10 биографических книг о жизни в Голливуде. Книга голливуд


Книга Голливуд читать онлайн Чарльз Буковски

Чарльз Буковски. Голливуд

 

Посвящается Барбету Шредеру

 

От переводчика

 

Этот роман посвящен Барбету Шредеру. В посвящении могло бы еще стоять: «без которого не было бы этой книги». Без него не было бы и сценария к фильму «Пьянь» («Алкаш», «Barfly»), о котором идет речь в «Голливуде»: семь лет Барбет Шредер убеждал Чарлза Буковски его написать. (За это время Марко Феррери успел экранизировать «Эрекции, эякуляции, эксгибиционизмы и другие истории обыкновенного безумия», а Шредер — записать на пленку монологи Бука, которые известны теперь как «Ленты Чарлза Буковски».) Литературное наследие Бука составило четыре с половиной десятка томов стихов и прозы, но «киношная» доля в нем невелика. («В кино мне кажется, что меня надувают. Выходя из зала, я чувствую, будто у меня что-то отняли, будто кто-то изжевал мою ауру и выплюнул», — говорил он, объясняя, почему не любит ходить в кино.) Но все же он привычно ёрничал, говоря, что ходит в кино лишь ради попкорна и баночки «доктора Пеппера». Есть фильмы, которые запомнились ему навсегда: «На западном фронте без перемен», «Полет над гнездом кукушки», «Человек-слон», «Кто боится Вирджинии Вульф?», «Китайский квартал». Он рассказывал, как, подключившись к кабельному телеканалу, в тот же вечер увидел дэвидлинчевскую «Голову-ластик». («Кабельное телевидение открыло нам новый мир. Теперь я готов был сидеть перед ящиком до конца дней. Что еще он нам преподнесет? И вот сижу, сижу — а больше ничего и нет».)

Буковски согласился писать сценарий именно для Шредера, в котором почувствовал родственную душу (Барбет родился в Тегеране, его родители — немцы, судьба закручивала любопытный сюжет), и при условии, что ни одно слово не будет изменено без его ведома. И конечно, выбор актера на главную роль он тоже должен был санкционировать. Ведь речь шла об alter ego автора, о молодых годах самого Бука, современного Диогена, не желающего вылезать из своей бочки, циника, трагически одинокого в мире, где презирают жизнь по естественным велениям. Встретившись с Микки Рурком, он не стал сомневаться: он увидел в глазах этого парня с многодневной щетиной подкупающую детскость. Правда, Микки не испытал восторга от своего персонажа — Генри Чинаски; ему не хотелось идеализировать человека, насквозь пропитавшегося джином, не удавалось забыть, что пьянство разрушило его собственную семью и рано свело на тот свет отца.

Остается удивляться, как самому Буку, сжигавшему, как писали в старых романах, свою жизнь с обоих концов, удалось, ни в чем себе не изменяя, дожить до семидесяти четырех лет. Его не стало зимой нынешнего года. Он умер в тех краях, куда его привезли трехлетним малышом из Андернаха (Германия), — в Калифорнии, в Сан-Педро — одном из районов Лос-Анджелеса. Правда, отец его был американцем, уроженцем Пасадены. Он попал в Германию в составе оккупационных войск, женился там и вернулся на родину вместе с семьей. Так что Бук — коренной европеец и коренной калифорниец. (На этом последнем он настаивает, ибо, как говорит в романе Генри Чинаски, калифорнийские ребята — совсем не то, что нью-йоркские.)

Подобно Хемингуэю или Генри Миллеру, Буковски был человеком двух миров, и в Европе его знали и ценили больше, чем дома, где помешанные на здоровом образе жизни американцы видели в нем, любителе эпатажа, неопрятного старика с повадками вечного бродяги и горького пьяницы. Хотя в последние годы, когда к славе добавились деньги, сохранять этот имидж (имидж ли?) становилось трудновато. Но ему удалось.

