Читать бесплатно книгу Клаустрофобия - Фарб Антон. Книга клаустрофобия


Читать книгу Клаустрофобия »Фарб Антон »Библиотека книг

КлаустрофобияАнтон Фарб

Фарб Антон

Клаустрофобия

Антон ФАРБ

КЛАУСТРОФОБИЯ

Hеужели не найдется никого, кто бы

задушил меня, пока я сплю?

Рюноскэ Акутагава

Кондиционер сломался еще ночью. Что-то в нем хрустнуло, и монотонный гул сменился натужными похрипываниями. Чертыхнувшись, я сполз с кровати и побрел к окну, шлепая босиком по еще тепленьким после распечатки эскизам. Окно распахнулось с треском, и мне в лицо ударила тугая волна прокисшего ночного воздуха. Я вернулся в постель и сразу уснул. Спал я скверно, все время снилась какая-то гадость, и сквозь сон я различал, как яростно звенели комары над моей головой, а утром, как только заверещал будильник, я очнулся на мокрых от пота простынях и увидел прямо перед собой бордовую кляксу от раздавленного кровопийцы. В открытое окно врывался летний зной, принося с собой ослепительно яркий солнечный свет, бензиновую вонь и шум большого города. Воздух в комнате был густой и липкий, и даже слегка сизый от смога. Щурясь от болезненных уколов солнечных лучей, я закрыл окно, разом отсекая рев моторов и стоны гудков, что раздавались из очередной автомобильной пробки, а потом опустил жалюзи, и комната погрузилась в полумрак. Я вздохнул с облегчением и пошел умываться.

Затылок раскалывался, но я подставил голову под теплый дождик из душа, а потом отвернул кран и хлестнул по себе тугой струей ледяной воды, и боль слегка отпустила. Чашка горячего, очень крепкого и горького кофе, сделала свое черное дело, задавив на корню все протесты моего организма против столь кардинальной перемены режима сна и бодрствования. До сегодняшнего дня я жил по распорядку графа Дракулы, отправляясь спать незадолго до рассвета и пробуждаясь в закатных сумерках, но проклятая сдача заказа выбила меня из колеи не хуже осинового кола...

Заказ был разбросан по всему полу и слегка измят. Оказывается, я здорово вчера на нем потоптался: на одном эскизе остался четкий отпечаток моей босой ноги. Я обтер его ладонью и сунул в папку. Если бы не старомодность шефа, всю эту визуалистику можно было бы слить ему по электронной почте и сейчас спокойно спать... Hо шеф любил морочить людям голову и всегда требовал сдавать ему макулатуру лично, из рук в руки.

Поглядев на часы, я присвистнул и принялся быстро, но суетливо одеваться. Джинсы и футболка нашлись быстро, а вот с парой одинаковых носков вышла заминка...

Hа улице было жарко. Последний раз я покидал свою келью еще весной, больше месяца назад, и теперь понял, что с кроссовками я погорячился. Сандалии тут были бы более уместны. И шорты вместо джинсов. А заодно противогаз... Город смердел. Плавящийся асфальт лип к подошвам. Hад нескончаемой чередой лакированных автомобильных крыш дрожало марево. Воздух содрогался от грохота отбойных молотков в руках черных, как шахтеры, рабочих в оранжевых жилетах. Клаксоны взревывали хором, подвывая и протяжно скуля. В потоке застрявших машин было несколько "скорых" с включенными сиренами и мигалками... Солнце жгло.

В метро было попрохладнее, но ничуть не тише и гораздо многолюднее. Стоял час пик, и я даже оглянуться не успел, как волна потных и осатанелых от жары и давки людей подхватила меня и втолкнула в до отказа забитый и заплеванный вагон. Меня притиснули к поручню, мокрому от чужих ладоней, пару раз заехали локтем по ребрам, обматерили и ощутимо прошлись по ногам. Я мигом вспомнил, почему всегда предпочитал домашний образ жизни, и подумал, что после такой поездки начинаешь совсем по-иному понимать смысл поговорки "мир тесен"...

Встреча с шефом заняла от силы четверть часа. Сдача заказа прошла без сучка и задоринки, но из офиса я вышел потный и злой. В кроссовках хлюпало. Hет, ну неужели стоило ради пустой беседы переться через полгорода, да по дикой жарище, да еще и в такую рань?! Что ни говорите, а у шефа с котелком не все в порядке... Хотя он-то наверняка думает то же самое про меня.

Основной наплыв пассажиров в метро уже спал, и на перроне было попросторнее. Я отошел к самому краю и поглядел в темное жерло туннеля. Оттуда веяло сыростью и прохладой. Мокрая футболка прилипла к телу, и меня пробрал озноб. Я отступил на шаг и обернулся. За моей спиной стояла бородавчатая тетка с двумя огромными сумками и буравила меня таким уничижительным взглядом, что мне сразу захотелось побриться, постричься и прыгнуть на рельсы, прекратив таким образом свое никчемное существование, оскорбляющее эстетические запросы сумчатых теток с бородавками на лице... Я усмехнулся и снова посмотрел в туннель. Почему-то сама мысль о том, что очень скоро мне придется промчаться по этой бетонной кишке в одном из жестяных ящиков, соединенных в поезд, вызывала у меня неясное чувство омерзения... В глубине волглой тьмы вспыхнули два огонька: глаза железной змеи. Из туннеля подул ветер. Поезд, будто поршень в шприце, толкал перед собой стену затхлого подземельного воздуха, и от его пыльного привкуса в рту у меня образовался сгусток прокисшей слюны. Я сплюнул на рельсы, и в то же мгновение по ушам ударил грохот, а перед глазами замелькали яркие, будто витрины, стекла вагонов.

Вернувшись домой, я первым делом полез в холодильник и залпом выпил полпакета томатного сока. В животе у меня заурчало, и я сообразил, что не худо бы чего-нибудь съесть - я сегодня даже и не завтракал, а по случаю сдачи заказа можно слегка поднапрячься и побаловать себя чем-то более оригинальным, чем пицца или бутерброды.

Гастроном располагался на первом этаже моего дома, что было весьма удобно для отшельника вроде меня, и я даже не стал переодеваться. Стельки из кроссовок я повесил проветриться, поэтому я сунул ноги в тапочки, вытащил из джинсов бумажник и, прихватив с собой висевшую на дверной ручке старорежимную авоську, сбежал вниз по лестнице.

Продуктовый отдел был закрыт на переучет, и я купил только бутылку каберне, а по дороге домой чуть не раскокал свою единственную добычу: лифт, как всегда, был занят, я пошел по лестнице и почему-то решил, что в ней ровно на одну ступеньку больше, чем было на самом деле. Hога моя, не найдя опоры, сначала зависла в воздухе, а потом громко топнула об цемент, а бутылка звякнула о край ступеньки, и я испуганно втянул воздух сквозь зубы. Hо все обошлось, и я, вернувшись в свою берлогу, выставил бутылку в центр стола и проинспектировал содержимое холодильника. Полпалки вареной колбасы подозрительного землисто-серого цвета и засохшая четвертинка позавчерашней пиццы, не считая стратегического запаса томатного сока, на праздничный ужин никак не тянули. Конечно, можно было позвонить в ресторан и заказать ужин на дом, но сначала...

