Книга «Дура с двумя высшими желает познакомиться» или «Дура-2». Книга дура


Книга Дура, глава Дура, страница 1 читать онлайн

Дура

Катька была дурой. Не просто, по жизни. А вообще. Наверное, только такой она и могла родиться у матери, первую половину беременности даже не догадывающуюся о своем состоянии и принимавшую какие-то лекарства, и от отца, который еще до рождения девочки умер от алкогольной интоксикации. Три класса Катька кое-как вымучила, а потом дома сидела со справкой. Потому что что-то у нее там спрогрессировало в отрицательную сторону. Даже говорить разучилась, мычать начала, и лыбилась на все, хотя хозяйство вела исправно, готовить научилась, лучше матери.

Узкий лоб, косоватенькие глазки, лицо, смятое какое-то, будто рисовал трехлетний ребенок. Волос – густой, черный, жесткий. Чтобы не расчесывать долго, мать состригала Катьке челку, и дальше по прямой примерно по уши.

Фигура… Вот тут уже ничего не попишешь. Сочная, спелая, если не смотреть выше плеч – божественная просто. Во всех местах, где надо, все есть.

Мать у Катьки была начитанная, грамотная можно сказать, в свое время техникум закончила. Она давно уже была готова к тому, что коль дитятко на голову слабое, Богом обиженное, то в чем-то другом – с лихвою доберет. Вот фигурою и добрала. Созрела лет в тринадцать. Да так, что все ее естество, сидящее в жаркие дни на балконе, будто бы кричало: «Возьмите меня! Сорвите меня!»

Вот и сорвали. Примерно тогда же. Пришел сосед, якобы за солью, и сорвал. А Катьке понравилось.

Мать и к этому была готова. Сколько в литературе прописано, что у придурошных с сексуальностью – пунктик, если узнают, хоть раз, будут просить и просить. Катька же - умоляла. Сидела перед материной кроватью ночью на маленьком стульчике и мычала в полголоса. Не соседа же звать! Хоть заявление на него писать в милицию не стали, но стороною обходили и не здоровались.

Мать у Катьки в троллейбусном депо работала, уже лет двадцать. Поговорила с мужиками. По-хорошему поговорила. По честному. С бутылкой, черным хлебом, наломанным ломтями, шматами вареной колбасы, и кружочками лука (сердитый нынче!). Мол, если у кого флюиды заиграют, или сыну надо будет тело ублажить (гормоны молодые!), пусть договариваются. Катька – чистенькая, заразу не подарит. И матери так спокойнее будет, все ж свои, семья почти.

Вечером следующего дня положила дочь в больницу, перевязала трубы, чтоб не дай Бог чего. Одно дело свой плод паршой тронутый, а другое дело, если от него траченная ветвь пойдет.

И пошло-поехало. Как по накатанной. Гладко и спокойно. Если на душе особо гадко становилось, когда Катька возвращалась домой с опухшими губами, задранным некрасиво подолом и осоловевшими глазами, так у матери всегда наизготове стоял пузатенький пузырек с настойкой – выпьешь, и спать. Чем бы дитя не тешилось, лишь бы не мычало…

А днем, когда мать была на работе, Катьку блюли мужики из депо – катали на троллейбусе – туда-сюда, целыми днями. Она ради такого принаряжалась: розовые колготки, белая блузка и зеленая юбка, а на черных волосах – фиолетовый бантик приколот. Многоцветье сплошное. Но Катьке казалось, что она так необыкновенно красива.

 

Удар мать стукнул после нескольких дней, подряд сдобренных настойкой. Катька догадалась привести соседку, которая и позвонила в «скорую», но врачи довезли пациентку до больницы уже мертвой. Остро встал вдруг вопрос, что делать дальше?

Мужики из депо, недолго думая, согласились взять двадцатилетнюю Катьку на поруки. Снабжали ее продуктами, вещами, платили кварплату и целыми днями катали на троллейбусе. А ради прикола научили отвечать на вопрос пассажиров: «Ты кто?» - «Чеаа давака!» (честная давалка) с гордостью.

Все осталось почти так же. И даже нельзя было догадаться, понимает ли девушка, что осталась на этом свете одна одинешенька. Что матери больше нет, что она не вернется. Все ее вещи Катька постирала, отгладила и разложила по полочкам. Тапки аккуратно поставила у порога, будто в ожидании возвращения хозяйки.

Прошло лето. Осенняя слякоть вымывала из души остатки накопленной радости. Катька дотемна каталась по троллейбусным кругам, потом в подсобке отрабатывала гостинцы и пешком уходила домой. Через пустырь, мимо стройки и еще два квартала. Иногда девушку провожали. Но чаще – одна.

Катька шла с тяжелыми сумками и не боялась. Может быть, просто не умела этого. Может Господь хранил. Никто не встречался на ее пути. Бывало, собака шмыгнет мимо, а то и пристроится шустрым шагом рядом, за что у крыльца получит чуток колбаски.

Было самое темное время, когда земля уже вычернела вся, а снегом еще не убелилась. Дорогу на пустыре развезло. Девушка шла медленно и осторожно, чтобы не упасть. Впереди раздался гогот и свист. Несколько малолеток и их ухажеров промчались мимо Катьки на мотоциклах по громкое «Бум-бум!» подобия музыки. Волна грязи окатила девушку. Она остановилась, недовольно мыча, и принялась оттираться. Только потом двинулась дальше. У забора стройки мотоциклы с подростками встретились девушке еще раз. Она вжалась в гнилые доски спиной и недовольно проследила молодежи вослед. Внутренний Катькин зверь говорил, что от малолеток веет злобой. Они не мужики из депо, они другие. От них надо держаться подальше.

