Книги Джин Сэссон читать онлайн. Книга джин


КНИГА ДЖИННОВ - Дагот Ур

КНИГА ДЖИНОВ

В разговоре о «Некрономиконе» уже писалось о том, что Аль-Хазред учился у выдающегося мистика и астронома Аль-Беруни (кстати, именно этот ученый создал первый глобус), у которого перенимал разного рода магические знания. А потом много путешествовал. В странствиях он и собрал много новых знаний, которые записал в книгах. Устные арабские легенды приписывают перу Аль-Хазреда 12 магических трактатов помимо «Аль-Азифа». Один из них – книга Джиннов. Джинны – вовсе не создания первозданного хаоса, как о том пытаются нас убедить некоторые авторы. Создания хаоса однозначно называются «Древнейшими». Джинны – это духи стихий, такие же, как наши эльфы, гномы, саламандры, лешие, домовые, называемые чаще латинским словом «элементали». А последователи Карлоса Кастанеды называют их «союзниками». Да, они живут в иррациональных мирах силы по ту сторону физического мира, но часто выходят в наш мир для управления стихиями, при этом принимают полностью человеческую форму. Они смертны, разделены на два пола, вступают между собой в брачные отношения и имеют потомство. Книга Джиннов излагает методы их вызова и контроля. Для мага это означает обретение власти над стихиями. Книга Джиннов, написанная Аль-Хазредом, как и остальные 12 рукописей, попала в руки суфиев и оберегается ими до настоящего времени. Книгой Джиннов обладал известный алжирский маг и астролог Аль-Буни, который часть знаний поместил в своем трактате «Солнце Великих Знаний через Свет Божественных Знаний». Этот трактат состоит из двух частей, вторая является дополнением к первой – это «Солнце познания и тонкости сообщений» и «Нанизанные жемчужины о науке магических квадратов и астрологии». Суть книги Аль-Буни ( полное имя Таки ад-Дин Абу-л-`Аббас Ахмад ибн Али ал-Буни ал-Кураши) заключается в том, что Аллах (а в древних арабских традициях это слово обозначало Высшее Божество или Великое Божество) открыл людям свое Имя, состоящее из 28 букв (в частности, этим объясняется наличие в арабском алфавите 28 букв). Великое Имя разделяется на 4 малых Имени, по 7 букв в каждом. Каждое из малых Имен способно полностью управлять одной из стихий (воздух, вода, огонь, земля). Правильно понявшему Имена дается возможность через серию магических ритуалов полностью овладеть стихиями. Автору много раз приходилось вести разговор с арабскими магами (некоторые из них приезжали к автору на курсы Ведической Магии), а также с суфиями (с последними в том числе и через мага Ингвара). В разговоре они неоднократно подтверждали, что во многих суфийских орденах Востока хранятся разного рода древние рукописи по магии. Существование рукописей «Древний Свет», «Аль-Азиф» и «Книга Джиннов» были ими в разговоре подтверждены, причем отмечено, что это рукописи о совершенно разных силах мироздания, и что отрывки из них, попавшие в западные гримуары, в том числе вышеприведенные издания «Некрономикона» потрясающе неполны и содержат едва ли 100-ю часть знаний оригинальных манускриптов. Очень хорошо знакомый автору астролог и специалист по религиям ведической группы Руслан Куконеску проходит обучение у брахмана-шиваита в Индии, недалеко от города Путапарти, в котором живет легендарный Сатья Шри Саид Баба. Упоминаемый брахман-шиваит в свое время проходил обучение у такого-же брахмана-шиваита. Но Учитель Учителя кроме ведических традиций знал еще и арабскую магию, в частности, утверждалось, читал ту самую Книгу Джиннов и обрел власть над стихиями. Учитель вызывал джиннов и они ему помогали в проведении ритуалов и богослужений. Одного джинна он дал в подчинение своему ученику и отправил того в странствия по Азии. Джинн, по утверждению брахмана-шиваита, обучавшего Руслана, мог доставить еду, воду, одежду даже в условиях пустыни. Со временем владелец начал злоупотреблять услугами джинна, приказывая тому похищать понравившиеся ему вещи из богатых домов.Через некоторое время об этом узнал его Учитель, забрал у того джинна назад и сказал, что ему отныне предстоит только путь Шивы, так как искушений на пути посвящения в арабскую магию тот не выдержал. Еще есть два сообщения из Ирана от источника, заслуживающего доверия. Первое – в Тегеране живет сильный маг, который может вызвать из иного мира джиннов, материализовать их и предоставить в качестве слуг сроком на три года желающим. Стоимость одного джинна на три года – эквивалент 3500 американских долларов. Но джиннов возвращают назад магу гораздо раньше, так как их трудно контролировать человеку непосвященному. В Иране живет много людей, которые являются дальними потомками (родственниками) самого Пророка Магомета. К ним периодически приходят джинны (чаще всего материализуются прямо из элементов своей стихии, принимая человеческую форму) и просят помолиться о чем-либо, так как молитвы родственников Пророка имеют в глазах Аллаха очень большой вес. Все три книги имеют очень большую магическую силу и обладают определенными свойствами (имеются в виду их полные варианты). Когда человек читает эти книги, силы, описываемые в них, приходят к читающему и… - далее только два варианта. Или маг овладевает силой и становится ее повелителем (тут играет роль и воля Абсолютного Божества, и сила духа, и сила воли, и карма, и предначертание судьбы, а также другие факторы). Или сила овладевает магом, тогда он становится одержимым, но чаще всего погибает (причем обычно в течение суток после получения знания). Суфии рассказывали случай, когда два человека погибли в этот же день, когда прочли только книгу Аль-Буни и отрывок из Книги Джиннов. Суфии также говорят, что указанные свитки хранят определенные семьи по разрешению Свыше, и они передаются из рода в род от отца к сыну. Завершая обзор этих трех магических книг, автор выражает надежду, что их полные экземпляры все же станут достоянием человечества.

akievgalgei.livejournal.com

Читать Джин, а джин, исполни три моих желания (СИ) - "Valkiria Ru" - Страница 1

========== Джин, а Джин. ==========

        - Вини, уж дотерпи до ванной, - зло раздается надо мной, во чёрт, такой знакомый голос, вот только кто это? Уж точно не Ники, он, как и я, пьяный в дрова.

- Угу, быстрее бы эта ванная, - сдерживая позывы своего желудка, отчаянно произношу я. – А ты кто?

- Хозяин дома! - злобный рявк, и меня толкают в ванную.

Ну конечно, это не кто иной, как Джин. Я знаю его внешность наизусть, и как я мог не узнать его голос? Высокий, широкоплечий, узкие бедра, фигура подтянутая от занятий спортом. И просто обалденное лицо, которое я много раз рисовал по памяти. Я знаю о нем все, знаю, что у него есть родинка на ушке и короткие чёрные волосы очень жесткие, а вовсе не мягкие. Красивый, такой любимый, наверное, поэтому и красивый. Чуть квадратное лицо, резко очерченный подбородок, пухлые манящие губы всегда чуть приоткрыты, потому что, я знаю, совсем недавно ему ломали нос, и теперь он чаще дышит через рот. Глаза в тон моим, такие красивые, манящие. Чёрт, надо прекращать уходить в себя.

- У, Джин, ты ли это? - разворачиваясь и пытаясь сфокусировать свой взгляд на альфе, со смехом произношу я. - Знаешь, я тащусь по твоему имени. Джин, а Джин, ты выполнишь три моих желания?

- Дебилизм, - зло произносит он, но, посмотрев на меня, обреченно отвечает. - Ладно, давай первое.

О, да! Даже папочка не может сопротивляться моей мордашке, когда я чего-либо хочу.

- Раздень меня и помой, - прошу я, пьяно покачиваясь.

- Ты охренел? - на полном серьезе спрашивает парень. - Ты же только что блевать собирался.

