Книга Эстер с комментарием Виленского Гаона. Книга эстер


Книга Эстер - это... Что такое Книга Эстер?

Мегилат Эстер

Книга Есфи́ри (ивр. אֶסְתֵּר‎, Эсте́р) — одна из книг Ветхого Завета и Танаха[1]. В православном каноне Библии помещена между книгами Юдифи и Иова. Автор её с точностью не известен, традиционно им считается Мордехай — дядя Эсфири (Эстер). Она написана на древнееврейском языке, но с примесью персидских и арамейских слов.

Хотя в еврейском тексте книги ни разу не встречается имя Бога, она всецело проникнута глубоким религиозным духом. Некоторые исследователи[2] видели в книге Есфирь не действительную историю, а своего рода притчу или псевдоисторическую повесть; но это мнение опровергается рядом фактов, в частности, подробным описанием быта и обстановки, характера персидского царя Артаксеркса, особенностями языка, массой подлинных персидских и зендских имен.

Содержание книги

Главной героиней книги является Эсфирь — родственница и воспитанница еврея Мардохея (Мордехая), жившего в Сузах (Шушан) и однажды спасшего жизнь царю Артаксерксу (Ахашверошу). Когда перед царём встала проблема выбора новой жены (вместо отвергнутой им Астини (Вашти)), выбор его пал на Эсфирь.

Один из придворных Артаксеркса, Аман-амалекитянин был крайне раздражён тем, что Мардохей отказывался склоняться перед ним. Сплетя сеть интриг, Аман добился согласия царя на уничтожение всего еврейского народа.

Узнав об этом, Мардохей потребовал от Эсфири, чтобы та заступилась перед царем за свой народ. Вопреки строгому придворному этикету, нарушение которого грозило ей потерей своего положения и самой жизни, Эсфирь явилась к Артаксерксу без приглашения и убедила его посетить приготовленный ею пир, во время которого и обратилась к нему с просьбой о защите евреев.

Узнав подоплёку интриг Амана, Артаксеркс приказал повесить Амана на той же виселице, которую он приготовил было для Мардохея, а в отмену указа об истреблении евреев разослан был новый указ: о праве их противиться исполнению первого. В силу этого указа евреи с оружием в руках восстали на защиту своей жизни и уничтожили множество врагов, в том числе десятерых сыновей Амана. В воспоминание об этом у евреев был установлен праздник Пурим.

Книга в театре

Сноски и источники

  1. ↑ За исключением некоторых частей, сохранившихся только в Септуагинте.
  2. ↑ Землер и др.

Ссылки

Пятикнижие: Бытие, Исход, Левит, Числа, Второзаконие

Исторические книги и учительные книги: Иисуса Навина, Судей Израилевых, Руфь, 1-я Царств, 2-я Царств, 3-я Царств, 4-я Царств, 1-я Паралипоменон, 2-я Паралипоменон, Ездры, Неемии, Есфирь, Иова, Псалтирь, Притчей Соломоновых, Екклесиаста, Песни Песней

Книги пророков: Пр. Исайи, Пр. Иеремии, Плач Иеремии, Пр. Иезекииля, Пр. Даниила, Пр. Осии, Пр. Иоиля, Пр. Амоса, Пр. Авдия, Пр. Ионы, Пр. Михея, Пр. Наума, Пр. Аввакума, Пр. Софонии, Пр. Аггея, Пр. Захарии, Пр. Малахии

 

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru

Свиток Эстер и книга Даниэля — Лехаим

Как известно, в праздник Пурим читают Мегилат [footnote text=’«Мегила» — свиток (ивр.). Мегилат Эстер — Свиток Эстер; традиционное русское название — книга Эсфири (Есфири).’]Эстер[/footnote] — книгу Танаха, в которой разворачиваются события, послужившие предтечей этого праздника. Свиток Эстер является одним из самых поздних текстов, вошедших в канон еврейской литургии; в Свитке рассказывается о жизни евреев в изгнании после разрушения Первого храма. Еще одна книга, посвященная описанию пребывания евреев в том изгнании, — книга пророка Даниэля (Даниила). В этой статье мы отметим сходство и различие между сюжетами обеих книг, а затем приведем толкования мудрецов, усмотревших связь между событиями и персонажами книги Даниэля и Свитка Эстер.

Прежде всего, вспомним вкратце, как евреи оказались в изгнании. Вавилонский царь Невухаднецар (на аккадском — Набу‑кудурри‑уцур, в русской транскрипции — Навуходоносор) покорил иудейского царя Йеоякима (Иоакима), а затем, после смерти Йеоякима, изгнал в Вавилон его сына, царя Йеояхина (Иехонию), и часть жителей, в первую очередь иудейскую знать. На иудейский престол Невухаднецар посадил дядю Йеояхина, Матанью, сменив его имя на Цидкияу (Седекия). Одиннадцать лет спустя, после того как царь Цидкияу восстал против Вавилона, надеясь на помощь Египта, Невухаднецар взял Иерусалим и разрушил Первый храм.

Главные герои книги Даниэля и Свитка Эстер являются изгнанниками из Иудеи или их потомками. Даниэль и его товарищи Хананья, Мишаэль и Азарья (Анания, Мисаил и Азария) были среди мальчиков, которых увели в Вавилон, после того как Невухаднецар победил царя Йеоякима (см.: Даниэль, 1:1‑7). А о Мордехае‑Мардохее (или о его предке Кише) сказано, что он был среди изгнанников, уведенных в Вавилон вместе с царем Иудеи Йеояхином (Эстер, 2:5‑6).

Даниэль в яме со львами. Морис Хиршфельд. 1944. Галерея Сидни Джаниса, Нью‑Йорк

Между Свитком Эстер и первыми шестью главами книги Даниэля прослеживается немало общих черт. Обе книги повествуют о близких по времени событиях, обе описывают нравы при дворах вавилонских и персидских царей, в обеих рассказывается о евреях, получивших высокие посты при царском дворе (Даниэль, Мордехай и Эстер). В обеих книгах представлена ситуация, когда евреям приказано поклониться идолу или вельможе, а те отказываются, навлекают этим на себя опасность и впоследствии спасаются от нее. В книге Даниэля речь идет об отказе товарищей Даниэля — Хананьи, Мишаэля и Азарьи — поклониться золотому идолу, которого поставил Невухаднецар (см.: Даниэль, гл. 3), а в Свитке Эстер сообщается о том, как Мордехай отказался кланяться Аману. Отметим, что, согласно толкованиям мудрецов, отказ Мордехая также был связан с запретом идолопоклонства. В мидрашах рассказывается, что Аман вышил на своей одежде изображение идола, которому поклонялся, чтобы все те, кто будет вынужден кланяться ему, заодно склонились бы и перед его идолом. В обеих книгах враги евреев получают то же самое наказание, которое они предуготовили для евреев. Люди, настоявшие на том, чтобы товарищи Даниэля были брошены в печь, в итоге сами были сожжены (см.: Даниэль, 3:21‑22), и так же были брошены в ров со львами те, из‑за кого туда бросили Даниэля в наказание за то, что тот молился Всевышнему (там же, 6:25). А в Свитке Эстер злодей Аман был повешен на дереве, которое он приготовил для Мордехая. Кроме того, книга Даниэля проливает свет на некоторые детали, упомянутые в Свитке Эстер, и позволяет нам больше узнать о нравах и обычаях царского двора тех дней. Например, в Свитке Эстер сказано, что Мордехай сидел у царских ворот (2:19, 21), а книга Даниэля сообщает нам, что тот, кто сидел у царских ворот, занимал высокую должность.

