Духлесс: Повесть о ненастоящем человеке   ::   Минаев Сергей. Книга духлесс 2


«Данила Козловский – стопроцентное попадание в образ»

- Над этим сценарием работала группа товарищей. Вы и еще несколько человек (Михаил Идов, Андрей Рывкин и Фуад Ибрагимбеков). Как вам, писателю, такое объемное соавторство?

- Я писал свою часть: некоторые диалоги и 12 сцен. Продюсеры могли сказать: вот этот диалог скучный, давай перепишем – и переписывал…

- И что ваше авторское эго говорило?

- Где-то соглашался, где-то спорил. Но я с соавторами не общался. У нас было постоянное обсуждение: продюсеры Федя Бондарчук, Петя Ануров, режиссер Рома Прыгунов – вот, собственно, мои собеседники.

- Первая книга – это роман. Нынешняя история станет романом?

- Эта история книгой не станет. Мне понравилась идея второго фильма, но романа-продолжения – нет. Это была бы некоторая спекуляция.

- Первый «Духлесс» имел подзаголовок «Повесть о ненастоящем человеке». Герой стал настоящим теперь-то?

- Да, герой – стал совершенно другим человеком. Во второй картине он прошел очень серьезные испытания. Он пытался убежать от себя. Но обстоятельства его вытянули в Москву, где ему все время приходится делать нелегкий выбор между предательством и тем, чтобы остаться собой. То есть, это серьезная драматическая история, серьезней, чем первая часть.

Сегодня в прокат выходит продолжение знаменитого блокбастераФото: Михаил ФРОЛОВ

- А офисный планктон больше не герои нашего времени?

- Они и тогда были не герои. А сегодня это люди, которые в кризис побежали покупать по две «плазмы» чтобы после Нового года лишнюю продать за полцены. Это ведь просто идиотство, которое я не знаю, как комментировать. Представляете, все рушится, падает экономика, рубль, а они бегут за телевизорами. Что можно сказать о людях, которые так решили вложить деньги?.. Ну ты видишь, что началась валютная чехарда, купи валюту, положи в матрас и спи на нем. Валюту можно поменять и купить крупы, банку тушенки. «Плазму» ты же не будешь есть, отламывая по кусочку.

- Трудно себе представить, что герой Данилы Козловского – Максим Андреев – побежит покупать плазму.

- А он и не побежит. У него задачи уже посложнее.

- Данила похож на вашего персонажа?

- Конечно, это стопроцентное попадание в образ. В этом мы с продюсерами были единодушны.

- На пресс-конференции по роману «Селфи» вы сказали, что герой нашего времени – человек с ружьем, и замолчали. Поясните.

- Вы кого видите каждый день в новостях? Мир живет в предвоенном состоянии. Это тревожное ожидание чего-то. Где-то стреляют, где-то локальные войны. На Украине, в Сирии. В Париже террористы расстреляли журналистов, теракт в синагоге в Копенгагене. Человек войны – герой нашего времени.

- Вы историк по образованию, почему не пишете про войну? Это очень современно Миесхиев снял «Батальон», Бондарчук до этого – «Сталинград».

- «Батальон» опирается на исторический материал. Я об этом ничего не знаю. На войне не был и не хочу на ней побывать.

Федор Бондарчук - один из продюссеров фильма

- Тогда перейдем на другую сильную тему - на женщин. В романе «Духлесс» главная героиня Юля – спокойная, милая девушка, не за что зацепиться. А в фильме – это такая энергичная хипстерша, политическая, «Пусси Райот» практически.

- Роман было очень трудно класть на пленку, и яркая героиня сюжет очень усилила. Мне понравилось. В «Духлесс-2», кстати, она выходит замуж за миллиардера.

- Ух ты! То есть, вы считаете, что барышня из клана Нади Толоконниковой и Марии Алехиной может привлечь олигарха, оторвать его от роскошных светских дам?

- Конечно! Противоположности притягиваются.

