Грань будущего. Все, что тебе нужно, — это убивать. Книга грань


Книга Грань читать онлайн Дмитрий Янковский

Дмитрий Янковский. Грань

Чистилище - 6

 

Другие произведения, написанные российскими фантастами для межавторского цикла, являются их историями, Сергей Тармашев не является соавтором этих романов и не читает их. Создатель «Чистилища» дал литераторам полную свободу, разрешив войти в мир проекта, но сам он несет ответственность только за собственную книгу.

 

Без надежды

 

Хотя… Что значит нельзя? Можно, конечно… И, скорее всего, будь на то воля Кирилла, он предпочел бы марш-броску и драке занятия более интеллектуальные. Вот только не было на то его воли. Выбор всегда есть, это правда, но Кириллу в его двадцать пять лет все чаще приходилось принимать решения, исходя не из своих интересов. Когда смотришь в глаза матери, на которые вот-вот навернутся слезинки, невозможно думать о себе. В нынешней же ситуации, чтобы сделать ее жизнь хоть немного проще, чтобы добавить ей простых человеческих радостей, приходится бежать, и драться, и заниматься другими бесполезными, а то и вредными, с точки зрения, Кирилла вещами. Но иначе не получится. По крайней мере – пока.

Оставалось лишь собирать волю в кулак и пинками заталкивать вглубь собственное самолюбие, после чего стискивать зубы и делать то, что требуется. Просто делать, и все.

В лес уводила едва заметная тропа, но Кириллу уже хватало опыта, чтобы не выбирать легкие пути. Они хоть и проще, хоть и ведут, фигурально выражаясь, под гору, но зато и приводят чаще всего к краю пропасти. А трудные пути хоть и сложнее, зато ведут в гору. Иногда до самых вершин.

На тропе вероятность засады несравненно выше. Поэтому разведывательные группы по дорогам не ходят.

Конечно, за Кириллом уже наверняка следили из леса, и то, что он отвернул от тропы на запад, разумеется, тоже зафиксировали. Но все равно маневр имел смысл. Хотя бы в том плане, что противнику придется бросить насиженное в засаде место и перемещаться в направлении, избранном Кириллом. А это уже навязывание правил игры. Хотя бы в какой-то мере.

В лесу было душно. Прошедшие на неделе дожди так залили почву, что теперь из-под слоя многолетнего перегноя поднимались пары, густо пахнущие грибами. Но грязи почти не было, настолько густым оказался слой прелых листьев. И это хорошо. Потому что, если на подошвы кроссовок налипнут комья земли, ни бегать, ни драться толком уже не получится.

Углубившись в заросли берез и осин, среди которых ближе к болотцам попадались густые участки молодого ивняка, Кирилл стал забирать круче к западу, уходя все дальше от тропы и, скорее всего, вынуждая противника пуститься вдогонку. Хорошо. Пусть побегает.

Внезапно то, что Кирилл поначалу принял за кочку на краю ивняка, поднялось, словно в кошмарном сне, и оказалось человеком, облаченным в маскировочный костюм «гилли». Зрелище было то еще, словно древний дух леса выбрался из-под земли, чтобы покарать нерадивого представителя современной цивилизации.

К счастью, два года тренировок, по несколько часов подряд три раза в неделю, отучили Кирилла реагировать на подобные неожиданности как обыватель. Для него появление противника просто означало начало боя. Вот и все. Со всем вытекающим из этого набором рефлексов.

Прыжок, перекат, боль в спине от подвернувшегося сучка… Через миг Кирил уже ушел с линии возможной атаки, вскочил на корточки и рванул в сторону от противника. Тот подобного хода, судя по всему, не ожидал, бросился за Кириллом, но бегать в костюме «гилли» по лесу – то еще удовольствие: он тяжелый, особенно когда намок от росы, в нем душно, и он всячески стремится зацепиться за любой торчащий сук или ветку.

knijky.ru

Книга Грань будущего читать онлайн Хироси Сакурадзака

Хироси Сакурадзака. Грань будущего

 

Рядовой Кирия

 

Есть ты – и смертоносная сталь, с визгом проносящаяся мимо.

Низко и тягуче гремят далекие выстрелы, и этот пустой звук ты скорее чувствуешь, чем слышишь. Те пули, что пролетают мимо, издают высокий, чистый звон. От их воплей у тебя стучат зубы, и ты знаешь: их цель – именно ты. Они глубоко врезаются в землю, выплевывая пылевую завесу, и она долго висит в воздухе, ожидая следующего выстрела, который прорвет ее.

Тысячи пуль прожигают небо – куски металла не больше пальца, – и чтобы убить тебя, достаточно всего одной. Достаточно всего одной, чтобы твой лучший друг превратился в дымящийся кусок мяса.

Смерть приходит быстро, с одним ударом сердца. И ей все равно, кого забирать.

Солдаты, к которым смерть пришла мгновенно – до того, как они успели понять, что с ними случилось, – счастливчики. Большинство умирают долго, мучительно, с раздробленными костями, разорванными органами, орошая землю реками крови. Они ждут в одиночестве, лежа в грязи, пока Смерть подкрадется к ним со спины и выжмет из них ледяными руками последние капли жизни.

Если рай существует, то там холодно. Темно. И одиноко.

 

Я жму на спусковой крючок непослушными пальцами, трясущимися руками обрушивая на врага дождь из огненных пуль. Винтовка бьет в плечо с каждым выстрелом. Щелк, щелк, щелк. Этот ритм ровнее, чем биение сердца. Душа солдата не в его теле, а в его оружии. Ствол нагревается до такой степени, что начинает светиться, и жар превращает страх в ярость.

К черту командиров и эту жалкую пародию на прикрытие с воздуха!

К черту политиков и их планы, которые не стоят ровным счетом ничего, как только начинают свистеть пули!

К черту артиллерию, могли бы действовать активнее на левом фланге!

К черту того ублюдка, который дал себя убить!

И самое главное, к черту всех и вся, кто хочет убить меня! Ярость – это стальной кулак, который с размаху врежется во врага.

Все, что движется, – к черту!

Я должен их всех убить. Чтобы они больше не двигались.

 

Винтовка выплевывает по четыреста пятьдесят двадцатимиллиметровых в минуту, обойма быстро заканчивается. Но экономить патроны нет смысла. Не имеет значения, сколько их останется, когда ты умрешь. Пора перезаряжать.

– Перезаряжай!