Я снял с холодильника старый телефонный аппарат вместе с записной книжкой, уселся на табуретку, стоящую в нише между пеналом и холодильником, поставил телефон себе на колени и открыл потрепанный блокнотик, прозванный когда-то "кобелиным реестром" одной из его фигуранток. После двадцати минут бесплодного накручивания диска, я раздосадовано впечатал трубку в телефон. Аппарат жалобно тренькнул.

Похоже, меня ждал еще один ужин в гордом одиночестве.

Пиццу я разогрел в микроволновке, а каберне налил в толстый граненый стакан и приступил к холостяцкому ужину, размышляя о том, что если я сейчас подавлюсь, и упаду посиневшей мордой в стол, то труп мой обнаружат недельки через две, не раньше... Как только я это подумал, крошечный кусочек колбасы скользнул не в то горло, и я поперхнулся. Hа глаза навернулись слезы, а кожу на затылке свело. Содрогаясь от судорожного кашля, я богатырски стукнул себя в грудь и хлебнул каберне из горлышка.

Руки у меня все еще тряслись, когда я доставал из холодильника початую бутылку виски, и, чтобы не упустить ее на пол, я схватил ее обеими руками и захлопнул дверцу ногой. Дверца влажно чмокнула резиновым уплотнителем, а я причмокнул губами и выплеснул в раковину опивки из стакана...

Остаток вечера я запомнил плохо.

Похмелье выдалось не из приятных. Следуя советам классика, в такой ситуации полагалось лечить подобное подобным, однако дело осложнялось тем, что все подобное я выхлестал еще вчера - по крайней мере, именно это мне подсказывали те участки памяти, что уцелели в пьяном угаре...

Скорее свалившись, чем спустившись, на пол, я хрипло застонал и на четвереньках добрался до турника. Он был вделан в дверной косяк, и я, вцепившись потными ладонями в скользкую перекладину, слегка поджал ноги, повис и захрустел. Позвоночник выпрямлялся болезненно.

В ванной я сунул голову под кран и, яростно отфыркиваясь, подержал ее там около минуты. Похмелье отпустило. Если бы я еще не рассадил затылок об кран, все было бы совсем хорошо...

Вчерашняя принудительная побудка не прошла незамеченной для моего организма. Сегодня я споролся чудовищно рано по своим старым меркам, и чересчур поздно, если исходить из нового, "дневного" режима. Hа часах было около двух, и я не вполне отчетливо понимал, на каком свете я нахожусь. Вернувшись в гостиную, я сперва включил свет, и только потом сообразил, что достаточно просто поднять жалюзи...

Свет хлынул в комнату, и я уверенно взял с книжной полки томик Акутагавы. Давно я его не перечитывал... Я плюхнулся на диван, закинул ноги на спинку и раскрыл книгу наугад. Вернее, она сама раскрылась на моем любимом рассказе - "Зубчатые колеса". Есть в нем одна фраза, что цепляет меня за печенку...

За стеной что-то зашумело. Звук был негромкий, и напоминал легкое поскрипывание, или даже потрескивание, как будто в стенах завелись термиты. Я помотал головой, попытался сосредоточиться на "Зубчатых колесах" и тут осознал, что звук этот напоминает медленное вращение гигантских шестеренок. Массивных, жирно-черных от смазки колес с квадратными зубцами, что смыкаются с хрустом и натужно поворачивают друг друга. От этого сравнения у меня опять заныла поясница.

Я встал с дивана, подошел к турнику и не глядя вскинул руки. Я делал так сотни раз: просто поднимал руки, и перекладина сама ложилась в ладони, а дальше мне надо было поджать ноги и повиснуть, но сейчас... Я ударился о перекладину запястьями.

Я задрал голову и недоверчиво осмотрел перекладину. Hа вид она не изменилась. И расстояние от нее до косяка осталось прежним. Все еще недоумевая, я отступил на шаг и взглянул на потолок. Мне показалось, или он стал ниже? Чувствуя себя полным идиотом, я подпрыгнул и мазнул по потолку ладонью. Раньше я едва доставал до него кончиками пальцев...

Сердце после прыжка успокаиваться не пожелало. Оно колотилось где-то между желудком и горлом, прыгая, точно резиновый мячик... Hа лбу выступила испарина. Видение гидравлического пресса на какой-то миг возникло у меня перед глазами, и в глубине души всколыхнулся примитивный импульс: бежать!

Бежать!!!

Дыша глубоко и размеренно, я вышел на кухню, открыл холодильник и достал пакет с соком. Hаливать сок в стакан я не решился. Hе хотел видеть, как дрожат мои руки. Я отхлебнул прямо из пакета, скривился и, придерживая дверцу, подставил вспотевшее лицо под холодный ветерок из холодильника. Сок без соли был невкусный, но я сделал еще пару глотков, чтобы смыть кислый привкус страха, и убрал пакет обратно.

Он не поместился.

Высокий прямоугольный пакет с ярко-красными помидорами на боку не пожелал становиться туда, где он только что стоял. Hе влез по высоте. Расстояние между решетчатыми полками холодильника оказалось меньше высоты пакета... Меня всего затрясло, и я с силой, скомкав толстый картон, впихнул пакет в холодильник и захлопнул дверцу.

Она не хлопнула. Точнее, она не чмокнула. По ширине дверца была сантиметра на два шире, чем сам холодильник; резиновая гармошка уплотнителя даже не прикоснулась к проему.

Я попятился. В коридор я вышел спиной вперед и не отводя взгляда от холодильника. Я таращился на него, как кролик на удава, пока не налетел спиной на угол, споткнулся и упал. Вскочив, я двигался стремительно и бездумно. Я метнулся ко входной двери, распахнул ее, выскочил на лестничную клетку и врезал кулаком по кнопке лифта. Створки разъехались, явив крошечную каморку размером со шкаф, откуда зверски воняло мочой.

Какое-то время я тупо смотрел на этот гроб, а потом нервно рассмеялся, ухватился за перила и сыпанул вниз по лестнице. По дороге я глянул вниз и чуть не упал. Колени у меня подкосились, и я с размаху сел на ступеньку.

Что-то там было не так. То, что я увидел в лестничном колодце, было неправильно... Перспектива. Слишком туго была закручена спираль лестничных пролетов. Слишком маленьким и одновременно - слишком близким казался первый этаж. Слишком все это было неестественно. Как на гравюрах Эшера. И сверху было то же самое. Какая-то неведомая, немыслимая сила превратила лестничный колодец из правильного параллелограмма в веретено. И я сидел в самой его сердцевине.

С лестницы надо было убираться. И поскорее. При мысли, что сквозняк захлопнул за мной дверь, я похолодел. Hо зря: дверь оставалась открытой. Я споткнулся о порог, ушиб мизинец, взвыл и захромал на кухню, готовый выломать к чертям дверцу холодильника, расплющить дюжину пакетов с соком и разнести стены по кирпичикам...

С холодильником было все в порядке. Дверца была закрыта и прилегала чуть ли не герметично. А когда я набрался смелости и открыл ее, смятый пакет сока спокойно стоял на нижней полке, не доставая до верхней сантиметров пять - как всегда.

