Кормчая книга, стр. 1. Книга кормчая читать


Читать Кормчая книга - Прашкевич Геннадий Мартович - Страница 1

Геннадий Прашкевич

КОРМЧАЯ КНИГА

Часть II (начинающая)

КАЛХАС: ЕДИНСТВЕННАЯ ДВЕРЬ

(XXII век)

Любовь, любовь – гласит преданье -

Союз души с душой родной -

Их съединенье, сочетанье,

И роковое их слиянье,

И… поединок роковой…

Ф. Тютчев

I

Где-то неподалеку жгли костер. Сладкий сизый дым несло по низкой траве, путало в неровно постриженных кустах. Тревожно, дико кричала в деревьях запутавшаяся невидимая птица.

– Зено! Зено! – услышал Калхас детский голос. – Там птица! Она, наверное, крупная!

– Это выпь. Они не бывают крупными.

– А почему она кричит, Зено?

– Радуется жизни.

– Но она кричит печально.

– Радость жизни можно выразить и печальным криком.

– Она не плачет?

– Птицы не плачут, – ответил невидимый наставник. – Они не смеются, но и не плачут. Они чувствуют мир не так, как мы.

Сладкий, стелющийся по траве дым… Калхас не видел детей и не хотел им мешать… Хорошо, что они меня тоже не видят. Они, наверное, узнали бы меня по шраму на лбу. Все воспитанники Общей школы считают, что я герой, а на самом деле всего лишь случай. Всего лишь падение в шахту. На Марсе Калхасу в голову не приходило, что на родной планете банальный шрам на лбу может стать его главной приметой. Ну да! Космонавт, вернувшийся с Марса!

Ладно, решил он, пусть Зено пасет своих воспитанников в стороне.

Тем более, что наставница, интересующая Калхаса, стояла уже рядом. Он не слышал, когда она подошла. Они все тут, кажется, ходят босиком. Как в колониях. И одеваются не так, как одеваются в Мегаполисе. Он невольно залюбовался. Платиновые волосы падали на загорелое плечо. Невесомая даже на вид зеленоватая накидка стянута в талии тонким ремешком. Увидев, как внимательно Калхас прислушивается к перекличке детей, наставница улыбнулась. Она, наверное, нравится детям, подумал Калхас. И имя у нее необычное, отметил он, – Она. С отчетливым ударением на первую гласную: Она У. Это сразу наводило на мысль о Востоке, что подтверждалось узкими скулами, чуть раскосыми глазами.

Кивнув, Она У повела Калхаса по аллее, густо и весело увитой виноградной лозой, вьющейся по декоративным решеткам – к широкой металлической арке, за которой начинался лестничный марш, выстланный зеленой дорожкой… Ну да, из тех, что производят в Кампл-центре… Сами обновляются, сами впитывают и уничтожают пыль, убивают любые виды бактерий…

Обширный зимний сад – пустынный и тихий, поросший редкими деревьями, упирался в живой пейзаж.

Море…

Огромное…

Теряющееся на горизонте…

Тонущее в дымке, в призрачном мареве, в мерцающем тумане…

И небо над ним.

Чудовищные башни белых кучевых облаков.

Закручивающаяся волна, зеленовато-бутылочная изнутри. Она набегала и падала, крутя по песку водоросли и зеленые огурцы голотурий.

Наставница улыбнулась. Ей явно было приятно удивление знаменитого космонавта. Она хотела о чем-то спросить, но не решалась. Специально медлила, чтобы Калхас не заподозрил ее в навязчивости. Удобно устроившись на низко спиленном, отшлифованном пне, поощрительно улыбнулась:

– Группа Кей – моя. Это Ури Редхард, Бхат Шакья и Сеун Диги. Вы пришли поговорить о Сеуне?

– Да, – кивнул Калхас. – Правда, я не надеюсь узнать что-то новое. Поисками Сеуна занимаются специалисты, а я… Меня попросила мать Сеуна… Всегда, знаете ли, существуют детали, мелкие, малозначащие… Но когда ищешь, ничего нельзя упускать… Вот скажем, – улыбнулся он, – у Сеуна Диги, было, наверное, прозвище?

– Анаконда.

– Почему его так прозвали?

– Он здорово плавал. Будто родился в воде. Пожалуй, ему и следовало родиться в воде. Только не анакондой, а, скажем… дельфином. На наших озерах он доныривал до самого дна… Кстати, живой пейзаж… – Наставница обернулась к необозримым, накатывающимся на песок волнам. – В разработке живого пейзажа принимал участие Сеун. Он всегда был полон идей… Иногда мне кажется… – наставница запнулась. – Иногда мне кажется, что находись Общая школа возле настоящего моря, Сеун бы не ушел…

– А он… ушел?… Именно ушел? Вы так считаете?

Наставница тряхнула густыми волосами:

– Не знаю. Но принудить мальчика не могли. На территории Общей школы не бывает чужих людей. В двенадцать ночи – общий отбой, у нас жесткая дисциплина. После игр и занятий на воздухе дети засыпают быстро. К тому же, дежурные заглядывают в спальни. Два, а то три раза за ночь.

– Это обязательно?

– Да. Таковы правила. Но важно и то, – улыбнулась наставница, – что на спящих детей приятно смотреть. Я сама заглянула в ту ночь в спальню. В два пятнадцать. Я запомнила время. И увидела, что Сеуна нет. Наверное, вышел в сад, подумала я. Но его не оказалось в саду. Лайкс, живая скульптура, тоже не видел мальчика. Проходи Сеун мимо, лайкс это запомнил бы. Вот тогда я подняла тревогу.

– А ваши дети? Я имею в виду всю группу. Они похожи друг на друга?

– Ну, не очень. Ури, например, сдержанный человечек. Его мать – коренная северянка. Знаете, из тех, что навсегда прикипели к уединенным далеким биостанциям. А Бхат Шакья рассеян. Это не значит, что он постоянно погружен в себя, нет, он рассеян от жизнерадостности. В нем кровь кипит. Он не успевает закончить одно дело, ему сразу хочется приступить к другому. А Сеун… Ну, Сеун был полон идей… Я уже говорила… И еще он любил работать руками… Ури он мог раскрутить на болтовню, а Бхата переключить на такое неторопливое занятие, как рыбалка… Нет, – покачала она головой, – они не похожи…

– Если бы Сеун позвал друзей, они бы ушли с ним?

– Не думаю. Им немного лет, но они ответственны.

– А Сеун? – быстро спросил Калхас.

– Что Сеун?

– Он ответствен?

– Несомненно.

– Но он ушел! Ушел тайно. Он ведь знал, что нарушает Правила. Почему его это не остановило?

– Меня это тоже мучает, – призналась наставница. – Просто в голове не укладывается. Сеун любил все живое.

– Как вас понять?

– Буквально, – наставница покраснела, раскосые глаза уставилась на Калхаса: – Бабочки, птицы, рыбы, звери, цветы – все приводило его в восторг. Больше всего он любил занятия на открытом воздухе. Он считал, что все живое свободно и, конечно, был прав, хотя мне не раз приходилось убеждать его в том, что рыбы в аквариуме Общей школы нисколько не страдают от того, что живут не в море. – Она У улыбнулась. – У каждого своя доминанта. Одни находят себя в играх, другие в дивных мечтах, третьи в конкретном деле. Мы никому не мешаем. Сеун любил Общую школу. Афра Диги, его мать, не раз подавала прошение в Совет Матерей и в Большой Совет о возврате сына, но было бы неправильно отдать Сеуна столь впечатлительной женщине.

– Вы строги к ней.

– Думаю, объективна.

– Она часто навещала сына?

– Три раза в год. Но будь моя воля, – Калхас сразу почувствовал в голосе наставницы нужную волю, – я сократила бы и эти визиты.

– Почему?

– Появление некоторых матерей действует на детей возбуждающе. Афра Диги как метеор. Она электризует воздух. Роди она второго ребенка, даже это не отвлекло бы ее от Сеуна. Наверное, поэтому Совет Матерей отказал Афре в праве иметь второго ребенка. Такие, как Афра, передают детям свою неврастеничность. Она называла наставниц живыми скульптурами, устраивала шумные демонстрации перед Большим Советом. Афре советовали покинуть Мегаполис. На Земле много интересных мест, где здоровый человек может отвлечься от преследующих его мыслей. Я считаю счастьем то, что малышей забирают в Общую школу в шестимесячном возрасте. Иначе матери, подобные Афре… Материнское неистовство, – улыбнулась наставница, – иногда сочетается с неким непонятным невежеством… Благодаря Обшей школе Сеун избежал влияния матери, но не во всем. Например, он верит, что Земля до сих пор полна тайн…

online-knigi.com

КОРМЧАЯ КНИГА - Древо

Ко́рмчие книги (от ц.-сл. кормчий, старослав. кръмьчии — рулевой, греч. Номоканон), сборники церковных и светских законов, являющиеся руководством при управлении Церковью и в Церковном суде.

Образцом кормчих книг стал Номоканон (σύνταγμα) — сборник церковных правил в состав которого вошли правила апостолов, первых четырех Вселенских Соборов и шести Соборов поместных, а также 68 правил Василия Великого, извлеченных из его посланий. Его составил в VI веке Константинопольский патриарх святитель Иоанн Схоластик по инициативе святого императора Иустиниана на основе более раннего подобного сборника. В 880-х годах равноапостольный Мефодий перевел Номоканон на славянский язык.

С конца XIII века Номоканоны в русской переработке получили название «Кормчие книги», они дополнялись на Руси нормами светского права. В 1273 году на церковном Соборе в Киеве митрополит Кирилл предложил в качестве руководства для управления Церковью Кормчую книгу, переведённую около 1225 года в Сербии с греческого на церковнославянский.

В XIII веке появилась ещё одна разновидность Кормчей, где некоторые элементы болгарских и сербских Кормчих книг были сведены воедино. Эта т. н. софийская, или синодальная, редакция [1] дополнена была и русскими статьями: Русской правды, уставами князей Владимира и Ярослава, правилами Собора 1273 и другими. Синодальная Кормчая книга получила широкое распространение и дошла до нас в большом количестве списков.

В конце XV — начале XVI веков Кормчие книги из-за значительного числа разночтений подверглись пересмотру. В 1650 году была издана в типографии т.н. Иосифовская Кормчая книга, в 1653 году — Никоновская, в 1787 — Екатерининская [2]. Последнее издание Кормчей книги относится к 1816 году. В XIX веке был также переведен профессором Заозерским и издан в 1882 году в "Чтениях в Общ. Любит. Дух. Просвещения" русский перевод Номоканона по новому изданию Питры 1857 года [3].

Литература

Специальные исследования о Номоканоне:

  • Heimbach, "Anecdota," Лпц., 1848.
  • Permaneder, статья в "Kirchen-Lexicon" Ветцера и Вельте (1845—54).

Электронные тексты

  • Кормчая на церк.-слав. языке. Формат DjVu, файлы .zip

См. также

  • Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона:

Использованные материалы

  • Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона:

[1]  Названная по месту обнаружения в Софийском соборе Новгорода и хранившаяся затем в Синодальной библиотеке в Москве

[2]  По имени патриархов Иосифа и Никона, а также императрицы Екатерины

[3]  Spicilegium solismense, 1857.

drevo-info.ru

Читать книгу Кормчая книга

Геннадий Прашкевич КОРМЧАЯ КНИГА

Часть II (начинающая) КАЛХАС: ЕДИНСТВЕННАЯ ДВЕРЬ (XXII век)

Любовь, любовь – гласит преданье -

Союз души с душой родной -

Их съединенье, сочетанье,

И роковое их слиянье,

И… поединок роковой…

Ф. Тютчев

I

Где-то неподалеку жгли костер. Сладкий сизый дым несло по низкой траве, путало в неровно постриженных кустах. Тревожно, дико кричала в деревьях запутавшаяся невидимая птица.