Солдат, которому я кричал, был уже мертв. Моя команда повисла в воздухе, растворившись в бессмысленном шипении помех. Я снова спускаю курок.

Мой приятель Ёнабару погиб во время одного из первых ответных залпов – в него угодило копье. Прямое попадание. Силовой костюм, который мы прозвали Доспех, прорвало насквозь. Показался наконечник, перемазанный кровью, маслом и какими-то странными жидкостями. Доспех еще дергался секунд десять, словно исполняя Пляску Смерти, пока наконец не замер.

Звать медиков не было смысла. Прямо под грудью зияла дыра диаметром почти два сантиметра, копье прошило его насквозь. От трения по краям рана воспламенилась, тусклые оранжевые язычки заплясали вокруг входного отверстия. Все произошло в первую же минуту после приказа наступать.

Ёнабару был из тех, кто смотрит на других свысока, пытается командовать в совершенно пустяковых вопросах и норовит сказать, кто убийца в детективе, когда ты еще не прочел и первую главу. Но он не заслуживал смерти.

Мой взвод – сто сорок шесть человек из семнадцатой роты третьего батальона двенадцатого полка триста первой мотострелковой дивизии – был отправлен в качестве подкрепления на северный край острова Котоюси. Нас погрузили в вертолет и тайно высадили в тылу левого фланга противника. Наша задача заключалась в том, чтобы уничтожать бегущих врагов, ведь атака вдоль линии фронта неизбежно заставит их отступить.

Вот вам и «неизбежно».

Ёнабару погиб еще до того, как началось сражение.

knijky.ru

Читать онлайн книгу «Грань» бесплатно — Страница 1

Джек Дуглас Хорн

Грань

Посвящается Ричу, который привносит волшебство во все, к чему прикасается

J.D. Horn

The Line

Copyright © 2014 by J.D. Horn

Published in the United States by Amazon Publishing, 2014. This edition made possible under a license arrangement originating with Amazon Publishing, www.apub.com the Crown Publishing Group, a division of Random House LLC and with Synopsis Literary Agency. Published in association with Yates & Yates, LLP, attorneys and counselors, Orange, CA, www.yates2.com

Художественное оформление Светланы Прохоровой

Иллюстрация на переплете Роксоланы Ткач

Глава 1

– Ладно, ребята, если вы все собрались на вечерний «Шутовской тур»[1] по нашему городу, то пришли туда, куда надо, – сказала я, оглядывая группу мужчин, которые плелись к статуе «Машущей девушки»[2].

Их было четверо. Все – средних лет. В общем, типичные сотрудники крупных фирм, достаточно молодые, чтобы еще не успеть обмякнуть окончательно от сидячей работы, но уже изрядно потрепанные. Похоже, слишком быстрая прогулка по Саванне в жару окажется для них несколько рискованной затеей.

– Плохая новость заключается лишь в том, что нынче жарко, – заметила я, скидывая с плеч рюкзачок и доставая из него пластиковые кружки «Шутовского тура».

Я начала раздачу сувениров, и у меня между лопаток потекла струйка пота. Если кто-то всерьез верит, что леди не потеют, он просто никогда не бывал летом в Джорджии.

– Но есть и кое-что хорошее. В историческом центре Саванны можно абсолютно законно распивать алкогольные напитки прямо на улице, конечно, если ты совершеннолетний.

Я сделала многозначительную паузу и вручила кружку самому старшему экскурсанту – мужчине с седеющими волосами.

– Полагаю, вам уже исполнился двадцать один год? – с улыбкой спросила я и подмигнула.

– Вдвое больше, как минимум, – ответил его приятель и рассмеялся.

Я отдала ему вторую кружку и достала из рюкзака большой термос, в котором плескался джин с тоником.

– Прошу прощения, но наверняка кубики льда растаяли, да и джин разбавили. Ничего, скоро мы дойдем до Ривер-стрит, и вы сами выберете что пожелаете из множества зол… я вам обещаю.

Я огляделась по сторонам, убеждаясь, что вокруг все спокойно, и открутила крышку термоса. До моего двадцать первого дня рождения оставалось еще недели две, лицензии на розлив горячительных напитков я не имела. Раньше у меня проблем не возникало, но не хотелось испытывать судьбу, нарушив закон прямо на глазах у полицейского. Закончив возиться с кружками, я завернула крышку на пустом термосе и закинула рюкзачок себе за спину. Моя блузка туго натянулась на груди, и мужчинам явно понравилось это зрелище. Пусть таращатся, сколько хотят, только бы не трогали. Пять-четыре-три-два-один, сосчитала я мысленно. Хватит. Помахала пальцем на уровне глаз, чтобы экскурсанты переключились на более важные вещи.

– Очень рада с вами познакомиться. Меня зовут Мерси Тейлор, я местная – из Саванны. Вас, чудесные и выдающиеся джентльмены, я повожу по нашим улицам и поделюсь с вами самыми возмутительными и лживыми небылицами о людях, которые когда-либо жили в Саванне. Разумеется, вы меня спросите, зачем сочинять россказни про мой любимый город, если о нем можно сообщить чистую правду? Ведь вы уже сгораете от любопытства, да?

Я поглядела на самого пухлого из экскурсантов и прищурилась.

– Давайте, спрашивайте!

Мужчина усмехнулся.

– Зачем тебе морочить нам голову?

– Будьте терпеливы. Во-первых, я расскажу вам, если можно так выразиться, большую часть «правды»… – медленно протянула я, чтобы подчеркнуть иронию, звучащую в моем голосе.

Я кивнула и продолжила:

– …однако правда насчет Саванны обросла такими преувеличениями, что люди, о которых идет речь, сами себя бы не узнали, клянусь! Если честно, к тому моменту, когда мне исполнилось двенадцать, мне до смерти надоело слушать скучные бессмысленные байки. Однажды я пожаловалась на это Оливеру, моему любимому дядюшке. Как сейчас помню, лето было в самом разгаре, и солнце палило немилосердно. Дядя Оливер налил себе полную кружку, почти такую же, как те, что у вас в руках, и предложил мне поводить его по городу. И давал мне по доллару за каждую вычурную небылицу, которую я на ходу сочиняла.

Замолчав, я серьезно посмотрела на мужчин и добавила:

– Когда придет время дать чаевые гиду, не забудьте, что Оливер мне родня, а мои потребности сильно выросли с тех пор, как мне исполнилось двенадцать.

Экскурсанты расхохотались, а я просияла.

