Книга Чака. Содержание - Глава VIII. Книга чаки


Чака. Содержание - Глава VIII

Далеко за полночь просидели эти два таких близких и таких непохожих друг на друга человека. Звезда одного из них уже клонилась к закату, а звезда второго только начинала свой путь к зениту, чтобы озарить потом ослепительным светом земли многих народов. И далеко не для всех свет ее будет ласков…

Глава VIII

Прошло несколько дней, и к воротам Эси-Клебени подошла торжественная процессия, возглавляемая Нгомааном. Несколько сот воинов Изи-цве, шагавших в полной парадной форме, могли легко стереть с лица земли главный крааль племени зулу. Поэтому высыпавшая навстречу толпа была обуреваема противоположными чувствами. С одной стороны, многие радовались предстоящим празднествам, которые обычно сопутствуют избранию нового вождя, а с другой — все прекрасно понимали, что воспротивься кто-либо из них воле Великого, и на них обрушатся самые суровые кары.

Не мудрено поэтому, что когда Нгомаан, сославшись на волю Дингисвайо, представил им Чаку в качестве законного наследника Сензангаконы, сообщение это было воспринято радостными возгласами. Если у кого и были свои соображения или претензии, как, например, у Дингаана или Мудли, благоразумие или, вернее, присутствие воинов Изи-цве заставило их удержаться от излишних слов.

Сразу же после утверждения в сане вождя зулу Чака велел заколоть быка для пиршества и пригласил к себе членов совета старейшин. Почтенные старцы были неприятно удивлены, когда вместо веселой пирушки они оказались на самом настоящем заседании. Новый вождь прежде всего потребовал строгого отчета о положении дел в их краалях, о точном числе мужчин, способных носить оружие, о запасах зерна и чуть ли не о каждой корове в загонах для скота. Обо всем этом у собравшихся имелись весьма смутные представления, однако Чака ни словом не выдал своего раздражения или недовольства. Расходясь по домам, старейшины успели переговорить друг с другом, нашлись между ними и такие, которые открыто смеялись над странной напористостью Чаки. Спешка в делах — вещь, не свойственная неторопливым нгуни. Все сошлись на том, что ставленник Дингисвайо очень скоро утратит первоначальный пыл и все вернется на круги своя. Однако уже на следующий день кое-кому пришлось разочароваться в своих надеждах.

Наследственные владения Чаки представляли собой почти правильный квадрат площадью немного менее трехсот квадратных километров, а это означало, что в любой день вождь мог оказаться в любом из краалей своего маленького государства. Обходом краалей и занялся Чака на следующий же день после своего воцарения. В каждом из краалей он требовал подробнейшего отчета, дотошно вникая в мельчайшие подробности. И горе было тому главе крааля, который не мог ответить на его вопросы или, что еще хуже, пытался ввести вождя в заблуждение. Нерадивые тут же отстранялись от руководства и лишались всех своих привилегий, а обманщики рисковали поплатиться не только имуществом, но и жизнью. Прошло несколько дней, и Чака уже великолепно разбирался в делах племени, а дела эти были далеко не блестящи. Еще в далекие годы Чакиного детства зулу ничем особым не выделялись среди соседних племен, а в последние годы правления Сензангаконы из-за стычек с бутелези и постоянных поражений племя и вовсе захирело. Лучший скот перекочевал в краали бутелези, войска как такового почти не было, в краалях господствовали лень и благодушие…

И вот во все краали были отправлены гонцы с приказом привести абсолютно всех мужчин, способных носить оружие. В назначенный день на широкой поляне собралось около шестисот человек, из которых только сотни полторы совсем еще зеленых юнцов не носили головных колец, а значит, по заведенному порядку были непригодны к несению воинской службы. После самого тщательного осмотра и опроса Чака забраковал около ста человек, тех, кто по возрасту или в силу каких-либо дефектов не подходил для воинской службы. Этих отослали домой. Остальные же были разбиты на три группы. В первую вошли мужчины в возрасте от тридцати до сорока лет. Все они были уже женаты и носили головные кольца. Их поселили в специально построенном краале Белебеле. Впоследствии из них был составлен полк ветеранов — Ама-Вомбе (Одна схватка). Во главе крааля Чака поставил Мкабайю. Несколько труднее пришлось мужчинам в возрасте от двадцати пяти до тридцати лет, еще не женатым, но уже получившим разрешение украсить себя головными кольцами. Чака тут же лишил их этой привилегии и сформировал из них полк, который так и назывался — Джубингванга, то есть Лишенные головных колец. Мужчины того же возраста, но пока еще не носившие колец, были сведены в полк У-Длам-белу (Дикие). Оба эти полка были объединены в бригаду Изим-Похло (Холостяки) и расселены в краале, управляемом Мкаби и Лангазаной. Однако самым надежным и любимым полком Чаки стал полк, сформированный из юношей в возрасте двадцати—двадцати пяти лет. Он получил название У-Фасимба (Легкий туман). Именно ему Чака уделял больше всего внимания и возлагал на него самые большие надежды. Воинам его было поручено строительство нового крааля — Ква-Булавайо. Полк этот стал впоследствии как бы лейб-гвардией зулусской армии и пользовался целым рядом преимуществ. Воинам его не пришлось переучиваться — они с первого же дня были вооружены ассегаями с широким лезвием по созданному Чакой образцу. Обучением новичков занялся Мгобози, который решил навсегда остаться со своим другом.