Я опустился на табуретку в нише между пеналом и холодильником и инстинктивно поджал плечи, чтобы не касаться ни того, ни другого. Hе поднимаясь, я снял с холодильника телефон и с трудом вставил палец в отверстие в наборном диске.

Hадо было кому-то позвонить, но я не знал - кому. У меня никогда не было друзей, и было очень мало знакомых. Еще вчера я не смог дозвониться ни до одной своей бывшей подружки. Звонить шефу было глупо. В "скорую"? "Приезжайте скорее, меня плющит..."

Прислонившись затылком к прохладной стенке, я прикрыл глаза и попытался думать. Стенка слегка вибрировала, попадая в такт тем странным звукам, что я принял сперва за термитов, а потом - за зубчатые колеса. Сходство с последними было поразительным: я был готов всерьез поверить, что за стеной крутятся огромные шестерни, и вибрация передается в мой череп... Вибрация прекратилась быстрее, чем я успел закончить свою мысль. Твердая и незыблемая, как всегда, толстая несущая стена равномерно надавила мне на затылок, и от этого привычной незыблемости оштукатуренной кирпичной массы к горлу подкатила тошнота.

www.libtxt.ru

Читать книгу Клаустрофобия Константина Костенко : онлайн чтение

Константин КостенкоКлаустрофобия

«Не буди!»

Татуировка на глазах

Действующие лица

Прищепа.

Гарин.

Немой.

Тюремная камера. Здесь – две двухъярусные койки, стол, привинченные к полу табуреты, кованая тяжелая дверь с глазком. Сцена отделена от зрительного зала железной решеткой.

Утро

Прищепа за столом пьет чай. Гарин сидит на койке, слушает небольшой радиоприемник (чуть слышно передают новости, музыку, коммерческую информацию и т. д.). Немой – на верхнем ярусе; спит.

Прищепа. И здесь жить можно… Можно – если по уму… Сгущеночки еще не захотелось? Нет?

Гарин. Нет.

Прищепа. А что? Я б тебе дал… За одну сигаретку.

Гарин. Не хочу. Сам ешь.

Прищепа. Гордый… А я зато практичный… Сгущенка… Ты в пионерском лагере был когда-нибудь? Отдыхал?

Гарин. Ну и что?

Прищепа. А я помню… На гвоздь ржавый наступил, когда купаться ходили, – всю смену с распухшей пяткой провалялся… Вожатая подорожник прикладывала. Послюнит – и приклеит… Хорошая девка!.. Груди у нее… В душевую пошла – мы подсмотрели у нее. Нарочно дырку в стенке проковыряли… А там стенки – фанера одна, – прикинь… Стоит – глаза так закрыла. Фыркает, как эта… И в капельках вся. Маленьких таких… Нет. Лучше не вспоминать. Не гнать волну… А может, съешь пару ложечек?.. Так и быть – за полсигареты уступлю… Ну не хочешь, как хочешь… Я б тебе и сонников – пару таблеточек подогнал. Угостил бы… Носки мне только свои подаришь. Которые шерстяные… А что – чифирнул бы!.. Я вот сейчас – чифирку со сгущеночкой… Пару сонников там растворил… И спать упаду. Сны смотреть. Красивые… А ты сиди. Смотри на все… Мне бабы снятся, тетки – понял… С одной стороны, вроде неплохо – самый настоящий секс. Даже, может, еще похлеще, чем тут – здесь… А проснешься – и не поймешь: было? Нет?.. Молоко сгущенное. С сахаром… Масса нетто 400 грамм… Состав: сахар, цельное молоко… Мы в лагере ее «спущенкой» называли… Да че я ложкой! Щас – прямо с банки!.. А ты посмотри. Позавидуй мне. Молча… У нас там, в лагере, – с одной стороны скала. И с другой – такая же… Вся белая. От жасмина… И запах такой – по всему берегу!.. А посередине – море… Я туда, в жасмин, хезать бегал… Просто мне в общем сортире… Там мухи такие – жирные, зеленые! Целая стая как соберется – и гудит над тобой. Как будто щас бомбить начнут… Одна, такая, мне по щеке проползла… Я в жасмине сидеть предпочитал… Плохо – когда все в одно место… это… ходят… Смотри, как я щас… спущеночки… еще… А все потому, что надо на воле своих людей иметь… Вот ты рабочих без зарплаты оставил – да? Украл ихний чемодан с деньгами… По тайге, наверное, бежал с чемоданом – совесть мучила? А?.. Вот они тебя щас, наверное, ищут!.. А ты здесь – в безопасности. Устроился на нарах… У меня мать сгущенку варила. Прямо так, в нераскупоренной банке – бумажку отдерет, кинет в кастрюлю с водой. И варит… Густая такая, коричневая… Как масло – на белую корку ее так… «Спущенка»… Ну и что? Зато вкусно.

Гарин. Прищепа?

Прищепа. Чего?

Гарин. Как она убежать могла?

Прищепа. Крыса, что ли?

Гарин. Да. Как она?

Прищепа. Крыса – не человек. Крыса без свободы не может.

Гарин (берет клетку, осматривает). Как это она – зубами… железо перегрызла?

Прищепа. А что если вот так подумать… что не мы тут, в тюряге, за решеткой, – а те, кто там, которые вроде бы на воле считаются… что это они на самом деле за решеткой!.. Ведь это же с какой стороны посмотреть – да?! Странно у них там. Каждый сам по себе. Каждый свою бабу имеет, свою норку… Нет чтобы так: все бабы общие… И мужики тоже… Знаешь, как регистрация брака называется? Когда женятся… Сдача дырки в эксплуатацию… И у собак тоже… Каждой породе – своя сучка… Где ты видел, допустим, чтобы доберман – с бульдогом там?.. Это же – только по своей воле можно. Без хозяев. Когда хозяин рядом не стоит, не сечет… Что там? Спит еще? Наша Маша… Не проснулась еще?

Гарин. Чего к пацану пристаешь?

Прищепа. Ты! Инженер-гиперболоид!.. Ты знаешь, как на зоне делают?! Когда кто-нибудь кому-нибудь мешать начинает. Поперек дороги встревает… А?!

Гарин. Прищепа, ты меня не пугай… Я свое отбоялся.

Прищепа. Знаешь, как: уснул мужик – и не проснулся… Был человек – и нету. Человечка.

Гарин. Ну что ты за… человек?! Он же и так. Богом обиженный.

Прищепа. Обиженный!..

Гарин. Говорить не умеет. Немой.

Прищепа. Вот и ты так: ляжешь когда-нибудь – и не проснешься… Я тебе помогу.

Гарин. Пошел бы вон – на картинках удовлетворился.

Прищепа (находит карты). Тут всего-то. Полколоды… Тузов с вальтами и пару семерок. Не хватает… И тех задрочили. Окончательно… Они меня уже не это… не нравятся… Все мятые… Хорошо, Сёма догадался. Из бумаги вырезать… Картон. Обложка от общей тетрадки… В одних и тех же позах сидят, как эти… Вот эта, смотри: ноги развела – так и застыла… Сразу видно – неживые. Фотобумага… Мне вот эта больше всех нравилась. Раньше… Вот здесь – задом стоит… Лучше б тебя вместо Сёмы – на пожизненное… Быковатый, правда, парень… Вот человек был! Вот – серьезный.

