Книга «Игры Разума» от Джареда Тендлера. Книга игры разума


Покерная книга Джаред Тендлер Игры разума

На сегодняшний день существует огромное количество книг, в которых описано как правильно играть в покер, вести себя за столом, какую стратегию нужно придумывать и какие покерные комбинации надо выстраивать для выигрыша. Если бы покер был такой простой игрой, то все игроки стали бы профессионалами с браслетами WSOP и миллионами. Однако такого не бывает.

Покерная игра – это довольно-таки сложная концепция, которая переплетается с математикой и психологией. Играя в покер с компьютером, можно быстро вычислить последующие его действия, однако при игре с реальными людьми так не получится. Именно благодаря психологии игрок может понять, в каком положении находится он и его противник.

Такой позиции придерживается Джаред Тендлер, написавший книгу «Покер: Игры разума». Книга посвящена изучению оппонентов, так как писатель утверждает, что именно благодаря тильту (психологическому состоянию, возникающему во время игрового процесс в момент проигрыша) можно определить дальнейшие действия противника.  Помимо этого в книге описаны аспекты, которые имеют влияние на поведение игроков во время покера. Прочитав эту книгу, вы сможете понять, если у игроков за столом чувство тильта, чтобы в дальнейшем направить его в свою пользу.

Помимо этого в книге присутствует такой термин  как «накопленный тильт» — появляется у оппонента, когда его уже долгое время преследуют неудачи. Также в книге вы найдете рекомендации и советы, как не допустить этого состояния у себя. Специалист рассматривает тильт как плохую и неумелую игру, перемешанную с гневом. И если искоренить у себя эти две характеристики, то тильт для вас больше не будет проблемой.

Книга «игры разума» есть как в печатном издании, так и в аудио формате. Аудиокнига разделена на несколько записей для более удобного прослушивания. Без сомнений эта книга может считаться самым настоящим учебником в покерной игре, поскольку написана она без воды, по существу и очень качественно. Многие профессионалы описывают в своих трудах психологию, математику, комбинации, стратегии, бакнролл и т.д.

Особое место занимает психология, однако именно её многие игроки почему-то не берут в расчет, поскольку считают несущественной и неинтересной для изучения. Если достаточно хорошо разбираться в психологии, то вы значительно повысите себе шансы на победу в соревнованиях. Распознавание блефа, уровень тильта, нервозности или же сильной руки – отлично помогает в игре. В зависимости от поведения противников, вы сможете понять в каком они состоянии и сможете сделать правильные и обдуманные действия в свою пользу.

Об авторе и структуре книги

Книга «Покер: Игры разума» была написана Джаредом Тендлером- специалистом в сфере профессионального покера. Он является тренером многих уже профессиональных игроков, психологом и обладает степенью магистра психологии. На сегодняшний день публикуются его статьи, монографии во многих популярных покерных площадках. До того, как заняться покерными играми Джаред Тендлер работал психологом в сфере гольфа, создавал приемы, которые используются и по сей день в покерных играх.

«Покер: Игры разума» Джареда Тендлера в формате аудиокниги считается самым удобным и практичным форматом. В ней нет никаких усложняющих элементов: таблицы, комбинации, математические расчеты – все это отсутствует, что дает слушателю более четко понять суть. В книге есть две части. Первая часть посвящена тильту и как от него избавиться. По его мнению, есть всего 8 типов эмоциональных всплесков, мешающих ясно думать и руководствоваться верными мыслями.

Отдельно выделена целая глава, в которой рассказывается, как обернуть тильт в свою пользу и сделать его союзником. Помимо этого также описаны психологические стратегии, которые разработал сам специалист. Вторая часть книги описывает какой должен быть настрой и как правильно себя вести во время покерной игры. Рекомендуется начинать читать именно эту часть, а потом первую, если вы чувствуете, что сможете справиться с тильтом.

В книге расписано, как избавиться от страха, сохранять спокойствие, принимать правильные решения, быть дисциплинированным, не утомляться, контролировать эмоции и другое. Благодаря этому вы сможете контролировать ситуацию за столом и стать настоящим профессионалом попутно зарабатывая крупные суммы.

Особенности книги «Игры Разума» Джареда Тендлера

Книга игры разума учит новичков психологическому аспекту, какой нужно использовать метод или стратегию в том или ином случае. Счастливый случай или молитвы не могут в этой холодной и расчетливой игре. Книга несет в себе знания, откуда появляется тильт, как лучшем им управлять или распознать его у своих оппонентов.

Это издание поможет вам научиться управлять своими эмоциями за столом и вычислить ваши привычки, которые могут загубить всю игру. Многие успешные покеристы, профессионалы со всей уверенностью скажут вам, что самым главным аспектом покерной игры, является психология. Тем, кто не до конца знаком со всеми тонкостями покерной игры, кажется, что все эмоции это всего лишь независящее от вас или других обстоятельства, которые нельзя логически объяснить. Однако это не так, и книга это вам покажет.

Где можно скачать книгу «Игры Разума»

Книга Игры разума есть уже на русском языке. Бумажные версии продаются в любых интернет магазинах. По стоимости книга очень доступная, без наценок. Её цена составляет примерно 10 долларов. Многие тематические порталы, торрент трекеры, файлообменники имеют и электронную версию издания, где можно скачать его абсолютно бесплатно. Единственное что, нужно быть внимательным, чтобы вместе с книгой не скачать какой-нибудь вирус или вредоносный файл. На каналах ютуба также представлена «Покер: Игры разума» аудиокнига. Несколько моментов из книги можно просмотреть наглядно в видео формате.

Подводя итоги, можно сказать, что опытный игрок или профессионал можно легко определить, когда оппонент находится в состоянии паники или спокойствия. Более сильные игроки умело выстраивают свою стратегию ставок, используют подсказки, которые основываются на тайминге и поведении соперников, благодаря чему они обладают некими преимуществами над новичками или слабыми противниками.

Игроки, плохо знающие психологию и не различающие скрытые знаки противников, не смогут увидеть логическую цепочку игрового процесса. Во время игры вы сможете понять, какое положение у оппонента, сильная ли у него рука, подвержен ли тильту и т.д., что сыграет вам на руку для более смелых и рассудительных решений в пользу своего выигрыша. После прочтения, книга игры разума поможет вам приблизиться к тому, чтобы не только стать опытным игроком и настоящим профессионалом, но ещё и научиться контролировать себя, что даст возможность выигрывать даже в самых проигрышных ситуациях.

Если же вы все ещё считаете, что в покерной игре не нужны хотя бы базовые знания психологии, то, к сожалению, ваш выигрыш будет редким и полагающимся только наудачу. Теперь психологический аспект стал одним из самых важных в покерной игре за счет чего, необходимо осваивать новые навыки и бороться в конкуренции с профессиональными игроками.

igraivpoker.ru

Читать онлайн книгу «Игры Разума» бесплатно — Страница 1

Сьюзан Кей Куинн

Игры Разума

Игры Разума

Каждый раз, когда я вижу ее, она меня удивляет. Не очаровательно или дразняще, хотя нет сомнений, она очаровывает меня. Она удивляет меня тем, что никакой шепот не предупреждает о ее присутствии, как я узнаю о приближении других в школе Уоррен Тауншип, где толпа — это гул мыслей. И именно это проблема.

Ее каштановые шоколадные волосы спускаются по спине, когда она пробирается между учениками, спеша к первому уроку. Она колеблется, когда передвигается между ними, прижав руки и стараясь никого не касаться. Она уходит от меня, и я опускаю глаза, когда она останавливается, сжимает рюкзак и движется дальше сквозь топлу, опустив голову и не оглядываясь. Она сегодня в шортах, и я благодарен Богине весны за не по сезону теплую погоду.

Парень, ты должен перестать думать об этой нулевой.

Мысли Тони прорываются сквозь шум остальных мыслей, и я не должен оборачиваться, чтобы увидеть его быстрое приближение.

Ее зовут Кира.

Я набираю код на шкафчике и открываю его. Засовываю спортивную сумку к грязным футболкам, о которых забыл.

Тони прислоняется к следующему шкафчику, на нем кофта Blue Devils.

Да, хорошо, а то люди начинают думать, что ты самодовольный.

Теперь, когда я обращаю внимание, то улавливаю мысли трех девушек, скользящих вместе с их синхронными шагами и одинаковыми рубашками.

Самодовольный. Заведи себе реальную девушку, извращенец.

Тони бросает взгляд на девушек.

Раф не самодоволен. Ты чего? Как тебе тройняшки?

Их мысли скользят друг к другу, смешиваясь вместе.

В твоих мечтах, Тони… Прекрати общаться с парнями, охотящимися на маленьких девочек… Затем их мысли становятся громче:

Самодовольный. Самодовольный. Самодовольный.

Пение в один голос, пока они не уходят из диапазона слышимости.

Парень, становится только хуже.

Тони провел рукой по своим коротко стриженным волосам.

Я знаю, что ты практически вырос с этой девушкой, но это не делает ситуацию лучше.

Спасибо за понимание.

Я поднимаю глаза на конец коридора, но Кира уже ушла.

В следующий раз, когда тебе нужен будет удар в лицо, дай мне знать.