Уже первые шаги, предпринятые Чакой, свидетельствовали о его организаторском таланте. В своих стремительных переходах по землям зулу он обследовал уже буквально все краали, но после возведения в ранг вождя так ни разу и не побывал только в Эси-Клебени, где по-прежнему правил Мудли. Но происходило это отнюдь не потому, что новый вождь зулу позабыл о своих врагах или вообще решил предать забвению прошлое, что было бы и вовсе невероятно. Армия, созданием которой он занялся с первых же дней своего правления, поглощала все его помыслы, но вот наконец пришло время воздать должное врагам внутренним, а особенно тем, кто причинил столько горестей Нанди и послужил причиной изгнания Чаки из родных мест.

Чаке не нужно было подыскивать место для суда и расправы. Поле, куда он погнал овец в тот далекий день, начиналось сразу же за оградой Эси-Клебени и прекрасно подходило для этой цели.

Однажды вечером вождь зулу отдал соответствующие приказания, а утром следующего дня все население крааля было собрано в поле и расположено воинами с таким расчетом, чтобы Чака мог видеть каждого из жителей с помоста, сооруженного для него и Нанди в тени огромного дерева. Казалось, что невозможно отыскать в этой толпе врагов или друзей — все они были одинаково безразличны и чуточку враждебны по отношению к человеку, сидящему перед ними на возвышении, к тому, чья воля заставила их бросить привычные занятия и собраться здесь под палящим солнцем неизвестно зачем и для чего. Было интересно и немного жутковато.

Прежде чем стать индуной и прославленным воином, Чака был простым пастухом. Он никогда не забывал этого, правда, об этом помнили и стоявшие перед ним.

Зулусский пастух не всегда в состоянии назвать число голов своего стада, но стоит только затеряться одной-единственной корове, как он сразу же обнаружит пропажу. Более того, он любому и каждому сможет точно назвать все приметы, присущие только этой корове. Пастуху стадо никогда не представляется однородной, безликой массой, оно состоит для него из отдельных строго индивидуальных особей, у каждой из которых свои вкусы, привычки, норов, расположение пятен на шкуре.

А ведь точно так, как стадо состоит из отдельных коров и быков, толпа, которую согнали сюда, состоит из отдельных людей — добрых, злых, щедрых или мелочных — тех, кто скоро будет подчиняться каждому его слову, жесту, взгляду.

Он оглянулся на мать. Нанди сидела неподвижно, опустив руки на колени и устремив поверх голов взгляд на далекие рыжие, выжженные солнцем холмы.

Чака вздохнул. Что ж, друзья придут к нему сами. Сейчас же его дело — избавиться от врагов. Пусть они прячутся за спины соседей, пусть надевают маску равнодушия или покорности, притворство им не поможет, и пусть дерево будет свидетелем, что суд его суров, но справедлив!

www.booklot.ru

Чака. Содержание - Основные даты жизни и деятельности Чаки

Уговоры Финна, непрестанно заверявшего Чаку, что посольство его задерживается только по каким-то непредвиденным обстоятельствам, настроили Чаку на мирный лад. Дабы успокоить белых, он заключил мир с Факу. В переговорах с вождем пондо он решил еще раз воспользоваться услугами Финна.

Здесь же было решено, что армия его отправится теперь на крайний север и, обогнув бухту Делагоа, ударит по Сошангаану, ставшему к тому времени независимым правителем. По совету мистера Финна он отдал также приказ, что носильщики на этот раз не будут участвовать в походе, из них сформируют новый полк Изи-Ньосн («Пчел»), который, если посольство, как утверждает Финн, завершится успешно, будет послан на обучение к англичанам.

17 августа 1828 года зулусское посольство в сопровождении Кинга, Феруэлла и Айзекса высадилось в Порт-Натале. Лейтенант Кинг был в тяжелом состоянии из-за болезни печени и не мог покинуть берега моря. Чака очень хотел как можно скорее увидеть посольство в Дукузе и даже пожертвовал быка, пытаясь этим поправить здоровье своего белого друга. Однако жертва эта не помогла — 7 сентября Кинг умер.

После того как бык, посланный Чакой, был принесен в жертву «духу и покою тела лейтенанта Кинга», Ай-зеке в полном соответствии с «обычаями и законами» своей страны направился к владыке зулусов и там «в качестве компенсации за подарки, полученные им от меня, а также за внимание к его народу во время последней миссии, и за рану, пожаловал мне полосу земли, простирающуюся от реки Умслути (Умдлоти) до реки Умлас (Умлази) на двадцать пять миль по линии морского берега и на сто миль в глубь материка (более 6500 км2! — М. Б.), включая бухту, острова и лес у мыса, а также исключительное право на ведение торговли с его народом. После того как он поставил на дарственной свой знак вместо подписи, а переводчик поставил свой, который оказался больше, чем знак короля, последний осведомился весьма суровым тоном, как это может быть, чтобы имя простого человека было больше королевского. Он потребовал перо и дарственную снова и, нацарапав значки по всему свободному пространству листа, сказал: «Вот, — указывая на свою подпись, — любой может видеть, что это имя короля, потому что оно больше. Король Георг тоже увидит, что это имя короля Чаки». Но это была последняя дарственная зулусского владыки, ибо дни его были сочтены.