При этом между двумя книгами существуют также и некоторые различия. Так, в книге Даниэля упомянуты явные чудеса (например, спасение товарищей Даниэля в печи или спасение Даниэля в яме со львами) и подчеркивается прямое Б‑жественное вмешательство, тогда как в Свитке Эстер Имя Всевышнего не упоминается вовсе, и еврейские источники приводят этому факту несколько объяснений. В частности, в трактате Хулин (ВТ, 139б) мудрецы задаются вопросом: «Где в Торе содержится указание на Эстер?» И отвечают: [в стихе] «Я же совершенно сокрою (“астер астир”, ивр.) Мое лицо в тот день — за все зло, которое они совершили, когда обратились к другим богам» (Дварим, 31:18). Речь идет о явлении под названием «эстер паним», «сокрытие Лика [Всевышнего]», что созвучно имени Эстер. Таким образом, в Свитке Эстер присутствие Творца скрыто, что является частью наказания, о котором и идет речь в книге Дварим.

Отметим также, что в тексте Свитка Эстер имя царя Ахашвероша (Артаксеркса) упомянуто около двухсот раз, и мы могли бы подумать, что это он принимает решения и управляет судьбами людей. Но если внимательно прочитать текст книги, то можно увидеть, что многократно упомянутый Ахашверош — не более чем инструмент, которым управляет Всевышний. В Свитке Эстер видна двойная причинность событий, свойственная книгам Танаха. Герои книги действуют, исходя из своих личных мотивов, и события развиваются якобы естественным путем, но сами эти действия и события являются реализацией Б‑жественного замысла, понять который можно, только имея всю картину перед глазами.

Мудрецы связывали упомянутые в книге Даниэля события, а также персонажей книги, в первую очередь вавилонских царей, с событиями Пурима. Они уподобляли Ахашвероша Невухаднецару, хотя Невухаднецар убивал евреев на практике, а Ахашверош «всего лишь» собирался их убить, и хотя Невухаднецар самолично разрушил Храм, а Ахашверош «всего лишь» не давал его отстроить другим.

В Вавилонском Талмуде, в трактате Мегила (12а), мы читаем: «Спросили ученики рабби Шимона бар Йохая: за что евреям полагалось столь страшное наказание, как указ о полном истреблении, о котором рассказывается в Свитке Эстер?» Когда же рабби Шимон предложил им самим ответить на этот вопрос, они предположили, что евреи заслужили наказание за то, что они в свое время наслаждались на пиру у Ахашвероша. Рабби Шимон бар Йохай ответил, что в таком случае наказание заслуживали бы только евреи города Шушана (Суз), физически присутствовавшие на том пиру, тогда как постановление об истреблении касалось всех евреев. По мнению рабби Шимона, евреям полагалось наказание за то, что они поклонялись идолу Невухаднецара, о котором рассказывается в книге Даниэля и которому отказались поклоняться Хананья, Мишаэль и Азарья. Ведь этому идолу поклонялись все народы, включая и евреев. Но поскольку в дни Невухаднецара евреи поклонялись идолу лишь для вида, из страха перед царем, а на самом деле не верили в него, то и Всевышний также вынес повеление об их полном истреблении «лишь для вида». Он также сделал вид, будто посылает наказание евреям, — истинной же Его целью было побудить Свой народ к раскаянию.

Согласно словам мудрецов, и сами евреи, и их поработители знали о пророчествах пророка Ирмеяу о том, что вавилонское изгнание продлится семьдесят лет. Поэтому один из преемников Невухаднецара, вавилонский царь Бельшацар (Валтасар), о котором рассказывается в книге Даниэля, и персидский царь Ахашверош из Свитка Эстер вели отсчет этих лет, в надежде, что по прошествии семидесяти лет пророчество о спасении евреев не сбудется.

В книге Даниэля рассказывается, что на пиру у вавилонского царя Бельшацара использовались священные сосуды из Иерусалимского храма, и Даниэль обличал его: «И на Господина небес ты поднялся, и сосуды из храма Его принесли к тебе…» (Даниэль, 5:23). В ту же ночь Бельшацар был убит во время завоевания Вавилона персами и мидийцами.

В трактате Мегила (11б‑12а) мы находим упоминание о том, что на третий год своего царствования Ахашверош решил подсчитать годы изгнания евреев, сказав: «Бельшацар считал и ошибся, а я не ошибусь!» Согласно словам мудрецов, Бельшацар отсчитал семьдесят лет с начала царствования Невухаднецара и решил, что если эти семьдесят лет прошли и евреи не были освобождены, то теперь избавление к ним уже не придет, — поэтому он и использовал священные сосуды из Храма. Вскоре после этого он был убит, а Вавилонское царство пало. Ахашверош предположил, что он обнаружил ошибку Бельшацара, полагая, что нужно начинать отсчет с изгнания царя Йеояхина. А с этого изгнания и до второго года царствования Бельшацара до семидесяти лет недоставало восьми. Ахашверош «обнаружил» восемь этих недостающих лет: один год правления Бельшацара, пять лет правления Дарьявеша (Дария) Мидянина и Кореша (Кира) Персидского и два года своего царствования. Таким образом, найдя искомое, он также решил, что все сроки прошли.

Решив, что семьдесят лет теперь уже прошли наверняка, а Храм так и не был отстроен, и уверившись в своей безнаказанности, Ахашверош пришел к выводу, что избавления евреев уже не будет. Тогда он устроил пир, и на нем были выставлены напоказ храмовые принадлежности и сосуды. По‑видимому, именно по этой причине мудрецы пришли к выводу, что евреи, присутствовавшие на пиру у Ахашвероша, заслуживали столь сурового наказания. Ведь, по сути, они участвовали в праздновании того, что избавление их народа не наступило и Храм не был отстроен!

Мегилат Эстер. Фрагмент свитка. XVI век. Коллекция С. Кирштейна, Берлин

Но и Ахашверош ошибся в своих подсчетах. Отсчет надо было вести от изгнания царя Цидкияу и разрушения Храма, что произошло через одиннадцать лет после изгнания Йеояхина. По завершении семидесяти лет после разрушения Первого храма в полном соответствии с пророчествами вернувшиеся в Сион евреи действительно начали строительство Второго храма.

Весьма интересно также предположение мудрецов о том, что в Свитке Эстер упомянут и сам Даниэль. В начале четвертой главы Свитка Эстер сообщается, что, когда Мордехай узнал о постановлении об истреблении евреев, он подошел к воротам царского дворца, одетый во вретище, и служанки и евнухи Эстер сообщили ей об этом. Она послала одежды для Мордехая, чтобы тот снял вретище, но тот их не принял. Тогда Эстер попросила царедворца по имени Атах (Гафах) узнать у Мордехая, в чем причина его траура. Мордехай рассказал Атаху о замысле Амана и о серебре, которое тот пообещал царю за истребление евреев, дал ему копию послания об уничтожении евреев, чтобы тот показал ее царице, и передал через него Эстер, чтобы она пошла к царю просить его за свой народ (см.: Эстер, 4:1‑9). Согласно одному из мнений мудрецов, высказанных в трактате Мегила (15а), Атах — это Даниэль, лишившийся своего высокого положения в дни Ахашвероша. Они учат это из того, что о Даниэле сказано, что тот преуспел во время правления Дарьявеша и в период царствования персидского царя Кореша (см.: Даниэль, 6:29), и приходят к выводу, что его процветание прекратилось в дни Ахашвероша, который, согласно хронологии мудрецов, был преемником Кореша. В этом мнении отразилась идея о чрезвычайной зыбкости положения евреев, занимавших высокие должности при дворе нееврейских царей.