Гарин. Ничего… Скоро уже.

Прищепа. Вообще – как можно в карты играть, на которых тетки? Голые… Там же думать надо, мухлевать… А тут – все мысли в другую сторону. В одно место… Это значит – есть карты для игры чисто. А есть… не для игры… Эй, красавица! Проснись!.. Петухам петь пора! (Ножом щекочет пятки Немого.)

Гарин. Пусть спит… Организм молодой.

Прищепа. Организм-онанизм…

Немой просыпается, трет глаза.

Ух, ты! Проснулась!.. Ну что?! Утро доброе, что ли?! Чаю со сгущенкой хочешь?!

Немой улыбается.

Или тебе со спущенкой?.. Иди, иди. Подсаживайся к столу. Сладеньким тебя угощу… Только за это, сама знаешь… поцеловать меня должна. В одно место… Я – человек практичный. По-другому не могу.

Гарин. Да пусть спит еще!

Прищепа. Профессор Гарин!.. Вам слова не давали… Ух ты, моя хорошая! Не проснулась еще как следует!

Гарин. Ладно. Давай чифирнем… За полсигареты ложку сгущенки дашь?.. С чаем, само собой.

Прищепа. А на целую пожался, да?! Пожа-а-ался!

Гарин. За целую, знаешь… Целую я и сам. Скурю.

Прищепа. Ладно – спи пока что. Спи… Потом с тобой поворкуем… Тогда курево вперед.

Гарин. Вперед, вперед… На тебе… Смотри – ровно на две половины ломаю.

Прищепа. Я все вижу – ты не думай… Подсаживайся. Подвигайся… Вот тебе… чай… Вот – следи за моими движениями… полная ложка сгущенного молока… Спущенного.

Гарин. Спущенное себе оставь.

Прищепа. Я себе лучше сгущенного… А ты – пей. Наслаждайся. Моментом жизни… Может, тебе еще сонников подогнать? За носки твои. Шерстяные.

Гарин. Спасибо… У меня сон крепкий.

Прищепа. А вот и зря.

Гарин. Что?

Прищепа. Зря, говорю… У меня зато нож острый… Как же ее звали-то?.. На «зэ» как-то… Зинка? Зойка?

Гарин. Ты про что?

Прищепа. Пионервожатую. В пионерлагере… На «зэ»… Какие еще имена на «зэ» есть?

Гарин. Не знаю… Много всяких.

Прищепа. Груди еще такие… Бывают такие, знаешь, круглые, как арбузы… плотные. А есть острые такие… Соски так еще торчат… На свинью похожи. На свиней. На мордочки… Гарин! Меня уже потащило!.. Радедорм задействовал!.. Зря отказался… Как в сказке все!.. Сказочно!

Гарин. Зигфрид есть… Имя.

Прищепа. Пионерский галстук так ни разу и не надел. Удавку эту!.. В кармане таскал… Даже тогда волчий закон соблюдал… Исправить меня захотели! Меня даже могила не исправит теперь!.. Возьму когда-нибудь, решетку эту… перегрызу вот так… выйду – и снова буду резать! Кровь свежую пить!.. Они меня ловят, садят – а я выхожу и снова… режу, душу!.. Сами пускай сначала исправятся!

Гарин. У меня жена, ребенок там… Их, что ли, резать собрался?

Прищепа. Не бойся, профессор. У меня без твоих найдется, кого… А твою жену совращу… У меня-то срок давно мотается. Меньше твоего осталось. Да?.. Вот я и… подъеду к ней…

Гарин кидается на Прищепу.

(Останавливает его, выставив нож). Смотри, козлик!.. Я еще и жалиться могу!.. Ты – козлик… с копытами… А я – змея. Ядовитая… У меня зато – никто не ждет… Была мать – и та померла… Даже похоронить не сумел… Карты эти – тоже… У меня и там так – в той жизни. Ходишь, ходишь с какой-нибудь. Пялишь по выходным. А потом вдруг… ну не интересно с ней – и все!.. Изучишь до мелочей – все ее привычки, каждую складку… на животе, на ляжках… Все… А дальше – как фотография эта. Становится… Спит… Ну пусть. Пусть. Поспит немного.

Гарин. Беспризорное детство… За две недели еще не отоспался.

Прищепа. Пусть. Пока… А тогда, главное, – перед смертью. Матери… Открытку такой получаю. «С Новым годом». А там – полоски такие, красным карандашом. Просто – линии волнистые… А за окном – осень. Прикинь… Гарин. Ты смог бы человека убить?

Гарин. Кто – я?

Прищепа. Смог бы?

Гарин. Смотря кого.

Прищепа. Ну меня, например… Смог бы? Меня, например.

Гарин. Тебя смог.

Прищепа. И я тебя смог бы… А давай, кто из нас первый… Ты меня – или я тебя… Давай на спор!.. На пять сигарет. С носками.

Гарин. Сегодня шмон обещали… Где там моя липучка? (Куском пластыря лепит радиоприемник к спине.)

Прищепа. А, ну да… Шкериться надо. (Ходит с ножом.) Нет. Пока попридержу… Мне еще тебя резать… возможно, пригодится… Гарин!

Гарин. А?

Прищепа. Радио включи… Скучно.

Гарин, не снимая со спины, включает радио.

Вот у тебя высшее образование – да?

Гарин. Техническое.

Прищепа. Вот и объясни: почему человек в тюремной камере жить не может? Подолгу… Почему?

Гарин. Почему?..

Прищепа. Да… Вот, допустим, кровать мягкую тут постелить, перины. Телевизор сюда. Коньячок там… Сгущенки с чаем. Всякая другая беда… Почему бы не жить – да?

Гарин. В самом деле.

Прищепа. Ведь даже крысы сбегают!.. Ты не посмотрел, случайно: это крыса или самец была?

Гарин. Не заметил.

Прищепа. Вот куда бежит, спрашивается?! Меня бы здесь кто так кормил. Как я ее… Да сколько спать можно?! Может, шмон ему устроить? С подъемом.

Гарин. На ларьках попался?

Прищепа. Ага – дурень… По мелочи брал… Надо сразу по-крупному работать… Чтобы не стыдно было. Сидеть тут.

Гарин. Оставь ты его в покое… У него, может, жизнь только начинается. А ты его уже… уже пидором хочешь сделать… Печать на всю жизнь.

Прищепа. А у меня какая жизнь?! У меня?! У меня тоже когда-то начиналась!.. Да, между прочим!..

Гарин. И психологическая травма!..

Прищепа. Смотри на меня! Смотри: я молодой пока, здоровый!.. Я… я жить только начинаю, можно сказать!.. И уже все! Все!.. Уже… не так!.. Все не туда пошло!.. Не в ту сторону!..

Гарин. Ну так взял бы… и загнул!.. А то ходишь вокруг… Тоже… Мне смотреть… мне психологически тяжело! На это смотреть!.. Я – мужчина! Мужик!.. Понял?! Нормальный я! Не такой!..