Девушка явно представила себя собакой, которая скалит клыки, лает, а сама бочком-бочком прячется, поджимая хвост. Лохматая дворняга, беспородная, почти бесправная на фоне лощеных пикинессов.

litnet.com

Книга Дура бестолковая, глава 1 глава, страница 1 читать онлайн

1 глава

Этот день рождения должен был быть, как и все предыдущие незабываемым. После того, как я сдержал слово и поступил в Королевский Магический Университет, родители стали больше доверять мне и разрешали самому устраивать вечеринки. Единственным условием была нерушимость семейной репутации. Мной и моими друзьями оно соблюдалось неукоснительно, ибо один прокол — и безудержное веселье в каком-нибудь кабаке сменилось бы на тоскливое застолье в компании родителей и престарелых тетушек.

Вот и свой двадцать второй день рождения я планировал отметить с размахом, но родители подпортили мне настроение неожиданным подарком. Я всегда знал, что у них с юмором немного напутано, но чтобы настолько!

Ты женишься?! - хрюкнул, складываясь пополам Фил. Да, удручающе. Даже друг вместо того, чтобы посочувствовать, вон ржет, как конь. - Прости, Рик, - чуть отдышавшись извинился он, - Но я, правда, даже представить тебя не могу женатиком. А с Миланикой что делать будешь? - Новый приступ смеха. - Да она ж тебя по мостовой раскатает, когда узнает, - Фил уже слезы вытирать начал.

- Я так рад, что смог повеселить тебя, - немного обиделся я.

- Слышь, ну прости, - Друг начал потихоньку приходить в себя, - Ну а если серьезно, кто она?

- Дочь графа Дроввика, - буркнул в ответ.

- Не-а, не помню, - выдал Фил после недолгой задумчивости, - Ну а что? Зато станешь лордом.

- Бери выше. Графом. Она — единственный ребенок, - Друг присвистнул. Ему-то самому светил лишь титул барона.

- А что с ней не так? - продолжил допытываться он. - Почему выдают за простого? Неужели ни один лорд не позарился?

Я, действительно, был из простых. Моя семья хоть и была весьма состоятельной и вращалась в высших кругах, однако для аристократов мы все равно оставались людьми второго сорта.

- Ну, как объяснили мне, у графа возникли большие финансовые трудности, о которых не должны знать в свете. И отец вызвался помочь. На определенных условиях, - Я понимал, что отец таким образом позаботился о моем будущем. Но жениться!

- Она хоть красивая? - поинтересовался Фил.

- Не знаю. Я ее не видел, - признался я, - И знаешь, что самое противное? Мне ее влюбить в себя надо. Родители, видишь ли, пообещали дочурке, что никогда ее не принудят, и она выйдет замуж только по любви.

- Это что? Проблема? - усмехнулся друг. Нет, проблемой это не было. Я всегда пользовался популярностью у девушек, но...

- А вдруг она — уродина? - меня передернуло от представленных перспектив, - И с Милкой придется расстаться.

День рождения мы все-таки отметили, как и планировали. Единственное, о чем я попросил Фила, сохранить в секрете новости о моей женитьбе.

Лето пролетело незаметно. В этот раз отправление в Университет было не таким радужным. Мне сообщили, что моя невеста поступила на первый курс факультета Целительства. Я — зельевар. И хотя эти два факультета частенько встречаются во время учебы, но я-то на пятом курсе. И как мне подстраивать наши встречи? А еще найти ее надо. Ведь кроме имени и факультета мне ничего о ней не известно. Не могу же я заявиться на факультет и начать спрашивать о ней. Это вызовет подозрение.

В первый учебный день мы с Филом стояли у лестницы, ведущей на этаж Целителей, и высматривали первокурсниц. Отличить их можно было по блуждающим неуверенным взглядам.

- Оу, мальчики, - как ураган, на нас налетела целительница с пятого курса Ирша, - Вы-то мне и нужны, - ее глаза хитро блестели.

- Мы или наше знаменитое зелье? - в тон ей уточнил Фил.

- Ну вы же не придете, - обиженно надула губки Ирша.

- Придем, - решительно ответил я, - А первокурсницы будут?

- Ух-ты, - Девушка встала в позу руки-в-боки, - Неужто Милашку в омут забвения?

- Она сама предложила расстаться, - И ведь даже врать не пришлось. В день прибытия Миланика подошла ко мне и выразила желание остаться моим другом, сказав, что мы взрослые цивилизованные люди, а потому можем разойтись без скандала. Какой скандал?! Я смотрел на нее, не веря в свое счастье. Я к тому времени себе уже всю голову сломал, как сказать ей о расставании. Миланика из тех девушек, которые могут устроить «веселую» жизнь и без повода, а уж если найдут повод...

- Ладно, приходите, - усмехнулась Ирша, - Разбавите наше женское царство.

- Видимо, Богам угоден этот союз, - хохотнул Фил, - Уж больно гладко все выходит.

К вечеру мы запаслись приличным количеством алкоголя и выдвинулись в общежитие целительниц. На входе нас уже ждала Ирша, так как без приглашения на территорию «женского царства» мы бы не прошли, так же как и они к зельеварам.

Собрались все в общем зале. Здесь было гораздо уютней, нежели в нашем, девчонки все-таки. Занавесочки, салфеточки, цветочки...