Понимая, что приближается час расплаты и что все его интриги могут вскрыться в любой момент, Генри Фрэнсис Финн начал действовать почти в открытую. Ему удалось убедить Мкабайю, что весь северный поход затеян Чакой с одной-единственной целью избавиться от своих братьев — Дингаана с Мхаланганой. А потом, естественно, наступит очередь и его царственных теток. Разве не является доказательством этого его приказ отправляться в поход без мальчиков-носильщиков? К братьям тотчас же был отправлен гонец, и, сославшись на нездоровье, они вернулись в Дукузу. Там они узнали, что Чака находится в близлежащем краале Ква-Ньякамуби. Мбопа, «главный церемониймейстер» при вожде зулу, посвященный в их планы, подстроил все так, чтобы братья смогли застать Чаку в полном одиночестве. Несколько ударов ассегаями, и жизнь вождя зулу оборвалась. Это произошло 22 сентября 1828 года перед заходом солнца.

Утверждают, что перед смертью Чака успел сказать своим братьям следующие пророческие слова: «Вы не будете править после моей смерти. Белые уже здесь…»

Основные даты жизни и деятельности Чаки

(Составлены предположительно на основании записей европейцев и сопоставления различных событий из истории зулусского народа.)

1787 год — У Нанди и Сензангаконы рождается сын, названный Чакой.

1793 год — Нанди с Чакой и Номцобой покидают крааль Эси-Клебени и поселяются в И-Нгуга на землях э-лангени.

1802 год — Засуха и сопутствующий ей голод вынуждают Нанди с детьми поселиться в краале отца Нгвади — Гендеяны.

1803 год — Нанди с детьми находит приют на землях мтетва. Усыновление Чаки Мбийей.

1809 год — Дингисвайо становится верховным вождем мтетва, а Чаку призывают на воинскую службу в полк Изи-цве.

1810 год — Чака вводит новое оружие — ударный ассегай. Сражение с бутолези и гибель Бакузы, сына Сензангаконы. Поединок с «Безумным великаном» и введение новой тактики. Чака — командир Изи-цве.

1814 год — По настоянию Дингисвайо Сензангакона объявляет Чаку своим преемником. Чака становится главнокомандующим мтетва.

1816 год — Смерть Сензангаконы. Чака — вождь зулу. Кампания против бутелези. Формирование новых полков.

1818 год — гибель Дингисвайо. Сражение у холма Гокли. Кампания против гвабе.

1819 год — Разгром ндвандве.

1820–1823 годы — Завоевательные походы, направленные на объединение племен нгуни под эгидой зулу.

1824 год — Появление европейцев. Покушение на Чаку.

1825 год — Европейцы получают подкрепление в лице Кинга и Айзекса.

1826 год — Сражение с возрожденной конфедерацией ндвандве. Смерть Мгобози. Кампания против кумало с участием Айзекса и его отряда. Строительство Дукузы.

1827 год — Неудачный поход на север. Смерть Нанди.

1828 год — Посольство к королю Георгу IV. Поход против пондо. Возвращение посольства. 22 сентября — смерть Чаки.

Краткая библиография

А. Т. Брайант, Зулусский народ до прихода европейцев. Сокр. перев. с англ. Редакция Д. А. Ольдерогге и И. И. Потехина. М, 1953.

А. Б. Дэвидсон, Матабеле и машона в борьбе против английской колонизации. 1888–1897 гг. М., 1958.

У. Дюбуа, Африка. Перев. с англ. М., 1961.

Д. Ливингстон, Путешествия и исследования в Южной Африке. Сокр. перев. с англ. М., 1955.

Ф. Моретт. Экваториальная, Восточная и Южная Африка. Сокр. перев. с франц. Редакция И. И. Потехина и С. Р. Смирнова. Предисловие И. Потехина. М., 1951.

«Народы Африки». Под ред. Д. А. Ольдерогге и И. И. Потехина. М., 1954.

Д. А. Ольдерогге, Из истории семьи и брака (Система лобола и различные системы кузенного брака в Южной Африке), «Советская этнография», 1947, № 1.

И. И. Потехин, Формирование национальной общности южноафриканских банту. М., 1955.

И. И. Потехин, Военная демократия матабеле. См. в сб.: «Родовое общество. Материалы и исследования». М., 1951.

Э. А. Риттер, Чака-Зулу. Пер. с англ. Редакция и предисловие А. Б. Давидсона. М., 1968.

У. Э. Хатон, Судьбы Африки. Пер. с англ. Редакция А. Б. Давидсона. М., 1959.

Б. И. Шаревская, Старые и новые религии Тропической и Южной Африки. М., 1964.

В. Элленбергер, Трагический конец бушменов. М., 1956.

C. T. Binns, Dinuzulu. The Death of the House of Shaka. London, 1968.

A. T. Fryant, Olden Times in Zululand and Natal, Containing Earlier Political History of the Eastern-Nguni clans. London, New-York, Toronto. 1929.

