Книга читать демон


Книга Демон читать онлайн бесплатно, автор Евгений Щепетнов на Fictionbook

© Щепетнов В., 2016

© Оформление. ООО «Издательство «Э», 2016

Глава 1

– Должен уйти! – Картинка: человечек шагает под солнцем.

– Причина? – Картинка: трясущийся гарм.

– Да! Да! – Картинка: белоснежный гарм с вытаращенными глазами и слюнями, текущими из пасти. Идиот.

Фырчание, рык, шлепок. Ответный рык, демонстративное движение, будто закапываются нечистоты.

Молчание. Журчание подземного ручья, потом легкое похрустывание и чавканье. Фырчанье и толчок плечом.

– Не сердись! – Картинка: белый гарм лижет черному морду.

– Всегда – оскорбления! Всегда – болтовня, прежде чем выслушать!

Тишина. Журчание ручья. Фырчанье, кашель-смех.

– Ты коварная, хитрая, как… как…

– Человек? – Картинка: звероподобный мужчина с черными гнилыми зубами.

– Да. Но хватит пустой болтовни! Щенок должен уйти к своему племени. Должен! Во-первых, каждое существо должно жить со своей стаей, ты это прекрасно знаешь. Иначе оно сходит с ума. А я не хочу, чтобы рядом с нашим сыном бегал ненормальный человек! – Картинка: звероподобный худой человек с оскаленными зубами. – И вообще – никакой человек! Этим существам нельзя верить. Второе проистекает из первого – он опасен и плохо действует на нашего сына! Сынок может очеловечиться! Ты представляешь, что тогда будет? – Картинка: пятнистый, почти черный гарм с человеческой головой и руками вместо лап.

– А знаешь, иногда я думаю, что нашему роду нужно слегка очеловечиться. Может, тогда мы выживем. Нас уже загнали в пещеры, и мы выходим только ночью! Мы проиграли битву с людьми! Ты не задумывался почему? Уверена – нет! Ты и остальные Старшие закоснели в своих догмах, вы не меняетесь! А мир меняется. Все меняется! Только вы этого не понимаете. И вот теперь у нас появилась возможность понаблюдать за человеком, и что вы делаете? Вы изгоняете его! Это ведь Совет Старших, да? Это не твое мнение?

– И мое тоже! – Картинка: пятеро гармов, черных, как ночь в пещере на пятом уровне. Лежат в кружок. Один сидит. – Мы обсудили положение и пришли к выводу – Щенку нужно уйти! Что ты фыркаешь – мы же не убиваем его! Мы помним, что он спас жизнь одному из нас!

– Одному из нас?! Нашему сыну, ты еще не забыл, что у нас есть сын? И благодаря кому?! Забыл?! Мы, гармы, неблагодарные. Как люди. И так же жестоки.

Молчание. Фырканье.

– Я все прекрасно помню. И только потому он до сих пор жив. Племя помнит. И кстати, наш сын ему уже отплатил! Он его вылечил, не забыла? А потом выхаживал, кормил его! И ты кормила! Мы ему ничего не должны. Щенок бегает с нашим сыном уже более четырехсот ночей. Он здоров, если не считать…

– Если не считать того, что ты превратил его в полуидиота, да?

– Что за глупости? Все его реакции в норме, более того – он невероятно, нечеловечески быстр! Я тебе больше скажу – он быстрее, чем самый быстрый из нас. Иногда. Я не пойму, как это действует, но иногда он будто становится нечеловеком. И я знаю, что с ним не справлюсь. И вряд ли кто-то из нас справится. Даже с помощью магии.

– И потому ты закрыл его воспоминания? Щенок не помнит, кто он такой! Кем был среди людей, откуда пришел и вообще – что с ним случилось!

– Я не закрывал. Я вообще почти не могу войти в его мозг. Мне жаль. Если бы я мог это сделать, все было бы гораздо проще. Он сам закрыл свой мозг. Закопал воспоминания в дальние норы. Возможно, это случилось при лечении. Рагх говорил, что организм Щенка был отравлен каким-то ядом. Возможно, этот яд и закрыл воспоминания, я не знаю. Если я попробую войти к нему в сознание, то его мозг может быть поврежден. Да, и кроме того, назови хоть одну причину, почему я должен это сделать?

– Назову. Вы выталкиваете Щенка в жестокий мир, одного, без памяти. Он только и может, что бегать вместе с Рагхом да спать.

– Как думаешь, каков его возраст?

– Судя по строению тела, от шестнадцати до двадцати циклов, не больше. Я слабо разбираюсь в строении людей, но, скорее всего, он уже достаточно взрослый, чтобы размножаться, но недостаточно умный, чтобы завести свою самку. Он чуть старше нашего сына.

– Он обладает магическими способностями, ты знаешь?

– Ффыххх! – кашель-смех.

– Как бы он мог общаться Правильной Речью, если б не обладал магическими способностями?! Кстати, еще проблема – он больше цикла не общался человеческой речью, разучился. Как Щенок сможет войти в свою Стаю? Ты думал над этим?

– Послушай меня! Это ЕГО проблемы! Это НЕ НАШИ проблемы! Совет принял решение, и Щенок должен уйти! Хочешь помочь – расскажи ему все, что знаешь о мире людей. У тебя неделя, потом он уйдет, или…

– Или вы убьете его?! Старые облезлые крысы! Ушла бы и я от вас, да не знаю, куда идти! О Великий Гарм! Почему ты лишил разума этих идиотов!

– Имеешь в виду себя и нашего сына, который привел в Стаю врага племени? Ты что, забыла, кто такие люди и сколько гармов погибло от их руки?! Моего прадеда убили люди. И бабушку. Ты знаешь, что у тебя очень красивая шкура? Люди любят шить из таких шкур…

– Замолчи… противно. Две недели! Мне нужны две недели, и я постараюсь подготовить Щенка к Миру! Мы постараемся.

– Хорошо. – Картинка: оскалившийся в улыбке черный гарм, лижущий морду белоснежному, прогнувшему спину. – Дам тебе даже больше – целых две недели! Иди сюда, любимая… ну?

– Коварный! Это я сказала про две недели! Ты смеешься надо мной! Я вижу сквозь твою стену!

– Ты всегда была сильна… – Картинка: оскалившийся в смехе гарм, валяющийся на спине и молотящий по воздуху лапами. – Ну все, все, иди ко мне, моя самка! Ты самая лучшая, самая красивая… самая умная! И самая коварная… Фффыххх…

* * *

Черный сгусток метнулся из темноты тоннеля, бесшумный, неотвратимый, как судьба. Прыжок! И жертва едва не повержена. Именно – едва, потому что непостижимым образом светлая фигура извернулась, выгнулась, пропуская над собой черную смерть, и соперник с рыком разочарования и некрасивым «шлеп!» – врезался в стену.

– Ты грязная жаба! – Картинка: жаба, вся в бородавках и слизи. – Ты проклятый мерзкий-мерзкий кал, протухший в теплом месте и весь червивый! Ты бледный червяк, вылезший из земли! Я на тебя плюю и даже испражняюсь! – Картинка: гарм, задравший хвост перед фигурой жабообразного человека. – Ну почему, почему я никогда не могу тебя застать врасплох?! Жабья свинья! – Картинка: туловище свиньи, жабьи лапы.

– Потому что ты жирный свин, у которого вообще нет лап – их отъели червяки, вылезшие из его глупого мозга!

– Тьфу! Гадость какая! Ведь только люди могут придумать такую пакость! Ну какой у вас, людей, извращенный разум!

Человек сел у стены на сухое место, обхватил руками колени, задумался…

– Не знаю, Рагх…

– Чего не знаешь, мой коварный брат?

– Какой разум, не знаю. Вообще ничего не знаю. – Волна печали. Картинка: тоннели, чернота и ночное звездное небо. – Ничего не помню. Кто я, откуда, зачем… Помню тебя, помню твоих родителей. Других твоих соплеменников помню – знаю, что они меня ненавидят за то, что им якобы сделала моя стая. А больше ничего не помню. Почему – не знаю. Только не надо мне снова рассказывать, что ты нашел меня в подземелье, что я умирал, отравленный каким-то ядом, что ты меня вылечил, а потому… бла-бла-бла… Это мы с тобой обсуждали сотни раз. Толку-то… все равно вспомнить не могу.

– А все почему?! Потому что мясо не ешь! Разве можно питаться одними корнями и фруктами?! Для разнообразия можно, да, пусть не каждый день! Разве что-то может сравниться с теплым кровавым мясом?!

– Не могу, друг… противно. Ничего не могу с собой поделать. Все-таки я не из вашего племени… хотя вначале думал, что из вашего. А может, я случайно оказался в этом теле, а на самом деле ваш? Как думаешь?

– Сомневаюсь. Не слышал о переселении душ. Но вообще странно, конечно. Ты даже видишь в темноте, как мы! Мама говорит, что, возможно, мы с тобой обменялись кровью – может, когда ты меня спасал, а может, когда я тебя спасал и зализывал твои раны. Кровь обладает магией, ты же знаешь… я тебе уже говорил, да. И теперь у тебя есть магия. Не такая, как у нас, – но магия. Ты видишь в темноте, и, похоже, лучше меня. Ты быстрый, такой быстрый, что мне и не снилось. Ты сильный, очень сильный! Такой сильный, что сам не сознаешь своей силы. Ты знаешь, что мои соплеменники тебя боятся?

– Знаю… – Картинка: человек плачет, катятся слезы. – И не понимаю – почему? Я ведь никого не обидел, ни больших, ни маленьких гармов. За что меня так не любят?

– Глупый вопрос! Я же тебе уже рассказывал, как мы с тобой встретились! Люди меня топтали ногами! Ни за что! Просто увидели, как я вылез на свет, и начали бить! За что?! Если бы не ты, не было бы теперь меня. Они сняли бы шкуру и сделали из нее… не знаю что, но сделали бы. Ты их всех побил, разогнал, а меня полечил. Ты был магом. И сильным магом. А потом я увидел тебя в подземелье, умирающего, отравленного. Фххх… но я это уже рассказывал сто раз! Ты хороший, ты наш. Я говорил соплеменникам, что ты хороший… но они только фыркают и рычат. На прошлой неделе пришлось подраться – этот проклятый Рех начал говорить про тебя гадости, говорить, что нападет и перекусит тебе глотку. Я его высмеял, он напал, пришлось дать ему трепку. Скандал был! Рех – сын Старшего, как и я. Если бы не это… кроме того, он напал первым. Но мне поставили в вину, что я дрался из-за тебя, «ничтожного человека». Печально.

– Мне горько и больно, ведь я вас люблю! Вы мое племя! Я не знаю, кто такие люди и чего от них ждать! Я вообще ничего не помню, Рагх. Ни имени своего, ни откуда я взялся. За что меня так ненавидят и боятся?

– За то, что ты из чужого, враждебного племени. И я бы тебя ненавидел, но как могу ненавидеть, если ты меня спас? Если мы с тобой обменялись кровью?

 

– Так странно… я не помню, кто я, откуда, но помню слова. Помню, что надо есть, пить и… делать все остальное. Как так может быть?

– Я не знаю, друг… мама говорит, что твой мозг мог быть испорчен ядом, который я из тебя выгнал. Выгнать-то выгнал, но сколько времени он был в тебе? Какой вред успел нанести?

Рагх подошел к человеку, лег рядом, прижался сильным, упругим боком. За год гарм возмужал, из небольшого щенка превратился в крепкого, сильного зверя, способного одним движением могучих челюстей перекусить человеческую ногу. Кроме того, он умел сбивать с ног ментальным ударом, оглушая жертву, заставляя ее потерять сознание или замереть на месте.

Но ментальные удары почему-то не действовали на этого человека. Хотя Щенок и ощущал, что кто-то направляет на него поток силы. Ментальный удар вызывал у Щенка зуд и жар, желание почесаться, не более того.

И в этом месяце он ощущал такое желание не менее трех раз. Кто-то пытался его оглушить, чтобы затем… а что затем? Уж наверное, не погладить по макушке и не дать сочный фрукт!

Они молчали. Думали каждый о своем, закрывшись ментальной стеной. Устанавливать такую стену – первое, чему научился Щенок у своего четвероногого друга-брата. Кидать мысли в пространство – глупо, опасно и просто невежливо. Зачем окружающим слышать твои мыслишки? О том, как у тебя чешется задница или что тебе хочется сходить по грязным делишкам? У каждого есть свои тайные привычки и дела, о которых совсем не требуется извещать весь мир.

– Я с тобой уйду!

Человек на секунду замер, потом тихонько похлопал рукой по теплому боку друга:

– Нет. Не уйдешь. Это не твое дело.

Гарм обиженно засопел, и человек примиряюще сказал:

– Прости. Ты не понял, или я неправильно сказал. Это и твое дело, да, но я считаю, что ты не должен рисковать собой ради меня. Опять плохо сказал… не могу тебе сказать как следует! Трудно. Мысли разбегаются…

– Еще бы. Мы учимся Правильной Речи с той секунды, когда у нас открываются глаза. И даже раньше. Притом ты ведь человек, а не гарм. Ты многого не умеешь. Например, ментальный удар у тебя не получается. Ну… почти не получается! Я чувствую, как ты бьешь, но это равносильно тому, что ты помочился мне на хвост! Хе-хе-хе… Опять же – мы с самого щенячьего возраста этому учимся! А ты хочешь обучиться этому чуть больше, чем за цикл?

– Год… у нас это называется – год, – задумчиво сказал человек и почесал ободранную коленку. – Странно, почему мне не холодно? Ты в теплой шкуре, а я голый, и мне не холодно!

– Тут не так уж и холодно! Фффыххх! И мама говорит, что у тебя температура тела выше, чем даже у нас. Тебя кровь греет. И за счет этого ты такой быстрый. И такой худой. Ни капельки жира! А жрешь, как олень, не евший неделю! Ну почему, почему ты не ешь мяса?! Ну как так можно?! У тебя же есть клыки, я видел! И люди ведь убивают ради мяса!

– Не знаю, почему не ем, но мне кажется неправильным есть сырое мясо. Его надо как-то сунуть в огонь, а потом уже есть. Ты же сам говорил – люди так делают. Значит, так и надо. А вы мне не позволяете развести огонь!

– Огонь – нельзя! Табу! – Картинка: толпа гармов и растерзанный человек рядом с костром. – Нельзя! Запрещено! Брр! Скажешь же… это главный враг гармов и друг человека! Огонь! Видишь, у тебя все-таки проявляется человеческое! Почему-то все люди очень любят огонь!

– Огонь… очаг… котел… похлебка… женщина… Я не знаю, что это за слова, но, когда говорю их, обдает холодом. Почему-то это очень важно для меня! Твоя мама сказала, что я когда-нибудь все вспомню. И что, возможно, Старейшины именно этого и боятся.

– Да, она мне говорила. И еще сказала, что твоя одежда, та, в которой ты пришел сюда, лежит в нашей норе. Она ее вытащила из тайника и хочет отдать тебе. Чтобы тебе было в чем идти к людям. Вы же не ходите голые, только одетые! Непонятно почему… как будто в теле есть что-то постыдное, такое, что вас оскорбляет! Так зачем тогда ЭТО носить? Может, отгрызть все постыдное да выбросить?

Гарм фыркнул, дружески ткнул носом человека, тот поежился от прикосновения холодного, мокрого «нюхала», и тогда гарм радостно фыркнул:

– Вставай, мой брат Щенок! Бежим к маме! Кто первый?!

Он вскочил и заскакал на месте:

– Ну! Давай, увалень двуногий! Жаба ты бледная! Кто первый?!

– Ты, какашка четырехногая! – Человек радостно расхохотался, и его смех в темноте тоннеля прозвучал странно. – Я тут и так сгибаюсь чуть не вдвое, а ты бежишь нарочно там, где только на четвереньках ползти! Тебе не кажется, что это несправедливо?!

– Ффыххх! Ничего подобного! Каждый использует те способности, которые имеет! Опускайся на четвереньки, как все нормальные существа! Нечего вышагивать на двух ногах, ветка ты засохшая!

– Ах так?! – человек вдруг бросился на живот, мгновенно ухватил гарма за задние лапы – с такой скоростью, что тот лишь успел взвизгнуть. – А вот теперь пошли! Ты на передних лапах, а я тебя подержу за задние! И все будет замечательно!

– Ах ты коварный человеческий червяк! Ах ты гад бородавчатый! – Картинка: жаба с головой Щенка. – Это уж точно нечестно!

– А кто только что сказал, что можно использовать все имеющиеся способности?! Вот я и использую! Шагай, шагай, мохнатая куча нечистот!

Они, хохоча и фыркая, прошли несколько шагов, потом человек выпустил гарма, и двое друзей умчались в глубину тоннелей, толкаясь, обзывая друг друга страшными гадкими прозвищами и радостно смеясь. Завтра, возможно, навалятся неприятности, завтра будут проблемы, но… это будет завтра. А пока – им хорошо, они счастливы, как все подростки, которые уверены в собственном бессмертии и которые готовы на любые безрассудства ради своей прихоти или ради настоящих друзей, настоящих – какие бывают только в счастливом детстве…

Тень в одном из небольших ответвлений тоннеля замерцала почти незаметно глазу, в главный ход шагнул крупный, массивный самец. Он медленно поводил лобастой головой, фыркнул, будто неприятный запах забил ему ноздри, потом подошел туда, где недавно сидели человек и гарм, и со злорадным видом помочился на это место. Презрительно поскреб лапами, будто закапывая свое «произведение», еще раз фыркнул и так же бесшумно, как и вышел, удалился прочь.

Он очень надеялся, что Щенок откажется уходить. Хотелось ощутить вкус крови человека! Не убив ни одного двуногого – как можно стать настоящим гармом?! Племя выродилось, стало малочисленным именно потому, что гармы не хотели как следует воевать! Нужно было уничтожать всех людей подряд! Взрослых самцов, самок, щенков – всех, кто попался на дороге! Только так можно освободить место для жизни! Только так можно зажить полноценной жизнью, а не жизнью червей, загнанных под землю!

Ну, ничего… молодежь еще покажет себя! Молодые гармы – не старые облезлые псы вроде Старейшин и их прихвостней! Людей нужно убивать, и как можно больше. Наступит день! И люди будут скулить от боли!

Но нет жалости у тех, кто борется за свою жизнь, за жизнь своего племени! Зуб за зуб!

* * *

– Да, в этом ты был, когда мы тебя нашли. Я нашел!

– А кто меня раздел?

– Ты сам. Тебе сказали, чтобы разделся, ты и разделся. В одежде ведь плохо испражняться. Ты попробовал – и не вышло. Совсем ничего не вышло! Все тут! Ффыхххх… фффыххх! Ох и вонючие же вы, люди! Как это еще мама сохранила такую вонючую кучу!

– В дальней пещере сохранила, – пояснила зверица. – За цикл слегка выветрилось, но и правда дышать трудно. Нужно как-то избавиться от запаха. А вот смотри, что еще у тебя было…

Зверица толкнула носом странный обруч – блестящий, желтый, украшенный разноцветными глазка́ми из камней.

– Вот это лежало рядом с тобой. Не помнишь, что это?

Человек медленно коснулся обруча и вдруг заметно вздрогнул, заволновался, отдернул руку, прижал ее к глазам:

– Не могу! Нехорошо! Это – нехорошо! Мне неприятно к ней прикасаться! С ней связаны какие-то гадкие, нехорошие воспоминания! Не хочу! Нет!

– Почему «к ней»? – удивился гарм. – Разве это женского рода? Как это называется?

– Корона. Это корона! Больше ничего не помню. Ничего. И она нехорошая!

– Может, выкинуть ее? – Небольшой черный гарм с еще различимыми пятнами двинул обруч лапой, и блестящий предмет покатился, ударившись о стену. – Гадость нужно закапывать! Дерьмо всякое!

– В ней есть магия… – Белоснежная фигура поднялась, медленно прошла к короне и постояла на ней секунд пять. Потом повернула голову к сыну и его другу, задумчиво сказала: – Я спрячу… корону. Вдруг, когда ты о ней вспомнишь, этот магический предмет станет тебе очень нужен. И тогда ты вернешься и заберешь его. Нельзя разбрасываться магией! Что касается одежды – выполощи ее в ручье и высуши. Она все равно будет вонять, но не так сильно. В ней еще что-то спрятано, какие-то предметы, но я не смогла заставить себя копаться в такой грязи. Тебе стоит сделать это самому.

Щенок взял в руки бесформенный ком тряпья, сморщил нос и с некоторой опаской сунул руку внутрь, нашаривая и вытаскивая предметы, которые укрывались в многочисленных потайных карманах. А их было десятка два, не меньше. Через пару минут на полу пещеры лежала внушительная горка странных изделий человеческих рук: стеклянные и глиняные пузырьки, в которых что-то булькало и тихо шуршало, пересыпаясь.

Несколько звездочек с острыми краями, на лучах которых виднелись темные разводы. Длиной в полторы ладони острый, похожий на рыбку предмет – он был укреплен в одном из петельных гнезд – там, где затылок.

Еще более странная штука – длинный блестящий шип, вставленный в деревянную простую рукоять. Этот шип был укрыт в длинном чехле, будто плод в шкурке, и, когда Щенок открыл его для осмотра, стали видны черные разводы в канавке вдоль шипа. Гарм хотел посмотреть поближе, ткнуться в него носом, понюхать, но Щенок оттолкнул друга и с ужасом в голосе вскрикнул:

– Нет! Нельзя! Я знаю – это отравлено! Смертельно! Нельзя дотрагиваться!

Белошкурая самка гарма вздохнула, покачала головой, думая о том, что муж жестоко ошибался, думая, что блокада мозга Щенка скорее всего продержится до самой его смерти. А может, наоборот, соврал? Как раз это он и знал? Знал, что в конце концов Щенок вспомнит все – кем был и что делал в этом мире? Потому муж и боялся? И правда ли, что стена в мозгу Щенка образовалась сама по себе?

Да, вряд ли этот мальчишка занимался чем-то мирным. Хотя на его теле не осталось шрамов – кроме одного, над сердцем, – видно, что парень знает толк в убийстве. Вон как уверенно взял в руки свое оружие, как ловко перемещает его из руки в руку. Помнят руки!

– А это что за кругляшки? Это не опасно? – Гарм понюхал стопку светлых и коричневых металлических кругляшков, один желтый, маленький, и, удовлетворенно кивнув, заметил: – А я знаю, где есть много таких желтых штук! Они пахнут так же! Только не плоские и круглые, а камешками, как и положено. Они лежат в подземном ручье. Много, дно блестит от камней! И зачем ты их таскаешь?

– Это деньги, – пожал плечами смущенный человек. – Я знаю, что их надо кому-то отдать, и за это тебе дадут еды. У меня в голове мелькают обрывки воспоминаний: строения из камней и дерева, много, очень много людей, все кричат, шумят. Угли, на которых жарится мясо, и его можно есть – надо только отдать вот этих кругляшков, и все. Знаю, что вот этот желтый дороже всех, что светлые – не такие дорогие. А коричневые вообще не очень ценятся, но тоже нужны. Откуда знаю? Не могу сказать. Всплывает что-то в голове, и все.

– А почему у нас нет денег? Почему нет этих предметов? – задумчиво спросил юный гарм, и мать тут же откликнулась длинным фырком:

– Фффыыыххх! Зачем нам это? Мы совершеннее, чем люди! Отбери у них эти предметы – что будут делать? Как жить? Даже зубы их не приспособлены, чтобы есть свежее вкусное мясо! Хилые лапы не могут копать норы, где можно укрыться от непогоды и неприятеля! Они не владеют ментальным ударом, они не могут двигаться с такой скоростью, какой обладаем мы!

Молодой гарм потрогал лапой рыбкообразный стальной клинок и со вздохом сказал:

– Не хотел бы я получить такую занозу в зад! Мне бы это точно не понравилось! Мам, может, как-то все-таки можно сделать, чтобы Щенок не уходил? Он ведь ничего плохого не сделал, он добрый! Он даже убивать не может! Одну траву ест, как древесный нугус! Его мутит от крови! А вы ему приписываете жажду убийства! Это неправильно!

– Мы приписываем? – фыркнула мать. – Ты посмотри, что он носил с собой! Уверена – все эти предметы для того, чтобы убивать! Он был убийцей! Точно! От этих предметов пахнет кровью!

– Я был убийцей? – Человек вздохнул и взял в руки узел. – Пойду-ка выполоскаю. И правда, запах – аж дышать трудно. Рагх, ты со мной?

– Конечно. Там еще водятся такие вкусные безглазые рыбки, прозрачные, но очень вкусные, да. Давно я их не ел. Если только вонь из твоей шкуры не отпугнет этих рыбок!

 

Юноши вышли из пещеры, и самка гарма осталась одна. Она подошла к сухому, возвышающемуся над полом пещеры ложу, улеглась, положив голову на слегка кривые, украшенные мощными когтями лапы. Замерла.

Ей было не по себе. В последние дни события разворачиваются вскачь, катастрофически – нападки на Щенка, который больше цикла до того спокойно бегал по тоннелям и никому не был нужен. Все говорили: «Ну бегает и бегает! Завели себе зверюшку – и пусть!» И вдруг кто-то будто раздвинул туман, павший на глаза соплеменников. Они увидели, что «зверюшка» на самом деле – человек! Враг!

Начали доходить слухи, будто кто-то охотится на людей, вылезая по ночам и даже – о ужас! – днем, грозя этим привлечь внимание бывших врагов, уже почти забывших о существовании гармов!

Политика племени в последнюю сотню лет всегда была такова: «Будь незаметным, тихим, выходи только ночью и не трогай людей! Их слишком много, а потому – нельзя навлекать опасность на все племя». И что теперь происходит? Выросло поколение молодых, не помнящих прошлого и при этом очень агрессивных, сильных, злобных щенков! И они начали мутить воду! Гармы растут быстро, взрослеют, обретая взрослое тело при разуме щенка, вот и результат.