На основании данных книги Даниэля, Свитка Эстер и толкований мудрецов можно прийти к выводу, что важнейшей темой этих книг является самоотверженная преданность евреев своей вере в тяжелых условиях изгнания. Эта самоотверженность оставалась неизменной на протяжении долгих лет рассеяния и стала одним из тех факторов, благодаря которым сохранился еврейский народ. В обеих книгах подчеркивается опасность, угрожающая евреям в изгнании, и чудеса, благодаря которым евреи были спасены. При этом на примере Свитка Эстер мы можем видеть, насколько важно обращать внимание на чудеса, происходящие в рамках естественного хода событий. Толкования наших мудрецов по поводу пророчества о семидесяти годах изгнания помогают нам, их потомкам, понять, что все пророчества об избавлении еврейского народа осуществляются в срок, тогда как надежды ненавистников евреев, сулящих нам вечное изгнание, были и будут тщетными.

lechaim.ru

«Эстер. Повесть о раскрытии еврейской души» — Эстер Кей

© Эстер Кей, 2016

Редактор П. Гиль

Иллюстрация на обложке А. Емцов

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

В повести Эстер Кей КНИГА ЭСТЕР сделана попытка – быть может, первая в мировой истории – рассказать о жизни любавического хасида, точнее, девушки, ставшей таким хасидом. Ставшей или только вступившей на путь становления.

Подведем общий итог этих шестидесяти трех глав.

…19 лет жизни, большая часть которых прошла в советской России времен застоя. Открытие вечных ценностей Торы, тем более впечатляющее, что происходит оно на фоне рушащихся идеалов коммунизма. Драматизм взаимоотношений внутри семьи, где русское влияние гораздо сильнее, чем еврейское. Любовь студентки МГУ к молодому израильскому раввину. Приезд в Израиль и замужество… Таков, в общих чертах, нехитрый сюжет. А философская, не скрываемая автором, до такой степени не скрываемая, что она даже похожа на пропаганду, направленность книги – это идея скорого прихода Мошиаха, со всеми особенностями противоречивой эпохи последнего поколения изгнания и первого поколения освобождения.

Профессор Герман Брановер

О раскрытии еврейской душиПовесть веселая и Б-говдохновенная

Написанная в оригинале на благозвучном русском языке и адресованная в первую очередь членам моей семьи как знак благодарности за понимание всего того невообразимого, восхитительного и удивительного, что произошло со мной… Благодарность за понимание, однако, не исключает возможности это понимание углубить и расширить, чему и будет, надеюсь, способствовать эта книга.

Честно говоря, я еще не решила, в какой тональности я хочу ее выдержать. Я – человек религиозный, но книга должна быть интересна всем, и поэтому мне следует спрятать свои убеждения, скрыть их таким образом, чтобы повествование шло естественно и не тенденциозно. Получится ли это у меня? Надеюсь. А кроме того, мне самой неясно, будет книга автобиографической или вымышленной. Будет ли главная героиня, Эстер, во всем похожа на меня? И насколько будет соответствовать моему я то дневниково-авторское я, которым я изначально воспользуюсь как литературным приемом? Я не знаю. Потому что это предисловие составлялось, когда книга еще не была написана. То есть она была вся во мне, как зародыш, но ее еще надо было ментально и психологически выносить и произвести на свет… При сотворении мира Б-г сказал: Давайте-ка сделаем человека! Почему во множественном числе – сделаем, а не сделаю? Трактуют мудрецы: сказал Всевышний самому же человеку, что они будут вместе заниматься сотворением человека. И так по сей день вместе этого человека и творят.

Вот я и говорю: давайте-ка сотворим книгу.

Как вы считаете, делить ли мне ее на главы?

…Да, вероятно. Ведь в этом мире есть небо и земля, есть направления, измерения, пространство и время. Все подразделено на категории. Раз Всевышний сотворил все именно так, то и нам подобает быть упорядоченными. Бесконечность будет очень удивлена, но мы сумеем проявить ее в рамках ограниченного.

1. Тумбочка с богами

…И бьющий ножками младенец-мозг?

С. Фитцжеральд

ДЕТСТВО ПРОХОДИЛО в обстановке духовно скудной.

Родители работали, строили коммунизм; брат Вова, бедолага, попадал в истории и кое-как из них выпутывался; сестра Валя, целеустремленная девушка, прилежно училась в университете и встречалась с хорошим парнем.

В моем детском сознании запечатлевались, однако, не эти общие объективные факты, а единичные – зримые и ощутимые – моменты. Мама, ее мягкий халат, ее колыбельные напевы, тепло ее рук. Вкусные пельмешки, супчик и картошечка, которые она готовит… Ощущение ее беззащитности – она очень добрая, и поэтому в школе, где она работает, ее часто перегружают всякими поручениями, дополнительными часами, а она вечно соглашается, тратит слишком много сил… Это я поняла, будучи еще совсем маленькой.

Папа – его походы со мной вместе на рыбалку ранним-преранним утром… За лиманом погромыхивают поезда и электрички, а мы сидим, бывало, в резиновой лодке и ждем, закинув приманку и примостив поудобнее удочки – когда клюнет? Папа – очень умный, надежный, с твердым характером. Особенно я ценю в нем то, что он мне любую задачку по математике умеет и решить, и разъяснить. Но только вспыльчивый он иногда. Мне кажется, слишком… Мой 22-летний брат, Вовка, – славный, и жалко его потому, что он водится с дурной компанией и вечно кем-то побит, обманут, обобран, споен. Ужасно жалко. И еще более жалко, что папа с мамой никак не могут договориться между собой, каким образом его воспитывать. Вот я бы смогла его правильно воспитать, так я чувствовала. Ведь я сумела бы быть строже, чем мама, и мягче, чем папа. Я-то бы нашла золотую середину!

Но кто меня захочет слушать? Мне всего 9 лет… …В моем внутреннем мире присутствуют эти, самые близкие, люди, а также – наряду с людьми – боги.

Боги живут в тумбочке, которую я отвела специально под храм.

Идея завести себе домашних богов появилась у меня в результате чтения книг по греческой мифологии. Мой восприимчивый ум легко подружился с Зевсом, Гермесом и Деметрой. А изображения этих дружественных богов, помещенные в вышеупомянутую тумбочку, были плодами творческого использования типичных советских статуэток боксеров и балерин. Камешки, бусинки, блестяшки нацеплялись на статуэтку и превращали боксера в громовержца, а балерину – в богиню любви. Перед статуей брызгались духи – благовонияи скапливались мелкие монетки – пожертвования. У богов можно было попросить всякие незамысловатые житейские вещи:

– чтобы в школе не отругали за опоздание (в этом мог помочь дипломатичный и быстроногий Гермес)

– чтобы мальчика по имени Игорь посадили со мной за одну парту (на это годилась Афродита)

– чтобы сдать на отлично экзамен по музыке (это входило в круг полномочий Орфея) … Родители мои согласились именовать тумбочку храмом, видя в этом наивном б-гоискательстве нечто трогательное и достойное уважения, в то время как сестра, конечно, предпочла бы забрать тумбочку в свою комнату и использовать ее по прямому назначению, для хранения белья. Ну, а брат Вова, несмотря на то, что деньги на выпивку ему были иногда нужны позарез, храмовую мелочь не трогал – уважал храм… Мое отношение к богам было двойственным. С одной стороны, я ждала от них помощи, с другой стороны, если они меня подводили и мою просьбу не выполняли, то я обижалась на них, забирала у них копеек двадцать и покупала себе мороженое в качестве компенсации.