– Зено! Зено! – услышал Калхас детский голос. – Там птица! Она, наверное, крупная!

– Это выпь. Они не бывают крупными.

– А почему она кричит, Зено?

– Радуется жизни.

– Но она кричит печально.

– Радость жизни можно выразить и печальным криком.

– Она не плачет?

– Птицы не плачут, – ответил невидимый наставник. – Они не смеются, но и не плачут. Они чувствуют мир не так, как мы.

Сладкий, стелющийся по траве дым… Калхас не видел детей и не хотел им мешать… Хорошо, что они меня тоже не видят. Они, наверное, узнали бы меня по шраму на лбу. Все воспитанники Общей школы считают, что я герой, а на самом деле всего лишь случай. Всего лишь падение в шахту. На Марсе Калхасу в голову не приходило, что на родной планете банальный шрам на лбу может стать его главной приметой. Ну да! Космонавт, вернувшийся с Марса!

Ладно, решил он, пусть Зено пасет своих воспитанников в стороне.

Тем более, что наставница, интересующая Калхаса, стояла уже рядом. Он не слышал, когда она подошла. Они все тут, кажется, ходят босиком. Как в колониях. И одеваются не так, как одеваются в Мегаполисе. Он невольно залюбовался. Платиновые волосы падали на загорелое плечо. Невесомая даже на вид зеленоватая накидка стянута в талии тонким ремешком. Увидев, как внимательно Калхас прислушивается к перекличке детей, наставница улыбнулась. Она, наверное, нравится детям, подумал Калхас. И имя у нее необычное, отметил он, – Она. С отчетливым ударением на первую гласную: Она У. Это сразу наводило на мысль о Востоке, что подтверждалось узкими скулами, чуть раскосыми глазами.

Кивнув, Она У повела Калхаса по аллее, густо и весело увитой виноградной лозой, вьющейся по декоративным решеткам – к широкой металлической арке, за которой начинался лестничный марш, выстланный зеленой дорожкой… Ну да, из тех, что производят в Кампл-центре… Сами обновляются, сами впитывают и уничтожают пыль, убивают любые виды бактерий…

Обширный зимний сад – пустынный и тихий, поросший редкими деревьями, упирался в живой пейзаж.

Море…

Огромное…

Теряющееся на горизонте…

Тонущее в дымке, в призрачном мареве, в мерцающем тумане…

И небо над ним.

Чудовищные башни белых кучевых облаков.

Закручивающаяся волна, зеленовато-бутылочная изнутри. Она набегала и падала, крутя по песку водоросли и зеленые огурцы голотурий.

Наставница улыбнулась. Ей явно было приятно удивление знаменитого космонавта. Она хотела о чем-то спросить, но не решалась. Специально медлила, чтобы Калхас не заподозрил ее в навязчивости. Удобно устроившись на низко спиленном, отшлифованном пне, поощрительно улыбнулась:

– Группа Кей – моя. Это Ури Редхард, Бхат Шакья и Сеун Диги. Вы пришли поговорить о Сеуне?

– Да, – кивнул Калхас. – Правда, я не надеюсь узнать что-то новое. Поисками Сеуна занимаются специалисты, а я… Меня попросила мать Сеуна… Всегда, знаете ли, существуют детали, мелкие, малозначащие… Но когда ищешь, ничего нельзя упускать… Вот скажем, – улыбнулся он, – у Сеуна Диги, было, наверное, прозвище?

– Анаконда.

– Почему его так прозвали?

– Он здорово плавал. Будто родился в воде. Пожалуй, ему и следовало родиться в воде. Только не анакондой, а, скажем… дельфином. На наших озерах он доныривал до самого дна… Кстати, живой пейзаж… – Наставница обернулась к необозримым, накатывающимся на песок волнам. – В разработке живого пейзажа принимал участие Сеун. Он всегда был полон идей… Иногда мне кажется… – наставница запнулась. – Иногда мне кажется, что находись Общая школа возле настоящего моря, Сеун бы не ушел…

– А он… ушел?… Именно ушел? Вы так считаете?

Наставница тряхнула густыми волосами:

– Не знаю. Но принудить мальчика не могли. На территории Общей школы не бывает чужих людей. В двенадцать ночи – общий отбой, у нас жесткая дисциплина. После игр и занятий на воздухе дети засыпают быстро. К тому же, дежурные заглядывают в спальни. Два, а то три раза за ночь.

– Это обязательно?

– Да. Таковы правила. Но важно и то, – улыбнулась наставница, – что на спящих детей приятно смотреть. Я сама заглянула в ту ночь в спальню. В два пятнадцать. Я запомнила время. И увидела, что Сеуна нет. Наверное, вышел в сад, подумала я. Но его не оказалось в саду. Лайкс, живая скульптура, тоже не видел мальчика. Проходи Сеун мимо, лайкс это запомнил бы. Вот тогда я подняла тревогу.

– А ваши дети? Я имею в виду всю группу. Они похожи друг на друга?

– Ну, не очень. Ури, например, сдержанный человечек. Его мать – коренная северянка. Знаете, из тех, что навсегда прикипели к уединенным далеким биостанциям. А Бхат Шакья рассеян. Это не значит, что он постоянно погружен в себя, нет, он рассеян от жизнерадостности. В нем кровь кипит. Он не успевает закончить одно дело, ему сразу хочется приступить к другому. А Сеун… Ну, Сеун был полон идей… Я уже говорила… И еще он любил работать руками… Ури он мог раскрутить на болтовню, а Бхата переключить на такое неторопливое занятие, как рыбалка… Нет, – покачала она головой, – они не похожи…

– Если бы Сеун позвал друзей, они бы ушли с ним?

– Не думаю. Им немного лет, но они ответственны.

– А Сеун? – быстро спросил Калхас.

– Что Сеун?

– Он ответствен?

– Несомненно.

– Но он ушел! Ушел тайно. Он ведь знал, что нарушает Правила. Почему его это не остановило?

– Меня это тоже мучает, – призналась наставница. – Просто в голове не укладывается. Сеун любил все живое.

– Как вас понять?

– Буквально, – наставница покраснела, раскосые глаза уставилась на Калхаса: – Бабочки, птицы, рыбы, звери, цветы – все приводило его в восторг. Больше всего он любил занятия на открытом воздухе. Он считал, что все живое свободно и, конечно, был прав, хотя мне не раз приходилось убеждать его в том, что рыбы в аквариуме Общей школы нисколько не страдают от того, что живут не в море. – Она У улыбнулась. – У каждого своя доминанта. Одни находят себя в играх, другие в дивных мечтах, третьи в конкретном деле. Мы никому не мешаем. Сеун любил Общую школу. Афра Диги, его мать, не раз подавала прошение в Совет Матерей и в Большой Совет о возврате сына, но было бы неправильно отдать Сеуна столь впечатлительной женщине.

– Вы строги к ней.

– Думаю, объективна.

– Она часто навещала сына?

– Три раза в год. Но будь моя воля, – Калхас сразу почувствовал в голосе наставницы нужную волю, – я сократила бы и эти визиты.

– Почему?

– Появление некоторых матерей действует на детей возбуждающе. Афра Диги как метеор. Она электризует воздух. Роди она второго ребенка, даже это не отвлекло бы ее от Сеуна. Наверное, поэтому Совет Матерей отказал Афре в праве иметь второго ребенка. Такие, как Афра, передают детям свою неврастеничность. Она называла наставниц живыми скульптурами, устраивала шумные демонстрации перед Большим Советом. Афре советовали покинуть Мегаполис. На Земле много интересных мест, где здоровый человек может отвлечься от преследующих его мыслей. Я считаю счастьем то, что малышей забирают в Общую школу в шестимесячном возрасте. Иначе матери, подобные Афре… Материнское неистовство, – улыбнулась наставница, – иногда сочетается с неким непонятным невежеством… Благодаря Обшей школе Сеун избежал влияния матери, но не во всем. Например, он верит, что Земля до сих пор полна тайн…

– А вы?

– Я считаю, что главная тайна заключена в нас самих. Мы до сих пор не знаем своих возможностей. Все остальное не имеет значения. Но Сеун по много часов просиживал над географическими картами. Он задумывался над справедливым, на его взгляд, разделом мира. Да, да, я не оговорилась, именно разделом. Ему нравилось представлять, какие именно моря и земли могут в будущем отойти к колониям, а какие будут окончательно покрыты разрастающимся по планете Мегаполисом. Он считал, что колонии могут существенно увеличить полезную площадь Земли. За счет обезвреживания ядерных саркофагов, отравленных в прошлом озер… И все такое… Ну, сами знаете… Скажем, он считал, что колонии правильно занимают влажные болотистые места… Ведь биосинты нуждаются в тишине и в постоянной подкормке. Он изучал работы доктора Джауна.

– Вы знакомите воспитанников с новейшими философами?

– Разумеется, – кивнула наставница. – Именно нашим воспитанникам жить в будущем, не нам. Они должны знать, кто формирует будущее.

Калхас кивнул.

Он боялся, что наставница поймет его неправильно, но в его улыбке не было иронии. Он относился к идеям доктора Джауна скептически. Так же, как отнесся к словам наставницы. Он привык к конкретным вещам, иначе в космосе не выживешь. Географические карты… Афра, устраивающая скандалы… Новейшие философы… Калхас был уверен, что будущее человечества – в активном выходе в Космос. А доктор Джаун наоборот – привязывает землян к планете.

Он взглянул на наставницу.

Ему понравилось, с какой непосредственностью она смахнула с загорелого плеча густые платиновые волосы.

– Сеун, – улыбнулся Калхас, – похоже, не простой малыш, да? В нем многое от матери, правда? Даже Общая школа не смогла совсем его выправить, правда? Он много путешествовал, да? Научные городки в Антарктике… Уединенные биостанции в Индийском океане… Само собой, промышленные районы Мегаполиса… Весь этот нескончаемый массив от Японии и Кореи, через юг Китая и Индии до Средиземноморья… Я имею в виду, – пояснил Калхас, – что Сеун бывал и в Пустых пространствах, да?… В конце концов, все колонии начинались с Пустых пространств… Если он с интересом относился к идеям доктора Джауна, что удивительного в его интересе к географическим картам?…

Наставница улыбнулась:

– Вы третий человек, с кем я беседую о Сеуне на этой неделе, и все обращали внимание на карты. Да, Сеун любит путешествия. Он всегда считал событием даже банальный поход к Мелким озерам.

Она вздохнула:

– Я боюсь за Сеуна.

Калхас успокаивающе кивнул.

Не он один ищет Сеуна. Этим, к счастью, занимаются профессионалы из группы Поиска. Он уверен, что мальчика-анаконду скоро найдут.

– Вы ничего не забыли такого, что можно было бы добавить к сказанному?

– Коробка…

– Какая коробка?

– С подарком для Сеуна…

Он кивал, слушая наставницу.