Глупцы! Племя гармов слишком мало, чтобы состязаться с людьми в силе и коварстве! Даже если бы четвероногих была хотя бы половина от количества людей, и то не факт, что гармы смогли бы победить! Люди изобретательны, коварны и размножаются как крысы. В отличие от гармов, у которых в большинстве своем один щенок на одну самку за всю ее жизнь.

Мудрецы племени говорили: так сделала природа – чтобы гармов не было слишком много, чтобы они не заполонили весь мир, чтобы между ними не было войн, как у людей, грызущих друг друга за клочок земли, за место под солнцем.

Если бы можно было сделать так, чтобы гармы рождались чаще! Даже два щенка на самку – большая редкость! Чтобы родить второго, нужно, чтобы погиб первый. И только тогда включается механизм оплодотворения. Только тогда можно зачать нового щенка.

Самка фыркнула, тряхнула головой – нет уж! Рагх… любовь, надежда, весь смысл жизни! Умнейший, красивейший, самый лучший в мире щен! Как и всегда бывает для мам – ее ребенок самый лучший в мире. Но Рагх… это что-то особенное. В таком возрасте умудриться вылечить живое существо на грани издыхания?! Да еще и человека?! Никто не мог поверить, Старшие собрали по этому поводу внеочередной Совет! О-о… какие споры были по поводу Щенка! Первое, что предложили, – убить вражескую тварь. И только после долгих переговоров и голосования, с перевесом в один голос, решили: нужно понаблюдать за человеком, посмотреть на его поведение, чтобы лучше узнать повадки людей, чтобы определить, как лучше обороняться от своих исконных врагов, узнать их слабые стороны, научиться противодействовать злобному племени, загнавшему гармов под землю.

Увы, Щенок невольно способствовал тому, что гармы уверились в опасности людей. Способствовал возвышению той группы гармов, которые считали: каждого человека, попавшего в пределы страны гармов – спустившегося в пещеры или случайно попавшего в тоннели, – нужно убивать. Человек слишком опасен. Никаких переговоров, никаких контактов с людьми! Иначе они вотрутся в доверие, а потом будут убивать.

И самое плохое – как оказалось, даже вот такой ущербный, потерявший память щенок человеческого племени может противостоять взрослому умелому гарму! Щенок был быстрее любого из гармов! Он был настолько силен, что этому долго не могли поверить, – на одного из гармов упало старое дерево, придавив поперек туловища, и, пока остальные пытались подкапываться, чтобы вытащить собрата, он приподнял огромный ствол, чего не смог бы сделать ни один из племени четвероногих!

И неважно, что Щенок добрый, незлобивый и вообще не ест мяса, – его боятся так, что кажется, он и не щенок вовсе, а взрослый самец, на счету которого сотни и тысячи убитых противников! Боятся так, что кажется – сейчас они упадут на спину и пустят струйку в знак покорности перед этим странным существом!

И его ненавидят. Именно за свой страх. За то, что он своим видом опровергает идею группы «хищников», призывающих к войне с людьми – слабыми, ничтожными существами, отличающимися от оленей и кабанов только более развитым разумом.

Самка вздохнула – самое ужасное то, что имелась информация о случаях, когда убитых людей кто-то поедал. Скорее всего, не из чувства голода, это явно ритуальное поедание – вырваны печень, сердце. Но от ритуального поедания до питания людьми один шаг. И этот шаг будет страшной ошибкой – люди тогда забудут свои распри, объединятся и навалятся на гармов так, что не спасут и тоннели. У них есть свои маги и есть люди вроде Щенка, которые могут на равных бороться с гармами. И это будет конец всему племени.

Идиоты! Ну какие же идиоты…

Вопрос об изгнании Щенка подняла она, Арха. Через своего самца, Старшего. Чтобы уберечь Щенка от расправы. Незаметно внедряя в голову своего самца мысль о том, что Щенку все-таки нужно уйти. Нет, она любила Щенка. Хотя бы за то, что он спас сына. Человек будто и вправду стал за это время ее сыном – ей так хотелось иметь второго сына! А лучше – целую стаю сыновей и дочерей!

Щенок, Щенок… Как бы он ни был ловок, силен, как бы хорошо ни видел в темноте и как бы хорошо ни слышал, ничуть не хуже гармов, проигрывая лишь в чутье, – ему не уберечься. В конце концов его подстерегут и убьют. И что тогда сделает Рагх – неизвестно. Вернее, известно. Он станет выслеживать убийц, и, зная своего сына, она была уверена – найдет их и убьет. Если сможет. Или убьют его. А если убьют его, то она, Арха, найдет убийц и убьет их. Если сможет. А если не сможет, то ее любимый и любящий самец… В общем, начнется кровавая свара, в которой погибнут десятки, а то и сотни гармов. А их, гармов, осталось всего несколько тысяч, если не считать тех, кто навсегда ушел из мест, где появляются люди.

Увы, на свете уже практически не осталось земли, на которой нет людей. Люди везде и всюду. И нужно искать с ними общий язык, а не воевать… вот только как вдолбить эту истину в головы тупым щенкам? Если даже взрослые гармы нередко придерживаются того же мнения, что и их малоумные дети. Или скорее наоборот – дети придерживаются мнения своих малоумных родителей, так будет правильнее сказать.

Рагх, Рагх… любимчик, надежда, будущий лучший лекарь и колдун племени! Если не погибнет от зубов завистливых тварей, «соратников», «друзей»! Зависть, злоба, коварство – и эти самые гармы еще обвиняют людей?! Эти завистливые полуживотные?!

Деградировало племя гармов. Когда-то Старшие допустили ошибку, развязав войну с людьми, вместо того чтобы обрести в них братьев. И вот результат!

– Все думаешь?

Арха вздрогнула.

– Чем все закончится?

– Терпеть не могу, когда ты так подкрадываешься! Хотя бы когтями цокнул, что ли! Фффыххх…

– Я лучший охотник племени, не забыла? Если бы я цокал когтями, то… ну ладно, что надумала? Как его удержать? Ведь сбежит же со Щенком!

– Если мы с ним поговорим – не сбежит. При всей его бесшабашности он умеет держать слово. Главное, это слово от него получить.

– Вот-вот… получить. А он отказывается его давать!

– Значит, плохо объясняли. Нужно дать ему полный расклад происходящего.

– Не рано ли? Он сам еще щенок, а ты ему хочешь рассказать о таких вещах, о которых и взрослые гармы не подозревают! Не будет ли это ударом по его неокрепшему разуму? Выдержит, не сорвется?

– Это же мой сын. Кто лучше меня его знает? Даже ты не знаешь его лучше, чем я!

– Уверена? Ффыххх… ну… пусть будет так. Вернется – поговорим. Только я предлагаю, чтобы Щенок тоже участвовал в разговоре. На мой взгляд, он очень разумен, а еще – любит Рагха не меньше, чем мы с тобой. Я с ним поговорю отдельно, попрошу, чтобы он воздействовал на Рагха.

– Поймет ли? Давай так: я поговорю с Рагхом, а ты со Щенком. Так будет правильнее. А потом уже поговорим с обоими, взяв клятву молчать.

– Верно. Так и сделаем.

* * *

– Подойди, присядь рядом со мной! – Большой черный зверь лежал на каменной площадке сгустком тьмы в темноте пещеры. По большому счету эта темнота не была непроницаемой для Щенка – он видел все вокруг так же ясно, как на поверхности земли, только в черно-белом или сером цвете. Почему, он не знал, впрочем, и не задумывался об этом. Не было это для него проблемой. Он воспринимал мир вокруг себя как данность – ну да, под землей все серое, белое или черное, а на земле есть другие цвета. Под землей только корешки, червяки и жуки, а на земле – вкусные плоды, которые хорошо насыщают, если умеешь забираться на верхушки деревьев. Под землей – безопасно, друзья, покой и тишина, на земле – хищники, а еще – могут увидеть люди, а люди – это враги, они почему-то хотят убить гармов. И Щенка – если он попадется им в руки.

fictionbook.ru

Читать онлайн книгу «Демон Разума» бесплатно — Страница 1

Демон разума. Часть первая                                    Автор: Иван Шаман

Email: [email protected]

Глава 1. Хищник

Бежать, бежать! Спасение в скорости. Еще минуту назад он был охотником, но вот уже превратился в дичь. Солнце погасло, чертовы люди достали где-то бомбардировщик и разгромили электростанцию. Старшие не предусмотрели такого варианта, и море Света распалось десятками тысяч огней. Они больше не слышали мыслей друг друга, не видели глазами друг друга.

Но в нем самом Свет, ему нельзя дать потухнуть. Ни сегодня, ни завтра – никогда!

Забежав за угол, он уперся в тупик, между зданиями стояли только мусорные контейнеры. И пришлось хорошенько присмотреться, чтобы разглядеть металлическую дверь в углу. Секунда, и он уже у нее. Дернуть ручку. Заперто! Не открыть!

«Для взлома требуется сила 62, не хватает 15»

Черт возьми. Свет! Будь милосерден! Быстрее, открыть панель характеристик, что у нас есть?

«Характеристики: Царь 9996533

Сила: 47

Ловкость: 42

Интеллект: 24

Восприятие: 57

Выносливость: 44»

Так, «Ловкость» трогать нельзя, «Интеллекта» и так мало, чем пожертвовать? Восприятие!

«Хотите распределить 17 единиц характеристик (внимание: при перераспределении будет потеряно 10%, 2 единицы)?»

Как будто у него есть выбор. Да! Мир померк, звуки и запахи утихли. Волна жара прошла по всему телу. Мускулы налились кровью. Он чувствовал, как наномашины сплетаются с волокнами.

Удар. Дверь распахивается внутрь. Несколько его младших, первоуровневых братьев толпились в закутке склада. Ослепшие и оглохшие, они даже не могли чувствовать друг друга. Но сейчас он не может им помочь. Запах кевлара и титана все ближе. О, если бы Свет был сейчас с ними, он с братьями просто разорвал бы врагов в клочья, но увы.

Бежать, бежать. Сзади раздаются выстрелы и крики. Они сопротивляются, его бедные братья, но что может сделать в одиночку против вооруженной группы профессионалов даже улучшенный человек? Топот сапог: они близко, бежать!

Пока он карабкается по карнизу на крышу, спасибо «Ловкости» выше 40, внизу разверзается настоящий ад. Кажется, люди осмелели и хотят взорвать обесточенный приемник. Но им это не удастся.

Он уже видит как навстречу танкам и БТРам движутся его старшие братья. Яркие точки –Светочи, разгоняющие тьму. Он присоединится к ним, сделает все, чтобы остановить это жуткое вторжение. Но сначала нужно спастись самому.

Автоматные очереди все ближе, нога срывается в пропасть. Нельзя оступаться, только вперед. Где враги? Восприятие слишком упало, он не может поймать их в эхолокатор. Разум мечется в поисках ответа: что делать? Опять перераспределять характеристики? Он оглядывается. Основная группа врагов прошла дальше, уничтожая все на своем пути.

За ним еще гонятся? Он оборачивается, и пуля ударяется о черепицу почти у самой головы. Не отстали! Сейчас начнут подниматься на крышу! Зачем им дался именно он? Перевалив через козырек, он спрятался на другой стороне. Что делать – что делать? Восприятия едва хватает, чтобы расслышать, как враги по очереди поднимаются на крышу. У него есть еще пара секунд.

Но почему они не атакуют? Почему замерли там? Осторожно, чтобы его не услышали, он подползает к краю. Ракета! Они ставят противотанковую ракету на крыше, чтобы прямой наводкой уничтожить ретранслятор. Нет, этого он не позволит: жизнь, в конце концов, стоит несравненно меньше, чем свобода тысяч братьев.

Но шанс есть только один! Вчера, уничтожив группу людей, старший позволил ему пополнить запас наномашин из шей нескольких врагов. Он поднял уровень, но не стал прокачивать навыки, поднял только характеристики, и сейчас это позволит ему победить.

«Выбрать навык»

«Доступны следующие навыки: Регенерация, Рывок, Опытный, Каннибал, Тренировка. Что выберете?»

«Регенерация» очень полезна, но не сейчас. Характеристики тоже можно натренировать потом. «Каннибал» и «Опытный» очень нужны, но не сейчас, может позднее. Значит «Рывок» – единственный боевой навык на данный момент.

«Выбрать Рывок, утвердить»

Мышцы ног на секунду скрутило судорогой, но он не издал ни звука. Подползая на длину рывка, который теперь отображался как активный навык, он видел стрелку своего полета. Еще полметра, и он достанет до ракеты.

– Готовность, отошли. Пять, четыре… – начала отсчет женщина-оператор.

Ну, нет. Он не даст вам, людишки, так легко победить. Рывок!

Время замедляется, он видит, как бойцы разворачиваются, поднимая стволы. Но не успевают. Удар, и первый противник летает с крыши. Второму он успевает пронзить когтями в горло. Падая на оператора, сжимает ее в объятьях и, не рассчитывая справиться с остальными, пинает ракетницу, сталкивая ее вниз. Первая же очередь отзывается адской болью во всем теле. Но его миссия уже выполнена. Он падает вместе с девушкой, заслоняясь ей так, чтобы раздавить о землю.

Боли нет, крови нет, тьмы нет. Лишь Свет!

Голод, живот крутит. Он открыл глаза. Ночь. Мелкий снежок идет над городом. Холодно.

Попытавшись встать, он почувствовал резкую пульсацию в боку. Рана еще не затянулась, слишком мало наномашин в организме. Хотя вот же они, прямо в теле молодой девушки, на которой он лежит. Вывернув ей шею, он вцепился зубами в нейроимплант, поврежденный от ЭМИ. Глупые люди считают, что наномашины перестали работать, сгорели. Царь 9996533 криво улыбнулся. Привет, опыт.

Он глотал наномашины вместе с ее кровью, высасывая все до последней капли. Шкала опыта заполнилась на три четверти, нужно еще. Он оглянулся, рядом лежали двое: мужчина с разорванным горлом и тот, кого столкнул с крыши. Последний, несмотря на множественные переломы, еще трепыхался. Но это ненадолго.

С трудом встав на четвереньки, он пополз вперед. Недобиток, заметив это, попытался достать автомат, который лежал в десятке сантиметров от него. Слишком далеко. Рывок! Горячая кровь еще живого человека проникает в его рот вместе с наномашинами, когда он съедает очередной имплантат.

«Поздравляем с получением уровня 3

Доступно очков характеристик: 15

Доступно навыков: 1

Хотите выбрать навык сейчас?»

О да, будьте так любезны. Список навыков пополнился двумя новыми, а ведь он еще прошлые не получил.

Регенерация, Опытный, Каннибал, Тренировка, Рукопашник, Цельный.

Что за новые навыки? «Рукопашник» – увеличение урона и пробивной способности когтей. «Цельный» – объединение ядер развития. Ого, шаг на пути к «Светочу». Да, было бы круто, но не сейчас.

«Выбрать Регенерацию. Утвердить»

Как хорошо, наномашины с утроенной силой начали латать поврежденные ткани, но вставать было еще рано. Пока можно расслабиться, лежа на теплом умирающем теле, и подумать, как распределить 15 очков характеристик. С одной стороны, это много, с другой, развиваться можно до бесконечности. А чем черт не шутит, вложим в «Интеллект»! Вдруг польза какая будет, а то все по 40 почти, а инты всего 24.

«Распределить очки характеристик, пятнадцать в Интеллект. Утвердить»

О, почти ровненько.

«Характеристики: Царь 9996533

Сила: 62

Ловкость: 42

Интеллект: 39

Восприятие: 40

Выносливость: 44»

Мир стал чуть светлее, но только и всего. И зачем он вкачал инту?

Он встал, чуть покачиваясь, и направился к последнему не выпитому телу. Но наклонившись, чтобы высосать наномашины, внезапно увидел иконку лупы.

«Найдены полезные предметы: бронежилет 1шт., пистолет 9х19 1шт., магазины к пистолету 3 шт., ИРПБ 1шт.»

Ого, а раньше он такого не видел, надо забрать все полезное. В паре кварталов раздался мощный взрыв. Что бы там ни было, лучше поторопиться. Стянув по подсказкам целый бронежилет вместе разгрузкой, в которой хранилось все барахло, Царь 9996533 внимательно посмотрел на него.

«Бронежилет 4А класса, пулестойкость 9х19, 9х18, 45, дробь. Снижение характеристик: Ловкость – 2, Сила -7»

Многовато жрет, конечно, зато у него пулестойкости вообще нет. Хороший стат. «Интеллект» надо было раньше вкачать. Он взял в руки пистолет, вынув его из кобуры.

«Пистолет 9х19, дальность 50м, бронебойность низкая. Требования характеристик: Сила 35, Ловкость 20, Интеллект 35, Восприятие 40. Требуется навык Стрелок»

Обидно. Ну, то есть, стрелять то он, наверное, может и так, вопрос: куда попадет. Наклонившись к телу, он выкрутил когтями имплантат и проглотил. Только потом понял, что впервые не вырывает его зубами. Очки опыта дошли почти до середины следующего уровня. Значит, еще двое-трое, и будет левелап.

Шум в здании привлек его внимание. Группа неудачников, не выполнивших свою миссию, спускалась вниз. Он прикинул расстояние. Вероятно, они пойдут через ту же дверь, можно успеть! Стараясь не шуметь, он оббежал здание и, пододвинув мусорный контейнер, притаился над дверью.

Люди шли почти не скрываясь: быстро, переговаривались. Хотя отдельных слов он различить не мог, но голоса было три. Значит, противников тоже трое. Он задержал дыхание. Вытянувшись вдоль стены, чтобы ни что не выдавало его присутствия.

Они вышли наружу, даже не обернувшись. Пропустив первых двух, он чуть не прыгнул на третьего, но в последний момент, краем глаза заметил, что внутри есть кто-то еще. Четвертый двигался молча и был, по всей видимости, самым опытным – даже посмотрел по сторонам, когда выходил из двери. Что не спасло его шею от удара сверху. Царь прыгнул на третьего раньше, чем тело четвертого успело упасть на свежий снег.

Рывок!

Он держал за шею парня лет двадцати двух, в то время как его товарищи расстреливали собственного друга из автоматов. Они стреляли одной сплошной очередью, но это не мешало охотнику идти вперед. Первой сдалась девушка, шедшая первой, она выкрикнула что-то нечленораздельное и бросилась бежать. Парень оглянулся, чтобы остановить ее. И это было его последней ошибкой.

Рывок!

Парень успел повернуться, но охотник уже зажал ствол когтями и ударил – наотмашь – отрубая противнику руку. Осталась только девушка. Она неслась по асфальту, припорошенному свежим снегом – быстро, не оглядываясь. Охотник мог бы догнать ее, но в этом не было необходимости. Из-за угла очередного здания на неурочную жертву набросилось сразу несколько первоуровневых братьев и сестер. Все было кончено в мгновение ока, она успела лишь вскрикнуть.

Отлично, теперь опыт. Наклоняясь по очереди к каждому телу, он выкручивал их имплантаты и глотал. Особенно забавно было смотреть на конвульсивно дергающегося паренька, старающегося зажать обильно кровоточащую рану. Он не стал добивать жертву, просто вынул то, что было нужно. Теперь кровь толчками вырывалась и из шеи, и из плеча парня.

«Поздравляем с получением уровня 4.

Доступно очков характеристик: 15

Доступно навыков: 1

Хотите выбрать навык сейчас?»

Он на секунду задумался, но решил не медлить и прокачать интеллект, прошлый раз фокус удался на славу.

«Распределить очки характеристик, пятнадцать в интеллект. Утвердить»

Интеллект благополучно добрался до 54.

Теперь что там с навыками?

Опытный (рекомендуемый навык), Каннибал, Тренировка, Рукопашник, Цельный (рекомендуемый навык), Стрелок, Мастер

Это уже интересно, теперь навыки еще и распределяются по важности. А главное: описания стали гораздо подробнее. Посмотрим для начала рекомендуемые.

«Опытный» добавляет 2 очка характеристик на каждом уровне. Рекомендуется взять пораньше.

«Цельный» позволяет индивидуализироваться, требуется для навыка «Хозяин». Рекомендуется взять пораньше.

Ну, в общем, понятно, одно нужно чтобы расти постоянно, а второе, чтобы превратиться во что-то крутое. Если конкретнее – то в Светоча, в того, кто может руководить низкоуровневыми. Сев на тело вояки рядом со складом, он посмотрел в открытый дверной проем. Восемь братьев были цинично добиты выстрелами в голову. Ни один из них больше не встанет.

Так не пропадать же добру?

«Выбрать Каннибал, утвердить»

Он подошел к первому брату, чтобы еще раз убедиться, что тот уже не регенерирует. Сердце не билось, мозг уже остывал. Наномашины не смогут его восстановить. Поднеся когти к имплантату, он заметил новую надпись.

«Для перекачивания наномашин нажмите на кнопку экстракции»

О как, то есть можно было даже не выкручивать. Он нажал на еле заметную кнопочку, внутри имплантата что-то щелкнуло, загудело, и через несколько секунд вышла тонкая капсула размером в несколько миллиметров. А ведь имплантат почти сантиметр в диаметре. Так, пожалуй, действительно удобнее. Не успел он обдумать, что делать дальше, как ампула распалась прямо в руке.

«Получен опыт», гласила надпись, и опыта реально прибавилось: если в очках, то больше чем раньше. Царь 9996533 не торопясь подошел к каждому погибшему брату. Очки опыта росли, и на последнем он получил пятый уровень.

«Поздравляем с получением уровня 5. Получены бонусные характеристики, Получен бонусный навык, Открыто древо умений.

Доступно очков характеристик: 20

Доступно навыков: 2

Хотите распределить очки и навыки сейчас?»

Вау! Бонус за юбилейный уровень. «Круто», – подумал он, глядя на дерево талантов. Вначале выбор был невелик, только рукопашные навыки и огнестрел, но нашелся тут и взлом компьютеров, и тепловидение, наращивание собственной брони и многое-многое другое. Развернуться, мягко скажем, было куда. Открывались они, правда, в большинстве только уровня с двадцатого-сорокового и требовали нехилого количества выученных навыков.

А значит, надо было заранее подготовиться и выбирать с умом, чтобы сразу на двадцатом уровне взять нужный талант. Что у нас на двадцатом?

«Невидимость», «Бессмертие», «Хозяин».

Вау! Трижды Вау! Это же насколько крутым он будет, прокачавшись еще всего на пятнадцать уровней! А поподробнее?

«Бессмертие», начнем, пожалуй, с него. Система органов и механизмов, позволяющих пережить прямое попадание из огнестрельного оружия в сердце или голову. Да-а, ничего не скажешь, круто. Только вот и требования ничего так: «Регенерация» 3, «Второе сердце», «Крепкий череп» 3, «Роговая броня» 3. М-да. Ну, то есть, чтобы развить талант бессмертия, надо сначала все уровни целенаправленно качать в него.

«Невидимость»: возможность становиться невидимым и неслышимым для противника. Требует: «Тихий шаг» 3, «Хамелеон», «Бесшумный бег» 3, «Ниндзя» 3. М-да, та же ерунда, только вид сбоку.

«Хозяин», самовосстанавливающийся боевой дрон огневой поддержки, стреляет высокоскоростными снарядами. Требования: «Цельный» (рекомендуемый навык), «Истинное Я», «Управление» 4, «Связь» 4.

Доступные навыки: «Опытный» (рекомендуемый навык), «Тренировка», «Рукопашник», «Цельный» (рекомендуемый навык), «Стрелок», «Мастер», «Крепкий череп», «Тихий шаг».

Решив не рисковать, он для начала вкатал 16 очков в «Интеллект», а 4 оставшихся раскидал между «Выносливостью» и «Ловкостью».

«Характеристики: Царь 9996533

Сила: 62

Ловкость: 45

Интеллект: 70

Восприятие: 40

Выносливость: 45»

В голове стало кристально чисто. Он сразу осознал, что нужно выбирать дальше.

«Выбрать Цельный, утвердить»

Мир закружился, он начал вспоминать предыдущие дни, которых секунду назад, кажется, не существовало. В голове проносились картины одна ужаснее другой, он вдруг осознал, что еще сегодня ел живых людей. От одной этой мысли его чуть не вырвало. Пришлось несколько раз глубоко вдохнуть и выдохнуть.

Открыв список оставшихся навыков, он безошибочно выбрал вновь появившийся «Истинное Я», для которого как раз требовалось семьдесят «Интеллекта». Голова закружилась, и он упал на землю, проваливаясь в черное небытие. В котором оказался не один: огромное Солнце, Великий Разум, освещало черноту вселенной. И вокруг сферой горели искорки его братьев. Вот он, простой и истинный вид бытия.

«Выберите собственное имя»

Выбрать имя? Но у него уже есть имя, он Царь 9996533. Хотя нет, это не его имя, его зовут не так, это просто порядковый номер. Кажется, в прошлой жизни, бесконечно далеко от этого мгновения, его звали Сергием. Но сейчас он вспомнил, что творил в последние три дня. Отцом Сергием он уже точно не был. Он стал Демоном на службе бога.

«Демон, подтвердить»

«Приветствую вас Демон, добро пожаловать в братство Разума»

Глава 2. Песнь Светоча

Демон медленно поднялся с пола. Он был окружен труппами врагов и друзей, братьев и людей. Медленно выходя из склада, он вел пальцем по стене, оставляя глубокую царапину на бетоне.

– Свет, что же я творил? – Спросил он риторически, глядя на парня с оторванной рукой, истекшего кровью. Где-то на площади, дальше по улице, шло сражение, раздавались автоматные очереди и взрывы. Демон огляделся, теперь над каждым трупом появлялась иконка лупы.

«Человек, новобранец, мертв. Очки опыта получены. Полезного снаряжения нет», – гласила надпись, появившаяся при приближении к телу. Вот так просто: мертв, полезного нет. Ни имени, ничего. Ни похоронить по-божески, ни отпеть.

Демон подошел по очереди к каждому телу, закрывая им глаза. Не обращая внимания на всплывающие надписи и подсказки. Мимо пробежали несколько первоуровневых братьев. А затем, он даже не увидел, почувствовал, как приблизился кто-то из Старших. Он подходил, и становилось теплее, и светлее.

– Ты что делаешь, пятак? – Спросил Старший. Он так светился, что было больно смотреть.