Первокурсницы жались на диванчиках, бросая на нас косые взгляды.

- Девочки, а вот и обещанные зельевары, - представила нас Ирша, - И не с пустыми руками.

Под громкие аплодисменты мы с Филом выставляли бутыли на столы с закусками.

- Фил и Рик, прошу любить и жаловать, - продолжила между тем пятикурсница.

А я всматривался в лица юных студенток. Радовало одно: уродин среди не было.

Веселье шло полным ходом, я, как бы между прочим, подходил к девчонкам, знакомился с ними. Фил был занят тем же. Скоро все лица слились в одно, я уже не запоминал имен, улыбка приклеилась к моему лицу намертво и напоминала маску. Я как раз разговаривал с очередной незнакомкой, когда на меня налетела кудрявая брюнетка. Она обязательно упала бы, если бы я не подхватил ее.

- Простите, - захихикала она. Да, мы с Филом зелье варим знатное, но так быстро оно никогда не срубало.

- Ты что-нибудь ела? - строго спросил я.

- А-а, - мотнула она головой, и тугие кудряшки упали ей на лицо. Девочка попыталась их сдуть, но при этом издала неприличный звук и засмеялась, уткнувшись лбом мне в плечо.

litnet.com

Книга Дура, глава Дура, страница 1 читать онлайн

Дура

Холодная капля упала на нос. Другая — на закрытое веко, скатилась по щеке, скользнула в рот тонкой змейкой. Хор содрогнулся, шумно выдохнул и открыл глаза. По тёмной стене пещеры метался блёклый солнечный зайчик. Снаружи звенела капель, оживлённо перекликались птицы и ветер — влажный, озорной, рвался в щели, возвещая о приходе весны.

Хор потянулся, зевнул, потер ладонями лицо. Выпрямился, разминая затёкшее, исхудавшее за зиму тело. Осторожно выглянул, принюхиваясь, жмурясь от яркого света. В лицо пахнуло талым снегом, сырой землей, теплом древесной коры и будоражащим, обостряющим чувства ароматом жизни. Лес пробуждался, стряхивая с себя льдистую дрёму. Вернувшись в дальний угол пещеры, Хор склонился над сладко посапывающим братом. Тёмные кудри смешались с коричневым ворсом медвежьей шкуры.

— Тэс, проснись, пора… — тронул за плечо и тут же свалился от неожиданной подсечки.

Тэс, победно ухмыляясь, уселся на него верхом:

— Долго просыпаешься, брат!

— Осторожней с когтями, — сбросил Хор со своей шеи ладонь Тэса.

— Пойдем, я ужасно голоден! — нетерпеливо воскликнул брат, раскидывая сосновые ветви, загораживающие вход.

Хор свернул и перевязал бечевкой шкуры, собрал разную нужную мелочевку и только потом покинул пещеру.

— Уиииихаааааа!

Брызги мокрого снега взрывались из-под ног, ветви деревьев стонали, прогибаясь под тяжестью тел, двое мчались по лесу, как смерчи, играючи обходя препятствия, наслаждаясь силой, свободой, опьяненные сочившимися отовсюду запахами. Птицы и звери шарахались, бросались врассыпную.

На краю леса земля, прогретая, свободная от снега, уже покрылась первой зеленью. За опушкой можно было разглядеть крайние домики деревни.

Тэс отыскал родник, напился и лукаво посмотрел на брата:

— Слышишь?

Хор кивнул и широко улыбнулся, обнажив длинные клыки. Женский голос выводил мотив протяжной песни.

— Подснежники ищут.

— Сейчас? — взволнованно спросил Хор.

— Давай ты?

— Неее… у тебя лучше получается. Я однажды наморочил — только перепугал до смерти, помнишь?

Тэс залился беззаботным смехом.

— Ладно, жди, я пошел.

— Постой… выбери пострашнее, не могу я красивых, ладно? — Хор смущенно потупился.

— Хорошо, ради тебя выберу самую невзрачную, — хихикнул Тэс.

Хор смотрел ему вслед с возрастающим чувством неприятия и вместе с тем понимания неизбежности того, что должно произойти. Он вздохнул и присел на пенек. Каждый год одно и то же. Когда же он привыкнет? После пробуждения жажда нарастала постепенно, но неумолимо. И тут выбора не было: или порция свежей человеческой крови — или смерть. Не внезапная, конечно. Долгая и мучительная. Через пару месяцев процессы, происходящие в организме необратимы, уже ничего не поможет. Тэс, непревзойденный мастер морока — мог соблазнить любую девушку, независимо от возраста, характера, положения и вероисповедания. А кровь должна быть именно девичья и желательно девственницы. Тэс всегда настаивал на этом, говорил, что её тонкий аромат и чистый вкус дарит особое, ни с чем несравнимое наслаждение. И он всегда чувствовал нетронутую. И возраст мог определить безошибочно. Моложе шестнадцати не брал. А для Хора отнять жизнь человека — каждый раз жестокое испытание. Сначала он пересиливал себя, но потом дикая жажда брала верх, одурманивала, лишала рассудка, затягивая в плен неистового восторга, а после — чувствовал вину и стыд. «Брось, Хор! Это всего лишь люди» — увещевал его брат, стирая с губ липкую красноту. Хор закрывал глаза, чтобы не видеть распростёртого на земле тела, которое дышало ещё несколько минут назад. После того, как они прожили в одном месте три года, и мужики из ближайшей деревни объявили на них охоту, братья кочевали по свету, нигде не задерживаясь. Люди не могли причинить им никакого вреда, но Тэс бесился, когда они постоянно путались под ногами.