Каждый воспитанник получает подарки от родителей. Прежде всего, игрушки. Иногда сложные и необычные. Ведь ими, как правило, пользуется вся группа. Так вот, подарки Афры Диги, услышал Калхас, всегда отличались не просто необычностью, а можно сказать, изощренностью. В последний раз на имя Сеуна доставили коробку с действующей моделью биосинта. Трудно сказать, сколько стоит такая модель, но, в пересчете на чистую работу, весьма и весьма немало. Впрочем, известно, что Афра Диги связана с какой-то крупной исследовательской ассоциацией, и у нее есть состоятельные друзья. (Калхас почувствовал укол ревности.) Подарок, несомненно, ошеломляющий. Коробку доставили поздно вечером и поставили на подоконник. Проснувшись, Сеун должен был сразу увидеть вожделенный подарок. Но ночью он встал и вышел из спальни, даже не прикоснувшись к подарку матери.

– Как отнеслись к исчезновению Сеуна его друзья?

– Они очень огорчены.

– Он не посвятил их в свои планы?

– Уверена, что нет. Они активно осматривают карстовые пещеры, которых много в окрестностях. Там много действительно опасных уголков.

– Вы разговаривали с ними о случившемся?

– Много раз.

– Что они говорят?

Наставница беспомощно пожала смуглым плечом:

– Они растеряны.

– А вы?

– Я тоже. Мальчику всего шестой год.

– Но, похоже, он самостоятельный малый.

– Это да. У меня все такие. Окажись он в Мегаполисе, он сумел бы разыскать Афру. Но почему-то не разыскал. И не вернулся в Общую школу. И его нигде не заметила ни одна живая скульптура. И группа Поиск до сих пор не имеет достоверной информации. Что это может означать, Калхас? Почему к этому делу теперь присоединились вы? Разве вас не ждут на борту «Гермеса»? Ваш корабль должен отправляться. Разве не так?

– У меня несколько свободных дней, и я обещал их Афре, – успокоил наставницу Калхас. – Мы с Афрой друзья. – Поколебавшись, он добавил: – Я дружил с мужем Афры. Он погиб на моих глазах.

Она У печально улыбнулась:

– Я знаю.

И подняла глаза:

– Куда мог уйти мальчик?… Может, его похитили?… – Наставница таинственно поманила Калхаса пальцем. – Вы же, наверное, слышали… Ходит много таких слухов… Колонистам не хватает людей… С тех пор как у них появились биосинты, людей не хватает еще больше… У них не существует контроля над рождаемостью… Понимаете?… Тут любой шаг…

Было видно, как сильно ей хочется высказаться.

Все же она сдержалась.

II

«Калхас! Ты найдешь Сеуна!»

Афра заклинала. Она не умела просить. «Калхас. Мегаполис – вонючая дыра. В нем много тайных могил. Я не хочу, чтобы одна из них стала мне родной. Найди Сеуна, Калхас!»

Кажется, Афра не помнила, не хотела помнить, что через несколько дней «Гермес» стартует. Но Калхас не напоминал. Он знал, Афре трудно. Скрытая обида, правда, покалывала сердце. Почему Афра общается с ним только через Инфор? Почему она не пришла к нему, почему не позвала к себе? Почему, откликаясь на его вызов, она садится перед экраном так, чтобы он не видел комнату, в которой она находится?

Ладно. Пусть выговориться.

Он знал, что пока Афра не выговорится, бессмысленно задавать вопросы.

Пусть выкрикнет все проклятия Мегаполису, удушающему людей. Пусть в сотый раз проклянет Общую школу, отнявшую у нее ребенка. Пусть предаст анафеме весь Космический флот, за то, что он выбрасывает в черное пространство лучших представителей человечества. Наверное, Совет Матерей прав, отказав Афре в праве родить второго ребенка. Ее необузданный темперамент уже сказался на Сеуне, а дети не должны быть материалом для экспериментов. Даже материнских.

Слушая Афру, он включил рабочий Инфор.

Ничего нового он не услышал, просто знал, что скоро навсегда расстанется с Землей. Наверное, даже навсегда. Кто знает? Даже голос доктора Джауна, с которым он схватился вчера на пресс-конференции, не показался ему отталкивающим. Доктор Джаун говорил то, что думал, то, над чем много думал. Да, Центры термоядерного синтеза (ЦТС) создают человечеству немало хлопот… Да, Земля и Пояс накопили массу противоречий… Да, существование колоний следует признать свершившимся фактом… Но, черт возьми, все это следует рассматривать вкупе и совсем не обязательно говорить о колониях, как о новом шаге человечества… Разве провал чуть ли не в общинный строй можно считать достижением цивилизации? Доктор Джаун любит парадоксы, но этот слишком уж дик.

ПОЯС ГОТОВ ПРИНЯТЬ «ГЕРМЕС».

Это обрадовало Калхаса.

Пояс сколько угодно может требовать самостоятельности. Космониты сколько угодно могут не соглашаться с действиями землян и закрывать те или иные секторы. Калхасу на это наплевать. Перед ним поставлена задача – поставить станции землян на Галилеевых лунах, и он выполнит поставленную задачу, даже если сквозь сферу Пояса придется пробиваться силой.

Впрочем, Пояс одумался.

Они уже согласны принять «Гермес». До них, наконец, дошло, что проект «Галилеевы луны» («ГЛ») открывает и для них перспективы.

Краем глаза он следил за Афрой.

«Сеун… Сеуну… У Сеуна…» Она говорила только о сыне.

ДОКТОР ДЖАУН: НЕ ПРЕЖДЕВРЕМЕНЕН ЛИ ПРОЕКТ «ГЛ»?

Для доктора Джауна преждевременно все, что не касается развития колоний.

ТЕРМИН «КОЛОНИЯ» НЕТОЧЕН ПО СУЩЕСТВУ.

Что ж, терминологический поворот определился. Теперь будут говорить «община». Что изменится? Краем уха он слышал задыхающийся голос Афры: «Сеун… Сеуну… У Сеуна…» Афра, подумал он, не рви мне сердце.

ПОЯС: В СТО ПЕРВОМ БЛОКЕ ЗАПУЩЕН ПЕРВЫЙ ВНЕЗЕМНОЙ ЦТС.

Несомненное достижение.

СТАНЦИИ НА ГАЛИЛЕЕВЫХ ЛУНАХ ДОЛЖНЫ ПОЛУЧИТЬ ДВОЙНОЕ ПОДЧИНЕНИЕ.

Калхас усмехнулся.

Его корабль еще не добрался до Юпитера, а станции (пока несуществующие) уже пытаются прибрать к рукам.

БОЛЬШОЙ КАНЬОН МАРСА: ИСПАРЯЮЩАЯСЯ БУРЯ.

ДОКТОР ДЖАУН: БИОСИНТ МЕНЯЕТ СТАТУС ЗЕМНОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ.

ВОЛНЕНИЯ В МАСЛЯНОЙ ЗОНЕ. БОЛЕЗНЬ ДАЛБЕРГА РАСПРОСТРАНЯЕТСЯ В КВАРТАЛАХ ДАЛГА.

ПОЛТЕРГЕЙСТ В ЖИЛЫХ КВАРТАЛАХ ДАЛГА. КОЛДУНЫ ХАТУ УТВЕРЖДАЮТ: ПОЛТЕРГЕЙСТ РАБОЧИХ ЗОН НАПРЯМУЮ СВЯЗАН С АВАРИЙНЫМИ ВЫБРОСАМИ МАСЛЯНОЙ ЗОНЫ.

ОБЩИНЫ ИЛИ КОЛОНИИ?

Ошарашивающая информация, Суеверия действительно распространяются в переломные времена. На Поясе, например, колдунов нет. На Поясе вообще не до колдунов, покачал головой Калхас. Там царит жесткая дисциплина.

«Сеун… Сеуну… У Сеуна…»

Голос Афры терзал Калхаса.

ЮЖНЫЕ РЕГИОНЫ ВКЛЮЧАЮТСЯ В СИСТЕМУ МЭМ.

ЗА ИСТЕКШУЮ НЕДЕЛЮ В ТРЕТЬЕМ ПРИГОРОДЕ УБИТО ТРИ ЛАЙКСА.

www.bookol.ru

Кормчая книга - Геннадий Прашкевич

Загрузка. Пожалуйста, подождите...

  • Просмотров: 3925

    Вдруг, как в сказке (СИ)

    Александра Дема

    Очнуться однажды глубоко и прочно беременной в незнакомом месте – это ли не счастье? Особенно, если…

  • Просмотров: 3615

    Твои грязные правила (СИ)

    Виолетта Роман

    Я не хотела, но он заставил... Искусный манипулятор, ему плевать на жизни других. Я думала, что…

  • Просмотров: 3342

    Хищник цвета ночи (СИ)

    Татьяна Серганова

    Мой начальник красив, умен, обворожителен. А еще Ник Н’Ери хищник, привыкший получать то, что…

  • Просмотров: 3163

    Брачная охота на ректора магической академии (СИ)

    Ксюра Невестина

    Продали замуж за чудовище? Предала подруга? Улечу в академию магии! Хочу быть другой девушкой,…

  • Просмотров: 2684

    Невеста из проклятого рода 2

    Кристи Кострова

    Проклятие снято, и моя магия свободна. Однако появилась новая проблема: стихии выдали меня замуж,…

  • Просмотров: 2681

    Уютная, родная, сводная (СИ)

    Наталия Романова

    Всё смешалось в голове, перепуталось, прошлое и настоящее, о будущем Марк не думал. Воспоминания о…

  • Просмотров: 2287

    Брачная охота на главу тайной канцелярии (СИ)

    Ксюра Невестина

    Ошибка ангела смерти? Переезд в магмир? По моим правилам! Хочу быть аристократкой, сверхсильным…

  • Просмотров: 2151

    Оборотень по объявлению. Альфа ищет пару (СИ)

    Наталья Буланова

    Станислав Суворов, альфа стаи волков, уверен – он легко найдет девушку, которая, как показали…

  • Просмотров: 2059

    Муж на сутки (СИ)

    AleX Night

     А мне мама говорила, что мужики на дороге не валяются. Вон же лежит, бесхозный, под елочкой, чуть…

  • Просмотров: 1832

    Помощница особого назначения (СИ)

    Ксения Болотина

    — Вы находите меня привлекательным? — задал мужчина неожиданный вопрос. — Нет, — выдала честный…

  • Просмотров: 1759

    Демон и Фиалка (СИ)

    Оксана Северная

    Он – демон высшего ранга. Сильный, могущественный – сослан на землю в наказание за попытку смещения…

  • Просмотров: 1662

    Живая Академия. Печать Рока (СИ)

    Марина Весенняя

    Потерять за один день все богатства, вылететь из элитной академии и умудриться избежать…

  • Просмотров: 1605

    Свадьба как повод познакомиться (СИ)

    Анна Минаева

    Ее ждала счастливая семейная жизнь, но все пошло наперекосяк. Или, наоборот, наладилось? Случайный…

  • Просмотров: 1564

    Дороже золота (СИ)

    Эми Мун

    С давних пор Янария существовала под надежным крылом черного дракона. Но защита не была бесплатной.…

  • Просмотров: 1517

    Милашка (ЛП)

    Алекса Райли

    Мила проработала моделью всю свою жизнь. Рано начавшая свою карьеру, она всегда была в центре…

  • Просмотров: 1454

    Белая королева для Наследника костей (СИ)

    Айя Субботина

    Я была единственной обласканной дочерью Короля Северных просторов. Мой брак был сговорен, и я…

  • Просмотров: 1445

    Проданная королева (СИ)

    Екатерина Кариди

    Вчера была невестой, сегодня - вдова. Семья покойного презирает Мирославу, считая охотницей за…

  • Просмотров: 1442

    Снегурочка для Дракона (СИ)