– Но в действительности я это делаю потому, что моя тетушка Айрис состоит в историческом обществе Саванны. Тетю Айрис жутко злит, когда она слышит, что мои россказни повторяют, будто псалмы. Возьмем, к примеру, мою историю насчет этой юной леди.

Я показала на статую Флоренс Мартус.

– Флоренс известна, как «Машущая девушка» из нашей Саванны. Любой местный вам сообщит, что в юности Флоренс влюбилась в моряка, который ушел в плавание, пообещав к ней вернуться. И ежедневно – с тысяча восемьсот восемьдесят седьмого по тысяча девятьсот тридцать первый год – бедняжка ждала своего суженого. Флоренс сидела на берегу, встречая каждый корабль, заходящий в гавань, в надежде, что на его борту окажется мужчина ее мечты. Трагическая история обманутой невинности, верно?

– Ага, – подал голос один из мужчин приятной наружности, в очках и с редеющими волосами.

– Вы шутите! – фыркнула я. – Вы хотите, чтобы я поверила душещипательной мелодраме? Неужто девица будет сорок четыре года подряд стоять на берегу и махать кораблям лишь потому, что она мужика ждет?

Я закатила глаза, а мужчины рассмеялись.

– Но что же делала наша Флоренс? Я глубоко задумалась над этим и пришла к интересному выводу. Флоренс Мартус, или «Машущая девушка», участвовала в контрабанде товаров, а ее якобы отчаянные жесты были ловким способом передавать сигналы контрабандистам. Флоренс использовала кодовую систему, надевала передники разных цветов и махала то пять раз, то десять. Сложная и хитроумная методика! Вдобавок Флоренс наловчилась передавать своим подельникам всю нужную информацию: когда и куда причалить, кому доставить товар и так далее. Эта умница была сердцевиной величайшего в мире и самого долговременного заговора контрабандистов, ввозивших все, вплоть до рабов и опиума! Кстати, во времена «сухого закона» половина рома в южных штатах прошла через порт благодаря Флоренс. Разбитое сердце? Возможно. Солидный счет в банке – как пить дать.

Я показала на стоящую возле Флоренс статую собаки.

– Бьюсь о заклад, дома ее колли щеголял в ошейнике с бриллиантами. А теперь все дружно скажем «адьё» мисс Флоренс и прогуляемся по Ривер-стрит. Я познакомлю вас с самыми смертоносными холодными коктейлями, каких вы никогда в жизни не пробовали.

Я развернулась и направилась в сторону Ривер-стрит. Старые склады и фабрики по переработке хлопка давно снесли: теперь тут царили бары и рестораны для туристов, составляющих оплот нынешней экономики города.

– Аккуратнее с булыжниками, – предупредила я, когда мы приблизились к старинной мостовой. – Они стали причиной не одной трагической смерти, и не только тогда, когда о них спотыкались. В прошлом, когда южане часто устраивали дуэли, бедняки из Саванны, те, у кого не было денег на револьвер, выковыривали камни в качестве оружия. Многие споры заканчивались метким броском, между прочим, некоторые даже применяли пращу.

Завсегдатаи Ривер-стрит – владельцы магазинов, бездомные, официанты – приветствовали меня, окликая по имени. Я не солгала, когда сказала парням, что я местная. Мои предки обосновались в Саванне вскоре после окончания Гражданской войны. Мы стали некоей красной нитью в ткани города, пусть нас и нельзя было причислить к отцам-основателям Саванны.

Я подвела туристов к бару, где подавали ледяные коктейли, и принялась ждать снаружи, мысленно выстраивая дальнейший маршрут и перебирая стандартный набор россказней. Пройдем по городу против часовой стрелки с остановкой на Фэкторс-уок, где я продемонстрирую своим подопечным кованые перила на особняке Веттера. Поделюсь с ними своей жестокой теорией насчет того, что пропавшее из гробницы тело родственницы Альберты Веттер, миссис Хейг, подали к семейному застолью на Рождество. Упомяну, что приготовил блюдо их кухонный раб, с которым миссис Хейг плохо обходилась. Потом проведу компанию по Булл-стрит: это не только самая старая улица в Джорджии, но и превосходное место для «Шутовского тура». Одно название – «Улица быков» – чего стоит! Затем мы отдохнем у особнячка Джульет Гордон Лоу. Конечно, я поведаю им байку о том, как ЦРУ использовало печенье, начиненное ЛСД, для своих ужасных экспериментов. Агенты давали выпечку герлскаутам, чтобы провести широкомасштабное исследование воздействия ЛСД на человека. И ничего удивительного, что тогда случился всплеск случаев наблюдения НЛО!

По дороге поделюсь с ними парой городских легенд, чтобы парни не отвлекались, а там и до кладбища Колониал Парк будет недалеко. Тогда я и сообщу, почему семья Нобль Джонс поменяла фамилию на Де Рен. В принципе, моя сказочка не особенно укладывается в исторические реалии…. но объявить Рене де Лодоньера нашим Страшилой Рэдли[3] и прародителем выжившей ветви семьи Джонс будет просто замечательно. Запретная любовь, двое убитых детей, сфабрикованные обвинения. Люди любят невероятные истории, хотя я сама через фразу повторяю, что беззастенчиво вру. Упомянутая небылица мою тетушку Айрис едва до удара не довела, поэтому я стараюсь ее всего пару раз в году рассказывать. Выберу несколько надгробных камней у задней стены на Колониал, выпалю нечто сногсшибательное, а потом оставлю клиентов в «Пиратском доме». Пусть они хорошенько поужинают или выпьют – по своему желанию.

Улыбнувшись самой ослепительной улыбкой, я ласково смотрела на своих подопечных, которые спускались с барного крыльца.

– Еще одному место найдется? – раздался грубый голос позади меня.

Я обернулась. Передо мной был Такер Перри, адвокат и делец по недвижимости. Средних лет, со светлыми локонами, безупречно уложенными так, чтобы они выглядели нарочито небрежно, и с бездушным взглядом светло-голубых глаз. С загорелой кожей игрока в гольф и небрежным лицемерием человека, привыкшего думать, что он находится на вершине пищевой цепочки.

– Я давно хочу с тобой прогуляться, но возможности не представлялось.

– Мы уже начали экскурсию, может, в другой раз? – ответила я с непроницаемым видом, надеясь на то, что смогу скрыть отвращение к этому типу.