Прищепа. Дай-ка я твою сигаретку… Половинку… Я вот щас понял. Чего здесь нет. Не хватает. Для полного счастья… Ну-ка, напряги свое высшее образование… Чего, а? Как думаешь?

Гарин. Чего, чего… Свободы.

Прищепа. Баб… Вот бы нам их сюда – тебе и мне. По одной. Парочку… Да?! И сгущеночки ящик… С чаем.

Гарин. Женщина – тоже свобода…

Прищепа. Мы бы тогда, может, с тобой и не зарезали друг друга… Мирно бы жили.

Гарин. Символ ее. В какой-то степени.

Прищепа. Хотя, с другой стороны, – что такое баба?.. Ну потыкался с ней недельки четыре-три. Ну сбросил… груз… А дальше – снова. Как на фотографиях… Крыса-то сбежала! Туда – к своим!.. Загнул… Тебя же вот никто не загибал. Да?

Гарин. Пусть только попробуют.

Прищепа. За это и ответить вообще-то можно. Перед серьезными людьми… Загнул… А мне, допустим, и там, на воле – больше прикатать нравилось девчонку, уломать. Чтоб сама мне… А ты видел – у него лицо?! Немой, немой – а личико чистое, белое… Как у девочки. Семиклассницы… Я ему сгущенки – целую банку подарю, – если уговорю, если пойдет… Давай, спорим, что уломаю!.. На три сигареты спорим с тобой!.. Давай?! А?!

Гарин. Не хочу… Сам ломай… А я лучше… я радио послушаю.

Прищепа. Вот, вот… Я буду сгущенку кушать. А ты… радио слушать… Слушай, слушай… Радиопередачки… Ты думаешь, я всю свою жизнь пидоров предпочитал?.. Да?.. Да нет, профессор. У нас ориентация правильная… Просто вот в чем дело: со спины-то все одинаковые вроде. Да?.. Когда лицо с той стороны. С невидимой находится… Я даже с бабами – там, с женским полом, – я никогда с ними с другой стороны… никогда не это… Я с ними по-человечески обращаюсь. Галантно: только туда, куда надо… это… По юности была тоже. Одна. Галей звали… Говорю ей: «Будешь моей девчонкой?.. Королеву, – говорю, – из тебя сделаю!» А она мне – прикинь! – такая, главное: «Ты, – говорит, – девять классов не захотел заканчивать!» Я говорю: «Ну и соси тогда… у дяди Пети!.. Смотри, – говорю, – стану вором, – сама ко мне на четвереньках приползешь!» Взял – прямо перед ее квартирой вены себе вскрыл и пишу на двери, под почтовым ящиком: «Галька – тварь продажная!» На восклицательный знак крови не хватило – так я себе вторую руку вскрыл… А ты говоришь: ка-а-арты… Я тогда там, перед этим – когда она мне там высказалась, – я ей, такой, стою сзади так… а у нее волосы так коротко это… Я смотрю – а у нее на солнце, на эту… на шею солнце светит, а я так близко почти, рядом… И такие эти… говорят же, что кожа человеческая из этих… из клеток отдельных… Стою – и прямо вижу эти… клетки у нее… Такие… маленькие… такой рисунок еще… Она – молдаванка. Кожа – загорелая… Я руку, такой еще, тянусь так… к ней… А мне, прикинь, такое тепло от нее. Прямо на кончики пальцев. И как будто голос такой: «Не трожь! Не твое!» Потом уже – вечером – пошел и вскрыл вены… Чтобы мать ее прочитала. Все соседи… Я просто представляю, что он как будто девушка… У него, видал, лицо – щечки румянами покрываются, когда стесняется? Когда скажешь ему что-нибудь такое… Дурак ты. Обыкновенный дурак.

Гарин. Да? А ты сам?

Прищепа. Дурак, дурак ваша фамилия… И зарежу тебя на спор… На параше без трусов будешь сидеть, тащиться – подойду и всажу жало в глотку твою. Гнилющую.

Гарин. А это мы еще поглядим.

Прищепа. Поглядим, поглядим…

Гарин. Поглядим… Кто кого.

Прищепа. Дурак… Ишак ты… Я когда прошлый срок тянул – у нас был там. Один. Его и загибать не надо было. Уламывать… Сам гнулся… Петушило старый… Дырка у него, наверное… во! – размером с мой рот была… Или – вон… с трубу канализационную… Рассказики писал там. На тумбочке… Напишет – подзовешь его, он вслух читает и уже сам тебе – руку в штаны так… Мнет, мнет… Как это?.. Массирует… А рука неприятная такая. Сухая какая-то. Как у птицы… Твердая!.. Тьфу!.. А рассказы все про шурум-бурум. Мужчины и женщины встречаются там у него… И сразу же у них – чик, чик, чик. Поехало сразу… И имена все какие-то. Иностранные… Стивен. Джулианна… При всех там, в красном уголке, – ножку себе от кресла засовывал. В эту свою… За пару сигарет. На спор… И на одной ноге, главное, – стоит, такой. Балансирует… А ножка такая – резная, овальная… Как на люстре этот… Как он еще называется?

Гарин. Кто?

Прищепа. Ну этот… на котором люстра висит. Держится.

Гарин. Какой?.. Такой длинный?

Прищепа. Ну этот… эта… Такая – да – длинная… Я еще в музее видел. Когда водили.

Гарин. Ножка?.. Или что?.. Она на нем висит или стоит?

Прищепа. Подожди… Щас спать захочу.

Гарин. Может, канделябр ты имеешь в виду?

Прищепа. Все. Пойду будить девочку мою… Вставать пора. А то щас сам уже… это…

Гарин. Прищепа. Подожди.

Прищепа. Что?

Гарин. Подожди немного… Посиди.

Прищепа. Зачем это?

Гарин. Ну посиди. Посиди еще.

Прищепа. Смотри, Гарин… Ресницы сыплются у меня. Опадают… Так глаз почешешь – оп: уже полетели… Загнутые такие… Или это брови? От бровей летит?.. Красивые у меня, Гарин, ресницы?.. Как думаешь – бабам такие нравятся? Такие глаза?.. Вот ты говоришь – карты… Конечно, если так посмотреть, попытаться разобраться… почему бы мне на картах не остановить свой выбор?.. Да?.. Ведь какая разница, в сущности, как и каким способом буду я? Заниматься… этим… Но ты понимаешь – тело другого человека… меня оно всегда лучше прельщает… Оно… как это?.. – живое… Тепло от него идет… Просто это другой человек… Дрожит… дышит… Ведь говорится же: возлюби ближнего. Или как там, уже и не помню вроде… того… Ты понимаешь, про что я тебе?

Гарин. Смутно… Ты сейчас уснешь. Свалишься.

Прищепа. Ну и что?.. Усну – а тебе-то что?

Гарин. Уснешь, уснешь… Свалишься носом.

Прищепа. А я вот щас… девочку мою… Сонниками ее накормлю – чтоб размягчилась слегка… Любовь моя. Белокурая… Джулианна… Эй!.. Пацанило!

Гарин. Уснешь… Свалишься всей массой тела.

Прищепа. Ку-ка-ре-ку!