- Э, не, я до такого не опускаюсь. Мне просто нужен холодный душ, и я быстро протрезвею, - пытаясь расстегнуть ширинку на своих штанах, пьяно отвечаю я. Первая попытка - провал, вторая - та же фигня, пальцы все время соскальзывают с заветного язычка. - Фиговый из тебя Джин получается, ни хрена ты помогать и исполнять желания не умеешь, за что тебя только омеги нашего курса хвалят?

О как, кажется задел за живое. С такой яростью и быстротой меня раздевали. С полминуты всего прошло, а я уже совершено голый стою пред охрененным и охреневшим от моего вида альфой.

- Умничка, мальчик, свой чемпионский статус раздевать все, что движется и не движется, ты защитил, - влезая в ванну и долбанувшись об нее ногой, сообщил я альфе. - И даже больше, теперь у тебя повысился ранг, ты теперь ещё и пьяных омег умеешь раздевать.

Как я понял, что перегнул? А очень просто, на меня полилась просто ледяная вода, я бы даже кубикам льда в ней не удивился. Впечатления просто божественные, кожу обжигают ледяные струи, мурашки проносятся по телу, дыхание перехватывает. Мне это напоминает оргазм, я получаю от него такие же острые ощущения.

- О! Как же хорошо! - Подставляя тело под ледяные струи, чуть ли не со стоном произношу я.

- Мазохист, - шокированно проговаривает Джин, я прямо представляю, как его передергивает, и он переключает воду на более теплую. - С лица краску смой, иначе ещё страшней станешь.

Да, чуток не стандартный, признаю я, рассматривая себя зеркале напротив ванны, ну и что? Фантазия у меня бурная, поэтому и выгляжу нестандартно. Сейчас мои длинные, скатанные в дреды волосы спускались по спине до конца лопаток. Лицо вообще отдельная история, красился я сильно, носил змеиные зеленые линзы, короче весь такой нестандартный в край. Вот уже четыре года как я такой. А все из-за кого?

- Знаешь, а ты просто мастер комплиментов, - вставая раком и намыливая лицо гелем для душа, произношу я. - Смотри не грохнись в обморок, когда увидишь меня ненакрашенным.

- Уже боюсь, - с сарказмом отвечает альфа, вторично поливая воду мне на руки, чтобы я смыл пену с лица, и подает полотенце.

- А чего бояться? Я, наоборот, очень даже красивый ненакрашенный, или ты уже забыл? - выпрямляясь во весь рост, произношу я с соблазнительной улыбкой и, откинув полотенце в сторону, даже полностью не вытершись, сложил руки на груди. - Не правда ли?

Гробовое молчание служило мне ответом. Только тихий стук капель из крана и дыхание шокированного альфы. Я хоть уже отчасти протрезвевший, но терпение у меня все равно не железное. Зачем же так соблазнительно пахнуть? Не люблю врать, но оно того стоит.

- Я поспорил с Ники, что продержусь всю течку без альфы. Но, кажется, я проиграл. Шесть дней проходил не тронутым даже самим собой, а вот седьмой… - соблазнительно шепчу я, аккуратно вылезая из ванны. Шаг, и альфа отступает, второй, третий, и я загнал его в угол. - Джин, а Джин, выполни моё второе желание - займись со мной сексом. Тебе же нравится мой чистый запах, без примеси спрея и косметики, ты даже вдыхаешь через раз. Ну же, Джин, желания надо исполнять.

- Хорошо, - в тон моему шепоту, чуть слышно говорит альфа, хватая меня за шею и пытаясь притянуть меня для поцелуя.

- Э, нет, альфа, в поцелуях я девственно чист, свой первый я отдам только тому, кого реально полюблю. А моя влюбленность в тебя не считается, - отстраняясь и подставляя альфе шею, произношу я, тут же застонав от ощущений его губ на своей шее. Врать нехорошо, у меня и секс первый, но почему-то поцелуй для меня это более святое. – Да, да, я в тебя влюблен уже с первого курса.

- А разве влюбленность и любовь это не одно и то же? - усмехается альфа мне в шею, и я тут же беру бразды правления в свои руки, отстраняясь от него и, сорвав с него футболку, чуть приподнявшись на носочки, целую его шею. - Так долго влюбленность не держится.

- Нет. От влюбленности отходишь легко, забыть ее все так же просто, а вот любовь порой остаётся с тобой навсегда, видишь ли, в чем разница? - все свои слова я чередовал с поцелуями гладкой и нежной кожи, блин как же уже хочется, заткните меня кто-нибудь. - Свою первую любовь ты будешь помнить вечно, а вот своих возлюбленных даже имени не вспомнишь по прошествии времени.

- Мы так и будем философствовать или уже продолжим то, что начали? - с придыханием произносит он, наблюдая за тем, как я, встав на колени перед ним, расстегиваю ширинку его джинсов.

- Хм, я-то работаю, а вот Джин халявит, - не успеваю я договорить, как он, резко расстегнув джинсы, приспускает их с нижним бельем, тем самым оголяя свой член. - Вау, без слов, одни эмоции.

И, видимо не дожидаясь, пока я опять чего-нибудь ляпну, альфа банально затыкает мой рот своим членом, приставляя его к моему рту и пошло водя им по губам. Чуть приоткрыть рот, высунуть кончик языка, лизнуть уздечку, скользнуть по багровой головке и вобрать его внутрь. Прелестные ощущения, когда в тебе чуть пульсирует такая твердость. Пару движений головой, выпустить его из-за рта и скользнуть сережкой, которая вставлена в язык, в маленькую дырочку в члене.

- Так и знал, что тебе понравится.

- Чёрт, хватит, - рычит он, рывком поднимает меня с колен и тянет в спальню. – Минет, значит, можно делать, а целовать нельзя?

Толчок, я лечу на кровать, не успеваю и опомниться, как моё тело прижимают к кровати и раздвигают мои ноги своими.

online-knigi.com

Книга Джин, глава I. «Джин» исполняет любые ваши желания…1 часть, страница 1 читать онлайн

I. «Джин» исполняет любые ваши желания…1 часть

Июль 2018

1 часть

- Насколько кругленькую сумму ты готова потратить на ремонт? – похрустывая печенюшкой, интересовалась Женька, рассевшись по-турецки на удобном кожаном кухонном диванчике.

- Родаки как никогда дали волю разгуляться, Женёк! – Кристина лукаво сверкнула огромными синими глазищами, с интересом всматриваясь в лицо подружки.

   И реакция не заставила себя ждать. Подружка тут же оживилась и заерзала на сидении, потирая ладошки, печенюшка так и осталась торчать в зубах.

- Ты похожа на ворону с куском сыра, - едва не хрюкнула от смеха Кристи и соскочила со стула, - сиди, я щас мигом.

    Евгения давно предлагала затеять ремонт в трехкомнатной квартирке подружки детства, но к бардаку, как таковому, ещё тогда, студентка-отличница, Кристина Воронина была не готова. Да и нанимать каких-то левых людей не горела желанием, оправдывалась тем, что всё обязательно будет, как только Женька вернется из Киева в их городок и устроит Вальпургиеву ночь в стенах ее ста квадратных метров.

   Сама жилплощадь досталась девушке в наследство от бабки, вдовы отставного генерала. По меркам прошлого столетия квартирка была даже ничего себе, сносненькой. Здесь когда-то собирался бомонд, а бабушка была расчудесной хозяйкой и душой компании. Но всё давно кануло в Лету, теперь жизнь требовала новых красок, чего-то свежего и необычного. А то, что Женька это всё устроит – Кристи не сомневалась.

- Вот!

   На стол шлепнула увесистая стопка распечатанных картинок с самыми невероятными дизайнерскими ремонтами.

- Знаю, знаю!

   Крис не дала открыть рот подружке, ибо уже по реакции и фейспалму поняла: та явно в рукаве имеет не одну карту. Не зря же который год подкидывала идейки.

- Это просто фотки некоторых элементов, что мне бы хотелось…

- Ага, впихнуть невпихуемое, состыковать несостыкуемое, - иронично кивнула головой Женька и всё же уткнулась в картинки.