Тони качает головой. Он мой товарищ по команде и второй капитан, и мы проводим много времени в мыслях друг друга, мысленно играя и разрабатывая новые стратегии. Он всегда прикроет мне спину.

Извини.

Я тихо закрываю дверцу шкафчика, чтобы не нарушить поток мыслей, заполняющих коридор.

Я знаю, ты спасаешь мою шкуру. Я хочу…

Мое сознание перебирает, что я хочу, и это быстрое слайд-шоу из поцелуев с Кирой, как мои руки скользят по ее спине, и ее образ в облегающем платье после формальной части Игр. Я быстро отталкиваю эти образы, не желая, чтобы мои личные мысли стали известны другим, но уже слишком поздно. В голове двух парней в кожаных куртках вновь всплывают картинки с Кирой и еще более откровенном платьем. Затем они отворачиваются и строят планы на выходные, совсем забыв про меня.

Тони испускает длинный вздох.

Все плохо. Я знаю. Я понял. Она невероятно горячая.

Его сочувствие — мелкий бассейн.

Но ты должен взять себя в руки. Она всего лишь ребенок по мерках мыслей, не говоря уже о том, что ты никогда не будешь знать, что она думает. Как ты можешь доверять кому-то как она?

Кира все еще может измениться. Ей еще нет шестнадцати. Было много таких, кто поздно изменился.

Но мои мысли проходят мимо Тони, его глаза сосредоточены на бегущей по коридору блондинке с длинными ногами в коротких шортах. Она едва в диапазоне, ее имя появляется в моей голове. Джессика. Она болельщица с прошлогоднего чемпионата игр.

Есть много других девушек.

Мысли Тони привлекают ее внимании, и она отбрасывает длинные волосы назад, чтобы взглянуть на нас.

Правильные девушки, те кто прошли через изменение и были бы рады поделиться с тобой мыслями.

Джессика рисует себя в моих объятиях, как ее пальцы запутываются в моих волосах.

В любое время, Раф. В любое время.

И она уходит из диапазона.

Тони улыбается мне, и я вздрагиваю.

Я не знаю эту девушку, но это не остановило ее от желания обменяться со мной эмоциями, что происходит при прикосновении. Если бы это было только физически… было бы приемлемо. Но идея обмена эмоциями с девушкой, которую я не знаю, вызывает озноб. До тех пор пока прикосновение Киры к моей коже посылает приятные мурашки.

Тони сильно бьет меня сзади по голове, стараясь избежать контакта кожи с кожей.

Это я и имею в виду!

Его мысли сквозят разочарованием.

Не вариант думать о ней таким образом. Если ты будешь делать это, люди будут думать, что ты действительно занимаешься этим, а не только фантазируешь. Уже ходят слухи.

Он указывает на меня.

У тебя есть нечто хорошее. Не упусти это.

Он говорит о популярности, сохранившаяся с прошлого чемпионата, которая следует за мной повсюду, и от которой я не могу избавиться. Девушки, как Джессика, открыто думают обо мне, и не стесняются того, что хотели бы сделать. Первое время, натыкаясь на их бесстыдные фантазии, я был польщен и немного заинтересован. Но это было до того, как я узнал, что на самом деле означает прикосновение, таким глубоким был обмен в моей голове. Теперь я думаю обо всем, чтобы игнорировать предложения. Если иметь репутацию самодовольного, может стоит это учесть.

Я вздыхаю и направляюсь на первое занятие. Неважно, что читающие Уоррен Тауншип думают обо мне, это все равно не изменит того факта, что Кира считает меня своим лучшим другом. Она никогда не пересечет эту черту, если — пока, говорю я себе — она не изменится.

~*~

Мой первый урок у мистер Фридмана, где мы проходим строки из «Илиады». Его слова на латыни, но мысли вообще непонятно на каком языке. Мысли учеников быстро синхронизируются с мыслями мистера Фридмана, и получается идеальный мысленный ритм стихотворения. В следующем году они будут учиться только мысленно, но сейчас я рад, что мы можем и говорить. Это возвращает мои мысли к Кире.

Вспоминаю, что следующий урок — английский, и мы с Кирой в одном классе. Я подбираю скрайб-пад со стола и засовываю в свой рюкзак.

Я прихожу на английский раньше и замираю в дверях. Суета мыслей превращается в рассеянный разговор, и мистер Хэмптон мысленно говорит с учениками. Кира выводит каракули на своем скрайб-паде, волосы свисают, закрывая ее лицо. Ее окружает пространство, полное свободных мест со всех сторон. Другие ученики не хотят объединяться с единственной девушкой в классе — на самом деле во всей школе — которая не может читать мысли. Это продолжается уже не первый год, но по-прежнему заставляет меня съеживаться. Ей не нужно читать мысли, чтобы заметить свободное кольцо мест вокруг нее.

Я думаю о них, как занятых для меня.

Я иду по проходу, игнорируя двух девушек в следующем ряду, и готовлюсь к тому, что Кира посмотрит на меня. Металлический стул скрипит, когда я сажусь на сиденье позади нее, и Кира оборачивается через плечо, одаривая меня широкой улыбкой, которая заставляет мое сердце подскочить.

Коренастый парень позади меня мысленно хихикает и, его имя — Денис — всплывает в моей голове вместе с его насмешливой мыслью. Я сосредотачиваюсь на ясных голубых глазах Киры и крошечных веснушках на щеке, как утренняя звезда появляющихся в определенное время дня. От нее как всегда пахнет мылом и лавандой, отгоняя запах кроссовок Дениса.

— Привет, — надеюсь, мой шепот не будет привлекать больше внимания, чем мои мысли. Я кладу рюкзак под сиденье.

— Привет, — отвечает она не достаточно тихо. Две девушки в соседнем ряду начинают думать о ней.

Не могу дождаться, когда закончится школа.

Так жутко, что она постоянно рядом.

Я знаю. Никогда не знаешь, какое зло она замышляет.

Я слышала, она ходит по кварталам и заглядывает в окна. Преследует.

Я подавляю желание взглянуть на них, но они знают это. Одна хмуро смотрит на меня.

Лузер.

Самодовольный, — думает другая. Может, ты поможешь ей со шпионажем.

Заткнитесь.

Я сосредотачиваюсь на Кире, надеясь, что на моем лице не отразились мысли девушек, где она сможет их увидеть.

— Просто еще два дня, — говорю я. — И целое лето свободы.

Она вздыхает и смотрит на двух девушек. В этот дикий момент я боюсь, что она может услышать их мысли, но ее лицо выражает нетерпение.

— Да, — говорит она. — Мне необходим отдых от всего этого веселья. Выходные не скоро.

— У тебя есть планы? — спрашиваю я. — На лето я имею в виду.

Она приподнимает бровь. Я провожу много выходных в доме Киры, когда команда не путешествует и не участвует в играх, но в эту субботу все собираются на Игры Разума.

Все, кроме Киры, потому что она не вписывается в турнир. Хотя, я видел ее один раз в костюме игр, которые носят все девушки, из серебристой обтягивающей ткани. Я подавляю этот образ и сосредотачиваюсь на губах Киры.

Они шевелятся — она что-то сказала, и я пропустил это.

— Прости? — говорю я.

— Эй, ты в порядке там? — она делает вид, что осматривает мою голову. — Получил вчера слишком много раз по голове?

Мысленный смех Дениса отдается в моей голове, и я рад, что Кира не может его услышать.

— Извини, просто… я так думаю, — это правда. Потому что я хочу пригласить ее на Танцевальные Игры, но не могу представить ее реакцию без выражения ужаса на ее лице. — Итак, что ты делаешь этим летом?

— Останусь дома, скорее всего, — говорит она. — Постараюсь удержать Симуса от неприятностей и позаботиться о бабушке, — она проводит по линиям стола пальцами. — Мне много чего нужно прочитать, чтобы нагнать класс по программе. Что насчет тебя? Мы могли бы посмотреть старые фильм. Может, ты помог бы мне нагнать?

Она улыбается мне, и я не хотел бы ничего, кроме как провести лето с Кирой, смотря старые фильмы. Или делать всё, что она захотела бы делать. Но я уезжаю, и это сдавливает мне грудь.

— На самом деле, я уезжаю в лагерь в штате Индиана на все лето. У меня будет время попрактиковаться с «The Twisters», и… — угасающая улыбка Киры разрывает меня изнутри.

— Ох, — говорит она. — Хм, ничего себе. Это… замечательно. «The Twisters», да? Это одна из новых групп?

Я смеюсь, освобождая воздух из легких. «The Twisters» чемпионы Кубка мира последние три года. И она знает это.

— Да, они потрясающая группа, и они разрешили мне играть. Они слышали, что я великолепный гитарист.

— Правильно, — говорит она. — Как будто ты действительно можешь играть на музыкальном инструменте.

Ее тонкие пальцы хорошо играют на саксофоне, не то что мои неуклюжие руки.

— Эй, я не плох в синхронизированной рок-игре! — я сожалею о том, что сказал, как только тень падает на ее лицо. Я не должен был упоминать игры. Что со мной не так?

Она фальшиво улыбается, улыбкой которую я вижу насквозь.

— Вау, — говорит она, усмехаясь. — Рок-герой и футбольный чемпион. Должно быть трудно быть тобой. Бьюсь об заклад, ты победишь отключение вентиляторов в эти дни.