«Ланселот, Бессмертный защитник, уровень 41», – гласила надпись у него над головой.

– Да вот, прощаюсь по-человечески, грехи им отпускаю.

– По-человечески, говоришь? – Нахмурился защитник. – Забудь. Ты больше не человек. Тебя коснулся Разум, ты помнишь, что это значит?

О да, он помнил. Свет, нестерпимый свет и всезнание, он тогда знал и чувствовал все, что знали и чувствовали десятки тысяч его братьев. Наконец-то был на своем месте. И убивал без тени сожаления или раскаянья. Потому что в свете Разума не было теней.

– Я так не могу, не хорошо это. Не нормально, нельзя так.

– Уу-у. – Прогудел Ланселот, подойдя ближе. – И как тебя угораздило на пятом уровне взять «Истинное Я»? Этот перк можно только с 70 Инты брать!

– Я вкачал. – Спокойно ответил Демон. – Характеристикам соответствую.

– Да я вижу уже. – Внимательно осматривая его, сказал Бессмертный. – Но такое, чтобы кто-то все слил в «Интеллект» на пятаке, за два месяца вижу впервые.

– За два месяца? Ты два месяца как очнулся? – Откровенно удивился Демон, глядя на Ланселота прищурившись, чтобы свет не так слепил.

– Мы все пробудились тогда, но некоторые плохо качались или не качались вовсе, отдавая опыт старшим. Ты, по всей видимости, из таких. – Защитник оглянулся куда-то за угол. – Ладно, бой еще идет, мне некогда. Пошли, по дороге все объясню.

Он побежал раньше, чем бывший священник успел ответить, и у Демона не осталось другого выхода, кроме как последовать за старшим. Ланселот двигался гораздо быстрее него, но регулярно оглядывался, замедляясь. В такие моменты к нему присоединялись все новые и новые братья.

К месту сражения они уже приближались большой группой, основу которой составляли первоуровневые, но были и вторые и третьи. Но никого старше. Только он и Ланселот. Бессмертный стремительно несся впереди, ведя свою маленькую армию.

Демон выбежал вслед за ними но, рассмотрев, что твориться на площади, остановился как вкопанный. За последние шестьдесят дней он повидал многое, но помнил только то, что происходило в прошедшие сутки, иногда меньше. Так что это было для него в новинку.

Группа старых танков и БТРов уперлась в обваленное здание, застряв на площади. Люди ощерились стволами и отстреливались по всем направлениям, а их окружали сотни братьев и сестер Света. Танки раз за разом стреляли в ретранслятор, но расстояние было слишком велико. Даже зайдя с самой ближней точки, они не смогли пройти по городу больше трех километров, и до их цели было еще пять.

На свою беду, люди крайне неудачно выбрали время атаки. Ночью ведомые Светом видели не хуже, чем днем, независимо от уровня прокачки восприятия. А вот люди могли рассмотреть только то, что попадало в свет химических фонарей, разбросанных ими по всей площади.

– Братья, возрадуйтесь, скоро победа будет за нами! – Голос будто шел изнутри головы. – Уничтожим захватчиков и убийц их же оружием. Стрелки, по готовности, огонь!

Пули посыпались на людей ливнем из всех окрестных зданий. Враги были как на ладони, и они понимали это, но ответной стрельбы явно не ожидали. Через несколько секунд, потеряв большую часть бойцов убитыми и ранеными, их командир приказал отступать. Люди попрятались по БТРам. Но в планы Света это не входило.

Толпа первоуровневых набросилась на технику и тут же отступила обратно, не причинив, казалось, никакого вреда. Взрыв! И башня танка взлетела вверх, а затем упала рядом. В толпе первоуровневых Демон заметил пригибающуюся женщину, ее свет был неярок и едва различим.

«Ксю, Призрак, Уровень 24», – с трудом смог рассмотреть он надпись над ее головой.

Ксю достала из рюкзака еще один большой кусок взрывчатки, воткнула в нее провода и, став почти прозрачной, снова ринулась вперед. Прикрывающие ее одноуровневые бросились следом, но на сей раз ей повезло меньше. БТР, повернув башню, дал по приближающейся толпе длинную очередь из крупнокалиберного пулемета. Несколько пуль попали в нее, и женщина осталась лежать на снегу.

Демон думал, что сейчас приспешники оттащат ее обратно, но они разбежались и спрятались за обломки зданий. Видя, что никто не собирается вытаскивать женщину, он подполз как можно ближе. Рывок! Вот он уже рядом, смотрит в ее широко открытые глаза. Взять на руки, развернуться. Рывок! До большого куска бетона он не допрыгнул, поэтому десяток метров пришлось пробежать с Ксю на руках. Благо, она держалась за шею, чтобы удобнее было нести.

– Ты что, придурок? – Спросила женщина, глядя ему в глаза, как только он положил ее за укрытие. – Зачем ты за мной полез?

– Чтобы они тебя не убили. – Просто ответил мужчина.

– Точно придурок, они не стали бы по мне стрелять, пока я лежала. Приняли бы за мертвую. – Сказала женщина, зажимая рукой рану. – А я ведь всего в паре метров была от второй цели.

– Но ведь…

– Теперь бери взрывчатку и дуй уничтожать технику врага, пока они не умудрились уехать.

– Ну и пусть уезжают! – бросил Демон. – Зачем лишние жизни отнимать?

– За тем, что они вернутся и убьют еще больше наших. Или ретранслятор разрушат. – Она внимательно посмотрела на мужчину. – Вот это да, маралофаг-каннибал. Придурок, имеющий на пятом семьдесят Инты. Откуда ты взялся такой?

Он непроизвольно открыл карту и задумался: а, правда, откуда? Он крайне смутно помнил не то, что прошлую жизнь, но и то, что было вчера. Так что вопрос прозвучал скорее риторический.

– Ты что, в самом деле сейчас пытаешься вспомнить такую ерунду? – Возмутилась Ксю. – Бери взрывчатку и вперед, скажи спасибо, что я тебе Светом не приказываю.

– Ты не можешь. – С внезапной уверенностью сказал Демон. – У тебя все в невидимость вкачано, проверку по интеллекту не пройдешь.

– Я приказываю тебе! Уничтожь эти танки! – С нажимом сказала женщина.

– Нет. – Спокойно ответил он и оглянулся. Люди беспорядочно стреляли по всему, что видели. Тяжелого вооружения у братьев, по всей видимости, не оказалось, поэтому техника пока была цела. Долго это, правда, все равно бы не продлилось, скоро у людей кончатся боеприпасы, если они не сумеют сейчас выбраться.

– Свет идет. – Раздалось у него в голове. – Свет идет! Свет идет! Боли нет!

Затравленно оглядываясь по сторонам, Демон увидел, как к площади приближаются несколько ярко светящихся точек. Он почувствовал такой подъем сил, как будто хорошо выспался и поел. Уверенность в собственных силах росла с каждым шагом Светочей. Картинка перед глазами начала мутнеть. Он сопротивлялся, как мог.

– Свет идет. Свет идет! Крови нет! – Он начинал видеть мир глазами сотен других, слышал каждый шорох, чувствовал тепло братьев рядом.

– Тьмы нет! Лишь Свет! Свет! Свет! – Сознание померкло. Он был всеми и ни кем конкретным. Он стрелял по БТРам, прыгал, догоняя и кромсая сбежавших, ставил взрывчатку на машины врага, рвал зубами шеи, он был Светом!

Через пару минут все было кончено. Он стоял посредине площади в толпе своих братьев. Мутило от стойкого вкуса крови во рту. Оглянувшись по сторонам, он увидел, как низкоуровневые разбредаются по теплым домам.

А вот все, кто старше десятого, столпились вокруг последней точки сопротивления людей. Они вытаскивали из броневиков тела врагов, деля друг с другом наномашины и полученный опыт. Демон направился к ним.

– Эй, мне оставь! – Кричала Ксю на какого-то мужчину, выкручивающего очередной имплантат.

– В кругу семьи не щелкай клювом. – Спокойно ответил тот. – Подорвала бы всех сама и забирала бы. А так Цезаря работать заставила.

– Никого я не заставляла! Скажи ему, Цезарь! – Обиженно повернулась девушка к лежащему на крыше единственного БТРа мужчине.

– Успокойтесь оба, дайте отдохнуть, у меня сейчас все внутри горит от этой атаки, – устало сказал Светоч тихим голосом. – Не предназначено человеческое тело для такой фигни.

«Цезарь, Сияющий Светоч, 78 уровень», – гласила надпись над его головой. Рядом сидели еще двое.

«Лекс, Светоч, 61 уровень» и «Падре, Бессмертный Светоч, 67 уровень»

– А нечего такую область было покрывать аурой. – Сухо заметил Падре. – Ты же все вкачал в Инту и связь. Оставил бы сотню на выносливость, было бы попроще. На кой ляд тебе было семьсот интеллекта?

– Как раз для таких случаев. – Сказал Цезарь, переворачиваясь набок. – Мы же в результате победили, и быстро. – Он посмотрел прямо на Демона. – О! Какой фрукт. Ребята, у нас тут новенький! Подойди-ка сюда.

Демон сделал шаг назад, но уперся спиной в здоровенного мужика, улыбающегося ему полным острых зубов ртом. Здоровяк был выше его на две головы и вдвое шире в плечах.

– Да ты чего, мужик? – Поймал он падающего Демона и чуть поднял над землей. – Голиафа в первый раз видишь?

«Джек, Бессмертный Голиаф, 58 уровень», – высветилось у него над головой.

– Отстаньте от него. – Подошел к ним Ланселот. – Он, считайте, только сегодня родился.

– О, точно, прости, не хотел напугать. – Джек поставил Демона на землю. – Будем знакомы. – Вновь улыбнулся он так, что акулы бы обзавидовались. – Джек, Голиаф.

– Очень приятно, Демон. – Тихо пробормотал он.

– Идите сюда оба. – Позвал Цезарь. – Джек, надо пройти по улицам и собрать поднявшихся, чтобы я не объяснял каждому новенькому, что здесь происходит. Возьми с собой Ксю, она пробежит по высоткам.

– А чего я-то? Дайте мне хоть левелап взять! – Возмутилась девушка, вытаскивая из-под БТРа очередного человека. Тот еще трепыхался, но она без сожаления, одним движением свернула шею, а затем вытащила имплантат.

– А того, что ты опять все в ловкость кинешь, а у тебя ее и так под две сотни. – Сказал Цезарь. – Так что ты быстрая, в отличие от Джека, без обид.

– Да ладно, – отмахнулся Голиаф. – Было б на что. Зато я могу любого из вас заломать и догнать, бесконечная выносливость – мой конек.

– Не бесконечная, – ухмыльнулся молчавший до этого Лекс. – Ну и попробуй убежать от меня.

– Да ну тебя нафиг. – Нахмурился улыбавшийся до этого Джек – Пойдем, Ксю, весь найденный опыт сможешь себе забрать.

– О, это другой разговор. – Девушка выбралась из-под БТРа, и, отряхнувшись, весело поскакала в сторону указанного Светочем проулка.

– Ну что, каннибал, – обратился к нему севший на край БТРа Цезарь, – пока наша Геракла гуляет, можешь спросить, что тебе хочется. На общие вопросы из серии, что здесь за хня происходит, отвечать буду, когда соберется группа. Так что спроси о чем-нибудь другом.

1 2 3 4

www.litlib.net

Читать онлайн книгу «Просто Демон» бесплатно — Страница 1

Фыа только закончил делать домашнюю работу, когда вернулся из командировки отец. Он появился прямо в его комнате, сияя всеми цветами радости.

– Фыа, малыш! У меня для тебя есть подарок! Держи! – протранслировал он, и достал из пространственного кармана маленькое существо, – Это человек!

Малыш взглянул на существо поближе и весь покрылся пупырками от омерзения.

– Фу-у-у, какая гадость! Он же весь белый! А это что за шкура у него на верхней конечности? Да у него всего пять конечностей! Как с ним играть?

Отец озадаченно сплел пару сотен щупалец в нижней части тела.

– Ну, не знаю. – протянул он, – Я думал тебе понравится.

Внезапно Фыа мигнул несколькими цветами неожиданной догадки и надежды, но быстро взял себя под контроль.

– Отец, а можно я чуть-чуть поработаю в твоей лаборатории? Я сделаю из этого хорошую игрушку!

– Хорошо! Но ты ведь помнишь, что можно трогать, а что нет? – в другое время он ни за что не разрешил бы, но раз игрушка не понравилась…

– Я все помню, отец! – Фыа стремительно схватил игрушку парой щупалец и вылетел из комнаты. Повредить существо он не боялся, оно находилось в стазис-коконе.

В лаборатории было красиво! Фыа очень любил здесь бывать, но отец редко разрешал её посещать. Первым делом Фыа задумался, – "А что же собственно я хочу сделать?" Думал он не долго и решил первым делом перекрасить мерзкую шкуру существа.

После недолгих поисков, он нашёл вполне приемлемый вариант – странное чёрное вещество в большой силовой колбе. Правда колба относилась к запретным вещам, но он решил что если у него все получится как надо, то отец простит.

После купания в черной жидкости, которой почему то стало намного меньше, существо приобрело приятный цвет. Потом он отправился к Трансформатору, некоторыми функциями которого ему было разрешено пользоваться, правда только в присутствии отца. Фыа вспомнил, что у друга Куу был похожий зверек, но только какого-то грязно-серого цвета. Та игрушка им очень нравилась, но прожила она недолго. Фыа решил сделать такую же, но чуть покрасивее.

Он трансформировал существу хвост, пару рогов, клыки. Убрал шевелюру с головы, заменил кожу на чешую. Правда он не знал как это все называется, но ему было все равно.

"А ведь оно тоже помрет." – грустно подумал он и решился влезть в запретную часть Трансформатора. Это был универсальный прибор, он мог практически все. Следуя инструкциям, Фыа сделал игрушку неуничтожимой. Потом решил что это слишком, ведь он сам иногда любил ломать игрушки, и оставил функцию разборки с последующим, отсроченным самовосстановлением.

Через некоторое время Трансформатор выдал готовую игрушку. Фыа, на радостях, тут же оторвал ей одну конечность и стал ждать когда она восстановится! Ждать пришлось довольно долго, примерно треть зета, но оторванная конечность, парящая посреди лаборатории, вдруг исчезла и возникла на своем прежнем месте. Игрушка отремонтировалась!

"Ух ты! Вот это круто!" – замерцал цветами восхищения Фыа, но спустя мгновение забеспокоился,– "А вдруг я её потеряю? А если украдут?"

Решение проблемы нашлось в Трансформаторе! Он обнаружил функцию привязки к хозяину! Чтобы ничего не напортачить, он принялся тщательно читать инструкцию, выпустив из щупалец игрушку.

"Так, так, так, здесь все просто… Это тоже понятно… Ага, для привязки необходима капля крови!" – в этот момент, парящая перед ним игрушка заслонила самую нижнюю строчку, но Фыа этого не заметил. Он быстренько метнулся вдоль стеллажей и очень скоро обнаружил искомое – стеллаж, на котором были тысячи маленьких шариков с кровью! Какой только крови здесь не было! И красная, и зеленая, и фиолетовая! Фыа даже растерялся – какую взять?! Рассудив логически, он пришел к выводу, что лучше подойдет красная, так как у игрушки она тоже красная. Он так возгордился своей гениальностью, что подлетев к стеллажу не успел затормозить и врезался в него! В итоге десятки тысяч шариков воспарили в пространство, необратимо перемешиваясь, и Фыа с трудом успел выхватить красный из этого месива.

Переливаясь грустными и виноватыми цветами, он посмотрел на разоренный стеллаж и поспешил побыстрее провести привязку. Требовалось придумать имя игрушке, с помощью которого её можно будет вызывать. Игрушка Куу называлась "Демон" и Фыа решил не отходить от традиции, да и времени на придумывание нового имени не было.

Ритуал прошел быстро и Фыа засветился цветами счастья. Теперь, где бы ни находилась игрушка, хозяину достаточно мысленно произнести это странное слово "Демон" и игрушка появится рядом!

Он тут же снял с Демона стазис-кокон, но поиграть не успел. В лаборатории появился отец.

– Фыа, что тут произошло? – отец в ужасе осматривал лабораторию. Шарики с кровью разлетелись уже по всему помещению. Его взгляд остановился на Демоне, который только что очнулся и, тараща свои два глаза, беспомощно махал своими конечностями. Оно и понятно, такие существа не привычны к вакууму и невесомости!

Фыа, искренне покрывшись цветами раскаяния, прошептал:

– Прости отец! Я нечаянно врезался в стеллаж. Но зато смотри какую я сделал игрушку! – он указал парой десятков щупалец на своё творение.

Отец сфокусировал взгляд на игрушке. В этот момент Демон как-то странно мигнул, замер и исчез! Фыа, на пару с отцом, покрылся цветами удивления.

– Все в порядке, отец! Сейчас я его верну! – пролепетал Фыа и произнес мысленно – "Демон!" – но игрушка не объявилась. Он попытался сделать это еще несколько раз, но результат был таким же. Отец, глядя на озадаченного сына, окрасился в цвет смеха.

Фыа огорченно побелел и принялся рассказывать. Выслушав сына, отец подлетел к Трансформатору и что-то там долго проверял. Потом он снова рассмеялся:

– Значит говоришь инструкцию прочитал? А ну-ка прочти последние две строчки еще раз!

Фыа покрылся пятнами испуга и непонимания, но послушно подлетел и прочитал:

– Для надежной привязки объекта, требуется одна капля крови… э-э-э… хозяина. – Фыа весь пожелтел, что означало озадаченность.

– Ну и чью же кровь ты использовал? – отец весело осмотрел рой парящих шариков и еще больше засветился от смеха, – Здесь была коллекция крови сотен тысяч существ, из десятка тысяч миров!

Фыа тоже посмотрел на шарики и печально потупил нижние восемнадцать глаз. Он только что сам себя лишил такой отличной игрушки, но самое главное отец теперь никогда не пустит его в лабораторию одного.

ВИКТОР

Очнулся я как-то странно – как-будто щелкнули выключателем – раз и я полностью проснулся и отлично соображаю. Открыл глаза и… Лучше бы не открывал!

Первое что я увидел, это огромное чудовище! Что или кто это был, я не знаю. Оно было похоже на огромный лохматый шар, неопределенного цвета. Но, слегка присмотревшись, я понял, что чудовище не волосатое, а то что я принял за волосы, является щупальцами! Сколько их было, даже не представляю! По телу чудища постоянно двигались разноцветные волны.

А потом я понял, что не могу двинуться с места! В смысле шевелится я мог, даже слишком свободно, но толку с этого… Я находился в невесомости, как впрочем и всё вокруг! А когда попытался закричать от страха, то понял – здесь не только невесомость, но еще и вакуум! Боже, куда я попал? И почему я еще жив?

Я продолжал неистово махать руками и ногами, надеясь что все это лишь сон, но это нисколько не помогало. Хотя чего это я паникую? Как ни странно, находясь в вакууме, я не ощущал ничего неприятного! Странно!

К первому чудищу подлетело второе и я решил получше его рассмотреть. Это было раз в пять крупнее! Да и цвета у него другие. Но подробнее рассмотреть я не успел – что-то произошло! Меня как-будто кто-то позвал, хоть я ничего и не слышал. Мир перед глазами мигнул, меня обдало холодной волной вдоль позвоночника, и я почувствовал силу притяжения! Угу! Прямо пятой точкой обо что-то твёрдое! Заодно я ощутил что могу дышать! Точнее орать! Матом! Больно же!

Наконец пришла пора осмотреться. Первое что я увидел, мне понравилось – деревья, кусты и бревно, на которое я приземлился. Но то что увидел дальше, меня со-овсем не порадовало.

Сидел я на бревне, на ма-аленькой такой полянке. А метрах в десяти от меня застыли пять фигур. Куда это меня занесло? Четыре фигуры являлись мужиками, это было видно по их заросшим мордам, а вот пятая была девчонкой. Мужики стояли ближе ко мне, потому я рассмотрел их раньше. Ну что тут скажешь… Толкиенисты хреновы! Все в железных и кожаных доспехах, с длинными нечёсанными гривами, заросшие как медведи! А запашок…! Я сидел конечно далеко, но и отсюда понял – толкиенисты-бомжи! А вот в руках у них были явно не бутафорские железки! Я хоть и не разбираюсь в тонкостях средневекового оружия, но даже я понял – настоящее!

Эти типы стояли ко мне в пол оборота, давая рассмотреть девушку, которую они окружили, заставив её прижаться к стволу здоровенного дуба (а может и не дуба, какая к черту разница)! А вот девчонка мне сразу понравилась! Невысокая, стройная, стояла высоко вскинув голову! Светлые волосы рассыпались по плечам, глаза горят зелёным огнём! Одета она была тоже в какую-то старомодную одежду зеленого цвета, поверх которой натянута кольчужная безрукавка. В руках она держала меч и кинжал, а из-за спины торчал лук. Ну просто вылитая эльфийка!

Пока я разглядывал их, они делали тоже самое. Мужики с каким-то ужасом, а вот девчонка с решимостью, с готовностью дать в морду… если полезу!

Тут я что-то заметил периферийным зрением и слегка повернул голову. Зря! Немного в стороне от толкиенистов лежала парочка их "собутыльников", но… как бы это сказать… немного в разобранном состоянии! В глаза бросились выпущенные кишки, чьи-то мозги и… кровь! Море крови! Память "услужливо" подсказала что еще мне не понравилось в этих толкиенутых – да они все были измазаны этой красной жидкостью!

Зря я смотрел на останки. Желудок сжался в спазме и я, издав булькающий звук, непроизвольно дернулся вперед. Моё движение как-будто послужило сигналом, и четверо бомжеватых толкиенистов с дикими воплями бросились врассыпную. Буквально через секунду на полянке остались только я и девчонка, а о том что здесь еще кто-то был, свидетельствовал лишь удаляющийся треск сучьев.

Справившись с тошнотой, я тихонько помахал девушке рукой и застыл, увидев свою конечность. Это что еще за нафиг?! Передо мной была не рука, а скорее лапа! Черная чешуйчатая кожа, длинные (сантиметров пять!) когти, узловатые суставы! Жуть! Я принялся лихорадочно осматривать и ощупывать себя. Почти такие же когти на ногах, черная чешуя по всему телу, а на голове… О ужас! Рога! Во рту обнаружились большие клыки, да и ротик явно увеличился! А на заднице… о боже!… хвост! Длинный и тонкий, похож на крысиный!

Если бы мог, упал бы в обморок! Но, к сожалению, я никогда не умел пользоваться этим способом избавления от проблем. Может всё-таки сон? Я ущипнул себя за ляжку и взвыл – больно! Значит не сон. Кто же я теперь?

Отвлекло меня от дальнейшего самокопания то что я был абсолютно голый. Я хоть и не страдал излишней стеснительностью, да и хозяйство стало таким, что любой негр от тоски сдохнет, но все же рядом была девушка, причем совершенно незнакомая! Огляделся в поисках чего-нибудь. Ничего поблизости нет. Ну не бревном же прикрываться! То, во что превратилось моё хозяйство, даже доктору не сразу покажешь. Прикрыв временно это самое руками (или лапами!), я посмотрел на девчонку.

Стоит! Оружие не убрала, но опустила. И то хорошо! Со странным интересом наблюдает за мной. Ну это понятно, где еще такого мутанта увидишь! Причем голого!

– Каумпо мире оттор? – спросила она слегка дрожащим голосом. Видимо ей тоже страшно, но вида не подает!

– Ты меня еще по-китайски спроси чего-нибудь! – ответил я, надеясь что русский язык она все же знает. Но… облом! Девчонка снова что-то сказала на своем нерусском и медленно убрала оружие в ножны. А потом она привычным движением поправила волосы и я увидел её ушки. Острые! Точно эльфийка! Конечно уши могут быть и не настоящие, с такого расстояния не поймёшь, но я почему-то решил что настоящие!

Еще раз оглядевшись, я заметил кем-то оброненный плащ, или что-то вроде этого, на другой стороне поляны. Прикрываясь лапами, я быстро подбежал к тряпке и обвернул её вокруг бедер. Эльфийка же, зараза такая, в этот момент тихо похихикивала! Ну хорошо, я тебе это еще припомню!

Изобразив из тряпки, оказавшейся все-таки плащом, нечто промежуточное между набедренной повязкой и шотландским килтом, я осторожно направился к эльфийке, с целью познакомиться.

Девчонка все это время стояла на месте и пыталась привести себя в порядок. Видимо моё появление прервало нешуточное веселье, так как на эльфийке виднелось тоже немало крови, но видимо больше чужой, чем своей. Несколько прорех на одежде все же свидетельствовали, что и ей досталось!

Эльфийка встретила меня настороженно, но не испугалась, лишь демонстративно положила руку на рукоять меча. На всякий случай я решил не улыбаться, потому как с моим новым "ротиком" улыбка та еще будет! Остановился шагах в пяти и слегка поклонился. Потом ткнул пальцем себя в грудь:

– Витёк!

Эльфийка произнесла несколько непонятных фраз, а потом повторила мой жест:

– Вейла!

– Ну что ж, приятно было познакомиться!

Я вернулся на "свое" бревно и задумался о смысле жизни. Точнее о том как жить дальше! По всему выходило, что я попал! Не, не так. ПОПАЛ!!! Меня каким-то образом забросили в средневековье! Да еще похоже не на Землю!

Сразу вспомнились странные чудища, которых я видел перед своим появлением здесь. А что было до этого? А вот предыдущие события помнились как-то с трудом, как в тумане. Не, фамилию, имя, город, место работы, это я все помнил! А вот непосредственно перед тем как оказаться в невесомости… Вроде праздник какой-то был… Отмечали с ребятами… Доотмечался блин! Вот оказывается что водка с людьми делает! Жуть!

Я так задумался и ушел в себя, что прозевал приближение Вейлы. Она тихонько хлопнула меня по плечу, готовая отпрыгнуть в любой момент. Я задумчиво на неё посмотрел. Красивая! Нежная, практически белоснежная кожа, слегка вытянутый овал лица, чуть припухлые розовые губы! А глаза! Просто огромные, с длиннющими ресницами, ярко-изумрудные! Я чуть не утонул в них!