Немой просыпается.

Слазь, давай, ко мне. На низ… Посидим с тобой на моей завалинке… Потолкуем.

Гарин. Смотри за разговором не усни.

Прищепа. А я тебя поставлю следить… Чтоб ты… Ну, слазь, слазь… Внизу теплее всегда… Помни об этом. В следующий раз.

Немой спускается.

Вот так… Та-а-ак… Поговорим с тобой… Вечер не скоро еще… Но – все равно.

Гарин. Тепло не внизу. Тепло наверх идет.

Прищепа. Да какая разница. Теперь уже… Ну, давай, давай – поговорим… Нет – подожди… Не могу!.. Сам с себя… это…

iknigi.net

Клаустрофобия. Содержание - Антон ФАРБ КЛАУСТРОФОБИЯ hеужели не найдется никого, ...

Антон ФАРБ

КЛАУСТРОФОБИЯ

Hеужели не найдется никого, кто бы

задушил меня, пока я сплю?

Рюноскэ Акутагава

Кондиционер сломался еще ночью. Что-то в нем хрустнуло, и монотонный гул сменился натужными похрипываниями. Чертыхнувшись, я сполз с кровати и побрел к окну, шлепая босиком по еще тепленьким после распечатки эскизам. Окно распахнулось с треском, и мне в лицо ударила тугая волна прокисшего ночного воздуха. Я вернулся в постель и сразу уснул. Спал я скверно, все время снилась какая-то гадость, и сквозь сон я различал, как яростно звенели комары над моей головой, а утром, как только заверещал будильник, я очнулся на мокрых от пота простынях и увидел прямо перед собой бордовую кляксу от раздавленного кровопийцы. В открытое окно врывался летний зной, принося с собой ослепительно яркий солнечный свет, бензиновую вонь и шум большого города. Воздух в комнате был густой и липкий, и даже слегка сизый от смога. Щурясь от болезненных уколов солнечных лучей, я закрыл окно, разом отсекая рев моторов и стоны гудков, что раздавались из очередной автомобильной пробки, а потом опустил жалюзи, и комната погрузилась в полумрак. Я вздохнул с облегчением и пошел умываться.

Затылок раскалывался, но я подставил голову под теплый дождик из душа, а потом отвернул кран и хлестнул по себе тугой струей ледяной воды, и боль слегка отпустила. Чашка горячего, очень крепкого и горького кофе, сделала свое черное дело, задавив на корню все протесты моего организма против столь кардинальной перемены режима сна и бодрствования. До сегодняшнего дня я жил по распорядку графа Дракулы, отправляясь спать незадолго до рассвета и пробуждаясь в закатных сумерках, но проклятая сдача заказа выбила меня из колеи не хуже осинового кола...

Заказ был разбросан по всему полу и слегка измят. Оказывается, я здорово вчера на нем потоптался: на одном эскизе остался четкий отпечаток моей босой ноги. Я обтер его ладонью и сунул в папку. Если бы не старомодность шефа, всю эту визуалистику можно было бы слить ему по электронной почте и сейчас спокойно спать... Hо шеф любил морочить людям голову и всегда требовал сдавать ему макулатуру лично, из рук в руки.

Поглядев на часы, я присвистнул и принялся быстро, но суетливо одеваться. Джинсы и футболка нашлись быстро, а вот с парой одинаковых носков вышла заминка...

Hа улице было жарко. Последний раз я покидал свою келью еще весной, больше месяца назад, и теперь понял, что с кроссовками я погорячился. Сандалии тут были бы более уместны. И шорты вместо джинсов. А заодно противогаз... Город смердел. Плавящийся асфальт лип к подошвам. Hад нескончаемой чередой лакированных автомобильных крыш дрожало марево. Воздух содрогался от грохота отбойных молотков в руках черных, как шахтеры, рабочих в оранжевых жилетах. Клаксоны взревывали хором, подвывая и протяжно скуля. В потоке застрявших машин было несколько "скорых" с включенными сиренами и мигалками... Солнце жгло.

В метро было попрохладнее, но ничуть не тише и гораздо многолюднее. Стоял час пик, и я даже оглянуться не успел, как волна потных и осатанелых от жары и давки людей подхватила меня и втолкнула в до отказа забитый и заплеванный вагон. Меня притиснули к поручню, мокрому от чужих ладоней, пару раз заехали локтем по ребрам, обматерили и ощутимо прошлись по ногам. Я мигом вспомнил, почему всегда предпочитал домашний образ жизни, и подумал, что после такой поездки начинаешь совсем по-иному понимать смысл поговорки "мир тесен"...

Встреча с шефом заняла от силы четверть часа. Сдача заказа прошла без сучка и задоринки, но из офиса я вышел потный и злой. В кроссовках хлюпало. Hет, ну неужели стоило ради пустой беседы переться через полгорода, да по дикой жарище, да еще и в такую рань?! Что ни говорите, а у шефа с котелком не все в порядке... Хотя он-то наверняка думает то же самое про меня.

Основной наплыв пассажиров в метро уже спал, и на перроне было попросторнее. Я отошел к самому краю и поглядел в темное жерло туннеля. Оттуда веяло сыростью и прохладой. Мокрая футболка прилипла к телу, и меня пробрал озноб. Я отступил на шаг и обернулся. За моей спиной стояла бородавчатая тетка с двумя огромными сумками и буравила меня таким уничижительным взглядом, что мне сразу захотелось побриться, постричься и прыгнуть на рельсы, прекратив таким образом свое никчемное существование, оскорбляющее эстетические запросы сумчатых теток с бородавками на лице... Я усмехнулся и снова посмотрел в туннель. Почему-то сама мысль о том, что очень скоро мне придется промчаться по этой бетонной кишке в одном из жестяных ящиков, соединенных в поезд, вызывала у меня неясное чувство омерзения... В глубине волглой тьмы вспыхнули два огонька: глаза железной змеи. Из туннеля подул ветер. Поезд, будто поршень в шприце, толкал перед собой стену затхлого подземельного воздуха, и от его пыльного привкуса в рту у меня образовался сгусток прокисшей слюны. Я сплюнул на рельсы, и в то же мгновение по ушам ударил грохот, а перед глазами замелькали яркие, будто витрины, стекла вагонов.

Вернувшись домой, я первым делом полез в холодильник и залпом выпил полпакета томатного сока. В животе у меня заурчало, и я сообразил, что не худо бы чего-нибудь съесть - я сегодня даже и не завтракал, а по случаю сдачи заказа можно слегка поднапрячься и побаловать себя чем-то более оригинальным, чем пицца или бутерброды.

Гастроном располагался на первом этаже моего дома, что было весьма удобно для отшельника вроде меня, и я даже не стал переодеваться. Стельки из кроссовок я повесил проветриться, поэтому я сунул ноги в тапочки, вытащил из джинсов бумажник и, прихватив с собой висевшую на дверной ручке старорежимную авоську, сбежал вниз по лестнице.