Прежде чем я могу ответить, голос мистера Хэмптона раздается в моей голове, притягивая к себе всеобщее внимание.

— Класс, возьмите свои слейты. Я отправлю вам окончательные инструкции. Помните, что нужны родители, чтобы закончить ваше испытание. Ни мысленно-читающих партнеров, ни друзей, ни обмана.

Он начинается громко описывать инструкции, чтобы сосредоточить наше внимание не на болтовне, а на наших слейтах. Класс синхронизируется с его голосом, и, похоже, мои посторонние мысли не заметили.

Я изучаю лицо Киры, ту часть, которую мне видно. Малые линии исходят от уголков ее глаз, когда она изучает лист мистера Хэмптона, сброшенный на наш электронный слейт. Ее ноги вытянуты вперед, голые колени спрятаны под столом.

Она рисует на себе, словно прячась от всего мира внутри собственной кожи.

Научиться читать Киру Мур стало для меня первостепенной задачей. Я хочу знать ее мысли, даже если они по-прежнему в ловушке внутри ее головы, скрытые от остального мира. Все началось осенью прошлого года, когда я понял, что девушка с которой я дружил с детского сада, заставила мое сердце биться, как сумасшедшее, когда она подошла ко мне. Она увязла внутри себя после того, как несколько девушек загнали ее в туалет и нарисовали на ее щеке красный ноль, краской которая стирается только через два месяца. Кислый привкус появляется во рту при этом воспоминании. Она отшучивалась, но я не мог упустить из виду красные пятна и полосы от слез на ее лице. Необходимость обнять ее тогда причиняла мне ужасную боль, но мне не хватило храбрости попробовать.

Я провожу руками по лицу и пытаюсь сосредоточиться на своем электронном слейте.

Из всех девушек в школе, почему именно она должна быть той, кто не изменился? Как правило, каждый год находится ребенок, который не меняется, чей мозг не перестраивается с детского на подростковый. Но почему это должна быть она?

Вдруг, в моей голове всплывают причины проведения лета в Индиане. Возможность бегать по полю, гоняя мяч? Любой самый лучший футболист бледнеет перед просмотром старых фильмов с Кирой и убеждением ее, что она важна. Что у нее есть место в мире.

Резкая мысль мистера Хэмптона вырывает меня из моих раздумий. Он не говорит вслух, слава богу.

Вы так хорошо знакомы с «Повелителем Мух»[1], мистер Лобос Сантос, что вам не нужно рассматривать его?

Его мысль тянется по всему классу.

Мое лицо горит, и я сосредотачиваюсь на его голосе. Он не упустил ни одной детали и продолжает рассказывать. Остальное время от занятия мы проводим за обсуждением образа мучителя Отелло, и нескольких стихотворений, которые, как я уверен, не включены в программу. Бормотание вокруг говорит мне, что я прав.

Почему мы до сих пор читаем рассказы, предшествующие миру мысле-чтецов? Отелло неправдоподобен. Все в этой истории построено на лжи и обмане, чем-то, чего не было две минуты назад. Кроме того, все знают, что политики — самые честные люди на земле, как они могут что-либо скрывать, если постоянно контактируют с людьми.

Пока я думаю о своей итоговой оценке по английскому, звонок прерывает мистера Хэмптона. В то время, пока я копаюсь в своем рюкзаке, Кира встает и покидает класс до того, как я могу ей что-либо сказать. К тому времени, как я убираю свой слейт в сумку, она уже испарилась.

Я ищу ее на обеде, но поток мыслей мешает сосредоточиться. Колебания между дурманящей банальностью и душераздирающей тоской — это мысли игроков в рэгби, столкнувшихся друг с другом и танцующих в моей голове. Я решил, что она пропустила обед, чтобы пробежаться, как она часто делает.

Я пробегаю через школу, ожидая последнего звонка. Бег на длинную дистанцию по залу — и я нечаянно задел ребенка своей голой рукой, получив порцию проклятий в свой адрес. Я думаю извиниться, но не замедляюсь, полный решимости достичь шкафчика Киры раньше ее. Когда я поворачиваю за угол, она уже там, копается и вытаскивает свою спортивную сумку.

Я останавливаюсь, чтобы перевести дух и успокоить сердце, не желая осознавать, что пробежал через всю школу, чтобы увидеть ее. Группа учеников стоят на противоположной стороне от нее, несколько богатых детей проходят мимо, держась за руки в перчатках. Я завидую, и это заставляет мальчика ухмыльнутся. Интересно, так же было бы, если бы я держал за руку Киру. Мог бы я обойтись без перчаток, ведь она не является читающей. Не было бы интимного обмена мыслями.

Может быть, я, в конце концов, самодовольный.

Может быть, Тони прав.

Может быть, я должен забыть о ней.

Кира всматривается в шкафчик. Я замечаю ее маленькую улыбку и спотыкаюсь, как идиот. Я желаю, чтобы она могла слышать мои мысли, чтобы мне не пришлось подыскивать нужные слова, которые я должен буду сказать вслух. Так она просто бы узнала, что я думаю и что чувствую. Что я хочу, чтобы она забыла о том, что думают другие люди. Что хочу пригласить ее на Танцевальные Игры, в мою последнюю ночь в городе, прежде чем уеду в Индиану.

— Привет, — говорю я. Вау. Я невероятно остроумный и оригинальный.

Она вздыхает и снова рассматривает свой шкафчик прежде чем ответить.

— Привет.

— Слушай, я хотел спросить…

Раф, Раф, Раф! Вот ты где.

Мое имя привлекает внимание, и я оборачиваюсь. Это Джессика, девушка из зала, которая хотела запустить руки в мои волосы.

Тони сказал, что ты будешь здесь.

Тони здесь нет.

Я подхожу ближе к шкафчикам, чтобы дать ей уйти, но она подходит и останавливается рядом со мной. Ее духи, словно ядовитое облако, заставляют слезиться мои глаза.

— Ты должно быть Кира, — говорит Джессика вслух. Кира выгибает бровь, отражая шок, который, наверное, написан на моем лице. Почему Джессика говорит вслух? С Кирой? Они друзья? По прищуренному взгляду Киры я понимаю, что это не так.

— Хм, должно быть я, — говорит Кира. Я пытаюсь выяснить, что между ними происходит. Мысли Джессики предназначаются мне, хотя она и улыбается Кире.

Тони говорит, что тебе нужна пара на Танцевальные Игры, и что я буду идеальным для тебя вариантом.

Тони ошибается. Мне не нужна пара. Я даже не знаю тебя.

Безусловно, мы можем это изменить.

Джессика улыбается фальшивой улыбкой.

— Кира, ты такая милая, — говорит она. — Я бы потискала тебя за щечки, если бы у меня был защитный костюм (вторая кожа).

Тони сказал, что тебе нужна настоящая девушка на танцы. Все знают, что ты совершаешь ошибку с этой нулевой, Раф. Просто скажи «да» и обещаю, ты будешь рад, что сделал это.

Мой рот открывается, когда я смотрю на нее. Я вздрагиваю от хлопка металлической дверцы шкафчика.

— Я получаю удовольствие от тисканья за щеки, — говорит Кира, ее голос похож на лед. — Но спасибо за предложение. Увидимся, Раф, — она поворачивается, чтобы уйти.

— Кира, подожди! — говорю я, оправившись от сумасшедших изображений в голове Джессики — ее и меня на Танцевальных Играх, танцующих медленные танцы в официальной одежде. — Я… я хотел поговорить с тобой о Танцевальных Играх, — бросаю взгляд на Джессику.

Не знаю в какую игру ты играешь, но почему бы не пойти поиграть с Тони?

Ну, это будет противоречить цели. Тони не тот, кто нуждается в помощи, Раф, а ты.

Вслух она сказала:

— О, Танцевальный Игры! Ты пойдешь?

— Я не планировала, — Кира рассматривает Джессику будто не уверена, сумасшедшая та или просто глупая. Затем она смотрит на меня. — Это не совсем мое.

— Ох, но должно быть! — говорит Джессика. — Тебе не нужен парень, чтобы повеселиться. Тебе даже не придется играть. Можешь просто смотреть. Там соберутся девушки из нашей группы, чтобы подбодрить геймеров. Ты должна пойти с нами, — ее голос бодрый и легкий, но мысли заполнены темными развлечениями. Она наслаждается этим обманом, в который повергает Киру. Мой желудок переворачивается, когда она представляет, как ее друзья заманивают Киру в темную аллею позади Игр.

Идем со мной на Танцевальный Игры, Раф, или же я приглашу Киру на свое свидание.

— Ничего себе, — говорит Кира, слегка ошеломленно. — Это действительно, гм, превосходно. Повтори свое имя?

Улыбка Джессики — отвратительная маска, скрывающая ее мысли.

— Джессика!

— Хорошо, Джессика, — Кира одаривает меня взглядом, говорящим «куда катится мир, Раф?» — Предполагаю, это может быть весело. Не думаю, что пойду, но постараюсь.

— Нет! — Кира хмурится. — Я имею в виду, что не думаю, что тебе понравится, — это звучит неправдоподобно, но я не хочу, чтобы Кира опять начала думать, что не принадлежит этому миру, и что должна доказать всем свое право находиться среди нас.