Взаимоотношения с богами, при всей их ненадежности, были гораздо интереснее, чем занятия в школе или поручения по линии октябрятского движения – сбор макулатуры, расчистка школьной территории, зубрежка стихов к пролетарским праздникам, например, таких, как вот это:

 Страны и всей планеты новосел,Неистовый в мечте и дерзновенье,Ты с партией сражайся, комсомол,И вместе с ней выигрывай сражения… 

…В моей жизни были также Григ, Чайковский, Бетховен… Звучание музыки, глубина и податливость клавиш, погружение в бессловесную гармонию… Ты неважно играешь, но хорошо чувствуешь, – говорила моя учительница. А иногда она воздерживалась от каких бы то ни было замечаний и только следила за моей игрой, переворачивая, когда нужно, листы нот, чтобы мне не пришлось делать это самой. Это ее безмолвное содействие для меня – лучше всяких похвал. После такого удачного урока я решаю, что теперь буду заниматься изо всех сил.

И действительно, несколько последующих дней подолгу сижу дома за пианино. Однако, если результаты не быстры и не блестящи, то вспышка энтузиазма может смениться неделями равнодушия. Когда же доходит до экзамена по музыке, мои боги получают от меня дары – монеты, ракушки… И соната исполняется мною почти безупречно, к восхищению сидящих в зале родителей… Сказал Данте: Земную жизнь пройдя до половины, в сумрачном лесу я очутился. А я? До чего я прошла свою жизнь? Наверное, даже не до четверти. Но я нередко чувствую себя так, будто оказалась в сумрачном лесу. Кто я? Никто. Вот Павлик Морозов, будучи в таком подростковом возрасте, как я, уже совершил свой великий подвиг. Мария Стюарт в пятнадцать лет стала королевой, Эдит Пиаф – певицей на бульварах… Володя Ульянов с ранней юности ненавидел царизм. А я – так себе, посредственность. На бульварах не пою, царизм не ненавижу, в революциях не участвую, и корона мне не светит. Живу себе, и все. Для чего живу, спрашивается?

mybook.ru

Книга Эстер с комментарием Виленского Гаона

От редакции. Представляем вашему вниманию отрывок из книги Эстер с комментарием Гаона из Вильно дерех ремез.

Глава 1

Предисловие

Скрытый смысл книги Эстер

Всю книгу Эстер можно рассматривать как намек на борьбу с дурным началом, которая является основной целью жизни каждого человека, на обвинения, которые предъявляет душе Сатан, и на его окончательное поражение. Мудрецы Мишны намекают нам на скрытый смысл, который таится в словах книги Эстер («Эстер Раба», 3:10): «Везде, где написано просто “царь”, речь идет о Всевышнем, благословен Он. Везде, где написано “царь Ахашверош”, речь идет об Ахашвероше в прямом смысле».

Дурное начало ведет человека к смерти

Сам же Ахашверош — это намек на дурное начало. Это видно из того, как мудрецы Талмуда толковали его имя. Они сказали (Мегила 11а; далее, везде, где в тексте упоминается Талмуд без указания точного места, подразумевается трактат Мегила, 10б-11б), что он зовется «Ахашверош», так как из-за него почернели лица народа Израиля [это основано на том, что слово «Ахашверош» (אחשורוש) содержит буквы слова «черный» (שחור)]. Мудрецы подразумевали написанное в начале Торы (Берешит, 1:2): «И тьма над бездною», что, в свою очередь, намекает на ангела смерти. В действительности, Сатан, дурное начало и ангел смерти — это одно и то же (Бава Батра, 16а). Вначале оно искушает человека и подталкивает его к греху. Потом, если он совершает грех, не дай Б-г, оно само дает против него показания и выдвигает ему обвинения перед Всевышним. После этого выносится приговор, и, получив разрешение применить к человеку карательные меры, это существо отделяет его душу от тела, в результате чего человек умирает, и лицо его темнеет.

Еще одно место, в котором мудрецы связывают черноту лица и грех — это Мидраш «Шир а-Ширим Раба». В книге Шир а-Ширим написано (1:5-6): «Черна я, но красива… Не смотрите на меня, что я смугловата, ибо солнце опалило меня!»  Мидраш поясняет это: «Черна в деяниях своих, но красива в деяниях праотцов моих; черна я сама по себе, но красива в глазах Творца».

Человек сокрушается о совершенных им грехах

Еще одну интерпретацию имени «Ахашверош» приводит раби Йоханан: «каждый, кто вспоминает его, говорит “ах голове моей”!» [Это тоже основано на звучании имени «Ахашверош», которое начинается слогом «ах», а кончается слогом «рош». Слово «рош» (ראש) на святом языке означает «голова». По другим мнениям, это следует понимать, как “ах голове его” — каждый, кто вспоминает Ахашвероша, проклинает его.] Воспоминание об Ахашвероше заставляет людей сокрушаться о совершенных ими проступках.

Дурное начало обворовывает человека не только духовно, но и материально

Раби Ханина сказал: «Его звали “Ахашверош”, так как все обнищали в его времена, как сказано (Эстер, 10:1): “и обложил данью царь Ахашверош страну и острова морские”». «Дань», о которой говорил Раби Ханина — это тоже намек на дурное начало. Ведь написано в мишне (Авот, 3:5): «На каждого, кто снимает с себя бремя Торы, возлагается бремя царства и бремя мирских забот». «Мирские заботы» включают необходимость добывать себе пропитание. Каждый, кто поддается на искушение злого начала и посвящает меньше времени и усилий изучению Торы и выполнению заповедей, вынужден посвящать больше времени и усилий зарабатыванию на жизнь. Таким образом, дурное начало наносит человеку финансовый ущерб, и из-за этого мудрецы называют его «облагающим данью». Талмуд (Санедрин, 97а) приводит, что Машиах, потомок царя Давида, придет, только когда люди обнищают. [Это связано с тем, что они перестанут изучать Тору и потеряют уважение к мудрецам (мишна Сота, 9:15). Тогда, став духовно нищими, они также погрузятся и в материальную нищету, ибо будут постоянно беспокоится о своем достатке.] Книга «Зоар» (том 1, лист 242б, на стих Берешит, 49:15, во второй интерпретации этого стиха) приводит, что на это есть намек в Торе: «И увидел он, что покой хорош, и что земля приятна: и преклонил плечи свои для ношения, и стал работать в уплату дани». Увидев, что земля приятна и покой хорош, человек «преклоняет плечи», уходит с истинного пути, снимает с себя бремя Торы. Тогда бремя заработка наваливается на него, и он становится рабом своих материальных нужд.

Стих 1

(א) וַיְהִי בִּימֵי אֲחַשְׁוֵרוֹשׁ הוּא אֲחַשְׁוֵרוֹשׁ הַמֹּלֵךְ מֵהֹדּוּ וְעַד כּוּשׁ שֶׁבַע וְעֶשְׂרִים וּמֵאָה מְדִינָה:

И было во дни Ахашвероша, — это Ахашверош, что царствовал от Оду и до Куша над семью и двадцатью и ста областями.
Власть дурного начала — самое большое несчастье

И было во дни Ахашвероша. В Талмуде и в книге мидрашей (Мегила, 10б и «Эстер Раба», введение гл. 11) указано, что везде, где Писание использует слова «и было» (וַיְהִי), речь идет о несчастье [на это намекает звучание этих слов на Святом Языке — «вай-и» (וַיְהִי) звучит, как вопль несчастного]. Несчастье, которое постигло народ в ту эпоху — это царство бывшего раба Навуходоносора — Ахашвероша. Когда власть захватывает плебей — это гарантия несчастий, как сказано (Мишлей, 30:21-22): «Из-за трех трясется земля… из-за раба, когда он царит». Кроме того, в данном случае, Писание намекает нам, что оказаться во власти дурного начала — это величайшее несчастье. Талмуд пишет об этом в трактате Эрувин (18а): «Горе мне из-за моего дурного начала». На это также указывает пророк Йехезкель. Он пишет (Йехезкель 2:10, комментарий в трактате Эрувин 21а): «Плач, и стон, и причитание» (קִנִים וָהֶגֶה וָהִי). Слово «причитание» (וָהִי) созвучно словам «и было» (וַיְהִי). Талмуд поясняет, что слово «причитание» относится к злодеям, которые в Грядущем мире поплатятся за свои грехи. Таким образом, становится понятна связь между словами «и было» (וַיְהִי) и несчастьями, которые постигают человека, если он следует зову своего дурного начала.

