Книга: Леонид Каганов, Александр Бачило, Игорь Ткаченко «Кракатук». Книга кракатук


Леонид Каганов, Александр Бачило, Игорь Ткаченко. Кракатук

Леонид Каганов, Александр Бачило, Игорь ТкаченкоКракатукКракатук - волшебный орех - исполняет только одно желание. Он падает с небес, как звезда, и попадает в руки красавице Маше. Она, разумеется, понятия не имеет, для чего он нужен. Зато кое-кто… — АСТ, Астрель, Харвест, Малыш, (формат: 60x84/16, 240 стр.) Планета детства Подробнее...200855.3бумажная книга
Леонид Каганов, Александр Бачило, Игорь ТкаченкоКракатукКракатук - волшебный орех - исполняет только одно желание. Он падает с небес, как звезда, и попадает в руки красавице Маше. Она, разумеется, понятия не имеет, для чего он нужен. Зато кое-кто… — АСТ, Астрель, Харвест, (формат: 60x84/16, 240 стр.) Планета детства Подробнее...2007120бумажная книга
Каганов Л.А.Кракатук. Только одно желаниеКракатук - волшебный орех - исполняет только одно желание. Он падает с небес, как звезда, и попадает в руки красавице Маше. Она, разумеется, понятия не имеет, для чего он нужен. Зато кое-кто… — АСТ, (формат: 60x84/16, 240 стр.) Прикольный детектив Подробнее...200868бумажная книга
Каганов Л.А.Кракатук. Только одно желаниеКракатук - волшебный орех - исполняет только одно желание. Он падает с небес, как звезда, и попадает в руки красавице Маше. Она, разумеется, понятия не имеет, для чего он нужен. Зато кое-кто… — Издательство «АСТ», (формат: 60x84/16, 240 стр.) Прикольный детектив Подробнее...200880бумажная книга
Зартайская И., Шевчук И., Гурова А., Каганов Л.Волшебное желание. Микрохи. Тайна пропавшего робота. Ктототам-Попятам. Глюко z а и принц вампиров. Кракатук. Только одно желание (комплетк из 4-х книг) Загадай желание - и оно исполнится! Все-все-все волшебные желания исполняются в книгах любимых авторов серии "Прикольный детектив" : Ирины Зартайской, Игоря Шевчука, Анны Гуровой, Леонида Каганова… — АСТ, (формат: 60x84/16, 240 стр.) Подробнее...2017587бумажная книга
Blu-ray. Наша Маша и волшебный орехРеальная девчонка - Нереальная любовь! Школьница Маша, как и многие из нас, считает, что верных друзей найти в нашем мире почти невозможно, а настоящая любовь - это что-то из области чудес, которые… — (формат: 60x84/16, 240 стр.) Подробнее...140бумажная книга
Самые прикольные сказочные детективы для детей (комплект из 5 книг)Тирлимпония, или Петька в Стране снов. Вместо дождичка в четверг. Кракатук. Только одно желание. Не будите спящего линивца. Вы любите разгадывать загадки? Если да, то отправляйтесь на… — Малыш, (формат: 60x84/16, 240 стр.) Подробнее...2016587бумажная книга
Наша Маша и Волшебный ОрехТолько один раз в тысячу лет в созвездии Орешника созревает волшебный орех Кракатук. В новогоднюю полночь он может исполнить любое желание. Но только одно... Трехмерное приключение по сюжету… — (формат: 60x84/16, 240 стр.) Подробнее...289бумажная книга
Ирина Понаровская ("Al Bano и его леди"), Зиновий Гердт ("Белая роза бессмертия"), Ия Нинидзе ("Небесные ласточки") в фильме Леонида Квинихидзе "Орех Кракатук". С девочкой Машей в ночь перед Новым… — (формат: 60x84/16, 240 стр.) Подробнее...200999бумажная книга
Реальная девчонка - Нереальная любовь! Школьница Маша, как и многие из нас, считает, что верных друзей найти в нашем мире почти невозможно, а настоящая любовь - это что-то из области чудес, которые… — (формат: 60x84/16, 240 стр.) Подробнее... 2011234бумажная книга
Реальная девчонка - Нереальная любовь! Школьница Маша, как и многие из нас, считает, что верных друзей найти в нашем мире почти невозможно, а настоящая любовь - это что-то из области чудес, которые… — (формат: 60x84/16, 240 стр.) Подробнее...2009119.7бумажная книга
Ирина Понаровская ("Орех Кракатук"), Михаил Боярский ("Виват, гардемарины!"), Александр Калягин ("Адам женится на Еве") в музыкальном фильме "Золотая рыбка 1985 г.". Инсценированные истории, авторами… — (формат: 60x84/16, 240 стр.) Подробнее...2009129бумажная книга
Гофман Эрнст Теодор АмадейЩелкунчик и Мышиный корольКлассическая рождественская сказка Э. Т. А. Гофмана о волшебных событиях, случившихся в канун праздника с маленькой девочкой Мари и ее игрушкой Щелкунчиком. Им придется отправиться в Сладкое… — Эксмо, (формат: 60x84/16, 240 стр.) Золотые сказки для детей Подробнее...2018387бумажная книга
Гофман Эрнст Теодор АмадейЩелкунчик и Мышиный корольКлассическая рождественская сказка Э. Т. А. Гофмана о волшебных событиях, случившихся в канун праздника с маленькой девочкой Мари и ее игрушкой Щелкунчиком. Им придется отправиться в Сладкое… — Эксмо, (формат: 60x84/16, 240 стр.) Золотые сказки для детей Подробнее...2017327бумажная книга
Гофман Э.Т.А.Щелкунчик и Мышиный корольКлассическая рождественская сказка Э. Т. А. Гофмана о волшебных событиях, случившихся в канун праздника с маленькой девочкой Мари и ее игрушкой Щелкунчиком. Им придется отправиться в Сладкое… — Эксмо, (формат: 70x100/16, 88 стр.) золотые сказки для детей Подробнее...2018330бумажная книга

dic.academic.ru

Читать онлайн книгу Наша Маша и Волшебный Орех

Соавторы: Александр Бачило,Игорь Ткаченко

сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 12 страниц)

Назад к карточке книги

Леонид Каганов, Александр Бачило, Игорь ТкаченкоНаша Маша и Волшебный Орех

Глава первая, в которой мы стоим в валенках с дядей Колей по колено в таежном снегу

Любой знает, что звездное небо состоит из созвездий. Там есть Лев и Близнецы, Дева и Весы, Стрелец, Медведица и еще множество других интересных штук, зверей и личностей. Но в самом небе ничего этого не увидеть! Не будет там никакой Медведицы! А будут просто маленькие светящиеся точки. Даже если взять школьный телескоп, точки станут больше и ближе, но останутся точками, рассыпанными как попало.

Но есть люди, которые даже без телескопа умеют смотреть на небо особенным волшебным взглядом. Им вместо точек становится видна, скажем, Медведица. И даже две – Большая Медведица и Малая. И рассказывают, у какой-то из Медведиц есть даже специальный Ковш, в котором хранится Полярная звезда. Такие люди действительно все это видят собственными глазами!

Один из волшебников, что умеют видеть небо по-настоящему – дядя Коля. Для Маши он не просто дядя Коля, а самый настоящий родной дядя. Потому что они с папой братья. Хотя совсем не похожи: папа носит очки, а дядя Коля – бороду. Папа катается на горных лыжах в отпуске, а дядя Коля – на деревянных, таежных, по работе. Папа работает в банке программистом, а дядя Коля – ученый геолог, и работает он по очереди в самых разных уголках планеты – то на Чукотке, то на Таймыре, а то в Африке, в Австралии или даже в Антарктиде. Папа тоже умеет смотреть волшебным взглядом, но не в небо, а в колонки цифр и букв, и тоже видит там много интересного. Маша не раз наблюдала его за работой, когда он изучал свои цифры: папа то хохочет и хлопает ладонью по подлокотникам кресла, то сердится и ругает своих подчиненных, тыкая пальцем в строки. Но это большая удача, что папа не стал геологом. Потому что иначе они бы с братом оба пропадали в командировках, и Маша видела бы отца не каждый день, а раз в год, как дядю Колю.

Маше очень хотелось, чтобы дядя Коля прилетел в отпуск встречать Новый Год, но когда она попыталась позвонить ему на мобильник, ей ответили: «аппарат абонента вне зоны действия сети». Ведь там, где сейчас жил дядя Коля, действовали совсем другие сети. Например, рыболовные. Или от комаров.

В этот самый момент дядя Коля тоже думал о родном городе и своих родственниках. Никаких сетей у него не было. Он стоял в глухой тайге в снегу неподалеку от радарной вышки и держал в рукавицах какой-то важный прибор. Прибор был занят делом – он что-то очень нужное для науки измерял в тайге: то ли магнитные поля, то ли ширину северного сияния, то ли зимнюю свежесть. А дядя Коля никаким делом занят не был – он терпеливо ждал, пока прибор закончит свою работу, и тогда можно будет вернуться с мороза в теплый домик полярной станции, попить чаю с сушеной малиной, поиграть на гитаре и попеть с коллегами суровых таежных песен. А если повезет, то почитать новости в интернете через пролетающий в вышине спутник. Поэтому дядя Коля топтался в снегу, колотя одним валенком о другой, чтобы не замерзнуть. А сам, задрав голову, глядел в небо своим волшебным взглядом. И улыбался в бороду.