— Подожди, — говорит Кира. — Разве ты не хотел спросить у меня насчет Танцевальных Игр?

— Нет, Раф прав, — Джессика принимает другую тактику причинения боли Кире. Мой желудок скручивает. — Танцевальные игры не место для тебя. Никогда не будет, да бедняжка? Как насчет того, чтобы пройтись по магазинам? Тебе нравится ходить по магазинам?

— Не очень, — брови Киры сдвигаются вместе.

— Даже за одеждой? — Джессика приглушенно выкрикивает. — Я знаю! Новый имидж!

Кира выглядит неопределившейся, а мне еще хуже. Джессика смотрит на меня.

Отведи меня на Танцевальные Игры, Раф, или же я смогу убедиться, что она хорошо проводит время со мной и моими друзьями.

У меня пересыхает во рту. Джессика и ее друзья будут донимать Киру. Все лето. Когда я уеду. Меня не будет здесь, чтобы помешать им или отплатить за их поступки. Ее брат, Симус, сможет защитить ее, но он уезжает в Вест-Поинт. Мой мозг перебирает информацию. Когда он уезжает? В начале лета или в конце? Не могу вспомнить..

Джессика улыбается, когда она слышит мои сомнения. Мои страхи.

Нет.

Я сверлю ее взглядом.

Оставь ее в покое.

— Не думаю, что Кире нужно сменить имидж.

Улыбка Джессики растет.

Ты знаешь, чего я хочу.

— Не прерывай, Раф.

Изображение ярко-красного нуля на щеке Киры всплывает в моем сознании. Джессика видит это и ухмыляется. Не могу сказать, сделала ли она это сама или же это отображение слухов недельной давности.

Я сжимаю кулаки, перевожу дыхание и медленно выдыхаю.

Хорошо. Прекрасно. Я пойду с тобой, если пообещаешь, что оставишь ее в покое. Если ты навредишь ей, я прослежу, чтобы ты пожалела об этом.

— Эй? — Кира щелкает пальцами у меня перед глазами. — Все еще здесь… — она выглядит раздраженной. — И я могу устроить собственные свидания, Раф. Спасибо все еще за помощь.

У Джессики на лице кошка-съевшую-птицу улыбка удовлетворения.

Ты не пожалеешь, Раф, я обещаю.

Она одаривает Киру улыбкой.

— Увидимся, Кира, — говорит она миролюбиво, но я слышу угрозу.

Джессика идет по проходу, не забыв уделить внимание своей походке. Я впиваюсь взглядом в ее спину.

Ты никого не обманешь, Джессика. Все узнают, что ты шантажировала меня. Я позабочусь об этом.

Все подумают, что я преуспела, — думает она, не оглядываясь.

Я буду девушкой, направившей тебя в нужное русло, избавившей тебя от ужасной ошибки с нулевой.

Я думаю несколько слов, которые повергли бы мою маму в ужас, но Джессика вне диапазона слышимости. Когда она, наконец, исчезает за углом, Кира складывает руки на груди и фиксирует на мне взгляд.

— Ты хочешь мне рассказать обо всем этом? — спрашивает она. — Клянусь, твоя девушка была странной.

Я резко поворачиваю голову к ней.

— Она не моя девушка!

— Серьезно? — говорит Кира. — То, как она на тебя смотрела, и как ты провожал ее до поворота? — она пожимает плечами. — Ты мог бы сделать и хуже, Раф. Она выглядит милой и хорошей.

Мои плечи опускаются.

— Она не моя девушка, — мой голос низкий, слабый. Конечно, после Танцевальных Игр поднимутся слухи. Если мне повезет, Кира не будет их слушать. Я стискиваю зубы. Тони стоит за всем этим, помогает наносить удары мне в спину.

— Не важно, Сантос, — говорит Кира. — Ты придешь помочь мне в эту субботу?

Суббота? Танцевальные Игры… Куда я собираюсь с Джессикой.

— Эм… нет, я не могу… я занят.

Кира обводит взглядом коридор.

— Точно. Как насчет воскресенья? В понедельник уже не надо в школу. Можем поздно лечь, есть попкорн, который мама покупает в больших количествах у бойскаутов.

— Я… — я сглатываю. — Я уезжаю в воскресенье.

— О, — она хмурится и подхватывает свою спортивную сумку с пола. — Ну, я взяла несколько пробных тестов у мистера Хэмптона, вместе с моими оценками. Так что, не вижу смысла торчать здесь. Ничего не делать, кроме учебы, как и положено нулевой.

Я гримасничаю, когда она употребляет слово «нулевая».

— Полагаю, — она делает паузу. — Полагаю, это прощание, — она прилагает много усилий, чтобы улыбнуться, и это делает все более мрачнее и хуже. — Ну, хорошо провести лето, Раф. Удачи с «The Twisters», и, знаешь, не разбей слишком много сердец в Индиане, — она поворачивается, чтобы идти дальше по коридору.

Я должен попрощаться. Объяснить, что на самом деле произошло с Джессикой. Но я ничего не говорю, просто наблюдаю за ней.

Может быть, Тони прав. Может, мне нужно прекратить ждать Киру, пока она измениться. Может, мне стоит забыть все, что я знаю о ней: насколько горячим любит какао, насколько ледяным чай, какую музыку любит и как долго и напряженно она бегает. Может, лето в Индиане поможет забыть ощущение мурашек на моей коже и дикое биение сердца, когда она рядом. Может, нужно встречаться с кем-то другим, как Джессика, только менее ужасным, кто поможет мне забыть Киру. Даже если я сомневаюсь, что это сработает.

Но я уверен в одном: в следующий раз, когда я увижу Тони, я собираюсь ударить его по лицу.

Примечания

1

«Повелимтель мух» (англ. The Lord of the Flies) — дебютный аллегорический роман-парабола английского писателя, лауреата Нобелевской премии по литературе (1983), Уильяма Голдинга, вышедший в 1954 году.

www.litlib.net

Читать онлайн "Игры для разума. Тренинг креативного мышления" автора Микалко Майкл - RuLit

СПб.: Питер, 2007 г. - 448 стр.

ISBN 978-5-91180-514-2

Серия: Сам себе психолог

Креативными не рождаются - креативными становятся! Книга срывает с творчества покров тайны. Уникальная система логических и интуитивных упражнений любому человеку позволит развить нестандартное "вертикальное мышление"!

Метод Леонардо да Винчи, метод Сальвадора Дали, техники творческой инкубации и мозгового штурма - эти и многие другие упражнения помогут максимально использовать потенциал мозга и собственное подсознание. Вы сможете находить новые способы делать деньги и карьеру, превращать проблемы в возможности, действовать более продуктивно, побеждать конкурентов и создавать новые технологии.

Вам обеспечен невероятный творческий подъем, немыслимое количество новых идей и настоящий прорыв в будущее!

Игры для разума

Тренинг креативного мышления

Эта книга и моя любовь посвящены моей жене и партнеру Анне, которая навсегда поселилась в моем сердце

Благодарности

Я благодарю Шарлотту Бруни, руководителя прихода Сент-Винсент де Пол в Черчвилле, штат Нью-Йорк, за пробуждение во мне веры и напоминание о единственной самой важной вещи в жизни, о который я давно забыл. Шарлотта напомнила мне, что настоящая природа человеческих чувств по большей части одинакова у разных людей на всей земле.

Конечно, у человека есть такие чувства, в которых мы все отличаемся между собой. У каждого из нас есть свои особенности и собственный уникальный характер. Именно об этих особенностях говорят люди, когда обсуждают и сравнивают чувства. Но такие чувства составляют приблизительно десять процентов всех наших переживаний. Девяносто процентов чувств у всех одни и те же, и мы переживаем их одинаково.

Эти общие универсальные человеческие чувства забыты большинством людей, они скрыты в массе мнений, конфликтов и личностных различий, озвученных правительствами, религиями, политическими деятелями, учеными, знаменитостями и, конечно, вездесущими и всемогущими средствами массовой информации. Эти голоса дисгармонии и разобщенности отдалили нас друг от друга и ожесточили наши сердца. Мы должны игнорировать эти голоса раздора и побуждать друг друга чтить и уважать этот огромный океан — эти девяносто процентов, — в котором наши чувства похожи. Возможно, если мы будем делать это, то обретем «рай на земле».

Предисловие к новому изданию

Генерал выбирает дорогу к безопасности или к гибели.

Сунь Цзы

Подумайте о деревьях вдоль дикого и овеваемого всеми ветрами озера. Эти деревья стоят так, что, когда дует ветер, они дружно сгибаются, и все силы в системе остаются в равновесии. Паттерн сгибающихся деревьев, растений и корней делает их самоподдерживающимся единым целым.

Теперь подумайте о наклонном участке земли, где имеет место эрозия. Там недостаточно деревьев, чтобы закрепить землю. Льет дождь, и потоки воды уносят землю, в результате чего образуются овраги. Здесь не хватает деревьев и растений. Земля не закреплена, потому что недостаточно корней или растений. Каждый раз, когда дует ветер или идет дождь, эрозия углубляется. Паттерн этой системы порождает такие силы, что в конечном счете они уничтожают саму систему. Это самоуничтожающаяся система. Она неспособна сдержать силы, которые возникают в ней.