– Ладно тебе, Мерси, – произнес он, слегка скривившись. Должно быть, считал такое выражение своей физиономии соблазнительным. – Позволь мне пройтись вместе со всеми вами, обещаю, проблем не будет.

Экскурсанты подвинулись поближе ко мне и явно занервничали. Я не сдавалась, и Такер счел это вызовом.

– Мерси вам еще ничего страшного не рассказывала? – осведомился он. – Я не о призраках. Думаю, вы уже в курсе, что наша Мерси – ведьма? Она и ее родные – они все такие!

Похоже, местные давно смирились с тем фактом, что мы – ведьмы, хотя они и не понимали толком, что данный термин означает. А у нас, Тейлоров, хватало денег, чтобы вращаться в высшем обществе, но принимали нас в подобных кругах весьма осторожно. Если честно, народ старался держаться от нас на безопасном расстоянии, но проявлял вежливость. Как будто мы были ядерными реакторами, не иначе! Всем известно, что они полезны, но люди предпочитают не задумываться о тонкостях применения реакторов на практике. Тейлоры всегда могли похвастаться переизбытком силы, однако мне ее почему-то не досталось. В итоге я стала первой совершенно бездарной девушкой в старинном роду ведьм, которому насчитывается как минимум шесть столетий. Никто, кроме мужа тетушки Айрис, не говорил мне это в лицо, но родные считали отсутствие колдовских способностей врожденным пороком на уровне дебильности. А может, я преувеличиваю, и они полагали, что моя «нормальность» – банальный недостаток, вроде моих волос, рыжих, словно цветок имбиря. Не идеал, но и стыдиться нечего.

– Мистер Перри, уверяю вас, будь у меня волшебная сила, я бы ее использовала должным образом, и вы бы сразу сквозь землю провалились, – заявила я.

Мои подопечные вновь расхохотались.

Перри определенно не нравилось, когда ему отказывают, а еще меньше ему нравилось, когда над ним потешаются.

– Что ты, Мерси! Не стесняйся. – Он повернулся к мужчинам: – Поверьте, я часто беседовал с ее тетей Эллен… в ее спальне, и разговоры у нас были весьма забавные.

– Думаю, нам следует продолжить тур, – сказала я, делая вид, что не заметила мерзкого намека. – В другой раз, мистер Перри.

– Заранее спасибо, мисс Тейлор, – процедил он, протягивая длинные пальцы к моему плечу.

Я отшатнулась, а бравые туристы встали стеной, отгораживая меня от Перри. Из-за их плеч я увидела, как Перри вскинул руки, признавая поражение. На его губах зазмеилась гадкая улыбка. Развернувшись, он пошел по Ривер-стрит в южном направлении, но неожиданно обернулся и рявкнул:

– Мерси, напомни Эллен, что я вечером за ней заеду по дороге в «Тилландсию»! Когда тебе и Мэйзи исполнится двадцать один, вас тоже будут там ждать. Я с удовольствием стану твоим поручителем. В конце концов, именно твоя мама меня туда привела.

От упоминания Такера про маму у меня свело живот. Мало того что у моей тети с ним отношения! Значит, и моя мама с ним близко общалась. Не может быть! От этой мысли мое лицо приняло страдальческое выражение, и экскурсанты это, конечно, заметили.

– Ты в порядке? – спросил рослый мужчина.

Наверное, у него есть дочь моего возраста, подумала я.

– Нам надо его приструнить, чтобы он тебя не беспокоил?

– Нет, я справлюсь, – сказала я и правдоподобно усмехнулась. Что-то я слишком привыкла врать, пронеслось у меня в голове. – Сейчас вы имели возможность погрузиться в настоящую атмосферу нашей колоритной Саванны.

– А что это за «Тилландсия», про которую он говорил? – поинтересовался полноватый экскурсант.

Клуб «Тилландсия» был «динозавром», пережитком той поры, когда великосветское общество Саванны состояло сплошь из магнатов металлургии и бывших боссов железнодорожного бизнеса. Были там и сенаторы, и конгрессмены, и губернаторы. Банкиры, судьи и прочие высокопоставленные воры. Демократизация общества его не коснулась. Даже в наши дни попасть в «Тилландсию» можно было, только получив поручительство от влиятельного члена клуба. В стенах клуба всегда хорошо проводили время, причем ни единого плохого слова никогда не просачивалось наружу и репутация завсегдатаев оказывалась незапятнанной. В «Тилландсии» мало-помалу тратились средства моей семьи, а поскольку Эллен могла перепить мужика вдвое больше себя размером, клуб ей вполне подходил.

– Тилландсия – растение, у нас его испанским мхом называют, – буркнула я, кивая на деревья невдалеке от Ривер-стрит. – А еще – название клуба садоводов, который посещает моя тетя.

Я солгала минимум насчет клуба, если не насчет растения, понимая, что это успешно отвлечет моих подопечных.

– Вперед и вверх, джентльмены!

Нам предстояло преодолеть очередную полосу препятствий: сперва нас ждал участок из крупных булыжников, а затем лестница с шаткими ступенями. Я уповала, что мои подопечные не захмелеют раньше, чем нужно, и потащила их за собой. Сперва я повела их к парку между Бэй-стрит и старым зданием Хлопковой Биржи, выкидывая из головы мысли насчет Такера Перри и купаясь в золотом свете, проникающем сквозь кроны. Пусть Саванна поглотит меня! Мимо пропыхтели экскурсанты «Тура призраков». Доморощенный гид приветствовал меня взмахом руки, продолжая рассказывать о винокурне «Мун Ривер» и привидениях, которые толклись на верхних этажах здания. Кстати, все мои паранорамальные легенды являлись, без сомнения, выдумкой, такой, которую без труда можно сделать смешной, но не страшной. В конце концов, я ведь веду «Шутовской тур».

Истина заключалась в том, что магия всегда жила в Саванне. Это было настоящее колдовство, помимо того, чем здесь занимались Тейлоры. Иногда я предполагала, что мои предки решили обуздать эту дикую энергию или даже овладеть ею. Саванна обладала силой удерживать людей долгое время после их последнего вздоха, той даты, которую высекают на надгробном камне. Не надо быть ведьмой или просто сенситивным человеком, чтобы заметить духов Саванны. Достаточно просто приглядеться.

Я вела экскурсию как по маслу. Мои спутники наслаждались возможностью побыть на улице вечером, ненадолго освободиться от груза рабочих и семейных забот, довести содержание алкоголя в крови до высокого, но законного уровня. Я без умолку травила анекдоты, и мы почти добрались до Дрейтон-стрит.