Сперва в небе все было как обычно. Дядя Коля увидел знакомую Большую Медведицу, что медленно шла по небосводу сквозь сырые туманности, косолапо переваливаясь. И не обращала никакого внимания на Гончих псов, несущихся с лаем вслед. Водолей лил звездную воду тоненькой бережной струйкой – поливал Черные дыры. Дева рассматривала себя в звездное зеркальце. Стрелец прицеливался из лука, зажмурив глаз. Прицелился, выстрелил – и в звездном небе как обычно вспыхнула яркая полоска из тех, про которые люди думают, будто это упала звезда. Стрела пролетела так близко от Большой Медведицы, что та возмущенно отбросила ее лапой. И стрела полетела совсем не туда, куда Стрелец целился. Вообще-то звездные стрелы летят со скоростью тысячи километров в секунду, но для неба это очень даже медленно. Гончие псы опасливо присели и поджали уши. Дева заметила, что стрела мчится прямо к ней. Взвизгнув на все небо, она отбила ее зеркальцем. От этого визга Водолей вздрогнул и уронил свой кувшин. Кувшин покатился по небосклону, расплескивая звездную воду. «Ловите, ловите, что вы стоите!» – закричал Водолей Близнецам. Те разом бросились за кувшином, но лишь столкнулись лбами. А кувшин докатился до корней Звездного орешника и перевернулся, напитав его корни влагой. Звездный орешник сыто помахал ветвями, где висели крупные, давно созревшие орехи. Один из них вдруг сорвался и покатился по небу, превращаясь в яркую звезду.

Этот орех был крупный – он висел много веков, ожидая своего часа. Теперь он стремительно катился вниз по небосводу, превращаясь в яркую звезду – все ниже, ниже, и еще не было ясно, в какой из обитаемых миров он упадет. Но вот внизу появилась планета Земля, замелькали континенты, и огромный звездный орех вошел в атмосферу. Его сырая звездная оболочка раскалялась и горела, стремительно уменьшаясь. Внизу мелькнули леса, моря, города, снова леса. Мелькнула тундра, тайга, сопки, мелькнули совсем близко стволы вековых кедров, и вдруг все остановилось. Звездный орех, превратившийся в маленький невзрачный камушек, ударился в железный диск локатора радарной вышки. Пробил дырку и с шипением упал в снег, остывая.

И если вы думаете, что в этот самый момент началась сказочная история, то вы ошибаетесь: она началась намного раньше. Ведь звездные орехи изредка падали с небес и прежде – по разным причинам, а то и без всяких причин. И попадали не только на Землю, а в самые разные миры.

Глава вторая, в которой начинается волшебная история, не пожелавшая начаться в первой

Много-много лет назад один из таких орехов попал в мир Волшебной страны и упал в кустах клубники, где его нашел и поднял вовсе не дядя Коля, а маленький мальчишка, младший сын Короля. Хоть он и был младшим принцем сказочной страны, но не мог знать, что за камушек попал к нему в руки.

Сперва он просто таскал его в кармане штанов вместе с волшебным перочинным ножиком и вечным бутербродом-самобранкой. И хотя он заметил, что с этих пор перочинный ножик стал острее, а кусать нескончаемый бутерброд-самобранку стало вкуснее, но списал это на хорошую погоду.

Потом мальчишка облепил камушек волшебным пластилином и перьями, а получившимся воланчиком играл в бадминтон с отцом, с тренером по фехтованию и со старшим братом. Играть таким воланчиком было одно удовольствие – его ничуть не сносило ветром, и вообще воланчик не падал, словно сам пытался найти ракетку. И снова никто не обратил на это внимания, поскольку к волшебству в этом мире все привыкли с детства.

Потом мальчишка пробовал стрелять этим камушком из рогатки, и его не очень удивляло, что камушек не бил стекол, а деликатно притормаживал перед ними.

Потом он потерял камушек в саду, а затем снова нашел. И отдал брату. Может, подарил, а может, проспорил. А потом выменял обратно. А потом и вовсе забыл. И нашел его под кроватью, когда королева-мама велела прибраться в детской.

Тогда ему вдруг захотелось посмотреть, что у камушка внутри. Он легонько сжал его в кулаке и мысленно попросил расколоться. Честно говоря, он не ожидал, что камень расколется, просто так играл. Но вдруг послышался хруст, да такой громкий, что старший брат недовольно заглянул в детскую посмотреть, что происходит.

А происходило вот что: камушек рассыпался как скорлупа ореха, и на ладони мальчишки теперь ослепительно светился драгоценный кристалл.

– Ядро ореха Кракатук приветствует вас! – раздался из кристалла мелодичный женский голос. – Ядро Кракатук готово исполнить любое ваше желание! Но только одно!

Это было так удивительно даже для Волшебной страны, что мальчишка почувствовал себя абсолютно счастливым. И ему захотелось поделиться этим счастьем.

– Я хочу, чтобы все в мире были счастливы, как…

Закончить он не успел. Цепкая рука опустилась на его плечо: над ним возвышался старший брат.

– Заткнись! – грубо сказал тот, больно выворачивая ему руку. – Мы хотим, чтобы я был Императором Вселенной!

– Да ты чего?! – обиделся мальчишка. – Это я нашел орех Кракатук! И я расколол его! И… ай, больно же, больно!

Отобрав кристалл, брат оттолкнул малыша и победно поднял руку, из которой пробивалось волшебное сияние.

– Кракатук – мой! – прошипел он. – Понял? Мой! Мой! Мой! А ты – проваливай отсюда, иди колоть свои орехи до скончания дней! А теперь… – начал он торжественно, но вдруг кристалл в его руке ослепительно вспыхнул и погас.

– Желание выполнено, – произнес мелодичный голос. – Ядро ореха Кракатук прощается с вами. Всего доброго.

И кристалл исчез.

– Эй! – старший брат недоуменно разжал пустой кулак. – Что за фокусы? Я же не успел ничего загадать! – Он возмущенно пошевелил ушами. – Нет, ну ты видал такое?!

Ответа не было.

Он оглянулся – комната была пуста, младший брат бесследно исчез.

«Ябедничать побежал!» – сперва решил старший брат, но вдруг все понял.

– Ай! – воскликнул он испуганно и вдруг закричал в ужасе: – Что же я наделал? Что я наделал?!!

«Делал… делал… делал…» – разнесло эхо по всему королевскому замку.

Глава третья, долгая и занудная как школьный урок

Самое тяжелое в жизни – это последний школьный день перед праздниками. Особенно – последний урок. Особенно – когда он только начался. Время тянется ужасно долго, словно издевается. В воздухе ощущается запах праздника – запах мандаринов, конфет, елочной хвои, и еще чего-то такого радостного и счастливого, что вот-вот обязательно должно произойти. То ли чуда, то ли подарка.

И это чувствуют все – и школьники, и учителя. Все знают, что этот день последний, и все ждут, когда он кончится, и больше ни о чем не думают. Но почему-то делают вид, будто ничего не происходит, и надо терпеть школьные уроки, будто в такой день кто-то способен чему-то научиться!

Маша сидела за партой и глядела в окно, где сияло аккуратное зимнее солнышко и с самого утра валил пушистый снежок. Неплохо бы, – думала Маша, – вырасти, стать каким-нибудь президентом образования и строго запретить последний учебный день перед праздником. И она принялась писать в тетрадке квадратными официальными буквами:

«Я, Мария Смирнова, центральный президент образования России, приказываю всем: последний учебный день – отменить. И начихать! Пришел в школу в последний день – выговор тебе, двойка по поведению и вызов родителей. Учителей это тоже касается!»

Маша задумалась, глубоко вздохнула, откинула челку, подперла щеки кулачками и снова глянула в окно на снежинки. Ей вдруг подумалось, что если запретить последний учебный день, то последним станет предпоследний. А если запретить и его – то все равно, как ни крути, какой-то день обязательно будет последним перед новогодними каникулами. «Как все сложно в мире, – вздохнула Маша. – Да ну, никогда не буду главным президентом образования. Я буду дизайнером!»

– Смирнова! – послышался строгий голос Инны Федоровны. – Что ты там вздыхаешь и головой мотаешь? Я для кого это все рассказываю? Встань и повтори, что я сейчас говорила!

– Я записываю, Инна Федоровна, – испуганно ответила Маша и для убедительности показала авторучку.

– Записываю… – проворчала Инна Федоровна и вдруг добавила с горечью: – Мне, между прочим, тоже домой хочется!

– Так может, по домам? – Маша радостно мотнула челкой.

Класс захихикал.

– Смирнова! – укоризненно произнесла учительница. – А экзамен по литературе весной кто будет сдавать? Пушкин?