Природе безразлично, созидательные эти паттерны или разрушительные. Ей важно, как происходит самоорганизация различных объектов, как они взаимодействуют, чтобы образовать устойчивые паттерны. Когда вы рассматриваете паттерны природы, их содержание проявляется только в динамике. В случае деревьев форма и содержание неразрывно связаны и не могут быть отделены друг от друга. Здоровый паттерн дружно сгибающихся деревьев создает гармонию и красоту, тогда как другой паттерн является разрушительным и уродливым.

То же самое происходит с людьми. В случае деревьев паттерны формируются под влиянием ветра, дождя, корней и эрозии; в случае людей паттерны, образующие человека, получаются из всей совокупности человеческих действий. Позитивный я-образ подобен паттерну деревьев и ветра, он самоподдерживающийся и креативный; негативный я-образ подобен паттерну оврагов и дождя, и он самодеструктивный.

Возьмите три чистых листа бумаги и положите их рядом на расстоянии несколько сантиметров друг от друга. Оставьте центральный лист чистым. На правом нарисуйте небольшую ромбовидную точку в середине страницы. На левом нарисуйте какую-нибудь закорючку.

Какой лист бумаги больше похож на ваше настоящее «я»? Какой из этих трех листов лучше изображает вас в целом, со всеми вашими надеждами, страхами и слабостями на данный момент времени. Какой точнее представляет, как вы ощущаете себя?

www.rulit.me

Книга "Игры разума" Джареда Тендлера, слушать аудиокнигу

В настоящее время, выбирая из многообразия книг о покере, игроки могут найти действительно стоящую литературу. Несомненно, одними из самых необходимых оказываются книги, дающие ответы на вопросы о различных стратегиях и тактиках, а также о верном управлении банкроллом и правильном розыгрыше рук.

Однако не стоит пренебрегать сущностью самого покера — это многогранная игра, в основе которой лежит множество составляющих. Одним из самых важных компонентов является психология. Несмотря на то, что исходы важнейших раздач и, как следствие, выигрыш или проигрыш тесно взаимосвязаны с психологическими моментами (различные чувства и эмоции, обуревающие покериста во время игры), их значения часто недооцениваются игроками. Для более подробного изучения психологического аспекта мы обратимся к книги Джареда Тендера «Игры разума», в которой рассматривается принцип его работы в покере.

О чем книга «Игры разума»?

Автор книги подробно останавливается на состоянии покериста во время игры, при помощи проведения глубокого анализа плюсов и минусов тильта. Кроме того, он уделяет значительное внимание способам выявления отрицательных эмоций противника таких, как гнев или злость. Неуравновешенность соперника, в конечном счете, может сыграть вам на руку. Джаред исследует поведение игрока, находящегося в тильте после выигрыша или проигрыша, дает ему подробную характеристику.

Умение контролировать свои эмоции во время игры – это искусство, которому автор книги старается научить каждого покериста. Овладев им, вы сможете без труда обходить стороной тильт и не оставите соперникам ни единого шанса.

Страхи игроков – тоже весьма распространенное явление, заставляющее покеристов раньше времени сбрасывать выигрышные руки. В одной из глав книги «Игры разума» Джаред Тендлер открывает игрокам глаза на природу их страха, помогает понять и принять его. Автор учит покеристов преодолевать страхи и психологически настраиваться на успешную игру, как за кэш-столами, так и в турнирах.

Еще одна глава книги посвящена мотивации: что это такое и в чем ее суть. Наряду с другими мотивационными проблемами, Джаред исследует одну из самых главных — лень. Он подробно останавливается на инструментах, помогающих преодолеть сложные ситуации и не упустить свою Музу.

Подведем итог вышесказанному

Каждому игроку в покер необходимо прочитать книгу «Игры разума», в которой он обязательно найдет для себя что-нибудь полезное. Если не хотите, вы можете не покупать книжное издание, ведь электронная версия доступна для скачивания на просторах сети Интернет.

У вас совсем нет времени на чтение? Это не проблема, есть отличная альтернатива! Послушайте аудиокнигу Джареда Тендлера «Игры разума» (ссылку найдете под статьей). Мы позаботились о том, чтобы вы получили максимальное удовольствие от прослушивания, поэтому разделили книгу на отдельные файлы. Надеемся, вам понравится!

poker1.ru

Аудио книга "Покер: Игры разума" Джареда Тендлера

Обучение покеру – это не только практика и статьи о стратегиях и приемах. По сути, каждому аспекту игры можно обучиться методом общения с другими игроками, ВОДами или литературой. Например, психология. Невероятно сложно переоценить, как важно контролировать собственное состояние, использовать его сильные стороны. Не менее полезно уметь читать своих соперников так, чтобы каждое действие за столом было продиктовано пониманием того, что и зачем вы это делаете. Стать лучше во всех этих вопросах вы сможете с помощью книги «Покер: Игры разума» Джереда Тэндлера.

Кто автор?

Такую сложную тему нельзя доверять самоучками, возомнившим, что они в чем-то там разбираются. Но Джеред – тренер по покерной психологии со степенью магистра. Помимо книг он пишет статьи, которые публикуются на самых популярных и авторитетных покерных ресурсах.

Интересно то, что до того, как перейти к покеру, он был спортивным психологом на турнирах по гольфу. И даже это отразилось на «Играх разума».

В качестве тренера он работает с величайшими профессионалами современности.

О чем книга?

Книга «Покер: Игры разума» состоит из двух томов.

В первом рассказывается о том, как улучшить свое психологическое состояние при игре за столом. Главный акцент, разумеется, сделан на том, как бороться с тильтом, который в большинстве случаев становится причиной необдуманных поступков и крупных поражений.

Вместе с техниками предлагаются и примеры 8 игроков, которые на собственном примере демонстрируют насколько улучшилась их игра после того они начали пользоваться методиками авторами.

Если же вы справились с этими проблемами, но хотите удерживать такое состояние, то обратитесь ко второму тому, который посвящен тому, как всегда находиться в оптимальном состоянии. Возможно, вы можете даже начать с него, если не считаете тильт своей большой проблемой.

Нашлось место и другим, более привычным для покерной литературы моментам:

  • Как сохранять спокойствие, долго играя на кэш-столах;
  • Как лучше принимать решения;
  • Как быстрее учиться;
  • Как перестать ошибаться, если вам приходится играть в состоянии, не совсем подходящем для этого;
  • Как стать более внимательным и дисциплинированным.

Рассматривая произведение такого типа, очень важно обратиться к оглавлению, которое способно многое рассказать о внутренней структуре книги. Всего здесь 8 крупных тем-глав:

  1. Введение в вопрос
  2. Основы
  3. Эмоции
  4. Стратегия
  5. Тильт
  6. Страх
  7. Мотивация
  8. Уверенность

Похоже на то, через что должен пройти игрок и к чему в итоге максимально приблизиться.

Где читать книгу?

К счастью, это бестселлер покерной литературы переведен на русский язык, так что вы можете купить его в бумажном или электронном варианте. Разумеется, не составит труда найти и бесплатный экземпляр, но мы оставляем это на вашу совесть. Учитывая, сколько книга поможет выиграть и предотвратить потерять.

Отдельно стоит сказать, что вы можете найти «Покер: Игры разума» Джереда Тэндлера на YouTube-канале «Покерные аудиокниги»

Там оба тома озвучены и даже слегка визуализированы. И это как раз тот тип литературы, который без труда может быть воспринят на слух.

Выводы

«Покер: Игры разума» — одна из самых популярных книг по покерной психологии. И это легко объясняется. Автор не просто энтузиаст, а профессор со степенью магистра. При этом все он все равно игрок.

И в двух томах ему удалось рассказать обо всех аспектах, волнующих любого начинающего и профессионального игрока в покер.

pokerbloger.ru

«Игры разума». Глава из книги

Глава 47. Ремиссия

Как вы знаете, он болел, но сейчас у него все в порядке.Это не объясняется какими-то конкретными причинами.Он просто живет спокойной жизнью. Алисия Нэш, 1994 г.

Питер Сарнак, энергичный тридцатипятилетний специалист по теории чисел, увлеченный гипотезой Римана, стал сотрудником Принстонского университета осенью 1990 года. Он только что провел семинар. После того как все разошлись, сидевший в заднем ряду высокий худой седой человек попросил у Сарнака экземпляр его статьи.

Сарнак учился в Стэнфордском университете у Пола Коэна, и, конечно, слышал о Нэше и знал его в лицо. Ему много раз говорили, что Нэш совершенно сумасшедший, но он хотел поступить по-человечески. Он пообещал прислать Нэшу статью. Через несколько дней во время чаепития Нэш снова подошел к нему. Не глядя Сарнаку в лицо, он сказал, что у него возникло несколько вопросов. Сначала Сарнак слушал его просто из вежливости. Но уже через несколько минут ему пришлось сосредоточиться, чтобы следить за мыслью собеседника. Позже, прокручивая в голове этот разговор, испытал потрясение. Нэш обнаружил в одном из его рассуждений реальную проблему. Более того: предложил путь ее устранения. «Он смотрит на вещи совсем не так, как все, — позже сказал Сарнак. — У него сразу возникают такие догадки, до которых я бы, может, никогда не додумался. Совершенно потрясающие догадки. Очень необычные»1.

