Название книги: Гусар бессмертия. Книга гусар


Читать книгу Гусар »Перес-реверте Артуро »Библиотека книг

   

Опрос посетителей
Какой формат книг лучше?
   
   

На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.

   

   

Перес-реверте Артуро. Книга: Гусар. Страница 1
АРТУРО ПЕРЕСРЕВЕРТЕ

ГУСАР

Аннотация

Новый залп наполнил все вокруг вспышками, дымом, криками, кровью и грязью. Фредерик не понимал, ранили его или нет, он видел только, что конь мчит его прямо на штыки. Врезавшись в неприятельский строй, юноша поднял коня на дыбы и с размаху опустившись, с безумным криком нанес удар — яростный, слепой, смертоносный. Голова, рассеченная пополам до самой нижней челюсти, раненые в грязи, под копытами лошадей, кровь на лезвии сабли, хлюпанье человеческой плоти, в которую врезается клинок, безумный танец коня, рубящий вслепую гусар, окровавленное лицо, испуганное ржание лошадей, потерявших всадников, крики, звон клинков, выстрелы, вспышки, дым, стоны, лошадиные ноги в распоротых животах, внутренности, намотанные на копыта, резать, колоть, кусать, вопить…Первый роман испанского писателя Артуро ПересаРеверте «Гусар» — искреннее, зрелое и страстное обличение войны. Впервые на русском языке.

От автора

«Гусар» — мой первый роман. Я написал его в 1983 году, в перерыве между двумя военными репортажами; в то время я не планировал посвятить себя литературе и, можно сказать, по чистой случайности опубликовал в одном издательстве, с которым позже поссорился и почти двадцать лет не мог восстановить свои права на книгу. Ныне она снова выходит в свет — такая, какой хотел бы ее видеть автор, исправленная и очищенная от совершенно лишних прилагательных и наречий.Клоду, старому товарищу по войнам в разных концах земли и дорогам, ведущим в никуда.«Но прежде — про равнину. Нужно сразу же сказать, что я никогда не мог правильно воспринимать ее, а всегда находил ее печальной — с нескончаемыми топями, с домами, где больше не живут люди, и дорогами, ведущими в никуда.Но если добавить ко всему еще и войну, то место, где мы находимся, становится невыносимым».Л. — Ф. Селин. «Путешествие на край ночи»1