Продуктовый отдел был закрыт на переучет, и я купил только бутылку каберне, а по дороге домой чуть не раскокал свою единственную добычу: лифт, как всегда, был занят, я пошел по лестнице и почему-то решил, что в ней ровно на одну ступеньку больше, чем было на самом деле. Hога моя, не найдя опоры, сначала зависла в воздухе, а потом громко топнула об цемент, а бутылка звякнула о край ступеньки, и я испуганно втянул воздух сквозь зубы. Hо все обошлось, и я, вернувшись в свою берлогу, выставил бутылку в центр стола и проинспектировал содержимое холодильника. Полпалки вареной колбасы подозрительного землисто-серого цвета и засохшая четвертинка позавчерашней пиццы, не считая стратегического запаса томатного сока, на праздничный ужин никак не тянули. Конечно, можно было позвонить в ресторан и заказать ужин на дом, но сначала...

www.booklot.ru

клаустрофобия — с русского

См. также в других словарях:

  • клаустрофобия — клаустрофобия …   Орфографический словарь-справочник

  • клаустрофобия — Патологический страх ограниченных пространств или закрытых помещений. Смотри также: Агорафобия. Краткий толковый психолого психиатрический словарь. Под ред. igisheva. 2008 …   Большая психологическая энциклопедия

  • КЛАУСТРОФОБИЯ — [Словарь иностранных слов русского языка

  • клаустрофобия — боязнь пустоты Словарь русских синонимов. клаустрофобия сущ., кол во синонимов: 4 • болезнь (995) • боязнь …   Словарь синонимов

  • Клаустрофобия — страх закрытых помещений …   Психологический словарь

  • Клаустрофобия — болезнь человека, заключающаяся в боязни замкнутых пространств. Лица, подверженные клаустрофобии, в замкнутых помещениях небольшого объема испытывают тревогу, страх, могут потерять сознание. EdwART. Толковый Военно морской Словарь, 2010 …   Морской словарь

  • клаустрофобия — и, ж. claustrophobie f. Боязнь закрытого пространства. Многие не решатся войти в мезоскаф из за клострофобии <так>. Пикар Солнце под водой 174 …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • Клаустрофобия — Эта статья или раздел нуждается в переработке. Пожалуйста, улучшите статью в соответствии с правилами написания статей. Клаустрофобия (от …   Википедия

  • клаустрофобия — (claustrophobia; клаустро + фобия) навязчивый страх боязнь закрытых помещений …   Большой медицинский словарь

  • клаустрофобия — навязчивый страх, проявляющийся в боязни закрытых пространств. Источник: Медицинская Популярная Энциклопедия …   Медицинские термины

  • клаустрофобия — ж. Боязнь замкнутого пространства как вид психического расстройства. Толковый словарь Ефремовой. Т. Ф. Ефремова. 2000 …   Современный толковый словарь русского языка Ефремовой

Книги

  • Клаустрофобия, Константин Костенко. Эта книга будет изготовлена в соответствии с Вашим заказом по технологии Print-on-Demand. Герои трое заключенных, разделяющих одну тюремную камеру. В определенной мере архетипичные, типажно… Подробнее  Купить за 192 грн (только Украина)
  • Клаустрофобия, Константин Костенко. Эта книга будет изготовлена в соответствии с Вашим заказом по технологии Print-on-Demand. Герои — трое заключенных, разделяющих одну тюремную камеру. В определенной мереархетипичные, типажно… Подробнее  Купить за 153 руб
  • Клаустрофобия, Константин Костенко. Герои – трое заключенных, разделяющих одну тюремную камеру. В определенной мере архетипичные, типажно контрастные персонажи: «отмороженный» рецидивист Прищепа, интеллигент Гарин и… Подробнее  Купить за 49.9 руб электронная книга
Другие книги по запросу «клаустрофобия» >>

translate.academic.ru

Клаустрофобия

Клаустрофобия

Клаустрофобия

Клаустрофобия – боязнь тесных и замкнутых пространств, на сегодняшний день являющаяся одним из наиболее распространенных патологических страхов. Нахождение в замкнутых пространствах, таких как лифт, автомобиль, самолет, помещения без окон и подземные переходы, для больного клаустрофобией является настоящей пыткой, а потому эти люди пытаются подобных мест избегать. Избегают они и мест большого скопления людей, таких как кинотеатры, общественный транспорт, рынки и торговые центры. Когда же больной клаустрофобией человек вынужден находиться в таких местах, он старается держаться как можно ближе к выходу, он остерегается, что может начаться внезапный обморок, он начнет задыхаться, а потому боится не выбраться из толпы. Поэтому утверждать абсолютно точно, что клаустрофобы бояться замкнутого пространства не совсем верно, ибо замкнутое пространство является, скорее, следствием. А истинная причина страха кроется именно в боязни полного исчерпания воздуха.

Что же является главными причинами клаустрофобии? Ученые полагают, что основными причинами боязни тесных и замкнутых пространств является:

1. Стремление ребенка быть похожим на своего родителя, страдающего клаустрофобией. Дети – они как губка, впитывают в себя все то, что они видят, а потому, если один из родителей страдает клаустрофобией, ребенок начинает ему подражать и перенимать отношение родителя к определенной ситуации. В результате у ребенка вырабатывается такая же модель поведения, как и у взрослого – как только он оказывается в людном, тесном и замкнутом месте, он начинает испытывать страх того, что он не выберется из этого места.

2. Потрясения, связанные с замкнутым пространством, которые человек пережил в детском возрасте. Такие потрясения хотя бы раз переживал каждый из нас, но у особо восприимчивых людей это перерастало в клаустрофобию. Например, клаустрофобия может развиться у ребенка, застрявшего в лифте, либо оставшегося в людном месте (например, на рынке) без родителей. Также клаустрофобию могут вызвать чрезвычайные ситуации, такие как взрывы, пожары и наводнения. Повторение подобных ситуаций уже во взрослой жизни мгновенно ассоциируются у человека с опасностью, что приводит к приступам клаустрофобии.

3. Наличие у человека неврологических заболеваний. Речь идет не только о психических расстройствах, но и о более легких формах неврозов.

Симптомами клаустрофобии являются: ускорение сердечного ритма; тошнота; ощущение беспокойства в небольшом пространстве; приступы паники, дрожь, повышенная потливость; страх болезни или причинения прочего вреда; обморок; учащенное дыхание; повышение артериального давления, головокружение.

Людей, старадающих клаустрофобией, можно легко выявить по следующим признакам:

1. Во времена “часа пик” клаустрофобы избегают езды в общественном транспорте, опасаясь пробок и чрезмерного скопления людей.

2. Клаустрофобы стараются не пользоваться лифтом, чтобы не застрять в нем. Даже если они живут на последнем этаже, во время обострения тревожности они предпочтут подняться по лестнице пешком.

3. Когда страдающий клаустрофобией входит в помещение, особенно если в нем нет окон, он пытается держаться ближе к выходу. Если двери помещения закрываются, человек ощущает большую тревожность. То же самое проявляется и при пользовании общественным транспортом.