Они стали периодически общаться. После каждого разговора Нэш исчезал на несколько дней, а потом появлялся с ворохом компьютерных распечаток. Было очевидно, что он накоротке с компьютером. Он изобретал какую-нибудь небольшую задачку, обычно очень своеобразную, и начинал с ней играть. Сарнак понял, что сначала Нэш проводил в уме расчеты для небольших чисел и, если утверждение оказывалось верным, потом проверял на компьютере, будет ли оно «верно и для следующих нескольких сотен тысяч чисел».

Но больше всего поражало Сарнака то, что Нэш, казалось, мыслил абсолютно рационально — вовсе не как тот якобы чокнутый, которого описывали другие математики. Сарнак был глубоко возмущен. Вот настоящий гигант, о котором коллеги практически полностью забыли. А ведь для их пренебрежения больше нет никаких оснований (а может, их не было и раньше).

Это было в 1990 году. Теперь уже трудно понять, когда именно у Нэша началась его поразительная ремиссия, которую принстонские математики начали замечать примерно в начале того десятилетия. Но если сама болезнь полностью развилась за считанные месяцы, ремиссия заняла несколько лет. По словам Нэша, это была медленная эволюция, «постепенный сход на нет в семидесятые — восьмидесятые»2.

Это подтверждает и Хейл Троттер, который в те годы встречал Нэша в компьютерном центре почти ежедневно: «Мне виделось очень постепенное улучшение. Сначала он делал из имен числа и расстраивался, глядя на результаты. Постепенно это ушло. Потом нумерология стала ближе к математике. Он начал играть с формулами и разложениями. Это не было целенаправленным научным исследованием, но его рассуждения перестали носить болезненный характер. Позже он перешел к настоящим исследованиям»3.

Уже в 1983 году Нэш начал выбираться из своей скорлупы и общаться со студентами. Марк Дьюди, магистрант-экономист, разыскал Нэша в 1983-м. «Я тогда набрался храбрости и решил встретиться с этой живой легендой»4. Оказалось, что обоих интересует фондовая биржа. «Мы ходили по Нассау-стрит и разговаривали о бирже», — вспоминал Дьюди. Нэш удивил Дьюди тем, что следил за ходом торгов и прогнозировал прибыльность акций. Иногда Дьюди следовал его советам (результаты, впрочем, трудно было назвать блестящими). На следующий год у Дьюди возникли трудности с расчетами по модели, которую он хотел использовать в своей диссертации, и Нэш ему помог. «Нужно было вычислить бесконечное произведение, — вспоминал Дьюди. — У меня не получалось, и я показал это Нэшу. Он посоветовал использовать формулу Стирлинга и написал несколько уравнений, чтобы показать, как это сделать». Все это время Нэш казался Дьюди не более странным, чем другие математики.

В 1985-м Дэниел Финберг, который за десять лет до этого помог Нэшу разложить на множители число, полученное из фамилии Рокфеллер, а теперь был приглашенным профессором в Принстоне, обедал с Нэшем. Изменения, которые он заметил, поразили его. «Казалось, ему намного лучше. Он описывал свою работу по теории простых чисел. Я в этом плохо разбираюсь, но у меня создалось впечатление, что это настоящая математика, настоящее исследование. Было так приятно»5.

Большей частью изменения были заметны лишь немногим. Эдвард Нилджес, программист, работавший в компьютерном центре Принстонского университета с 1987 по 1992 год, вспоминал, что сначала Нэш был «напуган и молчалив»6. Однако в последние год-два работы Нилджеса в Принстоне Нэш задавал ему вопросы об интернете и о программах, над которыми работал. Это произвело на Нилджеса большое впечатление: «...компьютерные программы Нэша были на удивление элегантны».

А в 1992 году, когда Принстон посетил Шепли, они с Нэшем вместе обедали и впервые за много, много лет у них произошел увлекательный разговор. «Нэш в то время мыслил очень хорошо, — вспоминал Шепли. — Его расстройство прошло. Он научился пользоваться компьютером. Работал над теорией Большого взрыва. Я был очень доволен»7.

Тот факт, что после долгих лет серьезной болезни Нэш оказался «в пределах нормы обычного математика», вызывает много вопросов. Действительно ли Нэш выздоровел? Насколько редко происходит такое выздоровление? Означает ли это «выздоровление», что на самом деле у него никогда не было шизофрении, которая, как всем известно, неизлечима? Не были ли психотические эпизоды с конца пятидесятых по конец семидесятых на самом деле симптомами биполярного расстройства, которое — как правило — наносит меньший ущерб здоровью и дает больше шансов на выздоровление?

Без повторной диагностики на основе истории болезни Нэша на эти вопросы нельзя ответить с абсолютной уверенностью. Психиатры теперь считают, что шизофрения не определяется одними психотическими симптомами, а отличить шизофрению от биполярного расстройства при первом появлении симптомов трудно даже при нынешней более совершенной системе критериев8. Тем не менее есть серьезные основания полагать, что первоначальный диагноз был все-таки поставлен Нэшу правильно и что он один из немногих, у кого после долгого и тяжелого периода шизофрении наступило существенное улучшение.

То, что у младшего сына Нэша диагностировали параноидную шизофрению и шизоаффективный психоз, — сильный аргумент в пользу того, что и у Нэша была шизофрения9. В противовес фрейдистским теориям, бытовавшим в пятидесятые, когда Нэшу впервые был поставлен диагноз, теперь считается, что в развитии шизофрении существенную роль играет генетическая предрасположенность10.

Еще один серьезный аргумент в поддержку диагноза — продолжительность и тяжесть наблюдавшихся у Нэша симптомов, его неспособность заниматься работой, которая до и после болезни была главной страстью его жизни, и его отказ от большинства контактов с людьми. Да и сам Нэш описывал свою болезнь не в терминах скачков настроения, чередования эйфории с депрессией, а в терминах постоянного отрыва от реальности, полного странных фантазий, — сходным образом описывают свое состояние другие больные шизофренией11. Он говорил, что в его сознании доминировали бредовые идеи, что он не мог работать, отдалялся от окружающих. Чаще всего, однако, он ссылался на неспособность рассуждать логически12. На самом деле, признавался он Гарольду Куну и другим, его по-прежнему одолевают параноидальные мысли, даже голоса, хотя по сравнению с прошлым уровень шума существенно снизился13. Нэш сравнил поддержание рационального мышления с соблюдением диеты, связанным с постоянным сознательным самоограничением. Приходится постоянно следить за своими мыслями, выявляя и отвергая параноидальные идеи, — точно так же, как тот, кто хочет похудеть, должен сознательно избегать жирного и сладкого14.

Хотя в определении болезни психиатрия продвинулась далеко, определения выздоровления остаются противоречивыми. Как пишут Джордж Винокур и Минь Цзуан, отсутствие очевидных симптомов «не обязательно означает, что [пациент] здоров, поскольку он все еще может страдать от дефектного состояния, которое стабилизировалось и с которым он научился справляться». Однако эта оценка, которая могла верно отражать состояние Нэша в конце семидесятых — начале восьмидесятых, сейчас кажется излишне пессимистичной. Судя по ощущениям самого Нэша и его знакомых, можно говорить о более глубокой и всеобъемлющей перемене. «Джон определенно выздоровел», — отметил Кеннет Филдс из Райдер-колледжа, который был знаком с Нэшем с конца семидесятых и много общался с другими больными шизофренией.

Выздоровление Нэша точнее было бы назвать ремиссией. И, как выясняется, такая ремиссия, хоть она и кажется чудом, все же не уникальна. Еще несколько лет назад о жизни людей с шизофренией было мало что известно. Исследования проводились только в семидесятые, причем проводили их психиатры, работавшие в государственных больницах. Поскольку изучать они могли только тех пожилых пациентов, которые находились в больнице, а находились в больнице те, кто в силу своего состояния нуждался в постоянной госпитализации, шизофрения рассматривалась как дегенеративное заболевание. Считалось, что она продолжает наносить урон мозгу — более-менее равномерно — до самой смерти.

Первым опроверг этот взгляд с помощью систематизированных исследований немецкий психиатр Манфред Блейлер15. Наблюдая в течение двадцати лет за двумя сотнями больных шизофренией, он обнаружил 20% случаев «полного выздоровления». Более того, он пришел к выводу, что долгосрочное выздоровление не является результатом лечения, а, следовательно, представляется самопроизвольным.

Затем группа исследователей из Боннского университета провела долгосрочное обследование пациентов, поступавших в одну из городских психиатрических больниц в конце 1940-х — начале 1950-х годов16. Изучив документацию, они отобрали только тех пациентов, чьи истории болезни и симптоматика соответствовали современному определению шизофрении. Таких оказалось около пятисот. Затем они нашли самих пациентов или их семьи и, опросив больных и тех, кто их знал, составили подробные описания того, что с ними произошло.