I. Ночь

Сияние стали заворожило его. Фредерик Глюнтц не мог отвести глаз от лежавшего у него на коленях обнаженного клинка, который вспыхивал таинственным металлическим блеском всякий раз, когда вздрагивало пламя свечи. В последний раз проведя по острию точильным камнем, он убедился, что сабля стала безупречно острой.— Замечательный клинок, — убежденно сказал Фредерик сам себе.Мишель де Бурмон курил трубку, развалившись на походной кровати, и флегматично наблюдал за колечками дыма, уплывавшими к потолку. Услышав слова друга, он недовольно дернул пшеничный ус.— Неподходящее оружие для благородного человека, — бросил Мишель, не меняя позы.Фредерик Глюнтц повернулся к нему, вне себя от изумления:— Почему же?Де Бурмон прикрыл глаза. В голосе его звучало едва заметное раздражение, словно приходилось объяснять вполне очевидные вещи:— Сабле чуждо настоящее искусство… Она слишком тяжела и безнадежно вульгарна.Фредерик лукаво улыбнулся:— Ты, конечно, предпочтешь огнестрельное оружие?Де Бурмон замахал руками в притворном ужасе.— Боже милостивый, конечно, нет! — воскликнул он. — Убивать на расстоянии — не слишком достойное дело. Пистолет символизирует нравственный упадок нашей цивилизации. Что касается меня, то я предпочитаю рапиру; она более гибкая, более…— Изящная?— Да. Вот самое подходящее слово: изящная. Сабля — орудие не воина, а мясника. Годится лишь на то, чтобы рубить головы.И де Бурмон вновь занялся своей трубкой, напрочь потеряв интерес к разговору. Он слегка шепелявил — по моде, распространенной среди офицеров Четвертого гусарского полка. Времена гильотины миновали, и уцелевшие обломки старой аристократии поднимали головы без страха, что их отрубят, — в том случае, разумеется, если им хватало ума не оспаривать заслуг тех, кто преуспел благодаря новому порядку.Ознаменовавшие начало нового столетия бурные перемены почти не коснулись Фредерика Глюнтца. Младший сын богатого страсбургского купца в пятнадцать лет покинул родной Эльзас и отправился в Париж, чтобы поступить в Военную школу. Юноша оставил ее стены три месяца назад, получив звание подпоручика и назначение в расквартированный в Испании Четвертый гусарский полк. Попасть в легкую кавалерию — предел мечтаний каждого молодого офицера — в ту пору было очень нелегко. И все же чудо произошло, не в последнюю очередь — благодаря отличным оценкам, толстой пачке рекомендательных писем и разгоравшейся за Пиренеями кровопролитной войне, изза которой в армии то и дело открывались новые вакансии.Фредерик отложил точильный камень и поправил упавшую на лоб прядь. Скоро его пышные светлокаштановые волосы достаточно отрастут, чтобы их можно было уложить в положенную по уставу косичку. О другом неотъемлемом признаке истинного гусара — пышных усах — пока приходилось только мечтать; на лице молодого Глюнтца рос лишь редкий белесый пушок, который юноша безжалостно сбривал, надеясь, что его сменит настоящая борода.Сжав прохладный эфес, Фредерик наблюдал, как блики свечи играют на чистом лезвии.— И всетаки сабля замечательная, — решил он. Де Бурмон ничего не ответил. Речь шла о великолепном экземпляре холодного оружия, который часто ошибочно именуют «облегченной моделью для кавалерии 1811 года», — страшном орудии убийства длиной в тридцать семь дюймов — достаточно длинном, чтобы рубить противника, хоть конного, хоть пешего. Устав позволял гусарам выбирать оружие по вкусу. Де Бурмону, к примеру, исправно служила выкованная в 1786 году тяжелая сабля, которая досталась ему от отца. Молодой подпоручик уже успел вдоволь напоить ее кровью на узких мадридских улочках, примыкавших к ПаласиоРеаль.Фредерик не мог оторвать взгляд от лежащей на коленях сабли; она была великолепна. «Орудие мясника», сказал Мишель. Возможно, так оно и было, но юный офицер ни разу не видел настоящей рубки, и на лезвии пока не появилось ни одной зазубрины. Фредерик мог бы назвать свою саблю девственной, если бы суровое лютеранское воспитание позволило ему употребить это слово по отношению к оружию. Лезвие не познало крови, как сам юноша не познал женщины. Но глубокой ночью, под беззвездным испанским небом мысли о женщинах казались неуместными и лишними. Куда важнее были пурпур крови, сабельный звон и топот конских копыт на поле боя. Такие картины рисовал гусарам их командир полковник Летак, самодовольный и грубоватый, но отважный бретонец:— Вообразите, господа, эти, эхем, неумытые крестьяне собирают силы; одна атака, всего одна, и мы погоним их по всей Андалусии!Фредерику нравился Летак. Это был крепкий, весь в шрамах солдат, настоящий человек 1802 года2, сражавшийся с первым консулом в Италии и при Аустерлице, отличившийся при Йене, Эйлау и Фридлянде… Полковник начинал простым капралом в брестском гарнизоне и прошел всю Европу вместе с непобедимой армией.Фредерик отлично помнил первую встречу с Летаком, когда он, новоиспеченный подпоручик, прибыл в распоряжение своего командира. Дело было в Аранхуэсе. Юный офицер в мундире цвета индиго и алом ментике, отчаянно робея, предстал перед командиром Четвертого гусарского полка. Летак принял его в большом старинном особняке, где полковник устроил свою резиденцию, в просторном кабинете с видом на серебристую дугу Тахо.— Как вы сказали?.. Гхм, так вот, подпоручик Глюнтц, эхем, что ж, дружище, теперь вы один из нас, сплоченные ряды, боевое товарищество и все такое прочее, здесь ведь у нас самые сливки, традиции, ну, вы понимаете… Первоклассное сукно, доломан в Париже шили? Гхм, ну вот, друг мой, приступайте к своим обязанностям… Полк — ваша новая семья, не посрамите ее чести, прошу вас как отец… Да, и никаких дуэлей, знаете, косой взгляд, кровь кипит, и все прочее, однако надо все же хладнокровнее, правда, когда нет выбора, эхем, честь, честь превыше всего, мы ведь семья, все остается между товарищами, ну, словом, вы поняли.Полковник Летак слыл умелым всадником и добрым солдатом, а что еще нужно гусару? Он управлял своим полком твердо, умело сочетая суровую дисциплину с отеческой заботой о подчиненных и не стесняясь проявлять разумную гибкость, без которой невозможно было сладить с кавалеристами — самыми отчаянными, храбрыми и буйными вояками во всем императорском войске. Непокорный нрав гусар делал жизнь их командиров невыносимой. Держать в узде этот бешеный народ было под силу лишь опытному боевому офицеру, каким был полковник Летак. В любом деле он старался быть твердым, разумным и справедливым, и — нужно отдать старому бойцу должное — обычно ему это удавалось. К врагам Летак был беспощаден; но за это настоящего гусара никто бы не осудил.Остро отточенная сабля была готова к бою и жаждала крови. Полюбовавшись еще немного мерцанием лезвия, Фредерик бережно убрал ее в ножны и благоговейно погладил кончиком пальца украшавший эфес вензель N. Мишель де Бурмон, который все это время молча курил, удивленно поднял брови и усмехнулся. В этой усмешке не было и тени пренебрежения; Фредерик давно научился толковать многочисленные разновидности улыбок, которыми располагал его приятель, от смутной — и жутковатой — волчьей ухмылки, приоткрывавшей острые белоснежные зубы, до широкой, сердечной улыбки, которой Мишель неизменно встречал тех, кто ему действительно нравился. Фредерик Глюнтц был удостоен чести войти в тесный круг избранных.— Завтра великий день, — проговорил Мишель де Бурмон, выпустив из трубки колечко дыма. — Представь: одна атака, всего одна, и мы погоним эту шваль по всей… эхем… Андалусии. — Он передразнил Летака совершенно беззлобно и так мастерски, что теперь уже Фредерик не смог сдержать улыбку. Юноша горячо закивал, не выпуская из рук саблю.— Что ж, — ответил он безмятежно, как настоящему гусару полагается говорить о предстоящем сражении, в котором ему, возможно, придется сложить голову, — на этот раз дела и вправду принимают серьезный оборот.— Говорят, так оно и есть.— Будем надеяться, что не врут.Де Бурмон сидел на походной кровати. Его соломенные волосы были тщательно причесаны и уложены в предписанную уставом косичку. Изпод полурасстегнутого доломана виднелась белоснежная сорочка. Наряд Мишеля дополняли чикчиры, тоже цвета индиго, и черные сапоги со шпорами, сшитые из тонкой телячьей кожи. Подобная элегантность не слишком гармонировала с палаткой, разбитой посреди пыльной долины в окрестностях Кордовы.— Ты ее хорошенько наточил? — спросил де Бурмон, указав черенком трубки на саблю Фредерика.— Полагаю, что да.Де Бурмон снова улыбнулся. Его яркосиние глаза слегка щурились от дыма. Фредерик разглядывал профиль своего друга, выхваченный из тени огнями свечей. Черты и манеры Мишеля выдавали благородное происхождение. Его родитель, принадлежавший к одной из самых знатных семей старой Франции, предпочел стать гражданином Бурмоном, пока санкюлоты не вперили в него отнюдь не дружелюбные взоры. Поспешное обращение в республиканскую веру не помогло хитрому аристократу сохранить в неприкосновенности богатства и земли, но, по крайней мере, позволило ему избежать участи обезглавленных собратьев и спокойно пережить разразившуюся над Францией бурю, миновать трудное время и в добром здравии увидеть возвышение корсиканского выскочки. Само собой, старый аристократ именовал императора этим титулом лишь при наглухо закрытых дверях, наедине с мадам де Бурмон.Мишель де Бурмонмладший был из тех, кто до 1789 года мог без особого риска причислить себя к «юношам из хороших семей». С ранних лет угодив в гусары, он не стал подражать равным и заискивать перед высшими и не только не перенял царившей в армии чудовищной вульгарности, но и сумел привить всему полку особый благородный тон, став примером для других. Мишель был молод — в Испании он встретил свой двадцатый день рождения, — великодушен и храбр. Молодой человек и оглянуться не успел, как к его фамилии вернулась утраченная в годы революции, еще совсем недавно такая опасная приставка «де». Все знали, что через пару недель он станет поручиком.Для Фредерика, молоденького подпоручика, как и положено в девятнадцать лет бредившего подвигами и славой, полковник Летак был примером для подражания — тем, кем он стремиться стать, а Мишель де Бурмон — тем, кем он хотел бы родиться, воплощением недостижимого идеала. Ведь и сам Летак, за двадцать лет безупречной службы сумевший добиться всего, на что может рассчитывать отличный солдат, и со дня на день ожидавший генеральского звания, не обладал утонченностью аристократа, присущей тем, кто, по выражению самого полковника «в нежном возрасте писался на старинные персидские ковры». Де Бурмон владел таким стилем в совершенстве и не придавал ему особого значения: гусарским офицерам, самым большим забиякам и бахвалам во всей французской армии, не полагалось придавать особого значения решительно ничему. Потому Фредерик Глюнтц, сын простого буржуа, искренно восхищался своим другом.Как часто бывает в юности, дружба двух подпоручиков, назначенных в один полк, возникла сама по себе, без особых причин, из простой взаимной симпатии. В походе приятели охотно делили одну палатку; ничто не сближает людей сильнее тягот армейской жизни и честолюбивых грез юности. Друзья привыкли делиться сокровенными мыслями и говорили друг другу «ты» — небывалый среди привыкших обращаться на «вы» офицеров Четвертого гусарского знак расположения.Дружба Фредерика Глюнтца и Мишеля де Бурмона окрепла благодаря событию поистине драматическому. Это случилось несколько недель назад, когда расквартированный в Кордове полк готовился выступить. Поздним вечером подпоручики отправились побродить по городу. Вечер выдался великолепный, городские улочки оказались весьма живописными, а местное вино превосходным. Проходя мимо какогото дома, оба одновременно увидели, как в окне мелькнул стройный девичий силуэт, и надолго застыли у резной решетки, надеясь, что красавица покажется снова. Встреченная по дороге компания французских офицеров, среди которых оказались и гусары Четвертого полка, приветствовала подпоручиков радостными возгласами. Веселая компания позвала друзей с собой, и они с удовольствием приняли приглашение.