Маша опустила взгляд и некоторое время водила ручкой в тетрадке, рисуя елку. Затем решила посмотреть который час и тайком достала из-под парты мобильник.

В мобильнике красовалось свежее сообщение от подружки Ленки. Инна Федоровна еще в прошлом месяце рассадила Машу и Ленку по разным партам, чтобы они перестали болтать на ее уроках.

«А У ТЕБЯ УЖЕ ЕСТЬ МАЛЬЧИК?» – спрашивала Ленка. Она каждый день это спрашивала, хотя прекрасно знала, что нет у Маши никакого мальчика, как и у самой Ленки. Но Ленку очень тревожила мысль, что когда мальчик наконец появится у Маши, это произойдет раньше, чем у нее. Ленка была в этом уверена и заранее готовилась ревновать, Маша это прекрасно знала. Нет бы, порадоваться! Еще подруга, называется! Маша быстро защелкала кнопочками и ответила как обычно:

«МНЕ МАЛЬЧИКИ ПО БАРАБАНУ»

Ответ пришел быстро, и Маша заранее знала, каким он будет:

«А КАКОЙ МАЛЬЧИК НАШЕГО КЛАССА ТЕБЕ НРАВИТСЯ?»

Это тоже Ленка спрашивала каждый день. Маша покосилась на Ленку – та сидела на дальнем ряду и увлеченно писала что-то в тетрадке, высунув язык. Маша оглядела всех мальчиков класса по очереди. Увы, даже в предпраздничный день здесь ничего не изменилось. Три ботаника и зануды. Четыре дурачка и клоуна. Два хулигана и грубияна. А остальные – просто никакие, воображалы. Вот и все мальчики. Ну какие мальчики могут нравиться, если ты столько лет сидишь с ними в одном классе? Где романтика? Романтика, где, спрашивается? Где любовь? Тьфу.

«ОНИ ВСЕ ДУРАКИ И ВООБРАЖАЛЫ» – как обычно, набрала Маша в ответ.

Краем глаза она заметила, что Ленка оживилась, и вскоре мобильник дернулся:

«А У МЕНЯ ЕСТЬ МАЛЬЧИК!» – писала Ленка.

Вот это уже было что-то новое! Маше вдруг стало так обидно, что на глаза навернулись слезинки. Пока она тут гибнет от скуки на предпраздничном уроке, лучшая подруга успела влюбиться! Какая подлость. Вся долгая жизнь показалась Маше прожитой совершенно зря.

– Смирнова! – произнесла учительница. – Опять с мобильником возишься? Тебе не интересно, что я рассказываю? Собирай вещи и иди домой.

– Я больше не буду! – пообещала Маша.

– Будешь, – уверенно ответила Инна Федоровна. – Поэтому иди-ка домой.

– Ну пожалуйста! – взмолилась Маша и почувствовала, что вот-вот расплачется.

– Домой-домой-домой, Маша! – уверенно скомандовала Инна Федоровна.

Маше ничего не осталось, как собрать сумку и выйти. Класс сочувственно смотрел ей в спину.

В коридоре Машу окликнули. Это была школьный психолог тетя Вера, которая Машу очень любила.

– Что мы такие грустные в канун праздника?

– Инна Федоровна выгнала меня с урока, – пожаловалась Маша. – Мальчишки в классе воображалы, – Маша принялась загибать пальцы. – Я хочу так похудеть чтобы быть совсем-совсем тонкой, а у меня не получается! Дядя Коля обещал в гости приехать, но позвонил, что ледокол застрял, и он не приедет. А еще – мама командует, как будто я маленькая. Я же не командую маме – сходи в магазин, развесь белье, убери игрушки, выйди из интернета. А она командует! А еще – у лучшей подруги любовь. А у меня – жизнь не удалась, – закончила она.

Тетя Вера глубокомысленно подняла палец:

– Это у тебя по-научному – зимняя депрессия, – объяснила она.

– Кто-кто зимняя? – переспросила Маша.

– Зимняя депрессия. Унылое настроение от недостатка витаминов. Очень серьезная болезнь, которая так и косит взрослых людей.

– Правда? – обрадовалась Маша. – А я-то думала, жизнь не удалась!

Маша выбежала из школы, радостно размахивая сумкой.

– Ура! – кричала она. – У меня зимняя депрессия! Настоящая! Как у больших! Ура! На горку, кататься на сноуборде!

* * *

Дома никого не было. Маша бросила сумку в прихожей, ткнула пальцем в кнопку телефона-автоответчика и отправилась в кухню чего-нибудь по-быстрому перекусить. И – на горку!

– Я так быстро чего-нибудь перекушу, – объяснила Маша вслух, – что не успеет и снег на ботинках растаять, поэтому их можно не снимать. Ясно?

И словно в ответ ожил автоответчик в прихожей:

– Для вас – ДВА – непрослушанных сообщений! – уверенно сказал автоответчик, а следом раздался голос мамы.

Мама работала экономистом. Однажды, когда Маша училась в первом классе, маме не с кем было оставить дочку, и она взяла ее на работу. Там Маша увидела, как мама работает. В комнате вокруг гигантского стола сидели очень важные лысые дядьки в разноцветных галстуках – человек шесть. А мама стояла возле большого экрана с картинками – разноцветные кружочки, столбики и стрелочки. Мама работала – неторопливо тыкала указкой и объясняла. Говорила мама неспешно и очень уверенно, выделяя интонацией каждое слово и делая долгие паузы, чтобы все поняли. Раньше Маша думала, что мама разговаривает в такой манере лишь дома, а в тот день с удивлением поняла, что это обычный рабочий тон. Маше стало ясно, что мама работает учительницей для взрослых. Когда говорят так убежденно и с такими паузами, ты просто обязан все понять. Даже непонятное «рост депозитов», что повторяла мама. Маша все поняла: ей живо представились зверьки, напоминающие маленьких дикобразов, они копошились в траве, и у каждого депозита был свой рост. А один лысый дядька никак не хотел понимать. Он все время перебивал маму и громко повторял «я отказываюсь это инвестировать!» И мама с каждым разом огорчалась все больше. Тогда Маша решила помочь маме – вышла из угла, залезла на стол и строго объяснила толстому дядьке, как следует себя вести на уроках, если ты такой тупой и ничего не понимаешь. Дядька вдруг начал хохотать, а за ним все остальные, и только мама стояла жутко красная. С тех пор прошло много лет, но мама больше никогда не брала Машу на работу, хотя призналась, что после той сцены дядька «согласился инвестировать».

Каждый день мама оставляла дочке сообщения своим убедительным тоном, и с такими длинными паузами, что Маша успевала вслух ей отвечать, хотя мама, понятно, этого не слышала.

– Доченька, – очень веско начала мама из автоответчика.

– Ты можешь меня звать просто Мария Сергеевна, – передразнила Маша, закидывая в микроволновку бутерброд. – Я уже выросла, мама! Неужели не ясно? Я уже большая, у меня даже есть зимняя депрессия!

– Во-первых, – продолжала мама. – Вынеси. Мусор.

– Начинается! – Маша всплеснула руками. – Все детство мне только и указывают: почисти зубы, иди завтракать, отойди от компьютера, одевайся быстрее, иди спать, пропылесось ковер, вынеси мусор, достань посуду из посудомоечной машины!

– Во-вторых, – продолжала мама. – Достань посуду. Из посудомоечной. Машины.

– Мама, когда уже это кончится? – в сердцах воскликнула Маша, распахивая посудомойку. – Когда я уже вырасту, и наступит полная свобода? Когда уже мною прекратят командовать, и не будет никаких забот, как у настоящего взрослого?

– В-третьих, – продолжала мама. – Вытри пол. Если снова. Прошлась. В ботинках.

– Мамочка! Я самостоятельная! Пойми! – обиделась Маша. – Я сама без тебя знаю, как себя вести! Куда ходить! Когда снимать ботинки! Пол твой чист идеально! Слышишь! Ну… – Маша огляделась. – Почти чист…

– В четвертых, – продолжала мама. – На столе бабушкины салаты. Они на вечер. Но ты перекуси ими. А горелые бутерброды вредны, доченька.

– Ух ты! – сказала Маша, выуживая из машины здоровенную сковородку, покрытую ослепительно рыжей ржавчиной. – Сразу бы и сказала про салаты! А насчет бутербродов – с чего это они горелые?! Может, ты вообразила, что твоя дочь – неразумное дитя? И не в состоянии самостоятельно…

Закончить она не успела – послышалось нарастающее шипение, а затем бухнул взрыв. Дверца микроволновки распахнулась, оттуда вылетел окутанный черным дымом бутерброд, шмякнулся в стенку и медленно пополз вниз, оставляя за собой тянущиеся нитки плавленого сыра.

– И последнее, – подытожила мама. – У нас с папой. Корпоратив. Но к вечеру – вернемся. Придут и бабушка с дедом. Будем праздновать Новый Год. С наступающим, доченька. Целую!

Послышались гудки отбоя.