Q. E. Cori, The Rise of South Africa, A. History of Origin of South African Colonisation and of its Development Towards the East from the Earliest Times to 1857. London, 1910–1930, 5 v.

J. Gibson, The Story of the Zulus, London, 1911.

E. J. Krige, The Social System of the Zulus, London, 1936.

T. Mofo1o, Chaka the Zulu. London, 1964.

G. M. Theal, History of South Africa from 1795 to 1872. London, 1892.

www.booklot.ru

Чака. Содержание - Пролог - Книги «BOOKLOT.RU»

Однако люди, населявшие созданную гением Чакн империю зулусов, считали эту страну своей родиной и никакой экзотики вокруг себя не замечали. Более того, они даже и не представляли себе, что где-то может быть иначе. А ведь именно люди с их горестями и заботами, с их радостями и свершениями являются героями настоящей книги.

Имя Чаки еще при его жизни обросло легендами, ибо никто из современников не мог представить себе, что все свершения Чаки удались ему без помощи сверхъестественных сил. Многие из этих легенд надолго пережили самого героя п до сих пор имеют хождение не только среди зулусов и их соседей, но прочно обосновались в поэтической и даже научной литературе, обретя таким образом новую жизнь. Сейчас уже невозможно найти книгу по истории Южной Африки, в которой не упоминалось бы имя Чаки.

Деятельность Чаки получила весьма высокую оценку таких выдающихся советских африканистов, как Д. Л. Ольдерогге и покойный ныне И. И. Потехин. Крупный советский историк-африканист А. Б. Давидсон в предисловии к переведенной на русский язык книге Э. А. Риттера «Чака Зулу» пишет, что автор «посвятил свою книгу человеку, который сыграл в прошлом Африки южнее Сахары, может быть, самую важную роль. Человеку, чьим именем до сих пор клянутся зулусы. Человеку, чье имя вызвало и вызывает такие бурные споры, как, наверное, никакое другое в африканской истории.

Пожалуй, единственное, в чем сходятся историки, писавшие о Чаке, — это признание изумительного полководческого таланта… Чаку называют африканским Наполеоном…»

Отмечая, что в последние годы у африканских историков и писателей пробуждается интерес к своему прошлому, А. Б. Давидсон продолжает:

«О Чаке теперь нередко говорят как о вожде, который перед надвигающейся опасностью англо-бурского завоевания Южной Африки сумел объединить десятки родственных племен байту.

О Чаке говорят как о родоначальнике зулусской государственности, как о «короле-воине», который выступал прежде всего не завоевателем, а собирателем «земли зулусской».

Таким считают Чаку нынешние лидеры демократического движения Южно-Африканской Республики. Таким видел его Альберт Лутули, генеральный президент Африканского национального конгресса — крупнейшей политической организации африканского населения ЮАР…

В программе Южно-Африканской коммунистической партии упоминается, что зулусы героически боролись против вторжения бурских и английских завоевателей, «используя боевую тактику Чаки».

Руководитель революционного подполья Южно-Африканской Республики Нельсон Мандела заявил на суде в Претории в 1965 году, что «на борьбу за человеческое достоинство родного народа его подняла мысль о великих делах Чаки».

Когда в 1816 году Чака стал вождем второстепенного племени зулу, его владения составляли всего примерно 275 квадратных километров, а к моменту его смерти в 1828 году созданное им зулусское государство имело территорию почти в 300 тысяч Квадратных километров, что значительно больше площади Англии. Влияние же его в той или иной степени распространилось на огромное пространство примерно в 3,5 миллиона квадратных километров, что чуть ли не вдвое обширней площади всех тогдашних колониальных держав, вместе взятых.

Необходимо отметить и то весьма важное обстоятельство, что если мероприятия Дингисвайо с некоторыми натяжками можно хоть в какой-то мере связать с европейским влиянием, то к Чаке это никак не относится. С европейцами он впервые встретился всего за четыре года до своей смерти, пребывая в зените славы и могущества, да и европейцы эти ставили себе целью отнюдь не укрепление зулусского государства, а подготовку почвы для нового колониального захвата. Именно на этот аспект обращают внимание почти все добросовестные историки Африки. Вспоминая о деятельности Чаки, один южноафриканец подчеркивал: «Еще задолго до того, как мы, африканцы, встретили белого человека, мы уже вступили на путь укрепления национального самосознания. Нас уже тревожили наши собственные судьбы».

В своем послании конференции в Аккре один из крупнейших африканистов, лауреат международной Ленинской премии мира Уильям Дюбуа, призывая народы Африки к жертвам во имя единения, писал: «…когда в племени рождается ребенок, он оплачивает свое воспитание одной ценой — отказывается в интересах племени от части своей личной свободы. Либо он постигает эту истину, либо погибает. Когда племя становится союзом племен, каждое отдельное племя отказывается от части своей свободы в пользу всего союза племен. Когда складывается нация, все составляющие ее племена, роды и группы должны поступиться властью и отдельными свободами во имя интересов нации. В противном случае нация умрет еще до того, как родится».