– А кладбище, куда мы направляемся, не то место, про которое снимали «Полночь в саду добра и зла»? – вдруг спросил один из клиентов.

– Нет, та история про Бонавентура, – ответила я, мгновенно отметая непрошеную мысль о том, что на Бонавентура похоронена моя мама.

Жизнь и смерть, смерть в жизни. В Саванне они не просто шли рука об руку, они буквально срастались в симбиозе. Ведьмы, даже могущественные, такие, какой была моя мать, тоже смертны. Человеческое существование – хрупкая вещь и может оборваться в любой момент.

Бонавентура – действующее кладбище. А на Колониал никого не хоронили с пятидесятых годов девятнадцатого века. Родные и близкие тех, кто там лежит, сами давно упокоились.

Я с трудом улыбнулась, принялась рассказывать про Рене де Лодоньера, и мы добрели до арки с орлом и эмблемой «Дочерей американской революции» как раз в ту минуту, когда я описывала запретную любовь пирата и красотки из Саванны. До захода солнца был целый час, но смотрители Колониал строго придерживались своего собственного распорядка.

– Скоро ворота закроют, поторапливайтесь, идем прямиком к дальней стене, – сказала я и повела их по тропинке. Продолжая болтать, я поняла, что мужчины отстали, отвлекшись на перепалку, разыгравшуюся прямо посреди кладбища.

Крепкая пожилая женщина с кофейной кожей направлялась к воротам, петляя между памятниками и надгробными плитами. Я сразу же узнала ее – Мать Хило практиковала худу, родившийся в Саванне эквивалент орлеанского вуду. Главным различием было то, что на определенном этапе в худу отказались от африканских божеств и занимались симпатической магией, в основе которой лежало влечение подобного к подобному. Термин «симпатическая» всегда казался мне чересчур мягким и теплым в отношении магии, которую чаще всего использовали, чтобы приворожить верных супругов к другому или умертвить врага. Со временем худу обрело совершенно отчетливый привкус протестантизма и в итоге получило название «магия корней», явно указывая на то, что его сила коренится в самой Библии. Тех, кто практиковал худу, по крайней мере успешно, прозвали «корневыми лекарями».

Хило была бесспорной королевой лекарей Саванны: из-под широкополой желтой шляпы сверкали ее жестокие и корыстные глаза. Она несла в руке складной стул, а точнее, трон, с которого и правила своей империей. Только дурак или пришлый, не знакомый с реалиями Саванны, не увидел бы в Хило могучего тирана.

Следом за Хило бежала молодая женщина, пытаясь обогнать ее. Когда ей это наконец удалось, она рухнула на колени.

– Мать! Я тебя умоляю! Я хочу все отменить! – застонала она, пытаясь поймать пожилую Хило за лодыжки.

Даже в закатном свете у меня зарябило в глазах от цветов одежды Хило. Огромная бледно-желтая шляпа, кричаще-лиловое платье, которое прежде, наверное, было ей впору, а теперь болталось поверх торчащих костей. И ярко-зеленый складной садовый стул, который она несла и на который опиралась, как на палку. Маленький красный термос она сжимала в другой руке. Я поежилась при мысли о его содержимом.

– Что тут происходит, как думаешь? – поинтересовался один из моих экскурсантов.

– Нечто такое, что нам лучше стороной обойти, – ответила я.

Хило дернула ногой, уворачиваясь от женщины, и замахнулась на нее стулом.

– Хило тебе говорила – уже поздно отменять.

– Но я ошиблась! – воскликнула женщина, заливаясь слезами. – Он мне никогда не изменял!

– Это все между тобой и твоим мужчиной, – свистящим шепотом проговорила Хило, не останавливаясь.

– Но, Мать, он же умрет! – с горечью крикнула женщина.

Самый рослый из моих подопечных ощутил инстинкт защитника и загородил меня от безобразной сцены. Бог свидетель, выросши в Саванне, я видела гораздо более худшие ссоры. И поэтому я осторожно выглянула из-за плеча мужчины.

– Умрет, правильно, – ледяным голосом подтвердила Хило. – За то ты Хило и заплатила.

Она выпрямилась и несколько раз кашлянула, а потом наклонилась и сплюнула.

– Но я ошибалась! Прости! – вскричала молодая женщина и уткнулась лицом в землю, рыдая.

– Нет в том вины Хило. Если захочешь, чтобы Хило помогла найти тебе нового, приходи. Она тебе поможет, но с твоим прежним – нет, он как мертвый. Быстрее поймешь – лучше будет.

Хило шла дальше как ни в чем не бывало и миновала арку с орлом. Мы молча глядели на происходящее.

– Вот уж совсем необычно, – тихо сказал наш рослый спутник. – Эта «мать» устраивает убийства за плату?

– Мне показалось или здесь рядом есть отдел полиции? Следует ли нам сообщить о происшествии офицерам? – спросил пухлый. На его лысой голове выступили капли пота.

– Не будем зря терять время, – заметила я. – Полиции прекрасно известно, чем она занимается.

– И они ничего не делают?

– Если честно, копы тут бессильны. Мать Хило, знаете ли, не киллер. Она занимается колдовством.

– Ведьма? – усмехнулся рослый.

Плачущая молодая женщина поднялась с колен и побрела к воротам, шатаясь, словно пьяная.

– Она точно не ведьма, – заявила я. – Но это достаточно близкое к истине определение, однако не очень точное. Она творит заклинания для мести, для денег, для любви…

Внезапно мне пришла в голову идея, которая меня совсем не обрадовала. Такая, которая может привести меня на опасную дорожку.

– Она ведьма для доверчивых, таких, как эта бедняжка, – произнес другой мужчина, до сих пор молчавший.

На пару секунд вся компания застыла как вкопанная.

– А, я понял! – выпалил пухлый и фыркнул. – Ты опять врешь и сочиняешь, да?

Я рассмеялась вместе с ним.

– Вы меня уличили, – солгала я. – Я ни малейшего понятия не имею, что здесь случилось.

Внезапно колокола начали отбивать очередной час на колокольне собора Иоанна Крестителя. Восемь вечера, – в любой момент могут появиться городские служащие и закрыть ворота кладбища на ночь.

– Нам пора, – сказала я, направляясь к выходу. – Познакомлю вас с призраком Билли Бонса.