- Не, ну чо ты начинаешь, нормально же общались, - Крис надула губки и смазливая мордашка пригорюнилась.

    А вообще, Кристина была в их тандеме безбашенной хохотушкой, которая всё успевала в своей жизни. Неуёмный энергетический потенциал просто хлестал из девушки. А вот Евгения была порядком сдержанной, рассудительной особой двадцати двух лет от роду. Видимо благодаря ее трезвомыслию, Кристи умела тормозить и не ломать дров. Вроде бы разные, но за годы учёбы в школе стали просто не разлей вода. Конечно, последние годы девушки не часто виделись, потому что их пути разошлись. Кристи грызла гранит науки на экономфаке, Евгению занесло в столицу.

Расстояние не было помехой частому общению, ведь когда-то кто-то гениальный придумал интернет. И, о боги, скайп стал их родным другом.

… - А кто говорил, что будет всё чистенько и не пыльненько? – бурчала Женя, шагая рядом с подругой в сторону строительного супермаркета.

   Кристина с раннего утра хваталась за голову, когда около семи в квартиру ввалились несколько щупленьких дядечек и, ведомые четкими указаниями Евгении, разгромили всю гостиную, естественно по меркам Кристины. А всего на всего мужички содрали обои и зачищали потолок, а после обеда доставят окно и уже к вечеру можно поздравить хозяйку с первым кирпичиком.

   Евгения прекрасно понимала, что люди, подобные Кристи, даже не подозревают, что ремонт это не шоу на одном из каналов, где за каких-то полчаса эфирного времени ты видишь результат.

- Шпакойствие, только шпакойствие, - сказала еще утром подруге дипломированный дизайнер и несильно размяла напряженные плечики Кристины, когда та скрючилась на диванчике и потягивала кофе, чтобы прийти в себя.

- Я в тебя верю, - выдавила жалобно в ответ, - надеюсь, мы не пролазим всё лето с веником и шваброй.

- Эй, а ну-ка утерла слюни и айда попой к верху пол натирать!

   К супермаркету «Джин» оставалось каких-то триста метров, как Кристина резко остановилась и шлепнула себя ладошкой по лбу.

- Я, кажись, забыла наш список!

- Не дрейфь, - сказала Женька и вытащила из кармашка яркий листочек с каракулями подружки.

   Ну, конечно же, как накрасить губы у зеркала, так Кристи не забыла, а самое важное – всегда, пожалуйста. Хотя в принципе была бы не велика трагедия, ведь Евгения прекрасно понимала, что поход в магазин будет не одноразовой акцией.

   Почти у самого порога Кристина притормозила и, в который раз, уставилась в небольшое зеркальце, щепетильно проверяя свой мейк. А вот Женька вообще не парилась по поводу своего внешнего вида. Ей было вполне удобно в ярких штанишках-султанках и пёстрой майке, а светлые волосы вообще скрутила в незамысловатый пучок, и даже ни капли макияжа, и ничего страшного, не на подиум как бы собрались. Зато Кристинка была при параде: лёгкое розовое платьице, босоножки в тон, а черные волосы волнами струились по спине. Естественно тщательный макияж на лице. Ну а как без него?! В который раз корила подружку за растрепанный вид. А что если за углом Он, её судьба, а она в халате и тапках на босу ногу? Вариант: любовь найдет и на печи точно не про Кристинку. Девушка не верила в то, что под лежачий камень течет вода. Женька же скептически хмыкала, потому что меньше всего собиралась искать того единственного, потому что горький опыт полугодовалых отношений в который раз говорил об одном: незаменимых не бывает. Вот поэтому уже последние пару месяцев ежедневный спор с Кристинкой заканчивался словами последней: «Ой, всё! Ты не выносима!». Ну и пусть, зато теперь она вольна делать всё, что душа желает, а не быть ведомой и смотреть на объект своего обожания, приоткрыв рот.

litnet.com

Книга Джин, глава Джин, страница 1 читать онлайн

Джин

Жили-были старик со старухой. Вполне такие счастливые старички. На берегу  моря жили, Средиземного.  Дети постарались, прикупили им домик. Денег регулярно подкидывали, навещали. Казалось бы, что ещё надо? Только вот одна беда – старуха стала привередливой, капризной. Всё её стало раздражать  в жизни. Дом, видите ли, старый, корыто дырявое - наследство мамино(хотя нафиг оно надо было, стирала ведь в машине-автомат!), муж  старый, сама не первой свежести. Вобщем дело пахло бытовухой.

Неизвестно, чем бы всё это закончилось, если б не одно обстоятельство. На первый взгляд ситуация – дрянь. Кончились у старичков запасы провизии  и денег осталось на одни овощи-фрукты. А старухе положено в рационе каждый день омаров и крабов потреблять. По её собственной диете от старости.  И дети как на зло на какие-то Багамы укатили, не дозвониться никак.

Что делать? Ну, ясное дело – старика пилить. Гад ты эдакий, меня, свою законную супругу со света сжить хочешь, которая с тобой и в радости и в горе двадцать лет… Ну ладно, пятьдесят. Короче вали ты старый на берег морской и лови мне омаров. А не наловишь – домой ни ногой!

Старик, конечно, офигел – сроду омаров не ловил. Но для здоровья дешевле было пойти, чем выслушивать взбесившуюся старуху. Взял сети и пошёл на берег крутой. Надо бы здесь уточнить, что старик грамотный был, Пушкина читал, сказку о Золотой рыбке  помнил. Решил, авось и ему повезёт в жизни. Хотя сомнения одолевали. Не уверен он был, что Золотую рыбку тот старикан в Средиземном море отловил. Но, чем кто-то там не шутит. Как говорят в народе, попытка не пытка. По крайней мере, не такая, как его супруга.

Взял сети, проверил на наличие дыр, точней на их отсутствие и пошёл. Старуха в шезлонге возле крыльца ждать осталась. На крутом обрыве остановился, задумался. Вспоминать сказку стал, что там тот старик сказочный думал, перед тем как невод закинуть? Да нифига вроде не думал. Пушкин, по крайней мере, не упоминал об этом.

- Короче, время – деньги, - подумал наш дед и закинул сеть. Фить – полный облом. Высоковат обрыв, сеть болтается в воздухе как… Не важно. Полез вниз. Долез до середины обрыва и снова – фффф-ууиить. Вроде закинул. Тянет-потянет… Стоп, не из той оперы. Потянул сеть старик, а в ней образно выражаясь, фига с маслом. Закинул второй раз сеть – опять та же картина. В третий.. ну вы поняли.

Кидал бедолага так до самой ночи. Кушать ёлы-палы хочется, старуха как-то не подумала ссобойку дать. Вот баба – пустая голова! Омаров ей подавай, а о старике не подумала. Пустил старик мысли невесёлые в голову и аж от обиды стал подпрыгивать.

- Всё, последний раз кидаю и сматываю удочки! – старик был вообще спокойный, но с желудком не поспоришь. Посылает импульс в мозг, мол, жрать охота. А мозг ему в ответ – фигу тебе, нет них.. ничего!

Закидывает в последний раз сеть, вытаскивает, а там чайник какой-то! Ржавый, с загогулинами на носике и по всему периметру. Ручка кривая в виде змейки и даже крышечка. - Вот тебе, старая вешалка омары. Чай травяной пить будешь – моложе станешь! – старик разозлился не на шутку. Смотал сеть, положил в рюкзак чайник и пошлёпал сандалями по тропинке вверх.

Дойдя до дома, он увидел позеленевшую от волнения старуху. Она зачем-то выволокла из дома корыто, то самое, дырявое и нервно теребила носовой платок, доставшийся ей от мамы. - Ты что, дорогая, умом поехала али стирку решила затеять на ночь глядя? – старик нервно хихикнул и расстегнул рюкзак.

Достав чайник, наш смелый дед торжественно вручил его старухе. - На вот, вычисти и травы какой-нибудь слабительной завари. Сразу помолодеешь на двадцать лет. А я спать.