Все книги писателя Перес-реверте Артуро. Скачать книгу можно по ссылке

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

   

   

Поиск по сайту
   
   

   

Теги жанров Альтернативная история, Биографии и Мемуары, Боевая Фантастика, Боевики, Военная проза, Детектив, Детская Проза, Детская Фантастика, Детские Остросюжетные, Детское: Прочее, Другое, Иронический Детектив, Историческая Проза, Исторические Любовные Романы, Исторические Приключения, История, Классическая Проза, Классический Детектив, Короткие Любовные Романы, Космическая Фантастика, Криминальный Детектив, Любовные романы, Научная Фантастика, Остросюжетные Любовные Романы, Полицейский Детектив, Приключения: Прочее, Проза, Публицистика, Русская Классика, Сказки, Советская Классика, Современная Проза, Современные Любовные Романы, Социальная фантастика, Триллеры, Ужасы и Мистика, Фэнтези, Юмористическая Проза, Юмористическая фантастика, не указано

Показать все теги

www.libtxt.ru

Гусар – читать онлайн бесплатно

Артуро Перес-Реверте

ГусарОт автора«Гусар» — мой первый роман. Я написал его в 1983 году, в перерыве между двумя военными репортажами; в то время я не планировал посвятить себя литературе и, можно сказать, по чистой случайности опубликовал в одном издательстве, с которым позже поссорился и почти двадцать лет не мог восстановить свои права на книгу. Ныне она снова выходит в свет — такая, какой хотел бы ее видеть автор, исправленная и очищенная от совершенно лишних прилагательных и наречий.

Клоду, старому товарищу по войнам в разных концах земли и дорогам, ведущим в никуда.

«Но прежде — про равнину. Нужно сразу же сказать, что я никогда не мог правильно воспринимать ее, а всегда находил ее печальной — с нескончаемыми топями, с домами, где больше не живут люди, и дорогами, ведущими в никуда.

Но если добавить ко всему еще и войну, то место, где мы находимся, становится невыносимым».

Л. — Ф. Селин. «Путешествие на край ночи»1

I. НочьСияние стали заворожило его. Фредерик Глюнтц не мог отвести глаз от лежавшего у него на коленях обнаженного клинка, который вспыхивал таинственным металлическим блеском всякий раз, когда вздрагивало пламя свечи. В последний раз проведя по острию точильным камнем, он убедился, что сабля стала безупречно острой.

— Замечательный клинок, — убежденно сказал Фредерик сам себе.

Мишель де Бурмон курил трубку, развалившись на походной кровати, и флегматично наблюдал за колечками дыма, уплывавшими к потолку. Услышав слова друга, он недовольно дернул пшеничный ус.

— Неподходящее оружие для благородного человека, — бросил Мишель, не меняя позы.

Фредерик Глюнтц повернулся к нему, вне себя от изумления:

— Почему же?

Де Бурмон прикрыл глаза. В голосе его звучало едва заметное раздражение, словно приходилось объяснять вполне очевидные вещи:

— Сабле чуждо настоящее искусство… Она слишком тяжела и безнадежно вульгарна.

Фредерик лукаво улыбнулся:

— Ты, конечно, предпочтешь огнестрельное оружие?

Де Бурмон замахал руками в притворном ужасе.

— Боже милостивый, конечно, нет! — воскликнул он. — Убивать на расстоянии — не слишком достойное дело. Пистолет символизирует нравственный упадок нашей цивилизации. Что касается меня, то я предпочитаю рапиру; она более гибкая, более…

— Изящная?

— Да. Вот самое подходящее слово: изящная. Сабля — орудие не воина, а мясника. Годится лишь на то, чтобы рубить головы.

И де Бурмон вновь занялся своей трубкой, напрочь потеряв интерес к разговору. Он слегка шепелявил — по моде, распространенной среди офицеров Четвертого гусарского полка. Времена гильотины миновали, и уцелевшие обломки старой аристократии поднимали головы без страха, что их отрубят, — в том случае, разумеется, если им хватало ума не оспаривать заслуг тех, кто преуспел благодаря новому порядку.

Ознаменовавшие начало нового столетия бурные перемены почти не коснулись Фредерика Глюнтца. Младший сын богатого страсбургского купца в пятнадцать лет покинул родной Эльзас и отправился в Париж, чтобы поступить в Военную школу. Юноша оставил ее стены три месяца назад, получив звание подпоручика и назначение в расквартированный в Испании Четвертый гусарский полк. Попасть в легкую кавалерию — предел мечтаний каждого молодого офицера — в ту пору было очень нелегко. И все же чудо произошло, не в последнюю очередь — благодаря отличным оценкам, толстой пачке рекомендательных писем и разгоравшейся за Пиренеями кровопролитной войне, из-за которой в армии то и дело открывались новые вакансии.

Фредерик отложил точильный камень и поправил упавшую на лоб прядь. Скоро его пышные светло-каштановые волосы достаточно отрастут, чтобы их

ruwapa.net

Читать книгу Гусар бессмертия Алексея Волкова : онлайн чтение

Алексей Волков

Гусар бессмертия

Кто не знал, не видал

Подвигов заветных?

Кто не знал, не слыхал

Про Гусар Бессмертных?

Песня 5-го Александрийского Императрицы Александры Феодоровны гусарского полка

Пролог. Год 1805

Удушающаяся липкая жара лишь под утро сменилась долгожданной прохладой. Можно было воспользоваться этим и поспать без помех, но жаль было терять время на ерунду. Да и с Карлушей договорились еще вчера.

Саша поднялся с влажных простыней. Не зажигая света, юноша напялил на себя штаны и застегнул белую кружевную рубашку. Большего по летнему времени не требовалось. Обуваться в сапожки он пока не стал. Взял их под мышку, прихватил заранее припасенную веревку и тихо вышел в коридор.

Никаких причин для осторожности не было. Кто из дворни посмеет задержать молодого барина? Однако юность не ищет легких путей. Чем труднее – тем интереснее.

От силы десяток шагов – и Саша скользнул к балконной двери. Она чуть скрипнула, пропуская юношу наружу, а затем закрылась.