- Но она вот такая неженственная, в окружении придурков, бегает, краской шубы портит…

- Ну, любовь зла! К тому же зачастую самые сильные, самые яркие отношения бывают между людьми из разных миров. В ее мире есть жизнь, а у Максима (главного героя «Духлесс» - авт.), если мы говорим о первом фильме, жизни нет. Это унылое офисное существование. Да, там есть деньги, машина. Но там нет остроты чувств. У человека, который думает и развивается, всегда есть какие-то кризисы. Появляется моральное опустошение. Краски жизни же не зависят от количества денег, славы. Мы все страдаем. И чего-то ищем.

Данила Козловский – стопроцентное попадание в образФото: Михаил ФРОЛОВ

- Но вот герою вашего свежего романа «Селфи», известному писателю и телеведущему, любимая женщина не помогла.

- У него все равно кризис.

- А что женщине делать? Не мешать? Помогать?

- Не знаю. Вы все пытаетесь свести к простым рецептам. А простые рецепты доводят до двух вещей – до самоубийства или пьянства. Простых рецептов не бывает, даже омлет сделать непросто.

Данила Козловский сказал перед показом: «Я со скептицизмом отношусь к продолжениям, но мы были уверены в этой истории. И во многом я благодарен замечательной команде и Федору Бондарчуку, и Роме Прыгунову – всем. Я сегодня себя поймал на ощущении, которое давно не испытывал: когда прогуливаешь школу или первую пару и идешь в кино – сегодня у меня такое чувство».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Духless-2»: Кто шагает по Москве

Роман «Духлесс», по которому снят первый фильм, как мы помним, имел подзаголовок «Повесть о ненастоящем человеке». В «Духлессе-2» герой Максим Андреев (Данила Козловский) вполне гуманизировался. Если прежде он был такой офисный дровосек без сердца, теперь – цитирует Салтыкова-Щедрина про "пьют и воруют", живет на Бали и рассекает волны на белом серфе, который тонко прозвал Tabula rasa («чистый лист», в переводе с латыни). На родину – в толстый мир примитива и чистогана – не собирается. Однако случайное знакомство с бывшим соседом по социальной лестнице переворачивает его жизнь (подробности)

www.kp.ru

Духлесс: Повесть о ненастоящем человеке

Видимо, тусовка ловит от нахождения в нем особый, сродни мазохистскому, кайф, если терпит все эти ужасы, сравнимые, безусловно, только с присутствием в нацистском концлагере. В те моменты, когда очередной московский тусовщик с именем Мигель или Дэн, отчаянно жестикулируя, рассказывает тебе очередную историю о том, как его обхамили в «Vogue», а после того, как он попытался поставить на место официанта, еще и специально «отравили дорадой», и при этом сравнивает сей ресторан с «этим… ну, ты понял… концлагерем… как его… Муратау, по-моему», — ты понимаешь, что, во-первых, этот придурок, который в школе не смог запомнить название Дахау, никакой не Мигель и не Дэн, а Миша или Денис и историю эту он так же придумал или своровал со страниц псевдомодного журнала, как и свое дурацкое имя-погоняло. А еще ты понимаешь (и в этот момент испытываешь благоговение до пяток, кое испытывали туземцы при виде кораблей испанских конкистадоров, приплывших выкачивать их золото), понимаешь, как на самом деле велик ресторатор Аркадий Новиков, построивший империю заведений для подобных людей.

Итак, мы сидим в «Vogue». Оба достаточно сильно пьяные. Я только что закончил рассказывать Тимуру идею постройки грязной пивной, с разбавленным пивом и пересушенной воблой, со всеми этими отвратительными совковыми запахами блевоты и разлитого по полу алкоголя. Этакой реанимации центра досуга пэтэушников и слесарей в районе Текстильщиков, в году так 1983-м. Идея была в том, что если проект откроет Аркаша, то все эти расфуфыренные мудаки будут бронировать там столики за неделю, чтобы платить баснословные счета за диссонанс между собственным «майбахом» и толстой официанткой в грязном переднике, подающей им плесневелые сосиски. И самое веселое в этом, что от плесневелых сосисок их будет переть в несколько раз круче, чем от собственного лимузина за несколько сотен тысяч евро. Они их будут жрать, нахваливать и рекомендовать друзьям. А ресторанные критики зайдутся в щенячьем визге в своих статьях о «новом ресторане Аркадия Новикова с интересным, авторским подходом к кухне». Сойдясь на том, что будет «биток» и «мега», мы выпили еще по сто виски, и я впал в традиционное для себя состояние пустоты, когда вечер завершен, тебе снова жутко скучно и единственным желанием остается, чтобы твой собеседник молчал.