Глава 2

– Мерси! – зазвучал шепот Сэма, скрипучий, будто треск цикады. Даже в темноте и с такого расстояния я узнала старика. Свет луны оттенял его седые волосы и подчеркивал хромоту. Он быстро ковылял ко мне.

– Мерси, тебе не стоит сюда приходить. Даже днем, а ночью тем более, – прохрипел он, дойдя до меня.

– Все нормально, Сэм… – попыталась возразить я, но он меня не слушал.

– Нет, Мерси. Здесь есть мужчины… и даже женщины, которые изнасилуют и убьют тебя просто ради забавы.

– Сэм, я всего в паре миль от дома, – объяснила я.

– И в другом мире. Норманди-стрит – не та Саванна, которой ты принадлежишь. Поверь мне.

Он протянул морщинистую руку, пытаясь коснуться моего плеча.

– Ты, конечно, думаешь, что находишься в безопасности – как ни крути, а ты из Тейлоров, – но, Мерси, здешние не лучше животных. Могут решить, что помучить тебя – отличный способ поразвлечься.

Он помолчал.

– Позволь мне проводить тебя домой. Я тебя знал еще крохой. Стоящего перед тобой старика мигом убьет то, если он будет думать, что с тобой случилось нечто по его недосмотру.

Я пожалела его и не стала говорить, что он давно мертв и его тело отдали в медицинский колледж три месяца назад. Сэм стал еще одним из множества духов, запутавшихся в паутине Саванны.

– Я здесь по делу, Сэм, – произнесла я, спокойно двигаясь сквозь его призрачную плоть. От запаха пота и перегара у меня заслезились глаза. Даже умершего бездомного Сэма лучше было обходить с наветренной стороны.

– И что у тебя за дело? – упорствовал он. – Кого именно ты хочешь найти тут среди ночи?

– Я хочу встретиться с Матерью Хило, – ответила я.

Глаза на его исхудалом лице расширились, рот раскрылся, обнажив десны, из которых торчали оставшиеся зубы.

– Девочка, тебе не надо никаких дел иметь с Хило. Тетушка Джинни шкуру с тебя спустит заживо, если узнает, что ты собираешься поговорить с заклинательницей.

Моя двоюродная бабушка Джинни Тейлор, истинное средоточие силы нашей семьи во многих смыслах, была невыносимым тираном до кончиков ногтей.

– Именно Джинни меня и послала, – солгала я Сэму, внутренне ругая себя. Если бы я этого не сделала, он мог решить, что надо известить Джинни. Нет, я не собиралась рисковать! Если Джинни кого и презирала более меня, так это Хило. И неужто Сэм ради моего блага, так, как он его понимает, отправится к Джинни?

– Ты не врешь? – спросил Сэм, прищурившись.

Я кивнула, и он тяжело вздохнул. Удивительно, что призрак может так сильно переживать.

– Твоя тетушка Джинни должна понимать. Мир изменился. Когда я молодой был, ваших уважали. Все соображали, что вас нельзя и пальцем тронуть. А нынешняя молодежь – не та… они никого не уважают и мало кого боятся.

– Они боятся Хило, – заметила я.

– А Хило говорит с ними на их языке. Уличный бандит перешел дорогу Хило, и он труп, если не хуже. Если честно, вы давненько не давали им повода испугаться. Все считают, что ваша семья стала беззубой.

– Вскоре они будут считать иначе, – ответила я, блефуя. – Именно поэтому Джинни и послала меня тайком посовещаться с Хило.

Я сделала паузу.

– Она разозлится, если до ее ушей долетит наш с тобой разговор, – добавила я.

– Ты мне клянешься, что Джинни знает, что ты здесь? Клянешься, что ты под ее защитой?

– Клянусь.

– Тогда иди, но будь осторожна, – в который раз предупредил меня Сэм.

Он развернулся и поплелся обратно. Я смотрела, как он брел через пустое поле, совершенно беззвучно ступая по земле, а потом растворился, очутившись в тени фонаря на Рэндольф-стрит. Я положила велосипед в высокую траву, надеясь, что его никто не заметит и не стащит. Я находилась в начале Норманди-стрит, которая в последнее время почти ничем не напоминала улицу. С обеих сторон ее сжимали заросли колючего кустарника, и лишь в одном месте она расширялась – там, где пересекала железнодорожный путь.

Сэм не зря пытался меня отговорить. Ни для кого в Саванне не являлось секретом, что к северу от кладбища и к западу от поля для гольфа разбили свой «лагерь» бездомные и попрошайки. Но мой маршрут пролегал по другому пути. Норманди-стрит пересекал узенький переулок, название которого все горожане наверняка напрочь позабыли. Хило заключала сделки на кладбище Колониал Парк, но ритуалы свои она творила именно здесь, на перекрестке.

Сделав глубокий вдох, я пошла через густые заросли, образовывавшие проход между баптистской церковью и пустошью. У меня тотчас сложилось впечатление, что каждое растеньице намеревалось вцепиться мне в лодыжки, умоляя вернуться домой. Если так, то я проигнорировала бессловесные мольбы, двигаясь дальше. Споткнулась о пивную бутылку, подумала, не включить ли фонарик, который я сунула в рюкзачок. Но решила, что лунный свет поможет мне ориентироваться в темноте, да и другие меня тоже вовремя не заметят.

Сказать по правде, это было подходящее место для тех, кому уже нечего терять. Подумав о том, чего я сама могу лишиться, я замедлила шаг и навострила уши. Я ожидала увидеть Мать Хило, но скорее я почувствовала чье-то присутствие. Кто-то двигался рядом со мной, останавливаясь каждый раз, когда я замирала и прислушивалась к дуновению ветерка. В воздухе витало странное ощущение чего-то разумного и хищного одновременно. Внезапно из темноты вылетела пивная бутылка и разбилась у моих ног вдребезги. Потребовалась вся моя сила воли, чтобы не завопить, как маленькая, и не броситься наутек.