Эльфийка молча улыбнулась и положила передо мной какой-то сверток. Кивнув ей, я развернул – это была чья-то одежда. Решив что она сняла её с трупов, я удивился отсутствию крови, но потом увидел как она копается в сумках, брошенных сбежавшими бомжами, и понял откуда трофей.

С размерчиком правда повезло не очень. Штаны подошли вполне, кожаные сапоги тоже (правда когти пробили носы, но мне это абсолютно не мешало!), а вот рубаха треснула сразу! Одно из двух – либо моя мускулатура увеличилась, либо местные мужики тут все задохлики, раньше я не мог особо похвастаться телосложением. Пришлось её выкинуть, а на плечи я накинул освободившийся плащ.

Пока я одевался, Вейла куда-то дела трупы (и когда успела? Могла бы попросить, я бы помог!) и теперь разводила костёр. Заметив меня, она приглашающе махнула рукой. Помощник в приготовлении пищи из меня был никакой, потому я просто сидел и размышлял.

По всему выходило, что сюда меня отправили те многощупальцевые монстры. Вопрос зачем? Или правильнее будет говорить – за что? Да и кто они такие вообще? Может боги? Тогда какие-то страшные боги! Может мне уготована какая-нибудь Великая миссия, как в фэнтезийных романах? Хрен его знает! Какой с меня великий воин? Может я маг? Это надо как-то выяснить, но как? Вроде не ощущаю никаких сверхъестественных сил у себя! Не-по-нят-но!

А зачем из меня сделали монстра? Не, не монстра, а скорее Демона! Зачем отправили именно сюда, причем в довольно интересный момент, когда какие-то разбойники напали на эту девчонку? Хотя может она и не девчонка, а в бабушки мне годится. Она же эльфийка, а эльфы вроде как живут очень долго.

И что мне делать дальше? Язык местный я не знаю, общаться ни с кем не могу. Да и какое может быть общение с моей-то внешностью? Вон как бомжи ломанулись! Странно что Вейла не сильно испугалась, может уже видела таких как я! Надо держаться рядом с ней, может языку обучит.

Спустя час, мы сытно перекусили кашей с мясом и эльфийка быстро собралась. Я заметил что она практически ничего не взяла из трофеев, она лишь махнула рукой, изобразив что-то типа – это твоё. Пока я пытался ей объяснить, что я вообще тут не при чем, она спокойно закинула сумку за спину и двинулась в лес.

– Погоди, а как же я? – кинулся я следом.

– Шау валэ! – слегка поклонилась она и показала мне скрещенные руки. Ясно! С ней нельзя. Жаль.

– Ну ладно, пока! Извини если что не так! – тоже поклонился я и вернулся к куче трофеев. Нужно было тщательно все осмотреть и выбрать то что может пригодится.

ВЕЙЛА

Шла по лесу, вытирая слезы, и размышляла над своим будущим. Проклятые жрецы! Подумать только, объявили оскверненной из выгнали из леса! А все почему? Видите ли моего отца забрал трансфер! А при чем тут я? Ничего не понимаю. Хотя что тут понимать, это все происки Лестры! Это она, темная морда, мечтала от меня избавиться! Лет через двадцать меня пророчили на место хранительницы рощи. Ага, меня или её! Вот и решила эта гадина от меня избавиться!

Но это все уже в прошлом. Теперь, после отлучения от Древа, назад в лес мне дороги нет! Придется пытаться как-то выжить в чужих землях. К гномам и оркам соваться смысла нет, поэтому придется выживать в человеческих землях.

Люди в принципе неплохо к нам относятся, хотя и побаиваются. Оно и понятно, мы живем замкнуто и в их королевствах появляемся очень редко (про посольства я не говорю, в них живут очеловечившиеся эльфы, которые никогда не бывали в Лесу, а вся связь осуществляется с помощью магии). Идти в посольство бесполезно, на мне стоит знак отверженной, а эти идиоты послы слишком боятся жрецов. Одной будет конечно очень тяжело, но что поделать.

Древняя дорога, по которой я шла, вела в человеческое королевство Фантория. Хотя дорогой это назвать было нельзя, она вся заросла и едва угадывалась. Я конечно никогда не бывала в человеческих землях, как впрочем и нигде больше, но географию учила. Я непростительно задумалась и тут же поплатилась за это.

Выйдя на какую-то поляну, нос к носу столкнулась с четырьмя разбойниками. Это были люди. Судя по внешнему виду и запаху, дела у них в последнее время были не очень. Хотя что я знаю о людях? Может они все такие!

Они сразу выхватили оружие, но я не стала вступать в схватку. Мой учитель фехтования говорил, что если есть возможность избежать схватки, то нужно ею воспользоваться. Идиоты, которые считают по-другому и бросаются в бой очертя голову, долго не живут! Поэтому я побежала.

Обогнув эту четвёрку, я ломанулась дальше по тропе. Бежала я почти бесшумно, что нельзя было сказать про моих преследователей. Они гнались за мной как стадо оленей в брачный период. Топот и треск стоял такой, что я даже обернулась посмотреть – а не прибавилось ли их?

Нет, позади их не прибавилось, а вот впереди, на маленькой поляне, обнаружились еще двое. Это было не очень хорошо, так как эти двое меня уже караулили с оружием наготове.

Теперь избежать столкновения было не реально. Я выхватила меч и бросилась на них, намереваясь разделаться с ними до подхода остальных. Бояться я их не боялась. Ничего хорошего о человеческих воинах я не слышала, а тут даже не воины, а простые разбойники. А я все-таки Первый Меч среди молодежи Леса тридцать девятого века!

Одного убила первым же ударом, просто снесла ему пол головы, а со вторым пришлось немного повозиться, но и он спустя несколько мгновений упал, пытаясь удержать вывалившиеся кишки. А вот дальше я сглупила – мне бы бежать дальше, а я развернулась к преследователям.

Эти не стали кидаться на мой меч, а довольно грамотно попытались меня окружить. Мне пришлось отступать и вскоре я прижалась спиной к дереву. Разбойники видимо раньше были солдатами, потому что стали слаженно атаковать, прикрывая друг друга и не давая мне провести эффективную атаку. Спустя пару минут, я даже получила несколько царапин, правда им досталось больше.

– Сдавайся, ушастое отродье! – прорычал самый здоровый, которого я зацепила в очередной раз, видимо их предводитель.

– Еще чего! Я лучше прирежу вас и скормлю ваши души демону! – ответила я, зацепив еще одного типа.

Разбойник хотел сказать что-то еще, но не успел. Позади них раздался тихий хлопок и раздалась громкая тирада на каком-то неизвестном языке. Судя по интонации, это было какое-то смачное ругательство.

Разбойники слегка повернулись и мы все уставились на… Демона! Он тоже смотрел на нас.

Весь в черной чешуе, с рогами, когтями и хвостом! А пасть какая! Ужас! А вот глаза не страшные, голубые, удивленные! Разве бывают у демонов голубые глаза?

Внезапно он издал булькающий звук и дернулся вперед. Разбойники не выдержали и рванули в лес. Я с трудом удержалась, чтобы не последовать за ними. Я ведь эльфа! Мне не пристало бегать от всяких демонов! Да и демон какой-то странный, вовсе не собирается нападать. Он, казалось, сам только что понял что он демон! Вон сидит, осматривает себя, как-будто впервые себя видит. Еще и стеснительный! Хи-хи-хи! Кому рассказать, не поверят – стеснительный демон!

– Надеюсь ты не по мою душу? – спросила я. Демон что-то сказал на своем языке и стал дальше осматриваться. Видимо я ему не нужна! Убрала оружие и попыталась привести себя немного в порядок.

В этот момент он, прикрываясь руками, подбежал к брошенному кем-то из разбойников плащу и обмотал его вокруг бедер. Потом направился ко мне. Угрозы от него не исходило, но я все же положила руку на меч. Он слегка поклонился и представился:

– Витёк!

– Странное имя для демона. Или ты не местный? Видимо не местный, раз языка не знаешь. – сказала я и тоже представилась. Демон отправился на бревно, а я решила порыться в мешках разбойников, мало ли что полезное найду.

Пока ковырялась в вещах, думала о демоне. Зачем он явился? Непонятно! Но явно не за мной! И это главное! Похоже он сам не ожидал здесь оказаться, вон как удивлённо озирался поначалу. Еще и стеснительный. И глаза у него добрые, не бывает у демонов добрых глаз.

Сама не заметила как подобрала демону одежду. С ума сойти! Но ладно уж, надо отдать, может ему пригодиться. Демон сидел, задумчиво уставившись себе под ноги. Даже не заметил как я подошла! Дурак! Да я могу ему на раз голову снести! Но нельзя. Я же не сволочь какая, он же мне всё-таки помог своим появлением!

Тихонько хлопнула его по плечу и он уставился на меня с… восхищением! Ничего себе, мне еще демонов-поклонников не хватало!

Потом я попросила местный лес убрать трупы и они быстро исчезли в траве. Лес здесь был уже дикий, но я всё-таки светлая магиня, хоть и слабенькая. А вот обычного эльфа местный лес вряд ли услышит. Развела костёр и принялась готовить обед. Позвала демона. Он всё так же сидел задумчиво и казалось ничего не видел вокруг. Поели. Демон знаками показал, что ему понравилось. А я думала что они только душами питаются, но видимо это не так.

Трофеи решила оставить демону – там не было ничего ценного, а мне тащить лишнее ни к чему.

Когда я собралась уходить, демон решил последовать за мной. Я конечно ничего не имела против него, но идти в человеческие земли, где властвует Церковь, в компании демона… Я ещё не свихнулась!

– Со мной нельзя! – сказала я и показала запрещающий жест. Витёк не стал возражать, но был явно разочарован. Он развернулся и побрёл обратно на своё бревно.

ВИКТОР

Эльфийка ушла, и я остался один. Окинул взглядом поляну и остановился на куче трофеев. Надо бы порыться там, может найдется что полезное.

Полезного нашлось довольно много, учитывая что я находился в диком лесу и у меня абсолютно ничего не было. Первым делом перебрал оружие. Попробовал меч – нет, не моё это! Выбрал пару кинжалов получше, комплект ремней наподобие портупеи и небольшой топорик. Из одежды взял только кожаный жилет и запасные штаны. Жилет немного не сходился на груди, но зато имел много карманов. Удобная штука! Еще попалось что-то вроде рюкзака из толстой ткани, в него я и сложил пожитки, добавив туда котелок, флягу и небольшой запас продуктов – крупу неизвестного происхождения, копченое мясо и черствые лепешки вместо хлеба. Нашлось даже немного денег – пятнадцать медных монет! Мужики видимо были не очень богаты, или Вейла часть прихватила.

Немного подумав, решил что негоже бросать остальные вещи посреди поляны и прикопал все под "дубом". Ну типа клад!

Дальше встал вопрос – куда податься и стоит ли вообще куда-то идти. Может остаться здесь? Поселиться на этом дубе (залезть на него с моими новыми когтями проблем не составит!) и жить потихоньку. Не, сдохну от тоски без общения! С другой стороны не известно как ко мне отнесутся люди или эльфы, вон бандиты как от меня ломанулись! Эльфийка тоже испугалась, но отнеслась вполне нормально, даже обедом накормила. Но это не показатель. Может она не в первый раз таких как я кормит! Но и сидеть здесь как Маугли я не собираюсь! Решено, пойду в… на юг! Почему на юг? А хрен его знает, тепло там!

Определившись с направлением, я подхватил рюкзак и двинулся на юг. Солнце висело еще довольно высоко, поэтому часа три попутешествовать я вполне мог!

Местность была ничем не примечательная – лес, лес и снова лес. Растения попадались все незнакомые, правда я не был силен в ботанике, поэтому пробовать встречающиеся иногда ягоды я поостерегся. Примерно через час я вышел на утоптанную тропу и решил пойти по ней, так как она почти совпадала с выбранным мною направлением. Потом тропа расширилась и превратилась в подобие дороги. А когда я уже подумывал о поиске места для ночлега, лес неожиданно кончился и я вышел на большое поле.

Примерно в паре километров виднелась деревня. Идти в поселение на ночь глядя в моем виде, было не разумно, потому я нашел удобное место на опушке и принялся готовить ужин. Костёр разжигать пришлось древними прибамбасами, прихваченными из трофеев. Хорошо что я заметил как это делала Вейла, а то сам бы я долго соображал для чего эти штуки. Скорее всего я их просто не взял бы с собой.

Каша у меня получилась не вкусная, но вполне съедобная. После ужина тщательно затушил костёр, присыпал кострище опавшей листвой (не знаю зачем!) и отправился спать на, присмотренное заранее дерево. Спать на деревьях мне раньше не приходилось, но удалось вполне удобно устроиться на толстом суку. На всякий случай я еще привязался веревкой.

Снилось мне что-то очень хорошее, но что именно я не смог вспомнить. Проснулся в хорошем настроении, его не смогло испортить даже то что у меня все затекло от непривычной постели! Вокруг стоял приятный шум. Да, именно приятный! Пели птицы! Много птиц!

Я открыл глаза и обалдел. Хоть я и ложился практически в темноте, но точно помнил что никаких цветов на моем дереве не было! Теперь же вся крона была усыпана большими белоснежными цветами! Ничего себе! А я думал что здесь сейчас середина лета, или даже ближе к концу! Примерно август, судя по количеству ягод в лесу.

На моем дереве прямо праздник какой-то творился! Десятки разноцветных птиц, сотни или тысячи различных насекомых! И все поют, жужжат! Как это они меня раньше не разбудили?

Я быстро слез с дерева и размял мышцы. Странно, но все это веселье было только на моем дереве! Остальные деревья стояли такие же как и вчера – ни цветов, ни птичек. И что все это значит? Это мне так повезло с деревом, или наоборот? Ничего не понимаю! Решил не забивать себе голову и принялся за приготовление завтрака.

После завтрака собрался с духом и двинулся в сторону деревни. Мне очень не хотелось пугать местных жителей, но запаса еды у меня очень мало (осталось на пару раз), а значит надо попытаться купить что-нибудь на те копейки или заработать в крайнем случае. Не воровать же еду, в самом деле! Охотник из меня никакой, в местной флоре я не разбираюсь, как прикажете жить?

1 2 3

www.litlib.net

Читать онлайн книгу «Демон» бесплатно — Страница 1

Михаил Ланцов

Демон

Пролог

Максим никогда не был драчливым и задиристым. Он был убежден в том, что лучшая победа – это та, в которой ты даже не вступаешь в сражение. Впрочем, подобное жизненное кредо совершенно не мешало ему уделять достойное внимание своему телу и здоровью, ибо тренировки, выросшие из детских шалостей, были ему в радость и приносили удовольствие и удовлетворение. Что-то вроде внутренней легкости после тяжелейшей физической нагрузки. Он любил это чувство. Стремился к нему. Хотя и не увлекался, опасаясь подсесть на подобный наркотик. Ведь никакая крайность здравой не бывает.

В этот поздний час он, как обычно, возвращался из спортзала измотанный и довольный, наслаждаясь звуками ночного парка и приятной прохладой. Было пустынно. Люди тут не очень любили гулять по темноте, так что никаких запозднившихся пьяных компаний на этом маршруте обычно не встречалось. Именно поэтому он сильно удивился, услышав довольно громкий топот впереди. Это было так странно и необычно, что Максим замер и стал прислушиваться. «Несколько человек, – про себя отметил он. – Бегут». Чтобы не оказаться на пути странных любителей ночного фитнеса, да и вообще от греха подальше, Максим сместился в сторону разлапистого куста, надежно скрадывающего его фигуру в темноте.

Через несколько секунд из-за поворота показалась первая фигура – девушка. Но такая, что Максим ахнул, ибо, даже несмотря на слабенький свет луны, было видно, что у нее прекрасная, гармоничная и безумно сексуальная фигура. Да и двигалась она не только весьма уверенно, но и с какой-то непередаваемой грацией и пластикой. Однако наслаждаться этой красотой Максиму пришлось очень недолго, так как из-за поворота вынырнули другие бегуны, отстающие от девушки всего на полсотни шагов. Крепкие такие парни. Очень. «Прямо мамонты, – пронеслось у него в голове. – Даже удивительно, что они могут бежать так быстро…»

На дружескую пробежку это совсем не походило… настолько, что Максим решил вмешаться, уж больно приглянулась ему девушка. А ведь специально ушел с дороги, чтобы не лезть не в свое дело, но все одно – не выдержал. Будто что-то внутри у него зашевелилось, толкая на это безумство. А ведь раньше Максим так не реагировал на девиц, даже самых смазливых. Закаленная годами стальная выдержка дрогнула под напором таинственной силы, вынуждающей его вступить в бой, который не то чтобы выиграть, даже здоровым завершить не получится. А то и живым.

Однако это непонятное давление ограничилось лишь общим стимулом, оставив ему в покое свободу воли и рассудка. Поэтому нападать Максим решил без лишнего благородства. Обойдутся. В конце концов на их стороне было и численное, и качественное преимущество, так что без выкрутасов лезть на рожон казалось совершенно глупым. Да и вообще… но выбора у него не оставалось. Острому желанию заступиться за эту странную красавицу сопротивляться он никак не мог.

И вот наступил подходящий момент. Сжатый, как пружина, Максим рванул вперед, отправляя в лицо первому бегуну свою тяжелую спортивную сумку, дабы дезориентировать. Но что-то пошло не так. Совсем. Кардинально… Каким-то чудом этому «мамонту» удалось увернуться от «снаряда» и изящным движением отправить Максима на грунтовку. Как это произошло – от него уплывало. Он просто не понимал, что и как произошло… лежа в пыли на грунтовке.

Чуть собравшись с мыслями, Максим оглянулся, срисовывая расположение противника, и чуть не застонал. Его первая попытка поступить не по уму грозила стать последней. «Мамонты» стояли вокруг него на удалении нескольких шагов и внимательно за ним наблюдали. И что самое гадкое – никакого тяжелого дыхания, характерного для долго бегавших мужчин, у них не наблюдалось. «Как роботы», – лихорадочно подумал Максим. Но долго они так стоять не собирались – уже через несколько секунд один из «мамонтов» подошел и присел на корточки перед своей добычей, заглядывая ей в глаза.

«Ты кто?» – раздалось у него в голове, хотя отчетливо было видно лицо «мамонта» с плотно сжатыми губами и внимательным, холодным взглядом глубоко посаженных глаз.

– А ты кто? – как можно спокойнее произнес Максим в ответ, внимательно наблюдая за реакцией. Ее не последовало.

«Я жду ответа?» – снова прозвучало у неудачливого заступника в голове. И снова у незнакомца губы даже не пошевелились. «Что же делать?» – подумал парень и слегка повернулся, пытаясь занять более удобное положение, так как очень неудачно упал и едва не вывихнул себе руку. В этот момент под курткой «мамонта» что-то тускло блеснуло. Максим же, скользнув по смутно различимому предмету взглядом, решил действовать. «Не стоит», – прозвучало в голове в тот самый момент, когда Максим уже приготовился к броску.

– Что это за чертовщина?! – воскликнул Максим, пытаясь подняться. Но практически в тот же момент ему кто-то ударил по спине, осаживая обратно на землю.

«Не дергайся, если не хочешь боли», – снова раздалось у Максима в голове.

– Что вы от меня хотите? – холодно спросил парень, взяв себя в руки.

«Зачем ты напал на нас?»

– Вы преследовали девушку, – так же спокойно произнес Максим, смотря прямо в глаза «мамонту», который с явным интересом рассматривал то «чудо в перьях», что лежало перед ним.

В этот момент что-то произошло. Лицо «мамонта» напряглось, глаза засветились красным светом, а он сам буквально взревел, вставая и разворачиваясь. Максим попытался вскочить и врезать по затылку этого «кадра», но его опередили – тело незнакомца резко подалось назад, как от сильного удара, и врезалось в парня, снося его, словно пушинку. Последнее, что он помнил, какая-то яркая вспышка света, и все… темнота.

Часть I. Смерть – это только начало

Делаешь? Не сомневайся. Сомневаешься? Не делай. Сделал? Не сожалей.

Глава 1

Головная боль и тошнота нахлынули на Максима внезапно. Было очень гадко, но сознание почему-то никуда не уплывало. Напротив, как при самом отвратительном «вертолете», оно крутилось, смешивая пол с потолком, упорно не желая завершать этот замечательный аттракцион.

Попытки пошевелиться ничем хорошим не заканчивались. Во-первых, ничего, собственно, и не выходило. Во-вторых, боли в голове с каждой попыткой становились более резкими. Так что, немного поборовшись, Максим решил прикинуться ветошью и даже по возможности реже дышать. Это принесло свои плоды – потихоньку начало отпускать, а потом стали пробиваться отголоски реальности: фрагменты голосов, запахи, лучи света, как будто прорывающиеся сквозь завесу тьмы…

Открыв глаза, Максим не сразу поверил своим глазам. Какой-то жуткий сводчатый потолок, выложенный настолько старым и изнасилованным временем кирпичом, что, казалось, он уже совершенно спекся в единую субстанцию. Было сыро, прохладно и очень неуютно. Климов попробовал пошевелиться и почувствовал мерзкую сырую солому под собой. А какие тут стояли запахи! Он попытался сесть, но тело так болело, что даже кричать не получалось – от боли перехватывало дыхание, порождая лишь тихие хрипы…

– …! – раздался еле слышный, но уже совершенно непечатный стон Максима после пусть и получасовой, но успешной попытки сесть спиной к стене.

Он еще раз огляделся.

Комната была ужасна. Раньше ему такие камеры доводилось видеть только в фильмах, и он в те моменты не мог в полной мере оценить всю мерзость подобных мест. Камера… настоящая камера, забранная с одной стороны толстой, грубой дверью из потемневшего дерева, а с другой – «радующая» небольшим окошком под потолком размером в пару кирпичей. Именно оттуда едва просачивался дневной свет, позволяющий хоть как-то видеть.

Осмотр себя дал еще более печальный итог. Во-первых, обчистили как липку. Даже трусы забрали. Во-вторых, били. Много и основательно. Потому как понять, откуда еще могло взяться столько ссадин, синяков и кровоподтеков, он не мог. И, судя по тому, что все эти травмы имели разную степень свежести, били его регулярно. Только он ничего не помнит… вообще.

Эти выводы привели к тому, что первый раз в жизни к нему подобралась паника, густо перемешанная с волной ужаса. Каменный мешок в каком-то глухом месте. Регулярные побои. Тут у любого нервы зашатаются. А еще ему хотелось есть. Сильно. Люто. А в камере, как назло, не было ничего съедобного.

«Но ничего, – подумал он, – я с вами еще поквитаюсь…»

Следующие два часа Максим пытался привести себя в порядок. Все болело и ныло, но без мышц в тонусе он вообще ничего не мог. Очень аккуратная разминка, разогревающая связки и мышечные ткани. Заодно и в голове немного просветлело, так как подобное дело потребовало серьезной концентрации… чтобы банально не заорать от боли. И это помогло. Утомление такого рода очень благотворно повлияло на его сознание – паника отступила. А заодно ему неумолимо захотелось спать. Сон всегда приходил к нему вместе с чувством полного внутреннего опустошения…

Разбудил его звук шагов, который эхом разносился по коридору.

Паника, как оказалось, никуда не отступала… она просто притихла, ожидая удобного случая. И вот теперь пошла в наступление в виде волны эмоций, состоящей из насыщенного, концентрированного ужаса. Но то был не тихий, вызывающий оцепенение страх, а напротив – настоящий ужас, пробуждающий неконтролируемую ярость.

«Побили. Выкрали. Ограбили. Держат в заточении черт знает где и черт знает зачем. И все из-за чего? Из-за того, что за девушку решил вступиться. Аргх!»

Гигантская волна эмоций продолжалась расти и нависать над ним. Никогда прежде он не испытывал таких ощущений. Черная глухая утробная ненависть вдруг вынырнула из каких-то самых немыслимых закоулков создания, на ходу превращаясь в ревущее пламя ярости. Пока вдруг что-то не прищелкнуло у него в мозгах и не наступила тишина в обнимку с умиротворением. Отступили страх, боль, сомнения. Оставляя после себя только тихую и твердую уверенность в том, что если и умирать, то не скуля как побитая собака, а сражаясь за свою жизнь до конца. Впрочем, никаких иллюзий у него в этом плане не имелось – Максим понимал, что это конец.

Кто-то остановился возле двери и начал возиться с замком, гремя связкой довольно крупных, если судить по звуку, ключей.

Тело двигалось на удивление легко – плавным движением уходя в сторону и становясь вполоборота у стены.

Со скрипом открылась дверь.

Тюремщик ахнул и на пару секунд повис в ступоре. Ведь перед ним не было узника, которого совсем недавно избивали. А он должен быть. Валяться. Или в беспамятстве, или ползать со стонами. А его нет…

Он бросается вперед, что становится отмашкой для Максима. Шаг вперед. Удар под коленку левой ноги и удушающий захват шеи. Спустя минуту борьбы тюремщик обвисает, теряя сознание. Впрочем, Климова захлестывает такая ярость, что он еще сильнее сжимает шею.

Но вот наконец тело противника пробивают судороги. Парень отпускает захват, и тюремщик, словно мешок с картошкой, опадает на пол.

Максим покачнулся и сел на пол рядом с телом незнакомца.

«Что же я творю?!» – прозвучал в голове панический голос. «И почему он так странно одет? Что это такое? Бред какой-то. Ничего не понимаю…» Минуту он сидел, собираясь с мыслями, пока не обратил внимание на то, что незнакомец вообще не шевелится. Даже не дышит. По крайней мере, это было незаметно. «Я что, его убил?!» – молнией проскочила мысль у него в голове, и он бросился проверять пульс. Пульса не было…

«Если они тут все так ходят, – думал парень, – то и мне не дело выделяться. По крайней мере, шансов выбраться будет больше. Уж больно я внимание привлекаю в этом рубище… И вообще, куда же я попал? Чертовщина какая-то…» – Впрочем, несмотря на насыщенный внутренний диалог, руки сами оказались на свежеиспеченном трупе и начали его извлекать из одежды.