Старуха ничего не ответила, видно сильно струхнула, что старика загубила своими заскоками. Рада была, что вернулся её сухофрукт любимый. Старик спать ушёл, а баба его взялась за дело. Обложилась тряпочками и средствами фирменными, которые по утверждению производителей могли отчистить любую гадость, плюнула по старинке на чайник и потёрла ладонью.

Друзья, надеюсь, вы догадываетесь, что произошло дальше? Чайник задрожал и оттуда вылетел полупрозрачный голубой (в смысле цвета) чел. Хотя человеком его сложно назвать из-за отсутствия ног. То место, откуда растут у нормальных людей ноги, у этого индивида плавно переходило в какой-то русалкин хвост, который к тому же застрял в носике этого чайника.

Что произошло дальше лучше не рассказывать. Но старик бодренько как когда-то в армии во время боевой тревоги выскочил на крыльцо. Я уже упоминала, что он был умён, силён (когда-то) и образован. Достаточно было мимолётно брошенного профессионального взгляда заядлого читателя сельской библиотеки, и дед констатировал факт – джин налицо. Надо сказать, что Джин был немного обижен и сидел понуро на шезлонге рядом с обмякшей от обморока старухой дожидаясь пока хозяйка придёт в себя. Наш библиотечный гений  уселся рядом.

- Сарик-Хоттабыч, -  дед не глядя протянул руку. - Джин, - синий объект хмуро кивнул в сторону старухи, - И часто у неё так? -Да нет, второй раз в жизни, - старик скривился от воспоминания, - в первую брачную ночь я ей сюрприз хотел сделать. Отправил вечером в опочивальню, я типа мыться, а сам к соседу за сюрпризом. Краска у этого болвана была такая, в темноте светилась. Он говорит своей тоже так сделал, понравилось. Ну, я и намазался краской. Не так чтоб весь, только одно место.

Джин удивлённо приподнял бровь. - Да не-е-е-е, - старик махнул рукой, - сердце на груди нарисовал, думал моя романтику любит, они ж бабы все на романтику падкие. А моя особо впечатлительная оказалась – как увидела в темноте одно это сердце…  А-а-а-ай, что говорить, тёща, царство ей небесное, до самой кончины своей вспоминала мне. Как вспомнит, так и подмигивает своими глазищами, мол,  романтик я негодный. А что я? После этого даже чтоб цветов притащить бабе-то своей, сначала разрешения у неё спрашиваю. Она злиться, а я нервный по этому поводу стал.

- Да-а-а-а, - Джин вздохнул, - и долго она так валяться собирается? - Счас приведу в чувство, - старик метнулся в дом, вынес стакан воды и нежно побрызгал на старуху, предварительно повернув её к Джину задом (простите), к себе передом. Открыв глаза, старуха тихо промычала, показывая фигу. Старик понял, что завтрака ему не видать. На всякий случай он мрачно уточнил, что за её спиной сидит Джин и ждёт три её желания, чтоб исполнить. Глаза его любимой женщины стали похожи на две картофелины. - Спроси этого нелюдя, со слухом у него всё в порядке? – старуха еле лепетала языком. - Отлично, мадам, - Джин демонстративно закатил глаза и засвистел Битлов «Возвращение в СССР».

Старуха пулей рванула в дом, даже не повернув ни на градус голову. - Же-е-енщины! – в один голос протянули  Джин со стариком, вздохнув. Переведя дух, старуха задумалась, что ж она хочет. Села за стол, подумала. Встала, прошлась по столовой, подошла к зеркалу – эврика! Молодость вернуть прежнюю себе и старику, да корыто новое заказать! С третьим желанием загвоздка вышла. Всё оказывается у неё есть – дети счастливые, муж любимый, дом на Средиземном море, да и на здоровье не жаловалась. Токма вот внешность не слишком приглядная стала. А корыто это так, из принципа.

- Эй, челове-ек! – старуха прокричала возле окна стараясь не смотреть в него, - сделай нас со стариком лет на 30 моложе, да корыто новое сколоти. Всё, боле ничё не надо мне. - Ты чё, старая, совсем рехнулась? Нафига нам моложе на 30 лет быть? Дети старше нас будут? Позорище-то какое!!! Не лезь в законы природы, полоумная! Лучше омаров трескай! – старик повернулся к Джину, - ты, брат, погодь, дай старухе в себя придти, видишь, бредит она.

- Да нема базару, дед, - Джин добродушно ухмыльнулся, - пусть думает. И ещё одно желание надо. Из окна донёсся голос старухи. - Эй, челове-ек,  давай тогда замест молодости, спонсора на омаров, крабов и прочие деликатесы! Да чтоб поставки каждый день были! А третьего желания у меня нет, пусть старик забирает себе его.

Джин вопросительно взглянул на старика. Тот задумался, почесал пышную прическу на голове и выпятил нижнюю губу. - Слушай, а мне ничего и не надо. У меня всё есть. Счастья полна жизнь. Ток вот кажись тебе пригодилось бы третье желание? – старик хитро посмотрел на Джина. Напомню, старик много литературы перелопатил в библиотеке, про Джинов знал кой чего. – Ладно, исполняй старухины желания, потом я скажу.

Джин взмыл в воздух, его голова упёрлась в самые облака. Старик уважительно кивнул, подняв большой палец вверх. Вокруг головы Джина образовалось голубое свечение, которое всё усиливалось и наконец, мощный поток голубой энергии, похожей на яркий свет прожектора ринулся на дом стариков. Дом засветился таким же светом и старик со старухой почувствовали полное удовлетворение от жизни.

Джин опустился рядом со стариком на шезлонг. Под ногами стояло красивенное новое корыто. - Во сколько-то спонсора ждать? – старик улыбнулся Джину. - Да как скажете, так он и приедет. Вот номер его телефона, - Джин протянул старику визитку с золотым кантиком и надписью «Омар-Сити  -  для Вас бесплатно!»

Старик взял и грустно посмотрел на Джина, - Ты знаешь, что я хочу пожелать, правда? - Знаю, но даже став свободным, я всегда буду рядом, чтоб исполнять ваши желания. Мы, Джины ведь и так свободны, и всегда исполняем ваши желания. Просто вы, люди, не знаете ни того, ни другого и постоянно пытаетесь нас освободить, а о себе не думаете, не желаете. А если пожелаете, то так быстро сматываетесь, что даже джины не могут догнать вас с вашими мыслями. Вы уж постарайтесь концентрироваться на своих желаниях, чтоб наша энергия волшебства находила дорогу к исполнению, - Джин взмыл в воздух, - говори своё третье желание, не пропадать же, ё-моё, раз уж ты такой умный, всю библиотеку перечитал! - Будь свободным, Джин! – старик отпустил чайник, который взлетел в воздух и растворился вместе с Джином.

Старик молча сидел, глядя на звёздное небо и думал, какая замечательная у него жена. И корыто очень даже симпатичное. И вообще носки он будет стирать в нём сам, а то в стиральной машине они быстро рвутся.

Вышла старуха и, сев рядом с мужем, положила голову ему на плечо. Глядя на новое корыто, старики перенеслись на десятки лет назад…

litnet.com

Книга "Джин Грин — Неприкасаемый"

Добавить
  • Читаю
  • Хочу прочитать
  • Прочитал

Оцените книгу

1 планируeт прочитать

Скачать книгу

311 скачивание

Читать онлайн

О книге "Джин Грин — Неприкасаемый"

Приключенческий роман, в котором раскрываются методы подготовки американских разведчиков. Герой романа Джин Грин проходит школу подготовки "зеленых беретов" — суперменов, способных выполнять любое задание в любой части земного шара, куда протягивается рука дяди Сэма. Он участвует в войне во Вьетнаме, забрасывается в Советский Союз. Авторам романа (их трое - Василий Аксенов, Овидий Горчаков, Григорий Поженян) удалось создать не только остросюжетное произведение, но и наполнить его глубоким содержанием. Перед читателем проходит личная драма многих действующих лиц, втянутых в водоворот событий, вынужденных защищать чужие интересы.