    Villano

    Я дождалась, когда платье упадет на пол, развернулась и впилась в жадные мужские губы поцелуем.…

  • Просмотров: 1340

    Скромница для хулигана (СИ)

    Илона Шикова

    Меня зовут Анна Мартынова, и я занимаюсь не совсем женским делом — ремонтирую автомобили. Жизнь моя…

  • Просмотров: 1298

    Наследница Тумана. Академия при Храме всех богов (СИ)

    Мстислава Черная

    Никогда не спрашивайте Варю Лаппа, как размножаются боги. Все её неприятности начались именно с…

  • Просмотров: 1242

    Ты покоришься мне (СИ)

    Ксения Г

    Он жесток. Он опасен. И он похитил меня. Я его пленница. Нет ни единого шанса, что я смогу…

  • Просмотров: 1151

    Буду С Тобой (СИ)

    Никтория Мазуровская

    Встретелись два одиночества. Два разных мира. Двое разных людей. Встретились и влюбились.Итория…

  • Просмотров: 1102

    Поющая во тьме (СИ)

    Леди Эм

    Когда Лекс отправлялся на невольничий рынок, он и не думал, что встретит там ту, что однажды…

  • Просмотров: 962

    Золотой путь или как полюбить дракона (СИ)

    Ирина Зимина

    В школе «Золотая нить» обучаются лишь лучшие из лучших. Алексе очень повезло, что ее туда приняли.…

  • Просмотров: 942

    Обуздать пламя (СИ)

    Кристи Кострова

    Проклятие снято, и моя магия свободна. Однако появилась новая проблема: стихии выдали меня замуж,…

  • Просмотров: 922

    Поцелуй дракона для рыжей бестии (СИ)

    Ксюра Невестина

    Угодила в беду? Не отчаивайся!Получила магическую силу и сумасбродного мужа-мага? Не беда!Гораздо…

  • Просмотров: 780

    Альфа горцев (ЛП)

    Кей Перри

    Граф Оксфордшира — все, чего леди Изабель Ройс когда-либо хотела, но он запретная тема…С ее…

  • Просмотров: 773

    Ведьма в апельсинах (СИ)

    Анна Одувалова

    Утка с яблоками в медовом соусе, вепрево колено и нежнейшие профитроли — вот обычный завтрак в моей…

  • itexts.net

    Кормчая книга — Википедия (с комментариями)

    Ты - не раб! Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира". http://noslave.org

    Материал из Википедии — свободной энциклопедии

    Ко́рмчая книга, Ко́рмчая (церк.-слав. кормчий, ст.-слав. кръмьчии — рулевой), Пида́лион (греч. Πηδάλιον, Πηδαλίων — кормовое весло, кормило, рукоять кормила или руль), или Номокано́н (греч. Νομοκανών от греч. νόμος - закон, устав + греч. κᾰνών - канон, правило) — сборники церковных и светских законов (см. также Византийское право), являвшихся руководством при управлении церковью и в церковном суде православных славянских стран; также служили для передачи различных древних текстов. Языки: старославянский, древнерусский.

    История

    Восходят к византийскому Номоканону, составленному в VI веке константинопольским патриархом Иоанном Схоластиком. Во второй половине XI века Номоканон был переведён для болгарской церкви и затем распространён на Руси.[1][2] С конца XIII века Номоканоны в русской переработке получили название "Кормчие книги", они дополнялись на Руси нормами светского права.

    В 1274 году на церковном соборе во Владимире[3] (ряд исследователей считают, что это событие произошло в Киеве на год раньше[4]) митрополит Кирилл предложил в качестве руководства для управления церковью Кормчую книгу, переведённую около 1225 года в Сербии с греческого языка на церковнославянский.

    В XIII веке появилась ещё одна разновидность Кормчей, где некоторые элементы болгарских и сербских Кормчих книг были сведены воедино. Эта так называемая Софийская, или Синодальная, редакция (получившая название по месту обнаружения в Софийском соборе Новгорода и хранившаяся затем в Синодальной библиотеке в Москве) дополнена была и русскими статьями: Русской правды, уставами князей Владимира и Ярослава, правилами Владимирского собора 1274 года и др. Синодальная Кормчая книга получила широкое распространение и дошла до нас в большом количестве списков.

    В конце XV — начале XVI вв. Кормчие книги из-за значительного числа разночтений подверглись пересмотру. В 1650 году была издана в типографии так называемая Иосифовская Кормчая книга, основанная на Законоправиле Святого Саввы, в 1653 году — Никоновская (по имени патриархов Иосифа и Никона), в 1787 году — так называемая Екатерининская Кормчая книга. Последнее издание Кормчей книги — 1816 год.

    С 1816 года вместо Кормчей в России издается Книга правил. Книга правил содержит в себе сборник единых поместных канонов (правил) Русской Православной Церкви и древних канонов, принятых на Вселенских Всеправославных Соборах.[5]

    Некоторые Кормчие

    • Древнеславянская кормчая XIV титулов
    • Ефремовская Кормчая
    • Сербская Кормчая
    • Иловицкая Кормчая
    • Синодальная Кормчая
    • Расская Кормчая
    • Дечанская Кормчая
    • Пчинская Кормчая
    • Морачская Кормчая
    • Иосифовская Кормчая
    • Никоновская Кормчая
    • Екатерининская Кормчая

    См. также

    Напишите отзыв о статье "Кормчая книга"

    Примечания

    1. ↑ [http://txt.drevle.com/person/beneshevich.html Древнеславянская кормчая XIV титулов без толкования том 1 (Домонгольская)]
    2. ↑ [https://commons.wikimedia.org/wiki/Special:UploadWizard Бенешевич Древнеславянская кормчая XIV титулов том 1]
    3. ↑ [http://ancient-orthodoxy.narod.ru/doc/1274.htm Определения Владимирского собора 1274 года]
    4. ↑ Ивакин Г. Киев в XII—XV веках — Киев, «Наукова думка», 1982 — с.22
    5. ↑ [http://azbyka.ru/dictionary/10/kanony_tserkovnye.shtml Церковные каноны Азбука веры.]

    Литература

    • Каталог славяно-русских рукописных книг XVI века, хранящихся в Российском государственном архиве древних актов / Федер. арх. агентство; сост.: О. В. Беляков и др.; под ред. Л. В. Мошковой. — 2-е стер. изд.. — М. : Древлехранилище, 2006. Вып. 1 : Апостол — Кормчая. — 2006. — 589 с.

    Издания

    • Палеографический снимок текста Русской правды по новгородской Кормчей книге XIII века / Скопир. с подлинника студентами Ист.-филол. фак. Имп. с-петерб. ун-та под рук. И. И. Срезневского. — СПб. : Тип. Якобсон, 1888.
    • Мазуринская кормчая : Памятник межславянских культурных связей XIV—XVI вв.: Исследование. Тексты. — М. : Индрик, 2002. — 853 с.
    • Кормчая, напечатанная с оригинала патриарха Иосифа. — М.: Журнал «Церковь», 1912 (1650). — 1481 с.[https://commons.wikimedia.org/wiki/File:%D0%9A%D0%BE%D1%80%D0%BC%D1%87%D0%B0%D1%8F_%D1%87%D0%B0%D1%81%D1%82%D1%8C_1.djvu Часть 1][https://commons.wikimedia.org/wiki/File:%D0%9A%D0%BE%D1%80%D0%BC%D1%87%D0%B0%D1%8F_%D1%87%D0%B0%D1%81%D1%82%D1%8C_2.djvu Часть 2][https://commons.wikimedia.org/wiki/File:%D0%9A%D0%BE%D1%80%D0%BC%D1%87%D0%B0%D1%8F_%D1%87%D0%B0%D1%81%D1%82%D1%8C_3.djvu Часть 3][https://commons.wikimedia.org/wiki/File:%D0%9A%D0%BE%D1%80%D0%BC%D1%87%D0%B0%D1%8F_%D1%87%D0%B0%D1%81%D1%82%D1%8C_4.djvu Часть 4][https://commons.wikimedia.org/wiki/File:%D0%9A%D0%BE%D1%80%D0%BC%D1%87%D0%B0%D1%8F_%D1%87%D0%B0%D1%81%D1%82%D1%8C_5.djvu Часть 5][https://commons.wikimedia.org/wiki/File:%D0%9A%D0%BE%D1%80%D0%BC%D1%87%D0%B0%D1%8F_%D1%87%D0%B0%D1%81%D1%82%D1%8C_6.djvu Часть 6][https://commons.wikimedia.org/wiki/File:%D0%9A%D0%BE%D1%80%D0%BC%D1%87%D0%B0%D1%8F_%D1%87%D0%B0%D1%81%D1%82%D1%8C_7.djvu Часть 7][https://commons.wikimedia.org/wiki/File:%D0%9A%D0%BE%D1%80%D0%BC%D1%87%D0%B0%D1%8F_%D1%87%D0%B0%D1%81%D1%82%D1%8C_8.djvu Часть 8][https://commons.wikimedia.org/wiki/File:%D0%9A%D0%BE%D1%80%D0%BC%D1%87%D0%B0%D1%8F_%D1%87%D0%B0%D1%81%D1%82%D1%8C_9.djvu Часть 9][https://commons.wikimedia.org/wiki/File:%D0%9A%D0%BE%D1%80%D0%BC%D1%87%D0%B0%D1%8F_%D1%87%D0%B0%D1%81%D1%82%D1%8C_10.djvu Часть 10][https://commons.wikimedia.org/wiki/File:%D0%9A%D0%BE%D1%80%D0%BC%D1%87%D0%B0%D1%8F_%D1%87%D0%B0%D1%81%D1%82%D1%8C_11.djvu Часть 11][https://commons.wikimedia.org/wiki/File:%D0%9A%D0%BE%D1%80%D0%BC%D1%87%D0%B0%D1%8F_%D1%87%D0%B0%D1%81%D1%82%D1%8C_12.djvu Часть 12][https://commons.wikimedia.org/wiki/File:%D0%9A%D0%BE%D1%80%D0%BC%D1%87%D0%B0%D1%8F_%D1%87%D0%B0%D1%81%D1%82%D1%8C_13.djvu Часть 13][https://commons.wikimedia.org/wiki/File:%D0%9A%D0%BE%D1%80%D0%BC%D1%87%D0%B0%D1%8F_%D1%87%D0%B0%D1%81%D1%82%D1%8C_14.djvu Часть 14]