Прошло, по меньшей мере, четверть часа, прежде чем Максим смог вытряхнуть незнакомца из тряпок, прояснить, что для чего, и начать переодеваться.

– Демис! Шаракс эр хар! – раздался раздраженный голос где-то не очень далеко. – Демис! – снова произнес голос, проступая сквозь неспешные гулкие шаги, уверенно приближающиеся к камере.

«Вот ведь гадство. И у этого урода даже оружия толком нет. Вон только тесак какой-то», – лихорадочно отметил Максим. Впрочем, тесак он взял и выдвинулся к двери, заняв ту же позицию, что и в первый раз. Только теперь еще и с занесенным для удара оружием.

– Демис! Ар ду бар! Шаракс! Бардо эр… – осекся болтун на пороге камеры, поперек которой лежал раздетый донага его подельник. – Демис? – настороженно спросил он и шагнул вперед, нагибаясь, чтобы лучше разглядеть его в полутьме. Ведь первый тюремщик лежал так, что от двери было видно только ноги и живот.

Голову с одного удара отрубить не получилось. Сказался недостаточный навык в этом непростом деле. Однако перерубленного позвоночника вполне хватило, чтобы незадачливый любитель покричать кулем рухнул на пол и перестал подавать признаки жизни. «Да и крови не так уж много натекло, так как артерии остались целыми», – отметил Максим, больше думая о том, как будет гадко обыскивать залитый кровью труп, нежели о гибели незадачливого тюремщика.

В это же время, в главном корпусе замка

– Мой господин, вас что-то тревожит? – спросил крепкий мужчина с холодным взглядом светло-серых глаз.

– Да, Морон! Этот странный пленник. Кто он? – сказал дородный высокий старик с властным лицом.

– Я не знаю, господин! – качнул головой Морон. – Он смог нас увидеть там… и напал. Хотя никакого отношения к этой сволочи не имел.

– Из-за него вы ее упустили! – укоризненно сказал старик. – А потом еще потеряли своего командира.

– Виноваты, господин! – склонил голову Морон. – Нужно было сразу убивать, не обращая внимания. Но как он нас там вообще увидел? Мы были сильно удивлены.

– О! Опять! – Властное лицо клирика ордена Света Дунбальда вдруг напряглось, и он замер, словно к чему-то прислушиваясь.

– Что, господин? – почтительно спросил Морон.

– За то время, что мы с вами беседуем, я почувствовал уже вторую смерть. И обе в тюрьме. Рядом. – Старик встретился взглядом с Мороном. – Похоже на то, что наш пленник проснулся.

– А кого он там мог убить, господин?

– Тюремщиков или любителей поглазеть… Давай поиграем? – улыбнулся Дунбальд. – Мне интересно посмотреть на то, что он может. Полагаю, что если пленник осторожен и не дурак, то постарается уйти не светясь. Через площадь не полезет. Там много народу болтается. Могут заметить и помешать. Вряд ли ему захочется убегать от погони, которая в этом случае неизбежна. А вот черный ход, если он, конечно, его найдет… – Дунбальд усмехнулся.

– Я вас понял, господин, – кивнул Морон, вставая.

– Только убивать не нужно. Я хочу с ним поговорить. Он меня тоже заинтересовал.

В подвалах тюрьмы, полчаса спустя

Максим осмотрел себя. Попрыгал, привыкая к ощущениям в непривычной одежде. Все было не то и не так. Сильно поношенная одежда, пропитанная потом и грязью, а местами и заляпанная засохшей кровью, вызывала омерзение. Да еще и не совсем по размеру была. Обувь, каким-то чудом подошедшая к ноге, обладала таким ароматом, что вышибала слезы с метра. Все тело болело и зудело, намекая, что остро требуется банно-прачечный день. А лучше неделя с массажем и релаксацией. Картину завершала помятая, обросшая щетиной морда лица и острое подозрение на наличие общественного туалета во рту. В общем… бомж бомжом.

Максим максимально тихо шел по коридору. Пытался, по крайней мере. Впрочем, это не спасало от довольно гулких звуков, создававших эффект слона, громящего на цыпочках посудную лавку. Акустика коридора была просто поразительная.

«Вот и дверь. Шум… говор на каком-то незнакомом языке. Явно много людей. Вот уж точно мне сейчас в эту толпу не нужно. Если это тюрьма в каком-нибудь Средневековье, а тут именно оно, судя по одеждам этих ухарей, то выйду я аккуратно во внутренний двор. А там все свои… все друг друга в лицо знают. Проклятье! Что же делать?»

Спустя два часа

– Что тут у вас? – раздался раздраженный голос Дунбальда.

– Слышали какие-то шорохи и движения. Кто-то открывал смотровую щель. Но никто так и не вышел. Хотя мы все были укрыты в траве и кустах. Не мог он нас заметить.

– Странно…

В этот момент со стороны замка донесся нервный звон колокола.

– Что там?

– Дым, мой господин, – донесся откуда-то с дерева голос. – Вроде как пожар.

– Вот гаденыш! – сквозь зубы процедил Дунбальд. – Пятеро остаются здесь, остальные за мной.

В то же время, в замке

Максим вывалился во двор, когда у двери уже дышать стало нечем. Совсем. Причем предварительно вымазавшись честно изготовленной сажей из остатков тряпья тюремщиков.

Его пошатывающуюся и демонстративно хватающую воздух фигуру сразу подхватили под руки какие-то добрые люди и оттащили к противоположной стене, где и бросили приходить в себя. «Медицинскую помощь в этих краях, видимо, не оказывают. По крайней мере, бомжам», – усмехнулся про себя Максим.

Вскоре к нему притащили еще человек пять, надышавшихся дымом, а потому находившихся в бессознательном состоянии.

Он минут десять сидел возле стенки, наблюдая за тем, что творится, и демонстрируя всем желающим облик «умирающего лебедя». «Куда бы нырнуть, чтобы не обратили внимания? В ворота нельзя – вон сколько солдат стоит. Заметят. Хоть пожар и зрелище, но надеяться на то, что они не знают службы, нет оснований. Что у нас тут есть еще? Ага…» И Максим демонстративно не спеша встал и вялой походкой направился в приоткрытую дверь какого-то крупного строения, похожего на сарай. Кто-то попытался его остановить, взяв за руку и что-то спросив, но Максим лишь покачал головой и обреченно махнул рукой. Небольшая трагичность очень помогла, так что на него плюнули. Людям было не до чьих-то переживаний во время пожара.

Спустя три часа, в главном корпусе замка

– Что скажете? – спросил Дунбальд начальников караула и гарнизона. – Как он мог мимо вас проскользнуть?

– Господин, мимо проходили только те, кого мы хорошо знаем, – неуверенно промямлил начальник караула.

– И куда же он тогда делся? Взмахнул крыльями и улетел?

– Мой господин, – ответил начальник гарнизона. – Несколько человек помнят, как оттаскивали от двери какого-то тюремщика. Заявляя при этом, что он был весь в саже, словно трубочист. Они его оставили у конюшни, куда потом сносили других надышавшихся дымом. Однако, когда пожар потушили, этого парня у стены уже не было. А в камере, где содержался странный пленник, мы нашли трупы обоих тюремщиков. Настоящих. Один оказался задушен, а у второго был перерублен хребет.

– Очень интересно, – задумчиво сказал владелец замка. – Значит, наш беглец спрятался.

– Вполне возможно, – кивнул вместо начальника гарнизона сероглазый мужчина. – Там, на тропинке, когда он нападал, действовал вполне расчетливо. И он смог бы даже нейтрализовать нас на какое-то время, если бы мы были простыми людьми. Полагаю, что парень достаточно умен, чтобы не действовать в лоб против превосходящих сил.

– Значит, надо обыскивать весь замок.

– Может, подождать до ночи?

– Зачем? – удивился начальник гарнизона.

– Поставим в лесу возле замка засаду. Охране на воротах разрешим вздремнуть. Для вида. Малые ворота запирать не будем. И он сам выберется из убежища, пытаясь сбежать.

– Вы уверены в том, что он из замка побежит по дороге, а не попытается улизнуть другим путем?

– Мы поставим засаду совсем рядом с воротами, так, чтобы они хорошо просматривались.

– Вас чем-то смущает обыск?

– Жертвами, – пожал плечами сероглазый. – Если мы начнем его выкуривать, то совершенно точно потеряем людей. Они, конечно, особой ценности не представляют, – он пренебрежительно скосился на начальников гарнизона и караула, – но это все равно нежелательно. В конце концов, если он уйдет от засады, то с утра мы встанем ему на след и к обеду нагоним конным разъездом. А может, и раньше. В любом случае – поиграем. Заодно присмотримся к нему. Совершенно непонятный тип.

– Хорошо, – кивнул Дунбальд.

Ближайший вечер, там же

Максим проснулся хмурый и раздраженный. Все тело болело. Хотелось есть. Нет, не есть. Жрать. И еще нормально помыться. Чистую одежду и… в общем – хотелось многого, но ничего из этого не имелось. Он сидел во враждебном замке и не знал, как и куда бежать.

Куда… Спрятавшись под притолокой сарая для сена, он днем несколько часов наблюдал за тем, как и чем челядь тушила пожар, а потом занималась другими хозяйственными делами. И теперь Максим понимал – он где угодно, только не у себя дома. Ни малейшего намека на современную цивилизацию. Именно тогда его и охватило ощущение тоски от того, что он, скорее всего, больше никогда не вернется домой и будет вынужден жить в этом ужасе. Если вообще будет жить…

Наступила ночь.

Максим снова аккуратно выглянул в щель, через которую наблюдал за двором, и с удивлением обнаружил, что стража на воротах спит, а калитка ничем толком не заблокирована. Даже костер у них почти погас. «Экие вы прыткие… – улыбнулся про себя парень. – Так вот куда солдаты днем убежали. А я-то думал, что меня искать… Осталось только ворота нараспашку открыть и табличку повесить, приглашая меня прогуляться за ворота. В заботливые лапы солдат».

В общем, вместо того чтобы бежать к воротам, бывший узник решил лезть в главное здание с надеждой не сбежать, а попробовать отомстить. Да и куда ему тут бежать? Ни языка не знает, ни обычаев. Из денег – десяток медяков, снятых с тюремщиков. В общем, бесперспективная личность в плане выживания в чужом для него мире. Разве что разбоем заняться, но и там проблема на проблеме… Награбленное-то как сбывать? Без связей с местными – тухлое занятие. А так, после того как днем часть солдат убежала в лес, а остальная стоит по стенам и на воротах, шансы на ответный визит вежливости у него сильно возросли. «Особенно если эти… спят».

Час спустя

Дунбальд стоял в зале Большой печати и думал: «Уже полночь, а этот странный пленник никак себя не проявляет. Охрана на воротах ведь может и устать притворяться… О! Шаги. Спокойные. Уверенные. Терн. Наконец-то. Этот вряд ли явится без серьезного повода после произошедшего. Тем более сюда». Дунбальд обернулся к человеку, остановившемуся у него за спиной, и встретился с жестким взглядом незнакомого лица, одетого в одежду его сына… – «Сына? Сына?!» – Но додумать он не успел – чужак всадил ему кинжал под ребра. Снизу вверх.

«Ты что творишь?!» – раздался негодующий рев в голове Максима, и вместе с тем откуда-то справа начал надвигаться смутно знакомый человек. Парень же резко толкнул старика на звук и рванул в противоположную сторону, стремительно разрывая дистанцию.

– Это что вы творите?! Что это за проклятое место?!

«Не смей так говорить! – прорычал голос в голове. – Это место священно! Ты стоишь в зале Большой печати…»

– Да мне плевать! Хоть в зале великого сортира! – раздраженно крикнул Максим, наблюдая с удивлением за тем, как странный мужчина быстро извлек нож из старика и начал что-то делать с тем, кого сам парень уже посчитал покойником. Впрочем, «мертвец» совсем не стремился умирать и время от времени страдальчески вздыхал с полуприкрытыми глазами. – Почему вы меня похитили?

«Нам было интересно узнать, что ты за человек, – спустя некоторое время снова раздался голос. – Ты не должен был там видеть ни нас, ни проклятую».

– Какую еще, к черту, проклятую? Зачем вы гнались за той девчонкой?

«Она демон».

– Да какой она демон? Вы что, издеваетесь?

«Очень непростой. Мы ее долго выслеживали. И если бы ты не помешал, то схватили».

– Вы что, психи? Какие демоны? Что вы курите?

«Завязывай с оскорблениями. Я пока не убил тебя только потому, что мне важно понять, почему ты нас там увидел. Это совершенно невозможно. Но если ты продолжишь, то я ничего не гарантирую».

– Вы меня все равно убьете, – горько усмехнулся Максим. – В сырой каменный мешок на гнилую солому в рубище не бросают от большой любви. Да и не избивают на регулярной основе. Я как очнулся, долго не мог понять – как вы мне все ребра не переломали. Одни синяки да ссадины.

«Если ты будешь с нами сотрудничать, тебе сохранят жизнь», – холодно, но спокойно произнес незнакомец.

– В клетке? В качестве подопытной зверушки для опытов? – язвительно уточнил Максим. – Да и после вот этого, – он кивнул на старика, – вряд ли мне светит что-то хорошее. Хотя я удивлен, что он все еще жив. С ножом в сердце не живут.

«Ты же знал, на что шел, – выразительно выгнул бровь незнакомец. – Но это будет хоть какая-то жизнь».

– На что шел? Хм… я шел на защиту молодой и красивой женщины от насильников. По крайней мере, со стороны это выглядело именно так.

«Насильников? – зло прищурил глаза незнакомец. – Вижу, ты не хочешь миром договариваться».

– У меня на мирный договор нет шансов, – пожал плечами Максим. – Зачем пытаться прыгнуть выше головы?

«Пойдем, выйдем отсюда. Это не место для поединков».

– Отчего же? Мне и тут вполне нравится.

«Это зал Большой печати!» – буквально взревел голос в голове.

– И что? Я понятия не имею, что это значит.

«Если мы нарушим что-нибудь в плетении, то в этом месте появится ослабленный участок, через который смогут войти демоны. Ты готов подвергать смертельной опасности жителей планеты?»

– Да мне как-то на них наплевать. Сейчас не их судьба решается, а моя. Эм. Нарушить плетение, говоришь? Вот так это можно сделать? – С этими словами Максим подцепил обеими руками тяжелую кованую скамейку и запулил ее с балкона, на котором стоял, вниз, прямо в узор печати.

«Неееееееет!» – взревел незнакомец и дернулся, хватаясь за меч, но вдруг как-то странно замер и упал лицом в пол.

– Доброй ночи, – раздался приятный женский голос. Совсем рядом. За спиной. Максим чуть вздрогнул, ведь только что там никого не было. Плавно обернулся. И наткнулся на две пары смеющихся глаз, которые принадлежали безумно красивым молодым женщинам в изящных, хоть и излишне вызывающих, нарядах, от чего физиология пусть и изможденного, но мужского тела объявила экстренную мобилизацию. У Максима перехватило дыхание, слегка закружилась голова, и он, потеряв на какие-то мгновения ориентацию, выронил тесак из рук. – Ну же, молодой человек, смелее. Неужели вы язык проглотили? – усмехнулась та, что была старшей. По крайней мере, ему так показалось, ибо вела она себя доминирующе по отношению ко второй.

– З-з-здравствуйте, – с огромным трудом произнес парень этим откровенно, во все тридцать два зуба, улыбающимся девицам, заметившим его реакцию на них. Неловкость ситуации усиливал еще тот момент, что он понятия не имел, откуда они тут взялись, а потому был сильно растерян.

– И вам не хворать, – усмехнулась старшая. Хмыкнула. Щелкнула пальцами, и Максима отпустило.

– Прекрасные дамы, как вы оказались в этом проклятом месте? – после минутного разглядывания друг друга нарушил тишину Максим.

– Проклятом? – с интересом переспросила старшая. – Почему вы так считаете?

– Грязь. Вонь. Убожество. Отсталость. И фанатики. Такое чувство, что все пороки мира собрались в этом месте на симпозиум.

– А как же разврат? – лукаво улыбнувшись, спросила младшая.

– Его сюда не пустили по причине излишнего чистоплюйства. Какой же может быть разврат в грязи? – искренне пожал плечами Максим и сразу постарался переключить разговор на другую, менее неловкую тему. – Это вас преследовали там, на тропинке?

– Да, – кивнула младшая.

– Хм… так чего же «мамонты» бубнили о том, что я не должен был вас увидеть?

– «Мамонты»? – хохотнула старшая. – Они правы. Когда начинается преследование, применяется плетение для отвода глаз, дабы аборигены не мешали им бесчинствовать. Моя дочь была вынуждена вас использовать, чтобы спастись, приоткрыв установленную ими завесу.

1 2 3 4 5

www.litlib.net

Читать онлайн книгу «Во власти демонов» бесплатно — Страница 1

Мария Боталова

Во власти демонов

Роман

Глава 1

Субботний вечер выдался спокойный, именно такой, как я люблю. Расправившись со скучными, рутинными, но необходимыми домашними делами, я наконец добралась до книги. Переодевшись в ночную сорочку, включила бра и залезла на кровать. Ноги под одеяло, книгу на колени и все внимание – сказочной истории о магах, придуманных мирах и, конечно же, о любви! Как хорошо, что завтра еще один выходной, а значит, читать можно допоздна, не боясь поутру превратиться в зомби. Кстати, парочка зомби в книге имеется. И настойчиво гоняется за главной героиней, пытаясь облобызать ее пальчики. Почему именно пальчики, автор доходчиво объясняет. Все дело в том, что мертвые мозги зомби переклинивает на каком-то важном событии, связанном со смертью. Так вот этим двоим несчастным пальцы перед казнью раздробили. Нет, вы не подумайте, я не извращенка! Книга действительно о любви, ведь там есть и живые привлекательные экземпляры мужского пола, а зомби – так, для массовки.

Я настолько увлеклась чтением, что не сразу заметила появившийся в воздухе сбоку от кровати сверкающий шарик. И, если б обнаружила его чуть раньше, наверное, успела бы хоть что-то предпринять – да просто отскочить подальше! Но увы, когда оторвала взгляд от увлекательных строк, шар разросся до таких размеров, что стал походить на огромное овальное зеркало величиной с человеческий рост. В первое мгновение меня охватил ступор. С раскрытым ртом и широко распахнутыми глазами я наблюдала, как из голубоватого свечения высовывается сначала одна рука, потом вторая, третья, четвертая… На появлении пятой я отмерла и рванула в противоположную сторону. Руки метнулись вслед за мной. Разворачиваясь, успела увидеть плечи. Нет, не пять – они не поместились в охваченное свечением пространство, а самый обыкновенный парный комплект. Затем показалась чья-то голова. Вполне себе человеческая, что порадовало при наличии пяти рук. Ой, мамочки, шести!

Кровать закончилась резко, но слететь с нее не удалось. Кто-то схватил меня за ногу, я потеряла равновесие и, перевалившись через край, чуть не уткнулась носом в ковер – благо ладони выставить перед лицом успела. Меня потащили назад. Я завопила и принялась активно брыкаться. Правда, ничего этим не добилась – вторая нога быстро оказалась в плену, и продвижение в сторону странного свечения ускорилось. Я почувствовала чужие руки не только на щиколотках, но также на бедрах, а потом и на… хм… ну, чуть выше, притом не доставая до поясницы.

Я завопила еще громче:

– Отпусти! Отпусти, урод!

Не, ну с шестью руками урод же?!

– Нар, слышал? Ты урод, – заржал кто-то за спиной.

Захват с щиколотки исчез, послышался звук удара. Воспользовавшись моментом, я дернула ногой. Угодила пяткой во что-то твердое и острое, похожее на подбородок.

– Тише, не брыкайся! – зашипел еще один голос. Двухголовое чудище?!

– А-а-а! – весь мой ужас выразился в громкости крика.

Я извернулась и вцепилась в подушку, намереваясь отбиваться ею – до фена на прикроватной тумбочке, увы, не дотягивалась. Сильный рывок – и пара рук прижала к горячему телу. А в следующий миг меня охватило голубоватое свечение, настолько яркое, что пришлось зажмуриться. Но то, что происходило дальше…

– Тише, милая, тише. Все будет хорошо, – прошептали мне на ухо, обжигая дыханием. За этими словами последовал поцелуй в шею.

Одна пара рук продолжала обвивать талию, не давая отпрянуть и даже толком пошевелиться. Еще одна рука скользила по ноге, все выше, до ночной сорочки, и выше, сминая тонкую ткань. Другая рука возникла откуда-то сбоку, погладила плечо, сняла с него лямочку и пустилась выводить на коже затейливые узоры.

Наконец перед глазами перестали плясать цветные искры и зрение вернулось. Я завизжала с новой силой, замахнулась подушкой и врезала по тому месту, где должно было находиться лицо нападавшего. Действительно, сквозь подушку почувствовалась выпуклость носа, а под ней – провал. Наверное, раскрытый от удивления рот. Или просто чудовище пыталось меня сожрать и потому раззявило пасть. Главная хватка – та, которая стискивала талию, немного ослабла. Надавив на лицо, я отняла подушку и дернулась вперед, но, выскользнув из одних рук, запнулась о другие, блуждавшие по ногам. И полетела! Правда, недалеко – на кровать. Причем кровать не мою! И вообще! Это не моя комната! У меня нет такой кофейно-коричневой отделки стен! Такого гигантского шкафа, как мелькнул сбоку, тоже нет.

– Какая у нее фигурка! – восторженно проговорил кто-то за спиной. Третий, незнакомый голос.

– А характер, – недовольно пробурчал другой, уже знакомый.

При падении я умолкла, потому что дыхание перехватило. Но как только коснулась застеленной шелковистым покрывалом поверхности, поторопилась перевернуться, чтобы во всеоружии (да-да, речь о подушке!) встретить чудовище. И снова заорала. Потому как это не оно… это они! Три умопомрачительных красавца, плотоядно облизывающихся при взгляде на меня одну, хрупкую и беззащитную.

– М-м-м, какая невинная, робкая девочка, – смакуя каждое слово, произнес мужчина с чуть встрепанными светло-каштановыми волосами. В свете множества ламп и торшеров – точно не моя комната! – по идеально гладким прядям длиною до плеч скользили медные блики. Судя по прическе, именно этому мужчине досталось от меня подушкой. Я сжала единственное оружие крепче и выставила перед собой. По пути, пользуясь тем, что на меня пока не нападают, пыталась сесть без помощи рук. Изрядно помяла постельное белье, покрывало немного сползло с кровати, но принять сидячее положение мне удалось.

– И почему ты нас боишься? Мы ведь не сделаем тебе ничего плохого, – сладко-медовым голосом сказал второй. Да и светлые волосы его отливали нежным медовым блеском.

Третий ничего говорить не стал. Подобрался ко мне сбоку и, обвив талию рукой, припал к шее жарким поцелуем. Я пискнуть не успела, как двое других оказались рядом. В одно мгновение выдернув из сжатых пальцев подушку, отбросили ее куда-то в сторону. Обладатель каштановых волос принялся целовать мое плечо, затем перебрался к ключице, при этом рукою придерживая спину, чтобы не вырывалась. Мужчина с медовыми волосами добрался до моих ног и теперь медленно, но верно поднимал подол и без того короткой сорочки все выше.

И что самое ужасное, я больше не могла сопротивляться! В их объятиях тело ослабело и как будто даже перестало меня слушаться. Сердце заколотилось словно сумасшедшее, голова закружилась, дыхание сбилось. И только где-то на краю сознания трепетала отчаянная мысль: «Нет, это неправильно, так не должно быть! Борись!»

С губ сорвался невольный стон, когда один из них прикусил мочку уха. Не знаю, кто именно, – все перепуталось, перед глазами поплыло. На грудь уверенно опустилась чья-то рука. Сквозь тонкую, полупрозрачную ткань я отчетливо ощутила, как горячи его пальцы.

– Правильно, расслабься, мы не причиним тебе вреда, – с жаром шептал кто-то. Чьи-то пальцы скользили по бедрам, зарождая внутри тела лихорадочную дрожь. Чьи-то влажные поцелуи покрывали кожу. – Вот видишь, тебе же нравится.

Неожиданно что-то прогрохотало. Всех троих отбросило от меня неведомой силой и раскидало по комнате. Я лишь движение воздуха ощутила. Один из них угодил в стену, другой впечатался в шкаф, проломив спиной дверцу. Третий повалился на пол, под ноги вошедшему.

– Моя! – прорычал тот. Схватил за воротник любителя женских ног (ну, похоже, и мужских тоже), чудовищным рывком отшвырнул его к выходу из комнаты и метнулся ко мне. Я попыталась отползти в сторону, но тело слушалось плохо, руки дрожали. В общем, не успела я и на пару сантиметров сдвинуться. Мужчина повалил меня на спину и впился в губы яростным поцелуем. Кажется, я начала задыхаться, а сердце готово было выскочить из груди. Спустя долгую, бесконечную секунду кто-то схватил мужчину за волосы и грубо оттащил от меня.

– Ты! Лицемерный урод! Теперь понимаю, почему отказался от нашей затеи! Решил в спасителя поиграть?

– Нар, вообще-то урод – это ты, как сказала наша милашка, – хохотнул мужчина с медовыми волосами. Он уже успел вернуться в комнату и отойти от двери, приближаясь к рычащему «спасителю». А причины рычать у того были! Извернувшись, он пожертвовал клоком темных волос, чтобы вырваться из хватки, и врезал кулаком противнику в скулу.

Я попыталась воспользоваться ситуацией. «Ну чего развалилась? Хочешь стать развлечением для толпы мужиков?!» – злой мыслью подопнула саму себя и, заставив тело сползти с кровати, на подгибающихся ногах рванула к спасительной двери.

– Лапуля, ну куда ты? – промурлыкал кто-то мне на ухо, обхватив за талию и всем телом прижавшись сзади. Дыхание пошевелило прядки волос, скользнуло по шее, по плечу, с которого уже давно свалилась лямка сорочки, причем не без посторонней помощи. От этого шепота по спине побежали мурашки, колени подломились.