Снаружи было хорошо. Саша полной грудью вдохнул насыщенный бодрящей прохладой воздух и посмотрел по сторонам.

Помещичий дом располагался на холме над скрытой утренним туманом рекой. На противоположном берегу, невидимое, спало принадлежащее Орловым с незапамятных времен село. Как бы рано ни вставали крестьяне, однако первые петухи еще не пропели, и нигде не было видно ни огонька.

Собственно, вообще ничего нельзя было увидеть. Разве что угадать, привычно помня знакомые с первых сознательных дней места. Даже стеклянная дверь за спиной и большие выходящие на балкон окна сливались со сплошной темнотой стены. Ни блика, ни отблеска.

Саша на ощупь привязал конец веревки к перилам хитрым морским узлом, который ему показывал покойный ныне сосед – отставной флота лейтенант Бегичев. Дернул, проверяя, и остался удовлетворенный своим опытом.

Теперь сбросить свободный конец наружу, засунуть ноги в сапоги, и можно приниматься за дело.

Вниз молодой Орлов скользнул осторожно. Помнил, как однажды поспешил и сжег себе кожу на ладонях. Теперь Саша спускался по свободно раскачивающейся веревке медленно, радуясь силе в мышцах и ощущению собственной ловкости.

Мимо должны были проплывать поддерживающие балкон колонны над парадным крыльцом, но, как и все прочее, они лишь угадывались во мраке.

Наконец ноги твердо встали на камень крыльца.

Саша дернул веревку. Узел наверху послушно распустился. Правда, ее падение было не столь удачным. Конец несильно ударил юного Орлова по плечу, однако барич даже не вздрогнул. Отец с первых лет приучал своего первенца терпеливо сносить боль и не бояться любых мыслимых и немыслимых опасностей, готовя из сына воина. Сам он немало повоевал в легендарные времена Екатерины, и только раны заставили его сменить легкоконный мундир на домашний халат.

Для проворного ловкого юноши свернуть веревку было делом минуты. Саша вскинул на плечо получившееся кольцо и осторожно шагнул в кромешную тьму.

Небо скрылось в дымке, и даже свет звезд не освещал продолжавшую спать землю. Лишь смутно белела одежда, да порою еще более густым мраком надвигались деревья и кусты.

– Барин? – когда Саша обогнул усадьбу, тихо спросила тьма голосом Аполинария.

Дворовый человек, лет на пять старше Александра, был с малолетства приставлен к баричу. Немного ленивый, себе на уме, он в общем-то добросовестно справлялся со своими обязанностями, правда, порой потакая капризам хозяйского сына.

– Привел? – так же тихо осведомился Саша.

Вместо ответа на него надвинулось что-то темное, уткнулось в плечо, требуя ласки и пытаясь легонько ухватить человека за ткань рубашки.

Аполинарий ощупью вложил в руку барича заготовленную круто посоленную горбушку. Саша протянул лакомство коню, другой ладонью ласково теребя конскую морду.

– Осман! Не балуй!

Конь немедленно ухватил горбушку мягкими губами и чуть подтолкнул хозяина.

Орлов нащупал седло, оперся рукой на переднюю луку и оттолкнулся от земли. Пользоваться при посадке стременами он считал ниже достоинства будущего кавалериста.

Осман двинулся вперед осторожно. Меж тем, утро уже предугадывалось вовсю. Небо потихоньку становилось серым, потом окрасилось во все оттенки голубого. На его фоне растительность казалась особенно черной, загадочной. Последнему способствовал низкий предутренний туман, рваными светлеющими клочьями скрывающий землю. Полное впечатление, что поездка происходит не по исхоженным вдоль и поперек местам, а по сказочному заколдованному миру, где любой поворот, любой застывший в безветрии силуэт дерева может принести чудесную или страшную встречу. Того и гляди – выйдет из тумана Баба-Яга Костяная Нога на пару с Кощеем, а то и появится леший вместе с водяным. Или же призраками явятся былинные богатыри, обходящие дозором Русскую землю и оберегающие ее от врагов. От подсознательного ожидания пейзаж вокруг терял привычную реальность, заставлял ожидать чуда, словно Александр все еще не вышел из возраста, в котором верят в чудеса.

Чтобы не тревожить зря брехливых псов, барич объехал село далеко стороной. Потихоньку светало. Вскоре Осман перешел на рысь, а там за спиной послышался далекий крик первого задиристого петуха. И пошло…

А вот и холм. Здесь была граница между владениями сразу трех соседей: Орловых, Бегичевых и баронов фон Штаденов. А также – место встреч с младшим баронским отпрыском и ровесником Карлом.

Саша поневоле вздохнул. Детство и юность заканчивались. Завтра поутру отец повезет пятнадцатилетнего отпрыска в свой бывший полк, а там – служба, бои, походы, и кто знает, удастся ли когда посетить родимые места? Вроде бы сердце рвалось туда, на службу государеву, о ней были все мечты, и вот, гляди, вдруг стало грустно и печально при мысли о покидаемом доме. В последний раз встретиться на привычном месте с Карлушей, потом посетить заутреню, посидеть вечером на прощальном обеде с отцом, младшим братом и соседями, а дальше ждут иные края и заботы.

Карл не подвел. Орлов не успел обосноваться на холме, как при свете набирающего силу утра увидел скачущего к нему всадника. Минута – и на вершину рослый конь занес не менее рослого юношу. Юный барон с детства тянулся вверх и теперь едва не на голову был выше своего друга.

Друзья спешились и обнялись.

– Вчера вечером отец письмо получил. Меня определили юнкером в Екатеринославский кирасирский, – похвастался Карл и весело рассмеялся.

От его громкого смеха невольно шарахнулись кони, и еще чудо, что они не бросились прочь. Попробуй потом поймай!

– Поздравляю, – искренне обрадовался за друга Александр. – Я так в кирасиры ростом не вышел. Да и раз отец служил в Александрийском легкоконном, пойду по его стопам. А Павлушу, я слышал, хотят в этом году определить в Корпус.

Павлом звали одиннадцатилетнего сына покойного Бегичева. По молодости лет он редко принимал участие в забавах более старших соседей, чаще составляя компанию младшему брату Орлова – Васятке, которого Александр частенько дразнил глупым дитятком.

– В Морской или Сухопутный? – уточнил еще не слышавший этой новости барон.

– В Сухопутный.

– Правильно! – В избытке чувств Карл хлопнул приятеля по плечу. – Нечего среди волн делать.

В юном бароне не было ни капли немецкой чопорности. Напротив, Карл любил посмеяться по любому поводу и даже без него. Смех же у него был такой, что в домах вздрагивали стекла, а в лесу шарахались в испуге птицы.

– Может, увидимся когда на поле боя, – добавил Александр.

И он, и Карлуша больше всего боялись не успеть к решительной схватке с Бонапартом, о которой вдруг пошли слухи. Поговаривали, будто молодой Император объявил поход в Австрию и скоро армия двинется за границу, на погибель узурпатору трона. Потому шансов встретиться с Бегичевым во Франции было немного.