Заслышав шаги, Хор почувствовал, как ускорилось биение сердца. И сразу же его лицо удивленно вытянулось — девчонка, маленькая, тонкая, с огромными глазами цвета мёда и длиннющими тёмно-рыжими косами вела Тэса за руку! И что самое странное — она не была под мороком. Абсолютно осмысленный, ясный и сердитый взгляд. И ни капли страха! А Тэс, как обычно, беспечно ухмылялся.

— Не повезло нам сегодня, брат. Столько сладких девчонок бродит в лесной глуши, а с ними вот это, — Тэс брезгливо покосился на худенькую фигурку, застывшую между ними. — Недоразумение…

Хор недоумённо вытаращил глаза, вопросительно глядя на брата.

— Ведьма, — мрачно пояснил тот. — Морок её не берет, дичь спугнула, сама в жертвенного агнца решила поиграть, чокнутая. — Тэс в сердцах сплюнул и толкнул девчонку к брату: — Будешь? Не укусишь — так по-другому используешь.

Ведьма отпрянула в сторону, не сводя с Хора пристального взгляда. Бледные губы едва заметно шевелились, что-то шептали.

— Что она бормочет?

— Колдует! — захохотал Тэс. — Не старайся, на нас тоже не действует!

— Бесовское племя, — презрительно бросила девушка, беззастенчиво разглядывая Хора.

Тэс рывком прижал её к себе, обхватив рукой хрупкую шею, провел кончиком языка по скуле. Острые когти царапнули тонкую кожу. Ведьма не пикнула, лишь побледнела, и жилка на виске трепетала, как сердце пойманного воробья.

— Пошли, — он оставил девчонку и легонько ткнул брата в плечо.

— А с ней-то что делать?

Тэс смерил ведьму уничтожающим взглядом и скривился.

— Да ну её. Не плачет, не сопротивляется, лягушка пучеглазая, и пахнет от неё полынью, весь аппетит испортила, дура! — он снова сплюнул и потащил брата за собой. — Найдем место, где ведьмы не водятся.

litnet.com

Книга "ДУРА" из жанра Короткие любовные романы

…милые дамы, мне немедленно захотелось с вами поделиться. Найдено решение для удовлетворения некоторых наших эмоциональных нужд!( Почему только к милым дамам обращаюсь? Холодный мужской ум такой эмоциональной нагрузки не выдерживает. Проверено опытным путем – из любопытства я сую нос в каждый комментарий под каждым прочитанным рассказом. Чаще всего мужчины задают автору в разных вариантах совершенно нелепый, с женской точки зрения, вопрос: « Зачем Вы об этом пишете?» )Итак, позвольте представить вам Марианскую Впадину Моей Нравствености, Эверест Моей Писательской Зависти, Чёрную Дыру Моего Подсознания, Мюнхаузена От Эротики, Мастера Фривольного Пера – Александра Дунаенко! (продолжительные аплодисменты)Милые дамы, какие у него сюжеты! Сюжеты – конфеты. В таких, знаете ли, нескромно шелестящих фантиках, которые очень хочется развернуть в кинозале после того, как уже выключили свет.…в процессе поглощения сладкого, у вас появляется долгожданная возможность воспользоваться, наконец, любимыми выражениями «Какой ужас! Так смешно, что прям плакать хочется!», «Нет, это, всё-таки, так пронзительно и невыразимо прекрасно!» и «Фу, какая гадость! Надо непременно завтра подсунуть Ирке почитать.»И вот о чем, милые дамы, мне хочется сказать ещё. Эротики в литературе хватает. А вот умной эротики в литературе практически нет. Почему мне нравится именно этот автор? А я ни у кого больше пока не нашла попыток рассуждать о сексе не как о погремушке из трафаретов «секс – любовь», «секс – физиология», «секс – самоутверждение», «секс – использование», «секс – грех», «секс – комплекс», «секс – порнография», ну и т.д. в том же направлении, но – как о необходимой составляющей процесса самопознания, как об одном из самых мощных способов общения, данном человечеству. И, возможно, где-то в светлом будущем – даже искусстве общения. Это если человечеству очень сильно повезёт.Тия Сычёва.

www.rulit.me

Книга «Дура с двумя высшими желает познакомиться» читать: fb2 epub pdf

Электронная книгаБестселлер от звезды тренингов – Павла Ракова!

Бестселлер от звезды тренингов – Павла Ракова!

Информация о книге

 

Название

Дура с двумя высшими желает познакомиться

 

Жанр

Психотерапия и консультирование, НЛП, личностный рост, секс и семейная психология

 

Серия

Звезда тренинга

 

Правообладатель

АСТ

 

Дата выхода

22.07.2015

 

ISBN

978-5-17-090412-9

 

Объем

260 стр., 178 иллюстраций

 

Формат

fb2, epub, pdf, rtf, html, mobi, txt, lrf

 

Язык книги

русский

 

Возрастное ограничение

16+

Аннотация к книге «Дура с двумя высшими желает познакомиться» или «Дура-2»

  • Бестселлер от звезды тренингов – Павла Ракова!
  • Более 100 000 женщин уже посетили тренинг!
  • О том, как научиться излучать позитивную энергию и найти своего мужчину.

