Текст книги "Глупые истории". Книга глупые


Шатен Галина читать книги онлайн

Объявление автора

Если вам интересно, то, что читаете, не забывайте нажимать кнопочку " отслеживать автора", чтобы не пропустить новинку и новые розыгрыши. Любая история на моей страничке может стать подписной, если не написано обратного в аннотации. Добро пожаловать и надеюсь, приятного чтения!)

Книги

Бесплатно

Бесплатно

Бесплатно

Бесплатно

Ad memorandum/ Чтобы не забыть.

Шатен Галина

ОБНОВЛЕНО 15.02( с 13 ) Я его очень люблю. Но я понимаю, он, тот, с кем я не могу быть. Прошлое будет преследовать нас. У него отношения и он не вспоминает обо мне. И он, похо... подробнее

Полный текст 75 стр

189926 1755

litnet.com

Читать Глупые истории - Каспаравичюс Кястутис - Страница 1

Кястутис Каспаравичюс

Глупые истории

Предисловие

В книгах обычно пишут про людей, и чаще всего люди в этих книгах разговаривают и спорят, бывает, что и дерутся, отстаивая своё мнение. А только дочитаешь до конца — и всё равно непонятно, о чём они спорили, из-за чего дрались? И ещё в таких книгах встречаются мудрые, проницательные и причудливые высказывания насчёт такого же непонятного «отчуждения», «овеществления» или чего-то не менее странного.

Моя книжка не такая. В ней ни слова не сказано об овеществлении, зато много говорится об очеловечивании — очеловечивании вещей. К тому же в ней нет ничего мудрёного, она незатейливая: как только её откроешь — всё сразу и начинает разъясняться, а к концу совсем уже ясно делается, кто есть кто и что к чему. Иногда можно даже разобраться, кто во всём виноват.

Много лет назад, когда я был молодым и то и дело вспыхивал, как спичка, я часто ссорился с вещами. Однажды у меня не получался рисунок, и я тут же обвинил в этом карандаш. А когда тот посмел ещё и сломать себе грифель, я окончательно взбесился, разломал наглеца на мелкие кусочки и выбросил их в мусорное ведро. Мусорное ведро посмотрело на меня укоризненно, в его взгляде я прочёл сострадание к несчастному карандашу. Как же мне стало неприятно, как стыдно за свой поступок!..

С годами я образумился и давным-давно так себя не веду.

Больше того: можете считать, что этой книжкой я смиренно прошу прощения у всех тех милых вещей, которые меня окружают и перед которыми мне случалось провиниться, вольно или невольно, ведь всякое бывало, иногда я их обижал, даже и не собираясь обидеть…

Ещё вы прочитаете в ней про наш дом и сад — я их очень люблю. А в нескольких историях речь пойдёт вовсе не о вещах, а о животных, хотя всякому понятно, что животное — никакая не вещь, особенно наша собака Пума. Её мне хотелось бы поблагодарить отдельно — за поддержку: когда я писал эту книжку, собака очень мне помогала… устраиваясь поспать под моим рабочим столом.

Ваш Кястутис Каспаравичюс

Три книги

Жили-были на одной полке три книги. Одна — большущая, толстенная и страшно умная, а две — маленькие, весёлая и грустная.

Большая книга с удовольствием почитывала весёлую книжечку: усаживала малютку к себе на колени и, перелистывая страницы, тихонько хихикала.

Грустная книга тоже ни минуты даром не теряла — она изучала большую книгу. И, убеждённая, что негоже разбазаривать время на шутки, выбирала только те страницы, которые были исполнены мудрости и покоя. Вот только сама от этого становилась всё печальнее.

— Ты что-то совсем уж грустной делаешься, — сказала ей как-то умная книга, — такую тебя никто и читать-то не возьмёт!

Взяла да и вытряхнула из бедной малютки все запутанные и ненужные мысли. И та снова стала просто-напросто грустной книгой.

История любви

Кошка влюбилась в холодильник.

«Ах, какой он белый, высокий и красивый!» — думала кошка. Но ещё больше внешности ей нравился духовный, то есть внутренний мир избранника. Особенно горшочек со сливками на верхней полке.

— Нельзя ли с вами поговорить? — несмело спросила кошка.

Но любимый ей не ответил, так и стоял равнодушный и холодный, словно лёд.

Тогда кошка, подцепив коготками дверцу, открыла холодильник, вытащила горшочек со сливками и все их дочиста вылизала. Потом слопала полдюжины колбасок со средней полки и ещё кое-что по мелочам, о чём и упоминать не стоит. А насытившись, окинула взглядом опустевший внутренний мир избранника, захлопнула дверцу и устроилась вздремнуть в кресле.

«И не такой уж он и красавец…» — подумала кошка засыпая.

Чайный клуб

Как-то раз подружки-кружки были приглашены чайником попить чайку.

Компания собралась довольно пёстрая.

Первой явилась чайная же чашка, расписанная синими узорами. Она даже блюдечко прихватила — на нём сидеть удобнее.

За ней, весело позванивая ложечками, прибежали две утренние кофейные кружки: одна зёленая, другая жёлтая.

Последней притопала невзрачная металлическая кружка — она всегда и везде опаздывает, такая уж она невоспитанная.

Чайник всем налил чаю и стал угощать печеньем из сухарницы.

Всё шло гладко, все вели себя чинно, одна только металлическая кружка громко хлебала, чавкала, жадно хватала печенье и запихивала его в рот обеими руками. Столько крошек вокруг насыпала, что смотреть стало противно. А потом, наклонившись, чтобы подъесть крошки, она разлила чай, поскользнулась и с грохотом свалилась со стола на пол. Только потому и уцелела, что металлическая!

— Вот всегда с ней так! — рассердились хорошо воспитанные чашки.

— И ведь никогда не разобьётся! — поддакнул чайник.

Башмаки

Жили-были два башмака, совершенно одинаковые, только один — левый, а другой — правый.

Ночью они, как и люди, спали, а с утра, едва проснувшись, разминали шнурки и, зевая и потягиваясь, дожидались, пока в них обуются.

Рядом с башмаками в прихожей стояли шлёпанцы, их никуда из дому не выпускали, и потому они были совсем глупые: целыми днями бездельничали и постоянно насмехались над тружениками-башмаками.