– «Доченька», – фыркнула Маша, отскребая сыр с кафеля. – Да я скоро школу закончу! Мамочка, ты и через двадцать лет меня будешь называть доченькой, давать советы и учить жизни?

– Для вас – ОДИН – непрослушанных сообщений! – снова ожил автоответчик, и следом послышался голос бабушки.

– Доченька! – произнесла бабушка. – Салаты на столе не оставляй – заветрятся. На корпоратив не оставайся – иди сразу домой. В посудомоечную сковородки не клади – ржавеют. Машуленьке свари бульончик, а то деточка всухомятку…

– Стоп. Это уже не мне, – Маша с облечением выключила автоответчик.

* * *

Прошло часа два, пока Маша поела, прибралась, вынесла мусор, вымыла микроволновку и попала на горку. Здесь уже катались одноклассники, под ногами путались и визжали малыши с санками, а взрослые тетки учились кататься на горных лыжах. Маша нацепила снежные очки, подтянула перчатки, щелкнула креплениями – и вот оно, счастье!

Склон – круче не бывает, но такой знакомый! Вправо, влево – хоп! Трамплинчик – и полет над головами тех, кто ползет по склону вверх! Чьи-то бабушки грозят кулаками, малышня на санках визжит и завистливо глядит вверх, тетки-лыжницы шарахаются! Глупые, ведь Маша прекрасно владеет доской, она никогда никого не заденет! «Больная что ли! – кричит сердитая старушка. – Так и убить можно! Здесь же дети!» Хлоп – и ты снова катишься по склону! Теперь резкий поворот, фонтан снега из-под доски – и ты плавно выкатываешься к подножью горки. Теперь вверх – и все сначала!

Каталась Маша долго и самозабвенно. В очередной раз взлетая с трамплина, она увидела несущийся на нее мотоцикл-снегоход! Хорошо, что Маша успела поджать ноги, а паренек успел пригнуться – иначе получить бы ему доской по лбу. Но следом за первым из-за бугра выскочили один за другим еще два снегохода, Маша поняла, что и они летят на нее. Но один успел резко свернуть направо, а тот, что шел за ним, – в другую сторону. Мелькнули искаженные лица водителей, по ушам прокатился рев, в нос ударил запах бензина, и все осталось за спиной. Маша опустилась на склон, подпрыгнула, снова коснулась доской снега, уже уверенней, заложила крутой вираж и технично затормозила внизу.

И обернулась. Все три снегохода валялись на снегу, хотя их владельцы вроде бы не пострадали – они отфыркивались и отряхивались.

– Ба-а-альные что ли? – крикнула Маша вдаль и погрозила кулаком. – Так же и убить можно! Здесь же дети!

Маша решила прокатиться еще раз, взяла доску под мышку и затопала вверх. Но не успела сделать и десяти шагов, как мимо пронесся снегоход, нарочно вильнув так, чтобы обдать ее снегом. За ним – второй. За ним – третий. Маша обнаружила, что сидит в сугробе, засыпанная снегом по уши.

– Совсем безголовые! – фыркнула Маша, вылезая и отряхиваясь.

Но настроение ее не испортилось, хотя кататься расхотелось. Маша весело зашагала домой в предвкушении праздника.

Дома по-прежнему никого не было.

– Мама! Папа! – позвала Маша на всякий случай. – Вы где? Чадо проголодалось!

Ответом ей был лишь тяжкий вздох холодильника на кухне и звонкий бой часов в гостиной.

– Никого, – вздохнула Маша. – Взрослые так любят работать, что могут забыть даже о встрече Нового года!

Мерные удары часов продолжались.

Четыре… пять… шесть…

– Неужели так поздно?! – удивилась Маша. – Как быстро летит время на горке!

Семь… восемь… девять…

– Не может быть!

Маша распахнула дверь в гостиную и вдруг замерла в восхищении. Перед ней, таинственно поблескивая мишурой и пуская мягкие блики разноцветными шарами, стояла огромная пушистая красавица-елка.

– Отпад! – тихо прошептала Маша, хотя мама всегда учила ее выражать восторг каким-то другим словом.

Легкий ветерок пробежал по квартире, и елка отозвалась едва слышным перезвоном невидимых колокольчиков.

Засмотревшись и заслушавшись, Маша совсем забыла, что входная дверь осталась незапертой.

А зря.

Именно в этот момент с улицы в приоткрытую дверь проскользнули две маленькие серые тени. Поводив из стороны в сторону остренькими любопытными носами, они крадучись двинулись вдоль стены, стараясь не производить ни малейшего шума, и сейчас же повалили стоявший под вешалкой папин зонтик, мамины сапоги и машин сноуборд. Тени в панике метнулись в самый темный угол, и оттуда со звоном выкатился рожок для обуви.

Но Маша ничего не слышала. Стоя на коленях, она выуживала из-под елки обернутые блестящей бумагой коробки с подарками. Коробок было две, одна большая, другая маленькая.

Маше очень хотелось сразу посмотреть, что находится в коробках, но тут она вспомнила, как расстроился папа, когда мама обнаружила приготовленный для нее подарок за неделю до своего дня рождения. Папу можно было понять – ему пришлось покупать еще один подарок. Впрочем, он сам виноват – разве трудно было в такой большой квартире понадежнее спрятать такой маленький велотренажер?

И все же, некоторое время придется потерпеть. Нельзя открывать подарки до начала праздника.

Маша с тоской посмотрела на часы. Они неторопливо покачивали маятником, похожим на строгий палец, предупреждающий:

– Не-спе-ши! Не-спе-ши!

На двадцать четвертом предупреждении терпение Маши кончилось. Хватит! Всем известно, что праздник начинается, когда приходят гости. Мама с папой могут подсчитывать свои балансы и кредиты хоть до утра, лично она начинает встречать гостей!

– Эй, гости! Где вы там? Живо сюда!

Маша сбегала в свою комнату и вернулась в компании верных друзей. Их не пришлось долго приглашать – деревянный остроносый Борька и плюшевый Михей были попросту зажаты под мышкой, поскольку руки Маши оказались заняты тарелкой с пирожными.

Надо сказать, что у Маши были две старые, но самые любимые игрушки. И хотя она уже была большой девочкой, но играться не стеснялась. Папа, например, уж на что взрослый человек, а не стесняется все выходные играть за компьютером. Так чего стесняться Маше?

Михей был плюшевым медвежонком – большой, тяжелый и мягкий. Лапы Михея были неповоротливыми, но толстыми и сильными, как у спортсмена-штангиста. А глаза – добрые и даже какие-то растерянные. Маша была уверена, что Михей – хоть и невиданный силач, но соображает не очень быстро.

Гораздо более смышленые глазки были у Борьки. Может, потому, что нарисованные? Это был маленький деревянный человечек в пестром колпаке. Ростом Борька был вдвое меньше Михея. Сделан неведомо где, но из настоящего дерева, что теперь редкость. Его голова, руки и ноги не просто сгибались, а попросту болтались на веревочках, и от того казалось, что он постоянно шевелится, куда-то бежит и что-то замышляет. А мордочка его была крайне ехидной и проказливой.

– Рассаживайтесь, кому где удобнее! – сказала Маша.

Медвежонок и Буратино рухнули на ковер.

– Ну, чего вы как неживые? – хозяйка вновь посадила игрушки и поставила перед каждым блюдце с пирожным. – Расслабьтесь! Родители свалили, поколбасимся, как люди!

Она взяла пирожное и, подражая папе, подмигнула гостям:

– Ну, проводим!

Гости не возражали. Праздник набирал обороты.

– Теперь подарки! – заявила Маша. – С какой коробки начнем?

Она на секунду задумалась.

– Скромный человек начал бы с маленькой, как вы думаете?

Борька и Михей неопределенно молчали.

– Нет, ну, если вы настаиваете… – Маша пожала плечами и схватилась за большую коробку.

– Что же там может быть? Эм-пэ-три-плеер у меня уже есть, ноутбук не подарят, нечего и рассчитывать… А-а, знаю! Цифровой фотоаппарат!

Маша легонько встряхнула коробку. Послышался дробный грохоток, а затем внутри что-то зашевелилось.

– Ой, мама!

Коробка выпала из ее рук и медленно поползла по ковру. Раздался треск разрываемой обертки, ленточка, перевязывавшая коробку, лопнула, крышка отлетела в сторону, и по полу покатились хлынувшие изнутри орехи. Распираемая неведомой силой, коробка развалилась, и над горкой орехов поднялся металлически поблескивающий угловатый механизм. С громким жужжанием из него выдвинулись руки-клешни, голова несколько раз повернулась вокруг оси и остановилась, уперев в Машу глаза-светодиоды.

– Это что еще за пылесос?! – с вызовом произнесла Маша, чтобы не показать испуга, который испытала при появлении странного механизма.

Вместо ответа тот протянул клешню и, подхватив орех, сдавил его так, что скорлупа брызнула во все стороны.

– Впечатляет, – покивала Маша. – А что ты еще умеешь?

Клешня механизма потянулась к следующему ореху.