Буку долго пришлось ждать своего часа. В 1970-м, когда ему исполнилось пятьдесят, он все еще служил почтовым чиновником, а писал в свободное от работы время. Наверное, отсюда его убийственная ирония по отношению к профессиональным писателям, погрязшим в дрязгах и взаимных разборках.

knijky.ru

Читать Голливуд - Буковски Чарльз - Страница 1

Чарльз Буковски

Голливуд

От переводчика

Чарльз Буковски не стремился до неузнаваемости зашифровать всех действующих лиц своего документального романа. В некоторых фамилиях он изменил всего лишь одну букву, чтобы непроявленный персонаж все же был опознан. Так, легко угадываем режиссер и продюсер Френсис Форд Лопалла, особенно если вспомнить, что в титрах «Пьяни» упоминается компания «Зоетроп», любимое детище Ф. Ф. Копполы. Столь же узнаваем «известный немецкий режиссер» Вернер Зергог и француз с густыми бровями, заводящий беседу о субтитрах к своему фильму, Джон-Люк Модар. (Можно оценить анаграммность кодировке интеллектуально-изощренного Вернера Херцога и перевод французского имени Жан в американское Джон – намек на слабость Ж.-Л. Годара к американскому кино.)

Под именем же самого любимого автором персонажа Джона Пинчота скрывается Барбет Шредер. Это его документальный фильм об угандийском диктаторе Иди Амине Дада описывает Генри Чинаски. И наконец, главному герою книги Буковски подарил имя, которым называли его друзья, – Хэнк, а дражайшая Сара – это, конечно, его жена Линда, бывшая актриса, державшая потом ресторанчик и делившая с мужем склонность к калифорнийскому красненькому. Под именем Франсуа Расина угадывается Гарри Дин Стэнтон, ставший в романе французом, потому что снялся у Рима Рендерса в фильме «Париж, Техас».

* * *

Через пару дней позвонил Пинчот и сказал, что ему нужен сценарий. Не заедем ли мы повидаться?

Он объяснил, как его найти – жил он в незнакомом месте, в какой-то Марина-дель-Рей, – и мы сели в наш «фолькс».

Спустившись к гавани, мы поехали вдоль дебаркадера. По палубам шныряли рыбаки, которых можно было узнать по их робам. Впрочем, большинство из них не обременяли себя трудами ради хлеба насущного. Ибо таковы они были – избранники Божьи на земле вольных людей. А на мой взгляд, лихие раздолбай. Но им на мое мнение, конечно, наплевать.

Мы свернули направо, миновали док и поехали по улицам, обозначенным фантастическими названиями в алфавитном порядке. Нашли нужную нам, свернули налево и въехали во двор, расположившийся прямо на берегу. Отсюда открывался вид на океан, которым можно было любоваться в уверенности, что тебя не накроет волна. Прибрежный песок казался тут невиданно чистым, вода – голубей голубого, а бриз – ласкающим.

– А знаешь, – сказал я Саре, – ведь мы с тобой угодили прямо в рай. Но что-то меня с души воротит.

– Поменьше обращай внимания на свою душу.

Наш «фолькс» не нуждается в том, чтобы его запирали. Никто в мире, кроме меня, не способен его завести.

Я постучал в дверь.

Дверь отворили изящным жестом, и в нос сразу шибануло артистизмом, пропитавшим каждую черточку человека, который стоял на пороге. Сразу было видно, что этот парень рожден, чтобы Творить (с большой буквы), Творить великое, и в его мире нет места мелочам жизни вроде зубной боли, неуверенности в себе и какой-нибудь вшивой удачи. Словом, он выглядел как самый настоящий гений. А я похож на подавальщика из занюханной пивнушки и потому от таких типов всегда завожусь.

– Мы из прачечной, за грязным бельем, – сказал я.

– Не обращайте на него внимания, – вмешалась Сара. – Нас пригласил Пинчот.

– А-а, – протянул хозяин. – Прошу.

Мы было последовали за ним, но он вдруг остановился, обернувшись к нам, демонстрируя свой лучший ракурс, и гаркнул так, словно его должен был услышать весь свет:

– Мне пора выпить ВОДКИ! – и шмыгнул в кухню.

– Джон вчера о нем говорил, – сказала Сара. – Его зовут Поль Ренуар. Он пишет оперы и музыку к фильмам-операм. Ужасно авангардистскую.