Многие — около четверти — умерли, в основном в результате самоубийства. Некоторые продолжали оставаться в больнице, не реагируя, по-видимому, ни на лекарства, ни на электрошоковую терапию, которая в Германии была распространена гораздо шире, чем в США. Больные другой группы жили в семьях, но симптомы сохранялись, в особенности негативные, такие как апатичность, отсутствие воли и интереса к жизни, удовольствия от жизни. Но на удивление большая группа — возможно, около четверти, — казалось, не имели никаких симптомов, жили самостоятельно, имея круг друзей и работая в той профессии, которой обучались до болезни. Большинство из них годами не находилось под наблюдением врача.

Ученые были крайне удивлены. Когда немногочисленное мировое сообщество исследователей шизофрении узнало об их результатах, группа американских ученых из Университета Вермонта решила провести аналогичное долгосрочное исследование. Несмотря на изначальный скептицизм, они получили на редкость схожие результаты17. Через десять лет после начала болезни большинство пациентов были больны по-прежнему. Однако через тридцать лет небольшая, но существенная доля наблюдаемых вели практически нормальный образ жизни. Только около 5% вернулись полностью к исходному состоянию. Большая часть совершивших самоубийство покончили с собой в первые десять лет после начала болезни. Это были люди, которые в промежутках между острыми эпизодами начинали мыслить настолько ясно, что осознавали ужас того, что ждет их впереди, и поддавались отчаянию. Самый большой ущерб мышлению и эмоциональной сфере наносился, по-видимому, тоже в эти годы. После этого симптомы, похоже, шли на убыль.

Последующие исследования слегка умерили оптимизм ученых18. Все долгосрочные исследования уязвимы из-за неуверенности в правильности исходного диагноза и различий в определении «выздоровления». Исследование ста семидесяти пациентов, проведенное Винокуром и Цзуаном, возможно, самое строгое, показало, что через тридцать лет после начала заболевания только 8% пациентов можно считать здоровыми19.

Так что, хотя поразительное выздоровление Нэша не уникально, все-таки подобные исходы относительно редки.

Хотя выявить конкретные причины, способствующие выздоровлению, не удалось ни в одном из исследований, они все же позволяют сделать вывод, что наибольшие шансы на ремиссию именно у пациентов с такой предысторией, как у Нэша: высокое социальное положение, высокий уровень интеллекта, высокие достижения, отсутствие родственников с шизофренией, возникновение болезни в конце третьего десятилетия жизни, острые симптомы в начале болезни, совпадение начала болезни с серьезной переменой в жизни20. С другой стороны, молодые люди вроде Нэша c наиболее резким контрастом между ранним успехом и тем состоянием, в котором они оказываются в результате болезни, чаще всего совершают самоубийства. Поскольку в больничных условиях самоубийства относительно редки, Марта, возможно, спасла брату жизнь, настояв в шестидесятые годы на его госпитализации. Неизвестно, повысили ли шансы на позднейшую ремиссию те курсы лечения — инсулиновая шокотерапия и антипсихотические препараты, — которые в первой половине шестидесятых, по-видимому, привели к временной ремиссии. Среди пациентов, заболевших в пятидесятые, когда антипсихотические препараты получили широкое распространение, доля полностью избавившихся от симптомов шизофрении к позднему среднему возрасту несколько выше, однако даже раннее лечение препаратами не дает никаких гарантий21. В то же время отказ Нэша от приема антипсихотических препаратов после семидесятых, а также в течение большей части тех периодов в шестидесятые, когда он был вне больницы, мог оказаться благотворным. Регулярный прием таких препаратов в большом проценте случаев приводит к страшным, постоянным симптомам вроде тардивной (поздней) дискинезии — затвердения мускулов головы и шеи в сочетании с непроизвольными движениями, включая движения языка, — и затуманенного сознания. Подобные симптомы сделали бы постепенное возвращение Нэша в мир математики практически невозможным22.

Ремиссия Нэша не была обусловлена, как многие потом думали, каким-то новым лечением. «Я в конце концов отказался от иррационального мышления, — говорил он в 1996 году, — без помощи каких-либо лекарств помимо естественных гормональных изменений, обусловленных старением»23.

По его словам, этот отказ стал возможен благодаря тому, что он все больше осознавал бесплодность бредовых идей и все решительнее их отвергал. В 1995 году он писал:

Постепенно я начал интеллектуально отвергать некоторые элементы иллюзорного образа мыслей, которые были для меня характерны. Это началось прежде всего с отказа от политически ориентированного мышления как от безнадежной по сути траты умственных усилий24.

Неизвестно, насколько он прав, но он верит, что достиг выздоровления собственным волевым усилием.

Вообще, сила воли играет тут такую же роль, как и при соблюдении диеты: тот, кто стремится «рационализировать» свое мышление, способен просто опознавать и отвергать иррациональные гипотезы бредового мышления25.

«Ключевым моментом стало решение не заниматься политикой, связанной с моим тайным миром, поскольку это совершенно неэффективно, — написал он в нобелевской автобиографии. — Что, в свою очередь, заставило меня отказаться от всего, связанного с религиозными вопросами, а также от преподавания или намерения преподавать.

Я занялся математическими проблемами и начал учиться использовать компьютерные возможности той эпохи. Мне помогали (математики, которые выделили мне машинное время)»26.

К концу восьмидесятых фамилия Нэша фигурировала в заголовках десятков статей в ведущих экономических журналах27. Но сам Нэш по-прежнему пребывал в безвестности. Многие молодые ученые, конечно, попросту думали, что он умер. Другие полагали, что он томится в психиатрической клинике, или слышали, что его подвергли лоботомии28. Даже самые осведомленные воспринимали его по большей части как призрака из прошлого. Все те почести и награды, которые полагаются математику такого ранга, обошли его стороной, за исключением присужденной ему в 1978 году — стараниями Ллойда Шепли — теоретической премии фон Неймана29. В 1987/1988 учебном году произошел особенно вопиющий эпизод, который показывает, насколько восприятие Нэша как психически больного человека определяло его маргинальный статус даже в экономике — науке, в которой с его помощью произошла настоящая революция.

Получение звания почетного члена Эконометрического общества, как выразился один из бывших президентов этого общества, эквивалентно членскому билету в клуб подлинных экономистов30. К 1987 году в живых было 350 почетных членов, включая всех тогдашних и нынешних нобелевских лауреатов, кроме Дугласа Норта (не принятого, вероятно, потому, что он был экономистом-историком, а не математическим экономистом), а также всех ведущих специалистов по теории игр — Куна, Шепли, Шубика, Аумана, Харшаньи, Зельтена и так далее — всех, кроме Нэша31. В конце 1988 года Ариэль Рубинштейн, только что избранный почетным членом, с удивлением обнаружил эту «историческую ошибку» и немедленно выдвинул Нэша32.

Кандидатура была предложена слишком поздно, поэтому не могла быть поставлена на голосование на ноябрьских выборах 1989 года. Кроме того, по правилам Общества, кандидатура, выдвинутая одним лицом, должна пройти обсуждение в состоящем из пяти членов номинационном комитете Общества, одна из основных задач которого сводилась к тому, чтобы «определить, не проглядел ли кого-нибудь предыдущий номинационный комитет» и устранить упущение33. В результате эта номинация была направлена на рассмотрение комитета, который приступил к работе весной 1989 года. К тому времени Рубинштейн, специалист по теории игр, профессор Тель-Авивского и Принстонского университетов, стал членом комитета. Другими членами были профессора экономики Мервин Кинг из Лондонской школы экономики (бывший также вице-президентом Банка Англии), Бет Аллен из Университета Миннесоты, Гэри Чемберлен из Гарварда и Труман Бьюли из Йеля34.

Предложение поставить кандидатуру Нэша на голосование вызвало бурные споры между Рубинштейном и остальными членами комитета, затянувшиеся на месяцы. С самого начала проблемой была психическая болезнь Нэша. В 1996 году Мервин Кинг сказал, что тогда это казалось в каком-то смысле имеющим отношение к делу35. Другие члены комитета ссылались на то, что у Нэша не было свежих публикаций и он даже не был простым членом этого Общества и вряд ли стал бы принимать активное участие в работе Общества в случае своего избрания36. В какой-то момент Труман Бьюли, председатель комитета, написал Рубинштейну, отвергая кандидатуру Нэша как «несерьезную»: «Сомневаюсь, что [Нэш] будет избран, поскольку всем известно, что он много лет назад сошел с ума»37. Когда Рубинштейн отказался отступить, Бьюли попросил его уточнить «текущее состояние здоровья Нэша». После того как Рубинштейн возразил, что никакой другой кандидат не подвергался подобному обследованию, Бьюли сам разослал запросы, обратившись, в числе прочих, к своему коллеге из Йеля Мартину Шубику, который был знаком с Нэшем со времен магистратуры и получил от него множество «сумасшедших» писем. Бьюли сообщил комитету: «Я сделал запросы в отношении Нэша и узнал, что он по-прежнему безумен. Звание почетного члена — это не просто награда за прошлые заслуги, оно подразумевает активную деятельность. Почетные члены образуют руководящий орган Эконометрического общества»38.