– Спасибо, достаточно, – остановила его Маша. – Все ясно. Элементарный Щелкунчик, прибор для уничтожения орехов. Они бы еще давилку для чеснока подарили!

Потеряв интерес к подарку, она взяла в руки маленькую коробочку.

– Последний шанс… Надеюсь, там не зубная щетка-трансформер.

Под слоем разноцветной бумаги обнаружилась деревянная шкатулочка с приложенным к ней письмом и фотографией дяди Коли. Усатый геолог стоял по колено в снегу на фоне мохнатых елей, освещенных сполохами полярного сияния. Озорные глаза с красными искрами от фотовспышки, как всегда, улыбались. Усы и бороду покрывал серебристый иней. Дядя Коля приветливо махал рукой в огромной меховой рукавице. Подпись под фотографией гласила: «А на Таймыре уже Новый Год!»

– Прикольно! – сказала Маша. – Дядя Коля уже в будущем году!

Она развернула письмо и принялась читать его вслух Борьке и Михею.

– «Здравствуй, Кнопка!..» Хм… Он, наверное, думает, что мне все еще семь лет… «Поздравляю с Новым Годом тебя, маму и папу! Жаль, не удалось приехать в отпуск. Шлю тебе сувенир – настоящий метеорит, который недавно упал у нас в тайге. Он прилетел из созвездия Кракатук и, говорят, приносит счастье…»

Маша отложила письмо и открыла шкатулочку. Внутри обнаружился круглый камушек, напоминающий по форме грецкий орех. К нему был прикреплен шелковый шнурок, который оказался коротковат для того, чтобы повесить его на шею. Маша намотала шнурок с камушком на запястье и подняла руку, оценивая новую фенечку. Ничего особенного, камушек и камушек. Дядя Коля привозил ей из экспедиций диковины и поинтересней. На книжной полке Маши скопилась целая коллекция. Там был настоящий зуб акулы, черепаховый гребень с Галапагосских островов, обсидиановый амулет чукотского шамана, и все это, по утверждению дяди Коли, приносило счастье.

– Какое уж тут счастье! – вздохнула Маша. – Вместо новогодних подарков – орехокол и булыжник. Праздник можно считать испорченным!

Она расстроено махнула рукой, не замечая, что в этот самый момент по шершавой поверхности камушка вдруг пробежал змеистый рубиновый огонек. Он раскрасил хрустальные подвески на люстре, отразился в зеркальных боках елочных шаров и заставил перемигиваться колыхнувшиеся струи серебряной мишуры. В ответ ему в густой темноте под диваном жадно вспыхнули две пары маленьких глаз.

Стены комнаты вдруг раздались в стороны, потолок ушел ввысь, превращая уютную гостиную в огромный зал. Елка разрослась до невообразимых размеров, ее верхушка терялась в поднебесной вышине.

Крохотное пирожное с кремовой розочкой, к которому потянулась Маша, вдруг стало пухнуть как на дрожжах, и превратилось в целый праздничный торт.

– Ой, что это?! – Маша испуганно вскочила на ноги.

– Это обыкновенное волшебство, – произнес вдруг кто-то позади нее, и на плечо Маши опустилась тяжелая металлическая клешня. – Вот теперь у нас будет настоящий праздник.

Назад к карточке книги "Наша Маша и Волшебный Орех"

itexts.net

Каганов Л.А.. Кракатук. Только одно желание

Каганов Л.А.Кракатук. Только одно желаниеКракатук - волшебный орех - исполняет только одно желание. Он падает с небес, как звезда, и попадает в руки красавице Маше. Она, разумеется, понятия не имеет, для чего он нужен. Зато кое-кто… — АСТ, (формат: 60x84/16, 240 стр.) Прикольный детектив Подробнее...200868бумажная книга
Каганов Л.А.Кракатук. Только одно желаниеКракатук - волшебный орех - исполняет только одно желание. Он падает с небес, как звезда, и попадает в руки красавице Маше. Она, разумеется, понятия не имеет, для чего он нужен. Зато кое-кто… — Издательство «АСТ», (формат: 60x84/16, 240 стр.) Прикольный детектив Подробнее...200880бумажная книга
Зартайская И., Шевчук И., Гурова А., Каганов Л.Волшебное желание. Микрохи. Тайна пропавшего робота. Ктототам-Попятам. Глюко z а и принц вампиров. Кракатук. Только одно желание (комплетк из 4-х книг)Загадай желание - и оно исполнится! Все-все-все волшебные желания исполняются в книгах любимых авторов серии "Прикольный детектив" : Ирины Зартайской, Игоря Шевчука, Анны Гуровой, Леонида Каганова… — АСТ, (формат: 60x84/16, 240 стр.) Подробнее...2017587бумажная книга
Леонид Каганов, Александр Бачило, Игорь ТкаченкоКракатукКракатук - волшебный орех - исполняет только одно желание. Он падает с небес, как звезда, и попадает в руки красавице Маше. Она, разумеется, понятия не имеет, для чего он нужен. Зато кое-кто… — АСТ, Астрель, Харвест, Малыш, (формат: 60x84/16, 240 стр.) Планета детства Подробнее...200855.3бумажная книга
Леонид Каганов, Александр Бачило, Игорь ТкаченкоКракатукКракатук - волшебный орех - исполняет только одно желание. Он падает с небес, как звезда, и попадает в руки красавице Маше. Она, разумеется, понятия не имеет, для чего он нужен. Зато кое-кто… — АСТ, Астрель, Харвест, (формат: 60x84/16, 240 стр.) Планета детства Подробнее...2007120бумажная книга
Самые прикольные сказочные детективы для детей (комплект из 5 книг)Тирлимпония, или Петька в Стране снов. Вместо дождичка в четверг. Кракатук. Только одно желание. Не будите спящего линивца. Вы любите разгадывать загадки? Если да, то отправляйтесь на… — Малыш, (формат: 60x84/16, 240 стр.) Подробнее...2016587бумажная книга
Blu-ray. Наша Маша и волшебный орехРеальная девчонка - Нереальная любовь! Школьница Маша, как и многие из нас, считает, что верных друзей найти в нашем мире почти невозможно, а настоящая любовь - это что-то из области чудес, которые… — (формат: 60x84/16, 240 стр.) Подробнее...140бумажная книга
Реальная девчонка - Нереальная любовь! Школьница Маша, как и многие из нас, считает, что верных друзей найти в нашем мире почти невозможно, а настоящая любовь - это что-то из области чудес, которые… — (формат: 60x84/16, 240 стр.) Подробнее...2011234бумажная книга
Реальная девчонка - Нереальная любовь! Школьница Маша, как и многие из нас, считает, что верных друзей найти в нашем мире почти невозможно, а настоящая любовь - это что-то из области чудес, которые… — (формат: 60x84/16, 240 стр.) Подробнее...2009119.7бумажная книга
Наша Маша и Волшебный ОрехТолько один раз в тысячу лет в созвездии Орешника созревает волшебный орех Кракатук. В новогоднюю полночь он может исполнить любое желание. Но только одно... Трехмерное приключение по сюжету… — (формат: 60x84/16, 240 стр.) Подробнее...289бумажная книга