– Мне не легче, если моя барабанная перепонка пострадает от глотки гения.

– Какие нежности при нашей бедности! Не все такие деликатные, как ты.

– Вот именно. Но это их проблемы.

– Ты боишься жизни – у тебя это на лбу написано.

– Шаль, я сам до этого не допер.

Появился Поль с выпивкой. Выглядело это шикарно: в стакане светился ломтик лайма, и Поль теребил его стеклянной палочкой для коктейлей. Классно.

– Поль, – поинтересовался я, – а нет ли в доме еще чего-нибудь выпить?

– А, извините, – сказал он. – Угощайтесь, пожалуйста.

Сара сориентировалась первой. Я вошел в кухню следом за ней. Кухня была сплошь заставлена бутылками. Пока Сара присматривалась, я открыл банку пива.

– Начать лучше с чего-нибудь полегче, – предложила моя добрая женушка. – Знаешь ведь, как бывает, когда ты чересчур наберешься.

– Умница. Давай дернем винца.

Я нашел штопор и выбрал бутылку красного.

Мы прилично угостились, потом снова налили по стаканчику и вышли к хозяину. У нас была семейная шутка: мы с Сарой разыгрывали из себя Зельду и Скотта, [1] но потом бросили, потому что Саре не нравилось, как Зельда кончила, а мне – как Скотт писал. В общем, этот юмор не пошел.

Поль Ренуар стоял у зеркального окна и высматривал что-то в Тихом океане.

– Джон задерживается, – объявил он, обращаясь к оконному стеклу и океанской волне, – но он велел передать, что непременно будет и чтобы вы его дождались.

– Отлично, крошка.

Мы с Сарой сели, держа в руках стаканы. Смотрели на его кроличьи щеки. Он смотрел на океан. И, кажется, что-то мурлыкал.

– Чинаски, – начал он. – Я прочел многое из того, что вы написали. Все это дерьмо собачье. Вам хорошо удается…

– Благодарю. Мы-то знаем, кто хорош без всяких оговорок. Это вы.

– А-а, – протянул он, не отрывая глаз от океана, – очень мило с вашей стороны отдать должное…

Дверь без стука распахнулась, вошла молодая девушка с длинными черными волосами и тут же как кошка растянулась на тахте.

– Меня зовут Поппппи, – сказала она. – Через четыре «п».

– А мы Скотт и Зельда.

Меня шарахнуло в ностальгию.

– Уймись, – буркнула Сара.

Я назвал наши настоящие имена. Поль оторвал взор от океана.

– Поппппи – одна из тех, кто раскручивает ваш сценарий.

– Я еще ни слова не написал, – сказал я.

– Так напишите.

– Вы хотите сказать «не напишете ли?!»

Я взглянул на Сару и поиграл своим пустым стаканом. Сара, умница, взяла его и удалилась на кухню. Она понимала, что, если бы пустила туда меня, я не ушел бы, не продегустировав все имеющиеся там напитки, и тогда уж точно пошел бы вразнос.

Вскоре выяснилось, что Поппппи именовалась еще «принцессой из Бразилии». Как новичку, она отстегивала мне десять тысяч. Негусто. Но эти деньги покрыли бы часть арендной платы за дом и еще кое-что осталось бы на выпивку.

Принцесса, по-кошачьи изогнувшись на тахте, послала мне взгляд.

– Я вас читала. Вы забавный.

– Спасибо.

Я посмотрел на Поля.

– Слышь, сынок, я забавный!

– Вы достигли определенного уровня… – ответил он и шмыгнул на кухню, откуда как раз вышла Сара с нашими стаканами. Она села рядом со мной и ткнула меня в бок.

И тут меня осенило: можно сделать вид, будто я засел за сценарий, и наведываться в Марина-дель-Рей посасывать халявное виски. Но не успел я как следует отвязаться от этой сладостной грезы, как снова распахнулась дверь и на этот раз вошел Джон Пинчот.

– А, вы тут!

– Ага, – сказал я.

– Ну, вроде все на мази. Тебе остается только написать сценарий.