– Мне сегодня предстоит разговор с отцом. Надо решить, когда выезжать в полк, – сообщил Штаден. О том, что Александр едет завтра, он уже знал.

Собственно, друзьям предстояло сегодня встретиться в официальной обстановке: сначала в орловской церкви, затем за обедом, куда бароны были по-соседски приглашены, – и холм был лишь данью того, что навеки уходит от них.

Но если что-то уходит, то что-то обязательно придет!

Скрывающая последние звезды дымка разошлась. Небо на востоке все больше розовело. А потом над далеким лесом появился краешек солнца, и разноголосое пение птиц и стрекот насекомых приветствовали наступление нового дня.

Друзья дождались, пока светило не явится миру целиком.

– Пора, – вздохнул Александр. – А то отец хватится…

На самом деле он догадывался, что старый гусар прекрасно осведомлен о тайных отлучках старшего сына, но одобряет их и потому предпочитает молчать.

– Пора, – поддержал его Карл. – Но ничего. Увидимся. И сегодня в храме, и потом – в Париже.

А солнце буквально на глазах становилось золотистым, суля очередной жаркий день. Едва оторвавшееся от горизонта, оно светило так, что смотреть на него было невозможно. Вокруг простирались поля и луга, зеленели леса, воздух был напоен ароматом цветов и трав, и было ясное понимание, что все это будет существовать целую вечность…

Год 201…

Луч солнца ворвался в кабину и озолотил лежащую на баранке руку. Светлые волоски на тыльной стороне кисти стали прозрачными от прикосновения посланца светила, а кромка ладони окрасилась в розоватый цвет.

Все длилось не больше минуты. Трейлер въехал в очередную тень, и наваждение исчезло.

Весна выдалась ранняя, снега не было и в помине. Похоже, ученые так долго твердили всем о грядущем потеплении, что даже природа поверила в это и теперь вовсю старалась подтвердить бесчисленные прогнозы.

Может, и нет. В том смысле, что прогнозы шли вдогон свершающемуся и являлись запоздалой констатацией фактов. Но в любом случае против тепла никто возражал. Зима была мягкой, большей частью – бесснежной даже посреди бескрайних просторов русских равнин, а уж в Европах вообще больше напоминала чересчур холодное лето, но только не саму себя.

Единственное – зеленеть еще не начинало. Кое-где набухали почки, пробивались первые робкие стебельки травы, и все это не решалось окончательно пойти в рост, колебалось, выжидало, боясь возможных ночных заморозков.

Дорога вилась, бесконечно текла куда-то, в полном соответствии с просторами страны. Большей частью не очень хорошая, состоящая из рытвин да колдобин, но попадались весьма неплохие участки, и уж по ним-то трейлер летел, будто дело происходило где-нибудь в Германии с ее знаменитыми автобанами.

По сторонам мелькали разнообразные леса да перелески. Порою тянулись поля, мелькали многочисленные крохотные речушки, больше смахивающие на ручьи-переростки, проносились деревеньки, заброшенные едва ли не с революционных времен, и небольшие городки, сонные, дышащие на ладан.

Складывалось впечатление, что жизнь кипела только на дороге. Тут все было в полном порядке. Одни машины мчались навстречу, другие катились с разной скоростью в том же направлении, что и тяжелая фура, и само разнообразие автомобилей, давно из разряда роскоши, в полном соответствии со словами классика, ставших средством передвижения, говорило просвещенному человеку о многом.

Всевозможные фуры, высокие междугородние автобусы, легковушки всех мастей, марок и стран несли людей мимо сонной природы и не менее сонных населенных пунктов. Если ради чего и жили домоседы – то ради того же бескрайнего пути. Бесчисленные заправки, мотели, ресторанчики, бары, магазинчики служили проезжавшим островками отдыха от бескрайнего пути. Все к услугам путешественников! Бензин, еда, койки, девочки – только пожелай и встретишь любое желание из списка за первым же поворотом, а поворотов тут – тьма.

Или все это только казалось паре водителей? Может, не окрестности жили ради дороги, а, напротив, дорога существовала ради них? Многое ли разглядишь из высокой кабины? Еще пейзажи – куда ни шло, но что-то главное – никогда. И не поймешь, мимо чего пронесла тебя судьба, ведь ради понимания требуется остановиться, подумать, да только когда думать, если от скорости доставки товара зависит получка, хотя, признаемся, большая ее часть попадает в сумочки жен и там исчезает куда-то, а оставшаяся часть тратится на дорожные мужские надобности и стандартные забавы.

Сквозь шум мотора, то нарастающий, то притихающий в соответствии с рельефом, доносилась музыка. Обычный фон, не для размышлений и восхищений, а в качестве средства избавиться от них. Мурлыкай вместе с неведомой звездой – безголосой, как положено звезде, ведь далекие светила не поют, – или вообще не слушай, раз ничего ценного звуки не несут.

– Дядя Вася, долго еще? – Второй водитель, молодой, не столь привычный к странствиям, высунулся в окошко с пассажирской стороны, силясь разглядеть какой-нибудь дорожный указатель.

– До вечера доберемся, – успокоил его сидевший за рулем Василий, в противоположность напарнику битый жизнью мужик лет сорока или несколько больше. – Утром сдадим груз, зато вся ночь в нашем полном распоряжении. Рад, Вовчик?

Вовчик был рад, что и подтвердил не слишком печатной фразой. По молодости его тянуло на однообразные подвиги в виде хмельных загульчиков, доступных женщин, танцулек, изредка – драк, если противников было числом не больше имевшихся в наличие друзей. Вася его развлечений не одобрял. Святым не являлся, однако вел себя не в пример спокойнее, зря деньгами не швырялся и частенько активному отдыху предпочитал пассивный – сон в полном одиночестве.

– Зато капусты за рейс срубим. – Василий вздохнул чуть устало, как хорошо потрудившийся человек.

Дорога взобралась на небольшую горку, а затем начала спуск. Ближе к его концу виднелся пост ГАИ с площадкой для машин, но мало ли подобных постов попадалось на долгом пути?

Вблизи все оказалось несколько покруче. Помимо гаишников, привычных, словно дорожные указатели, чуть в стороне стояла группа в универсальном камуфляже с надвинутыми на лица масками и висящими на груди автоматами. Не короткоствольными, милицейскими, а армейскими калашниковыми.

– Не иначе, ловят кого, – заметил Вовчик, привычно оценив «группу поддержки».

Его напарник поневоле напрягся. Кто ж любит иметь дело с представителями закона, даже если не чувствует за собой вины? Отсутствие последней отнюдь не освобождает от наказания.

Один из гаишников издалека поднял жезл и указал на площадку. Пришлось послушно выполнить распоряжение и приглушить мотор в ожидании приближения стража порядка.

– Документы, – не потрудившись представиться, обронил гаишник привычное до оскомины слово.