dic.academic.ru

Л. Каганов. Кракатук. Только одно желание

Каганов Л.А.Кракатук. Только одно желаниеКракатук - волшебный орех - исполняет только одно желание. Он падает с небес, как звезда, и попадает в руки красавице Маше. Она, разумеется, понятия не имеет, для чего он нужен. Зато кое-кто… — АСТ, (формат: 60x84/16, 240 стр.) Прикольный детектив Подробнее...200868бумажная книга
Каганов Л.А.Кракатук. Только одно желаниеКракатук - волшебный орех - исполняет только одно желание. Он падает с небес, как звезда, и попадает в руки красавице Маше. Она, разумеется, понятия не имеет, для чего он нужен. Зато кое-кто… — Издательство «АСТ», (формат: 60x84/16, 240 стр.) Прикольный детектив Подробнее...200880бумажная книга
Зартайская И., Шевчук И., Гурова А., Каганов Л.Волшебное желание. Микрохи. Тайна пропавшего робота. Ктототам-Попятам. Глюко z а и принц вампиров. Кракатук. Только одно желание (комплетк из 4-х книг)Загадай желание - и оно исполнится! Все-все-все волшебные желания исполняются в книгах любимых авторов серии "Прикольный детектив" : Ирины Зартайской, Игоря Шевчука, Анны Гуровой, Леонида Каганова… — АСТ, (формат: 60x84/16, 240 стр.) Подробнее...2017587бумажная книга
Леонид Каганов, Александр Бачило, Игорь ТкаченкоКракатукКракатук - волшебный орех - исполняет только одно желание. Он падает с небес, как звезда, и попадает в руки красавице Маше. Она, разумеется, понятия не имеет, для чего он нужен. Зато кое-кто… — АСТ, Астрель, Харвест, Малыш, (формат: 60x84/16, 240 стр.) Планета детства Подробнее...200855.3бумажная книга
Леонид Каганов, Александр Бачило, Игорь ТкаченкоКракатукКракатук - волшебный орех - исполняет только одно желание. Он падает с небес, как звезда, и попадает в руки красавице Маше. Она, разумеется, понятия не имеет, для чего он нужен. Зато кое-кто… — АСТ, Астрель, Харвест, (формат: 60x84/16, 240 стр.) Планета детства Подробнее...2007120бумажная книга
Самые прикольные сказочные детективы для детей (комплект из 5 книг)Тирлимпония, или Петька в Стране снов. Вместо дождичка в четверг. Кракатук. Только одно желание. Не будите спящего линивца. Вы любите разгадывать загадки? Если да, то отправляйтесь на… — Малыш, (формат: 60x84/16, 240 стр.) Подробнее...2016587бумажная книга
Blu-ray. Наша Маша и волшебный орехРеальная девчонка - Нереальная любовь! Школьница Маша, как и многие из нас, считает, что верных друзей найти в нашем мире почти невозможно, а настоящая любовь - это что-то из области чудес, которые… — (формат: 60x84/16, 240 стр.) Подробнее...140бумажная книга
Реальная девчонка - Нереальная любовь! Школьница Маша, как и многие из нас, считает, что верных друзей найти в нашем мире почти невозможно, а настоящая любовь - это что-то из области чудес, которые… — (формат: 60x84/16, 240 стр.) Подробнее...2011234бумажная книга
Реальная девчонка - Нереальная любовь! Школьница Маша, как и многие из нас, считает, что верных друзей найти в нашем мире почти невозможно, а настоящая любовь - это что-то из области чудес, которые… — (формат: 60x84/16, 240 стр.) Подробнее...2009119.7бумажная книга
Наша Маша и Волшебный ОрехТолько один раз в тысячу лет в созвездии Орешника созревает волшебный орех Кракатук. В новогоднюю полночь он может исполнить любое желание. Но только одно... Трехмерное приключение по сюжету… — (формат: 60x84/16, 240 стр.) Подробнее...289бумажная книга

dic.academic.ru

Читать онлайн электронную книгу День исполнения желаний - глава 3. Волшебный орех Кракатук бесплатно и без регистрации!

Таня первая вызвалась идти в столовую готовить места к завтраку. Еще в начальной школе у них было заведено так: два человека за пять минут до звонка уходили с урока и без суеты и толкотни брали на весь класс еду, расставляли ее на столах, разливали чай. Ходить за завтраками любили девчонки, мальчики от этой обязанности бегали – им было неохота таскать подносы и возиться со стаканами.

В добровольцы-то Таня и напросилась. В этот раз давали булку с сосиской, а значит, надо было просто поставить подносы – с тридцатью булками и чаем.

Таня устроила подносы рядом, любовно поправила их и только потом оглянулась.

Столовая не радовала глаз цветами. Постоянная влажность и духота не способствовали привольной жизни растительности. На окнах вечно висел тюль, за которым угадывались силуэты занесенных снегом деревьев. Лишь над входом на кухню в специальной подставке пылилось пушистое растение с маленькими круглыми листиками на тоненьких стеблях, свисающих вниз.

«Хельксина Солейроля, – тут же всплыло в Таниной памяти. – Семейство крапивных. Родом из Аргентины».

Взгляд ее стал жестким. Чтобы оказаться здесь, хельксина проделала такой длинный путь! С берегов Южной Америки, через Атлантический океан приплыла сюда, из обычной крапивы превратилась в красивую декоративную… И все для того, чтобы погибнуть в руках корявого Терещенко. Ради всех комнатных растений, ради несчастной драцены, солейроли и тех цветов, что еще мог изуродовать этот ужасный человек, она должна была это сделать.

Таня, загородив подносы от мелькающей в раздаточном окне толстой поварихи, взяла одну булочку. Орехи у нее уже были подготовлены – фундук лежал в кармане. Правда, оставались небольшие сомнения, что волшебный орех Кракатук скорее все-таки похож на грецкий орех, чем на фундук. Но она никогда не видела, чтобы кто-нибудь зубами разгрызал скорлупу грецкого ореха. Фундук – да, но грецкий даже в рот не поместится. Его только щипцами и колоть. Терещенко хоть и дубина, но не железный. С грецким орехом не справится.

Таня вытащила из булки сосиску, отломила середину, с одной стороны дырку заткнула хвостиком от сосиски, с другой – пропихнула два ореха и заткнула их оставшейся частью сосиски. Внешне и не догадаешься, что кто-то в булке ковырялся.

Затрезвонивший звонок заставил Таню вздрогнуть. Она спешно сунула булку под салфетку в нижний ряд, чтобы ее не схватили в первую очередь, и упала на лавку.

Руки тряслись, словно вместо орехов Таня подсунула в булку мышьяк. Некстати вспомнился рассказ историка о пытках инквизиции, об охоте на ведьм и обо всяких других ужасах.

«Ничего не случится. Будет только лучше!» – мысленно уговаривала она себя.

По лестнице прокатились первые быстрые шаги, сверху донеслись крики. И вот уже вся школа ожила. Столовая мгновенно наполнилась народом. Таня встала перед двумя столами, занятыми ею для своего класса. Среди лиц замелькали знакомые, где-то в чем-то родные и в то же время ненавистные физиономии одноклассников.

Руки потянулись к подносу. Первый ряд булок расхватали моментально. Второй ряд пошел чуть медленнее.

Таня не успевала следить за лицами и руками. Вроде бы Терещенко еще не было. Но за него могли взять! Колосов или Сундуков прихватят за компанию и отнесут ему. А может, и не донесут. Съедят по дороге и только потом покрутят перед его носом огрызком сосиски.

Терещенко вообще мог не прийти в столовую. После борьбы за цветок вполне в его духе будет сбежать домой. Ему же невдомек, что в столовой его ждут. И с нетерпением!

Таня дернула к себе поднос, пытаясь приостановить бесконечное мельтешение рук. Салфетка съехала в сторону, обнажая последнюю булку. Таня потянулась ее взять. Но цепкие пальцы с траурной каемкой вокруг ногтя успели раньше.

Терещенко сначала схватил булку, поднес ее ко рту и только потом поднял глаза. Таня стояла, оторопело глядя на него, боялась вздохнуть, чтобы не спугнуть внезапную удачу.

– Чего, последняя, что ли? – хрипло спросил Терещенко, прожевывая первый кусок.

– Нет, всем хватило, – упавшим голосом отозвалась Таня, бессильно роняя руки вдоль тела.

Терещенко откусил второй раз. Во рту у него что-то хрустнуло, он выкатил глаза, попытался сглотнуть, захрипел, выронил булку и стал заваливаться на бок.

Время остановилось.

Чуть покачивалась потревоженная хельксина. Летящая по своим делам муха замерла, блестя бусинками глаз. Повариха, растопырив пальцы, застыла над подносом с булками. Терещенко с изумлением смотрел на Таню огромными, полными муки и слез глазами, рот у него был открыт, одной рукой он хватался за горло, а другую протягивал к ней, словно просил о помощи. Падающая булка, хранящая в себе тайну, второй орех, застыла в воздухе. Или уже без ореха? Потому что, вон, что-то круглое лежит на полу. Значит, он вывалился, и никто уже не догадается, что на самом деле произошло в столовой.

librebook.me

Кракатук - это... Что такое Кракатук?

Наша Маша в Земляничной стране (Кракатук) — российский полнометражный 3D-мультфильм, основанный на сказочной истории о Щелкунчике.[2]

История

2 августа 2007, Москва ― Кинокомпания «Амедиа», студия «Амедиа Гала Фильм» и ведущий мировой кинодистрибьютор «UPI-Russia» анонсировали выход в широкий прокат нового 3D-анимационного фильма «Кракатук». Премьера была отменена и впоследствии перенесена на 1 марта 2008 года, что тоже не состоялось. Следующая объявленная дата премьеры — 18 декабря 2008 года, под именем «Наша Маша в Земляничной стране».[3] Фильм перед новой премьерой был на 70% перерисован, но премьера опять не состоялась — из-за финансового кризиса проект был заморожен.[1]

От режисера

«Основу мультфильма — фильм с актерами — мы сняли еще в 2004 году, потом его рисовали в 3D анимации два с половиной года, стараясь передать пластику и мимику реальных людей. Главный режиссёр аниматоров Роман Стариков — замечательный художник, понимающий суть эклектики: ему каким-то чудом удалось объединить кибер-молодёжь, ар-деко и анимационный мейнстрим и наложить это все на современный сюжет из жизни подростков. Я считаю, что в этом проекте его роль намного важнее, чем моя. Собственно его кропотливость и преданность картине меня подстегивали в работе, — рассказал Кончаловский. — Если честно, то поначалу я не хотел браться за мультфильм. И не взялся, если бы это был мой собственный проект. Но я авантюрист по натуре, и поддался на уговоры продюсеров».

Сюжет

«Кракатук» — это веселая стория о приключениях современных подростков, где на фоне борьбы за волшебный орех Кракатук, разворачивается история первой любви героев — рыжеволосой сноубордистки Маши и сказочного принца Гоши, брата крысиного Императора Сказочной страны.