На нашем сайте вы можете скачать книгу "Джин Грин — Неприкасаемый" Горпожакс Гривадий бесплатно и без регистрации в формате fb2, txt, читать книгу онлайн или купить книгу в интернет-магазине.

Мнение читателей

Хорошая книга, не утратившая читабельности за прошедшие годы

4/5mmshotin

Наверное, он познакомился с этой книжкой в юности, потому она ему и понравилась

3/5lioness

Тогда (в семидесятых) конец романа читался с каким-то странным ощущением неправды, неискренности, но об этом ощущении не каждому можно было рассказывать

5/5YuBo

Превосходный комикс от мастеров литературы, скучно-читайте, не скучно-читайте тоже.

5/5Хоттабыч

Рекомендую всем прочитать, эту отличную книгу, в армии она скрашивала дни и время текло быстро и незаметно

5/5Гость

Отзывы читателей

  • L

    Первая книга из которой я что-то узнал о жизни за границей, а конретно в Америке

Подборки книг

Похожие книги

Информация обновлена: 19.11.2017

avidreaders.ru

Книги Джин Сэссон читать онлайн бесплатно

ФИО: Джин Сэссон

Родилась: Америка

Сэссон выросла в маленьком южном городке, где, к тому времени как ей исполнилось 16, она прочитала все книги из школьной библиотеки. Она была очарована историей и культурой стран, отличающихся от ее собственной. Это любопытство продолжалось и во взрослые годы, и в конечном счете сподвигло ее найти работу в зарубежной стране. В 1978 году она устроилась на работу в качестве административного координатора в King Faisal Hospital и в Исследовательском центре в Эр-Рияде, Саудовская Аравия. Она работала в больнице в течение 4 лет, затем вышла замуж за Питера Сэссона, гражданина Великобритании. Джин Сэссон оставалась в Саудовской Аравии до 1991 года, когда она продолжила свои путешествия по всему миру, посетив 64 страны. Первая книга Джин Сэссон была о первом дне иракского вторжения в Кувейт. В 1991 году была издана книга "Насилие Кувейта". Она быстро стала бестселлером. В течение десяти лет проживания в Саудовской Аравии, Джин Сэссон поддерживала крепкую дружбу с саудовскими женщинами. Через них она начала понимать ежедневную действительность того, что значит быть женщиной в обществе, где доминируют мужчины, где арабские женщины безпомощны перед лицом насилия и жестокости. В 1983 году в итальянском посольстве Джин Сэссон познакомилась с саудовской принцессой, "Султаной" из ее книг. Они быстро подружились. Хоть они были женщинами из разных культур, они легко нашли общий язык. От Султаны Джин Сэссон узнала больше о горькой правде жизни Султаны, ее сестер, подруг, многих членов королевской семьи. В 1985 году Султана попросила Джин Сэссон написать книгу о несправедливости к женщинам в Саудовской Аравии. Джин первоначально отказывалась от этого шага, хотя впоследствии показала всему миру "Мемуары принцессы". Правдивая история о жизни женщины Ближнего Востока быстро стала международным бестселлером. Джин Сэссон написала семь книг. Американский писательница, чья работа главным образом сосредотачивается вокруг женщин на Ближнем Востоке и несправедливости патриархального общества по отношению к ним.

Джин Сэссон - американская писательница, чьи книги преимущественно посвящены судьбам женщин Ближнего Востока. Сэссон родилась и выросла в маленьком южном городке, где единственным ее развлечением было чтение. С детства она мечтала покинуть родной город и путешествовать. В 1978 году Джин уехала в Саудовскую Аравию, где в течение четырех лет работала администратором в King Faisal Hospital. Там же в 1982 году она вышла замуж за Питера Сэссона и оставила работу. Пара прожила в Саудовской Аравии до 1990 года. В 1983 году в итальянском посольстве Джин Сэссон познакомилась с саудовской принцессой, "Султаной" из ее книг. От Султаны Джин Сэссон узнала о горькой правде жизни Султаны, ее сестер, подруг, многих членов королевской семьи. В 1985 году Султана попросила Джин Сэссон написать книгу о несправедливости к женщинам в Саудовской Аравии. Джин первоначально отказывалась от этого шага, но позже все-таки опубликовала книгу "Мемуары принцессы". Правдивая история о жизни женщины Ближнего Востока быстро стала международным бестселлером. 

knijky.ru

Книга Джин с Толиком читать онлайн бесплатно, автор Анатолий Горбов на Fictionbook

Все герои и события являются вымышленными,

все совпадения случайны

Минздрав Грузии предупреждает: "Курение опасно для Вашего здоровья, счастья и успехов в личной жизни!"

КВН, "Армянский проект"

Предисловие

Книга эта начала созревать довольно давно – настолько, что я уже стал забывать, что же в ней правда, а что – выдумка. Наверное, все-таки, все правда. Правда, не в той последовательности. И случившаяся не всегда с теми персонажами и в той степени, как решил изобразить я. Да и вообще, я ли решил именно так? Порой мои герои вели себя совершенно автономно, и это выглядело правильно.

Если бы у меня спросили рецепт этой книги, я бы сказал, что это некий многослойный пирог из обыденной жизни, фантастики, криминала, любви и юмора, щедро политый шоколадным оптимизмом и украшенный верой в будущее. А то, что он выглядит, как беляш с Павелецкого вокзала – так вы глазам не верьте! Это такие волшебные чары! Злые!

Ну, помните – Царевна-лягушка вначале тоже красотой не блистала. Я вас, конечно, целоваться с предметом своего кулинарного мастерства не заставляю. Да и нужен ли нам пристальный интерес врачей от психиатрии и полицейских от Госнаркоконтроля? Вы просто начните читать, а дальше видно будет!

Пролог (Про Б. Лог)

Жизнь ничего не дает бесплатно, и всему, что

преподносится судьбой, тайно определена своя цена.

Стефан Цвейг

Белый турбированный порше кайенн, беспощадно коверкая свои безупречные формы и фонтанируя бисером разбитых тонированных стекол, с силой пятисот разогнавшихся лошадей сбил почти новую автобусную остановку. Если бы я был поклонником боулинга, то крикнул бы: «Страйк!». А если бы оставался там же, где был 2 секунды назад, то, не успел бы и рта открыть.

Автобусная остановка хутора Большой Лог, представляющая собой металло-пластиковую конструкцию на шести столбах, с ярко-красной надписью «Б. Лог», прекратила свое существование за какую-то долю секунды. Вместе с ней прекратились и мои вялотекущие ассоциации на поздравительные темы, адресованные уважаемым Б. Ложцам. Или, все-таки, Б. Логгерам?

Отрезвляюще запахло бензином на фоне клубящейся пыли в затихающем эхе металлического реквиема. Оглушительный грохот столкновения загипнотизировал меня не хуже дудочки факира, хоть я и не был ползучим гадом. И вообще гадом не был. И даже никому не обещал, мол, «гадом буду». Я прирос к месту, лишь какая-то обезумевшая самаритянская мысль, соскочившая с пожарного стенда в моей голове, пыталась бросить тело на помощь тем, кто был в автомобиле.

Однако, свистящий звук из поврежденного колеса – а может, из подушек безопасности, пресекал все поползновения в эту сторону. Ибо свист этот напоминал, что ничего похожего на подобный звук – например, визга тормозов или шепелявого шороха стирающихся покрышек, в ближайшее время не было. То есть, водитель и не пытался тормозить. Он ехал на меня целенаправленно. С противоположной стороны дороги, через двойную сплошную, с огромной скоростью. Хотя, может быть, это паранойя? Может, человеку стало плохо, он потерял сознание – оттого и не тормозил? Очень хотелось курить. И верить в то, что все это случайность.

Если бы красавица-машина не выглядела такой мертвой, она могла бы вызывать своим неглиже подобие эротического возбуждения. Непристойно ободранная до блестящего основания краска, вскрытый горячий металл левого борта и полностью обнаженный, дымящийся на легком ноябрьском морозе двигатель являли взору стороннего наблюдателя то, что обычно скрыто от посторонних глаз.