Соблазн дурного начала — неотъемлемая часть бытия в этом мире

Ахашвероша. Талмуд приводит еще одну интерпретацию этого имени — «брат головы» (интерпретация основана на звучании имени «Ахашверош»). В данном случае, слово «голова» — это намек на змея, который соблазнил Хаву (см. Берешит, 3). Когда Адам и Хава, по наущению змея, отведали от запретного плода, они сделали зло и дурное начало частью своего существа. Это повергло их, и все человечество, которое произошло от них, и вообще все творение в беды и несчастья, которые будут продолжаться до окончательного избавления. Об этом сказано (Эйха, 1:5): «Стали главенствовать враги ее, недруги ее благоденствуют, потому что наслал на нее Г-сподь скорбь за множество грехов ее». Слово «главенствовать» показывает на связь между головой и самым большим врагом каждого человека — его дурным началом, происходящим о змея.

Яаков и Эйсав — плод и кожура

Почему же змей стал во главу угла? Это связано с тем, что в мире действует принцип, по которому кожура всегда предшествует плоду, и второстепенное появляется раньше, чем то, что является конечной целью. Пример этого — рождение двух братьев-близнецов, Яакова и Эйсава (см. Берешит, 25:21-27). Эйсав появился на свет первый, хотя зачатие Яакова произошло раньше («Берешит Раба», 63:8). Ведь Всевышний отдал Эйсаву этот мир, и он живет только для этого мира. Яакову же был отдан Грядущий мир, поэтому его жизнь направлена на достижение духовных целей, благодаря которым он приобретает удел в Грядущем мире. Этот мир является лишь коридором, который необходимо преодолеть, чтобы попасть в Грядущий мир (Авот, 4:16).

И это следует общему правилу «начальный замысел осуществляется в конце» [«סוֹף מַעֲשֶׂה בְּמַחְשָׁבָה תְּחִלָּה» — приводится в песне «Леха доди», которую поют при заходе Субботы]. Вначале всегда обдумывают конечную цель, которой хотят достигнуть, лишь затем определяют, какие действия необходимо совершить для ее достижения. Но когда начинают действовать, все происходит в обратном порядке: вначале требуется совершить действия, ведущие к достижению поставленной цели, и только в конце процесса достигается сама цель.

Цель, для достижения которой был создан человек — это Грядущий мир. Но средство к достижению Грядущего мира — это этот мир. Поэтому человек вначале попадает в этот мир, и только потом приходит в Грядущий мир. Братья Яаков и Эйсав соответствуют Грядущему миру и этому миру. Так как конечная цель — это Грядущий мир, зачатие Яакова произошло раньше, чем зачатие Эйсава. Но из-за того, что этот мир является инструментом, необходимым для достижения Грядущего мира, Эйсав родился первым.

О братьях Яакове и Эйсаве написано (Берешит, 25:26): «Потом вышел брат его, и рука его держится за пяту Эйсава; и наречено ему имя Яаков». Имя Яакова (יַעֲקֹב) происходит от слова «пята» (עָקֵב). Это говорит о том, что, хотя доля Яакова — это Грядущий мир, в конце дней, после прихода Машиаха, Яаков также получит удел в этом мире (см. «Берешит Раба», 63:9). Поэтому время, предшествующее царствованию Машиаха, называется «пята Машиаха» (Сота, гл. 9, мишна 15). Однако царствование Машиаха не означает, что народы мира перестанут существовать вовсе. Они будут подчинены власти народа Израиля (Псахим, 68а). 

Избрав для себя Грядущий мир, Яаков вообще не должен был получить никакого удела в этом мире. После смерти своего деда, Авраама, он сварил чечевицу — дешевую, простую еду. Ее сферическая форма символизирует постоянный цикл жизни и смерти, который властвует в этом мире. Все, что связано с материальным миром, — эфемерно и временно. Для Яакова временный мир не имеет никакой ценности. Поэтому он отрешился от этого мира и избрал Грядущий мир, как истинную цель своего существования. Эйсав тоже понимал, что этот мир не вечен. Поэтому, когда он пришел к своему брату и увидел чечевичную похлебку, сказал (Берешит, 25:32): «Ведь я все равно умру, на что же мне первородство»? Тем не менее, Эйсав решил посвятить свою жизнь погони за достатком и удовольствиями этого мира.

Но когда Яакову удалось получить благословения своего отца Ицхака, изначально предназначенные для Эйсава, он приобрел также часть этого мира. [См. Берешит 27. Ицхак рассчитывал, что оба его сына будут праведниками. Он считал, что Яаков и его потомки должны полностью посвятить себя изучению Торы, а дело Эйсава — заниматься работой или коммерцией, и нести свет Торы в этот мир. Но так как Эйсав отказался от этой роли, Яаков вынужден был взять ее на себя. Поэтому он забрал себе предназначенные его брату благословения.] Поэтому даже сейчас потомки Яакова обладают некоей мерой материального благополучия. После прихода царя Машиаха контроль над материальным миром будет передан Яакову.

Грех приводит к духовной смерти

Талмуд пишет об Ахашвероше: «Он убил, он собирался убить». [Простой смысл этого отрывка Талмуда заключается в том, что мудрецы сравнивают Ахашвероша и его предшественника императора Вавилона Навуходоносора: Навуходоносор при завоевании Святой Земли убил большинство живших в ней евреев, а Ахашверош собирался уничтожить всех евреев в пределах его империи. Автор показывает, что слова мудрецов Талмуда таят в себе также скрытый смысл, который объясняет скрытый смысл книги Эстер.] Слова «он убил» относятся к злодеям. Дурное начало овладевает ими, и в результате своих греховных действий они лишаются духовной жизни и удела в будущем мире, — это и есть настоящая смерть на веки вечные. Слова «он собирался убить» относятся к праведникам. Дурное начало хотело совратить их с пути праведности и истины, лишить их вечной духовной жизни, но ему этого не удалось. Они перебороли соблазн, вели себя праведно и удостоились вечного удела в Грядущем мире.

Дурное начало — враг народа Израиля

Талмуд также пишет об Ахашвероше: «Он разрушил, он собирался разрушить». [Простой смысл этого отрывка тоже заключается в сравнении между Навуходоносором и Ахашверошем: Навуходоносор разрушил святой Храм в Иерусалиме, а Ахашверош собирался разрушить основание нового Храма, которое ко времени его правления было заложено в Иерусалиме (см. комм. Раши).] Из-за того, что народ Израиля погряз в грехе, Всевышний позволил другим народам мира разрушить два Святых Храма в Иерусалиме. В будущем, когда царь мессия отстроит третий Храм, дурное начало вновь попытается привести к его разрушению. Не ему это сделать не удастся. За его греховные планы его настигнет возмездие. [Талмуд (Сукка, 52а) выводит это из того, что написано (Йоэль, 2:20): «Северянина удалю Я от вас и брошу его в землю бесплодную и пустынную». Талмуд объясняет, что «северянин» — это дурное начало. Из-за него были разрушены два первых Храма, и убиты мудрецы, которые находились в них.]