    Исследования

    • Розенкампф Густав Андреевич. [http://dlib.rsl.ru/01003542004 О Кормчей книге : Введение к сочинению барона Г.А. Розенкампфа. Санктпетербург : В типографии Карла Крайя, 1827]
    • Розенкампф Густав Андреевич. [http://dlib.rsl.ru/viewer/01003542031#?page=3 Обозрение Кормчей книги в историческом виде / соч. бар. Розенкампфа; Издано О-вом истории и древностей рос. при Имп. Моск. ун-те. — Москва : В Университетской типографии, 1829. — 274 c.]
    • Розенкампф Густав Андреевич. [http://dlib.rsl.ru/viewer/01003558221#?page=1 Обозрение Кормчей книги в историческом виде / соч. бар. Г. А. Розенкампфа. — 2-е изд.. — СПб. : В тип. Имп. Акад. наук, 1839. — Второе тиснение с многими переменами и прибавлениями, начатое сочинителем, а по кончине его изданное В.Анастасевичем. (Розенкампф Густав Андреевич, Печерин Владимир Сергеевич).]
    • Калачов Николай Васильевич. [http://dlib.rsl.ru/01003542327 О значении Кормчей в системе древнего русского права / соч. Н. Калачова, д. чл. Имп. о-ва истории и древностей рос. при Моск. ун-те. — М. : В унив. тип., 1850. — Из № 3 и 4 Чтений, издав. Имп. о-вом истории и древностей рос. при Моск. ун-те, 1847 г.]
    • Павлов Алексей Степанович. [http://dlib.rsl.ru/viewer/01003579479#?page=9 Первоначальный славяно-русский Номоканон / соч. А Павлова. — Казань : В унив. тип., 1869. (Павлов Алексей Степанович, Срезневский Измаил Иванович)]
    • Павлов Алексей Степанович. 50-я глава Кормчей книги, как исторический и практический источник русского брачного права / А. Павлова, заслуж. орд. проф. Имп. моск. ун-та. — М. : В унив. тип. (М. Катков), 1887. — 452 с.. — Отт. из Ученых зап. Имп. моск. ун-та. — Посвящ. архиеп. Алексию Виленскому и Литовскому.
    • Срезневский Измаил Иванович. Обозрение древних русских списков Кормчей книги : С прил. фототип. снимка из Ефрем. Кормчей. — СПб. : Тип. Имп. Акад. наук, 1897. — 206 с.
    • Срезневский Измаил Иванович. Обозрение древних русских списков Кормчей книги : с прил. фототип. снимка из Ефремовской кормчей / труд И. И. Срезневского. — Из Сб. ОРЯС, Т.65, N 2.
    • Бенешевич Владимир Николаевич. Древнеславянская Кормчая XIV титулов без толкований = Syntagma XIV titulorum sine scholiis / изд. Отд-ния рус. яз. и словесности Имп. Акад. анук. — СПб. : Тип. Имп. Акад. наук, 1906—1907. — 3 т.
    • Обнорский Сергей Петрович. О языке Ефремовской кормчей XII века. — СПб. : Тип. Имп. Акад. наук, 1912. (Исследования по русскому языку; Т.3, вып.1)
    • Максимович К. А. Законъ соудьныи людьмъ. Источниковедческие и лингвистические аспекты исследования славянского юридического памятника. — М., 2004. (в том числе об Устюжской Кормчей XIII—XIV веков).
    • Максимович К. А. К вопросу о «мефодиевских» папистских схолиях в Кормчей Ефремовской редакции / К. А. Максимович // Славяноведение. — 2006. — N 2. — С. 78-88.
    • Белякова Елена Владимировна. Мазуринская редакция кормчей и её историко-культурное значение на Руси : Автореф. дис… канд. ист. наук. — М. : б. и., 1998.
    • Белякова Е. В. «Латгальские листы» — древнейший список Чудовской редакции Кормчей / Е. В. Белякова, Н. Морозова // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. — 2011. — № 3, Ч. 1 (сентябрь). — С. 17-18.
    • Белякова Е. В. Издание Кормчей Книги и проблема смены культурной ориентации / Е. В. Белякова // Российская история. — 2011. — N 4. — С. 103—113. — Примеч.: с. 111—113.
    • Белякова Е. В. Издание печатной Кормчей (1653) и «византизм» в русской государственности / Е. В. Белякова // Вестник Московского университета. Сер. 8, История. — 2012. — № 5. — С. 34-50.
    • Полознев Д. Ф. Место Церкви в государстве и обществе по Соборному уложению 1649 года и Кормчей 1650 года. — С. 101—104

    Ссылки

    • [https://commons.wikimedia.org/wiki/File:%D0%9A%D0%BE%D1%80%D0%BC%D1%87%D0%B0%D1%8F_1650.pdf Кормчая 1650 года] в Викимедии
    • [http://drevo-info.ru/ Открытая православная энциклопедия «Древо»]
    • [http://kopajglubze.ucoz.ru/load/5 Кормчая, напечатанная с оригинала патриарха Иосифа]. — М.: Журнал «Церковь», 1912 (1650). — 1481 с.
    • Кормчая [http://www.stsl.ru/manuscripts/staropechatnye-knigi/9-1] [http://www.stsl.ru/manuscripts/staropechatnye-knigi/16-1]. — М., 1653.

    Отрывок, характеризующий Кормчая книга

    Магдалина лишь кивнула ему, показывая, что понимает. Говорить она не могла, силы почти покидали её. Надо было как-то выдержать эти последние, самые тяжкие для неё мгновения... А потом у неё ещё будет достаточно времени, чтобы скорбеть об утерянном. Главное было то, что ОН жил. А всё остальное было не столь уж важным. Послышалось удивлённое восклицание – Радомир стоял, оглядываясь, не понимая происходящего. Он не знал ещё, что у него уже другая судьба, НЕ ЗЕМНАЯ... И не понимал, почему всё ещё жил, хотя точно помнил, что палачи великолепно выполнили свою работу...

    – Прощай, Радость моя... – тихо прошептала Магдалина. – Прощай, ласковый мой. Я выполню твою волю. Ты только живи... А я всегда буду с тобой. Снова ярко вспыхнул золотистый свет, но теперь он уже почему-то находился снаружи. Следуя ему, Радомир медленно вышел за дверь... Всё вокруг было таким знакомым!.. Но даже чувствуя себя вновь абсолютно живым, Радомир почему-то знал – это был уже не его мир... И лишь одно в этом старом мире всё ещё оставалось для него настоящим – это была его жена... Его любимая Магдалина.... – Я вернусь к тебе... я обязательно вернусь к тебе... – очень тихо сам себе прошептал Радомир. Над головой, огромным «зонтом» висела вайтмана...Купаясь в лучах золотого сияния, Радомир медленно, но уверенно двинулся за сверкающим Старцем. Перед самым уходом он вдруг обернулся, чтобы в последний раз увидеть её... Чтобы забрать с собою её удивительный образ. Магдалина почувствовала головокружительное тепло. Казалось, в этом последнем взгляде Радомир посылал ей всю накопленную за их долгие годы любовь!.. Посылал ей, чтобы она также его запомнила. Она закрыла глаза, желая выстоять... Желая казаться ему спокойной. А когда открыла – всё было кончено... Радомир ушёл... Земля потеряла его, оказавшись его не достойной. Он ступил в свою новую, незнакомую ещё жизнь, оставляя Марии Долг и детей... Оставляя её душу раненой и одинокой, но всё такой же любящей и такой же стойкой. Судорожно вздохнув, Магдалина встала. Скорбеть у неё пока что просто не оставалось времени. Она знала, Рыцари Храма скоро придут за Радомиром, чтобы предать его умершее тело Святому Огню, провожая этим самым его чистую Душу в Вечность.

    Первым, конечно же, как всегда появился Иоанн... Его лицо было спокойным и радостным. Но в глубоких серых глазах Магдалина прочла искреннее участие. – Велика благодарность тебе, Мария... Знаю, как тяжело было тебе отпускать его. Прости нас всех, милая... – Нет... не знаешь, Отец... И никто этого не знает... – давясь слезами, тихо прошептала Магдалина. – Но спасибо тебе за участие... Прошу, скажи Матери Марии, что ОН ушёл... Что живой... Я приду к ней, как только боль чуточку утихнет. Скажи всем, что ЖИВЁТ ОН...Больше Магдалина выдержать не могла. У неё не было больше человеческих сил. Рухнув прямо на землю, она громко, по-детски разрыдалась... Я посмотрела на Анну – она стояла окаменев. А по суровому юному лицу ручейками бежали слёзы. – Как же они могли допустить такое?! Почему они все вместе не переубедили его? Это же так неправильно, мама!.. – возмущённо глядя на нас с Севером, воскликнула Анна. Она всё ещё по-детски бескомпромиссно требовала на всё ответов. Хотя, если честно, я точно так же считала, что они должны были не допустить гибели Радомира… Его друзья... Рыцари Храма... Магдалина. Но разве могли мы судить издалека, что тогда было для каждого правильным?.. Мне просто по-человечески очень хотелось увидеть ЕГО! Так же, как хотелось увидеть живой Магдалину... Наверно именно поэтому, я никогда не любила погружаться в прошлое. Так как прошлое нельзя было изменить (во всяком случае, я этого сделать не могла), и никого нельзя было предупредить о назревавшей беде или опасности. Прошлое – оно и было просто ПРОШЛЫМ, когда всё хорошее или плохое давно уже с кем-то случилось, и мне оставалось лишь наблюдать чью-то прожитую хорошую или плохую, жизнь. И тут я снова увидела Магдалину, теперь уже одиноко сидевшую на ночном берегу спокойного южного моря. Мелкие лёгкие волны ласково омывали её босые ноги, тихо нашёптывая что-то о прошлом... Магдалина сосредоточенно смотрела на огромный зелёный камень, покойно лежавший на её ладони, и о чём-то очень серьёзно размышляла. Сзади неслышно подошёл человек. Резко повернувшись, Магдалина тут же улыбнулась: – Когда же ты перестанешь пугать меня, Раданушка? И ты всё такой же печальный! Ты ведь обещал мне!.. Чему же грустить, если ОН живой?.. – Не верю я тебе, сестра! – ласково улыбаясь, грустно произнёс Радан. Это был именно он, всё такой же красивый и сильный. Только в потухших синих глазах теперь жили уже не былые радость и счастье, а гнездилась в них чёрная, неискоренимая тоска... – Не верю, что ты с этим смирилась, Мария! Мы должны были спасти его, несмотря на его желание! Позже и сам понял бы, как сильно ошибался!.. Не могу я простить себе! – В сердцах воскликнул Радан. Видимо, боль от потери брата накрепко засела в его добром, любящем сердце, отравляя приходящие дни невосполнимой печалью. – Перестань, Раданушка, не береди рану... – тихо прошептала Магдалина. – Вот, посмотри лучше, что оставил мне твой брат... Что наказал хранить нам всем Радомир. Протянув руку, Мария раскрыла Ключ Богов... Он вновь начал медленно, величественно открываться, поражая воображение Радана, который, будто малое дитя, остолбенело наблюдал, не в состоянии оторваться от разворачивающейся красоты, не в силах произнести ни слова. – Радомир наказал беречь его ценой наших жизней... Даже ценой его детей. Это Ключ наших Богов, Раданушка. Сокровище Разума... Нет ему равных на Земле. Да, думаю, и далеко за Землёй... – грустно молвила Магдалина. – Поедем мы все в Долину Магов. Там учить будем... Новый мир будем строить, Раданушка. Светлый и Добрый Мир... – и чуть помолчав, добавила. – Думаешь, справимся? – Не знаю, сестра. Не пробовал. – Покачал головой Радан. – Мне другой наказ дан. Светодара бы сохранить. А там посмотрим... Может и получится твой Добрый Мир... Присев рядом с Магдалиной, и забыв на мгновение свою печаль, Радан восторженно наблюдал, как сверкает и «строится» дивными этажами чудесное сокровище. Время остановилось, как бы жалея этих двух, потерявшихся в собственной грусти людей... А они, тесно прижавшись друг к другу, одиноко сидели на берегу, заворожено наблюдая, как всё шире сверкало изумрудом море... И как дивно горел на руке Магдалины Ключ Богов – оставленный Радомиром, изумительный «умный» кристалл... С того печального вечера прошло несколько долгих месяцев, принёсших Рыцарям Храма и Магдалине ещё одну тяжкую потерю – неожиданно и жестоко погиб Волхв Иоанн, бывший для них незаменимым другом, Учителем, верной и могучей опорой... Рыцари Храма искренне и глубоко скорбели о нём. Если смерть Радомира оставила их сердца раненными и возмущёнными, то с потерей Иоанна их мир стал холодным и невероятно чужим... Друзьям не разрешили даже похоронить (по своему обычаю – сжигая) исковерканное тело Иоанна. Иудеи его просто зарыли в землю, чем привели в ужас всех Рыцарей Храма. Но Магдалине удалось хотя бы выкупить(!) его отрубленную голову, которую, ни за что не желали отдавать иудеи, так как считали её слишком опасной – они считали Иоанна великим Магом и Колдуном...