Сразу вспомнился Азазелло, который «видел не только голых женщин, но даже женщин с начисто содранной кожей». И вообще, повеяло какой-то чертовщиной. В последнее время ею частенько веяло – я уже принюхался к этому аромату стресса, ненависти и предательства. А в похотливом сладком запахе смерти я только что научился различать еще одну нотку – бензиновую пронзительность неотвратимой смерти. От этой составляющей седеют, если выживают.

Пьяными пальцами я извлек мобильник и вызвал скорую. К кайенну близко подходить не стал – не жалую я подобные зрелища. Заполняя гулом замершее пространство, собирались прохожие и люди из остановившихся авто. Молоденького паренька со смешным ежиком светлых волос, первым пробравшегося к развороченной машине с водительской стороны, качественно рвало под высоченным тополем, об который порше и остановился.

Скорая приняла заказ, а парень прекратил блевать, и, шатаясь и утирая рукавом лицо, пошел прочь от только что виденной смерти, споткнувшись о валяющийся на земле номерной знак. Знак перевернулся и издевательски уставился на меня тремя пятерками в окружении трех букв «ю».

Белый кайенн. Ю-555-ЮЮ. Вспомнилось отчетливо – Юровский Юрий Юрьевич. Вот тебе и паранойя. Вот тебе и случайность. Вот тебе, дяденька, и Юрьев День…

Это было последней каплей. Сердце заунывно запричитало, стукаясь о грудную клетку, как сумасшедший головой о стену: «Ой, не надо было этой капли-и-и-и». Но как-то не жалобно. Даже наоборот, вызывающе. И страха не было. И волна адреналина, ставшая такой привычной в последнее время, была приятна.

Мелькнула злорадная мысль: «Надо, Федя. Надо!». И еще одна мелькнула: «Похоже, становлюсь стрессофилом…». И еще: «Хорошо бы, снег выпал». А дальше они замелькали одна за другой, быстрые, как кайенн. Потому что три свидания со смертью за неполных две недели – это перебор. Это вам любой уважающий себя кот скажет. Хоть у него, в отличие от обычного смертного, семь жизней. Или даже девять?

Немного не доехав, остановился автобус на Ростов, полный растерянных лиц, разглядывающих место аварии, и я поднялся в салон. Именно тогда, медленно проезжая мимо бывшей остановки и вместе со всеми пассажирами глазея на покореженный автомобиль, я решил записать эту историю. Именно тогда, когда до ее развязки было еще далеко, и было совершенно неясно, чем она закончится – моим эпилогом или моим же некрологом…

А началось все в пятницу, тринадцатого. Как ни странно, в полдень…

Глава первая, полдень пятницы тринадцатого

– Ну и недельку я выбрал, чтобы бросить курить!

Из к/ф «Аэроплан!» («Airplane!», 1980)

Страшной приметой считается, если черный кот разобьет зеркало пустым ведром. Похоже, в пятницу, тринадцатого, нечто подобное произошло со мной. Я решил бросить курить.

Процедура отлучения от пагубной привычки мне довольно хорошо знакома. Не хочется повторять Марка Твена, к творчеству которого я отношусь с любовью и почтительным благоговением, который однажды произнес что-то вроде: «Бросить курить? Нет ничего легче! Я сам бросал раз сто!!!». В моем случае такая интерпретация подошла бы идеально.

Курить я бросал много раз – и, должен сказать, довольно успешно. Единственным недостатком моих регулярных отказов от легализованного наркотика было то, что я всегда оговаривал длительность моратория на поклонение табачным палочкам. А после окончания указанного срока закуривал снова. Начинал я с сорока пяти дней, и постепенно довел свой личный рекорд до года.

Сказать, что я совсем не испытывал неудобств при отказе от сигареты, было бы кокетливым лукавством, а мужчина не должен выглядеть кокетливым.

Поэтому я оставлю для себя лишь лукавство, и признаюсь, что эта, недостижимая (как они сами себя обманывают!) для многих зависимых от табака людей, процедура, со мной проходила без особых трудностей. Я не впадал в трансовое состояние крысы, загипнотизированной волшебной дудочкой Нильса, проходя мимо вкусно курящих курильщиков. Я не уходил в себя, озлобленный и раздраженный, во время никотиновой абстиненции. Не становился частым гостем собственного холодильника в то время, когда вокруг, словно выиграв тяжелую и беспощадную войну против всепоглощающего табака, начинали просыпаться чудесные запахи. А собственный язык и иже с ним, в знак простой человеческой благодарности, начинали радовать настолько нежными и волшебными оттенками вкуса, что даже питье обычной воды превращалось в праздник.

Я неоднократно в такое время ловил на себе изумленные взгляды окружающих, которые начинали принюхиваться ко мне и офисному кулеру, из которого я только что испил водицы. Принюхивались они на предмет наличия алкоголя, ибо мои собственные глаза выражали настолько бесстыдное удовольствие и опьянение, что всем хотелось тут же разделить со мной чарку-другую этого волшебного зелья.

Итак, 13 ноября, как уже говорилось, в пятницу, я был на работе. Компания, где я работал, «Колосов и А» была довольно крупной, в ней обитало много народа – а также идей, амбиций и проектов. Проекты были самые разнообразные. От обычных рекламных акций до грандиозных многомиллионных начинаний. Здесь был свой PR-отдел, служба доставки, куча сервисов и многое другое. Я работал в IT-отделе, на подхвате.

Работа на подхвате в IT-отделе не означает, что я грузил компьютеры бочками или вытирал пыль под кактусами. В основном, я занимался программированием и работой с базами данных.

Но на вопрос знакомых «кем работаешь?» я никогда не говорил – программистом. Говорил – айтишником. Это казалось мне скромнее, да и для работы в нашей организации необходимо было знать и уметь кучу других вещей, с программированием и проектированием СУБД непосредственно не связанных. Хотя, если верить Леонарду Брендвайну – «опасайтесь программистов, носящих с собой отвертки!» Ну да бог с ней, с работой. Дело-то совсем не в ней!

Закончив месячное тестирование очередного продукта, я довольно потянулся на своем расплющенном кресле со скрипящими колесиками. В свое время я честно пытался его заменить на что-нибудь менее продавленное и скрипучее. Но, как отвечал наш хозяйственник Фома Андреевич Брутов, которого за глаза никто иначе, нежели Хомкой, не называл: «А нечего было к нему Аллочку привязывать на корпоративе и устраивать гонки с отделом доставки». Это означало, что «Кресло офисное, серое, для служащих среднего звена, инвентарный номер 16010», как материальная ценность, еще не полностью перенесло свою стоимость на изготавливаемую этим креслом продукцию. И должно было еще поработать на благо купившей его фирмы.

 

Фома Андреевич, в прошлых жизнях, видимо, неоднократно бывавший прапорщиком, вообще был не очень приятным человеком.

Когда его занудное общество, от которого не было никакой возможности избавиться, утомляло кого-нибудь (а оно всегда кого-нибудь утомляло), тихонько говорили в сторону, причем, исключительно загробным голосом: «Позовите Вия!». Фома Андреевич обычно делал вид, что ничего не услышал, но, тем не менее, самолично заканчивал надоевшую беседу про скучные хозяйственные вопросы, и быстренько ретировался в сторону другой жертвы.

Брутов не мог без слез и жалоб расставаться с вверенными под его начало активами. Единственное, что он отдавал с легкостью – это скобы для степлера, которыми кто-то в далеком прошлом расплатился за сделанную нами работу. Бартером, так сказать. Поистине астрономическое количество этих скоб заняло целую кладовку.

Но для IT-отдела сие канцелярское излишество было не актуальным – востребованы были обычные стикеры. Ими были оклеены все мониторы нашего отдела. Кое-кто с сожалением вспоминал старые мониторы с электронно-лучевыми трубками, на которых можно было разместить несравненно большее количество необходимой информации. Но на дворе XXI век. Стикеры, живущие на LCD-мониторах, были исписаны более мелким почерком, дабы возместить дефицит оклеиваемой территории.