А башмакам и впрямь приходилось тяжко трудиться. Каждое утро их гоняли одним и тем же путём. Сначала башмаки недолго шли пешком по улице, где было очень интересно, потом долго ехали в трамвае, где ничего интересного не происходило, к тому же там всегда страшная давка, и какие-нибудь наглые, невоспитанные туфли на шпильках то и дело норовят наступить тебе на голову! А потом тянулись длинные, скучные часы под компьютерным столом. Хозяин, всё это время с ног башмаки не спускавший, называл это работой. После работы башмаки возвращались домой усталые и грязные.

Настала осень, зарядили дожди. Башмаки часто промокали, от сырости они в конце концов совсем разлезлись, а потому нисколько не удивились, увидев однажды рядом с собой пару новеньких блестящих ботинок.

Наши башмаки отправились на заслуженный отдых на чердак, а вот шлёпанцы так и остались на прежнем месте — и нисколько не поумнели.

Сыр

online-knigi.com

Читать онлайн книгу Глупые истории

сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 2 страниц)

Назад к карточке книги

Кястутис КаспаравичюсГлупые истории

Предисловие

В книгах обычно пишут про людей, и чаще всего люди в этих книгах разговаривают и спорят, бывает, что и дерутся, отстаивая своё мнение. А только дочитаешь до конца – и всё равно непонятно, о чём они спорили, из-за чего дрались? И ещё в таких книгах встречаются мудрые, проницательные и причудливые высказывания насчёт такого же непонятного «отчуждения», «овеществления» или чего-то не менее странного.

Моя книжка не такая. В ней ни слова не сказано об овеществлении, зато много говорится об очеловечивании – очеловечивании вещей. К тому же в ней нет ничего мудрёного, она незатейливая: как только её откроешь – всё сразу и начинает разъясняться, а к концу совсем уже ясно делается, кто есть кто и что к чему. Иногда можно даже разобраться, кто во всём виноват.

Много лет назад, когда я был молодым и то и дело вспыхивал, как спичка, я часто ссорился с вещами. Однажды у меня не получался рисунок, и я тут же обвинил в этом карандаш. А когда тот посмел ещё и сломать себе грифель, я окончательно взбесился, разломал наглеца на мелкие кусочки и выбросил их в мусорное ведро. Мусорное ведро посмотрело на меня укоризненно, в его взгляде я прочёл сострадание к несчастному карандашу. Как же мне стало неприятно, как стыдно за свой поступок!..

С годами я образумился и давным-давно так себя не веду.

Больше того: можете считать, что этой книжкой я смиренно прошу прощения у всех тех милых вещей, которые меня окружают и перед которыми мне случалось провиниться, вольно или невольно, ведь всякое бывало, иногда я их обижал, даже и не собираясь обидеть…

Ещё вы прочитаете в ней про наш дом и сад – я их очень люблю. А в нескольких историях речь пойдёт вовсе не о вещах, а о животных, хотя всякому понятно, что животное – никакая не вещь, особенно наша собака Пума. Её мне хотелось бы поблагодарить отдельно – за поддержку: когда я писал эту книжку, собака очень мне помогала… устраиваясь поспать под моим рабочим столом.

Ваш Кястутис Каспаравичюс

Три книги

Жили-были на одной полке три книги. Одна – большущая, толстенная и страшно умная, а две – маленькие, весёлая и грустная.

Большая книга с удовольствием почитывала весёлую книжечку: усаживала малютку к себе на колени и, перелистывая страницы, тихонько хихикала.

Грустная книга тоже ни минуты даром не теряла – она изучала большую книгу. И, убеждённая, что негоже разбазаривать время на шутки, выбирала только те страницы, которые были исполнены мудрости и покоя. Вот только сама от этого становилась всё печальнее.

– Ты что-то совсем уж грустной делаешься, – сказала ей как-то умная книга, – такую тебя никто и читать-то не возьмёт!

Взяла да и вытряхнула из бедной малютки все запутанные и ненужные мысли. И та снова стала просто-напросто грустной книгой.

История любви

Кошка влюбилась в холодильник.

«Ах, какой он белый, высокий и красивый!» – думала кошка. Но ещё больше внешности ей нравился духовный, то есть внутренний мир избранника. Особенно горшочек со сливками на верхней полке.

– Нельзя ли с вами поговорить? – несмело спросила кошка.

Но любимый ей не ответил, так и стоял равнодушный и холодный, словно лёд.

Тогда кошка, подцепив коготками дверцу, открыла холодильник, вытащила горшочек со сливками и все их дочиста вылизала. Потом слопала полдюжины колбасок со средней полки и ещё кое-что по мелочам, о чём и упоминать не стоит. А насытившись, окинула взглядом опустевший внутренний мир избранника, захлопнула дверцу и устроилась вздремнуть в кресле.

«И не такой уж он и красавец…» – подумала кошка засыпая.

Чайный клуб

Как-то раз подружки-кружки были приглашены чайником попить чайку.

Компания собралась довольно пёстрая.

Первой явилась чайная же чашка, расписанная синими узорами. Она даже блюдечко прихватила – на нём сидеть удобнее.

За ней, весело позванивая ложечками, прибежали две утренние кофейные кружки: одна зёленая, другая жёлтая.

Последней притопала невзрачная металлическая кружка – она всегда и везде опаздывает, такая уж она невоспитанная.

Чайник всем налил чаю и стал угощать печеньем из сухарницы.

Всё шло гладко, все вели себя чинно, одна только металлическая кружка громко хлебала, чавкала, жадно хватала печенье и запихивала его в рот обеими руками. Столько крошек вокруг насыпала, что смотреть стало противно. А потом, наклонившись, чтобы подъесть крошки, она разлила чай, поскользнулась и с грохотом свалилась со стола на пол. Только потому и уцелела, что металлическая!

– Вот всегда с ней так! – рассердились хорошо воспитанные чашки.

– И ведь никогда не разобьётся! – поддакнул чайник.

Башмаки

Жили-были два башмака, совершенно одинаковые, только один – левый, а другой – правый.

Ночью они, как и люди, спали, а с утра, едва проснувшись, разминали шнурки и, зевая и потягиваясь, дожидались, пока в них обуются.

Рядом с башмаками в прихожей стояли шлёпанцы, их никуда из дому не выпускали, и потому они были совсем глупые: целыми днями бездельничали и постоянно насмехались над тружениками-башмаками.