Камуфляжники освободились, отпустили стоявшую в стороне фуру и вразвалочку приблизились. Не то стараясь честно отработать свой хлеб, не то просто от безделья, не желая торчать указателями у дороги.

– Что везем? – гаишник как бы причислил себя к великому братству автоперевозчиков.

– Там все написано, товарищ старший лейтенант, – миролюбиво произнес Василий.

Пререкаться – себе дороже, но и чересчур лебезить тоже не стоит. Вдруг за показной любезностью заподозрят желание что-либо утаить и начнут раскручивать по полной? Документы в порядке, только прицепиться при желании можно и к столбу.

– Что там? – вопросил один из бойцов в камуфляже, поправляя мешающий автомат и заглядывая через плечо на экранчик переносного компа, куда уже были вставлены электронные путевые карты.

Василий подумал и спустился к постовым. Пусть хоть видят его готовность к сотрудничеству.

– Предъявите товар! – Все тот же боец в камуфляже, судя по четырем небольшим звездочкам – капитан, деловито направился в обход фуры.

– Там же все опечатано, – позволил себе небольшое возмущение Василий, указывая на пломбы на дверях.

– Сидоров, – коротко произнес капитан, и один из камуфляжников подскочил вплотную и, не мудрствуя лукаво, ударом приклада сбил пломбу.

– Не имеете права! – Если бы разговор шел тет-а-тет, весь инцидент можно было бы разрешить несколькими купюрами соответствующего достоинства, но народа вокруг хватало, и безотказный способ мог не подействовать.

– Имеем, – капитан предъявил какую-то корочку в сочетании с украшенной печатями и штемпелями бумагой. – Сами все покажете или будем разгружать?

Откуда-то возникла собака, и на душе у Василия заскребли кошки. Но еще все могло обойтись: фура внутри была набита весьма плотненько, и разгрузить ее требовало много времени, не говоря уже о труде.

Как ни странно, постовые явно решили не жалеть ни того, ни другого. Уже через полчаса капитан небрежно бросил к ногам водителей небольшой целлофановый мешок и небрежно осведомился:

– И что это такое, господа?

«Заложили, суки!» – промелькнуло в голове Василия. Он еле сдержался, чтобы не разродиться длинной непечатной тирадой, и изобразил на лице полнейшее недоумение:

– Понятия не имею, товарищ капитан. Я же только водитель и ничего не грузил…

– Ну-ну, – хмыкнул офицер. – Впрочем, все эти байки вы будете рассказывать суду…

– Подвел ты меня, Роман, ох как подвел, – Рустам покачал головой.

Внешне он совсем не походил на классического горца, как их привыкли изображать газеты времен кавказских войн. Выбритый, с ухоженной – волосы тронуты благородной сединой – прической, одетый в дорогой костюм. Разве что взгляд был предельно холоден и лишен малейшей жалости. Словно Рустам решал про себя, когда и как наказать сидевшего напротив человека.

– Кто ж знал, Рустам Ибрагимович? Такое впечатление, будто кто-то заложил. Очень уж целенаправленно искали груз. – Собеседник давно привык к новому имени. С тех пор, как заменил в паспорте неблагозвучное Фома, данное ему при рождении старомодными родителями. – Но ведь не выдали водилы, ушли в несознанку, и ничто доказать не удалось.

– Еще бы! – прокомментировал Рустам.

Расколись попавшиеся – и этим лишь усугубили бы вину, получив по заслугам не только от власти. В тюрьме, как известно, тоже случается всякое.

Козлов вздохнул. Ох, не хотелось ему идти на эту встречу, очень не хотелось! Но куда деваться? Это в позабытые почти всеми перестроечные времена можно было пуститься в бега, мгновенно продав то, что нельзя унести с собой, и затерявшись на просторах страны, а по возможности – в ближнем или дальнем зарубежье. Теперь путь человека нетрудно было проследить по оставляемым им электронным следам. Да и недвижимость за день никуда не денешь. Государство тщательно следит, дабы сделки не совершались в течение нескольких часов, наглядно доказывая необходимость содержания огромного аппарата всевозможных чиновников.

Имелось одно местечко, где еще могут принять блудного сына, но как до него добраться? Может, как-нибудь удастся договориться, ведь времена беспредела давно прошли?

– Я все отдам, Рустам, – хрипловато вымолвил Козлов.

– Да? – бесцветным голосом осведомился Рустам и повернулся к помощнику, присутствовавшему в кабинете. – Слышишь, Расиф? У нашего компаньона есть деньги. Да?

– Автотранспортное предприятие, – сообщил Расиф, такой же степенный, как его шеф, разве что чуть более молодой.

Словно никто из троих этого не знал.

– Четыре не слишком новых фуры, – продемонстрировал осведомленность Рустам. – Только… Ты ведь не меня подвел. Ты таких людей подвел, что стоимостью товара не отделаться. Я же за тебя расплачиваться не буду, Роман. А неустойка там… Сколько?

Расиф покопался в карманах и извлек на свет божий бумажку с написанным на ней числом.

– Вот.

Козлов посмотрел на сумму, потом вперил взгляд, не веря увиденному, и глаза его округлились от удивления.

– Откуда? Это ведь… – Больше слов у него не было.

– Я же объяснял, – грустно поведал Рустам. – Не мне ты должен. Людям, которых подвел. Но хочешь – не плати. Тебя никто не заставляет.

И вроде бы не было прямой угрозы, однако по спине Романа побежали мурашки. Не заплатишь, как же!

– Но у меня…

– Жена и ребенок, я знаю.

Вообще-то Козлов хотел сказать про отсутствие требуемой суммы, но после дополнения Рустама смолк, а мурашки сменились холодным потом.

– Квартиру продай, – посоветовал Расиф. – Жилье в цене. И ту, вторую, в глубинке. Где жить – найдешь. Голова на плечах по-любому дороже. Не будешь дураком, денег еще наживешь. А будешь – никакие миллионы не помогут.

Роману становилось все хуже. Его собеседники подготовились намного лучше, чем он ожидал. Даже про квартиру в родных краях сумели пронюхать. Да, скроешься от таких…

И все-таки то, второе жилье вдруг подарило некоторую надежду. Главное – попасть в почти родной город, а там уже и до заветного села недалеко. Как-нибудь сумеет добраться без электронных платежных карт, на попутках или пешком. Уж там точно не пропадешь и никто никогда не достанет!

– Я сам слетаю туда. Есть кое-какие знакомства, так что продам подороже, – предложил Козлов.

– Не делай этого, – предупредил Рустам. Он словно читал мысли своего бывшего компаньона. Или же они были настолько очевидными, что не нуждались в специальных умственных усилиях. – Через фирму действуй. Потеряешь немного, но так спокойнее будет. Не забывай – ты подписку о невыезде давал. Потом тебя еще от легавых откупать.

Оставалось только вздохнуть. На деле легавых Роман опасался куда меньше, чем вот этого неулыбчивого мужчину с холодными глазами.

