоплечий, кареглазый монах - во всяком случае, именно такая мысль приходила в голову при виде черной сутаны и откинутого на спину капюшона. Однако, оскаленная собачья голова, болтающаяся у одного стремени, и пышная метла, прицепленная к другому, а также короткая стрижка и длинная окладистая русая борода, лежащая на груди, доказывали, что монах сей на деле принадлежит к числу избранной первым московским царем, государем Иваном Васильевичем, тысяче служилых людей - тех, кого спустя пару веков историки станут называть опричниками. Черная сутана, метла и собачья голова свидетельствовали еще об одном: опричник оделся для торжественного случая - когда и за собакой поохотиться не лень, и доспех без опаски скинуть можно, и метла у стремени не мешает.

    Следом за опричником покачивалась пара: стройная синеглазая остроносая девушка, голову которой не по обычаю покрывал не убрус или хотя бы платок, а немецкий бархатный берет с одиноким разноцветным пером. Несмотря на теплую погоду, на плечах ее болталась шитая алым и синим картулином и подбитая горностаем зеленая душегрейка, расстегнутая на груди. Снизу проглядывал не привычный русский сарафан, а черный шелк платья, ворот которого застегивался сбоку; на груди алела умело вышитая роза. Ноги ее так же скрывала не юбка, а пышные шаровары из тонкой шерсти, уходящие в низкие яловые сапожки.

    Рядом с девушкой гарцевал рыжий кудрявый боярин в нарядном сиреневом с золотом зипуне, опоясанный широким кожаным ремнем с глубоким тиснением. Следом за парой молодых людей двигались не менее нарядно одетые пожилой боярин и еще один, немного помоложе.

    Все бояре обоза ехали без оружия, что лишний раз свидетельствовало о мирной цели их путешествия: на Руси, в отличие от диких западных земель, Разбойный приказ строго следил за безопасностью торных дорог, и от станишников их давно очистил. Потому и не имели русские люди привычки постоянно таскать у себя на боку сабли или шестоперы. Разве только кистень на всякий случай за пазухой припасут, да засапожный нож рядом с ложкой сунут.

    На первый взгляд, создавалось полное впечатление, что обоз сопровождает молодых, переезжающих в новое поместье. И одеяния про это намекали, и взгляды, которыми обменивалась едущая впереди парочка. Вот только смерды, развалившиеся на телегах, казались неестественно широкоплечими и рослыми, даже в сравнении с опричником - а государь, как известно, хлюпиков в избранную тысячу не звал.

    В двух сотнях саженей за обозом ехали еще трое всадников: боярин в потрепанном налатнике с несколькими вошвами и двое смердов в тулупах. Эти тоже были без оружия - во всяком случае, на виду. И что странно - не имелось у всадников ни заводных коней, ни чересседельных сумок. Да и не торопились они никуда, хотя верховому двигаться куда как быстрее по силам.

knijky.ru