А башмакам и впрямь приходилось тяжко трудиться. Каждое утро их гоняли одним и тем же путём. Сначала башмаки недолго шли пешком по улице, где было очень интересно, потом долго ехали в трамвае, где ничего интересного не происходило, к тому же там всегда страшная давка, и какие-нибудь наглые, невоспитанные туфли на шпильках то и дело норовят наступить тебе на голову! А потом тянулись длинные, скучные часы под компьютерным столом. Хозяин, всё это время с ног башмаки не спускавший, называл это работой. После работы башмаки возвращались домой усталые и грязные.

Настала осень, зарядили дожди. Башмаки часто промокали, от сырости они в конце концов совсем разлезлись, а потому нисколько не удивились, увидев однажды рядом с собой пару новеньких блестящих ботинок.

Наши башмаки отправились на заслуженный отдых на чердак, а вот шлёпанцы так и остались на прежнем месте – и нисколько не поумнели.

Сыр

Один человек завёл вместо собаки сыр, посадил его на цепь в собачью будку и велел охранять дом. У сыра это получалось отлично: от него шёл такой острый запах, что воры и близко к дому его хозяина не подходили. И не только воры – все обходили этот дом стороной, никому сыр не нравился.

Грустно было от этого сыру. Сидит, бывало, у своей конуры и печальными глазами смотрит на небо. А на дворе дождик накрапывает, и жизнь становится ещё безрадостнее.

Однажды маленькая девочка, которая жила через улицу, пожалела сыр. Она набралась храбрости и подошла к конуре, стараясь не обращать внимания на запах.

– Знаешь, если бы ты повеселел, то стал бы намного красивее, – сказала девочка сыру. – Ну и ещё… носки менял бы почаще!

Девочка подарила ему нарядные пёстрые носочки и поцеловала в нос, и тут случилось неожиданное: сыр от счастья заулыбался – и ужасный запах пропал!

Корова и колодец

Был жаркий день. Корове захотелось пить, и она решила сходить в гости к старому другу – колодцу.

Колодец жил в дальнем конце сада. У него был старый деревянный ворот и ведро, привязанное к намотанной на ворот верёвке.

Корова подошла, поздоровалась и сунула голову в колодец. Внутри оказалось прохладно и сыро, вот только до воды было не дотянуться – уж очень глубоко.

Колодец, пожалев корову, зачерпнул полное ведро и, вращая скрипучий ворот, поднял его наверх. Вода оказалась холодная и вкусная.

Выпив всё до дна, корова сказала:

– До чего же хорошо… Эх, жил бы ты чуть поближе!

– Да ведь мы с тобой всегда можем быть рядом! – ответил колодец. – Это очень просто сделать!

Он поднатужился, вылез из земли и встал на крепкие ножки. С тех пор корова с колодцем всегда и везде разгуливали вдвоём. Только раз в неделю колодцу приходилось возвращаться на прежнее место – наполниться водой.

Спор

Заспорили нож, вилка и ложка о том, кто больше нужен людям.

– Без меня даже самого малюсенького кусочка не отрезать, – горячился нож.

– Ну, отрезал, а чем ты этот кусочек подцепишь? – не сдавалась вилка.

– Вот полюбуюсь, когда кому-нибудь вздумается поесть супчику, а кроме тебя, рядом никого не окажется! – насмехалась ложка.

Спор становился всё жарче, и поднялся такой гвалт, что чайная ложечка, мирно дремавшая на краю чашки, с перепугу вниз головой ухнула в кофе.

От шума проснулся и леденец, который до тех пор безмятежно спал, завернувшись в тёплый фантик.

– Помолчите-ка, хвастуны! – высунувшись из фантика, тонким сладким голоском пропищал леденец. – Сколько бы вы там ни спорили, а детям только меня и подавай, и они прекрасно со мной управляются и без ножа, и без вилки, и без ложки!

Сказал – и снова завернулся в разноцветную бумажку. Чтобы выглядеть красиво.

Туалетная история

Королём туалета был могущественный Унитазий Примус, то есть Унитаз Первый-и-Единственный. Это был очень злой правитель: тех, кто ему возражал или попросту не нравился, он обычно проглатывал.

Однажды королю нанесла визит правительница соседнего Прихожего королевства Швабра Третья. Зная, что так полагается делать в торжественных случаях, коварный монарх расстелил перед гостьей мягкую розовую дорожку. Но это была приманка: на самом деле король собирался подтянуть гостью поближе, засунуть в свою огромную пасть и проглотить.

Подтянуть-то подтянул, да только ничего у него из этого не вышло: Швабра оказалась такой длинной и твёрдой, что Унитазий едва не подавился. Неудача стала для короля хорошим уроком.

С тех пор властители двух соседних королевств Унитазий Примус и Швабра Третья вместе борются за чистоту, а помогают им верные слуги – половая тряпка и освежитель воздуха.

На плите

На плите кипела работа, или, вернее сказать, кипел обед.

Большая кастрюля варила суп. Она волновалась, клокотала, булькала, вся исходила пузырями и изредка чихала, выпуская пар, отчего по кухне распространялся приятный, щекочущий ноздри запах.

Кастрюля поменьше тушила овощи. Она вела себя намного спокойнее, чем большая, и только мирно попыхивала.

Рядом с ними трудилась сковородка с длинным, как ручка у половника, носом – она пекла блины. Сковородка чрезвычайно гордилась своим умением ловко подбрасывать блин вверх и в воздухе его переворачивать. Да уж, в искусстве подбрасывания и переворачивания блинов она не знала себе равных.

Сковородка подбросила в воздух очередной блин, и тут вдруг большая кастрюля расчихалась особенно сильно – так, что её крышка со звоном свалилась на пол. Очередной блин страшно перепугался и, вместо того чтобы вернуться на сковородку, плюхнулся в большую кастрюлю – прямо в суп, а маленькая кастрюлька так смеялась над блинным супом, что у неё даже овощи пригорели.

Рыбалка

Вздумалось одной рыбе порыбачить: авось что-нибудь да выудит. Дело было зимой, так что обулась рыба в валенки, нацепила коньки, прихватила санки и заскользила по льду искать подходящее для рыбалки место. А когда нашла то, что искала, высверлила круглую дыру (лункой такая дыра во льду называется) и закинула удочку наружу.

Снаружи было совершенно пусто, если не считать одинокой вороны. Ворона тут же заметила приманку, цапнула её и понесла в гнездо – воронят кормить.