– Всем скажешь, что к осени думаешь начать новое дело, допустим, в Питере, поэтому нуждаешься в деньгах. Расиф тебе даст счета, куда перевести долг. И не благодари меня. Любой настоящий мужчина поступил бы так же, – тем же грустным голосом довершил Рустам. – А теперь иди. Не надо, чтобы нас видели вместе.

– Ловко ты провернул это дело, – покачал головой Расиф, когда они наконец остались вдвоем.

– Разве это такой уж труд? – отмахнулся Рустам. Выражение грусти не покидало его лица.

– Стоило ли сдавать его легавым? Я понимаю, заработали мы хорошо, но все-таки отлаженный канал…

– Кое-где намекнули, что им иногда нужны видимые результаты, – чуть скривился Рустам. – Собакам надо хоть изредка бросать кость. Тогда они не будут гавкать при твоем появлении. У них тоже хозяин есть. Им службу отрабатывать надо.

Расиф кивнул. Лучше пусть на нужном месте продолжает сидеть свой человек. Пока нового прикормишь, время пройдет. А время – тоже деньги.

– Да, еще, – словно вспомнил Рустам. – Когда Козлов все сделает, его надо убрать. Мертвые никогда не говорят ничего лишнего. Только сделать все так, будто он сам ушел из жизни. Пусть предсмертную записку напишет.

– А семья? – деловито уточнил Расиф.

– Я добрый. Пускай живут. Они не опасны.

На деле трогать жену с ребенком означало привлечь к случившемуся лишнее внимание.

Рустам встал, не спеша прошелся по кабинету и остановился у окна. Он явно думал уже о другом.

– Где хоть этот город?

Его помощник сразу понял, о чем идет речь, бодро пощелкал по клавиатуре и кивнул на монитор:

– Вот. Глубинка.

– Глубинка, говоришь? – Рустам подошел, посмотрел, что-то прикидывая, и задумчиво молвил: – Знаешь, это даже неплохо. Если устроить там перевалочную базу, путь удлинится, зато никто не ждет транзита с этой стороны, да и искать в такой глухомани не будут. Никто не сумеет сообразить, что отныне товар идет по другим каналам. Наверно, так и сделаем. Кто контролирует город?

Вопрос был сложный. Карту в Сети найти не проблема, но попробуйте отыскать там тайных властителей территорий!

Пришлось перейти к ноутбуку, который никогда не подключался к Инету. Есть всякие хитрые программки, которые могут выкачать едва не любую информацию, потому лучше хранить ее в недоступном месте.

Поиск занял немало времени. Хитроумные защиты, шифровки, да и так – не по полочкам же все разложено! Кусочек – тут, кусочек – там, чтобы загляни в комп кто посторонний – и ничего не сумел бы понять.

– Похоже, никто, – с некоторым удивлением на маловыразительном, как у шефа, лице вымолвил Расиф, откидываясь к спинке кресла.

– Как – никто? Бесхозный город? Так не бывает! – не поверил услышанному Рустам.

– Никакой информации у нас нет. Даже странно. Я попробую проверить по другим каналам, но на это уйдет несколько дней. Тут только сказано, что вначале там был Удав, и все.

– Удав? Но он же давно исчез!

– Я знаю, но ничего больше нет.

– Странно… – Рустам вновь зашагал по кабинету. – Вот что, надо скорее послать туда людей. Пока ты будешь узнавать здесь, они пусть узнают на месте. И сразу переходят к делу.

– Кто поедет с ними? – деловито уточнил Расиф.

– Джавад. Он засиделся без настоящего дела. Вдобавок, такой никогда не подведет, с кем бы ни свела судьба. Укомплектуй их по высшему разряду. Нельзя недооценивать противника.

– А если противника нет? Может, город настолько гнилой, что там просто нечего взять?

– Может, и так. Но лучше готовиться к худшему.

Пока шел разговор с Козловым, совсем в ином месте шел разговор о Козлове. Собакам бросили кость, но не все и не всегда ценят щедрый жест. Хотя не всегда и имеют что-то от дарителей, этого тоже не надо забывать.

– Не понимаю тебя, майор. Чего ты еще хочешь добиться? Груз мы перехватили? Перехватили. Так что же еще?

– Хочу докопаться до верхушки, – Воронин не заметил некоторой абсурдности своей фразы. Что поделать, если сотрудники органов и служб не имеют никакого отношения к филологии…

– И как? – заинтересованно спросил Федянин.

– Пройтись по всей цепочке.

– Прошелся? – Полковник не сводил с подчиненного полного иронии взгляда.

– Пока нет. Водители упорно не сознаются. Говорят, что они приняли фуру уже груженной и внутрь не заглядывали.

– Дальше, – поощрил Федянин.

– Грузчики в один голос твердят, что загрузили машину согласно путевому листу, а в нем никаких наркотиков не значится.

– Еще что-нибудь?

– Директор автотранспортной фирмы Козлов, кстати, лично присутствовавший при погрузке, подтверждает слова рабочих. Но ясно же: кто-то из них врет. Или водители, или рабочие.

– И кто?

– Не знаю пока, товарищ полковник! – с некоторой мукой в голосе выдохнул Воронин. – Но не сам же груз там оказался!

– Конечно, не сам. – Федянин встал и прошелся по кабинету. Выглядел он почти как Рустам, с поправкой на дородность полковника и более выразительное лицо. – Только беда в том, майор, что доказать мы ничего не сможем. Вот если бы удалось перехватить наркоту на складе или в момент погрузки в каком-нибудь глухом уголке – тогда да. Поймите, несознанка для подозреваемых – единственный выход из положения. Или вы что, надеетесь, что виновники вдруг покаются и сами увеличат себе срок? Да и доживут ли они до конца этого срока? Судя по стоимости груза, там явно замешаны весьма серьезные люди, которые достанут и в тюрьме. Или вы сохраняете наивность и верите в людскую совесть и неизбежную кару всем преступникам? Нет, вести следствие, несомненно, надо, просто не стоит строить иллюзий по поводу его успешного окончания.

Воронин давно разучился верить. Однако знать, что некто, заслуживающий самой суровой кары, спокойно разгуливает на свободе, и ничего при этом не делать было выше его сил.

– Я все-таки поставил телефоны Козлова на прослушку. Пока ничего. – Последнее тоже было естественным. Кто после залета станет разговаривать по телефону о делах? – Проверяем весь список деловых партнеров Козлова, однако он настолько обширен, что зацепки так просто не найти. Да и рейсы фирмы весьма прихотливы. Несколько раз фуры даже заезжали в родной город Козлова, где он сам давно не живет, но квартиру по-прежнему держит.

– Где это? – без особого интереса осведомился Федянин.

Название заставило на некоторое время задуматься. Попробуй вспомнить все города и веси на огромных просторах! Но вспомнил, настоящий профессионал.

– Не порывает, значит, связи с малой родиной, – сделал вывод полковник.

– Собственно, родился он в деревне, – поправил его Воронин.