Перед вождем маленького племени зулу стояла грандиозная задача объединения сотни племен, разбросанных по огромной территории и управляемых независимыми и свободолюбивыми вождями. Объединение это могло быть достигнуто единственным путем — силой. В истории вообще трудно найти объединителей, которые прославились бы мягкостью характера, а тут еще и надвигающаяся угроза европейского порабощения заставляла дорожить буквально каждым днем. Да, Чака бывал жесток по отношению к трусам, преступникам и нарушителям своей воли, но ведь зулусы в то время вели почти непрерывные войны…

Процесс объединения — процесс трудный и мучительный, но жертвы, понесенные племенами нгуни, не пропали даром. Слитый воедино гением Чаки зулусский народ проявил свою сплоченность и жизнеспособность в многолетней борьбе с колонизаторами. Загнанный в резервации расистским режимом ЮАР, он и сейчас не прекращает этой борьбы и — в этом нет сомнений — выйдет из нее победителем.

Пролог

Тропинка шла через лес, солнце давно уже перевалило за полдень, а Синда и его спутники все еще не добрались до вельда. Лес — плохое место для жителей степей, и люди из племени э-лангени стараются держаться от него подальше… И то сказать, разве не духи леса подстроили встречу Нанди с Сензангаконой. Мало того, они лишили дочь вождя, Нанди, разума, и она утратила сдержанность.

Что ж, духи леса могут радоваться — скоро все в краале заговорили о том, что Нанди предстоит стать матерью. Мфунда, мать Нанди, прекрасно знала законы предков. А законы эти гласят: вину можно загладить браком. Для этого мужчина, виновный в совращении, объявляет о намерении жениться и посылает родителям девушки двух-трех коров, а девушка, виновная в том, что позволила совратить себя, не смеет отказать ему в сватовстве. Брачный подарок вручается и принимается как залог дружбы двух родов и доброго отношения новой семьи к невесте, которой придется жить вдали от родных.

Правда, здесь все еще осложнялось и тем, что Мфунда была дочерью Кондло, а гвабе и зулу вели свой род от общего предка, и браки между ними запрещались. Но и этой беде можно было помочь — Мфунда принесла духам предков искупительную жертву, и запрет был снят. У Сензангаконы, правда, уже есть две жены, но он молод и богат, а Нанди хороша собой, трудолюбива и Готова занять в его краале скромное место третьей жены.

Но Сензангакона целыми днями распивал в своем краале с молодежью сорговое пиво и, казалось, не помышлял о новой женитьбе. Застрельщиком был его дядя Мудли, внук Ндабы. Когда отец Сензангаконы — Джама умер, наследник его был слишком юн, и управление делами племени было возложено на брата и вдову покойного. Сейчас Сензангакона уже достаточно возмужал, чтобы самому стать во главе зулу, но Мудли отнюдь не торопится выпускать из своих рук бразды правления.

Старый Синда недаром провел вечер и ночь в краале Эси-Клебени — ему удалось перекинуться словечком-другим с нужными людьми. Веселый бражник Мудли хитер и властолюбив. Прекрасно сознавая, что близится конец его владычеству, он устраивает одну пирушку за другой и не дает простодушному и жадному до развлечений Сензангаконе передышки. Об этом, уже не стесняясь, болтали в краале. А наутро Синда окончательно убедился в справедливости слухов.

www.booklot.ru

Кукла для кровавых утех

Стеклянные глаза – безжизненные, но ледяные. Клок рыжих волос. Грубые стежки на обманчиво невинном личике. И окровавленный кухонный нож, зажатый в крохотной ладошке. Отойди-ка, Фредди. Посторонись, Джейсон. У детей свои ночные кошмары, и не каждый серийный убийца – громила.

Захолустный американский городок. На улице – нещадный холод. К магазину игрушек выстроилась огромная очередь: на носу праздники, родители спешат преподнести любимому чаду подарочек. Настроение у всех унылое: люди устали, хотят быстрее вернуться домой, к теплому пледу и горячему какао. Несколько смутьянов достают своими выходками угрюмого работягу. Тот немногословен и спокоен, как скала, но и его терпение не беспредельно. Ему бы купить сыну игрушку, да с чувством выполненного долга пропустить пинту пива с друзьями в баре. А чертовы болтуны никак не затыкаются – тараторят и тараторят, как пулеметы…

Печальный итог того злополучного морозного дня: разъяренный папаша перевоплощается сначала в линчевателя, а потом и в хладный труп, нашпигованный пулями полицейских. Одно из многих происшествий, трагичных в своей обыденности. Но не случись тогда бессмысленной бойни, кто знает, услышал бы мир о Чаки…

Во времена кровавого режима Пол Пота камбоджийские дети находились в постоянном страхе гибели от рук бесноватых «красных кхмеров». Бедняги боялись настолько, что даже во сне убегали от вооруженных преследователей. Говорят, если спящего человека настигали в кошмаре, то он уже не просыпался. По-крайней мере, для одного несчастного мальчика сновидение стало фатальным. Об этом написали в газете, статья попала на глаза Уэсу Крейвену и вдохновила его на создание образа Фредди Крюгера. Вот и расстрел вспыльчивого покупателя у дверей магазина игрушек дал жизнь маньяку и психопату Чарльзу Ли Рэю, более известному как злобная кукла-убийца Чаки.