«Вроде попался кто-то, – подумала рыба, пулей вылетев из лунки (она же не успела отпустить удочку) и быстро поднимаясь вверх. – А может, чего доброго, попалась я сама?»

Рыба в ужасе бросила удочку и с криком: «Не желаю летать, я плавать хочу!» – шлёпнулась с высоты обратно в прорубь.

С тех пор рыба не рыбачила никогда, а почему – никому не рассказывала.

Лук

Как-то раз одна маленькая луковка нечаянно свалилась на пол, расшибла нос и горько расплакалась. Глядя на неё, не удержалась от слёз и её лучшая подруга, луковка-толстушка. От такого душераздирающего зрелища вовсю разревелась хорошенькая красная луковка, и всем сделалось ещё горше. А как известно, луковые слёзы действуют не хуже жалостных фильмов про несчастную любовь, и потому через несколько минут в кухне рыдали все луковицы до единой.

Рыдал и я, потому что как раз начал резать лук для супа.

Летучие книги

В одном городишке люди жили очень неинтересно. Они смотрели телевизор, разговаривали по телефону, некоторые даже знали, что такое фотоаппарат, но ни у кого не было книг – на весь город ни одной книги! – а потому мамы не могли по вечерам почитать детям сказку, и бедным детям ничего не оставалось, как торчать перед телевизором.

Осенью над городом пролетала стайка книг. Надо же, изумились книги, глядя сверху вниз, отыскалось такое местечко, где люди понятия о нас не имеют!

– Но мы ведь можем им помочь! – воскликнул один пухлый томик.

И все книги повернулись страницами вниз и начали сыпать на городишко буквы.

Странно, удивлялись люди, выходя на улицу: снег-то до чего ранний в этом году, да ещё сыплются с неба не хлопья, а буквы! Сначала люди только удивлялись, потом стали буквы собирать, потом складывать из них слова и предложения, а из тех – разные истории и сказки. Но ведь историям и сказкам место не где попало, а в книгах. И в городке появились книги. С тех пор мамы каждый вечер читали детям сказку, а телевизор включали, только когда те заснут – просто так, шутки ради.

Снеговик

Во дворе нашего дома стоял снеговик. Глазки-угольки, на голове вместо шапки старая, насквозь проржавевшая кастрюля, в руке метла, а там, где полагалось быть носу, – самая настоящая оранжевая морковка. Правда, разума у него не было, но снеговик прекрасно обходился и без него, зато широкая глуповатая улыбка ясно говорила о том, что душа у него добрая… хотя я-то малость сомневаюсь, была ли у него душа.

Стоял себе снеговик и смотрел через окно, что делается в доме. Видел уютную комнату, где люди пили горячий чай. И слышал, как люди говорили о том, что скоро придёт какая-то Весна, и тогда станет не только тепло, но и красиво, потому что всё вокруг расцветёт.

– Хоть бы поскорее уже пришла эта Весна, – мечтал снеговик.

Наконец таинственная Весна пришла. Солнце пригревало всё сильнее, и чем теплее становилось, тем больше ликовал снеговик. Только недолго он ликовал: чем теплее становилось, тем быстрее он… таял, и вскоре от снеговика только и осталось, что пара угольков, ржавая кастрюля да метла.

А морковку утащил заяц, ненароком заскочивший ночью во двор. В отличие от снеговика заяц этот не был мечтателем: он жил сегодняшним днём и ценил то, что вовремя подворачивалось.

Состязание

Задумала раз улитка побегать наперегонки со стрелкой часов.

– Длинную, минутную, мне всё равно не обогнать, – размышляла улитка, – а вот с часовой, коротенькой, можно и потягаться.

Ровно в шесть был дан старт, и улитка сорвалась с места.

– С такой бешеной скоростью я ещё никогда не носилась, – радовалась улитка.

А когда часовая стрелка коснулась цифры пять, улитка треснулась о стол и вниз головой полетела на пол.

– Может, теперь со мной посоревнуешься? – усмехнулся настенный календарь.

Фрукты

На кухонном столе стояла тарелка с фруктами.

В доме все давно уснули, а фрукты всё никак не могли решить, кто из них должен быть главным.

– У меня такой чудесный загар! Солнышко меня всего позолотило! И к тому же я безупречно круглый, – нахваливал себя апельсин.

– А я зато самой Луне двоюродный брат, – убеждал в своём превосходстве банан.

– Ну, посмотрите! – выставляла напоказ пухлые щёчки толстушка груша. – Ведь я же настоящая королева! Разве не похожа?

– Скорее уж ты похожа на воздушный шарик, – усмехнулся лимон, но сразу же, сделав кислое лицо, прибавил: – Совсем отбились от рук! Фруктам необходим строгий порядок, а кроме меня навести такой порядок некому!

Проспорили они до самого утра, а утром наша семья собралась на кухне – завтракать. Сестрёнка содрала с апельсина золотую шкурку, а очистив его догола, слопала, даже и не заметив, как безупречно округлы его формы. Мама умяла двоюродного брата Луны, не обратив внимания на его знатное происхождение. Зато я, уплетая грушу, ощутил, что вкус у неё и впрямь королевский, а у папы, когда он пил чай с лимоном, выражение лица было скорее довольное, чем кислое.

Сторож

Утро выдалось чудесное. Пума лежала на ступеньке и через маленькое лестничное окошко следила за тем, что делается на улице. Пума – это наша собака, и имя для неё мы выбрали самое подходящее, потому что шерсть у неё красивого песочного оттенка.

По улице пулей пронеслись дети. Пуме это показалось слегка подозрительным – куда и зачем они бегут втроём? – и она тихонько заурчала.

Не меньше чем через час мимо нашего дома прошла какая-то тёмная личность с мешком. Пума раз-другой довольно громко рыкнула.

Ещё несколько часов спустя, увидев за окном сомнительного вида старушку, Пума вскочила, ощетинилась и зарычала. Рычала она долго и злобно: чем дальше, тем более подозрительным казалось ей всё происходящее за нашими стенами.

И когда вечером из-за угла вынырнул облезлый кот, Пума не выдержала. Это уж и в самом деле было слишком – собака заметалась и залаяла во всю глотку.

Только с наступлением темноты наш бдительный страж успокоился, свернулся клубочком и уснул.

Пума спокойно проспала до утра, а там начался новый, напряжённый и полный тревог рабочий день.