– Но на это уйдут месяцы.

– Это конечно.

Тут вернулся из кухни Поль с какой-то подозрительной смесью для принцессы. Пинчот пошел за своей порцией.

Так началась первая из наших многочисленных встреч, которая, как и последующие, вылилась в пьянку по-черному. Мне это было необходимо, чтобы поверить в свои силы, потому что вообще-то я пишу стихи да рассказы. Писать сценарии всегда казалось мне дурацким занятием. Но в эту идиотскую ловушку попадались люди и поумней меня.

Джон Пинчот со стаканчиком в руке подсел ко мне.

online-knigi.com

10 биографических книг о жизни в Голливуде

Люди по своей природе очень, очень любопытны! Наверное, поэтому нас часто охватывает жгучее желание проникнуть «за кулисы» голливудской жизни и узнать, каковы они, наши кумиры, в обыденности, когда за ними не следят папарацци? Киноманы обожают узнавать тайные подробности со съемочной площадки очередного хита, а впечатлительные девушки хотят быть в курсе романов их кумиров: кто с кем встречается, кто кого бросил, кто с кем разводится. Ну, а истинные «гурманы» многое отдадут за то, чтобы совершить экскурс в историю Голливуда, когда в нем царили Мэрилин Монро и Одри Хепберн. Потрафить всем мы вряд ли сможем, но постараемся! И для этого подготовили для вас топ-10 биографических книг о жизни в Голливуде. 

Жизнь в ролях: исповедь «Уолтера Уайта»

Еще совсем недавно никто не знал имени этого человека, но одна успешная роль на телевидении, и он стал звездой! Отныне у него нет отбоя от предложений, что в кино, что на ТВ, вчерашняя «темная лошадка» уже успела стать номинантом на «Оскар» (за фильм «Трамбо»). О ком мы? О Брайане Крэнстоне, которого прославил не самый положительный герой – наркоторговец (и производитель метамфетамина) Уолтер Уайт из криминальной драмы «Во все тяжкие». В 2017-м году вышла автобиографическая книга Крэнстона «Жизнь в ролях», в которой актер открыто рассказывает о мучительно долгом пути к славе. Кем ему только не пришлось поработать – охранником, разносчиком газет и даже… священником, прежде чем Голливуд, наконец, обратил на него внимание.

Открытки с края бездны: какой была на самом деле принцесса Лея

В конце 2016-го года кинематографический мир перенес двойную утрату. Вначале скоропостижно умерла (от остановки сердца) актриса Кэрри Фишер, только-только успевшая сыграть свои сцены в фильме «Звездные войны 8». А на следующий день не стало ее матери, пожилой голливудской дивы Дебби Рейнольдс, прославившейся ролью в самом знаменитом мюзикле всех времен «Поющие под дождем». Ее сразил инсульт. Кажется, вот она – истинная любовь матери к дочери! Однако не все так просто, в этой семье было немало скелетов в шкафу (к каковым относится, например, наркозависимость «принцессы Леи»). В свое время Кэрри Фишер искренне описала все эти личные неурядицы (и непростые отношения с мамой) в полубиографической книге «Открытки с края бездны». Хотя героинь зовут по-другому, в них легко угадываются Фишер и Рейнольдс. Мемуары были успешно экранизированы, главных героинь в одноименном фильме сыграли Мэрил Стрип и Ширли МакЛейн.