На самом деле подобные монстры куролесили в ужастиках и раньше. Достаточно вспомнить «Дьявольских кукол мадам Мэндилип» или Зуни из «Трилогии террора». Чего уж там, существовали даже городские легенды о куклах, одержимых злыми духами: та же Аннабель или любимая игрушка живописца Роберта Отто – Морячок Роджер. Но ни одна не могла сравниться с Чаки в харизме и кровожадности. Помешанный на вуду серийный убийца Чарльз Ли Рэй, мастерски сыгранный Брэдом Дурифом, оказался более чем яркой личностью. Если бы Фредди Крюгера не сожгли, а заточили его дух в плюшевого медведя – и то у Чаки не было бы конкурентов по уровню жестокости и цинизма.

Впервые Чаки вылез на экраны в 1988 году, когда режиссер Том Холланд выдал на суд зрителя ужастик «Детские игры». При бюджете около девяти миллионов долларов кино собрало почти сорок и сразу же стало классикой. При этом сюжет едва ли блистал оригинальностью. Беглец из тюрьмы строгого режима, Чарльз Ли Рэй по прозвищу Душегуб, пытается скрыться от полиции в магазине игрушек, но пули настигают его у отдела с новыми куклами, так называемыми «Душками» (Good Guys). Смертельно раненый, Ли Рэй умудряется перенести свое сознание в тельце одной из кукол. А потом ее покупают…

Фильм, как и первая часть «Лепрекона», был полон глупых моментов и ничем не объяснимых сюжетных поворотов: например, почему душа Ли Рэя могла переселиться из куклы лишь в конкретного мальчонку? Неужто вуду – настолько скрупулезное верование? И не были бы условия ритуала другими, если бы не давил сценарий? Но это все – мелкие придирки. Главное – образ жутковатой куклы с рыжей копной многим пришелся по вкусу. И в 1990 году последовало продолжение…

У киномонстров есть одна общая черта – они практически бессмертны. И дело не в покровительстве Дьявола, древних ритуалах или достижениях генетики. Интерес зрителей – вот лучший оберег Джейсона Вурхиза и ему подобных. Вот и сожженный в камине Чаки восстал из мертвых, и новая мясорубка не заставила себя долго ждать.

Вторая часть – больше черная комедия, нежели чистые ужасы. Чаки прибавил в остротах, да и воображение по части убиения невинного люда разыгралось совсем не по-детски. В общем, «тех же щей, да погуще влей», как любят говорить коллеги из игровых журналов.

Зато третья часть (1991) ударилась в совсем уж неуместную клоунаду и стала откровенно бредовой. Нет, были здесь и удачные находки, но в целом серия взяла неправильный курс. А идея с дружбой кадета-негритенка и куклы-убийцы выглядела нелепым сюжетным вывертом, притянутым за уши настолько, что позавидовал бы и слоненок Дамбо...

Выход фильма совпал с трагичной историей – двое малолетних хулиганов зверски убили трехлетнего ребенка. И как волна расстрелов в школе заставила обеспокоенных родителей и ярых «слуг народа» заклеймить компьютерные игры злом, а разработчиков – пособниками Дьявола, так и фильмы, связанные с детскими страхами, превратились в объекты для травли. Франшиза, которой прочили успех «Кошмара на улице Вязов» и «Хэллоуина», чуть было не канула в Лету. Казалось, неудачная третья часть поставила крест на возможных продолжениях, а могилу вырыли родительские комитеты, да чиновничья манера искать виноватых во всем, кроме самого общества.

Кстати, инцидент с убийством мальчика далеко не единственный. Спустя год после выхода третьей части, была зверски убита 16-летняя Сюзанна Джейн Кеппер, при этом в процессе умерщвления жертвы убийцы скандировали цитаты из фильма. Кроме того, спустя еще десять лет в Северном Йоркшире двое подростков напали и жестоко избили сверстников, находясь под впечатлением от фильмов ужасов, в числе которых были истории о кукле-убийце.

Но стоило накалу страстей чуть поостыть, и 1998 год подарил поклонникам Чаки (а их к тому времени уже было немало) четвертую серию о приключениях кукол-убийц. Да, теперь их было двое. «Невеста Чаки» оказалась примечательной по всем фронтам – особенно это касается декольте Дженнифер Тилли. Целое море сарказма буквально захлестывало зрителя черными волнами, а уж кровь и вовсе текла водопадом. Зловредная Тиффани была неподражаема – под стать женишку. «Невеста Чаки» пробудила интерес к франшизе даже у далеких от ужасов людей, да и Чаки наконец обрел канонический образ.

«Потомство Чаки» (2004) вышло на уровне предшественника. У парочки психованных кукол родился сын – даже по меркам серии особенный, с раздвоением личности. «Глен и Гленда» – отсылка к культовому фильму Эда Вуда, и многие диалоги так же косвенно напоминают о лучших представителях жанра хоррора. Внимательный зритель будет вознагражден отсылками к целому вороху ужастиков, где нашлось место даже для культового «Сияния» Кубрика. «А вот и Джонни!» – и этим все сказано. В фильме 2004 года Дженнифер Тилли играет саму себя, и это реверанс в сторону «Крика» Крейвена, причем весьма удачный.