В центре сюжета картины находится волшебный орех Кракатук, случайно попавший на землю. Оказавшись в руках Маши, он переносит её и её любимых игрушек ― Борьку, Михея и Щелкунчика ― в сказочную страну, которой правит злой крысиный император. Игрушки превращаются в подростков, которые столкнутся с испытаниями, где будут проверяться их дружба, вера и любовь.

Сказочно-красочный момент из фильма

Дворцы, скалы, махолёты, клубничные поля и пещеры — на этом фоне стремительно развиваются события, полные интриг, неожиданностей, отчаянных поступков и любви. Жажда власти и корысть сошлись в борьбе с любовью и верностью. Победу одержит тот, кто завладеет волшебным орехом. У героев фильма много желаний. Но Кракатук выполнит только одно. О чём мечтает крысиный Император? Захочет ли Маша покинуть Сказочную страну? Ведь в реальном мире ее принц превратится в игрушечного Щелкунчика? Кто победит в борьбе за Кракатук? И каким будет единственное желание победителя?

Оригинальный сценарий создали писатели-фантасты Леонид Каганов и Александр Бачило. Режиссёром фильма, в необычном для себя жанре 3D-анимации, выступил Егор Михалков-Кончаловский (мл.), режиссер анимации — Роман Стариков.

Интересные факты

Кадр из фильма

  • «То, что мы с отцом, Андреем Кончаловским, практически одновременно взялись за гофмановскую историю о Щелкунчике, чистая случайность, и работаем мы в разных жанрах», — рассказывает режиссер.
  • "Он стоит дороже большинства художественных фильмов, которые я снимал, и уж точно дороже «Антикиллера-1» и «Антикиллера-2», — признался Кончаловский о бюджете своего фильма «Кракатук».

См. также

Примечания

  1. ↑ 1 2 [1]
  2. ↑ Первым российским полнометражным 3D-мультфильмом был «Особенный» (2006) [2] [3]
  3. ↑ [4]

Ссылки

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru

rulibs.com : Детское : Детская проза : глава 3 Волшебный орех Кракатук : Елена Усачева : читать онлайн : читать бесплатно

глава 3

Волшебный орех Кракатук

Таня первая вызвалась идти в столовую готовить места к завтраку. Еще в начальной школе у них было заведено так: два человека за пять минут до звонка уходили с урока и без суеты и толкотни брали на весь класс еду, расставляли ее на столах, разливали чай. Ходить за завтраками любили девчонки, мальчики от этой обязанности бегали – им было неохота таскать подносы и возиться со стаканами.

В добровольцы-то Таня и напросилась. В этот раз давали булку с сосиской, а значит, надо было просто поставить подносы – с тридцатью булками и чаем.

Таня устроила подносы рядом, любовно поправила их и только потом оглянулась.

Столовая не радовала глаз цветами. Постоянная влажность и духота не способствовали привольной жизни растительности. На окнах вечно висел тюль, за которым угадывались силуэты занесенных снегом деревьев. Лишь над входом на кухню в специальной подставке пылилось пушистое растение с маленькими круглыми листиками на тоненьких стеблях, свисающих вниз.

«Хельксина Солейроля, – тут же всплыло в Таниной памяти. – Семейство крапивных. Родом из Аргентины».

Взгляд ее стал жестким. Чтобы оказаться здесь, хельксина проделала такой длинный путь! С берегов Южной Америки, через Атлантический океан приплыла сюда, из обычной крапивы превратилась в красивую декоративную… И все для того, чтобы погибнуть в руках корявого Терещенко. Ради всех комнатных растений, ради несчастной драцены, солейроли и тех цветов, что еще мог изуродовать этот ужасный человек, она должна была это сделать.

Таня, загородив подносы от мелькающей в раздаточном окне толстой поварихи, взяла одну булочку. Орехи у нее уже были подготовлены – фундук лежал в кармане. Правда, оставались небольшие сомнения, что волшебный орех Кракатук скорее все-таки похож на грецкий орех, чем на фундук. Но она никогда не видела, чтобы кто-нибудь зубами разгрызал скорлупу грецкого ореха. Фундук – да, но грецкий даже в рот не поместится. Его только щипцами и колоть. Терещенко хоть и дубина, но не железный. С грецким орехом не справится.

Таня вытащила из булки сосиску, отломила середину, с одной стороны дырку заткнула хвостиком от сосиски, с другой – пропихнула два ореха и заткнула их оставшейся частью сосиски. Внешне и не догадаешься, что кто-то в булке ковырялся.

Затрезвонивший звонок заставил Таню вздрогнуть. Она спешно сунула булку под салфетку в нижний ряд, чтобы ее не схватили в первую очередь, и упала на лавку.

Руки тряслись, словно вместо орехов Таня подсунула в булку мышьяк. Некстати вспомнился рассказ историка о пытках инквизиции, об охоте на ведьм и обо всяких других ужасах.

«Ничего не случится. Будет только лучше!» – мысленно уговаривала она себя.

По лестнице прокатились первые быстрые шаги, сверху донеслись крики. И вот уже вся школа ожила. Столовая мгновенно наполнилась народом. Таня встала перед двумя столами, занятыми ею для своего класса. Среди лиц замелькали знакомые, где-то в чем-то родные и в то же время ненавистные физиономии одноклассников.

Руки потянулись к подносу. Первый ряд булок расхватали моментально. Второй ряд пошел чуть медленнее.

Таня не успевала следить за лицами и руками. Вроде бы Терещенко еще не было. Но за него могли взять! Колосов или Сундуков прихватят за компанию и отнесут ему. А может, и не донесут. Съедят по дороге и только потом покрутят перед его носом огрызком сосиски.

Терещенко вообще мог не прийти в столовую. После борьбы за цветок вполне в его духе будет сбежать домой. Ему же невдомек, что в столовой его ждут. И с нетерпением!

Таня дернула к себе поднос, пытаясь приостановить бесконечное мельтешение рук. Салфетка съехала в сторону, обнажая последнюю булку. Таня потянулась ее взять. Но цепкие пальцы с траурной каемкой вокруг ногтя успели раньше.

Терещенко сначала схватил булку, поднес ее ко рту и только потом поднял глаза. Таня стояла, оторопело глядя на него, боялась вздохнуть, чтобы не спугнуть внезапную удачу.

– Чего, последняя, что ли? – хрипло спросил Терещенко, прожевывая первый кусок.

– Нет, всем хватило, – упавшим голосом отозвалась Таня, бессильно роняя руки вдоль тела.

Терещенко откусил второй раз. Во рту у него что-то хрустнуло, он выкатил глаза, попытался сглотнуть, захрипел, выронил булку и стал заваливаться на бок.

Время остановилось.

Чуть покачивалась потревоженная хельксина. Летящая по своим делам муха замерла, блестя бусинками глаз. Повариха, растопырив пальцы, застыла над подносом с булками. Терещенко с изумлением смотрел на Таню огромными, полными муки и слез глазами, рот у него был открыт, одной рукой он хватался за горло, а другую протягивал к ней, словно просил о помощи. Падающая булка, хранящая в себе тайну, второй орех, застыла в воздухе. Или уже без ореха? Потому что, вон, что-то круглое лежит на полу. Значит, он вывалился, и никто уже не догадается, что на самом деле произошло в столовой.

Среди этого остановившегося движения мелькнула быстрая тень. Сонька «Энерджайзер» подлетела к Терещенко и со всего маху стукнула его ладонью между лопаток.

Воздух дрогнул, подталкивая задумавшиеся секунды вперед, и все снова ожило.

Терещенко перестал хрипеть, странно дернулся и упал на лавку.

– Что это у меня? – пробормотал он, выплевывая на ладонь скорлупу от ореха. – А чего у всех-то было?

Вокруг столпился народ, загородив его от перепуганной Тани.

– Ну, ты совсем! – постучала по лбу Веревкина, останавливаясь рядом с приятельницей. – Он же так все зубы переломает.

– Что с ним? – жалобно пискнула Таня, в которой только сейчас стал просыпаться бешеный страх за этого дурака Терещенко.

– Подавился скорлупой, – прошипела Соня, потому что громко говорить было нельзя. Через столовую к ним шла повариха – поднявшийся шум выгнал ее из-за прилавка раздачи. Булка была обследована, а сам Терещенко отправлен в медпункт проверять зубы. Девчонки невольно потянулись следом.

– Ты бы это, поосторожней, – задумчиво произнесла Дашка «Данон», когда дверь медпункта за Терещенко закрылась. – Все-таки живой человек…

– Что? – После пережитого ужаса соображала Таня плохо.

– Будем действовать другими методами, – покачала головой Сонька «Энерджайзер» и с ногами полезла на лавку.

Над их головами висел электрический щиток, на дверце которого крепился знак «Не влезай – убьет!» с грозной желтой молнией. Табличку эту уже несколько раз отламывали, а потом возвращали обратно, поэтому к дверце она крепилась проволокой, которую легко можно было открутить, чем Веревкина и занялась.