1 2 3 4 5

www.litlib.net

Книга "Грань (СИ)" из серии Грань 1

 
 

Грань (СИ)

Грань (СИ) Автор: Клэр Обри Ван Жанр: Боевики, Любовно-фантастические романы Серия: Грань #1 Язык: русский Добавил: Admin 16 Янв 15 Проверил: Admin 16 Янв 15 Формат:  FB2 (301 Kb)  RTF (282 Kb)  TXT (263 Kb)  HTML (296 Kb)  EPUB (362 Kb)  MOBI (1232 Kb) Скачать бесплатно книгу Грань (СИ) Читать онлайн книгу Грань (СИ)

Рейтинг: 0.0/5 (Всего голосов: 0)

Аннотация

200 лет назад была ядерная война, которая поглотила весь мир. Выжило около двух миллионов людей. Они перебрались на единственный континент пригодный для жизни.    И среди них я. Остальные материки заселены монстрами. Мы называем их Болезнями. Они мутировали и теперь охотятся на нас, чтобы съесть и воссоздать себе подобных. Единственное, что защищает наш континент - Грань. Высокая стена, построенная из железа и камня, охраняемая Стражами - нашими защитниками, нашей полицией. Но я считаю, что мы взаперти. Единственные выжившие люди на Земле медленно умирают. У нас рано или поздно закончиться вода, еда и газ. Болезни все больше проникают внутрь континента. Грань им больше не помеха. Но наш Совет слеп. Они даже в этом бедном мире, находят, где поживиться и украсть деньги. Близиться наш конец, и я боюсь. Но я все еще верю, что возможно остальные земли, могут стать нашим новым домом. Я расскажу свою собственную историю

Объявления

Где купить?

Нравится книга? Поделись с друзьями!

Другие книги серии "Грань"

Похожие книги

Комментарии к книге "Грань (СИ)"

Комментарий не найдено
Чтобы оставить комментарий или поставить оценку книге Вам нужно зайти на сайт или зарегистрироваться
 

www.rulit.me

Книга Грань, глава Грань, страница 1 читать онлайн

Грань

Грань очень странное место. Здесь все обретает смысл и так же внезапно его теряет. Мы называем грань жизнью, хотя это определение неверно по самой своей сути. Жизни не существует. Есть лишь тонкая нить, лучик света над бездной, по которому мы должны добраться в далекое, известное лишь Творцу место, дойти до которого почти невозможно. Грань отнимает у нас многое и почти ничего не дает взамен. Идти по ней и сложно и легко одновременно… Сложно, потому что ноги изранены в кровь на остром как лезвие луче, легко потому что надежда на светлое будущее не позволяет чувствовать боли… грань очень странное место.

Я, как и многие до меня, иду по грани, медленно истекая кровью, наблюдая за тем, что происходит вокруг, и каждый раз удивляюсь, как такой тонкий, призрачный, невесомый лучик удерживает на себе столько людей. Лишь со временем начинаешь замечать, что под ногами некоторых путь делается плотнее и шире, а для других остается лишь тонкая ниточка среди безмолвия бездны. От чего зависит такая перемена… не знаю… Не хочу знать! Боюсь, слишком сильной болью может аукнуться в сердце истина.

Грань сложна… пожалуй, нет ничего сложнее ее. Но в то же время, она проста ибо путь по ней лишь один – всегда только вперед. Многие оглядываются назад, на прошлые препятствия, и перестают видеть под ногами тонкий лучик, по которому следует иди. Спотыкаются… падают.

Есть и такие, что рвутся вперед, бегут, спешат, но в итоге всегда оступаются и летят в черную бездну. Другие наоборот боятся сделать шаг, идут медленно, осторожно…. Но от медленного движения грань дрожит, как канат под ногами циркача…. срываются, безмолвно падают в пустоту. Утратившие любовь снова и снова ищут ее в каждом встречном взгляде, ошибаясь снова и снова, ибо вернуть любовь невозможно, утратив однажды, это закон грани.

Утратившие веру ищут ее в холодных небесах, но сложно найти ответы там, где их никогда не было. Утратившие надежду теряют вместе с ней и обезболивающее. Такие люди ощущают бесконечную обреченность, всю муку бытия, а потому часто сами прыгают в пропасть, лишь бы избавиться от нее.

Здесь можно увидеть разных людей…

Есть например такие, которые не могут пройти мимо висящего на краю, уже почти готового сорваться путника. Обязательно помогут, подадут руку, вытащат, подтолкнут вперед. Благородство… прекрасное, но все же опасное качество… Как много таких людей сорвалось вниз, в попытке вытащить очередную жертву на тонкий острый лучик…. Как много таких храбрецов погибло, жертвуя собой ради одним им известных целей, спасая всех подряд, срываясь в пропасть вслед за ними, так и не дойдя до желаемого конца пути, не познав того, что ждет нас там, где заканчивается грань…

Но сильнее всего меня всегда привлекали другие люди… те самые, отличающиеся от остальной толпы… Их можно заметить лишь внимательно присмотревшись. Но если заметишь - на душе становится тепло и хочется во что бы то не стало продолжать путь! Это люди, которые идут взявшись за руки. Самый правильный способ преодолеть грань! Когда один оступается, другой поддерживает его, в этом и заключается весь смысл пути под названием жизнь. Только так можно без потерь идти долгие годы по грани бытия. Глядя на таких людей, проходящих мимо, я знаю точно – они дойдут! Только они способны осилить долгий путь по тонкому как лезвие лучу, который мы безнадежно называем жизнью… И вслед им, светлым, свободным, оглядываются все остальные – благородные, эгоисты, утратившие надежду, потерявшие веру или любовь, все мы смотрим им вслед и продолжаем путь, вместо того, чтобы сдаться и отдаться объятиям черной, ледяной пропасти…

litnet.com

Книга "Грань будущего. Все, что тебе нужно, — это убивать"

Грань будущего. Все, что тебе нужно, — это убиватьДобавить
  • Читаю
  • Хочу прочитать
  • Прочитал

Оцените книгу

1 планируeт прочитать

Скачать книгу

1169 скачиваний

О книге "Грань будущего. Все, что тебе нужно, — это убивать"

Инопланетные монстры, которых земляне прозвали мимиками, безжалостно оккупируют планету — разрушают крупные города, губят миллионы человеческих жизней. Армии всех стран объединили силы, чтобы вступить в решающую схватку с бесчисленными полчищами агрессоров. Новобранца Кэйдзи Кирию, неподготовленного и плохо снаряженного, как и многих его товарищей, бросили в самую гущу боя, фактически обрекая на смерть. Однако, погибая, Кэйдзи забирает и жизнь пришельца. И случается невероятное — Кирия вновь оказывается накануне того адского дня и, замкнув временную петлю, вынужден теперь сражаться и умирать, раз за разом отправляясь в тот самый бой. Но с каждым возвращением Кэйдж становится более жестоким, более умелым, сражаясь бок о бок с прославленным бойцом спецназа Ритой Вратаски, уничтожившей больше врагов, чем кто-либо другой на Земле. И каждое повторяющееся сражение приближает их к разгадке того, как одолеть инопланетных захватчиков и вырваться из временного плена. Что ждет их с таинственной союзницей — спасение или окончательная смерть?