«Проклятие Чаки» мог бы воспарить фениксом, но, к сожалению, так и остался кучкой пепла. Невнятный сценарий, да и Чаки подрастерял львиную долю харизмы. Во время просмотра кажется, что все шутки вымучены и впихнуты в фильм лишь для того, чтобы оправдать заявленный вдогонку к «ужасам» жанр черной комедии. Хотя и пугающих моментов здесь маловато. Ситуация, как с «Поворотами не туда»: прямой курс на DVD в обход кинотеатров, а это не самый лучший знак для любой франшизы. Хуже – только создание дешевого телевизионного сериала по мотивам или сбор средств на Kickstarter.

Концовка последней на данный момент части намекает на сиквел… но и дальше пинать труп кажется глупым. Поэтому продюсеры и съемочная команда ратуют за ремейк. Начинать все с чистого листа куда как проще – доказано Эдом Буном и «Mortal Kombat». Остается надеяться, что бессменный Брэд Дуриф вернется в продолжении, потому что его Чарльз Ли Рэй стоит в одном ряду с Хищником, Кожаным Лицом и Пинхедом.

В заключение хотелось бы упомянуть о комиксах. «Hack/Slash» использовало образы многих знаменитых злодеев, вроде реаниматора Герберта Уэста и зловещего доктора Преториуса, и Чаки не остался в стороне. Более того, выжил в мясорубке, устроенной Кассандрой Хэк и Владом, чтобы продолжать сеять смерть с ухмылкой на личике. Одноименная серия комиксов – лучшее тому подтверждение. Хотелось бы верить, что это лишь разогрев перед грандиозным возвращением кошмара всех детей на экраны, ведь за свою почти 30-летнюю историю франшизы Чаки были и падения, и взлеты. Менялись актеры, менялись режиссеры, менялись даже компании-дистрибьюторы, но на данный момент Чаки хоть и жестоко побит, но по-прежнему жив, заняв прочную позицию в когорте вымышленных душегубов.

Читайте также:

darkermagazine.ru

Чаки (Детская игра) - это... Что такое Чаки (Детская игра)?

Чарльз Ли Чаки РэйCharles Lee Chucky Ray Появление Исчезновение Причина Информация Прозвище Вид (раса) Пол Дата рождения Род занятий Семья Супруг(а) Дети Число эпизодов Прототип Создатель
Детская игра
Потомство Чаки
повторная смерть
Чаки, Душитель с озера»
ожившая кукла, ранее человек
мужской
1988 (в теле куклы)
маньяк-убийца
Дженнифер Тилли (суррогатная мать)
Тиффани Рэй(бывшая жена)
Глен/Гленда Тилли
5
Хороший парень
Дон Манчини

Чарльз Чаки Ли Рэй (прозвище — «Душитель с озера») — главный антагонист пенталогии «Детские игрушки».

История

Чарльз Ли Рэй (кличка — Чаки) — серийный убийца, прозванный «Душителем с озера», одержимый идеей обрести безграничное могущество, используя для этого магию религии Вуду. Погиб при попытке ареста, но успел перенести свою душу в куклу «Хорошего парня», с целью отомстить своему убийце — полицейскому Майку Норрису (Крис Сарандон) и предавшему его подельнику Эдди Капуто. Но исполняя свой план, Чаки замечает, что его кукольное тело становится все более живым. В недоумении и панике он приходит к своему наставнику за разъяснением, и получает ответ, что кукла оживает под влиянием «живой» души. Более того, если в ближайшее время Рэй не сможет переселиться в человеческое тело (а для этого подходит только тело шестилетнего Энди Барклая — человека, первым узнавшего тайну Чаки) то не сможет покинуть куклу и погибнет вместе с ней. Попытки Чаки захватить тело Энди оканчиваются неудачей и куклу уничтожают. Никто не поверил в историю о кукле убийце, поэтому мать Энди отправили в психушку, а его самого отдали в приют. Годы спустя куклу дважды реставрируют и Чаки продолжает свою охоту за Энди, убивая каждого, кто встанет на пути.

После очередного поражения Чаки сшит своей девушкой Тиффани, которая хочет женить его на себе. Переселив её в куклу-невесту, Чаки сам осознаёт, что хочет жениться на ней и отправляется за своим телом в её компании, но погибает от её руки. Когда их сын Глен их воскрешает, Чаки сразу полюбил сына и захотел заставить его убивать, но безуспешно. В финале Глен разрубает отца на части, перед смертью Чаки называет сына молодцом. Однако в самом конце фильма Глен получает посылку с отрубленной рукой Чаки, которая тут же хватает его за горло (намёк на шестую часть).

Жертвы Чаки

Люди, убитые Чарльзом Ли Рэем до превращения в куклу (более десяти человек). Большинство зарезано, несколько задушено или убиты иными способами.