– Не столь важно. Город-то получше. Да и практически рядом. Кто сейчас в тех деревнях остался?

– Так это все равно ничего нам не дает.

– Кто знает? Во всяком случае, тоже вариант. Зачем-то он посылал туда машины! Вдруг именно там и есть некий пункт, где хранится товар?

– Далековато, – возразил майор. – Одна дорога сколько времени отнимет.

– Зато надежно. Никто о подобном ходе не подумает. Конечно, не факт, но почему бы не проверить? Все равно никаких зацепок на данный момент нет. Так что слетай, майор, на пару деньков. Проверь на месте, что там и как. Вдруг выгорит? Здесь за Козловым все равно присмотрят. Да и куда он с подводной лодки денется?

– Слушаюсь. – Идея начальства ни малейшего энтузиазма не вызвала, но деваться было некуда. Сам настаивал на дальнейшей раскрутке, а ничего другого придумать не мог.

– Вот и ладненько, – потер руки полковник.

Иногда стоит хоть на время отсылать подальше чересчур ретивых сотрудников, чтобы не путались под ногами. Но теория вероятностей настолько капризная штука, что порой поневоле посылаешь в правильном направлении…

iknigi.net

Гусар бессмертия - Алексей Волков

Загрузка. Пожалуйста, подождите...

  • Просмотров: 2610

    Ядовитый привкус любви (СИ)

    Есения

    Мне предстоит выйти замуж. Ну и что? - спросите вы. Это делает каждая вторая, ничего необычного в…

  • Просмотров: 2418

    Бунтарка. (не)правильная любовь (СИ)

    Екатерина Васина

    Наверное, во всем виноват кот. Или подруга, которая предложила временно пожить в пустующей…

  • Просмотров: 2220

    Отдай свое сердце (СИ)

    Уля Ласка

    Я - Светлана Колосова, няня-психолог, работающая с детьми очень богатых и влиятельных родителей. У…

  • Просмотров: 2149

    Я тебе не нянька! (СИ)

    Мира Славная

    Глупо быть влюбленной в собственного босса. Особенно если у него уже есть семья. Я бы так и…

  • Просмотров: 2071

    Мой любимый босс (СИ)

    Янита Безликая

    Безответно любить восемь лет лучшего друга. Переспать с ним и уехать на два года в другой город.…

  • Просмотров: 2015

    Измена (СИ)

    Полина Рей

    Влад привык брать всё, что пожелает, не оглядываясь на ту, что рядом с ним. И когда встречает…

  • Просмотров: 1989

    Между Призраком и Зверем

    Марьяна Сурикова

    Одна роковая встреча, и жизнь неприметной библиотекарши бесповоротно изменилась. Теперь ей…

  • Просмотров: 1814

    Закон подлости (СИ)

    Карина Небесова

    В первый раз я встретила этого нахала в маршрутке, когда опаздывала на собеседование. Он меня за то…

  • Просмотров: 1756

    Синеглазка или Не будите спящего медведя! (СИ)

    Анна Кувайкова

    Кому-то судьба дарит подарки, а кому-то одни неприятности.Кто-то становится Принцессой из Золушки,…

  • Просмотров: 1538

    Не люблю тебя, но уважаю (СИ)

    Лилия Швайг

    Утонула и очнулась в другом мире? Не беда! Главное, что ты в своём теле и обрела новую семью. Пусть…

  • Просмотров: 1531

    У любви пушистый хвост, или В погоне за счастьем! (СИ)

    Ольга Гусейнова

    Если коварные родственники не думают о твоем личном счастье, более того, рьяно ему мешают, значит,…

  • Просмотров: 1349

    Отдых с последствиями (СИ)

    Ольга Олие

    Казалось бы, что может произойти на курорте? Океан, солнце, пальмы, развлечения. Да только наш…

  • Просмотров: 1304

    Соблазни меня (СИ)

    Рита Мейз

    Девочка, которая только что все потеряла. И тот, кто никогда ни в чем не нуждался.У нее нет ничего,…

  • Просмотров: 1212

    Оболочка (СИ)

    Кристина Леола

    Первая жизнь Киры Чиж оборвалась трагично рано. Вторая — началась там, куда ещё не ступала нога…

  • Просмотров: 1119

    Выкуп инопланетного дикаря (ЛП)

    Калиста Скай

    Быть похищенной инопланетянами никогда не было в моем списке желаний.Но они явно не знали об этом,…

  • Просмотров: 1054

    Алисандра. Игры со Смертью (СИ)

    Надежда Олешкевич

    Если тебе сказали: "Крепись, малышка" - беги. Только вперед, без оглядки, куда-нибудь, не…

  • Просмотров: 978

    Невеста особого назначения (СИ)

    Елена Соловьева

    Теперь я лучшая ученица закрытой академии, опытный воин. И приключения мои только начинаются. Совет…

  • Просмотров: 869

    Безумие Эджа (ЛП)

    Сюзан Смит

    Иногда единственный способ выжить — позволить безумию одержать верх…Эдж мало что помнил о своем…

  • Просмотров: 850

    Соблазни меня нежно

    Дарья Кова

    22 года замечательный возраст. Никаких обязательств, проблем и ... мозгов. Плывешь по течению,…

  • Просмотров: 842

    Нам нельзя (СИ)

    Катя Вереск

    Я поехала на семейное торжество, не зная, что там будет он — тот, кого я любила десять лет тому…

  • Просмотров: 813

    Принеси-ка мне удачу (СИ)

    Оксана Алексеева

    Рита приносит удачу, а Матвею, владельцу торговой сети, как раз нужна капля везения. И как кстати,…

  • Просмотров: 736

    Ожиданиям вопреки (СИ)

    Джорджиана Золомон

    Когда местный криминальный авторитет, которому ты отказала много лет назад, решает, что сейчас…

  • Просмотров: 708

    Замуж за миллиардера (ЛП)

    Мелани Маршанд

    Мэдди Уэнрайт давно уже плюнула на брак и на мужчин. После многочисленных свиданий с неудачниками,…

  • Просмотров: 669

    ФЗЗ. Книга 2 (СИ)

    Маргарита Блинова

    «Ноэми, хочешь ли ты изменить мир?»Знала бы черная пантера-оборотень заранее, чем дело обернется,…

  • Просмотров: 654

    Кувырком (СИ)

    Анна Баскова

    Университет окончен, с работой в родном городе туго. Что остается делать? Отправляемся покорять…

  • Просмотров: 634

    Несвобода (СИ)

    Тальяна Орлова

    Жившая в роскоши и изоляции, она ничего не знает о мире. Привыкший получать все, прирожденный…

  • Просмотров: 612

    Девственник (ЛП)

    Дженика Сноу

    Куинн. Я встретил Изабель, когда мне было десять. Я влюбился в нее прежде, чем понял, что это…

  • Просмотров: 607

    Мятежный Като (ЛП)

    Элисса Эббот

    Он берет то, что хочет. И он хочет меня. Когда у нас заканчивается топливо в сотнях световых лет от…

  • itexts.net