    Так, с печальным грузом тяжелейших потерь, Магдалина и её маленькая дочурка Веста, охраняемые шестью Храмовиками, наконец-то решились пуститься в далёкое и нелёгкое путешествие – в дивную страну Окситанию, пока что знакомую только лишь одной Магдалине... Дальше – был корабль... Была длинная, тяжкая дорога... Несмотря на своё глубокое горе, Магдалина, во время всего нескончаемо-длинного путешествия была с Рыцарями неизменно приветливой, собранной и спокойной. Храмовики тянулись к ней, видя её светлую, печальную улыбку, и обожали её за покой, который испытывали, находясь с рядом с ней... А она с радостью отдавала им своё сердце, зная, какая жестокая боль жгла их уставшие души, и как сильно казнила их происшедшая с Радомиром и Иоанном беда...Когда они наконец-то достигли желанной Долины Магов, все без исключения мечтали только лишь об одном – отдохнуть от бед и боли, насколько для каждого это было возможно. Слишком много было утрачено дорогого... Слишком высокой была цена. Сама же Магдалина, покинувшая Долину Магов, будучи малой десятилетней девочкой, теперь c трепетом заново «узнавала» свою гордую и любимую Окситанию, в которой всё – каждый цветок, каждый камень, каждое дерево, казались ей родными!.. Истосковавшись по прошлому, она жадно вдыхала бушующий «доброй магией» окситанский воздух и не могла поверить, что вот она наконец-то пришла Домой... Это была её родная земля. Её будущий Светлый Мир, построить который она обещала Радомиру. И это к ней принесла она теперь своё горе и скорбь, будто потерянное дитя, ищущее у Матери защиты, сочувствия и покоя... Магдалина знала – чтобы исполнить наказ Радомира, она должна была чувствовать себя уверенной, собранной и сильной. Но пока она лишь жила, замкнувшись в своей глубочайшей скорби, и была до сумасшествия одинокой... Без Радомира её жизнь стала пустой, никчемной и горькой... Он обитал теперь где-то далеко, в незнакомом и дивном Мире, куда не могла дотянуться её душа... А ей так безумно по-человечески, по-женски его не хватало!.. И никто, к сожалению, не мог ей ничем в этом помочь. Тут мы снова её увидели... На высоком, сплошь заросшем полевыми цветами обрыве, прижав колени к груди, одиноко сидела Магдалина... Она, как уже стало привычным, провожала закат – ещё один очередной день, прожитый без Радомира... Она знала – таких дней будет ещё очень и очень много. И знала, ей придётся к этому привыкнуть. Несмотря на всю горечь и пустоту, Магдалина хорошо понимала – впереди её ждала долгая, непростая жизнь, и прожить её придётся ей одной... Без Радомира. Что представить пока что ей никак не удавалось, ибо он жил везде – в каждой её клеточке, в её снах и бодрствовании, в каждом предмете, которого он когда-то касался. Казалось, всё окружающее пространство было пропитано присутствием Радомира... И даже если бы она пожелала, от этого не было никакого спасения.

    o-ili-v.ru

    Кормчая книга — Википедия. Что такое Кормчая книга

    Ко́рмчая книга, Ко́рмчая (церк.-слав. ко́рмчїй, ст.‑слав. кръмьчии — рулевой), Пида́лион (греч. Πηδάλιον, Πηδαλίων — кормовое весло, кормило, рукоять кормила или руль), или Номокано́н (греч. Νομοκανών от греч. νόμος - закон, устав + греч. κᾰνών - канон, правило) — сборники церковных и светских законов (см. также Византийское право), являвшихся руководством при управлении церковью и в церковном суде православных славянских стран; также служили для передачи различных древних текстов. Языки: старославянский, древнерусский.

    К середине XVIII в. в славянских рукописях был представлен целый ряд разнообразных изводов и редакций сборников церковных канонов. В этом отразилось как многообразие рукописной традиции греческих канонических текстов, так и особенности истории существования канонических сборников у славян и на Руси. Особенностью рукописной традиции являлось то, что новые типы канонических сборников не вытесняли полностью предыдущие, они по-прежнему оставались известны и могли быть использованы и продолжали существовать и переписываться. Это создает определенную сложность для исследователей, поскольку отдельный памятник может быть исследован только в контексте всей традиции.

    История

    Кормчая книга берет свое начало от византийского Номоканона.

    Славянская каноническая традиция пополнялась собраниями канонических текстов, которые были созданы в Константинопольской патриархии на протяжении многих веков ее существования. Одновременно происходило и создание собственной традиции, включающей местные церковные и законодательные памятники.

    Собрание (Синагога́) в XL титулах Иоанна Схоластика было впервые переведен на славянский язык в Мефодием в Великой Моравии. Этот сокращенный перевод получил в науке название Номоканона Мефодия и сохранился в Устюжской кормчей XIII-XIV в. и Иоасафовской кормчей XVI в..

    Синодальная Кормчая 1282 г. (Новгород), в числе других статей содержащая Русскую Правду

    Следующий этап — появление перевода Собрания (Синтагмы) в XIV титулах. Полный перевод канонов на славянский язык известен в составе Ефремовской кормчей XII—XIII в. Историками были выявлены и более поздние списки, в которых каноны и статьи содержатся в том же переводе, что и в Ефремовском. Эти списки получили название Древнеславянской редакции. По вопросу о месте и времени перевода Древнеславянской редакции существует две гипотезы: А.С. Павлов и Л.В. Милов считали, что Кормчая была переведена на Руси, Я.Н. Щапов, К.А. Максимович — сторонники болгарского перевода.

    Новый этап в истории славянских канонических сборников был связан с появлением толкований на каноны Алексея Аристина, Иоанна Зонары, которые были использованы при создании нового славянского свода.

    В 1274 году на церковном соборе во Владимире[1] (ряд исследователей считают, что это событие произошло в Киеве на год раньше[2]) митрополит Кирилл предложил в качестве руководства для управления церковью Кормчую книгу, переведённую около 1225 года в Сербии с греческого языка на церковнославянский.

    Наиболее ранней славянской рукописью, содержащей преимущественно собрание канонов с толкованием Алексея Аристина, является Иловицкая кормчая 1262 г. Списки подобного состава (в 64 главах) получили название "Сербской редакции" или "Законоправила Св. Саввы". В ряде списков имеются известия о св. Савве как инициаторе создания Кормчей. Известно 11 южнославянских списков этой редакции. Наиболее ранний восточнославянский список Сербской редакции — Рязанская кормчая 1284 г. Особенностью данной редакции является ее необычная каноническая часть : сочетание толкований и Алексея Аристина, и Иоанна Зонары, не выявленное в греческих рукописях.

    Древнеславянкая и Сербская редакции стали основой для создания в 70-е гг. XIII в. на Руси Русской редакции Кормчей (по терминологии Я.Н. Щапова) или русского извода (по терминологии Л.В. Мошковой).

    Выдержки из одиного из первых сборников епитимий Номоканона Иоанна Постника вошли в состав Устюжской кормчей и Мазуринской кормчей, Харьковского списка Волынского извода.

    С конца XIII века переводы византийских номоканонов в русской переработке получили название "Кормчие книги", они дополнялись на Руси нормами светского права.

    В XIII веке появилась ещё одна разновидность Кормчей, где некоторые элементы болгарских и сербских Кормчих книг были сведены воедино. Эта так называемая Софийская, или Синодальная, редакция (получившая название по месту обнаружения в Софийском соборе Новгорода и хранившаяся затем в Синодальной библиотеке в Москве) дополнена была и русскими статьями: Русской правды, уставами князей Владимира и Ярослава, правилами Владимирского собора 1274 года и др. Синодальная Кормчая книга получила широкое распространение и дошла до нас в большом количестве списков.

    В конце XV — начале XVI вв. Кормчие книги из-за значительного числа разночтений подверглись пересмотру. В 1650 году была издана в типографии так называемая Иосифовская Кормчая книга, основанная на Законоправиле Святого Саввы, в 1653 году — Никоновская (по имени патриархов Иосифа и Никона)[3], в 1787 году — так называемая Екатерининская Кормчая книга. Последнее синодальное издание Кормчей книги — 1816 год.

    С 1839 года вместо во мно­гом устаревшей Кормчей начала издаваться Книга правил, представляющая собой сборник единых поместных канонов (правил) Русской православной церкви и древних канонов, принятых на Вселенских всеправославных соборах. Книга правил является основным источником канонического права РПЦ[4][5].

    Единоверцы переиздали Иосифовскую кормчую в 1898 году.

    Старообрядцы переиздали Иосифовскую кормчую в 1912—1913 гг. в приложении к журналу «Церковь» и в 1914 году с добавлением некоторых статей по рукописным источникам XVI века в «Христианской типографии при Преображенском богаделенном доме в Москве».

    Переиздание 1912—1913 гг. было факсимильно воспроизведено издательством «Воскресение» (Спб.) под титулом «Кормчая (Номоканон). Отпечатана с подлинника Патриарха Иосифа» (несколько тиражей: 1998, 2004, 2011 и др.; ISBN 5-88335-073-9).

    Кроме того, существует несколько научных изданий старых «Кормчих».

    Состав Кормчей книги

    Основой наиболее существенной канонической части являлись постановления вселенских и поместных соборов и св. отцов, которые были переведены как в полном, так и в синоптическом виде. Кроме этого, создаются собрания, в которых соборные каноны составляют лишь незначительную часть, а основная часть занята местными правилами. Для славянских книжников граница между подлинными и апокрифическими или псевдоэпиграфическими произведениями отцов была трудно установима, поэтому последние пополняли канонические собрания. Далеко не вся греческая каноническая традиция была переведена к XVII в. на славянский язык.

    Страница из древнейшего сохранившегося списка Русской Правды (Пространная редакция) в Синодальной кормчей

    Что касается императорского законодательства, то оно далеко не все было востребовано в славянской традиции. Это объясняется различием в правовых системах, наличием у славян собственной правовой традиции. Тем не менее, сборники, имевшие практическое значение в Византии: Эклога и Прохирон были переведены на славянский язык и вошли в состав Кормчих. Было переведено Собрание в 87 главах, включающее Новеллы Юстиниана, относящиеся к деятельности Церкви. Были переведены и Новеллы императора Алексея Комнина, относящиеся к браку (XI в.). Во второй половине XVII в. была переведена Исагога, содержащая важные для византийской культуры идеологические установки, определявшая место царя и патриарха. Широко распространенные и важные для церковной традиции Новеллы Исаака Комнина и других императоров также остались не переведенными. Не были переведены и Василики (IX в.). Это связанно с тем, что целенаправленной работы в области перевода императорского законодательства на славянский язык не было.

    Помимо канонов и законов канонические сборники включают разнообразный дополнительный материал, составляющий в них порой большую часть, чем сами каноны. Сюда относятся в первую очередь сведения по истории вселенских соборов. Особый блок составляют антиеретические памятники. С XIII в. почти неизменной составляющей являлись антилатинские статьи, появившиеся в составе Сербской редакции.