Что же можно посоветовать человеку, страдающему приступами клаустрофобии? В первую очередь, необходимо попытаться достичь расслабленного состояния. Во-вторых постараться нормализовать собственное дыхание – глубокий вдох через нос и выдох ртом (и так несколько раз подряд), и в-третьих, не оглядываться по сторонам и не паниковать. Необходимо найти какой-нибудь объект, находящийся на уровне глаз, и все свое внимание сконцентрировать на нем, параллельно нормализуя собственное дыхание. Таким образом, через пару минут приступ может отступить. Однако, отступить – не значит пройти, ведь он может вернуться вновь, а потому клаустрофобию следует не подавлять, а избавляться от нее.

Лучший способ избавиться от клаустрофобии – обратиться к квалифицированному психотерапевту или психологу. Совершенно не обязательно проходить полный сеанс лечения в клинике – если человек чувствует в себе силы самостоятельно справиться с проблемой, он может постараться самостоятельно вылечиться. Тем не менее, получить консультацию профессионального психотерапевта, который оценит степень выраженности клаустрофобии и назначит необходимые медицинские препараты, следует обязательно. Помимо этого психотерапевт (или психолог) сможет определить наиболее подходящую для лечения клаустрофобии методику, а также обосновать ее применение.

Следует помнить о том, что психотропные препараты чаще всего назначаются при легких формах клаустрофобии для того, чтобы снизить эмоциональное напряжение, чувство тревоги и страха. Однако применение одних лишь психотропных средств при более сложных формах клаустрофобии будет неэффективно. Тогда человеку следует вновь посетить психотерапевта, который попробует вылечить пациента более эффективными методами лечения.

На сегодняшний день одним из самых эффективных методов избавления от клаустрофобии является гипноз. Только гипноз должен проводить квалифицированный специалист, а не любой человек, владеющий им – иначе кроме клаустрофобии вы можете лишиться квартиры, машины, денег и т.д. Во время сеанса гипноза человека входят в состояние полной расслабленности, после чего моделируют ситуацию, которая вызывает у человека тревогу и испуг для того, чтобы научить человека выходить из тревожной ситуации с наименьшими психологическими потерями. Когда человек в состоянии гипноза ведет себя иначе, чем обычно, это формирует у него новую модель поведения, и он становится более защищенным во время повторения ситуации, вызывающей испуг. Гипноз – это не только эффективный метод лечения клаустрофобии, но и очень быстрый, ведь приступы клаустрофобии могут проходить уже спустя два-три сеанса гипноза. При более запущенных формах клаустрофобии понадобится больше времени, но чего не сделаешь ради свободы от страха перед тесными и замкнутыми пространствами.

Существует поговорка “клин клином вышибают”, и нередко она отнюдь не лишена смысла. Если человек боится замкнутых пространств, его надо… оставить в замкнутой комнаты. И желательно без окон, да чтобы там было потемнее. Человек должен пройти весь процесс встречи со своим страхом от начала и до конца. Но самое главное начинается тогда, когда дверь открывается, и страдавший клаустрофобией человек, видя свет, понимает, что все хорошо, и ничего ужасного с ним не произошло. Данный метод “столкновения со страхом” показывает отличные результаты, однако следует помнить о необходимости предварительного прохождение сеанса корректирующей терапии.

Метод “взгляд со стороны”. Психотерапевт предлагает понаблюдать пациенту со стороны, как происходит процедура нагнетания, в результате чего пациент понимает, что опасаться, на самом деле, абсолютно нечего.

Метод расслабления. Посредством технологии визуализации и расслабления пациент от пугающей ситуации абстрагируется, а психотерапевт объясняет ему причины возникновения его страхов.

Также для избавления от клаустрофобии нередко применяется методика когнитивно-поведенческой терапии, когда специалист учит пациента контролировать мысли и перестраивать восприятие пугающей его ситуации в момент столкновения с ней.

Вот, как говорится, коротко о главном. Следует помнить, что применение лекарственных препаратов без предварительной консультации со специалистом не только не помогут при борьбе с клаустрофобией, но и дополнительно приведут к нарушениям здоровья. Поэтому не следует пренебрегать консультациями психолога и психотерапевта, если вы хотите избавиться от боязни тесных и замкнутых пространств.

Автор: Антон Ясырдля сайта therapy.by

www.therapy.by

Клаустрофобия - это... Что такое Клаустрофобия?

Клаустрофо́бия (от лат. claustrum — «закрытое помещение» и др.-греч. φόβος — «страх») — психопатологический симптом[1], фобия замкнутых или тесных пространств. Считается, наряду с агорафобией, одним из самых распространенных патологических страхов.[2]

Клиническая картина клаустрафобии

Как правило у больного возникает чувство тревоги, когда он находится в каком либо помещении, особенно, если оно маленькое, или в нём мало окон. Больной предпочитает оставлять двери всегда открытыми, и находится ближе к выходу. У человека чувство тревоги сильно усугубляется, если из замкнутого помещения в особых случаях нельзя выйти (лифт, вагон поезда, самолёт). Как правило больной избегает лифта и использует лестницу. Больной также стремится избегать большой и плотной толпы. Причиной возникновения клаустрофобии может быть психическая травма, полученная в детстве или в опасных ситуациях (например пожар), либо в результате слабой психики человека.

Во время приступа проявляются следующие симптомы:

  • Сильное сердцебиение
  • Потливость
  • Одышка
  • Предобморочное состояние, головокружение
  • Дрожь
  • Чувство постоянной угрозы

Методы психотерапии клаустрофобии те же, что и для других видов фобий. В частности в рамках бихевиоризма предлагается следующий метод:

  1. Пациент обучается навыкам релаксации, контроля своего физического стресса и блокировки негативных мыслей.
  2. Поэтапное погружение пациента в пугающую его ситуацию(имплозивная терапия)[3].

См. также

Агорафобия

Примечания

Ссылки

muller.academic.ru

Клаустрофобия - это... Что такое Клаустрофобия?

Клаустрофо́бия (от лат. claustrum — «закрытое помещение» и др.-греч. φόβος — «страх») — психопатологический симптом[1], фобия замкнутых или тесных пространств. Считается, наряду с агорафобией, одним из самых распространенных патологических страхов.[2]

Клиническая картина клаустрафобии

Как правило у больного возникает чувство тревоги, когда он находится в каком либо помещении, особенно, если оно маленькое, или в нём мало окон. Больной предпочитает оставлять двери всегда открытыми, и находится ближе к выходу. У человека чувство тревоги сильно усугубляется, если из замкнутого помещения в особых случаях нельзя выйти (лифт, вагон поезда, самолёт). Как правило больной избегает лифта и использует лестницу. Больной также стремится избегать большой и плотной толпы. Причиной возникновения клаустрофобии может быть психическая травма, полученная в детстве или в опасных ситуациях (например пожар), либо в результате слабой психики человека.

Во время приступа проявляются следующие симптомы:

  • Сильное сердцебиение
  • Потливость
  • Одышка
  • Предобморочное состояние, головокружение
  • Дрожь
  • Чувство постоянной угрозы

Методы психотерапии клаустрофобии те же, что и для других видов фобий. В частности в рамках бихевиоризма предлагается следующий метод:

  1. Пациент обучается навыкам релаксации, контроля своего физического стресса и блокировки негативных мыслей.
  2. Поэтапное погружение пациента в пугающую его ситуацию(имплозивная терапия)[3].

См. также

Агорафобия

Примечания

Ссылки

veter.academic.ru