Почему в России так много одиноких девушек? При том, что многие их них имеют высшее образование, а некоторые даже два или три, успешно строят собственный бизнес и хорошо зарабатывают, умеют за собой ухаживать и прекрасно выглядят. Но категорически не знают, как правильно себя преподнести и строить отношения с достойными мужчинами. Современные женщины привыкли гордиться своей силой, твердостью характера и достижением целей. Они обладают огромным количеством знаний в теории, но, как глупышки, продолжают допускать одни и те же ошибки с мужчинами, соответственно результат – по шаблону – один и тот же. Железные дамы изо всех сил спорят с мужчинами, соревнуются, демонстрируя свою крутость, силу и самостоятельность. Все это делает ее мужиком и не может сочетаться с Женственностью и тем обаянием, которое успешные Мужчины так ищут в милых Женщинах.

Павел Раков рассказал о новой книге – Дура 2

Популярный телеведущий и знаменитый не только в России, а также далеко за ее пределами тренер провокационного женского тренинга «На самом деле я умная, но живу как дура» в течение многих лет обучает женщин изменению старых, отживших стереотипов в отношениях и построению любящих, ярких, долговременных союзов. Являясь успешным бизнесменом, долларовым миллионером и замечательным семьянином с более чем 20-летним стажем, Павел Раков изнутри изучил, что именно притягивает и вдохновляет, а что отдаляет настоящих Мужчин.

Если вы решили купить книгу «Дура с двумя высшими желает познакомиться», прочитав ее, вы научитесь наполняться положительной энергетикой и стать чарующей, счастливой, притягательной Женщиной.

Проморолик «Дура с двумя высшими желает познакомиться»

Об авторе

Павел Раков — автор популярных тренингов для мужчин и женщин в СНГ, ведущий троллинг-шоу «Мои прекрасные…» на канале РЕН ТВ. Павел Раков — долларовый миллионер (занялся бизнесом еще в 1992 году), автор книг по психологии успеха. Удачно женат, у него двое детей. За последние два года его тренинги посетили свыше 100 тысяч человек, и большинство из них заявляют, что их жизнь значительно улучшилась после прохождения тренингов Павла. Самый популярный тренинг Павла Ракова — «На самом деле я умная, но живу как дура». Много участниц удачно вышли замуж, сохранили семьи, воспитывают детей в любви и гармонии.

Отзывы читателей о книге

Gusarova.en 30 июля 2015, 13:53

Интересные технологии. Очень понравился подход автора к тому, что все эмоции нам нужны и необходимо их использовать только для позитивных целей. К сожалению, огорчает слишком провакативный подход, когда автор предлагает с самого начала убедить себя, что вы недостаточно женщина (удар ниже пояса), недостаточно счастливая и умная женщина. Павел Раков (это описано в книге)– успешный бизнесмен. Иногда кажется, что бизнесмен перевешивает в нем психолога. Кстати, нигде не указано его образование и квалификация как тренера. Такие книги могут быть полезны для женщин с адекватной самооценкой и действительно лучше если у читающей барышни есть два высших образования. В противном случае может оказаться, что заставь дурака богу молиться, так и лоб разобьет. Некоторые советы совсем не безобидны для определенной категории людей.

Моя квалификация: к. п. н., доцент, мастер-тренер с 15 летним стажем.

Теги

мужчина и женщина, практическая психология, психология отношений, современная женщина, технологии успеха

Доступные издания

  1. В бумажном виде (твердый переплет) 2015 г.
  2. Цифровая книга 2015 г. (данный вариант – скачать онлайн)

Эл. книга доступна для скачивания в следующих форматах:

  • FB2 в zip-архиве (3.2 MB)
  • EPUB (4.1 MB)
  • TXT в zip-архиве (93 KB)
  • RTF в zip-архиве (3.7 MB)
  • PDF в формате А4 (4.1 MB)
  • HTML в zip-архиве (3.2 MB)
  • PDF в формате А6 (4.4 MB)
  • MOBI для Kindle (8.5 MB)
  • TXT (235 KB)
  • LRF (3.2 MB)
Отзывы читателей о книге

Gusarova.en 30 июля 2015, 13:53

Интересные технологии. Очень понравился подход автора к тому, что все эмоции нам нужны и необходимо их использовать только для позитивных целей. К сожалению, огорчает слишком провакативный подход, когда автор предлагает с самого начала убедить себя, что вы недостаточно женщина (удар ниже пояса), недостаточно счастливая и умная женщина. Павел Раков (это описано в книге)– успешный бизнесмен. Иногда кажется, что бизнесмен перевешивает в нем психолога. Кстати, нигде не указано его образование и квалификация как тренера. Такие книги могут быть полезны для женщин с адекватной самооценкой и действительно лучше если у читающей барышни есть два высших образования. В противном случае может оказаться, что заставь дурака богу молиться, так и лоб разобьет. Некоторые советы совсем не безобидны для определенной категории людей.

Моя квалификация: к. п. н., доцент, мастер-тренер с 15 летним стажем.

Старая цена: 0 р.

treng.ru

Читать книгу «Дура!» »Мазова Наталия »Библиотека книг

«Дура!»Наталия Михайловна Мазова

Что за люди постучались под вечер в ворота замка, представившись вторым иерархом северного капитула Владыки Воздуха и его спутником, пострадавшим от рук разбойников? Почему они прячут лица и с опаской поглядывают на радушную хозяйку? И выдаст ли их гостеприимная женщина, если догадается, кто сидит с ней за одним столом?..

Наталия Мазова

«Дура!»

(реквием женщине-логику)

– Ты хозяйка этого замка? Я Вазме, второй иерарх северного капитула Владыки Воздуха. Я и мой спутник просим твоего гостеприимства на эту ночь, возлюбленное мое дитя.