Кувшин

На подоконнике стоял кувшин. В кувшин наливали воду и ставили цветы.

Многое довелось перевидать за свою долгую жизнь кувшину: гостили у него и стройные нарядные тюльпаны, и гордые розы, и мечтательные лилии, и печальные хризантемы, и весёлые, озорные полевые цветы, и даже благородные орхидеи. А если порой кувшин оставался пустым, он часами смотрел на улицу, дожидаясь возвращения домашних, и, когда видел кого-нибудь из них с букетом в руках, чуть не прыгал от радости.

И вот как-то в кувшин поставили белоснежные розы. Прекрасные розы. А сами себе они казались уже до того великолепными, что стоять в невзрачном кувшине считали недостойным своей красоты, и потому сразу же сморщились и постарались как можно сильнее поджать лепестки. Но кувшин не обратил на это никакого внимания, только хитро улыбнулся: знал, похоже, что-то такое, о чём цветы и не догадывались.

Прошла неделя, розы начали увядать, вскоре от их прежней красоты не осталось и следа. Чего только не делали: и воды свежей подливали, и всякие омолаживающие процедуры придумывали – ничего не помогло. Ещё через день розы очутились на помойке.

А кувшин стоял себе спокойно на подоконнике и поджидал в гости новых красавиц.

Певчий человек

Однажды мой папа купил на рынке певчего человека – прямо с клеткой. Дома он поставил клетку на стол. – Ой, какой красивый! – закричал я. Сестрёнка насыпала ему зерна, мама налила воды.

Прошло несколько часов.

– Но почему же он не чирикает? – удивилась мама.

– Да, странно… – задумался отец. – Я же сам слышал, как мило они щебечут на воле…

«Паркер»

Мой «паркер» очень рано выучился писать – намного раньше, чем читать и говорить. Он был весь чёрный, с зелёным, под мрамор, колпачком и страшно гордился своим блестящим золотым пером, из-под которого выходили такие красивые буквы. Почерк у него и в самом деле был прекрасный и постепенно становился всё лучше и лучше.

Но «паркеру» быстро надоело выводить обычные буквы. Почерк его делался всё затейливее, слова обрастали завитушками и внушительными росчерками. Лист бумаги теперь представлялся «паркеру» катком, а сам он себя воображал великим фигуристом. Ему грезились восторг и ликование зрителей, слышались гром аплодисментов и крики «браво!».

И вот захотелось мне как-то написать письмо, а «паркер» так разгулялся, такого накрутил, что прочитать было невозможно. Нахлобучил я на него тогда зелёный колпачок, убрал в красивый кожаный футляр, засунул поглубже в ящик письменного стола и решил:

– Напечатаю-ка я лучше письмо на обычной пишущей машинке!

Планета

Ночью из окна спальни можно было разглядеть среди бесчисленных звёзд одну странную планету, всё население которой составляли две птички: красная пташечка и зелёный птенчик. Они жили на разных сторонах планеты и встретиться друг с дружкой никак не могли.

Прошло много лет, птенцы выросли, и повзрослевший зелёный птенец вдруг догадался, что умеет летать, взял да и перелетел на другую сторону планеты.

Птицы так друг дружке понравились, что мгновенно подружились, а вскоре и поженились. У них тут же народилась целая толпа детишек, пёстрых и озорных птичек-невеличек.

И теперь по ночам кажется, что планета весело подскакивает: можно подумать, она на радостях пустилась в пляс.

Морковка

Ясным летним утром морковка впервые выглянула на свет. Вернее сказать, в то утро её выдернули из грядки и бросили в корзину, где уже собрались другие морковки, капуста с лысиной во весь кочан и горстка какой-то мелкоты, которая вся вместе называлась горошком.

Наша морковка с самого начала была настроена воинственно. Она поругалась с капустой, высказала горошинам всё, что о них думает, а потом выскочила из корзины и принялась наводить порядок в огороде. Отчитала свёклу – нечего так глубоко в землю зарываться, сделала выговор помидорам – зачем висят так высоко, как следует выругала лук за то, что пёрышки свои не подровнял и честь ей не отдал. А сильнее всего её раздражала большущая тыква: развалилась тут, заняла весь проход между грядками, не пролезешь никак… Морковка, долго не раздумывая, разбежалась, собралась было через тыкву перескочить, но чья-то рука схватила её за зелёный хвостик, встряхнула и бросила обратно в корзину. Только и успела она, что громко взвизгнуть, – страшен визг разозлившейся рыжей морковки! – да всё равно никто даже и внимания не обратил. – А знаешь новость? – услышала она в корзине от встревоженных сестрёнок-морковок. – Сегодня к обеду овощи тушить собираются!

Назад к карточке книги "Глупые истории"