Все усилия дурного начала направлены именно против народа Израиля (Сукка, 52а), который приведет окончательное избавление, означающее полное поражение и уничтожение дурного начала. Поэтому написано (Эзра, 4:6): «Когда воцарился Ахашверош, в начале царствования его, написали они навет на жителей Иудеи и Иерусалима». Дурное начало старается причинить вред народу, населяющему Иудею и Иерусалим, еврейскому народу.

Дурное начало преследует человека всю жизнь

Мудрецы Талмуда пишут об Ахашвероше: «Его злодейство было общеизвестно, от начала и до конца». Слова «от начала и до конца» свидетельствуют о том, что речь идет о дурном начале, которое преследует человека от начала его жизни и до ее конца. Поэтому Писание (Коэлет, 4:13) называет дурное начало «старым и глупым царем».

Книга «Зоар» приводит, что учится из слов старшей дочери Лота (Берешит, 19:31-32): «Отец наш стар, и нет человека на земле, чтобы войти к нам по обычаю всей земли; пойдем, напоим отца нашего вином и ляжем с ним, и наживем от отца нашего потомство». Слово «стар» намекает на дурное начало, которое рождается вместе с человеком.

Дурное достается человеку бесплатно, а все хорошее и святое приобретается только ценой усилий

Мудрецы Талмуда пишут, что Ахашверош сам захватил власть. Это говорит о том, что дурное начало вселяется в человека безо всякой подготовки с его стороны. В противоположность этому, любое продвижение в деле приобретения святости требует тщательной подготовки.

Тора, которая часто сравнивается с водой, очищает человека, как вода очищает оскверненных. В книге «Эвен Шлема» (гл. 4, пункт 14, и в комментарии «Ликутей а-Гро» пункт 21) автор пишет, что часто теми, кто начинает изучать Тору и вести себя праведно, овладевает гордыня, которая приводит их к гневу. Как вода очищает только при условии, что есть достаточное ее количество, так и Тора очищает только тех, кто потратил на ее изучение немало времени и усилий.

Книга «Зоар» приводит (Трума, 162а): чтобы уберечь заповедь от вмешательства сил зла, требуется истратить деньги на ее выполнение. Из этого следует вывод, что любые достижения в сфере духа требуют вложения времени, сил и средств. А то, что человек получает бесплатно и легко, без приложения усилий, исходит от дурного начала.

Дурное начало — причина награды и наказания

Талмуд приводит два мнения по поводу того, как следует рассматривать самочинный захват императорского трона Ахашверошем. По одному из мнений, за этот захват Ахашверош достоин похвалы. По другому мнению, за захват власти Ахашверош заслуживает порицания.

Оба эти мнения являются намеком на скрытый смысл книги Эстер. Захват власти Ахашверошем, который намекает на присутствие в душе человека дурного начала, может быть и самым великим благословением, и самым большим проклятьем. Все зависит от индивидуального выбора каждого человека.

Для праведника, который преодолевает в себе зло и поступает так, как это требует от него Творец и Его Тора, злое начало — это самое большое благословение. Именно благодаря влиянию злого начала у него есть свобода выбора. Когда праведник прилагает все свои душевные и физические силы, чтобы избежать зла и выбрать добро, он своими руками создает себе удел в грядущем мире. Он воплощает ту цель, для которой было создано все мироздание, и удостаивается самого большого наслаждения в Творении — познания Творца.

С другой стороны, для злодея, который не борется со своим дурным началом, оно является самым большим проклятьем. Из-за него он грешит, и своими поступками сам разжигает себе адский огонь. Этот огонь в будущем должен будет очистить его от скверны, в которую он погрузился из-за того, что в его душе воцарился Ахашверош.

Праведник даже дурное начало использует для хорошего — для того, чтобы обрадовать свою жену, установить мир в своем доме и продолжить род (см. Шаббат, 152а, «Эвен Шлема», 4:1-2, «Томер Двора» гл. 4). Когда дурное начало находится под контролем, оно является важным и необходимым инструментом.

Злодей, который позволяет своему дурному началу восторжествовать над собой, вредит не только себе, но и другим, так как его действия навлекают на мир меру строгого суда, которая сурово судит всех, и злодеев, и праведников (основано на «Зоар», гл. Мецора, 54б).

По одному из мнений, за захват трона Ахашверош достоин похвалы, так как он был наиболее подходящим для роли императора человеком. На это намекает мидраш («Берешит Раба», 9:7, на стих 1:31). Обо всем, что Всевышний сотворил в течение первых пяти дней творения, сказано «хорошо». А в шестой день написано «очень хорошо». Мудрецы говорят, что «хорошо» — это доброе начало, а «очень» — это дурное начало. Слово «очень» говорит о добре, которое полностью выходит за рамки этого мира. Такое добро человек получает только в результате правильного выбора в борьбе со своим дурным началом. Таким образом, дурное начало предоставляет человеку возможность создать себе удел в грядущем мире. Поэтому Тора намекает на него словом «очень».

По другому мнению, за этот захват Ахашверош заслуживает порицания, так как он не подходил для роли императора. Все аргументы дурного начала отвратительны, и их несостоятельность очевидна для здравомыслящих. Они настолько вздорны, что даже последний злодей не должен был поддаться на них. Но дурное начало постоянно показывает злодею, насколько успешны и обеспечены грешники, и насколько бедны праведники. Дурное начало продолжает свое существование только благодаря этой хитрости. На это намекает то, что мудрецы сказали об Ахашвероше: «Он не подходил для царства, и стал императором только благодаря тому, что обладал несметными богатствами», и с их помощью купил власть. Для того, чтобы овладеть человеком, дурное начало даем ему «взятку» — обещает радость и богатство в этом мире.

Оду и Куш — рождение и смерть

От Оду и до Куша. Дурное начало преследует человек от его рождения и до конца жизни. Название «Оду» (הֹדּוּ) происходит от слова од (הוֹד), которое означает «слава». Когда человек рождается, все прославляют его, «слава и великолепие пред ним» (Теилим, 96:6). Мидраш («Коэлет Раба» на стих 3:11: «Все создал Он прекрасным в свое время, даже вечность вложил в их сердца», см. также «Ваикра Раба», гл. Эмор, 27:7) приводит: «Даже если у него уже десять сыновей, а самый младший из них весь измазан грязью, он все равно любит его больше всех». Дело в том, что Всевышний вселил в сердце родителей особенную любовь к младенцу. Поэтому появление на свет именуется «оду» — славой.

«Куш» — это Африка, место, где живут чернокожие люди и растут черные плоды (Сукка, 36а). Как упоминалось выше, черный цвет ассоциируется со смертью. То, что Ахашверош правил империей от Оду до Куша, еще раз намекает на дурное начало, которое обитает в человеке с момента его рождения и не оставляет его до самой его смерти.

Среди мудрецов Талмуда возник спор, где именно находились упомянутые в Писании границы империи Ахашвероша. По одному из мнений, Оду и Куш находились на разных концах света. По другому мнению, они находились друг рядом с другом. По этому второму мнению, так же легко, как Ахашверош управлял этими двумя соседними государствами, так же он правил всем миром. То есть он подчинил себе весь мир так, как будто все провинции его огромной империи находились в непосредственной близости от него.

По первому мнению, данный стих намекает на то, что сказано в трактате Брахот (10а) о царе Давиде. Там написано, что он произнес пять хвалебных од (Теилим, 103:1, 103:20, 103:2, 104:35, 104:1) в течение пяти периодов своей жизни. Первую оду он произнес, находясь в утробе матери. Вторую — когда вышел из утробы и посмотрел на звезды и на планеты. Третью — когда его мать выкармливала его своим молоком. Четвертую — когда стал свидетелем поражения злодеев. Пятую — когда у

www.beerot.ru

Книга Эстер Википедия

Книга Есфи́рь (Эсфирь; ивр. ‏אֶסְתֵּר‏‎, Эсте́р) — 34-я часть Танаха, 8-я книга Ктувим, одна из книг Ветхого Завета[1]. В Книге Эсфирь рассказывается о подвиге женщины, спасшей своим самоотвержением и при помощи двоюродного брата Мардохея еврейский народ от неминуемой, из-за происков Амана, гибели[2].