Детская игра

  1. Мэгги (сиделка) — удар молотком по голове, после чего выпала из окна и разбилась
  2. Эдди Капутто (подельник, предавший Чаки) — взорван в доме
  3. Джон (наставник Чаки) — убит с помощью куклы вуду
  4. доктор — убит ударом тока

Детская игра 2

  1. работник фабрики игрушек — убит током при восстановлении куклы
  2. Мэдсон (сотрудник компании «Игрушки-друзья») — связан и задушен пакетом
  3. мисс Кеттлевелл — проткнута насосом для мячей, забита линейкой
  4. Фил Симпсон — подстроено падение с лестницы, в результате чего сломал шею
  5. Джоанна Симпсон — связана, а затем перерезано горло (за кадром)
  6. директор приюта — заколота ножом
  7. охранник фабрики игрушек — брошен на конвейер, проткнувший ему голову

Детская игра 3

  1. Директор компании «Игрушки-друзья» мр. Салливан — задушен верёвкой от йо-йо
  2. водитель мусоровоза — разорван в клочья механизмом в кузове мусоровоза
  3. полковник Кохрейн — напуган до смерти (сердечный приступ)
  4. сержант Ботник — перерезано горло бритвой
  5. подполковник Шэлдон — застрелен во время учений (Чаки заменил патроны с краской на настоящие боевые)
  6. рядовой Вайнхерст — героически подорвался на гранате, брошенной Чаки
  7. охранник парка развлечений — убит за кадром (выстрел в голову)

Невеста Чаки

  1. Дэмиен Бэйлок (настоящее имя Ховард Фитцвотер) — задушен подушкой
  2. Тиффани — убита током (в ванну брошен телевизор)
  3. Шеф полиции Уоррен (дядя Джейд) — гвозди, воткнутые в голову (идея Тиффани), многочисленные удары ножом
  4. сержант Нортон («Буратино») — взорван в автомобиле
  5. Дэвид — сбит проезжающим грузовиком при попытке убежать
  6. Суд-мед-эксперт, раскопавший могилу Чарзла Ли Рэя — застрелен выстрелом в голову
  7. Тиффани (кукла) — зарезана кухонным ножом

Потомство Чаки

  1. Тони Гарднер — отрезана голова проволокой (вместе с Тиффани)
  2. Бритни Спирс — автокатастрофа
  3. неизвестный — мачете в голову (за кадром)
  4. неизвестный — убит ножом (за кадром)
  5. неизвестный — задушен пакетом (за кадром)
  6. Томас (водитель Дженифер) — нож воткнут в грудь
  7. Тиффани — удар топором в голову

Жертвы Тиффани

Невеста Чаки

  1. сержант Роберт Бейли — перерезано горло пилкой для ногтей
  2. Рассел и Дайана — пронзёны упавшими осколками стекла (Тиффани разбила зеркало на потолке бутылкой шампанского)
  3. Неизвестная пожилая супружеская пара — застрелены выстрелами в головы (за кадром)
  4. Чаки - нож в спину

Потомство Чаки

  1. Тони Гарднер — отрезана голова проволокой (вместе с Чаки)
  2. Рэдмэн — ножом вспорот живот
  3. Дженнифер Тилли — украдено тело (за кадром)
  4. няня — забита куклой Тиффани

Жертвы Глена и Гленды

Невеста Чаки

  1. лейтенант Престон — убит за кадром (загрызен)

Потомство Чаки

  1. папарацци — напуган, отчего тот опрокинул себе на голову бутыль с серной кислотой (произошло случайно)
  2. Джоанна — подожжена с помощью баллончика и зажигалки, упала с лестницы (Гленда)
  3. Чаки — расчленен на части топором
  4. дети Дженифер Тилли — украдены тела (за кадром)

dic.academic.ru

Кукла Чаки

Фильмы

Data: 26.03.2010 10:48 | Автор: Administrator

Чаки — серийный убийца, одержимый идеей обрести безграничное могущество, используя для этого магию религии Вуду. Погиб при попытке ареста, но успел перенести свою душу в куклу «Хорошего парня», с целью отомстить своему убийце — полицейскому Майку Норрису (Крис Сарандон) и предавшему его подельнику Эдди Капуто.

Источники: фильмы "Детские игры", "Детские игры 2", "Детские игры 3", "Невеста Чаки", "Потомство Чаки".

Автор: Дон Манчини, Джон Лафиа, Том Холлэнд

Вид: Маньяки и серийные убийцы

Но исполняя свой план, Чаки замечает, что его кукольное тело становится все более живым. В недоумении и панике он приходит к своему наставнику за разъяснением, и получает ответ, что кукла оживает под влиянием «живой» души. Более того, если в ближайшее время Рэй не сможет переселиться в человеческое тело (а для этого подходит только тело шестилетнего Энди Барклая - человека, первым узнавшего тайну Чаки) то не сможет покинуть куклу и погибнет вместе с ней. Попытки Чаки захватить тело Энди оканчиваются неудачей и куклу уничтожают. Никто не поверил в историю о кукле убийце, поэтому мать Энди отправили в психушку. а его самого отдали в приют. Годы спустя куклу дважды реставрируют и Чаки продолжает свою охоту за Энди, убивая каждого, кто встанет на пути.

После очередного поражения Чаки сшит своей девушкой Тиффани, которая хочет женить его на себе. Переселив её в куклу-невесту, Чаки сам осознаёт, что хочет жениться на ней и отправляется за своим телом в её компании, но погибает от её руки. Когда их сын Глен их воскрешает, Чаки сразу полюбил сына и захотел заставить его убивать, но безуспешно. В финале Глен разрубает отца на части, перед смертью Чаки называет сына молодцом.

По материалам: www.ru.wikipedia.org

www.fanbio.ru