itexts.net

Аркадий Красильщиков: КНИГА ГЛУПОСТИ

Книга глупости.                                                                 Борис Гулько Бытует неверное мнение, что глупость одномерна, она или есть, или её нет. Как сыр в представлении директора красноярского гастронома, о котором мне рассказывал когда-то мой друг гроссмейстер Лёва Псахис. Тот, сейчас уже мифологический директор считал, что сыр – он и есть сыр. А разные предрассудки, что бывает сыр такой, сякой, голландский, пошехонский, прочие – это декадентство и выдумки. Так и глупость – у неё сортов не меньше, чем у сыра. История мира – это история несчастий. Каждое несчастье имеет причину. И общий знаменатель этим причинам, если исключить несчастия природные – глупость. Таким образом, история мира – это история глупости, её многочисленных разновидностей. Современная история глупости евреев, той, что уничтожила наше государство и развеяла нас по свету, началась с нелепой гражданской войны за царский престол в Иудее между братьями Аристобулом II и Гирканом II в 67 году до н.э. Гиракан позвал на помощь римского полководца Помпея с его войском. В 63 году до н.э. Помпей захватил Иерусалим и превратил Иудею в протекторат Римской империи. Евреям пришлось платить Риму большие налоги. Восстание против этого тяжкого бремени началось в 68 году н.э. Войска римского полководца Веспасиана осадили Иерусалим, в котором оказалось, сообщает Иосиф Флавий, примерно 1 200 000 евреев, собравшихся на праздник. Имея значительную армию, евреи могли дать бой римлянам. Они могли капитулировать и согласиться платить налоги – римляне были согласны на мир. Могли также попытаться отсидеться за мощными стенами, защищавшими город. Евреи решили, вместо этого, соединить вместе всю свою глупость. Они поделились на три армии – две – армии войны, и одна – мира, и устроили в осаждённом городе гражданскую войну. Экстремисты – сикарии – сожгли склады с продовольствием, и осаждённые умерли от голода. Выжившие 100 тысяч были проданы в рабство. Не так давно евреи вновь пережили подобную ситуацию. В начале войны за независимость сионисты-ревизионисты диаспоры загрузили огромный корабль Альталена целым арсеналом оружия и отправили его сражавшимся евреям Израиля. Лидер Эцеля – военной организации ревизионистов – Менахем Бегин предложил 80% прибывшего оружия армии евреев-социалистов. Однако 22 июня 1948 года по приказу лидера социалистов Бен Гуриона корабль Альталена был уничтожен артиллерией вместе с грузом оружия и 16-ю человек команды (среди них 14 выживших в нацистских концлагерях). Бегин в речи по радио назвал Бен Гуриона «этот дурак, этот идиот», факт обстрела Альталены охарактеризовал как «преступление, глупость и слепоту». Однако он запретил своим бойцам открывать огонь по солдатам Бен Гуриона  «ни при каких обстоятельствах»: «Не будет гражданской войны, когда враг стоит у ворот!» Урок гибельной Иудейской войны 68-70 годов оказался усвоенным. Так же сравнительно бескровно были реализованы вызывавшие горячие протесты проекты вождей евреев – Ословский, разрушение Гуш Катифа. Иногда, правда, израильтяне жалуются на дороговизну, забывая, что сами уничтожили замечательные хозяйства Газы, дававшие 15% сельскохозяйственной продукции Израиля, и что каждая семья ежегодно выплачивает из своего кармана многие тысячи за это членовредительство собственной страны. Спокойно воспринимают евреи и ракеты из Газы, которую теперь не контролирует армия Израиля. Израильтяне приспособились к последствиям глупости своих лидеров. Длинная череда глупостей разрушила некогда могучую Российскую империю. А.Ф.Керенский писал: «Из всех грехов последних двух царей их самым большим грехом перед Россией был фанатичный, зачастую маниакальный антисемитизм». Бессмысленный антисемитизм царей – черта оседлости, рекрутирование в армию 12-летних еврейских мальчиков – сделали страну презираемой евреями мира. Это стало косвенной причиной двух неудачных войн, приведших к революции. Первой – против Турции в 1876-77 годах. России для войны катастрофично не хватило финансов. Семья Ротшильдов, контролировавшая банковское дело в Европе, не соглашалась вести с Россией никаких дел. Займы было получать неоткуда. Но когда русская армия все же подошла к Константинополю, и вековая мечта о контроле над Босфором и Дарданеллами казалась осуществимой, Британия ввела в Мраморное море эскадру броненосцев и спасла Турцию. Денег на войну с Англией Россия не имела. У.И.Гладстоун, исторический соперник премьер министра Англии того времени Бенджамина Дизраэли объяснял про-турецкие и антирусские сантименты создателя консервативной партии Англии, определившие его политику тем, что «хоть он и был крещён, его еврейские чувства наиболее радикальны и наиболее реальны…». Подобные причины предопределили катастрофу России и в японской войне 1904-05 годов. Влиятельнейший американский банкир Джейкоб Шифф, возмущённый еврейскими погромами в России, поощряемыми и покрываемыми царским правительством, заблокировал какие-либо военные займы царскому правительству, и наоборот, обеспечил такие займы для Японии. За это он был удостоен высших японских наград: ордена Священного сокровища и  ордена Восходящего солнца. После организованного правительством России кровавого навета – «дела Бейлиса», тянувшегося с 1911 по 1913 год, какой еврей не смотрел на революцию как на освобождение? Хотя эта надежда тоже оказалось грандиозной глупостью. Вообще, ХХ век оказался веком монументальной глупости. Из стран, добровольно вступивших в Первую мировую войну, в проигрыше оказались все. Дурацкий Версальский мирный договор, завершивший её, подложил под мир мину  неизбежной Второй мировой. Как страны готовились к ней? СССР заключил союз со своим потенциальным противником Германией, поставлял ей стратегические материалы, в которых та нуждалась. Помогал немцам обойти ограничения Версальского договора, готовя в своих академиях офицеров и на своих аэродромах лётчиков для Вермахта. Да ещё незадолго до начала боёв сам расстрелял около 30 000 своих маршалов, генералов и офицеров. Подвалило Советам счастье – перешли к ним более 22 тысяч польских офицеров – естественных союзников. По единогласному решению Политбюро поляков вывезли в леса и расстреляли. Германия, в свою очередь, избавилась перед войной от своих наиболее квалифицированных граждан – евреев, способных создать для неё оружие победы. Во время Первой мировой нобелевский лауреат Франц Габор изобрёл для германской армии химическое оружие. Во время Второй мировой великие еврейские учёные калибра Габора уже создавали оружие врагам Рейха. Так что сражались в той войне на востоке две армии, ведомые – одна дебилами, другая – идиотами. Обычная история. Несчастье, надвигающееся на мир сегодня, отличается от всех предыдущих, включая Вторую мировую – тотальностью. Люди, разработавшие ядерное оружие и понявшие масштабы угрозы жизни на Земле, которую они создали, такие, как академик А.Д.Сахаров, взывали к сильным мира сего, и призыв их был услышан. Было запрещено испытание ядерного оружия в трёх сферах – кроме подземных. Конфликты между СССР и США, грозившие ядерной катастрофой, такие, как кубинский 1962 года, гасились. Была создана международная система контроля за нераспространением ядерного оружия. Преодолевшие запреты и создавшие атомные бомбы Индия, Пакистан и Северная Корея не имеют мотивов к самоубийственной войне. А ядерные программы стран с лидерами, способными на безумные шаги – Ирака и Сирии – были своевременно уничтожены Израилем. И вот это хрупкое балансирование в мире, технологически способном к саморазрушению, нарушено. Президент США открыл дорогу к атомной бомбе исламистским радикалам Ирана, «любящим смерть» так, как мы любим жизнь. Обсуждая политическую борьбу вокруг договора с Ираном – кто в Конгрессе США за, кто против, кто из раввинов поддерживает договор, кто – нет, глупость заявлений госсекретаря Керри, зловещие угрозы несогласным Обамы – мы начинаем забывать, что речь идёт о ядерной катастрофе, о многих миллионах жертв, о разрушении природы, об угрозе жизни на Земле. Принято сводить проблему иранской бомбы, на которую мир во главе с Обамой дал согласие, к угрозе уничтожения Израиля. Это мир принимает. Но как расплатились за свою глупость русский царь в подвале дома в Екатеринбурге и немецкий фюрер в своём бункере в Берлине, мир может также жестоко расплатиться за лицензию на бомбу, которую вручает Иранским муллам. Планы, которые строят вожди, как правило, не осуществляются. Сталин, заключая договор с Гитлером, не планировал немецкие танки под Москвой в октябре 1941-го. А Гитлер не мог себе представить май 1945-го в Берлине. О чём будут жалеть политики и влияющие на них бизнесмены Европы, рвущиеся к выгодным сделкам в Иране, в последние моменты своей жизни, наблюдая взрастающий в небе над их головой ядерный гриб? Людям свойственно верить, что плохие времена миновали. После окончания Первой мировой войны народы объявили «войну всем войнам». Потому-то Франция и Англия не нашли в себе решимости предотвратить ремилитаризацию Германии во второй половине 30-х годов. Распад СССР, казалось, покончил с угрозой ядерного уничтожения нашего мира. Народы расслабились. Оказалось – рано. Возможно, ядерную программу Ирана не поздно будет остановить в январе 2017 года, когда сменится обитатель Белого дома. Среди кандидатов-республиканцев есть рациональные люди, осознающие угрозу нашему миру. Но преодолеет ли кто из них глупость большинства избирателей, дважды вручавших президентство Обаме? Не доверятся ли американцы вновь глупцу или злодею? Система всеобщей демократии, при которой неучи, ни в чём не разбирающиеся, не способные заработать себе на кусок хлеба, раз в четыре года участвуют в решении судеб мира, несёт такую угрозу. Бернард Шоу ещё сто лет назад заметил, что «Демократия не может стать выше уровня того человеческого материала, из которого составлены ее избиратели». Соперничество за право быть республиканским кандидатом на выборах 2016 года напоминает соревнование «Клуба весёлых и находчивых». Удачная шутка в дебатах определяет изменение рейтинга кандидата в президенты. Народ рассматривает президента страны как главного развлекателя. Крупный экономист и мудрый человек Томас Соуэлл сокрушается: «Губернаторы с превосходными достижениями Боб Джиндал из Луизианы и Скотт Вокер из Висконсина мало известны на национальной сцене. И мелкие укусы в так называемых «дебатах» существенного избирателям не расскажут». Боб Джиндал, готовясь к президентской избирательной кампании, опубликовал серию статей с предложениями: что, он считает, требуется сделать в экономике, в образовании и прочем. Какая доля процента избирателей интересовалась этими статьями? Скотт Вокер как губернатор – выиграл бой у профсоюзов, обиравших его штат. Это – небольшое шоу по сравнению с ярким зрелищем предвыборной кампании Доналда Трампа, грозящего построить вдоль границы с Мексикой стену до небес и выкинуть из страны 11 миллионов нелегалов.       Ведущий обозреватель WP Джордж Вилл назвал статью о предвыборной кампании: «Трамп погружает собственную партию в хаос». Что означает: следующим президентом может опять стать представитель деградировавшей демократической партии, поддерживающей линию Обамы относительно Ирана. И в этом случае спасти мир от ядерной катастрофы, к которой его готовят Иран и его сегодняшний союзник в Белом доме, окажутся способными только израильтяне. Для этого они должны найти оптимальный момент, составить идеальный план и подобрать наилучших исполнителей для военной акции. Израильтянам в прошлом удавались гениальные операции, такие, как Шестидневная война, разрушение иракского реактора, операция на Энтеббе. Можно признать, что Всевышний, когда евреи просили Его в ежедневной молитве Амида «Удели нам от своего знания, понимания и разума» – слышал их. Многообразны пути совершения глупостей. Но верное решение может быть единственным и очень трудным. Вопрос – завершится ли Книга истории человечества как Книга человеческой глупости  – находится в равновесии. Уже написанные главы не обнадёживают. Но есть надежда, что нынешние лидеры Израиля найдут трудное решение и предотвратят катастрофу.