– Отпустите, – прошептала непослушными губами.

– Ты ведь не хочешь этого. Не хочешь, чтобы тебя отпустили. – Его рука отметила изгиб талии, погладила живот и стала подниматься вверх, к груди.

Я уже почти ничего не соображала и лишь усилием воли оставалась в сознании. А потому, как только очередного соблазнителя оттащили от меня, чуть не упала. Но именно это помогло ускользнуть от новой попытки меня схватить. Между мужчинами завязалась небольшая драка, а я оттолкнулась руками от мягкого ковра, в который уперлась, когда ноги подкосились, и поспешила к выходу из комнаты.

Их крик застиг меня почти на пороге:

– Родная, ну куда ты опять убегаешь?!

Я споткнулась, замахала руками и, пролетев по инерции пару метров, вывалилась в коридор. Прямо под ноги еще одному мужчине. От встряски при падении перед глазами заплясали темные круги. Обдирая кожу, ударилась коленками о каменную плитку. Ладоням тоже досталось. И темные круги расползались все шире, норовя окончательно поглотить сознание вместе с тем, что еще могла видеть. Пятый. Господи. Пятый! Мне конец…

– Вы последний мозг растеряли, идиоты?! – раздался грозный рык над головой. – До чего девчонку довели?! Вдарили совместным обаянием… Она же к богам сейчас отправится!

К богам? Умру, что ли? Да, похоже на то…

Дышать было тяжело, воздух вырывался с хрипами. Кровь сотней молоточков стучала по вискам. Я успела почувствовать, как меня вздернули на ноги, после чего все-таки провалилась в темноту.

Просыпалась я медленно и неохотно, словно из вязкого тумана выкарабкивалась. Шевелиться было лень, мысли тоже особой живостью похвастаться не могли. Во всем теле чувствовалась слабость, в голове отдаленно шумел прибой. Звук открываемой двери выдернул меня из мучительно-тягучей полудремы. Я разлепила тяжелые веки, лениво приподнялась на локте и чуть не заорала, увидев высокого мужчину с отливающими медью каштановыми волосами. Воспоминания о произошедшем накануне вечером шумным табуном проскакали по гудящей голове. Я пискнула и спряталась под одеялом.

Шагов не услышала, но спустя мгновение кровать промялась, а спасительное одеяло начало сползать с моего лица.

– Не бойся, милая, я не сделаю тебе ничего плохого, – с улыбкой в голосе проговорил мужчина. – Ну же, выгляни. Посмотри на меня.

Я пыталась снова натянуть одеяло на голову, но руки по-прежнему слушались плохо, пальцы дрожали. В итоге настырный посетитель победил, стянув одеяло сначала с лица, а потом одним рывком – и с груди. Я испуганно вскрикнула, почувствовав, как прохладный воздух коснулся нагретой кожи. Тонкая ткань ночной сорочки от холода не особо защищала. Вцепившись в убегающее одеяло на уровне талии, отчаянно взмолилась:

– Не надо, пожалуйста.

– Не бойся, – хмыкнул мужчина. – Отец запретил сегодня прикасаться к тебе. Похоже, мы на самом деле слегка перестарались.

Одеяло он действительно отпустил. И даже позволил мне подтянуть его выше, до плеч. Сообразив, что на данный момент мне ничего не угрожает – по крайней мере, приставать мужчина не торопился, – я слегка осмелела и нашла в себе силы спросить:

– Где я? И что вообще происходит?

– Ты… – он ненадолго задумался и вдруг широко улыбнулся: – Ты в королевском дворце Аркахая.

– Э-э… чего? – опешила я.

– Пожалуй, расскажу тебе обо всем по порядку, – ухмыльнулся мужчина. – Если хочешь, можешь сесть. Так разговаривать будет удобней.

Я недоверчиво покосилась на него, однако все же кивнула. Действительно, разговаривать, глядя снизу вверх на этого самоуверенного типа, будет весьма неприятно. Мне и сидя с ним в случае чего не справиться, но лежа чувствую себя еще более беспомощной.

Приподнялась. Со словами «я помогу» мужчина потянулся к подушке и прислонил ее к спинке кровати, чтобы можно было опереться. Я откинулась назад и чуть вздрогнула, когда его пальцы мимолетно коснулись плеча. В глазах вспыхнул хитрый огонек.

– Вот так, теперь намного лучше, – проговорил он, с удовольствием рассматривая меня.

Щеки опалил румянец, я подтянула сползшее было одеяло к подбородку. И не важно, что вечером он вместе с другими мужчинами не только насмотрелся на меня в одной сорочке, но и… и… страшно представить! Нет, об этом лучше пока не думать, а то вот и дыхание опять участилось. По спине пополз неприятный липкий холодок.

– Итак, дорогая, ты находишься в королевском дворце Аркахая. Аркахай – королевство демонов мира Луартей.

Я моргнула.

– Я – второй принц Аркахая, Нарлей ив Кахан. Демон, как ты могла догадаться, – улыбка мужчины приобрела хищный оттенок.

Я моргнула. Улыбка слегка увяла, но ненадолго.

– Мы с братьями, которых ты вчера видела, открыли портал на Землю неслучайно. Мы искали тебя. И нашли. Нам нужна именно ты.

Мужчина замолк, давая мне осмыслить сказанное и выжидающе вглядываясь в лицо. Я снова моргнула.

– Потому что ты тоже демон! – торжественно добавил он и уставился так пристально, так внимательно.

Понимая, что нужно хоть что-нибудь сделать, я задумалась и… моргнула.

А в голове было пусто-пусто. Совершенно. Абсолютно. Что за бред он несет?

Некоторое время Нарлей наблюдал за мной, но, не дождавшись иной реакции, со вздохом заключил:

– Ты мне не веришь.

Я на всякий случай кивнула. Нет, ну а что? Он и вчера-то был спятившим, а уж теперь и подавно! Буйных лучше не злить.

– Сама подумай. Вчера мы провели тебя через портал, после чего ты неожиданно оказалась в совершенно другом, незнакомом месте. Из своего дома ты не выходила, но при этом перенеслась в одну из комнат дворца. Что это, если не магия?

Я огляделась по сторонам. Просторная светлая комната, широкое окно почти во всю стену. Легкий, сотканный из невероятно тонкого кружева воздушный тюль. Серебристо-голубые портьеры, до пола изящными волнами струящиеся по обеим сторонам окна. Дымчатые стены с узорчатыми белыми разводами, широкая двуспальная кровать. Хорошо хоть, не пятиспальная, но, боюсь, таки места хватило бы нам вместе со всеми принцами). Трюмо, шкаф, прикроватная тумба, еще один шкаф. Вся мебель – из дерева орехового цвета. Сразу видно, что дорогая, хоть и без вычурности. А за окном, похоже, позднее утро. Яркий солнечный свет обильно вливается в комнату, создавая обманчивое ощущение безграничного пространства и свободы.

Вывод напрашивался только один. Не Нарлей сошел с ума. И не его три брата королевских кровей. Это я чокнулась! Я! Причем настолько качественно, что словила до зубовного скрежета правдоподобные глюки. Даже не заметила подмену реальности! А сама, наверное, сейчас бьюсь в истерике дома на кровати или уже в психушке стучусь головой о мягкие стены и пытаюсь выпутаться из смирительной рубашки. На всякий случай ущипнула себя – больно. И печально. Значит, точно не сон.

А с другой стороны… вдруг все происходит на самом деле? Вдруг то, о чем я с таким упоением читала в книгах, существует на самом деле? Магия, другие миры, демоны! И что он там сказал? Я – демон? Но ведь этого не может быть! Или может?…

– Хочешь сказать, что на Земле тоже водятся демоны?

– На Земле – нет. Но одна из представительниц очень древнего и могущественного рода оказалась на Земле. Мы нашли тебя по излучению силы, которое может быть только у демона.

– И как такое получилось?

– А ты готова слушать и, главное, слышать? Тогда я расскажу, – улыбнулся Нарлей. Мужчина откинулся на спинку кровати рядом со мной, руку положил поверх, почти приобнимая. Хорошо хоть, на плечо ладонь не опустил. Но я все равно отодвинулась от него в сторону – близость демона нервировала и к серьезным разговорам не располагала. Потому как сразу хотелось вскочить и бежать без оглядки куда подальше. Нарлей хмыкнул, однако не стал комментировать, а вместо этого начал рассказ: – Дело в том, что твой род, ив Куар, обрел такие влияние и могущество, которые многим другим знатным родам пришлись не по душе. И тогда… его решили уничтожить. Объединив силы, выходцы из других демонических родов совершили нападение. И действительно уничтожили всех, кроме тебя. Только спустя много лет стало известно, что маленькая девочка, рожденная от незаконного союза между демоном ив Куар и простой человеческой женщиной, осталась жива. И спрятана в другом мире, на Земле. Единственная, последняя представительница ив Куар – это ты.

Голова крýгом от его рассказа. Как будто сюжет фантастической книги. Не верится, вот просто не верится! Да, мои родители никогда не скрывали того, что я не родная – приемная дочь. Не способные иметь собственных детей, они удочерили меня, как только я появилась на свет, потому как родная мама умерла во время родов. Меня окружили заботой и любовью, но я всегда знала, что на самом деле я племянница воспитывающих меня людей. Так они говорили, но было ли это правдой? Может, моя родная мама, сестра мамы приемной, случайно оказалась в этом мире, где познакомилась с демоном, а потом сумела вернуться на Землю? Или все же в моей жизни было настолько много лжи, что я даже родственницей не приходилась приемным родителям?

– Но зачем вы меня искали?

– Мы не могли позволить такому величественному и некогда сильному роду, как ив Куар, исчезнуть бесследно.

В словах демона мне почудилась некоторая фальшь. Я не преминула уточнить:

– И что теперь? Что меня ждет?

– А это, дорогая, отдельная и очень важная тема! – оживился Нарлей, расплываясь в широкой улыбке. С этими словами он чуть пододвинулся ко мне, наклонился к лицу и, приобняв за плечо, проникновенным шепотом вопросил: – Как твое имя, хорошая моя?

Очень хотелось завопить, что никакая я ему не хорошая и вообще пусть руки не распускает, но все эти откровения настолько меня потрясли, что мысли путались, беспокойно крутились в голове и не позволяли ни на чем сосредоточиться. А потому я лишь растерянно сказала:

– Владлена.

– Владлена, – повторил демон, словно пробуя имя на вкус. Даже, кажется, слегка облизнулся. – Видишь ли, Владлена, у нас не бывает свободных женщин. Каждая девушка, переступив порог совершеннолетия, выходит из своей семьи, чтобы стать кому-то женой. И вот как только она становится совершеннолетней, любой демон может сделать ее своей. Тот, кто окажется сильней или быстре-ей, – протянул мужчина с хищной улыбкой. В голубых глазах вспыхнул огонек. – Девушка, конечно, может сделать выбор или хотя бы повлиять, но в итоге она будет принадлежать тому, кто первый ею овладеет. – Он наклонился еще ниже, подхватил мою руку, прикоснулся губами к тыльной стороне ладони. И все это, не переставая смотреть в глаза.

– Так вы… вы поэтому вчера?… – хрипло выдохнула я, так и не сумев договорить. Только руку выдернула из его пальцев и попыталась снова отодвинуться. Но он не позволил, крепче сжал мое плечо.

– Да, родная. Ты можешь выбрать кого-то из нас, а мы поможем тебе сделать выбор, – прошептал он, склоняясь к моим губам. Настолько близко, что я ощутила влажное тепло его дыхания.

Сделалось жарко. По спине, наоборот, побежал холодок. Липкий и неприятный. Я уперлась рукой в грудь демона, пытаясь оттолкнуть или хотя бы не давая приблизиться еще больше, и нервно воскликнула:

– Перестань! Ты ведь обещал, что не будешь меня трогать!

– Но ты так соблазнительна. И зачем оттягивать неизбежное? – зашептал он всего в паре сантиметров от моих губ. – Ты все равно будешь принадлежать кому-то из нас. Ты будешь принадлежать мне!

С этими словами Нарлей меня поцеловал. Я дернулась, но куда мне, полуживой, из его хватки вырваться! Да что ж это такое? По телу прокатилась волна дрожи, оставляя после себя противную слабость. Перед глазами заплясали искры. Голова снова закружилась. А демон целовал меня, жарко, настойчиво. Брал мои губы в плен, пробовал на вкус. Когда я ощутила прикосновение языка, не выдержала и от ужаса дернулась с такой силой, что смогла разорвать поцелуй.

– Нет, не надо, пожалуйста, – взмолилась я хриплым полушепотом. Сердце колотилось как сумасшедшее, на лбу выступила испарина, тело бил самый настоящий озноб.

Демон чуть отстранился, всмотрелся в мое лицо. Сузил глаза и неохотно произнес, будто выплюнул:

– Ладно. Сегодня тебе нужно отдохнуть. Но учти, свободных женщин у нас не бывает. Ты все равно будешь принадлежать какому-нибудь демону. Не лучше ли, если это будет кто-то из нас? Мы принцы. Богатые, сильные и красивые. Согласись, это намного приятней, чем быть изнасилованной в подворотне каким-нибудь оборванцем, который мечтает о молодой привлекательной жене.

От его слов стало жутко. Дыхание перехватило.

– Вижу, представила? – недобро усмехнулся он. – Хорошо. Значит, подумаешь и сделаешь правильный выбор. Потому что завтра… завтра, дорогая, ты потеряешь себя.

Нарлей поднялся и вышел из комнаты, а я бессильно сползла на подушку.

Я не верю, что это происходит со мной. Не верю!

Глава 2

Когда первое потрясение прошло, я стала размышлять, что же теперь делать. В активные действия сразу не ударилась, по комнате метаться не начала – сил на то не было совершенно. После ухода Нарлея чувствовала я себя, мягко говоря, не очень. Ощущение было такое, будто не красавец-мужчина ко мне приставал с неприличными, но таки весьма интригующими намеками, а трактор по телу проехался вместе с бетономешалкой. И вообще – я, наверное, из той бетономешалки выпала. Словом, активные размышления в моем состоянии уже можно подвигом назвать.

Итак, допустим, я действительно оказалась в другом мире. Не будем сейчас вспоминать о том, что меня считают демоном, – на этой мысли голову попросту переклинивает. Я в другом мире. Причем в мире странном. Мужики здесь, даже если они принцы, могут наброситься на девушку как звери и… и… предъявить права совершенно определенным, недвусмысленным образом. Что ужасает, у меня при воспоминании об их нескромных прикосновениях и жадных поцелуях что-то внутри начинает трепетать и теплеть, а на щеках загорается румянец. И вот как это понимать? Страшно, конечно, – испугали они меня жутко! Напором своим, появлением неожиданным и одновременным наступлением. А еще реакцией собственного тела на них. Нет, нормальная девушка никогда бы не стала млеть от… хм… внимания четырех мужчин одновременно. Но если вспомнить слова еще одного демона, похоже, спасшего меня, что-то здесь действительно было нечисто. На меня как-то воздействовали. Гипноз? Магия? Сокрушительное мужское обаяние, от которого я чуть на тот свет не отправилась? Может, и все эти ненормальные, неестественные чувства тоже ненастоящие? Иначе с чего бы мне было так плохо?

Но и это сейчас не главное, ибо основной вопрос – что теперь делать?! Только на сегодня я получила передышку, а завтра начнется все сначала? Они ввалятся в комнату вчетвером и продолжат свое соблазнение? А там уж, как получится в процессе, тому я и достанусь? Интересно, чего это они вдруг воспылали желанием сделать меня своей? Породниться с древним родом захотели? Возможно. Перспектива в любом случае не особо радостная. И не важно, что при мысли о том, как они ворвутся в комнату и налетят на меня, бросает в лихорадочный жар. Нет, оставаться здесь нельзя! Но если бежать, то куда? Прав был Нарлей, когда говорил, что красивый принц – все же лучшая кандидатура, нежели непонятно кто из подворотни. И вот что мне теперь делать? Бежать, рискуя попасться в руки какому-нибудь грязному оборванцу, или дожидаться явления принцев? И добровольно отдаться кому-то из них? Нет, я ведь так не могу, не могу!

Меня затрясло, на глаза навернулись слезы. Ну почему во всех книгах героиням везет, а я угодила в какой-то безумный мир? Почему за героинями ухаживают принцы, добиваются их, совершают ради них подвиги, а на меня сразу набросились, даже не спрашивая моего мнения? Даже если героини влюбляются в злодеев, те оказываются совсем не такими, какими все их воспринимают, и героиню такие мужчины начинают носить на руках. А я… а меня…

Закусила губу, чтобы не разреветься. Сбегать отсюда нужно, сбегать! Хотя бы попытаться спастись, это лучше, чем покорно дожидаться, когда кто-нибудь из них лишит меня свободы окончательно и бесповоротно.

Женщина всегда принадлежит мужчине? Допустим. А что дальше? Он запрет меня в замке и будет хвастаться родством с представительницей… как их там… ив Куар? Или заставит носки ему штопать? Нет, я понимаю, что штопанье носков – вполне естественное занятие для замужней женщины, но ведь наверняка ее лишают всяких прав! Если в мире женщины не бывают свободными, значит, их ущемляют не только в этом, но и в остальных аспектах жизни. И мне вовсе не хочется отведать все прелести женской доли в таком мире! А значит, нужно сбегать и возвращаться на Землю. Не только же эти принцы магией владеют, в самом деле?

Кстати, еще интересный вопрос: как они определяют, свободна женщина или нет? Если признаком служит обыкновенное кольцо на пальце, то «занятость» вполне можно сымитировать. Ну или кольцо в носу. Ради важного дела – готова потерпеть! А вот если речь о магических заморочках, то дело хуже. Или если они как-нибудь по запаху определяют. Черт, слишком мало информации! И как в таких условиях планировать побег?

Я представила темную подворотню, немытого нищего в рваных лохмотьях, протягивающего ко мне руки и скалящего в пошлой улыбке полусгнившие зубы. А если бы он касался меня так же, как это делали принцы? Я содрогнулась от отвращения и закусила подушку, чтобы не взвыть на весь замок. Сбегутся еще… успокаивать. Нет, ну почему у меня все не как у людей? Где романтическое фэнтези? Где благородные принцы или не менее благородные злодеи? Где эльфы, драконы, травоядные вампиры, в конце концов? Почему на мою голову свалились четверо озабоченных демонов?! Не, ну четверых-то куда?! Мне бы и двоих хватило… Господи, о чем я вообще думаю?!

Решив, что пора начать действовать, я встала с кровати, слегка покачнулась и отправилась исследовать комнату. В шкафу обнаружились наряды, но рассматривать их я не стала – на первый взгляд одни платья. Если за мной не наблюдали каким-нибудь особым, магическим образом, а сразу утащили к себе, как только нашли, то вряд ли платья сшиты на меня. Да и бегать от демонов в платье – издевательство какое-то. Хм… и, пожалуй, извращение. Вспомнив встречу с принцами, в очередной раз покраснела.

Дверь, ведущая в коридор, была заперта. Зато другая, почти сливавшаяся со светло-серым фоном стен, открывалась и вела она в… купальню, наверное. Потому как представшую передо мной роскошь привычным словом «ванная» назвать язык не повернется! Но в общем и целом ничего интересного здесь не нашлось. Нет, разные затейливые вещицы присутствовали, но интересны они только в том случае, если собираешься купаться, а для побега ни полотенца, ни пузырьки с ароматными жидкостями не годились. Я даже понюхала парочку, чтобы убедиться – слишком приятно пахнут и потому на роль отравляющих веществ никак не подойдут. Хотя было бы забавно напоить приставучих демонов эфирными маслами и, пока они страдают в уборной, сбежать.

1 2 3 4 5 6

www.litlib.net

Читать онлайн книгу «Падший демон. Высшая раса» бесплатно — Страница 1

Денис Агеев

Падший демон. Высшая раса

(Цикл «Падший демон» – книга 3)

…Он не человек… больше не человек. Говорят, что когда-то он был им, но теперь тьма окончательно овладела его душой и телом…

…Рядом с ним всегда находились демоны: жуткие твари, не знающие ни жалости, ни страха. Они подчинили его разум себе, заставив дать им возможность ворваться на Альтеру…

…Виной всему магия, что очернила его сердце. Именно она сделала с человеком то, что мы видим теперь…

Отрывки из рукописи «До чего доводит магия…»

Глава 1

В таверне «Бешеный бык» было людно, душно и шумно. Всюду витал хмельной аромат пива, перемежаемый с запахами подгорелого мяса и лука. На дворе, за пыльным стеклом окон, уже начало смеркаться.

Толгрид Серый вот уже битый час сидел за столом с опустевшей кружкой и ковырял кинжалом в столешнице. Он наблюдал. Наблюдал и выжидал, когда этот странный незнакомец со старинным мечом выкинет что-нибудь из ряда вон. Но тот, как назло, ничего неординарного не вытворял. Он добивал уже четвертую кружку пива, при этом ни за одну не заплатив. А местный корчмарь вроде как был не против.

– Ну что, Тол, может, проверим его? – Рядом возник Хелга, зеленый юнец с круглым, конопатым лицом и рыжими волосами, одетый также как и он – в стеганную темно-зеленую тунику с повязкой в виде волчьего хвоста на плече, накинутый поверх коричневый плащ и добротно сбитые темные сапоги с голенищем из яловой кожи.

– Подождем еще, – тихо прохрипел командир Лесных Волков. – Скройся с глаз. Я позову, когда понадобишься.

Хелга недовольно засопел, но быстро ретировался. Толгрид понимал, что с мальчишкой нужно мягче, но по-другому не мог. Не те нынче времена.

Незнакомец тем временем поднял облаченную в кожаную перчатку руку, подзывая служанку. Толстая разносчица вразвалочку побрела к посетителю, старательно обходя столы и стулья. Гость начал делать заказ.

Толгрид навострил слух. Он услышал несколько слов. «Мясо, хорошо прожаренное, как можно больше». Интересно, что подозрительный посетитель не заказал ничего кроме мяса. Заказ обычный и в тоже время странный. Овощи, хлеб, пряности – все это, спору нет, на любителя. Находятся разные, но большинство нынешних жителей Царства обогащают свой рацион мясом не столь щедро как раньше. Но есть и такие, как, например, вольные охотники, кто вообще ничего кроме добытой собственными усилиями дичи не ест. Так что выбор блюд – не повод для беспокойства.

И  все же от этого чужака веяло подозрительностью. Хотя бы взять его внешность. Плащ старомодного покроя, высокие кожаные сапоги с прямым носком, какие давно уже не носят. И капюшон. Он раздражал командира Лесных Волков больше всего. Незнакомец умело накрылся им, полностью спрятав лицо.

Вскоре придирчивый глаз заметил прощелыгу в выцветшем старом камзоле, снятом явно с чужого плеча. Он перекидывался с приятелями в кости, то и дело поглядывая на незнакомца, а точнее, на его меч, который тот уткнул острием в пол, а рукоятью прислонил к ноге.

Толгрид посмотрел направо, тут же наткнувшись взглядом на Хелгу. Головой чуть качнул влево, дав знак подойти. Рыжеволосый парень быстро вскочил на ноги, почти сразу оказавшись рядом с командиром.

– Следи за ним, а я пойду в нужник. Без меня ничего не предпринимай. И ребят предупреди, – распорядился он и встал из-за стола. Через пару мгновений его уже не было в таверне.

***

Наргх сделал последний глоток и, отставив кружку, чуть поморщился. Вот он осушил уже четвертую порцию пива, но вкус остался прежним. Когда-то его приятель Клоин говорил, что если вдруг когда-нибудь не повезет попасть в таверну, где варят дрянное пиво, главное, не прислушиваясь к вкусу, выпить сразу пару кружек, и потом вкус перестанет ощущаться вовсе. Но сейчас совет покойного друга почему-то не помогал.

«Эх, Клоин, Клоин, как же тебя сейчас не хватает…» – подумал Наргх, беззвучно вздохнув.

– Прекрати рефлектировать, – раздался голос в голове. – Он был слабаком и заслужил свою смерть.

– Не говори так. Он был моим другом, – мысленно ответил Наргх, со злобой зыркнув на меч. – Сколько уже просить тебя об этом?

– Человек не может быть другом демону.

– Ты много месяцев наблюдал за нами и должен признать, что сейчас ошибаешься. Мы путешествовали вместе, и он помогал мне.

– Но в действительности он использовал тебя как защитника. Потому что был слишком слаб и труслив. И не спорь со мной. Не забывай, кто я и на что способен. Я видел это в глубинных слоях его ауры и знаю, о чем говорю.

– Я помню, кто ты, Гарок-Харотеп-Коген, и знаю, сколь велики твои способности Темного Падишаха. Но сейчас ты пленник моего меча, и я прошу тебя закончить этот разговор.

– Воля твоя, – сдался Темный Падишах. – Но всегда помни, кто ты есть.

– Я никогда об этом не забывал.

И голос утих. Опять разозлился, подумалось Наргху. Да и поделом ему. Вот уже три недели кряду, как Наргх путешествует в одиночестве по Царству и слушает нравоучения старого демона, душа которого заключена в мече. И зачем он подобрал этот старинный клинок со светящимся камнем в эфесе? Знал бы, что ментально свяжется с Темным Падишахом – ни за что не притронулся бы.

– Ваш заказ. – Рядом возникла разносчица с подносом, заваленным дымящимся и еще скворчащим мясом.

Демон кивнул, официантка поставила поднос перед ним и быстро удалилась. Он подтянул капюшон плаща, за которым скрывались светло-красное лицо с бугристой кожей, нечеловеческие, хищно прищуренные глаза с узкими темно-красными зрачками и два пенька от рогов на лбу. Не снимая перчаток, Наргх принялся за одинокое пиршество. Смакуя хорошо прожаренную телятину, он в очередной раз не смог не признать, что его охотничьи навыки сильно облегчали жизнь. Наргх промышлял охотой, сдавая мясо и шкуры в окрестные деревеньки. Одни за это платили монетой, другие предоставляли возможность пить и есть за свой счет. Демон не отказывался ни от того, ни от другого. И вот сейчас он ел, вспоминая, как несколько недель назад его жизнь сильно преобразилась, сделав его снова одиноким, но не беспомощным как прежде.