Темноволосая женщина, стоявшая на верхней ступеньке лестницы, неловко поклонилась. При этом платье цвета лесных фиалок сползло с ее левого плеча, и она поправила его смущенным рывком.

– Это великая честь для замка Экама – принимать в своих стенах такого высокого гостя, как вы, отец мой. Входите без стеснения, и да пошлет вам Тот, Кому вы служите, множество желаний, чтоб мы имели счастье выполнить их.

Она посторонилась, пропуская в двери высокого мужчину лет тридцати в желтых одеждах клирика Зогу. За ним как-то боком проскользнул его спутник, одетый в тот же цвет – мальчик с перевязанными кистями рук и с лицом, упрятанным в бинты вместо традиционной маски.

– Пусть слуги позаботятся о наших конях, – коротко и властно бросил иерарх Вазме, и вновь Онграт поразилась звучности и мелодичности этого голоса – такой должен быть у прославленного менестреля, или, на худой конец, у молодого и прекрасного лорда, но уж никак не у смиренного служителя Пятерых.

– И сразу же покажи нам комнаты, где ты хочешь нас разместить. Мой спутник обессилен дорогой, а раны его воспалились и нуждаются в немедленной перевязке.

– Простите, отец мой, а что с ним такое?

– Удар кинжалом в лицо, – так же коротко и сурово объяснил клирик. – Полторы восьмицы назад на нас напали лесные разбойники.

– А…. руки?

– Закрыл ими лицо, пытаясь защититься – в результате разрублены и кисти, и нижняя челюсть.

– Бедный мальчик! – этим восклицанием Онграт тщетно попыталась выразить чувство, которого не испытывала. – Я, отец мой, полная невежда в вопросах целительства, но я пришлю вам Тон-Зар, мою служанку. Она дочь знахарки и многое переняла у матери….

– Благодарю, но я не нуждаюсь в услугах деревенской ведьмы, – холодно оборвал ее клирик. – Служители Зогу славятся своим искусством врачевания, так что я справлюсь сам. Мне необходимы только чистые мягкие тряпки, большой кувшин теплой воды и по пригоршне ромашки и синеголовика.

– Все будет, как вы пожелаете, отец мой, – растерянно проговорила Онграт, смущенная резкостью молодого иерарха.

….Комнатка была небольшой, но светлой, и в ней было все необходимое для отдыха усталых путников. Когда Тон-Зар внесла воду, травы и бинты, мальчик уже лежал на одной из кроватей, сбросив тяжелые дорожные башмаки, а сам иерарх стоял у окна и, нетерпеливо постукивая пальцами, ждал, пока служанка поставит все на стол и уйдет.

Едва лишь дверь за ней затворилась, клирик резким движением головы сбросил капюшон, прислушался настороженно – не идет ли кто? нет, кажется, решили не мешать, – и тогда с явным наслаждением развязал свою маску, открывая удивительно прекрасное лицо и обруч с Синим Алмазом. После этого он нагнулся над лежащим на кровати и стал освобождать его лицо от повязок.

– Ну что, Джиангем? – осведомился он еле слышным шепотом, когда был снят последний бинт. – Как ты?

– Хорошо, – так же еле слышно ответила девушка. – Только устала смертельно. Спасибо, хоть дышать свободнее….

– Сейчас я тебе дам травок попить. Эта дура вместо теплой воды прислала кипяток, так даже лучше. А обмоешься потом, когда слегка остынет, – Таолл отлил немного кипятка в глиняную миску, бросил туда же травы. – Чувствуешь, какой запах? Этот отвар снимает усталость.

– Ой, как хорошо…. – Джиан вытянулась на кровати, обеими руками обняла подушку и зарылась в нее лицом. – Я даже не помню уже, когда я в последний раз так отдыхала…. Я все понимаю, это смертельно опасно, но мы так долго идем…. а у меня, кажется, ни одной косточки нет, чтобы не устала. Я ничего уже не хочу, вообще ничего – только чтобы спокойно было…. отдохнуть…. спать….

– Поспишь еще. Раз уж мы здесь, используем это до конца. Я спущусь вниз за ужином и заодно разузнаю у хозяйки, когда вернется ее супруг. Может быть, останемся тут и на вторую ночь – хотя я бы предпочел не рисковать. Слуги вроде бы все северяне, но даже среди них может найтись желающий просто так получить три тысячи имперских рун. Люди ведь всякие бывают….

– А хозяйки ты не боишься? Она-то южанка….

– Ее? – Таолл презрительно усмехнулся. – Если я хоть что-нибудь понимаю в людях, эта дама занята исключительно своей замечательной персоной, а такие люди ненаблюдательны. Готов поспорить, что через день она не вспомнит, кому из Пятерых служили ее гости – Зогу или Рави, не говоря уже о наших именах.

Какое-то время оба молчали, наслаждаясь хрупким покоем и лишь изредка обмениваясь короткими фразами: «Нога твоя как? Дай посмотрю.» – «Посмотри. Правда, сегодня уже не болело….»

Аромат травяного настоя наполнял комнатку. Джиан взяла миску и стала пить маленькими глотками, обжигаясь и сдувая с губ налипшие лепестки ромашки.

В дверь постучали, и раздался голос служанки:

– Ваше преподобие, госпожа приглашает вас разделить с ней ужин.