a.kras.cc

Читать книгу Глупые газели »Ильин Владимир »Библиотека книг

В этот момент мужчине стало ясно, что он ошибся.

Сам факт появления вертолета со спасателями говорил о многом. Не было, значит, никакой глобальной ядерной катастрофы. И все живое на Земле не погибло. И, соответственно, зима была вовсе не ядерной. Скорее всего, имело место стихийное бедствие местного масштаба. Мужчина вдруг вспомнил, что в ста пятидесяти километрах отсюда находится довольно крупный вулкан. Может быть, всему причиной было его извержение? А может быть, их действительно накрыла гигантская снежная лавина?…

Мужчина не знал этого, но он понял, что цепь нелепых совпадений и случайностей привела его к безумному выводу о Катастрофе. На основе этого вывода он и стал воспринимать окружающую действительность, а потом вступило в действие самовнушение и разыгравшееся воображение…

Мужчина горько усмехнулся.

Главное – не в этом, подумал он. Главное заключалось в моей готовности поверить в худшее…

На протяжении многих веков люди пугали самих себя концом света. Долгое время за конец света принимали заурядные солнечные затмения, извержения вулканов и прочие природные катаклизмы… В двадцатом веке нас долго успокаивали тем, что ядерной войны не будет допущено, а если она все же произойдет, то все человечество не погибнет. Выживет тот, кому повезет, кто готов к такой возможности… И мы стали покупать противогазы и индивидуальные атомные убежища. Мы стали слушать лекции о радиоактивном заражении и прочих опасностях ядерного взрыва. Мы стали проводить учения по отработке действий в случае атомной тревоги. Наконец, мы стали описывать ужасы ядерного Армагедона в книгах, фильмах, картинах и других произведениях искусства. Все это, считали мы, служит благому делу – предупредить людей о потенциальной опасности самоуничтожения…

Но одновременно с этим мы волей-неволей запугивали самих себя. А тут еще ученые математически точно доказали, что при любой ядерной войне так называемый конец света неизбежен. И в результате…

В результате мы внушили самим себе этот страшный, безумный синдром несуществующей болезни – Синдром Боязни Конца Света… " – Неужели, в самом деле, все качели погорели? – Что за глупые газели!"… Вот кто мы такие – упрямые, глупые газели из смешной детской книжки…

Все эти мысли вихрем пронеслись в голове человека с ружьем, а самой последней его мыслью было: "Прости меня, единственная моя!"…

– Ничего не понимаю, – сказал спустя полчаса старший группы спасателей. – Что могло побудить эту парочку покончить с собой? Тем более странно, что парень застрелился, можно сказать, у нас под носом…

– Молодожены, – пробурчал самый пожилой спасатель. – Отношения между ними – всегда дело тонкое…

О взаимоотношениях между мужем и женой ему по собственному опыту было известно практически все.