Я напевал старенькую песню Круиза «Как трудно жить без светлой сказки», когда именно такая бумажка и попалась мне на глаза. На ней удивительно каллиграфическим почерком (Ирка моя любимая писала, заботится человек!) маркер вывел еще весной – «Бросить курить». То ли мелькание перед глазами этого стикера за полгода создало эффект 25 кадра, то ли назревшая проблема с бронхами требовала стремительного разрешения, но я проникся.

И твердо решил воскреснуть в ближайшее воскресенье, то бишь послезавтра. Почему не сразу, в тот же момент, спросите вы? На то была веская причина. Прошлый проект отдела объявили принятым заказчиком, каким-то медицинским институтом. А это означало весомую премию-бонус. Что было очень кстати – давно хотелось сделать Ирине более-менее существенный подарок. Как раз приближался 6-месячный юбилей наших нежных отношений. На роль сюрприза были выбраны псевдостаринные напольные часы, искусно сработанные под красное дерево. Стоили они, примерно, как настоящий антикварный раритет с жизненным пробегом впятеро длиннее моего. Но, как утверждал юркий продавец, были гораздо легче по весу, и совершенно не несли на себе темной ауры прошлых веков. Думаю, Ирка, запавшая в последнее время на старину, осталась бы вполне довольна такой поделкой-подделкой.

Радостное событие, предвещающее скорый прибыток в виде шикарного напольного хронометра, конечно же, просто необходимо было отметить в сугубо мужской компании. Без сигареты? Какой Моцарт и шампанское доставит удовольствие, когда пухнут уши, и кругом все вдыхают ядовитый, но такой привычный дым? Я уважаю свои положительные эмоции, и справедливо решил, что один день в моем ответственном начинании роли не сыграет. А опасаясь, что с утра в субботу, по причине не очень хорошего самочувствия, я могу попросту забыть взятое на себя обязательство, я добавил еще один день. Час Х должен был соответствовать первой минуте воскресенья, 15 ноября.

Место празднования бонуса ни у кого не вызывало сомнения – «У рыцаря». Кабачок располагался недалеко от офиса, и его давно облюбовала компьютерная братия для своих вечеринок. Домашняя обстановка также способствовала легкому загулу – Ирка укатила на недельку к теще в Краснодар (теща – это номинально, мы не расписаны, да и живем вместе не очень давно). И должна была предстать пред мои ясны очи только к вечеру воскресенья.

Дело оставалось за малым: сформулировать условия сделки, по которым я бросаю курить. Назначить кнут и пряник. Кнут – это наказание, которому меня подвергнет жизнь, если я нарушу свое обещание не прикасаться к сигарете немногим более 500 дней. А пряник – то, что мне жизнь вручит безвозмездно, то есть даром, за страдания, вызванные изживанием вредной привычки Странная штука, но всегда работает. Мало того, что здоровее становишься, так еще и всякие приятности получаешь от жизни.

Я создал текстовый файл, озаглавив его «Пари», и сразу же его запаролил, на всякий случай. И, словно опытный чревоугодник в хорошем ресторане, принялся придумывать, что мне хотелось бы получить в ближайшем будущем.

Поскольку подсознание плохо понимает имена и цифры, а также некоторые другие условности, надо было быть очень внимательным в формулировках.

Нельзя было писать о том, чего НЕ ХОЧЕШЬ, а лишь исключительно о том, чего ХОЧЕШЬ. Желания, пока еще не сбывшиеся, должны были быть вписаны в настоящем времени – будто бы они вот-вот исполнились или исполняются. Чтобы Пари выглядело адекватным под суровым взором сознания, оставаясь при этом понятным подсознанию, я старательно исхитрялся.

Устрашающее наказание было придумано практически сразу – я решил, что довольно сильным пугающим стимулом для меня будет потеря самоуважения. С приятными сюрпризами было сложнее, однако я, что называется, «расписался».

Перечень приятностей, которые станут мне, Победителю Дурной Привычки, доступны по праву сильнейшего, занял почти три страницы. Особо тщательно я оговорил, что не хотел бы потерять свою любовь. Хоть и прекрасно понимал, что в жизни ничто не может длиться вечно. Расставаться с аурой взаимных чувств, возникших между мной и Ириной, даже через многие годы, мне не хотелось ни под каким соусом. Буковками это выразилось так:

«Я счастливо живу со своей второй половинкой, люблю ее и любим ею. Это продолжается всю нашу жизнь. У нас родились умные, добрые, красивые и достойные дети».

Необходимо было логично закончить этот, практически юридический документ, и я внизу приписал еще несколько строк. «Пари составлено – сегодняшняя дата, роспись. Бросаю курить, начиная с 15 ноября сроком на 18 месяцев, или более. Роспись. Свидетели и заинтересованные стороны» я оставил прочерк. Подразумевая под этим любые заинтересованные стороны, от Божественных до вполне материальных. Уже немного фиглярствуя, я дописал своеобразный постскриптум:

«Если мое обязательство отказаться от курения окажется ложью, все вышеописанные блага также окажутся ложью. Если же я сдержу свое обещание, я получу все и даже больше. Причем блага начнут входить в мою жизнь с момента составления настоящего Пари».

Я распечатал полученный текст, и, поразмыслив, удалил исходный файл. Лист с пари был отправлен в сумку ноутбука. Ну вот, после этого непосильного труда можно было бы перейти и непосредственно к работе…

Отстучав оставшееся время в клавиатурной лихорадке, и заполучив повседневное заслуженное покраснение глаз от их многочасовой эксплуатации, природой не предусмотренной, я с наслаждением вытянул руки вверх, сдаваясь во власть пятничного вечера. Оставалось предупредить ребят из охраны, что машину сегодня я оставлю ночевать на офисной стоянке, и – вот он я, пятница! Растерзай меня!

Глава вторая, в которой все уже, собственно, началось, только никто об этом не догадывается…

– Одно дело шпицштихель, и совсем другое – больштихель!

Из х/ф «Покровские ворота» (1982)

В кабаке, как всегда, царил средневековый полумрак. Кирпичные неоштукатуренные стены сходились аркой над головой, в них были вбиты какие-то цепи и сделаны ниши. В оформлении ниш никакого порядка и системы не наблюдалось – в двух, ближайших к выходу, стояли пустые доспехи рыцарей тевтонского ордена. И были эти доспехи небольшого, практически, карликового размера (хотя, возможно, это были детские доспехи).

В третьей нише раскинуло свои розоватые листья какое-то неизвестное растение, в четвертой находился пожарный кран. Два самых дальних углубления в стене вмещали в себя дубовые полочки, на которых красовались фарфоровые статуэтки дуэний и пастушек. Немного сумбурный интерьер, но мне всегда нравилось здесь бывать – обстановка располагала к отдыху и неторопливой беседе. Музыка не била по ушам запредельным количеством децибелов, а сервис не бил по всему остальному.

Мы с Мишей выбрали четырехместный стол рядом с неизвестным розовым растением, которое я тут же окрестил Фикус Инкогнито, два других места были для Жоры и Кеши. Больше никто из нашей компании приходить не собирался – трое были в командировке, один на больничном. Еще один отпросился на свадьбу друга, и его послепраздничный зеленоватый облик все ожидали увидеть не раньше понедельника. Мы сделали предварительный заказ и, в ожидании остальных, налили себе по рюмочке водки.

Часа через полтора всем уже захорошело. Разговор вился вокруг совершенствования человека вообще и его мозга в частности, с позиции до неприличия компьютеризированных людей. Основную тему старательно развивал Кешка, видимо, давно озадаченный этим вопросом:

– Отнесись к мозгу, как к компьютеру. Вот какие проблемы – глючит у тебя комп. Взял ты и переставил ось. Ну, или отшаманил, если не сильно глючит. А с человеком как быть? Ежели без психиатрии? – свои слова он сопровождал старательным разглаживанием дубовой столешницы – скатертей на столах не было.