Как всегда, в такие моменты у собеседника открывается желание сказать тебе что-то очень важное. Тимур наклоняется вплотную к моему уху — так, что я начинаю ощущать из его рта запах алкоголя, пасты с томатами и сигаретного дыма, смешанного с вонью кариеса. Я пытаюсь чуть отстраниться, но этот пьяный дурак опять придвигается и шепотом, который можно расслышать на улице, предлагает мне вписаться в проект разведения рыб атлантических пород в Подмосковье. Понимая, что «музыку не остановить», я делаю вид, что мне охуительно интересно, и говорю, что, конечно, хочу в одночасье стать рыбным олигархом, особенно с таким умным партнером, как Тимур, который все сам рассчитал. А требуемые от меня вложения в 300 000 долларов у меня, конечно же (ради такого проекта!), найдутся (как, впрочем, и у него). Я слушаю весь этот бесперспективняк и, чтобы вконец не окосеть, рассматриваю окружающих нас шлюх.

В «Vogue», как и в любом модном ресторане, много проституток, выдающих себя за честных столичных девушек, и еще больше честных столичных девушек, почему-то выдающих себя за проституток. Чем первые отличаются от вторых, мне совершенно непонятно, засим, для простоты понимания, я зову эту категорию особей женского пола the telki.

Обшаривая зал глазами, я натыкаюсь на интересную парочку. За столом развалился толстый под лет пятидесяти, с лысой головой и свиными глазенками, одетый в очень дорогой костюм, который тем не менее отвратительно на нем сидит.

tululu.org

описание, содержание, интересные факты и многое другое о фильме

Макс Андреев счастливо живет на Бали, покоряя волны, занимаясь медитацией и соблазняя местных красоток. Его жизнь в Москве, где он был успешным топ-менеджером, давно осталась в прошлом.

Однажды он спасает тонущего незнакомца, сбитого волной. Спасенный оказывается земляком, бизнесменом Романом Белкиным. Он рассказывает, что Москва очень изменилась, и что у него сейчас свой проект, с помощью которого он планирует вкладывать деньги в инновации. Средства же им выделяет политик Варенников. Роман говорит, что Макс всегда может рассчитывать на его помощь.

Внезапно счастливая жизнь Макса на острове обрывается. Его обвиняют в хранении наркотиков и принуждают вернуться на родину.

Вскоре все становится понятным. По прилету в Москву с Максом проводят беседу представители спецслужб. Угрожая тюрьмой, они заставляют его внедриться в компанию Романа Белкина и сливать им информацию. Больше всего их интересует участие в этом проекте Варенникова.

Андрееву приходится согласиться. Он приходит к Роману и просит взять его на работу. Тот назначает его коммерческим директором и вовлекает в работу. Их цель - находить оригинальные стартапы и вкладывать в них деньги. Андреев отчитывается своему контакту в органах, майору Савелову, что в компании все чисто.

Макс, чувствуя себя предателем, все рассказывает Белкину. Тот подтверждает, что они чисты.

Андреев случайно сталкивается со своей бывшей девушкой Юлей, которая уже живет с другим и просит Макса не лезть в ее жизнь.

Постепенно Макс сближается с девушкой Романа, Аленой. Между ними возникает симпатия, но дальше дружбы они не заходят.

Случайно Андреев выясняет, что Роман занимается отмыванием денег, он обещает бизнесменам вложения, но просто присваивает себе их компании, а полученные от государства деньги на их развитие оседают на счетах оффшорных организаций, принадлежащих Белкину.

Макс сдает Белкина органам, но предупреждает его об этом. Тот бежит из страны. Свою девушку Алену он бросает, за что в отместку она крадет у него секретные видеофайлы.

Алена погибает, но успевает передать файлы Максу. На них видеозапись переговоров, на которых представители органов вынуждали Варенникова делиться с ними откатами от вложений в свой инвестиционный фонд.

Андреев раскрывает коррупционеров. На волне скандала он привлекает к себе внимание многих россиян и решает стать политиком.

www.ivi.az