– А может быть, им просто жить надоело?- предположил самый молодой из них. – Вечно вы, старики, ищете какие-то причины!..

– Это ты брось, – строго сказал старший спасатель. – Все имеет свою причину. Дыма без огня, знаешь ли, не бывает…

www.libtxt.ru

Глупые книги — Самая глупая книга — 22 ответа



В разделе Литература на вопрос Самая глупая книга заданный автором Евгения лучший ответ это

Ответ от 22 ответа[гуру]

Привет! Вот подборка тем с ответами на Ваш вопрос: Самая глупая книга

Ответ от Невропатолог[гуру]Оксана Робскии Собачаккак выйти за муж за милионерану такого бреда! ! я не читала ни когда! !после Духлеса (автор Минаев)тоже поеботинавообще писать наши "ЗвезЬды" не умели не умеют и не буду уметь.пишут БРЕДЯТИНУ полнейшую.

Ответ от Присосок[гуру]Детективы Дарьи Донцовой.

Ответ от Annet[гуру]Согласна со всеми ответившими!И не хочу никого обижать, но у меня самое негативное отношение вызывает Гарри Поттер и иже с ним (Таня Гроттер и кто там еще)

Ответ от Кроссовки[активный]Справочник по квантовой физике. Уснул, так и не открыл 🙂

Ответ от Ангелина Ангелина[гуру]Роман Чернышевского "Что делать? "

Ответ от Мелиор[эксперт]Согласна с теми, кто написал романы Донцовой и уебник по квантовой физике. Самая бесполезная книга, в моем понимании, - это учебник, который учит защите населения во время атомного взрыва. Вот вы успеете добежать до бомбоубежища/надеть защитный костюм/заслонить окна и дверные проемы досками или стальными листами за 30 секунд (!)? Полный бред: "Находясь на открытой местности во время атомного взрыва, нужно откопать небольшой ров и спрятаться туда". Успеете за 30 секунд? Также там много других смехотворных способов защиты!

Ответ от Mayskaya[гуру]Книги Дарьи Донцовой, Юлии Шиловой и им подобных (полная бредятина! )Любовные романы в мягких обложках (вульгарно до скукоты! )Больше пока на ум ничего не идет.

Ответ от Enaya Evalle Ek'kalizienel[гуру]Самые глупые книги - это пародии на хорошие книги.. . Или не совсем хорошие. Например, "Звирьмариллион", "Таня Гроттер", И еже с ними

Ответ от Пользователь удален[мастер]Книга Бузовой, книги "Дом-2", "Рецепты экономичной хозяйки Даша Букиной" (да, такая книга есть 🙂 ), "Советы по строительству от Никиты Воронина", "Советы прекрасной няни Вики", "Быть Тиной Конделаки" (не знаю как это пишется) , книги Н. Правдиной.... и все выше перечисленные другими отвечающими, кроме "Дуxless".

Ответ от 2 ответа[гуру]

Привет! Вот еще темы с нужными ответами:

 

Ответить на вопрос:

22oa.ru

Самые глупые названия книг - BOOKлет

Британский журнал «Bookseller» с 1978 года решил проводить ежегодный конкурс на самое глупое название книги. Самое глупое названия получает премию под названием «Diagram», эта премия не денежная, в качестве награды можно получить бутылку шампанского. Номинанты на такую премию выдвигаются издателями, торговцами книг и работниками библиотек. При этом заголовок не должен быть пародийным или ироничным.

Итак, ниже представлены победители премии, а также некоторые номинанты:

- Материалы второй международной конференции по нагим мышам - Мадам как предпринимательница: управление карьерой в публичном доме - Куриные утехи- Последний шанс на любовь – предсмертная романтика- Население и другие проблемы- Теория продольного качения- Книга мармелада: его древность и роль в современном мире- Естественное увеличение бюста до максимального размера: как увеличить ваш ум на 90% чтобы увеличить ваш бюст - Оральный садизм и вегетарианская личность- Лучше бы не быть: о вреде существования- Версаль: взгляд из Швеции - Как срать в лесу: экологический подход к забытому искусству - Руководство по безопасному лесбийскому садомазохизму- Гениталии самцов бабочек балканского полуострова с приложением проверочного списка признаков- Как избегать огромных кораблей- Археология американских задов - Знаменательные моменты в истории бетона - Повторное использование старых могил - Греческие сельские почтальоны и номера их штемпелей гашения- Радость секса: карманная версия- Усовершенствование размножения коров: новые возможности использования соломы - Сорняки в меняющемся мире: материалы 64-го симпозиума - Высокий перформанс окоченевших - Корпоративная служба убийств - Жизнь с безумными ягодицами - Большая книга лесбийских лошадиных историй- Бомбоустойчивость вашей лошади- Люди, которые не знают, что умерли: как они пристают к ничего не подозревающим прохожим и что с этим делать- Беспризорные магазинные тележки восточной части Северной Америки: полевой определитель - Если хотите ясности в отношениях, начните с собственных ног - Люди ли женщины? И другие международные исследования- Как написать книгу о том, как писать- Татуированные горские женщины и ящики для ложек в Дагестане - Метафизика бабуинов - Стильный стриптиз и вязание- Мировой прогноз для 60-миллиграммовых контейнеров для творожного сыра на 2009–2014 гг.- Вязальные приключения с гиперболическими плоскостями- Ложки третьего рейха- Чихуахуа - что это за боб?- Управление смертоносным поведением автономных роботов- Запоздалые размышления охотника на червей- Управлять стоматологической клиникой по-чингизхановски- Материалы 8-го международного конгресса по трению, взбалтыванию и сварке- Щедрость мертвецов - Какого цвета ваша собака?

redar17.livejournal.com