По роману снят фантастический боевик с Томом Крузом и Эмили Блант в главных ролях.

На нашем сайте вы можете скачать книгу "Грань будущего. Все, что тебе нужно, — это убивать" Сакурадзака Хироcи бесплатно и без регистрации в формате epub, rtf, txt, читать книгу онлайн или купить книгу в интернет-магазине.

Мнение читателей

Любопытно, что экранизация в сюжетном отношении является более завершенной

5/5Natali*

Начать с того, что в фильме мне не понравилась концовка

3/5Driana

В послесловии Хироши Сакурадзака говорит, что с детства обожает видеоигры всех цветов и размеров, и это чувствуется во время чтения - у него ведь и вышла именно что скорее отличная игра, чем книга

3/5bookeanarium

Фильм мне очень понравился, а книга могла пролить свет на кое-какие неясности, больше рассказать о том, откуда взялись эти самые пришельцы-мимики

3/5geffy

Мне кажется, я из этой книги узнала о самураях больше, чем из всех когда-либо прочитанных, фильмов просмотренных и экскурсий посещенных.P.S

4/5Jedaevich

Всем выполнить упражнение ноги-в-руки и книгу-в-зубы и читать

5/5GreenHedgehog

На самом деле один из двух главных героев этой истории – японец, как и автор

5/5phantasm

Забавная в сопоставлении книги и экранизации штука состоит в том, что книга японского автора наполнена как раз [американскими] штампами, которых не хочешь ожидать, но всё равно получаешь

3/5Danny_K

Книга на 7 сурков из 10 (-1 сурок за плагиат с "дня сурка")

3/5jlmrm

Книгу взялась читать почти сразу после того как посмотрела фильм

4/5Antigrija

Эта книга, на мой взгляд, прекрасный представитель этого жанра

5/5Flight-of-fancy

Отзывы читателей

Подборки книг

Вторжение

Похожие книги

Другие книги автора

Все, что тебе нужно – это убивать

Информация обновлена: 26.09.2017

avidreaders.ru

Книга Грань риска читать онлайн Робин Кук

Робин Кук. Грань риска

 

…Имеет дьявол колдовскую власть приятный облик принимать.

Уильям Шекспир, «Гамлет»

 

Посвящается Джин, «путеводной звезде»

 

ПРОЛОГ

 

Суббота, 6 февраля 1692 года

Подгоняемая пронизывающим холодом, Мерси Григгс изо всех сил хлестнула по спине свою кобылу. Лошадь перешла на рысь, без усилий увлекая за собой повозку, легко скользившую по плотно укатанному снегу. В тщетной попытке защититься от обжигающего арктического воздуха, Мерси поглубже спрятала голову в высокий стоячий воротник своей котиковой шубы, а руки, сцепив между собой, засунула в муфту.

Стояла безветренная, ясная погода. С неба светило бледное зимнее солнце. Беспощадно прижатое временем года к южному горизонту светило с превеликим трудом озаряло заснеженный ландшафт, застывший в леденящих объятиях суровой зимы Новой Англии. Даже сейчас, в полдень, от голых стволов деревьев далеко к северу протягивались длинные фиолетовые тени.

Смешавшись с морозным туманом, над печными трубами разбросанных по округе фермерских домов застыли неподвижные клубы дыма, словно завороженные ледяной голубизной полярного неба.

Прошло почти полчаса, как она выехала из своего дома, стоящего у подножия Лич-Хилл, что на Ройал-Сайд. Путь ее пролегал к югу по Ипсуич-роуд. Миновав мосты, пересекавшие Фрост-Фиш-Ривер, Крейн-Ривер и Коу-Хаус-Ривер, Мерси оказалась в сельском предместье Салема — Нортфилде. До центра городка оставалось не больше полутора миль.

Но Мерси вовсе не собиралась в город. Проехав мимо фермы Джекобса, она увидела цель своего путешествия — дом процветающего купца и судовладельца Рональда Стюарта. Силой, оторвавшей Мерси от тепла родного очага в столь холодный день, оказалась соседская озабоченность, смешанная с немалой толикой любопытства. Как раз в последнее время дом Стюартов стал источником совершенно невероятных и интересных сплетен.

Остановив лошадь напротив дома, Мерси принялась разглядывать диковинное строение. Здание определенно говорило о том, что мистер Стюарт был весьма удачливым торговцем. Это был солидный дом с остроконечной готической крышей, обшитый коричневыми досками и крытый самой лучшей черепицей. В окнах вставлены заморские сверкающие, ограненные в виде бриллиантов стекла. Самой впечатляющей деталью фасада являлись фигурные подвески, обрамлявшие угловые окна двухэтажного дома. По виду этому зданию более пристало бы стоять в центре города, нежели в подобной сельской глуши.

Будучи уверенной, что мелодичный звон колокольчиков лошадиной сбруи громко возвестил о ее приезде, Мерси терпеливо ждала. Справа от двери уже стояла одна повозка с впряженной в нее лошадью. По-видимому, в доме уже находилось несколько гостей. Из ноздрей лошади, заботливо укрытой теплой попоной, вырывались облака пара, которые сразу же таяли в сухом морозном воздухе.

Новую гостью не заставили долго ждать. Дверь отворилась, и в ее проеме появилась двадцатисемилетняя зеленоглазая женщина с черными блестящими волосами, в которой Мерси узнала Элизабет Стюарт. В руках она ловко и привычно держала тяжелое кремневое ружье. С обеих сторон из-за ее спины выглядывали любопытные детские мордашки; все они вряд ли ожидали, что в такую погоду к ним кто-нибудь пожалует в гости, тем более в такой стоящий в гордом одиночестве дом.

— Меня зовут Мерси Григгс! — крикнула гостья. — Я жена доктора Вильяма Григгса. Я приехала поприветствовать вас и пожелать вам приятного дня.

— Я, в самом деле, очень тронута, — отозвалась Элизабет. — Входите, согрейтесь горячим сидром, избавьтесь от холода, который, видимо, проник до костей.

Прислонив ружье к внутренней стороне дверного косяка, Элизабет велела своему старшему сыну, девятилетнему Джонатану, накрыть лошадь Мерси теплой попоной и привязать к коновязи.

knijky.ru