В июне комитет четырьмя голосами против одного исключил Нэша из списка для голосования на 1989 год. Рубинштейн остался в одиночестве. Бет Аллен вспоминал: «Каждому было предложено расставить приоритеты в списке кандидатов. Нэш не прошел отбор. Ариэль устроил истерику и требовал, чтобы Нэша все равно включили в бюллетень для голосования». Бьюли дал понять, что вопрос закрыт, но позже жалел о своем решении. «Это было неверное решение», — сказал он в 1996 году39. Этот эпизод заставляет вспомнить, как Институт перспективных исследований много лет отказывался сделать профессором математики всемирно известного логика Курта Гёделя40. Однако в случае с Гёделем решение было гораздо более обоснованным: крохотный математический коллектив ИПИ опасался, что хорошо известная паранойя Гёделя и его боязнь принятия решений парализуют деятельность математического отдела, которая включала в себя ежегодный выбор приглашенных ученых41.

Абсурдность ситуации состояла в том, что когда в 1990 году Нэш все-таки был включен в список для голосования (Рубинштейн сумел обойти номинационный комитет, подав совместную заявку с Кеннетом Бинмором из Мичиганского университета и Роджером Майерсоном из Северо-Западного университета)42, он, по словам секретаря Общества, Джули Гордон, «получил подавляющее большинство голосов»43.

1 Питер Сарнак (Peter Sarnak), профессор математики, Принстонский университет, интервью, 25 августа 1995 г.


2 E-mail Джона Нэша Гарольду Куну, 20 июня 1996 г.


3 Хейл Троттер, интервью, 29 ноября 1995 г. и 10 сентября 1997 г.


4 Марк Дьюди (Mark Dudey), профессор экономики, Университет Райса, интервью, октябрь 1994 г. и 24 июня 1995 г.


5 Дэниел Финберг, интервью, октябрь 1994 г.


6 Письмо Эдварда Нилджеса (Edward G. Nilges) автору, 19 августа 1995 г.


7 Ллойд С. Шепли, интервью, октябрь 1994 г.


8 George Winokur and Ming T. Tsuang, the Natural History of Mania, Depression
 and Schizophrenia (Washington, D. C.: American Psychiatric Press, 1996), p. 28.


9 Письмо Джона Нэша Ричарду Кифу, 14 января 1995 г. Нэш ставит Джонни
 диагноз «параноидальной шизофрении» и «шизоаффективного психоза».


10 См., напр.: Irving I. Gottesman, Schizophrenia Genesis, op. cit., p. 18; Michael R. Trimble, Biographical Psychiatry (New York: John Wiley & Sons, 1996),
 pp. 184–85.


11 John Forbes Nash, Jr., Les Prix Nobel 1994, op. cit.


12 Джон Нэш, пленарный доклад, Мадрид, 26 августа 1996 г., op. cit.


13 Гарольд Кун, интервью, сентябрь 1995 г.


14 Письмо Джона Нэша Ричарду Кифу, 14 января 1995 г. Нэш сообщал это
многим.


15 Winokur and Tsuang, op. cit., p. 30; тж. Manfred Bleuler, The Schizophrenic Dis
orders: Long-Term Patient and Family Studies (New Haven: Yale University Press, 1978).


16 Gerd Huber, Gisela Gross, Reinhold Schuttler, and Maria Linz, «Longitudinal Studies of Schizophrenic Patients,» Schizophrenia Bulletin, vol. 6, no. 4 (1980).


17 G.M. Harding, G.W. Brooks, T. Ashikaga, J.S. Strauss, and A. Brier, «The Vermont Longitudinal Study of Persons with Severe Mental Illness, I and II,» American Journal of Psychiatry vol. 144 (1987), pp. 718–726, 727–735. E. Johnstone, D. Owens, A. Gold et al., «Schizophrenic Patients Discharged from Hospital: A Follow-Up Study,» British Journal of Psychiatry no. 145 (1984), pp. 586–590, обнаружено, что у 18% из 120 обследованных пациентов не было существенных симптомов и они жили нормальной жизнью, у 50% по-прежнему наблюдались симптомы психоза, остальные занимали промежуточное положение. Только два пациента, оба из которых были госпитализированы однократно, были по-настоящему здоровы.


18 Ричард Уайатт, глава отделения нейропсихиатрии Национального института психического здоровья, личное сообщение, декабрь 1997 г. См. тж. Winokur and Tsuang, op. cit., pp. 199–217.


19 Winokur and Tsuang, op. cit., pp. 267–268.


20 Huber et al., op. cit.


21 Ричард Уайатт, интервью, 5 мая 1996 г.


22 E. Fuller Torrey, Surviving Schizophrenia, op. cit.


23 E-mail Джона Нэша Гарольду Куну, 1 июня 1995 г.


24 John Forbes Nash, Jr., Les Prix Nobel 1994, op. cit.


25 Письмо Джона Нэша Ричарду Кифу.


26 John Forbes Nash, Jr., Les Prix Nobel 1994, op. cit.


27 Индексы цитирования по общественным наукам, разные даты.


28 Джон Конвей, профессор математики, Принстонский университет, интер
вью, октябрь 1994 г.


29 Результаты Нэша о римановых вложениях и уравнениях в частных про
изводных, скорее всего, давали ему серьезные основания претендовать на Филдсовскую медаль в 1960-е, а его вклад в теорию игр мог с большой вероятностью быть отмечен Нобелевской премией еще в 1983 г., когда Жерар Дебрё получил премию за свои работы в области теории общего равновесия. Он, несомненно, был бы удостоен менее существенных почестей, таких как членство в Национальной академии наук и Американской академии искусств и наук.


30 Амартия Сен (Amartya Sen), профессор экономики, Гарвардский университет, интервью, декабрь 1992 г.


31 Fellows of the Econometric Society as of January 1988, Econometrica, vol. 56, n. 3 (May 1988).


32 Ариэль Рубинштейн, профессор экономики, Тель-Авивский университет и Принстонский университет, интервью, январь 1996 г. и февраль 1996 г.


33 Мервин Кинг (Mervyn King), профессор экономики Лондонской школы экономики и политических наук и заместитель председателя Банка Англии, интервью, 28 февраля 1996 г.


34 Письмо Джули Гордон (Julie Gordon), исполнительного директора Эконометрического общества, автору, 2 февраля 1996 г.


35 Кинг, интервью.


36 Гэри Чемберлен (Gary Chamberlain), профессор экономики, Гарвардский
университет, интервью, 28 февраля 1996 г.; Бет Аллен (Beth E. Allen), профессор экономики, Миннесотский университет, интервью, 26 февраля 1996 г.


37 Письмо Трумана Бьюли (Truman Bewley), профессора экономики Йельского университета, Ариэлю Рубинштейну, без даты (весна 1989 г.).


38 Ibid., 4 июня 1989 г.


39 Труман Бьюли, интервью, 20 февраля 1996 г.


40 John Dawson, Logical Dilemmas: The Life and Work of Kurt Gödel, op. cit.


41 Ibid.


42 Ken Binmore, Roger Myerson, Ariel Rubinstein, «Nomination of Candidates as
a Fellow,» 1990.


43 Письмо Джули Гордон автору, 31 января 1996 г.


elementy.ru

Книга «Игры разума» от Джареда Тендлера, слушать аудиокнигу по покеру

Существуют немало книг по покеру, которые заслуживают внимания игроков. При этом большинство покеристов предпочитают читать литературу, посвященную всевозможным тактикам и стратегиям, правильному розыгрышу рук и верному управлению банкроллом. Безусловно, они несут в себе огромную пользу.

Но не стоит забывать, что покер – многогранная игра, которая основывается на многих аспектах, в том числе и на психологии. Между тем ее игроки очень часто обходят стороной, и зря. Ведь зачастую исходы самых важных раздач зависят именно от психологических моментов. А значит, они требуют детального изучения. В этом поможет книга «Игры разума», написанная Джаредом Тендлером. Именно на ней остановимся в рамках этой статьи.

О чем издание «Игры разума»?

В книге «Игры разума» автор огромное внимание уделяет тильту. Он рассматривает его положительные и отрицательные стороны, дает инструменты по выявлению гнева и методики, которые могут помочь определить тильт у соперников. Ведь тогда его можно использовать против них. Джаред приводит характеристики поведения человека, который находится в тильте после проигрышных партий и успешных раздач.

И главное – в своей книге автор стремится научить каждого игрока контролировать свое эмоциональное состояние. Ведь тогда не будет риска попасть в тильт, а значит соперники не смогут взять верх.

Отдельная глава посвящена страхам игроков в покер. Ведь из-за них часто приходится сбрасывать руки, которые могли бы принести победу. Джаред учит тому, как выявлять свои страхи и бороться с ними, дает психологические настрои на успешную игру в турнирах и за кэш-столами.

Также издание включает в себя главу, посвященную мотивации. Автор рассматривает ее природу. Затем останавливается на основных мотивационных проблемах, в том числе и лени. После чего рассматривает инструменты, которые могут помочь найти неисчерпаемое вдохновение.

Подводим итоги

Книга «Игры разума» действительно несет в себе огромную пользу. Вот почему ее стоит обязательно прочитать. Необязательно покупать книжную версию. Вы можете скачать электронный вариант данной книги прямо на нашем сайте:

Скачать книгу «Игры разума»

Впрочем, если у вас нет времени на чтение, то есть и альтернативный вариант – прослушать аудиокнигу про покер «Игры разума» от Джареда Тендлера. Она представлена вашему вниманию ниже. Для удобства книга разделена на несколько отдельных файлов. Приятного прослушивания!

 

poker-casher.com