Дорогая мамочка: дива Джоан Кроуфорд глазами приемной дочери

Но еще более скандальными оказались мемуары Кристины Кроуфорд, опубликованные в виде книги «Дорогая мамочка» спустя два года после смерти легенды Голливуда середины ХХ века Джоан Кроуфорд. Сейчас это издание снова стало очень востребованным. После премьеры мини-сериала Райана Мёрфи «Вражда» (с Джессикой Лэнг и Сьюзен Сарандон) современные зрители захотели узнать «из первых уст», кто же такая была это Джоан – тираном и стервой или несчастной женщиной, попавшей под «голливудские жернова». Среди людей, знавших Джоан Кроуфорд, бытовали разные мнения. Кто-то решил, что Кристина решила нажиться на славе мастери, вот и выпустила мемуары, ставшие бестселлером, а кто-то сочувствовал автору. Достоверно известно лишь то, что Джоан лишила наследства двух старших детей – Кристину и ее брата, оставив деньги младшим дочкам. У звезды было четверо детей, причем все – приемные. Страдая от невостребованности и алкогольной зависимости, эта женщина, действительно, могла быть жестокой и грешила перепадами настроения, видимо, Кристина чаще других попадала под горячую руку. Эта книга тоже была адаптирована для экрана, в фильме «Дорогая мамочка» Кроуфорд старшую сыграла Фэй Данауэй.

Джек Николсон: трижды оскароносец и записной донжуан

Новинка издательства «АСТ» «Джек Николсон» (биография актера, написанная Марком Элиотом) сразу стала очень популярной. Ведь Николсон – одна из самых значительный фигур мирового кино. Обладатель трех «Оскаров», семи «Золотых глобусов», проведший полвека на большом экране, он обладает невероятной харизмой даже сейчас, в преклонные годы. А были времена, когда он считался если не лучшим, то самым желанным любовником Голливуда (донжуанский список Николсона огромен). Дольше всего он прожил с другой оскароносицей, актрисой Анжеликой Хьюстон, но изменял ей и был «изгнан из рая». Подробности карьеры и личной жизни звезды фильмов «Пролетая над гнездом кукушки», «Иствикские ведьмы» и «Сияния» вас шокируют!

Одри Хепберн: европейская аристократка, нашедшая славу в Америке

Муза легендарного Юбера де Живанши, бойкая Элиза Дулитл из многократно оскароносной «Моей прекрасной леди», принцесса Анна из «Римских каникул», несостоявшаяся балерина, но состоявшаяся звезда Голливуда Одри Хепберн до сих пор считается иконой стиля. Европейская аристократка по происхождению, она пережила много лишений во время Второй мировой войны, но выстояла и поразила киномир уже первой своей крупной ролью – за «Римские каникулы» вчерашней дебютантке вручили «Оскар». С ней работали прославленные актеры (Хамфри Богарт, Грегори Пек, Шон Коннери, Питер О’Тул), ее фото красовались в альбомах у миллионов поклонников. Написано несколько биографий Одри, но одной из самых лучших остается книга Дональда Спото «Одри Хепберн». Издание снабжено множеством редких снимков и кадров из фильмов.

Мэрилин Монро. Тайная жизнь самой известной женщины в мире

Спото работал над биографиями нескольких голливудских кинодив, в том числе, и над жизнеописанием Мэрилин Монро. Однако в наш список мы взяли не его книгу (он упустил несколько очень важных моментов, в частности, волнующие многих отношения братьев Кеннеди и белокурого секс-символа). Зато книга Рэнди Тараборелли «Мэрилин Монро. Тайная жизнь самой известной женщины в мире» открывает немало секретов: автор провел настоящее детективное расследование, много рылся в архивах, встречался с людьми, которые знали Монро лично. Некоторые нюансы жизни актрисы вас поразят – да, и в жизни таких идолов немало «темных» моментов, Однако Тараборелли не опускается до скабрезности: он уважает и любит свою героиню.

Девушка с татуировкой на пояснице: исповедальные эссе Эми Шумер

Следующая книга нашего списка, пожалуй, станет лидером по откровенности, искренности и самоиронии. Хотя Эми Шумер и говорит, что увидевшая свет в 2016-м году ее книжка «Девушка с татуировкой на пояснице» – не мемуары, а пока лишь наброски к мемуарам, в эссе актрисы и комедиантки немало шокирующего и личного. Эми – стендапщица, добившаяся огромных успехов в профессии, создательница провокационного шоу «Внутри Эми Шумер», звезда скандальной комедии «Девушка без комплексов», одна из самых высокооплачиваемых комедиантов наших дней. Но, как и у Крэнстона, ее дорога к признанию была тернистой. Непростые отношения в семье (Эми выросла в пригороде Лонг-Айленда), неудачные сексуальные опыты, бойфренды-болваны, не способные оценить душевные качества девушки, увлечение алкоголем – все это, конечно, оставляет след в сердце, даже не след, а шрамы. Но можно горевать и посыпать голову пеплом, а можно сделать выводы и идти дальше, посмеиваясь над собой и окружающими. Ценность творчества Шумер – в том, что она не боится быть «другой» и не пытается подстраиваться под голливудские стандарты.