Описание[ | код]

В православном каноне Библии помещена между книгами Юдифи и Иова. Автор её с точностью не известен, традиционно им считается Мардохей (Мордехай) — двоюродный брат Эсфири (Эстер). Она написана на древнееврейском языке, но с примесью персидских и арамейских слов.

Хотя в еврейском тексте книги ни разу не встречается имя Бога, она всецело проникнута глубоким религиозным духом. Некоторые исследователи[3] видели в книге Есфирь не действительную историю, а своего рода притчу или псевдоисторическую повесть; но это мнение опровергается рядом фактов, в частности, подробным описанием быта и обстановки, характера персидского царя Артаксеркса, особенностями языка, массой подлинных персидских и зендских имен.

Содержание книги[ | код]

Главной героиней книги является Есфирь — родственница и воспитанница еврея Мардохея (Мордехая), жившего в Сузах (Шушан) и однажды спасшего жизнь царю Артаксерксу (Ахашверошу). Когда перед царём встала проблема выбора новой жены (вместо отвергнутой им Астини (Вашти), выбор его пал на Есфирь.

ru-wiki.ru

Книга Эстер против антисемитов — Booknik.ru

Что именно празднуют евреи в Пурим? В специальном фрагменте, который в этот день добавляют в ежедневную молитву, о сути праздника сказано так:

Благодарим Тебя за чудеса, за избавление, за доблести, за победы, за войны, которые Ты вел за отцов наших в те дни в это время. В дни Мордехая и Эстер, в столице Шушан, когда восстал на них нечестивый Аман, замыслив истребить, умертвить и погубить всех иудеев, от юноши до старца, детей и женщин, в один день, в тринадцатый день двенадцатого месяца, он же месяц Адар, и все их имущество разграбить; но Ты в великом милосердии своем уничтожил замысел его и обратил возмездие на его же голову, и повесили его и сыновей его на дереве.

Аман ведет под уздцы коня Мордехая. Изображение из синагоги Дура ЭуропосС точки зрения авторов этой молитвы, основной причиной праздника стало избавление персидских евреев от грозившей им гибели. Однако кое-кто прочел историю Пурима несколько иначе. Вот, к примеру, что писал о ней блестящий публицист и депутат государственной Думы Василий Шульгин:

Евреи, как известно, свято чтут повеление кровожадной Эсфири и мстительного Мардохея, который только «покушение амановцев», партии антисемитов при дворе царя Артаксеркса, покарал казнью 75 тысяч человек. Каждый год празднуется Пурим 14-го Адара, и подновляется кровавая память о неистовствах адаристов (называю их так по аналогии с декабристами, которые тоже 14-го числа предполагали устроить свою резню). И это массовое уничтожение людей, этот настоящий погром персов, а также других народностей (причем были вырезаны, как чувствуется из текста Библии, влиятельные лица в каждой области и городе, уничтожена интеллигенция того времени — вероятно, по спискам, давно заготовленным) считается деянием героическим и священным.

Схожего мнения о пуримской истории придерживается наш современник, публицист-популяризатор дьякон Андрей Кураев:

Всего было уничтожено 75 000 персов. Элита страны. Все, кто мог быть конкурентами. Участь персидской империи была предрешена. Kак можно спустя тысячелетия праздновать события того дня? Есть ли другой народ на земле, который с весельем празднует день заведомо безнаказанных массовых убийств? Я понимаю праздники в честь военной победы. Это было открытое и рискованное столкновение, и день победы - мужской и честный праздник. Но как праздновать день погрома? Как праздновать день убийства тысяч детей?

Можно долго спорить о том, антисемиты или нет Шульгин и Кураев. На наш взгляд, принципиального значения это не имеет: как показывает практика, антисемиты нередко говорят правду, а филосемиты, напротив, несут редкую околесицу. Гораздо важнее разобраться, насколько эти и подобные обвинения соответствуют действительности, или, точнее сказать, библейскому тексту.

Прежде всего – действительно ли евреи убивали детей или даже, как пишут другие авторы, "женщин и детей"? Источник этого утверждения в Книге Есфири (Мегилат Эстер) обнаружить нетрудно (здесь и далее цитаты даются по синодальному переводу, дабы избежать стандартных обвинений в том, что евреи исказили текст в свою пользу):

И написал он от имени царя Артаксеркса, и скрепил царским перстнем, и послал письма чрез гонцов на конях, на дромадерах и мулах царских, о том, что царь позволяет Иудеям, находящимся во всяком городе, собраться и стать на защиту жизни своей, истребить, убить и погубить всех сильных в народе и в области, которые во вражде с ними, детей и жен, и имение их разграбить. (Есф 8:10-11)

Однако нетрудно заметить, что этот текст ничего не говорит о действиях евреев. Перед нами всего лишь объем полномочий, полученных ими от царя. Согласно этому указу, евреи могли убивать женщин и детей, но делали ли они это? Однозначного oтвета Свиток Эстер не дает:

И избивали Иудеи всех врагов своих, побивая мечом, умерщвляя и истребляя, и поступали с неприятелями своими по своей воле. И собрались Иудеи, которые в Сузах, также и в четырнадцатый день месяца Адара и умертвили в Сузах триста человек, а на грабеж не простерли руки своей. И прочие Иудеи, находившиеся в царских областях, собрались, чтобы стать на защиту жизни своей и быть покойными от врагов своих, и умертвили из неприятелей своих семьдесят пять тысяч, а на грабеж не простерли руки своей. (Есф 9:5, 15-16)

Так что ни пол, ни возраст убитых в Писании не упомянут. Cреди погибших могли быть и женщины, и дети. Однако прямых указаний на это в Библии нет. Более того, есть все основания полагать, что женщин евреи не трогали. В Книге Есфири упомянуты двенадцать представителей семьи Амана: сам Аман, его сыновья и его жена Зерешь. Причем последняя, в отличие от сыновей, принимала активное участие в событиях: "И сказали ему мудрецы его и Зерешь, жена его: если из племени Иудеев Мардохей, из-за которого ты начал падать, то не пересилишь его, а наверно падешь пред ним" (Есф 6:13).

Аман был казнен по личному указу царя. Его сыновья были повешены по специальной просьбе Эстер, и Писание сообщает об этом весьма подробно (Есф 9:6). Однако об убийстве или казни Зереши в Библии нет ни слова, ни Мордехай, ни Эстер вовсе не вспоминают о ней! Из этого можно сделать вывод, что на женщин «избиения» не распространялись.

Что же касается «убийства детей», то здесь Кураев, видимо, имел в виду сыновей Амана. Однако Писание не уточняет, были ли они еще детьми. Если Аман и Зерешь были людьми в возрасте, то все их отпрыски могли уже быть совершеннолетними. Разумеется, это не доказывает, что среди них не было малышей, или что евреи тогда не убили ни одного ребенка. Просто следует помнить, что библейского свидетельства на этот счет у нас нет, а есть исключительно домыслы.

Правда, тут возникает вопрос, могли ли евреи отступать от полномочий, данных им царем. Писание однозначно свидетельствует, что да, могли: в своем указе Ахашверош-Артаксеркс прямо разрешил евреям "имение их [персов] разграбить". Однако, как несколько раз подчеркивается, "на грабеж не простерли руки своей".