    Пополнялись канонические сборники и разного рода историческими и энциклопедическими сведениями, необходимыми для церковной деятельности. Часть такого материала бралась непосредственно из греческих канонических сборников, как например, Послания Анастасия Синаита в списке Ефремовской редакции, другая — переходила из других переводных славянских сборников.

    Славянские сборники включали в себя постановления и послания местных иерархов и памятники законодательства — так, Русская правда вошла уже в Новгородско-Синодальную Кормчую 1282 г. Это связано с особой ролью новгородского архиепископа, осуществлявшего судебные функции. В сербской традиции Законник Стефана Душана сопровождался выборкой из Алфавитной Синтагмы Матфея Властаря. В состав Устюжской Кормчей и Кормчей русского извода вошел наиболее ранний славянский законодательный памятник — Закон судный людям.

    Особую группу составляют сочинения славянских (в том числе и русских) авторов, включенные в канонические сборники. Далеко не все канонические послания русских митрополитов вошли в Кормчие. Можно говорить о существовании устойчивого блока, включавшего в себя правила митрополита Иоанна, Вопрошание Кирика Новгородца, Правила митрополита Кирилла, которые входят как в состав Кормчих, так и в состав других сборников. Ряд списков содержит на последних листах послания митрополитов, обращенных в разные города.

    Некоторые Кормчие

    • Дечанская Кормчая
    • Древнеславянская кормчая XIV титулов
    • Екатерининская Кормчая
    • Ефремовская Кормчая
    • Иловицкая Кормчая
    • Иосифовская Кормчая
    • Морачская Кормчая
    • Никоновская Кормчая
    • Пчинская Кормчая
    • Расская Кормчая
    • Рязанская Кормчая
    • Сербская Кормчая
    • Синодальная Кормчая

    См. также

    Примечания

    1. ↑ Определения Владимирского собора 1274 года
    2. ↑ Ивакин Г. Киев в XII—XV веках — Киев, «Наукова думка», 1982 — с.22
    3. ↑ Некоторые исследователи полагают, что не было двух отдельных изданий 1650 и 1653 гг., а шел многолетний непрерывный редакционный процесс. Этим объясняется малое число известных экземпляров, считающихся принадлежащими изданию 1650 года. См., например: Е. В. Белякова, К вопросу о первом издании Кормчей книги // Вестник церковной истории, 2006, № 1, стр. 131—150. [1]
    4. ↑ Церковные каноны. Православная энциклопедия «Азбука веры».
    5. ↑ Максимович К. А. Кни­га пра­вил // Большая российская энциклопедия. Т. 14. — М., 2009. — С. 334.

    Литература

    • Каталог славяно-русских рукописных книг XVI века, хранящихся в Российском государственном архиве древних актов / Федер. арх. агентство; сост.: О. В. Беляков и др.; под ред. Л. В. Мошковой. — 2-е стер. изд.. — М. : Древлехранилище, 2006. Вып. 1 : Апостол — Кормчая. — 2006. — 589 с.

    Издания

    • Палеографический снимок текста Русской правды по новгородской Кормчей книге XIII века / Скопир. с подлинника студентами Ист.-филол. фак. Имп. с-петерб. ун-та под рук. И. И. Срезневского. — СПб. : Тип. Якобсон, 1888.
    • Мазуринская кормчая : Памятник межславянских культурных связей XIV—XVI вв.: Исследование. Тексты. — М. : Индрик, 2002. — 853 с.
    • Кормчая, напечатанная с оригинала патриарха Иосифа. — М.: Журнал «Церковь», 1912 (1650). — 1481 с.Часть 1Часть 2Часть 3Часть 4Часть 5Часть 6Часть 7Часть 8Часть 9Часть 10Часть 11Часть 12Часть 13Часть 14

    Исследования

    • Белякова Е. В. Издание Кормчей Книги и проблема смены культурной ориентации / Е. В. Белякова // Российская история. — 2011. — N 4. — С. 103—113. — Примеч.: с. 111—113.
    • Белякова Е. В. Издание печатной Кормчей (1653) и «византизм» в русской государственности / Е. В. Белякова // Вестник Московского университета. Сер. 8, История. — 2012. — № 5. — С. 34-50.
    • Белякова Е. В. «Латгальские листы» — древнейший список Чудовской редакции Кормчей / Е. В. Белякова, Н. Морозова // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. — 2011. — № 3, Ч. 1 (сентябрь). — С. 17-18.
    • Белякова Елена Владимировна. Мазуринская редакция кормчей и её историко-культурное значение на Руси : Автореф. дис… канд. ист. наук. — М. : б. и., 1998.
    • Бенешевич В. Н. Древнеславянская Кормчая XIV титулов без толкований = Syntagma XIV titulorum sine scholiis / изд. Отд-ния рус. яз. и словесности Имп. Акад. анук. — СПб. : Тип. Имп. Акад. наук, 1906—1907. — 3 т.
    • Калачов Н. В. О значении Кормчей в системе древнего русского права / соч. Н. Калачова, д. чл. Имп. о-ва истории и древностей рос. при Моск. ун-те. — М. : В унив. тип., 1850. — Из № 3 и 4 Чтений, издав. Имп. о-вом истории и древностей рос. при Моск. ун-те, 1847 г.
    • Максимович К. А. Законъ соудьныи людьмъ. Источниковедческие и лингвистические аспекты исследования славянского юридического памятника. — М., 2004. (в том числе об Устюжской Кормчей XIII—XIV веков).
    • Максимович К. А. К вопросу о «мефодиевских» папистских схолиях в Кормчей Ефремовской редакции / К. А. Максимович // Славяноведение. — 2006. — N 2. — С. 78-88.
    • Обнорский С. П.. О языке Ефремовской кормчей XII века. — СПб. : Тип. Имп. Акад. наук, 1912. (Исследования по русскому языку; Т.3, вып.1)
    • Павлов А. С. 50-я глава Кормчей книги, как исторический и практический источник русского брачного права / А. Павлова, заслуж. орд. проф. Имп. моск. ун-та. — М. : В унив. тип. (М. Катков), 1887. — 452 с.. — Отт. из Ученых зап. Имп. моск. ун-та. — Посвящ. архиеп. Алексию Виленскому и Литовскому.
    • Павлов А. С. Первоначальный славяно-русский Номоканон / соч. А Павлова. — Казань : В унив. тип., 1869. (Павлов Алексей Степанович, Срезневский Измаил Иванович)
    • Полознев Д. Ф. Место Церкви в государстве и обществе по Соборному уложению 1649 года и Кормчей 1650 года. — С. 101—104
    • Розенкампф Г. А. О Кормчей книге : Введение к сочинению барона Г.А. Розенкампфа. Санктпетербург : В типографии Карла Крайя, 1827
    • Розенкампф Г. А.. Обозрение Кормчей книги в историческом виде / соч. бар. Розенкампфа; Издано О-вом истории и древностей рос. при Имп. Моск. ун-те. — Москва : В Университетской типографии, 1829. — 274 c.
    • Срезневский И. И. Обозрение древних русских списков Кормчей книги : С прил. фототип. снимка из Ефрем. Кормчей. — СПб. : Тип. Имп. Акад. наук, 1897. — 206 с.
      • Срезневский И. И. Обозрение древних русских списков Кормчей книги : с прил. фототип. снимка из Ефремовской кормчей / труд И. И. Срезневского. — Из Сб. ОРЯС, Т.65, N 2.
    • Щапов Я. Н. Византийское и южнославянское правовое наследие на Руси в XI—XIII вв. — М.: Наука, 1978. — 291 с.

    Ссылки

    wiki.sc

    Кормчая книга — Википедия

    Ко́рмчая книга, Ко́рмчая (церк.-слав. ко́рмчїй, ст.‑слав. кръмьчии — рулевой), Пида́лион (греч. Πηδάλιον, Πηδαλίων — кормовое весло, кормило, рукоять кормила или руль), или Номокано́н (греч. Νομοκανών от греч. νόμος - закон, устав + греч. κᾰνών - канон, правило) — сборники церковных и светских законов (см. также Византийское право), являвшихся руководством при управлении церковью и в церковном суде православных славянских стран; также служили для передачи различных древних текстов. Языки: старославянский, древнерусский.

    К середине XVIII в. в славянских рукописях был представлен целый ряд разнообразных изводов и редакций сборников церковных канонов. В этом отразилось как многообразие рукописной традиции греческих канонических текстов, так и особенности истории существования канонических сборников у славян и на Руси. Особенностью рукописной традиции являлось то, что новые типы канонических сборников не вытесняли полностью предыдущие, они по-прежнему оставались известны и могли быть использованы и продолжали существовать и переписываться. Это создает определенную сложность для исследователей, поскольку отдельный памятник может быть исследован только в контексте всей традиции.

    Кормчая книга берет свое начало от византийского Номоканона.

    Славянская каноническая традиция пополнялась собраниями канонических текстов, которые были созданы в Константинопольской патриархии на протяжении многих веков ее существования. Одновременно происходило и создание собственной традиции, включающей местные церковные и законодательные памятники.

    Собрание (Синагога́) в XL титулах Иоанна Схоластика было впервые переведен на славянский язык в Мефодием в Великой Моравии. Этот сокращенный перевод получил в науке название Номоканона Мефодия и сохранился в Устюжской кормчей XIII-XIV в. и Иоасафовской кормчей XVI в..

    Синодальная Кормчая 1282 г. (Новгород), в числе других статей содержащая Русскую Правду

    Следующий этап — появление перевода Собрания (Синтагмы) в XIV титулах. Полный перевод канонов на славянский язык известен в составе Ефремовской кормчей XII—XIII в. Историками были выявлены и более поздние списки, в которых каноны и статьи содержатся в том же переводе, что и в Ефремовском. Эти списки получили название Древнеславянской редакции. По вопросу о месте и времени перевода Древнеславянской редакции существует две гипотезы: А.С. Павлов и Л.В. Милов считали, что Кормчая была переведена на Руси, Я.Н. Щапов, К.А. Максимович — сторонники болгарского перевода.

    Новый этап в истории славянских канонических сборников был связан с появлением толкований на каноны Алексея Аристина, Иоанна Зонары, которые были использованы при создании нового славянского свода.

    В 1274 году на церковном соборе во Владимире[1] (ряд исследователей считают, что это событие произошло в Киеве на год раньше[2]) митрополит Кирилл предложил в качестве руководства для управления церковью Кормчую книгу, переведённую около 1225 года в Сербии с греческого языка на церковнославянский.

    Наиболее ранней славянской рукописью, содержащей преимущественно собрание канонов с толкованием Алексея Аристина, является Иловицкая кормчая 1262 г. Списки подобного состава (в 64 главах) получили название "Сербской редакции" или "Законоправила Св. Саввы". В ряде списков имеются известия о св. Савве как инициаторе создания Кормчей. Известно 11 южнославянских списков этой редакции. Наиболее ранний восточнославянский список Сербской редакции — Рязанская кормчая 1284 г. Особенностью данной редакции является ее необычная каноническая часть : сочетание толкований и Алексея Аристина, и Иоанна Зонары, не выявленное в греческих рукописях.

    Древнеславянкая и Сербская редакции стали основой для создания в 70-е гг. XIII в. на Руси Русской редакции Кормчей (по терминологии Я.Н. Щапова) или русского извода (по терминологии Л.В. Мошковой).

    Выдержки из одиного из первых сборников епитимий Номоканона Иоанна Постника вошли в состав Устюжской кормчей и Мазуринской кормчей, Харьковского списка Волынского извода.