Джим Джармуш. Интервью за 25 лет

Приверженцы авторского независимого кино, несомненно, оценят скромное на вид издание «Джим Джармуш. Интервью», ведь в нем собраны беседы культового режиссера с журналистами последней четверти века. Конечно, при желании, можно отыскать часть этих интервью в Интернете, но это долго и нудно. А тут  все в «одном флаконе»! У многих из нас есть свои любимые фильмы мастера – будь то альманах «Кофе и сигареты», притча «Мертвец» с Деппом, «Сломанные цветы» с Мюрреем или «Выживут только любовники» с Тильдой Суинтон и Томом Хиддлстоном. А сборник интервью постановщика и сценариста откроет вам его с новой, неожиданной, точки зрения, ведь он делится своими секретами и рассуждает о мировом кинематографе. Мнение такого эксперта дорогого стоит!

Тейлор Свифт. Все изменилось: идол 20-летних и не только

Молодым читателям, тем, кто фанатеет по американскому феномену, многократной лауреатке «Грэмми», сумевшей продать более 130 млн. синглов и 40 млн. альбомов, Тейлор Свифт, обязательно нужно отыскать новую биографическую книгу об этой поп/кантри-певице. Автор книги Сара Оливер не только привела факты о детстве и юности Тейлор и рассказала о ее восхождении к Олимпу. Оливер привела цитаты из интервью звезды, беседы с поклонниками, родными, друзьями (коих у Свифт немало, и все они столь же известны), продюсерами и теми, кто сопровождает автора и исполнительницу на гастролях. Помните, сколько у Тейлор было знаменитых бойфрендов? Только о делах сердечных можно было настрочить солидный том! Выросшая в очень обеспеченной семье, Тейлор, будучи подростком, приложила много усилий, чтобы стать кумиром молодежи, и ей это с блеском удалось. Так что книжка «Тейлор Свифт. Все изменилось» стала лучшим подарком всем почитателям звезды.

Вся моя жизнь: мемуары Джейн Фонды

И, наконец, еще одна биографическая книга о Голливуде – «Вся моя жизнь» Джейн Фонды. Этой актрисе тоже повезло с происхождением: она родилась в семье кинозвезды. Но Джейн долго доказывала, что ее популярность – не следствие «протекции», а, скорее, гены, которые перешли дочери от гениального Генри Фонды. Ворвавшись на экраны в образе секс-символа, Джейн позже стала играть в более серьезном кино, была дважды удостоена «Оскара» (за фильмы «Клют» и «Возвращение домой»). А когда кинематографическая слава изменила ей, выбрав новые лица и лица имена, Фонда снова заставила о себе заговорить, изобретя аэробику и принявшись неустанно обучать этой «гимнастике под музыку» соотечественниц и не только. Даже сейчас, на пороге 80-летия, актриса не утратила оптимизма и заражает им окружающих – через свой сайт и свои книги, недаром «Вся моя жизнь» стала хитом 2017-го года.

fancy-journal.com

Книжная серия «Бестселлеры Голливуда»

Издания
     
№2

Дерево Джошуа

сборник, 1995 год

Описание:

Выпуск 55. Сборник романов.Оформление обложки и внутренние иллюстрации В. Зорина.
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
№23

Палач

антология, 1993 год

Описание:

Оформление и внутренние иллюстрации В. Зорина.
     
     
     
     
     
     
     
№38

Бэтмэн

антология, 1993 год

Описание:

Две новеллизации по фильмам Тима Бартона и самостоятельный роман про Бэтмена.Внутренние иллюстрации В. Сурикова и В. Зорина.
     