– Ну и кто тебе мешает? НЛП в помощь, ковыряй свои заморочки, только совсем обезбашенным не стань, – любитель психологической и «около того» литературы Георгий распрямлял авторитет, не забывая отправлять в рот аппетитные кусочки прожаренной телятины.

– Нет, мы будем рассматривать сильно замусоренный случай – нам-то лет уже – ого-го. Барахла ненужного в голове – немерено. Там, обиды всякие, комплексы полноценности и наоборот. По одной выдергивать занозы уязвленного самолюбия, несчастных любовей и тупо вирусов – себе дороже, остатка жизни не хватит. Короче, связываться с чисткой реестра не будем. А вот если взять это все – и отформатировать. Причем в более продвинутой файловой системе. Скинуть на флешку необходимый минимум ценной информации, да переустановить ось.

Мишка, более близкий к техническим вопросам программного обеспечения, нежели Кеша – заместитель командира отдела доставки, возражал:

– Нет, не получится, ведь это, считай, полная потеря памяти. В жизни, конечно, можно головой удариться больно-пребольно, заполучить шикарную амнезию, как в длинных сериалах, чтоб она отретроградила тебя по самые ясельки. Только как-то жалко прожитых лет – не все же там мусор. И если воспринимать мозг, как компьютер, то не на все 100 процентов. Что такое флешка для жизни – ее просто нет! Ты же не можешь хранить свою память кроме как в своей голове. Ну да, бывают всякие фотографии и видео знаменательных событий – но как ты сохранишь запах любимой женщины? И вообще, считается, что в подсознании вся информация чуть ли не с момента зачатия хранится. А если верить в реинкарнацию, то еще и прошлые жизни аккуратно заархивированы. В общем – форматировать нельзя, ведь это, считай, полная потеря памяти…

В разговор включился я, несколько легкомысленно произнеся:

– Но можно, например, спионерить у Господа Бога еще одну лицензионную версию Жизни. Разбить жесткий диск на два-три, и поставить разные файловые системы. Ну, например, FAT32 и NTFS – одна быстрее с мелочью работает, у другой защита информации лучше. Скинуть инфу на один логический диск. Переставить операционку. А на другой поставить более продвинутую вторую ось, с Божьей помощью…

– Ага, будет бог тебе помогать, если ты у него спионерил лицензионный продукт. Может, смысл всей твоей жизни – это альфа-тестирование операционки Жизнь1985.25.09, причем, урезанной версии. А ты тут хочешь себе установить Жисту8, да еще и не русифицированный вариант! – скептицизм Михаила бил через край.

– Ну, ладно – спионерить, это я так, по пути наименьшего сопротивления. Мы же взрослые люди, можно же и купить, в конце концов. В смысле, приобрести легальным путем – заслужить праведными делами. Например, на ниве борьбы с шаманизмом. Или образцовым соблюдением седьмой заповеди.

– А что это за заповедь? – вопросил Кешка, ровненькими полосками разрезая «мясо по-рыцарски».

– Не прелюбодействуй, – Жорик произнес это, будто бы личное наставление собственному потомку, причем сопровождалось это намерением треснуть самого молодого из нас Кешу по голове ложечкой из теплого салата «Жанна Д'Арк», который на поверку оказался обычным «Цезарем» с курицей.

 

– Ну да, а винчестер-то у тебя один! Ты, конечно, можешь выбирать операционку, но только при загрузке, либо в boot.ini надо ковыряться каждый вечер, перед сном, то есть отключением. Определяя, каким человеком тебе завтра проснуться. Замечу, что из FAT32 ты не видишь, что у тебя на диске под NTFS записано.

И просыпаешься ты утром в FAT32, чтобы быстро переделать кучу всяких нудных мелких домашних дел. Рядом жена спит. С которой твое тело познакомилось, будучи под новой операционкой. А под старой ты ее не помнишь, – Миша тряс головой, словно партизан на допросе. – И тещу не помнишь. И что детей двоих нарожал – не помнишь, не знаешь! Вся информация за последний пяток лет тебе под старой системой недоступна!

– Да ладно, чего ж вы все так буквально к компу привязываете? Допускаем, что все ты помнишь – и последние годы, и сопливое детство, и супружницу любимую. Начинают же люди жизнь заново? И в молодости, и в зрелости. Помнят же, что с ними раньше-то было? Может, они и есть счастливые обладатели новых версий!

– Вот тут я не согласен – они как раз практически забывают старую жизнь. То есть, можно считать, не имеют доступа к Первой жизни – ну разве что, на уровне сторонних носителей. Тех же фото и видеозаписей, плюс знакомых из прошлого. Ни чувств старых, ни привязанностей, ни обид. Так, скупые информационные факты. А это о чем говорит? Что версия на порядок ниже – ведь каждая следующая поддерживает предыдущие. Ну, как правило…

– Ну да, или в небесной канцелярии надоели их барахтания, и им жесткий диск потерли, и все заново установили…

– А, может быть, производителя сменить на другого – не все же тебе Майкрософт. Есть еще и Линукс, и Макинтош…

– А какой это такой другой производитель? Бог один, – я раскачивался на стуле в нетрезвой серьезности, обличающе взирая попеременно то на одного, то на другого. – Сатана? – последнее слово было произнесено несколько громче обычного, и даже слегка перекрыло фоновый шум в «Рыцаре». За моей спиной тут же материализовался официант Сережа с мефистофелевскими усиками, концы которых были приподняты дежурной улыбкой.

– Что вам угодно?

Жора вздрогнул и размашисто перекрестил стремительного работника сферы общепита, скомандовав ему:

– Сгинь! Но тут же щелкнул пальцами, задерживая официанта, и, обводя стол глазами, добавил: – Водочки еще и сочку грейпфрутового принеси, пожалуйста.

Сережа, кивнув, испарился в полумраке заведения так же молниеносно, как и нарисовался. Мне даже показалось, что это не сигаретный дым за ним вьется, а густая элитная сера из преисподней.

– Ладно, все это тонкости. Нам сейчас совершенно не принципиально в них разбираться. Нам нужно концепцию построить. У нее еще скелета нет, а вы уже спорите, куда этому динозавру половые органы приставить…

Я встал. У меня заканчивались сигареты. Обычно я бросал празднично. То есть последней выкуренной пачкой, как правило, становился какой-нибудь необычный сорт сигарет, что-нибудь новое или хорошо забытое старое. Дорогое и красивое.

Я подошел к бару и долго разглядывал презентацию табачных компаний, пока не остановился на светло-бежевой высокой пачке. С красиво срезанными ребрами – прямо как у настоящего гробика. Хмыкнув, я приобрел эту символичность у бармена, который, не переставая нервно разговаривать по мобильнику, услужливо улыбаясь одними губами, пошелестел пачкой за барной стойкой, и отдал мне ее распакованной. Я взглянул на зал. С моей позиции он просматривался идеально, клубы дыма над столиками и красноватая подсветка создавали фееричное впечатление, будто находишься в таверне, освещенной камином-жаровней.

Вечером здесь играла живая музыка, и сейчас, по чьему-то заказу, музыканты задушевно выводили «Владимирский централ», что, в общем-то, не было типичным репертуаром для данного заведения. Но эта икона шансона идеально вписалась в пьяное настроение среднестатистического средневекового программиста.

Пока я, выковыривая сигарету, обследовал пальцами свой последний гробик (пардон, предпоследний – последний будет непременно из дорогого лакированного дерева, и сделают его только лет через семьдесят), меня заинтересовало небольшое происшествие.

Все столики были заняты, а пара пустых – зарезервирована, и ввалившаяся в кабачок троица девиц запнулась на администраторе. Как оказалось, столик ими был предварительно заказан, но пока две из них выясняли это, третья подошла к стойке. В легком шоке я раскуривал сигарету со стороны фильтра, не замечая этого, и откровенно пялился на девушку…

fictionbook.ru