– Скажи своей госпоже, что я спущусь через минуту, – отрывисто бросил Таолл и снова стал прилаживать на лицо желтую маску. – Делать нечего, Джиангем, придется играть свою роль до конца. Ты пока подремли, а потом я вернусь и принесу и тебе что-нибудь съедобное. Только набрось на лицо одеяло, а то, не дай-то Скиталица, войдет кто-то….

….Ужин был на редкость вкусный – хозяйка постаралась для высокого гостя. Но общество Онграт, по мнению Таолла, было скверной приправой к еде. То ли сейчас ее смущало что-то непонятное, то ли, что ближе к истине, она всегда была такой неуверенной в себе, но ее неловкие движения в попытках поухаживать за гостем могли кого угодно вывести из себя – то нож уронит, то вино плеснет мимо кубка.

К тому же, пытаясь скрыть эту неловкость, она ни на минуту не умолкала. К концу ужина Таолл уже знал о ней решительно все: что ей двадцать один год, что уже четыре года она замужем за лордом Экамы, но всеблагие Владыки Мира до сих пор не порадовали ее ребенком; что муж ее наполовину северянин, а сама она – единственная дочь знаменитого военачальника с той стороны Перешейка, и отец ее решился на этот брак не в последнюю очередь из-за богатых доходов, приносимых Экамой…. «Ну и сокровище досталось здешнему лорду за его деньги!» – мысленно прокомментировал Таолл.

Неуместность – да, вот оно, точное слово. Каждое слово, каждое действие Онграт были абсолютно неуместными – и не с точки зрения хороших манер ее круга, а по какой-то сложной алгебре человеческих отношений.

Во внешности хозяйки Экамы не было ничего отталкивающего – светлая полупрозрачная кожа при темных волосах и глазах, правильные черты, тонкая талия…. В кости, правда, широковата, но не всем же быть хрупкими, как Джиан. Сильная молодая женщина, и могла даже показаться красивой, когда вот так сидела, запрокинув голову и опустив на глаза тяжелые веки. Но она и полуминуты не умела остаться в этой выигрышной позе – снова кидалась что-то делать, о чем-то рассказывать. Природа, которая порой совершенных дурнушек наделяет женским обаянием, начисто отказала в нем этой женщине – но взамен наделила ее каким-то сверхъестественным мрачноватым упорством. И эта черта в ней раздражала Таолла особенно сильно.

Знал он таких, и неплохо – когда его люди врывались в покоренные замки и тащили оттуда за волосы прекрасную добычу, они отбивались молча и яростно, как дикие кошки, кусались и царапались, а иногда и кинжал из-за корсажа выхватывали. И даже страх перед Заклятым, которому они были вполне подвержены, не гасил в них упрямой неуничтожимой ненависти. Других, нежных, в слезах ломающих руки и умоляющих, Таолл частенько щадил из снисхождения к их прекрасной слабости – но для таких, как Онграт, пощады не было никогда. Их не убивали – зачем руки пачкать, просто отдавали на забаву ремесленникам Мукдо или «лесным филинам»…. Да на такую заразу еще не всякий «филин» польстится – в постели с ней, что с камнем придорожным, иначе не умеет. Уж в этих-то тонкостях Таолл прекрасно разбирался после тридцати лет в наемниках!

Судя по всему, жизнь Онграт была не слишком богата событиями, так что она быстро иссякла и принялась задавать вопросы Таоллу. И это было еще хуже – лже-клирик проклял все на свете, изобретая подробности.

– Нет, дочь моя, даже если бы Фиа был полностью здоров, я не привел бы его сюда. Этот отрок несколько не от мира сего – за свой пророческий дар он с восьми лет был взят во храм Зогу и сейчас дичится мирян, а женщин в особенности. Так что пусть ваша служанка приготовит мясное пюре, а покормлю его я сам….

– Ах, что за времена сейчас! – от Таолла не ускользнула ненатуральная интонация Онграт. – Теперь, после этого ужасного восстания не удивляешься никакой жестокости. Простонародье предпочитает честному труду промысел на большой дороге….

– Прости, дочь моя, но в том, что случилось с нами, менее всего виноват Заклятый. Разбойникам и до него переводу не было – взять тех же «лесных филинов», – а казна капитула всегда была желанной добычей для подобного сброда.

– Поражаюсь вашей смелости, ваше преподобие. Как только вы решаетесь пуститься в дальний путь в одиночку, без всякой охраны!

– Когда есть, что взять, и охрана не всегда в помощь, – Таолл двусмысленно улыбнулся. – А сейчас я путешествую налегке, ни денег при мне, ни ценностей. Кто польстится на двух скромных служителей Владык Мира – да к тому же Метта всегда была спокойным доменом, ее даже восстание стороной обошло. («Так что, дура, нечего закатывать глазки, когда у тебя в Экаме и одного поля не вытоптали!» – мысленно прибавил он.)

– И к тому же не сомневаюсь, что при случае вы вполне способны постоять за себя! – с этими словами Онграт взяла ладонь Таолла в свои руки. – Я ведь не ошибаюсь – эта рука знакома с мечом?

– Увы, дочь моя! Нам, святым людям, закон не велит касаться оружия – но что значит закон в такие времена, как наши! На стенах Джьотсоды мне пришлось сражаться плечом к плечу с опытными воинами – тогда был дорог каждый, кто умеет держать меч. (Последняя фраза была истинной от начала и до конца – говорящий ведь не уточнил, с какой стороны стен находился….)

Онграт мечтательно прикрыла глаза и снова стала красивой, чем слегка смягчила Таолла.