     
     
     
     
     
     

fantlab.ru

Книга: Александр Васильев. Русский Голливуд

Вот и начнем с прекрасного. В книге огромное количество замечательных черно-белых фотографий, кадров из фильмов, афиш и разных иллюстраций. Невозможно промолчать и о том, что все иллюстрации даны в прекрасном качестве - это немаловажно, учитывая совершенно справедливую критику "Русского интерьера" - одного из предыдущих альбомов А.Васильева. В плане иллюстраций, их качества, всех подписей к фотографиям, удобства размещения всех пояснений и комментариев, "Русский Голливуд" шикарен и вызывает восхищение. Лично мне хочется пересматривать фотографии снова и снова. Представляю, какая красота будет перед глазами тех, кто решит купить издание большого формата, когда оно, наконец, появится в продаже. Я же ограничусь именно мини-изданием и считаю, что заплатила за книгу вполне адекватные деньги - спасибо шикарным иллюстрациям. От прекрасного переходим к ужасному. Что касается текста, который размещен в книге, то я бы и рубля пожалела. Это просто катастрофа! Если отбросить в сторону политкорректность (при том, что на "Озоне" достаточно моих восхищенных отзывов о книгах А.А.васильева), то такое ощущение, что над книгой работали ученики, но никак не сам мастер. Потому что текста так ничтожно мало, что сразу, буквально с первых страниц, хочется перевернуть книгу обложкой вверх и еще раз посмотреть на фамилию автора. Как, неужели это писал А.Васильев, который подарил читателям "Красоту в изгнании"? Не может быть, чтобы такой куцый текст был написан им! Вот как будто сел человек за стол, достал несколько разных томов "Кто есть кто в Голливуде", открыл ноутбук, посмотрел Википедию, пару-другую специализированных сайтов, сложил все, поставил себе целью начинать каждый текст с обязательного упоминания о том, где и когда кто из актеров родился, в середине - не забывать перечень фильмов, в конце, непременно, когда и где умер. Все, остальное - дело техники, т.е. скорости набора на клавиатуре. В данном случае как-то особенно стало заметно, что Васильеву банально не хватает времени для того, чтобы работать над книгами и стараться держать планку, так высоко поднятую прекрасной "Красотой в изгнании". Мне всегда казалось, что к читателю надо относиться с уважением. Не надо думать, что "сшитый" на скорую руку текст - это то, что нужно читателям, которые настолько информационно беспомощны, что не способны понять, когда текст действительно интересен, необычен и познавательно-индивидуален, а когда - "тяп-ляп, Википедия плюс Кинопоиск, не забыть слегка "американизировать" и, пожалуйста, "кушайте" на здоровье. Я никогда не жалею денег, которые трачу на книги. Книги А.Васильева, которого отношу к своим любимцам, до недавнего времени я не проверяла: фамилия автора на обложке была своеобразным знаком качества. Но "Русский Голливуд" стал чем-то вроде рубежа: позади осталось безграничное, непроверяемое, доверие. Впереди - пока еще, - наблюдение. Но, могу сказать абсолютно точно: если такая работа с текстом, как в "Русском Голливуде" продолжится в новых изданиях, я больше не буду покупать новые книги. Все самое лучшее есть в "Красоте в изгнании", "Русской моде" и других книгах, а читать убого составленные тексты и расстраиваться - нет, увольте, жалко нервы и время. Красота, конечно, требует жертв, но не таких.

Viktoria, 40

Тема "Русского Голливуда" интересовала автора более двух десятков лет, в книге собраны лучшие винтажные фотографии из частной коллекции автора. Можно увидеть почти забытые лица русских актеров и актрис немого и звукового кино Голливуда - Аллы Назимовой, Ольги Баклановой, Анны Стен, Лили Кедровой, Ивана Лебедева, Владимира Соколова и др. Содержание разбито на разделы "Актеры" и "Фильмы" (начиная с 1932 г., заканчивая 1965 г.). Цель книги по словам автора - заполнить пробел и восстановить, хотя бы отчасти, истинную роль российской эмиграции в мировой культуре XX века. Книга отпечатана в типографии Италии. Бумага офсетная.

Виноградова Анжелика, 23, Россия

dic.academic.ru