Пройдя через «Дорогу в никуда», Наргх очутился в сильно изменившемся мире. Мирании больше не было, ее место заняло Царство Создателеево. Он узнал у одного забулдыги, что самодержавие пало чуть больше века назад. С тех пор достаточно разросшимся территориально государством правил Святой Орден Инквизиции. И лишь четверть века назад орден утратил былое могущество, да к тому же стал менее религиозным и более распущенным. Его никто теперь не боялся, а многие даже не воспринимали всерьез. Вся власть перешла в руки к Совету Вседержателей, членами которого являлись тринадцать самых знатных домов Царства Создателеева.

Это все, что знал демон о новой Мирании. Но он по-прежнему понятия не имел, куда делся Артий, маг-иллюзионист, что открыл «Дорогу в никуда» и вместе с Наргхом отправился по ней в неизведанный мир.

– Эй, приятель, разреши присоединиться, – отвлек от воспоминаний чей-то голос.

Наргх отложил телячье бедро и с возмущением уставился на худощавого незнакомца в выцветшем камзоле, что явно был ему не по размеру.

– Эй, эй, приятель, не смотри на меня так. – Он выставил руки в защищающемся жесте. – Если не хочешь делиться – я настаивать не стану. Просто я подумал, что тебе столько мяса будет лишним, а мне, бедному доходяге, не помешает пара кусочков.

Демон молча отломил ломоть от телячьей ноги и передал незнакомцу, тот схватил его, но отложил в сторону.

– Вижу, ты добрый малый. – Он хитро прищурился. – Мое имя Найв. – И протянул костлявую руку.

– Наргх, – представился демон, но руки не пожал.

– Интересное имя, редкое, – заискивающе заулыбался незнакомец, демонстрируя щербатый оскал. – А скажи, приятель Наргх, где ты взял этот меч? – Взгляд упал на клинок.

– Нашел.

– А где, можешь сказать?

– На развалинах Горбатых Близнецов.

– Горбатых Близнецов? А что это? Какая-то деревня?

– Скала.

– Не слышал. А далеко это?

– Какая тебя разница? – демон начал чуять в этом типе нечто подозрительное.

– Да есть разница. На землях Царства? – не отступал Найв.

– Да. – Наргх прищурился.

«Не нравится мне этот слабак. Он замышляет что-то недоброе. Убей его», – раздался в голове голос Гарок-Харотеп-Когена.

– Не вмешивайся, – процедил сквозь зубы демон.

– Что? Ты что-то сказал, приятель Наргх? – оживился худой.

– Я спросил, какое тебе дело до моего меча?

– Ах, какое дело?.. Самое, что ни наесть, прямейшее, – снова наигранно заулыбался Найв. – Дело в том, что я член государственной организации, что занимается поиском древних реликвий. И так уж сложилось, что есть закон, который обязует меня изымать все мало-мальски старинные вещи там, где я их только могу отыскать. А так как ты нашел этот меч на территории Царства Создателеева, то я, соответственно, имею полно право забрать его у тебя.

– Ты его не получишь. Он мой. – Теперь этот тип не нравился и Наргху.

– Да что, что ты, приятель Наргх, – снова замахал руками худой. – Я не собираюсь его у тебя отнимать. Но могу купить. Предлагаю десять золотых. Идет?

Десять золотых? Даже равнодушный к деньгам Наргх рассмеялся от столь «щедрого» предложения.

– Хорошо, двадцать. – Улыбка  на лице Найва стала безрадостной.

Демон покачал головой, хотя идея продать меч с духом Темного Падишаха, постоянно досаждающего нравоучениями, ему понравилась. Но не за двадцать золотых, и даже не за сто. Все-таки старинный инквизиторский клинок с пульсирующим алым камнем был неплохим оружием и обладал удивительной способностью поглощать души убиенных им существ.

– Ладно, я предлагаю пятьдесят. Но это мое последнее слово. – Найв больше не улыбался, наоборот, его взгляд стал холодным, угрожающим.

– Убей его, – снова прозвучало в голове демона. – Напои меня его душой.

– Ты итак достаточно их выпил, – также мысленно сказал Наргх.

– То души животных, а мне нужны человеческие.

– Так что же ты молчишь, приятель Наргх? Не можешь решиться? –  напомнил о себе худой.

– Нет, – безучастно ответил Наргх, впиваясь в телячью ногу. – Я не продам тебе меч.

– Что ж… – Улыбка снова озарила лицо Найва, но на этот раз гнусная. – Ты не послушался закона и не отдал мне меч так. И продать ты его тоже не захотел. Дела так не ведутся, приятель Наргх… – Худой встал из-за стола и быстро удалился.

– Надо было его убить, – проскрежетал Темный Падишах.

– Если я буду убивать каждого встречного, то люди никогда меня не примут.

– Они тебя в любом случае не примут.

– Все, умолкни. Ты мне надоел.

Дух старого демона снова утих, и Наргх продолжил трапезу. Спустя четверть часа на подносе громоздилась небольшая кучка обглоданных костей. Сам же едок откинулся на спинку резного стула, оглядываясь по сторонам. Худощавого незнакомца в таверне не было, но он заметил, как на него пялятся несколько пар глаз. Чуть помешкав, демон встал из-за стола и направился к выходу. Почти у самой двери он столкнулся с еще одним человеком в стеганой тунике, одарившим его взглядом исподлобья.

На землю опустился вечерний сумрак, стало чуть свежее. Чувствовалось начало лета. Первые тускло мерцающие звезды уже выкатились на темное полотно неба, окропив его белыми брызгами. Наргх вдохнул воздух, не обращая внимания на разнородные запахи жизни, поправил меч на портупее – пару дней назад демон забрал у местного  кузнеца добротно скованные ножны, на изготовление которых он потратил почти все заработанные деньги – и отправился по пыльной улице прочь из деревни. Этой ночью он спать не собирался, но решил заняться своим излюбленным делом – охотой.

Наргх бросил кроткий взгляд на небо, встретившись с привычным зрелищем. Юго-восточный кусок горизонта покрывала черная пелена, совершенно неуместно смотревшаяся на вечернем небосводе. Что это и откуда взялось – демон узнать пока не сумел. Одни говорили, что Создатель таким образом насылает вечную ночь на Альтеру, дабы наказать грешников, другие – что это проделки полудемонов, третьи уверяли, что грядет конец света. Как бы то ни было, но загадочная пелена, появившаяся приблизительно двенадцать лет назад, разрастаться вроде бы не собиралась.

– Эй, приятель Наргх, постой-ка, – окликнул его знакомый голос. Демон обернулся.

Тот худощавый доходяга, что приставал к нему в трактире, стоял в нескольких шагах от него в компании еще двух человек. Эти были куда крупнее его и выше, в руках один сжимал топор, другой – кривой меч. Еще двое незнакомцев выскочили из-за угла ближайшего дома справа, и еще один – вышел из темной подворотни.

– Все еще хочешь купить мой меч? – спросил Наргх, принюхиваясь к запаху жизни людей. Он ему не нравился. По всему видно, что пришли не с добром.

– В этот раз вынужден огорчить. – Найв хищно улыбнулся. В вечернем сумраке он и его спутники выглядели мутными тенями, но Наргх благодаря своему демоническому зрению прекрасно различал их лица. – Я уже давал тебе шанс, даже не один. Но ты их упустил. Поэтому я заберу меч бесплатно.

Наргх схватился за рукоять, чувствуя, как вибрирует клинок.

– Убей их! Их всех! – снова раздался в голове голос Темного Падишаха.

– Я настоятельно рекомендую тебе этого не делать, – посоветовал худой, пошевелив пальцем. – Нас шестеро, а ты один. Не спорю, твой меч хорош, и ты, несомненно, умеешь им обращаться, но… ты даже не успеешь вынуть его из ножен, как мы порубим тебя. Я думаю, ты не хочешь расставаться с жизнью.

– Так же как и ты. Поэтому прошу тебя… вас всех. – Наргх оглядел людей, не убирая руки с рукояти. – Уйдите с дороги. Я уйду с миром.

– Уйдешь ты отсюда или же тебя вынесут – это зависит от того, насколько ты глуп. Если ты не глуп, то сейчас же отстегивай ремни, положи меч на землю и медленно иди в том же направлении, куда шел.

– Убей их, – настаивал Гарок-Харотеп-Коген. – Мне нужны их души.

– Заткнись, – мысленно сказал демон и обреченно вздохнул.

Рука резко выдернула меч, разрезая звоном воздух. В вечернем сумраке клинок едва заметно блеснул, камень в эфесе сиял алым.

– Что ж… – огорченно вздохнул Найв. – Ты оказался глупцом.

Его люди бросились на Наргха, возводя оружие над головами. Зазвенела сталь, засверкали искры. Один из напавших глухо крякнул – клинок Наргха угодил ему в плечо. Второго он ранил в бедро, третьего просто толкнул, сбив с ног. Но еще двое держались молодцом, успешно нанося и парируя удары.

И тут демон ловко отпрыгнул в сторону, приняв стойку притаившегося тигра.

– Если вы не отступите, то все умрете, – посулил он.

Люди Найва переглянулись. По их недоуменным лицам было видно, что они не ожидали такой прыти от Наргха, да и вовсе не собирались биться насмерть.

– Чего уставились? – рявкнул худой, махнув рукой в сторону Наргха. – Заберите у него этот гребаный меч!

И пятерка неумелых бойцов снова бросилась к добыче. Наргх рванул к ним. В последний миг он подпрыгнул, ударяя клинком в лицо одного из нападавших. Тот вскрикнул и неуклюже повалился в пыль. Второго он ударил наотмашь, распоров горло. Темная кровь фонтаном брызнула в стороны.

– Кровь! Наконец ты смочил меня ею, – блаженно прошипел дух старого демона.

Наргх снова отскочил в сторону, наблюдая, как человек с распоротым горлом попятился, споткнулся о кочку и рухнул рядом со своим мертвым товарищем. Камень вспыхнул ярким красным светом, впитывая новые души.

– Да какого демона вы стоите?! – Теперь лицо Найва озарял страх. – Убейте его! Убейте!

Но трое бандитов стояли как вкопанные.

Наргх гнусаво зарычал.

– Он не человек, – сообразил один из них. – Он… он…

– Я демон, – прорычал Наргх, скаля зубы.

Второй из нападавших охнул, в глазах забрезжил ужас. Третий же не отводил взгляда от противника, с хрустом сжимая древко топора.

– Я видел демонов в Идене. Они сильнее и проворнее людей, но их тоже можно убить, – процедил он, не сводя взгляда с Наргха и даже не моргая. – Но они коварны, так что нужно быть осторожнее.

Наргха его слова не ошеломили. Он уже знал, что в Царстве демоны не в диковинку. Знал, что они часто совершали набеги и разоряли города людей. От многих он слышал, что за всем этим стоит какой-то могущественный маг и догадывался, какой именно. Но сейчас его смущало другое: этот человек его нисколько не боялся, как большинство жителей утраченной Мирании. Он видел в глазах человека смерть… обращенную к нему.

Незнакомец бросился на него, а наравне с ним и двое его приятелей. Раздался резкий свист, потом еще один и еще, и между Наргхом и тремя разбойниками в землю вонзились стрелы. На древках их реяли клочки волчьей шкуры. Бандиты остановились, и Наргх тоже замер.

– Это… Лесные Волки. – Голос бесстрашного разбойника задребезжал.

– Догадался, – прохрипел кто-то в отдалении. И Наргх увидел, как их окружают темные силуэты. Некоторые из незнакомцев сжимали луки с натянутыми тетивами и уже подготовленными стрелами. – Пошли вон!

– Провалиться мне в Бездну! Валим отсюда, – вскрикнул Найв и кинулся наутек. Его люди бросились за ним.

Демон затравленно огляделся. Ненароком вспомнилось давешнее событие, когда он еще совсем молодой и неопытный, пытался заговорить с первыми встреченными ему людьми. Тот первый человек тоже угрожал ему луком и даже всадил стрелу в ногу. Наргх до сих пор помнил жгучую боль, и как он с криком вырвал наконечник из бедра, обливаясь собственной кровью.

– Ну что, тхашир, ты рад нашей встрече? – прохрипел снова незнакомец, приближаясь. Теперь Наргх узнал его – именно с ним он столкнулся на выходе из трактира.

– Ты… вы кто? – спросил демон.

– Убей их! – снова загомонил Темный Падишах. – Их много, но ты проворнее. Тем более я поглощу их души быстрее, чем сталь пронзит их тела.

– Люди нас зовут Лесными Волками. Мы охотники на полудемонов, таких как ты, тхашир.

– Тхашир? Почему ты называешь меня так?

– Потому что ты тхашир. Полудемон-получеловек. Разве нет? – В голосе не было вопроса, но уверенная убежденность. – Безграмотные простолюдины гребут вас под одну гребенку, называя демонами. Но нас-то не проведешь. Мы знаем, что ты тхашир, полудемон почти не отличающийся внешне от нас. Вы бродите среди людей, постоянно что-то вынюхивая. – В руках незнакомца загремела цепь из крупных звеньев черного металла, с конца свисал усеянный шипами шар размером с яблоко. – Но от нас не уйдешь. Мы чуем вас так же, как и вы нас. – Человек подошел совсем близко, Наргху даже удалось разглядеть его покрытое мелкими шрамами лицо, обожженную щеку и белесый левый глаз. А главное, он увидел улыбку без малейшего страха.

– Ты ошибаешься, человек. – Наргх по-прежнему угрожал ему мечом, но что-то подсказывало, что незнакомца это совсем не смущало. Притом еще оставалось шесть или семь нацеленных на него стрел, увернуться от которых он наверняка не успеет. – Никакой я ни тхашир. Я демон.

Но человек больше говорить не стал, он замахнулся цепью, и черная стальная змея, извиваясь в воздухе, с грохотом обрушилась на выставленный вперед меч Наргха.

– Эта цепь… – зашипел Гарок-Харотеп-Коген. – Она опасна! Не прикасайся к ней!

Наргх уже хотел применить пирокинез, выбросил руку вперед, но ее тут же пронзила молния боли – стрела меткого лучника пробила ладонь. Он гневно глянул на незнакомца, дабы воспламенить его тотчас, но цепь обрушилась на него гремящей грудой. Демон выронил меч, по ногам ударило что-то сильное и тяжелое, и он упал.

Человек стоял над ним, черная змея цепи обвивалась вокруг тела Наргха, прочно сковывая и не давая возможности пошевелиться. С каждым мигом он ощущал, что слабеет.

Но тут незнакомец внезапно замер, будто призрака увидел.

– Что это у тебя на голове?

Но Наргх только бессвязно рычал, пытаясь высвободиться. Капюшон слетел с его головы, предоставив всем на обозрение истинный демонический облик.

– Это рога! – изумленно воскликнул незнакомец, продолжая пялиться на Наргха. – Выходит, ты действительно не тхашир, но какой-то другой полукровка. Но ведь среди людей бродят только тхаширы.

– Я демон, – извиваясь, прорычал Наргх.

– Может быть, я тебе поверю… – Незнакомец призадумался, сощурив глаза.

– Давай убьем его, Толгрид, – крикнул кто-то из лучников.

– Тихо. – Человек с цепью вскинул руку. – Убить его мы всегда успеем. Надо отвезти его в Андлиф к Литмиру. Пускай он решит, что с ним делать.

В следующий миг черный шар ударил Наргха по голове, и перед глазами все поплыло.

Глава 2

Они ехали несколько дней. Наргх не мог определить сколько именно. Четыре или пять. Три раза он просыпался при свете дня, один раз в сумерках, и два – в полном мраке ночи, когда его похитители останавливались на ночлег.

Его взгромоздили на телегу и накрыли черным пологом. Пробуждаясь, он видел над собой голубое или темно-синее с мерцающими точками небо. Над ним жужжали мухи или пролетали редкие искры факелов. И каждый раз, как только демон приходил в себя и пытался освободиться от железных пут, перед ним появлялся Толгрид или кто-то из его подчиненных, и удар черной цепи снова окунал в забвение. Однажды очнувшись, демон решил не подавать виду и попытался выбраться. Но цепь прочным коконом сковывала его и напрочь лишала возможности использовать демонические навыки. И тогда демон в отчаянии взвыл, за что снова схлопотал сильный удар по голове. После этого в рот ему засунули шматок грязной тряпки и остаток неведомого пути он проделал в тоскливом молчании.

Украдкой, в те недолгие миги пробуждения, ему удавалось подслушать разговор людей. Толковали о многом и о разном, но ни о чем таком, что дало бы понять, куда его везут и что хотят с ним сделать. Он лишь уразумел, что его считают полудемоном, но не совсем обычным, раз не убили на месте. Какая ирония… В былой Мирании его всегда принимали за исчадье Бездны, даже толком не разглядев, тут же отказываются верить в его истинное происхождение. Сходятся лишь в том, что он необычен.

Сквозь пустую дрему стали доноситься голоса и шум. Сознание начало быстро возвращаться к демону. В глаза прыснул яркий свет, и Наргх распахнул их. Перед взором снова возник Толгрид. Демон напрягся, ожидая очередного удара, но его не последовало.

– Не бойся, полукровка, теперь ты нам нужен в полном сознании, – сказал он, скинув полог. – Ребята, отнесите его в Башню Копья.

Два человека схватили Наргха за плечи и потянули, еще двое подхватили за ноги. Демон больше не пытался вырваться, осознав бесполезность этой затеи. Он поддался велению судьбы. Его не убили сразу, стало быть, он им нужен живым.

Его несли как тушу убитого животного, привязанного к шесту. Лицом демон был направлен вниз, поэтому кроме мелькающих сапог и пыльной земли он ничего не видел, но отчетливо слышал голоса и ощущал богатую гамму запахов жизни. Несомненно, демон находился в людном месте. Несколько раз он пытался ментально связаться с Гарок-Харотеп-Когеном, но в ответ слышал лишь отрывистое злобное бульканье или тишину.

– Вы что, еще одного тхашира сюда притащили? – раздался чей-то недовольный возглас.

– Ты что, дурак? Какой он тхашир? Рога на голове, – прозвучал хрип Толгрида.

– Но ведь у тхаширов нет рогов.

– А я о чем толкую?.. Не тхашир это, а кто-то другой.

– Может, у него еще хвост и крылья есть?

– Только рога, и те обломленные.

– Надо было его прикончить на месте, – сказал кто-то еще.

– Сначала узнаем, кто он. – Голос Толгрида звучал размыто, видимо, он отстал.

Вскоре перед глазами замелькал деревянный пол, стало темнее. Потом носильщики стали подниматься по лестнице, ступеньки которой противно скрипели под каждым шагом.

– Ждите здесь, – распорядился Толгрид, и конвой остановился. – Сначала я сам поговорю с Литмиром. Слышал, настроение у него сегодня поганое.

Скрипнула дверь, раздались удаленные шаги, Наргх услышал еще один голос, трескучий, как ломающееся дерево.

– Быстрей бы, – раздраженно проронил один из носильщиков. – Надоело эту тварь держать… Убили бы, и дело с концом. Нет, вздумалось Толгриду переться через пол Царства, чтобы показать это уродство командующему.

– Да ладно тебе… пол Царства. Едва ли две провинции прошли.

– Все равно через неделю возвращаться бы пришлось, – возник третий голос. – Мы ведь так ничего и не нашли.

– Да потому что не там искали, – снова посетовал первый. – Теперь еще это, – демон почувствовал, как его ткнули пальцем в бок, – с собой тащим, как будто что-то ценное в нем есть. Обычный полукровка. Ну и что, что с рогами. Может, это какой-то новый вид.

– Просто Толгриду не хотелось возвращаться ни с чем, – сказал второй. – А этот полудемон – какая-никакая да редкость. Вот я, к примеру, ни разу не видел полудемона-шпиона с рогами.

– Я ж говорю, новый вид это, – снова вмешался первый.

– Ничего подобного, – заговорил третий. – Тхаширы внешне почти не отличаются от людей. А этот страшен, как моя жизнь. Ни хрена он не шпион. Правильно Толгрид сделал, что Литмиру решил его показать. Может, эти твари опять что-то замышляют. Глядишь, захотят допросить его.

– Где это видано, чтобы от допросов прок был? Полукровки-то не особо разговорчивы.

– Как всадим ему клинок из черной стали в задницу, так мигом заговорит, – засмеялся второй, и два других голоса его поддержали.

Дверь снова скрипнула, и отдаленный хриплый голос Толгрида скомандовал:

– Заносите.

Наргха втащили в просторный кабинет с выложенными ровными камнями стенами и усадили на массивный стул с резными подлокотниками. Вытащили изо рта кляп, но цепь не ослабили. Демон вытянул шею, хрустнул позвонками и огляделся. Перед ним стоял высокий (на голову выше Толгрида), широкоплечий человек с глубокой проседью в голове и густых усах. Нижняя часть его лица, от подбородка до середины щек, была обожжена, отчего волосы на ней не росли. Руки он сложил у груди, указательного и среднего пальцев на правой ладони не было. Одет человек был в вышитый белыми нитями коричневый камзол, низкие истоптанные сапоги и тонкий плащ из серой шерсти. На рукаве у плеча привязан волчий хвост, как у Толгрида и его людей.

– Так вот он каков. – Литмир пристально глядел на Наргха, будто пытаясь разгадать какой-то секрет. – Вижу, рога есть. Право, что на тхашира не похож… Кто ты, отродье?

– Я демон. – Из горла Наргха раздался полухрип-полубас. – Мое имя Наргх.

– Даже имя есть, – усмехнулся седой. – И откуда ты взялся? Демонов в наших краях уже давно не водилось.

– Долгая история, – вздохнул демон.

– Не зли старого волка, рассказывай.

– Вы все равно не поверите. – Наргх в этом был почему-то полностью уверен.

– Может быть, и не поверю. Но ты попробуй.

Демон снова вздохнул, собираясь с мыслями. История его жизни переполнена странными и немыслимыми поворотами. Многое ему вообще не хотелось вспоминать. Но деваться было некуда: выбраться из крепких оков не представлялось возможным. Наргх решил вкратце поведать о своей нелегкой судьбе:

– Я родился в Бездне, но пробыл там недолго. Архидемоны и Темные Падишахи, выявив во мне странность, изгнали на Альтеру. Я попал в Миранию, повстречал там вора Клоина, который и поведал мне о мире и человеческой жизни, об Ордене Инквизиции и павшей Гильдии Магов, о раздорах и прениях между людьми. Понимая, что обратного пути у меня нет, я решил прижиться на Альтере, а для этого мне нужно было стать похожим на человека. Мы отправились к алхимику Ролусу в надежде, что он сможет помочь в перевоплощении, но силы его эликсира не хватило. Маг посоветовал обратиться к Орлинаву Темному, некроманту, в юности занимавшемуся демонологией. И мы, прихватив с собой его ученицу Наринну, отправились дальше. Долго бродили по стране, но вскоре натолкнулись на жилище старого некроманта. Но Орлинав не оказался столь же гостеприимным как алхимик и напал на нас. Клоина и Наринну заточил в тюрьму, меня поработил, а позже даже заставил убить свою спутницу. – Наргх на миг умолк, с горечью вспоминая давние события. – Но нас спас маг Артий, по воле судьбы оказавшийся рядом. Как выяснилось, он искал какого-то демонолога, и Орлинав был единственным человеком, кто мог знать, где тот находится. Получив кое-какие сведения, мы отправились в Анаград на поиски Книги Эпох, в которой хранился секрет Дороги в никуда. Это такой способ перемещения во времени, которым якобы воспользовался демонолог для того, чтобы бесследно исчезнуть. Но тут началось восстание, Клоин погиб в бою, а мы с Артием вынуждены были покинуть столицу. Магу все-таки удалось разгадать секрет Книги Эпох, и мы воспользовались Дорогой в никуда. Пройдя по ней, я очутился здесь один и, немного побродив по окрестностям, начал промышлять охотой. Мясо я сдавал трактирщикам, а шкуры лавочникам и дубильщикам.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

www.litlib.net

Читать онлайн книгу «Демон перекрестка» бесплатно — Страница 1

Светлана Степановна Чистякова

Демон перекрестка

Вместо предисловия

Хочу сразу предупредить тех, кто ждет от романа, розовых соплей и плюшевых отношений — их не будет. Зато будут весьма откровенные сцены с высоким рейтингом.

Вот такая у меня извращенная фантазия, да.

Так что — истинно верующих и тех, у кого слово «секс» вызывает изжогу и заставляет мучительно краснеть или возмущаться в духе: «…и как вам не стыдно подобное писать…», просьба не беспокоиться. Проходите себе мимо и не грызите кактус. Испортите настроение мне и не добавите положительных эмоций себе.

В общем, я предупредила. А уж читать или нет — решать вам.

Всем, кто не боится за свои нежные чувства — приятного чтения.

PS: Произведение нежелательно читать детям, не достигшим совершеннолетия.

Глава 1

Тэми была белой вороной в семье. Чистокровный демон — дочь Князя тьмы, одного из самых могущественных представителей правящей верхушки Ада, она была не похожа на остальных демонов — злобных тварей, населяющих её родной Мир.

Она ненавидела Ад — место, полное страха, страданий и безысходности. Грохочущая удушливая бездна, заполненная стенаниями и зубовным скрежетом. Место, где кровавые реки — отнюдь не метафора, где запах серы такой густой, что его можно ощутить осязанием, а жар оглушает, подобно грохоту. Место, где меняются местами все чувства, где обжигающий ветер разносит разъедающее удушливое зловоние, исходящее от блестящих черным жирным блеском прудов, наполненных разогретой смолой, где сама почва была прахом и плесенью, с нестройными рядами торчащих из земли, искорёженных, словно гнилые зубы пней, безмолвно вопиющих о помощи.

Тёмный лабиринт пугающих стен сочащихся кровью сложенных из кусков разорванных тел.