    С конца XIII века переводы византийских номоканонов в русской переработке получили название "Кормчие книги", они дополнялись на Руси нормами светского права.

    В XIII веке появилась ещё одна разновидность Кормчей, где некоторые элементы болгарских и сербских Кормчих книг были сведены воедино. Эта так называемая Софийская, или Синодальная, редакция (получившая название по месту обнаружения в Софийском соборе Новгорода и хранившаяся затем в Синодальной библиотеке в Москве) дополнена была и русскими статьями: Русской правды, уставами князей Владимира и Ярослава, правилами Владимирского собора 1274 года и др. Синодальная Кормчая книга получила широкое распространение и дошла до нас в большом количестве списков.

    В конце XV — начале XVI вв. Кормчие книги из-за значительного числа разночтений подверглись пересмотру. В 1650 году была издана в типографии так называемая Иосифовская Кормчая книга, основанная на Законоправиле Святого Саввы, в 1653 году — Никоновская (по имени патриархов Иосифа и Никона)[3], в 1787 году — так называемая Екатерининская Кормчая книга. Последнее синодальное издание Кормчей книги — 1816 год.

    С 1839 года вместо во мно­гом устаревшей Кормчей начала издаваться Книга правил, представляющая собой сборник единых поместных канонов (правил) Русской православной церкви и древних канонов, принятых на Вселенских всеправославных соборах. Книга правил является основным источником канонического права РПЦ[4][5].

    Единоверцы переиздали Иосифовскую кормчую в 1898 году.

    Старообрядцы переиздали Иосифовскую кормчую в 1912—1913 гг. в приложении к журналу «Церковь» и в 1914 году с добавлением некоторых статей по рукописным источникам XVI века в «Христианской типографии при Преображенском богаделенном доме в Москве».

    Переиздание 1912—1913 гг. было факсимильно воспроизведено издательством «Воскресение» (Спб.) под титулом «Кормчая (Номоканон). Отпечатана с подлинника Патриарха Иосифа» (несколько тиражей: 1998, 2004, 2011 и др.; ISBN 5-88335-073-9).

    Кроме того, существует несколько научных изданий старых «Кормчих».

    Основой наиболее существенной канонической части являлись постановления вселенских и поместных соборов и св. отцов, которые были переведены как в полном, так и в синоптическом виде. Кроме этого, создаются собрания, в которых соборные каноны составляют лишь незначительную часть, а основная часть занята местными правилами. Для славянских книжников граница между подлинными и апокрифическими или псевдоэпиграфическими произведениями отцов была трудно установима, поэтому последние пополняли канонические собрания. Далеко не вся греческая каноническая традиция была переведена к XVII в. на славянский язык.

    Страница из древнейшего сохранившегося списка Русской Правды (Пространная редакция) в Синодальной кормчей

    Что касается императорского законодательства, то оно далеко не все было востребовано в славянской традиции. Это объясняется различием в правовых системах, наличием у славян собственной правовой традиции. Тем не менее, сборники, имевшие практическое значение в Византии: Эклога и Прохирон были переведены на славянский язык и вошли в состав Кормчих. Было переведено Собрание в 87 главах, включающее Новеллы Юстиниана, относящиеся к деятельности Церкви. Были переведены и Новеллы императора Алексея Комнина, относящиеся к браку (XI в.). Во второй половине XVII в. была переведена Исагога, содержащая важные для византийской культуры идеологические установки, определявшая место царя и патриарха. Широко распространенные и важные для церковной традиции Новеллы Исаака Комнина и других императоров также остались не переведенными. Не были переведены и Василики (IX в.). Это связанно с тем, что целенаправленной работы в области перевода императорского законодательства на славянский язык не было.

    Помимо канонов и законов канонические сборники включают разнообразный дополнительный материал, составляющий в них порой большую часть, чем сами каноны. Сюда относятся в первую очередь сведения по истории вселенских соборов. Особый блок составляют антиеретические памятники. С XIII в. почти неизменной составляющей являлись антилатинские статьи, появившиеся в составе Сербской редакции.

    Пополнялись канонические сборники и разного рода историческими и энциклопедическими сведениями, необходимыми для церковной деятельности. Часть такого материала бралась непосредственно из греческих канонических сборников, как например, Послания Анастасия Синаита в списке Ефремовской редакции, другая — переходила из других переводных славянских сборников.

    Славянские сборники включали в себя постановления и послания местных иерархов и памятники законодательства — так, Русская правда вошла уже в Новгородско-Синодальную Кормчую 1282 г. Это связано с особой ролью новгородского архиепископа, осуществлявшего судебные функции. В сербской традиции Законник Стефана Душана сопровождался выборкой из Алфавитной Синтагмы Матфея Властаря. В состав Устюжской Кормчей и Кормчей русского извода вошел наиболее ранний славянский законодательный памятник — Закон судный людям.

    Особую группу составляют сочинения славянских (в том числе и русских) авторов, включенные в канонические сборники. Далеко не все канонические послания русских митрополитов вошли в Кормчие. Можно говорить о существовании устойчивого блока, включавшего в себя правила митрополита Иоанна, Вопрошание Кирика Новгородца, Правила митрополита Кирилла, которые входят как в состав Кормчих, так и в состав других сборников. Ряд списков содержит на последних листах послания митрополитов, обращенных в разные города.

    • Дечанская Кормчая
    • Древнеславянская кормчая XIV титулов
    • Екатерининская Кормчая
    • Ефремовская Кормчая
    • Иловицкая Кормчая
    • Иосифовская Кормчая
    • Морачская Кормчая
    • Никоновская Кормчая
    • Пчинская Кормчая
    • Расская Кормчая
    • Рязанская Кормчая
    • Сербская Кормчая
    • Синодальная Кормчая
    1. ↑ Определения Владимирского собора 1274 года
    2. ↑ Ивакин Г. Киев в XII—XV веках — Киев, «Наукова думка», 1982 — с.22
    3. ↑ Некоторые исследователи полагают, что не было двух отдельных изданий 1650 и 1653 гг., а шел многолетний непрерывный редакционный процесс. Этим объясняется малое число известных экземпляров, считающихся принадлежащими изданию 1650 года. См., например: Е. В. Белякова, К вопросу о первом издании Кормчей книги // Вестник церковной истории, 2006, № 1, стр. 131—150. [1]
    4. ↑ Церковные каноны. Православная энциклопедия «Азбука веры».
    5. ↑ Максимович К. А. Кни­га пра­вил // Большая российская энциклопедия. Т. 14. — М., 2009. — С. 334.
    • Каталог славяно-русских рукописных книг XVI века, хранящихся в Российском государственном архиве древних актов / Федер. арх. агентство; сост.: О. В. Беляков и др.; под ред. Л. В. Мошковой. — 2-е стер. изд.. — М. : Древлехранилище, 2006. Вып. 1 : Апостол — Кормчая. — 2006. — 589 с.

    Издания[править | править код]

    • Палеографический снимок текста Русской правды по новгородской Кормчей книге XIII века / Скопир. с подлинника студентами Ист.-филол. фак. Имп. с-петерб. ун-та под рук. И. И. Срезневского. — СПб. : Тип. Якобсон, 1888.
    • Мазуринская кормчая : Памятник межславянских культурных связей XIV—XVI вв.: Исследование. Тексты. — М. : Индрик, 2002. — 853 с.
    • Кормчая, напечатанная с оригинала патриарха Иосифа. — М.: Журнал «Церковь», 1912 (1650). — 1481 с.Часть 1Часть 2Часть 3Часть 4Часть 5Часть 6Часть 7Часть 8Часть 9Часть 10Часть 11Часть 12Часть 13Часть 14

    Исследования[править | править код]

    • Белякова Е. В. Издание Кормчей Книги и проблема смены культурной ориентации / Е. В. Белякова // Российская история. — 2011. — N 4. — С. 103—113. — Примеч.: с. 111—113.
    • Белякова Е. В. Издание печатной Кормчей (1653) и «византизм» в русской государственности / Е. В. Белякова // Вестник Московского университета. Сер. 8, История. — 2012. — № 5. — С. 34-50.
    • Белякова Е. В. «Латгальские листы» — древнейший список Чудовской редакции Кормчей / Е. В. Белякова, Н. Морозова // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. — 2011. — № 3, Ч. 1 (сентябрь). — С. 17-18.
    • Белякова Елена Владимировна. Мазуринская редакция кормчей и её историко-культурное значение на Руси : Автореф. дис… канд. ист. наук. — М. : б. и., 1998.
    • Бенешевич В. Н. Древнеславянская Кормчая XIV титулов без толкований = Syntagma XIV titulorum sine scholiis / изд. Отд-ния рус. яз. и словесности Имп. Акад. анук. — СПб. : Тип. Имп. Акад. наук, 1906—1907. — 3 т.
    • Калачов Н. В. О значении Кормчей в системе древнего русского права / соч. Н. Калачова, д. чл. Имп. о-ва истории и древностей рос. при Моск. ун-те. — М. : В унив. тип., 1850. — Из № 3 и 4 Чтений, издав. Имп. о-вом истории и древностей рос. при Моск. ун-те, 1847 г.
    • Максимович К. А. Законъ соудьныи людьмъ. Источниковедческие и лингвистические аспекты исследования славянского юридического памятника. — М., 2004. (в том числе об Устюжской Кормчей XIII—XIV веков).
    • Максимович К. А. К вопросу о «мефодиевских» папистских схолиях в Кормчей Ефремовской редакции / К. А. Максимович // Славяноведение. — 2006. — N 2. — С. 78-88.
    • Обнорский С. П.. О языке Ефремовской кормчей XII века. — СПб. : Тип. Имп. Акад. наук, 1912. (Исследования по русскому языку; Т.3, вып.1)
    • Павлов А. С. 50-я глава Кормчей книги, как исторический и практический источник русского брачного права / А. Павлова, заслуж. орд. проф. Имп. моск. ун-та. — М. : В унив. тип. (М. Катков), 1887. — 452 с.. — Отт. из Ученых зап. Имп. моск. ун-та. — Посвящ. архиеп. Алексию Виленскому и Литовскому.
    • Павлов А. С. Первоначальный славяно-русский Номоканон / соч. А Павлова. — Казань : В унив. тип., 1869. (Павлов Алексей Степанович, Срезневский Измаил Иванович)
    • Полознев Д. Ф. Место Церкви в государстве и обществе по Соборному уложению 1649 года и Кормчей 1650 года. — С. 101—104
    • Розенкампф Г. А. О Кормчей книге : Введение к сочинению барона Г.А. Розенкампфа. Санктпетербург : В типографии Карла Крайя, 1827
    • Розенкампф Г. А.. Обозрение Кормчей книги в историческом виде / соч. бар. Розенкампфа; Издано О-вом истории и древностей рос. при Имп. Моск. ун-те. — Москва : В Университетской типографии, 1829. — 274 c.
    • Срезневский И. И. Обозрение древних русских списков Кормчей книги : С прил. фототип. снимка из Ефрем. Кормчей. — СПб. : Тип. Имп. Акад. наук, 1897. — 206 с.
      • Срезневский И. И. Обозрение древних русских списков Кормчей книги : с прил. фототип. снимка из Ефремовской кормчей / труд И. И. Срезневского. — Из Сб. ОРЯС, Т.65, N 2.
    • Щапов Я. Н. Византийское и южнославянское правовое наследие на Руси в XI—XIII вв. — М.: Наука, 1978. — 291 с.

    ru.wikiyy.com