Разберемся теперь с утверждением Шульгина, что евреи, де, уничтожили "элиту", "влиятельныx лиц в каждой области и городе”. Библия так описывает тогдашнюю расстановку сил:

И все князья в областях и сатрапы, и областеначальники, и исполнители дел царских поддерживали Иудеев. (Есф 9:3)

Как мы видим, персидская "элита" в этом конфликте была как раз на стороне евреев и, следовательно, не должна была пострадать от "репрессий".

Серьезнее выглядит утверждение, что в Персии имели место "погромы" и безнаказанные убийства. В Библии есть по меньшей мере одно описание избиения мирных жителей, неспособных оказать сопротивление:

И послушались Еммора и Сихема, сына его, все выходящие из ворот города его: и обрезан был весь мужеский пол,- все выходящие из ворот города его. На третий день, когда они были в болезни, два сына Иакова, Симеон и Левий, братья Динины, взяли каждый свой меч, и смело напали на город, и умертвили весь мужеский пол; и самого Еммора и Сихема, сына его, убили мечом. (Быт 34:24-26)

Легко убедиться, что при описании пуримских событий Библия говорит похожим языком:

И избивали Иудеи всех врагов своих, побивая мечом, умерщвляя и истребляя, и поступали с неприятелями своими по своей воле... и умертвили в Сузах триста человек. (Есф 9:5, 15)

Однако важно привести еще одно библейское свидетельство:

И прочие Иудеи, находившиеся в царских областях, собрались, чтобы стать на защиту жизни своей и быть покойными от врагов своих, и умертвили из неприятелей своих семьдесят пять тысяч. (Есф 9:16)

Согласно данному стиху, евреям, несмотря на перемены во дворце, по-прежнему угрожала опасность. Впрочем, это неудивительно, ведь предыдущий царский указ об "окончательном решении" так и не был отменен, "ибо письма, написанного от имени царя и скрепленного перстнем царским, нельзя изменить” (Есф 8:8)! Все, чего смогли добиться Мордехай и Эстер, это права на вооруженную самооборону, а также дружественного нейтралитета власть имущих: "Царь позволяет Иудеям, находящимся во всяком городе, собраться и стать на защиту жизни своей ” (Есф 8:11). Так что с большой вероятностью 13-14 адара происходили не «погромы», а столкновения евреев с вооруженным противником, имевшим возможность оказать сопротивление.

Разумеется, в Книге Есфири есть места, вызывающие этический протест: например, странная просьба Эстер повесить сыновей Амана, которые, согласно тексту, ни в чем не были замешаны и пострадали исключительно как "члены семьи изменника родины". Впрочем, и здесь следует помнить, что эту жестокую просьбу высказали люди, почти год жившие под угрозой геноцида. К тому же речь шла о семействе человека, который хладнокровно планировал "убить, погубить и истребить всех Иудеев, малого и старого, детей и женщин в один день" (Есф 3:13). Боюсь, что в подобных обстоятельствах мало кто смог бы проявить достойное великодушие.

Таким образом, подавляющее большинство антисемитских инвектив против праздника Пурим либо прямо противоречат библейскому тексту, либо являются его вольной интерпретацией. Их авторы, с большой вероятностью, сначала составили свое мнение "о евреях и их лжах" и лишь затем вычитали в Книге Есфири то, что им было нужно.

И последнее: в традиционном еврейском пуримском дискурсе есть, на самом деле, весьма провокационные моменты. Однако, насколько я знаю, антисемитский пуримский "мидраш" их не замечает. Как сказали ученики знаменитому мудрецу, ловко отбрившему нееврея с его неудобным вопросом: "Этого ты отогнал соломинкой – а что ты ответишь нам?"

19 марта 2008 года

Арье Ольман •  19 марта 2008 года

booknik.ru

Пурим — Держава Русь

Пурим – это самый весёлый еврейский праздник в память спасения евреев, проживавших на территории Персидской империи от истребления Аманом. Празднуют два дня в месяц адар (февраль, март). Так же как и Ханука, этот праздник не заповедан в Торе, а связан с более поздними событиями в истории еврейского народа.

Книга Эстер

Библейская Книга Эстер (рус. Есфирь) рассказывает о событиях в дни господства персидского царя Ахашвероша (по–руски, видимо, это царь Ксеркс). Царь, разгневавшись на свою жену, прогнал её и решил себе взять новую жену. Он повелел созвать девушек со всего царства и выбрал из них красавицу Эстер (Есфирь).

В то время советником царя был злодей Аман, ненавидящий евреев, который был жутким националистом. Однажды он замыслил погубить всех евреев Персидского царства. Будучи человеком суеверным, Аман решил бросить жребий, чтобы узнать, какой день наиболее благоприятен для этого (жребий по–еврейский «пур») выпал на 14-ое адара. Пользуясь своим влиянием на царя, Аман получил разрешение делать с евреями всё, что ему вздумается. Узнав о таком замысле, еврей Мордехай (двоюродный брат Эстер) сообщил царице о готовящейся беде. Мордехай наказывал ей, чтобы она вошла к царю и молила его о помиловании, просила его за свой народ. В ответ Эстер передала Мордехаю, что все служащие при царе народы в областях, знают что всякому и мужчине, и женщине, кто войдёт к царю во внутренний двор, если он не позван, один исход – смерть. Только тот, кому царь протянет свой золотой скипетр, останется жив. И сказал Мордехай в ответ Эстер: «Ты не думай, что ты одна спасёшься в доме царском из всех иудеев. Если ты промолчишь в это время, то свобода и избавление придёт для евреев из другого места, а ты и дом отца твоего погибнете. И кто знает, не для такого ли времени ты достигла достоинства царского?».

Три дня Эстер постилась, а потом пригласила царя и Амана на пир.— И пришёл царь с Аманом пировать к Эстер.— И сказал царь Эстер: какое желание твоё, царица Эстер? оно будет удовлетворено; и какая просьба твоя? хотя бы до полуцарства, оно будет исполнено.— И ответила царица Эстер и сказала: если я нашла благоволение в очах твоих, царь, и если царю благоугодно, то да будут дарованы мне жизнь моя, по желанию моему, и народ мой, по просьбе моей!(Книга Эстер, Глава 7)

Царь разгневался на Амана и в результате жребий обратился против него. Амана и десять его сыновей повесили на дереве, а евреи были спасены.* Тут ещё не говорится, что их отдали евреям, и евреи отрезали им уши, и с тех пор в Пурим едят пельмени, вареники, печенье — «Уши Амана».

Пуримшпиль

В память об этом избавлении 14-го адара празднуют Пурим. В этот день в синагоге читают свиток Книги Эстер, а когда доходит до упоминания имени Амана, все присутствующие начинают шуметь от возмущения, топать ногами, хлопать крышками и трещать в специальные трещотки. В Пурим устраиваются карнавалы и весёлые представления, называемые пуримшпиль. Это импровизированный спектакль, рассказывающий историю царицы Эстер, царя Ахашвероша, праведного Мордехая и злого Амана. Порой вплетаются намёки на современность, иногда в пуримшпиле можно услышать комментарии на самые последние события современности, ибо тема антисимитизма остаётся у иудеев злободневной.

Праздничная трапеза

В Пурим принято пировать, веселиться от души, днём знакомые обмениваются угощениями шалахмонес, подарками, раздают вкусную еду и деньги беднякам. Специально на этот праздник пекут умэнташн – треугольные коржики с начинкой из чернослива или мака, их называют «Уши Амана».

* В Пурим евреи радуются тому, что уничтожили 75 тысяч белых персов (т.е. Перуна сыны), которые требовали удаления иудеев из своей страны.

Рубрика: Религиоведение

derzhavarus.ru