Веками её отец возводил этот лабиринт страдания, пропитывая каждый камень кровью. Нескончаемые крики и вой грешников, висящих на крюках и дыбах и раздираемых в клочья его подручными. Безумный хохот новообращенных демонов, которые когда-то сами были такими же грешниками, как и те, кого они пытали.

О, эти были даже хуже чистокровных! Ад долгие годы каленым железом выжигал из них те крупицы человеческого, что еще оставались, и они становились новообращенными. Едва их снимали с крюков и их жуткие раны зарастали, а конечности приобретали прежний вид, они с удвоенной энергией, бросались мучить и пытать своих же.

И так было всегда. Веками. Тысячелетиями. Таков был Ад — кровь, боль, ненависть и безнадежность.

Живя в своем маленьком домике на перекрестке, Тэми однажды видела по телевизору фильм «Восставший из Ада». Демоница была потрясена — насколько точно режиссеру удалось ухватить суть, (если не считать кожаных шмоток, конечно.) Создавалось впечатление, что смертный сам прошел через все страдания преисподней и сумел вернуться обратно. Что было в принципе невозможно — из Ада нет обратной дороги.

* * *

На перекрестке Тэми жила давно. С тех самых пор, как её отец понял — перевоспитать строптивицу ему не удастся. Она была упрямой и своенравной, отказывалась от своих прямых обязанностей, жалела грешников, словом — все чему он её учил — воспринимала в штыки или делала с точностью до наоборот. А однажды, он подслушал, как Тэми вслух мечтала о том, чтобы еще хоть раз, хоть одним глазком увидеть ангела.

И это было его упущение. Когда Тэми была совсем маленькая, он взял её с собой на Землю, чтобы показать шоу под названием «Вавилонская башня». Дивное было зрелище! Люди строили её с усердием достойным лучшего применения не один десяток лет, а она взяла и развалилась. И люди стали проклинать демонов и поносить Бога за то что, плод их многолетних трудов в считанные часы превратился в груду обломков. Слушая причитания и проклятия смертных, маленькая демоница глубокомысленно заметила: «Интересно, а что они ожидали от сооружения, сделанного из конского навоза?», за что заработала отцовское одобрение.

Там — то Тэми впервые и увидела ангелов. Их было двое — взрослый мужчина и маленький мальчик. Видимо старший ангел привел своего младшего братишку полюбоваться на незабываемое зрелище.

Едва узрев ангелов, Тэми и думать забыла про башню. Все внимание девочки было приковано к ним.

Что уж тут скажешь — ангелы умели себя подать. Существа высшего порядка — прекрасные, окруженные ослепительным сиянием, с огромными крыльями, они произвели неизгладимое впечатление на маленькую демоницу, если уж до сих пор она мечтала о встрече с ними.

Услышав мысли дочери, демон пришел в ярость. В глазах вспыхнуло пламя, и сгоряча, он чуть не превратил в прах несносную девчонку, но вовремя одумался. Тэми была его единственной дочерью. И что уж греха таить — самой любимой.

У него было много сыновей, и когда родилась девочка, он посчитал это чудом. То, что чудо впоследствии превратилось в ходячее недоразумение и вечную головную боль — другой вопрос.

Поразмыслив на досуге и вспомнив, что когда-то выиграл у Кроули в кости небольшой, но очень симпатичный перекресток на Земле, демон принял решение.

Поднаторевший в подковерных играх и интригах Адской правящей верхушки, Аластар понимал, что если тщательно скрываемая от всех тайна о необычности его дочери, станет достоянием местной общественности, ему придется убить Тэми. На что он пойти не мог, даже под угрозой собственной карьеры.

Поэтому, он поселил Тэми на тихом перекрестке на Земле, наказав ей не высовываться и хотя бы время от времени заключать сделки, дабы не подставлять под удар собственного отца. Тэми с неохотой, но согласилась. Папу она любила.

Князь крайне редко и неохотно посещал Землю, считая, что там очень неуютно и жуткая холодрыга. Он предпочитал заниматься своими изысканиями в родном Аду. Последний раз, он поднимался на Землю во времена Халакоста, чтобы лишний раз подивиться — насколько порочны и кровожадны некоторые представители человеческой расы. За время войны, они наворотили такую гору трупов, что даже демоны в аду обзавидовались. Ну и дочь заодно навестил.

Судя по цветущему виду Тэми — та была всем довольна и на Земле ей очень нравилось. Она даже исправно заключала сделки — правда только с теми людьми, которые по её представлению ничего кроме Ада и не заслуживали.

* * *

А Тэми действительно полюбила Землю. С её озёрами, полными темной холодной воды, сладкой на вкус, с её роскошными зелеными лесами, голубыми реками, бескрайними океанами и чистым прохладным воздухом. С её временами года — прекрасными каждый по — своему. С восходами и закатами, с радугой во все небо после майской грозы…

И демоница никак не могла взять в толк — как можно обменять всю эту красоту, все это великолепие на бесконечность в Аду. Ради власти и денег, ради славы и поклонения толпы.

Заключая с ней сделки на перекрестке, люди не ведали, какую цену им придется заплатить за десять лет счастливого, по их мнению, существования на Земле. Разве стоят десять лет торжества собственной гордыни мук, уготованных им в преисподней?

Время, отпущенное контрактом, пролетало для них как один миг, и как бы они не прятались, что бы ни делали, финал для всех был один — душераздирающий вой адских гончих пришедших за своей жертвой, мучительная смерть и рандеву с её папочкой.

Иногда Тэми жалела, что живым не дано увидеть пламя Ада. Что их будущее сокрыто от них. Если бы хоть один из них был способен заглянуть за Грань — желающих заключить сделку с демоном значительно бы поубавилось.

Лишь единожды Тэми разорвала контракт. С человеком, заложившим душу, чтобы спасти от смерти любимую жену. Она отменила сделку и отправила его восвояси, предварительно прочитав длинную лекцию на тему: «Представь, что станет с твоей любимой, когда она узнает, какой ценой ты выкупил у Жнеца её жизнь? И нужна ли ей будет после этого такая жизнь».

* * *

В отличие от других демонов, в свете последних событий довольно часто появлявшихся на земле, Тэми не любила менять свое тело и бережно к нему относилась. Она холила и лелеяла его, ухаживала за ним и покидала его только тогда, когда тело совсем изнашивалось. Она даже хоронила его, где-нибудь в укромном уголке тихого леса или на заброшенном кладбище.

Демоны обожали развлекаться, оседлав человека и заездив его до смерти, а когда тело приходило в негодность — перепрыгивали в другое.

Тэми же такие гонки в духе «Формулы 1» в корне не нравились. Она вообще предпочитала не делить тело с еще одной сущностью, коей являлась человеческая душа, а быть единоличной владелицей. И старалась использовать вторсырье, предварительно убедившись, что хоромы пусты и душа отправилась в длительное путешествие по райским кущам или на бесконечное свидание с её родителем. Тут уж кому что суждено.

Свое нынешнее вместилище Тэми выбирала долго и тщательно, пока не остановилась на девушке, второй год лежавшей в коме после шальной пули обкурившегося наркомана в больнице маленького городка. Она долго ждала когда врачи отключат аппараты жизнеобеспечения, после того как те установили что мозг девушки мертв и лишь тогда решилась занять пустой сосуд, внезапно вернувшись из небытия и до полусмерти напугав медперсонал.

Тэми нравилось её новое тело. В нем было мягко, тепло и уютно и она уже считала его своим.

Навестивший её в то время брат, разглядывая её со всех сторон, даже сделал ей комплимент:

— Классный костюмчик ты себе отхватила, сестренка. У тебя прекрасный вкус, поздравляю.

— На том стоим, — скромно улыбнулась Тэми, потупив глазки.

— Только вот что от него останется, после того как ты в нем покатаешься? — Ухмыльнулся демон, — даже жаль — такая красивая девочка.

— А ты сам — то кого оседлал? — проигнорировав сарказм брата, спросила Тэми.

— Какого-то спортсмена, — серьезно ответил демон, — Я верну его, как только в нем отпадет необходимость.

— Ну да, ну да, — скептически ухмыльнулась демоница, — с какой скоростью ты передвигаешься, Лекс, если не секрет? Вот мне интересно, что останется от человека после того, как ты его оставишь? Дай угадаю — пустая оболочка, пускающая слюни где-нибудь в доме для инвалидов. Если вообще жив останется.

— А у тебя значит, девчонка будет жива — здорова, ты же у нас домоседка, ага.

Тэми презрительно посмотрела на брата:

— А я вообще альтруистка. И предпочитаю использовать вторсырье.

— Ты что влезла в покойницу? — изумился Лекс.

— В коматозницу, — спокойно ответила Тэми. — У меня и справка есть. Хочешь — покажу?

— Ты на всю голову больная, — раздраженно буркнул демон, — недаром отец тебя на Землю сослал.

— Да я и не против, вовсе, — сладко улыбнулась Тэми в ответ, — уж лучше быть на Земле демоном перекрестка, чем торчать в вашем вонючем Аду.

Махнув рукой, дескать, что спорить с болезной, демон отбыл восвояси, а Тэми осталась, тихо радуясь, что визит любимого братца не затянулся надолго.

* * *

Дом на перекрестке был для Тэми своего рода тайным убежищем, где она могла побыть самой собой и отдохнуть от общения с людьми. Скрытый от людских глаз, он казался им просто старой развалюхой, но на самом деле в нем было очень уютно.

Жить Тэми предпочитала в маленьких городках, нигде подолгу не задерживаясь, чтобы не привлекать к себе внимания.

Она была тихой и спокойной, с соседями не общалась или общалась на уровне «здрасьте — до свидания». Никто даже заподозрить не мог, что скромная кареглазая девушка с копной роскошных каштановых волос и застенчивой улыбкой, хрупкая, как фарфоровая статуэтка, на самом деле — демон.

Вообще, Тэми никак не могла определиться, что она испытывает к людям? Презрение? Возможно. За их хладнокровие, расчетливость, неуемную жажду власти, богатства и славы.

Ненависть? Может быть. За то, что спокойно могут предать ближнего, или всадить ему нож в спину или продать, если посулят большие деньги.

Зависть и удивление? Наиболее вероятно. Потому что среди негативных и отрицательных, у человека была еще и масса положительных качеств.

Только человек может кинуться в ледяную воду, чтобы спасти чужого ребенка. Только человек может отдать последний кусок хлеба и глоток воды, когда сам умирает от голода и жажды. Только человек может заслонить собой от пули своего друга. И только человек может продать душу демону, если умирает его любимая. За свою короткую жизнь человек испытывал такую гамму чувств и эмоций — от любви на грани безрассудства, до ненависти на грани помешательства, что юной демонице оставалось только завидовать. Наверное, все дело в человеческой душе, которой у неё не было. Демоны бездушны, впрочем, как и ангелы.

Но что больше всего раздражало её в людях — наплевательское отношение к собственной душе и неуемное желание поближе познакомиться с потусторонними силами.

Слепое поклонение вампирам, которых презирали даже демоны, возведенное юными девицами едва ли не культ. Очарованные книжками о благородных клыкастых рыцарях, ставших бестселлерами, барышни мечтали о прекрасных принцах на серебристых «Вольво». И просто жаждали подставить свое нежное горлышко под клыки вечно голодной лживой твари, совсем не желая думать о том, что для вампира — юная влюбленная дурочка всего лишь еда.

А их отношение к демонам? Это вообще отдельный и очень тяжелый случай!

Тэми собственными глазами видела по телевизору сериал, в котором три ведьмочки, одной левой мочат демонов, влюблявшихся в них то и дело, а одна из них (Пайпер вроде бы) даже родила от одного из них и хоть бы хны. Все у этой троицы было в шоколаде!

Однажды подобную лапшу с ушей и мозгов поклонниц мира «Зачарованных» Тэми пришлось снимать лично. У парочки своих приятельниц, с которыми Тэми познакомилась, когда проживала в одном заштатном городишке.

Одна из них раздобыла где-то «Книгу теней» и предложила подружкам вызвать демона. Услышав, кого именно хочет вызвать Лиса, Тэми за долгое время пребывания на Земле впервые вышла из себя.

Сначала она пыталась отговорить девушку, но та упорно стояла на своем:

— Мы должны хотя бы попробовать. Это ведь совсем не страшно. Своего рода игра.

— Игра говоришь? А ты хоть знаешь, кого собираешься вызвать, Лис? — Поинтересовалась Тэми у приятельницы.

— Конечно. Аластара. Это Князь тьмы, один из самых могущественных демонов…

— Великий инквизитор Ада, — спокойно продолжила за неё Тэми, сложив руки на груди, — Пикассо с бритвой. И он покрошит в капусту весь твой пионерский кружок. При хорошем раскладе.

— А ты откуда знаешь? — подозрительно прищурилась Лиса.

— Оттуда, что это мой отец, идиотка! — глаза Тэми подернула лаковая злобная чернота и невидимая сила подняла обеих девушек и распяла на стене.

— О, Господи, — Лиса в ужасе смотрела на преобразившуюся подругу, не в силах пошевелить даже головой.

— Не совсем, милая, — ответила Тэми почти ласково, шагнув к ней, — Тсс, детка, все хорошо. Просто небольшой урок.

— Ты не человек, — пискнула Лиса, глядя на неё огромными глазами.

— Умница, — фыркнула Тэми, — почти с первого раза догадалась. — Ты хотела встретиться с демоном? Ну, так вот она я. Забавно, правда? Ты же собиралась молиться темным силам, даже хотела служить им. Нет? У вас — людей мозги вообще для чего? Кому вы собрались служить?

— Это… Это невоз… Этого не может быть, — подбородок Лисы задрожал, но она была слишком напугана, чтобы плакать.

— А что это по — твоему, — коротко рассмеялась Тэми, — свидание с неведомым, настрой на лучшее, или — что? Ты собиралась продать душу демону, маленькая дурочка. Аластару! Думаешь это невинная забава? И что вы хотели попросить у него взамен интересно? Как всегда — мужа миллионера, сложенного как греческий бог желательно топлесс, или может быть «Ягуар» с багажником, не закрывающимся от пачек банкнот, поездку на Канары, или норковую шубку до пят? Ничего, что за баснословные деньги, карьерные взлеты, принцев и прочее, пришлось бы заплатить по счетам. Вы хоть понимаете, что вызов демона или даже невинное гадание — на картах Таро, или на кофейной гуще — это не развлечение, а серьезный магический обряд. Гадающий человек добровольно отдает свою волю и свой мозг в распоряжение темных сил. А в случае вызова демона — свою душу. Вы думаете, папочка вам приготовит президентский люкс с видом на море чисто из любви ко мне? Ошибаетесь! Ад — темница отчаяния. И адский огонь отнюдь не метафора. В преисподней — настоящее пекло. Мучения, которых вы и представить не можете. А вы добровольно себя туда загоняете…

Тэми не стала больше мучить девушек, преподавая им урок философии от демона. И убивать, тоже не стала. Она просто отпустила их и ушла. Зачем лишать жизни двух глупеньких девчонок? Они и так получили столько, что до конца дней своих им придется работать на психологов. Ведь в версию о демоне никто из их близких, все равно не поверит. Но, зато демоница была твердо уверена в одном — оккультизм, гадания и прочую потустороннюю чушь, они будут обходить десятой дорогой.

Глава 2

Кассиэль сидел на почетном месте в Главном зале резиденции Михаила и рассеянно слушал. Архангел второй час вещал что-то о корректировке и изменениях в планах военных действий, а Кассиэль мечтал только об одном — быстрей бы все закончилось.

Бадяга под кодовым названием «Апокалипсис» длилась уже не одно десятилетие и грозила затянуться на неопределенный срок.

А началось все, из-за какой — то ерунды.

И, если предыдущую войнушку развязали демоны, то зачинщиками этой свары, стали как раз сыны Божьи. Отец Небесный отбыл в неизвестном направлении, решив отдохнуть от многовековых трудов и семейных разборок.

Мальчики же, едва папа успел скрыться за горизонтом, решили поиграть в «Апокалипсис». Поскольку одним играться неинтересно, кто-то (подозревали, что это Уриил) предложил присоединиться демонам.

Сначала было даже весело, потерь с обеих сторон не наблюдалось и старшие архангелы во главе с Михаилом смотрели на это сквозь пальцы.

Князья Тьмы вообще предпочитали не вмешиваться в игры юных демонов по принципу «чем бы дитя не тешилось».

То, что из-за ангело — демонских игрушек периодически гибли десятки, а то и сотни людей никого не волновало. Как однажды выразился один из ангелов — им не впервой было ставить человечеству клистир. Но потом, главные ведущие конкретно расплевались, чего-то не поделив между собой, и безобидная игра превратилась в полноценную войну.

* * *

Оценив масштабы катастрофы, опомнившиеся старшие поняли — если все это не прекратить, зарвавшиеся юнцы уничтожат полпланеты, а отвечать перед вернувшимся папочкой придется им — кинулись разнимать дерущихся, но было уже поздно. Война шла полным ходом, и на горизонте замаячил уже реальный АПОКАЛИПСИС с заглавных букв, не имеющий ничего общего с детской страшилкой.

Кровавые реки, землетрясения, четыре Всадника — колоссальный размах. Ну, и под занавес — восстание Люцифера, который спалит Землю заживо.

Поняв, что Отец за такие художества как минимум распылит их по вселенной без права возрождения, Михаил решил встретиться с парой знакомых адских князей, с которыми ему уже приходилось иметь дело, чтобы обсудить сложившуюся ситуацию.

В Аду, тоже были не в восторге от идеи возвращения Люцифера на трон. Им и так жилось неплохо, а вернувшийся из клетки, просидевший там не одну тысячу лет Люцифер вряд ли будет пребывать в хорошем расположении духа. А если учитывать, что изначально Люци был ангелом, и к демонам относился не намного лучше, чем к людям, возникал закономерный вопрос — кто будет на очереди на уничтожение, если Люцифер покончит с человечеством.

Пришлось архангелам и темным князьям объединяться и создавать Сопротивление.

Кассиэль, примкнул к Сопротивлению, не раздумывая, даже не смотря на то, что его лучший друг Уриил оказался по другую сторону.

Он достаточно долго изучал людей чтобы понять — они слишком другие. Нетерпеливы, импульсивны, полны противоречий. Живут в плену у страхов и сомнений. Сложны и сами бесконечно усложняют себе жизнь. Подчас, поступки их необъяснимы и непредсказуемы, желания безосновательны, а тяга к пороку неистребима. Людей, конечно, стоило наказать хотя бы за то, что они натворили за прошедший век (одна Хиросима чего стоила) — устроить очередной Потоп, например, но поднимать Люцифера? Устраивать для них Армагеддон? Это было слишком жестоко…

Его раздумья прервал голос Михаила. Из донесений одного из демонов, входивших в организацию, выяснилось, что на землю поднялась Лилит, которая должна была снять с темницы, где находился Люцифер шестьдесят шесть печатей, чтобы освободить его. Печатей было гораздо больше, но для того, чтобы вернуть Сатану на трон, достаточно снять именно это количество.

Лилит была первенцем дьявола — первым человеком, которого он обратил, чтобы отомстить Отцу за то, что он низверг его с небес. Чтобы остановить эту тварюгу, помешать её планам на восстание Люцифера требовался не просто ангел, а превосходящий её по силе и могуществу Небесный воин. Игрок высшей лиги, коим и являлся Кассиэль — предводитель ангелов мщения. Отсюда следовало, что он должен спуститься на землю.

Ангел слегка растерялся. Будучи на самом верху иерархии, находясь у трона Господня, Престолы никогда не покидали небесных пределов. Слишком высоко они находились, слишком большую ценность представляли, слишком большой силой обладали. Найти для Престола подходящий сосуд — почти непосильная задача.

Человеческая плоть настолько хрупка и недолговечна, что пребывание в ней Престола, грозило полным развоплощением хозяину сосуда.

Но раз уж он согласился встать на сторону Михаила, стоило уважать его пожелания. Прежде всего, Кассиэль — воин небес. Приказ был отдан и обсуждению не подлежал.

Оставалось лишь найти сосуд.

* * *

Он казался таким хрупким — человек, чье тело должно стать оболочкой для Кассиэля. Но эта хрупкость была обманчива. Не каждый смертный способен выдержать присутствие ангела. Он мог. Это было у него в крови. Дар или проклятие, доставшийся от предков, чей род брал начало со времен Потопа.

Чего стоило Михаилу уговорить его довериться. Убедить, что он не сошел с ума. Что это большая честь служить оболочкой для ангела. И не для скромного хранителя и даже не для архангела — для Престола.

Его звали Кевин. Кевин Форд. Наверное, это имя что-то значило для человека. Но для ангела оно было лишь потоком бессмысленных вибраций. Ему суждено было стать вместилищем для Гавриила. Но архангел, исчез с небес, едва началась война, предпочитая битве, роль стороннего наблюдателя. Гейб всегда был странным.

Кассиэль искренне надеялся, что сосуд, предназначенный для архангела, выдержит и его. Не хотелось бы чтобы тело рассыпалось в прах или сгорело в ближайшие дни.

* * *

Ангел приложил руку к левой стороне груди. Там билось человеческое сердце, на данный момент принадлежащее ему.

Кассиэль поежился. Пребывать в сосуде ему не нравилось. Слишком тесно и похоже на заточение. Очень неприятный опыт! Тело сковывало сущность, одежда тело, и все это вместе было громоздко, неловко, неповоротливо.

Михаил оглядел его со всех сторон и посоветовал, чтобы он не забывал дышать. И время от времени принимал пищу. Хотя сейчас это не имело значения. Престол не нуждался в воздухе и пище, и пока Кевин с ним, он тоже не нуждался.

Кассиэль сделал несколько шагов и прикоснулся к ближайшему дереву — шершавое, потрогал куртку, в которую был одет Кевин — мягкая, коснулся рукой щеки — колючая… Такие разные ощущения! Непривычные. Все другое — даже звуки и краски.

Кассиэль впервые видел мир глазами человека, прислушивался к нему ушами человека. От новых ощущений кружилась голова. Он был ослеплен и оглушен. Под подошвами ботинок хрустели мелкие камешки. В кармане куртки лежала полупустая пачка с тонкими трубочками, набитыми какой-то травой источающей мерзкий запах. Ангел читал о них. Они назывались сигаретами. Кассиэль знал многое о людях, но дурных привычек ему было не понять: зачем губить себя?

«Нужно будет обязательно избавить его от этой гадости!» — мельком подумал он.

В другом кармане его пальцы нащупали металлический кругляш. Монетка? Он вытащил её и стал с любопытством разглядывать, а с неба вдруг упало что-то холодное и острое.

Вода?

— Это дождь, — пояснил Михаил и ободряюще улыбнулся. — Ну, мне пора, Кас, ты осваивайся тут пока. Завтра увидимся.

Кассиэль рассеянно кивнул, раздался шорох крыльев и Михаил исчез.

Ангел постоял еще немного посреди пустынного парка, и пошел вперед.

На ночной улице не было ни души. За ближайшим поворотом он обнаружил небольшую площадь. Судя по описаниям, на ней стояли машины. Он свернул к ней. Под ногами хрустели песок и камни. Ветер раздувал полы куртки и трепал волосы. Тусклый свет фонаря высек его силуэт из мглы и Кас обратил внимание, что отбрасывает гигантскую крылатую тень на дорогу.

«Какой тесный сосуд, — сокрушенно подумал он, — Никак не уместиться целиком».

Он запрокинул голову — капли дождя упали ему на лицо, и открыл рот, ловя их, ощущая пресный вкус на языке.

«Эй ты!»

Он не сразу понял, что слова обращены к нему.

«Отвали от моей тачки!»

«И как на это реагировать? — Кассиэль растерянно стоял рядом с машиной. — Что это значит — отвалить от тачки?».

Машина мигала огнями и оглушительно выла.

«О… Это я наделал? — подумал он, — Нужно быть внимательней».

Он максимально, насколько это возможно поджал крылья и в наступившей тишине пошел прочь.

* * *

За несколько месяцев пребывания на Земле, Кассиэль успел достаточно близко познакомиться с законным владельцем тела, которое волею судеб досталось ему в качестве сосуда (или — весселя, как называл его Михаил).

Кевин был высоким молодым человеком тридцати двух лет от роду, поразительно похожим на голливудского красавчика Брэда Пита в его лучшие годы, чем страшно гордился. Он любил красивых женщин, дорогие машины, азартные игры в разумных пределах и обожал ввязываться в разного рода сомнительные предприятия. В деньгах Кевин недостатка не испытывал, так как занимал высокий пост в корпорации своего отца — владельца крупной фармакологической компании и имел тридцать процентов её акций. Человек он был легкий, незлобивый и щедрый. Он не только в казино оставлял крупные суммы, но и жертвовал баснословные деньги различным благотворительным организациям. Он даже являлся почетным членом фонда по борьбе с детской лейкемией, не раз оплачивал дорогостоящие операции и лечение малышам из малоимущих семей и покупал оборудование для клиники. Одним словом — Кевин был идеальным весселем для его брата Гавриила — того еще затейника и балагура, который много раз бывал на Земле и чувствовал себя там как дома.

Но Кассиэлю, вообще никогда раньше не покидавшему Небеса, понадобилось довольно много времени, чтобы ужиться с неугомонным соседом, но потом все более или менее наладилось. Иногда он устраивал сиесту в подсознании, на время, покидая сосуд, и давая порулить Кевину, чтобы тот мог навестить отца или просто расслабиться. Правда, потом ему приходилось разбираться с последствиями загулов Кевина, избавляя организм от похмелья или приводя его мозги в порядок после бурной ночи и заставляя не просто спать на работе, а плодотворно трудиться. Кевин в благодарность отвечал ему стоическим послушанием. Он безропотно переносил недельные голодовки, если ангел забывал поесть, головокружительную скорость с которой Кассиэль перемещался, жестокие драки с демонами и даже ранения, которые были нечувствительны для Престола, но весьма ощутимы и болезненны для человека. Он не жаловался, притаившись в самой глубине подсознания, и терпеливо ждал, когда ангел найдет время, чтобы исцелить его тело.

1 2 3 4 5

www.litlib.net