– Ох, отец мой, зачем вы только приняли сан! Из вас мог бы получиться великолепный рыцарь!

Облачение и маска скрывали черты Таолла – но никакое одеяние не в силах было скрыть красоты Молодого Короля Севера.

Фигура его оставалась стройной и сильной, а движения – плавными, как у танцора. Маска скрывала лицо не полностью, и Онграт могла видеть выразительный рот и тонко очерченный, чуть заостренный подбородок. Цвет глаз в прорезях маски она, правда, не сумела различить, но выбившаяся из-под капюшона прядь волос была серебряной. Он был родом с Севера, ее гость, в этом не было никаких сомнений.

– А не кажется ли тебе, возлюбленная дочь моя, – улыбка Таолла была прямо-таки ослепительной, – что здесь ты вмешиваешься не в свое дело? Разочарую тебя – я достаточно устойчив против мирских соблазнов.

– Простите, ваше преподобие, – на лице Онграт снова появилось растерянное выражение….

«Стерва», – думал Таолл, возвращаясь к себе в комнату с ужином для Джиан. «И что самое противное, стерва раболепная. В этой желтой рясе она готова мне ноги целовать – посмотрел бы я на ее лицо, увидь она меня в красном и синем!»

Этой ночью Онграт не ложилась спать. И если бы кто из слуг заглянул к ней в комнату, то был бы немало удивлен: госпожа молилась, чего с нею не случалось со дня приезда в Экаму.

А Таолл в это время лежал на кровати рядом с Джиан, нежно гладил ее волосы и шептал ей в самое ушко:

– Потерпи, Джиангем, моя королева…. Теперь уже недолго осталось. Вот только доберемся до Нагорья – и все будет хорошо.

Больше не будешь таскаться за мной по стране, голодать не будешь, уставать не будешь…. А будешь жить в обители Братьев Дарги, будешь роскошные меха носить – холодно там…. Будешь готовить им еду, а они будут учить тебя всему на свете и любить тебя, будущую жрицу Светлой…. А я соберу новую армию и не буду повторять старых ошибок. И наступит Мир Света, вот увидишь!

И Джиан в полудреме тихо повторяла время от времени:

«Да….»

Пожалуй, не случилось бы ничего страшного, задержись беглецы в Экаме еще на сутки. Но утром после легкого завтрака Таолл уже снова торопился в путь. Онграт набила седельные сумки лучшими припасами из кладовых замка, и одно это можно было считать удачей. Джиан немного отдохнула, ее стертая нога совсем зажила. А утро было солнечное, с бодрящим холодком, с медленно тающим инеем на опавших листьях – лучший час для начала дороги.

Джиан уже сидела в седле, Таолл обменивался словами прощания с хозяйкой замка.

– Что ж, доброй дороги вам, ваше преподобие. Будете снова в наших краях, заглядывайте, не стесняйтесь….

Неожиданно она опустилась перед ним на колени.

– Благословите свою дочь на прощание, отец мой.

Таолл возложил руки ей на голову:

– Благословенна буди, дочь моя, в доме твоем, и да пребудут с тобою дары Пятерых Владык.

Онграт хотела благоговейно поцеловать руку с алмазом, знаком высокого сана, но губы Таолла недовольно дернулись, и он быстрым шагом пошел к лошади.

Гости отъехали, а Онграт все стояла у ворот, провожая их взглядом, и даже когда стук копыт замер вдали, она все еще смотрела, смотрела им вслед….

….Ан-ва-Кетт, лорд Экамы, возвратился домой в середине следующего дня, порядком раздраженный. Онграт не ждала его так скоро.

– Куда девалось лучшее седло? – набросился он на жену. – Слуги говорят, что ты отдала его какому-то клирику….

– Не «какому-то», а иерарху Вазме! – отпарировала Онграт.

– Только скажи, что ты на моем месте не сделал бы того же! У его седла все ремни перетерлись….

– Ну если так, тогда ладно, – Кетт поспешно приложил к губам пять пальцев. – Что это его занесло в нашу глухомань?

– Он сказал, что едет в какую-то обитель на севере. Вроде бы там нашли некий древний манускрипт, где сказано, как бороться с такими чарами, что наводил Заклятый.

– Чары, чары…. – лорд Кетт поморщился. – Давно уже пора всех этих колдунов под корень, чтоб и духу их поганого не осталось! Тогда и манускрипт не понадобится. Будь проклят этот король сброда! Отряды имперских латников прочесывают все дороги, повелитель наш удвоил награду – все без толку! Как сквозь землю провалились, нигде ни следа – ни его, ни этой шлюхи из Удри! Батюшка твой мне лично выволочку устроил, словно я какой оруженосец его – не смотришь, мол, что у тебя на дорогах творится, небось уже сто раз его упустил, а ведь и улитке ясно, что он пойдет на север…. А у меня, хрен ему в душу, нет стольких людей, чтоб ставить засаду на каждой тропинке в лесу – а урожай кто будет убирать? Пятеро?

Он еще долго распространялся в таком духе, а Онграт слушала молча, и на лице ее был холод равнодушия.

За обедом речь снова зашла о вчерашнем госте. Онграт отвечала на вопросы мужа угрюмо и коротко, но он за четыре года привык к этой ее манере.

– А самое главное, – вмешалась Тон-Зар, которая как раз внесла очередное блюдо, – что он так молод, а уже в столь высоком сане!

– Молод? – нахмурился Кетт. – Ско/>Конец ознакомительного фрагментаПолную версию можно скачать по ссылке

www.libtxt.ru