Она все еще мучила жалобно скрипящую дверцу, когда дверь медпункта открылась и на ее пороге появилась Зиночка, а вернее Зинаида Павловна. Было этой Зинаиде Павловне 18 лет. Невысокий рост и хрупкое телосложение делали ее очень похожей на ребенка, поэтому в школе все, начиная с пятого класса, очень быстро полное имя медсестры Зинаида Павловна переделывали на ласковое Зиночка.

От столь внезапного появления нового действующего лица Соня покачнулась, на секунду повиснув на дверце щитка. Упрямая проволока не выдержала. Веревкина взмахнула оторванным знаком и рухнула с банкетки. Стоящие с другой стороны двери одноклассницы попятились.

– Ну, что я вам скажу, дорогие мои? – улыбнулась Зиночка, и на ее щечках появились веселые ямочки. – Жить ваш герой будет. Несколько дней посидит дома и…

– Почему это дома? – нахмурилась любительница справедливости Даша «Данон». – Всем учиться, а он дома?

– Вы не видели, чем он подавился? – Зиночка высоко задрала брови, при этом глаза у нее стали еще хитрее. – Что-то острое. У него поцарапано горло. Что у вас было на завтрак? – И она внимательно посмотрела на все еще сидящую на полу Соньку.

– Сосиска с булкой, – пролепетала Веревкина. – И чай, – поспешила добавить она, словно это могло оправдать ее нахождение вне лавочки.

– А он как будто съел целого ерша вместе с костями, – снова улыбнулась Зиночка. – Говорить ему пока нельзя. Ходят слухи, Веревкина, что это ты его спасла.

– Ой, да ладно, – Соня отмахнулась от медсестры оторванным знаком. – У меня папа так однажды подавился, и мы всей семьей стучали по его спине. А я с разбегу ему та-а-аак раз, – она впечатала свой кулак в раскрытую ладонь. Пример получился убедительный. – И все прошло.

– Ну да, – кивнула Зиночка, с опаской поглядывая на сжатые кулаки Веревкиной. – Синяк у него на спине хороший получится. Вы не видели, – спросила она, слегка поколебавшись, – он стакан не кусал? Странная какая-то у него царапина.

– А зубы у него целы? – привстала со своего места Ходыкина.

– Да, действительно, – качнула головой медсестра. – Если бы он кусал стакан, то переломал бы себе все зубы. А так – все на месте.

Девочки переглянулись.

– Щелкунчик, – одними губами произнесла Сонька «Энерджайзер». – Точно – он.

– Фантастика, – округлила рот Даша «Данон» и зачем-то провела ногтем большого пальца правой руки по горлу, словно собиралась в ближайшее время отрезать Терещенко голову и сдать ее на опыты.

– Его теперь в больницу увезут, да? – прошептала Таня, казалось, только сейчас оценившая всю глубину собственного падения. Как она могла так поступить с беззащитным одноклассником?

На пороге появился Терещенко. Был он бледен, глаза лихорадочно блестели, еще утром белоснежная рубашка превратилась в нечто жеваное и пыльное. Терещенко сумрачно изучил пол у себя под ногами, но прежде чем сделать шаг вперед, неожиданно посмотрел прямо в глаза Веревкиной.

В какую-то неуловимую долю секунды Таня заметила, что Терещенко как будто бы изменился. У него оказались длинные ресницы, мягкие вьющиеся волосы, аккуратные черты лица, печальный взгляд и удивительно изящные руки. Этими руками он почесал нос, звучно прогнал соплю и улыбнулся.

Таня пару раз моргнула, пока наваждение не покинуло ее окончательно.

Нет никакого колдовства, ей все только померещилось. Перед ней стоял все тот же Терещенко, лопоухий, большеротый, с крупным некрасиво выпирающим лбом и с зеленоватым налетом на пальцах, следами уничтоженных листьев.

– Спасибо, – хрипло выдавил из себя Терещенко, глядя только на Веревкину, и на негнущихся ногах пошагал прочь.

– Чего-то не действуют твои методы, – проворчала Дашка, вскидывая ремешок портфеля на плечо. – Щелкунчик-то он, конечно, Щелкунчик, зубы у него крепкие, но все остальное…

– Ну почему же не действуют? – загадочно произнесла Веревкина, обмахиваясь знаком. – Явный прогресс – он уже онемел. Еще чуть-чуть, и начнет покрываться деревянным налетом, потом заметно уменьшится, и к концу месяца мы его сможем повесить на новогоднюю елку. По закону жанра с двенадцатым ударом курантов он в кого-нибудь превратится.

– В крысу он у тебя превратится, – фыркнула Ходыкина. – Или в покойника.

Тане стало грустно. Нет, ей не было жалко глупого Терещенко, он слишком ужасен, чтобы вызывать какую-то другую эмоцию, кроме омерзения. Но ведь превратилось же чудовище в красавца-принца, когда ему признались в любви. Правда, чудовище при этом любило цветы, особенно аленькие, и вообще было не лишено чувства прекрасного. У Терещенко ни того, ни другого качества не замечалось.

Остаток дня прошел грустно. Уроки проплывали мимо Тани, знания даже не пытались проникнуть внутрь ее головы. Она все вспоминала и вспоминала слышанные и виденные истории, пытаясь понять, какая подходит лучше.

Она и после уроков об этом думала – пока собирала портфель, пока поднималась на четвертый этаж и входила в кабинет биологии.

Щелкунчик? Очень похоже. Но орех не подействовал. А может, это был не тот орех? Кракатук… Он, наверное, выглядит как-то по-другому. И наколдовать его должен Дроссельмейер. Где же его взять, этого магистра черных сил? А может, Аленький цветочек? Вроде годится! И все просто – найти нужный цветок среди ее богатства, расставленного на подоконниках в школе, – это не ждать, когда тебе на голову свалится колдун.

– Ты уж определись, – сопела Дашка «Данон», наводя порядок в своем пенале – сломанные карандаши она отбраковывала, какие-то пыталась точить, расписывала ручки, проверяла, сколько чернил где осталось. – Либо Щелкунчик, либо Чудовище. У каждого своя сказка, свои противники. У Щелкунчика крысы, а у Чудовища колдунья. А еще у него должен быть любимый цветок. Вряд ли Терещенко хоть что-нибудь любит.

«Да, цветок», – подумала Таня, принимаясь по новой рыхлить землю у декабриста. Взгляд ее упал на разлапистое растение.

Этот кактус всегда щедр был на цветы. В декабре, а потом и в апреле на его плоских мясистых стеблях появлялись острые розовые бутоны. Открывая поочередно маленькие лепестки, он распускал длинный многоступенчатый цветок, из серединки которого торчали желтые обвислые пыльники.

Последний месяц года для декабриста был особенно урожайный. Декабрь только начался, а декабрист уже вовсю цвел и, судя по набухшим бутонам, собирался заниматься этим веселым делом всю зиму.

Жаль, что декабрист нельзя назвать «аленьким цветочком». Он, конечно, был красив, и цветы у него блекло-розовые, но никак этот кактус не тянул на причастность к волшебству.

Таня последний раз ткнула палочкой под тугие стебли декабриста и перешла к другому горшку. От легкого прикосновения невысокий пушистый куст качнулся, оставляя на подоконнике два подвядших розовых цветка.

Или вот бегония.

«Begonia semperflorens», – машинально вспомнила Таня, то есть бегония вечноцветущая. А ведь аленький цветочек тоже был вечноцветущим. Рос себе и рос в саду Чудовища. И чахнуть стал только тогда, когда хозяин захандрил от тоски.

Таня повертела туда-сюда пушистый кустик с множеством небольших округлых листиков, из-под которых выглядывали рыхлые невзрачные метелки мелких розовых цветов. Она обобрала засохшие цветки, сорвала надломанные веточки.

Нет, этот тоже не сможет стать волшебным цветком. Такой загнется, никто и не заметит.

Таня скупо брызнула на бегонию воды из пульверизатора и отошла к другому подоконнику.

Не радовали ее сегодня цветы, совсем не радовали.

Кабинет биологии был отдан в полное распоряжение подругам. Нина Антоновна ушла, унеся свою фантастически огромную сумку. Ключ торчал в замке. Приятельницы могли здесь делать что угодно.

Хозяйственная Ходыкина тут же занялась наведением порядка в портфеле. Она уже перебрала все ручки и карандаши, на листочке рядом с ней росла горка опилок из точилки.

Веревкина, от старательности высунув язык, разукрашивала доску. На зеленом пространстве, где обычно царствовали научные названия и скучные формулы, теперь возвышался фантастический город, над которым печатными буквами было выведено: «Наш путь извилист, но перспективы светлые». По зеленому полю доски, усыпанному меловой крошкой, скакала парочка анимэшных героев – длинноногая глазастая девушка и то ли парень, то ли робот, затянутый в белесую броню.

«Как дети», – покачала головой Таня, возвращаясь к своим цветам. Она искренне считала, что ничего важнее красоты и природы быть не может, а все остальное, особенно Сонькино увлечение анимэ, сплошная глупость.

Таня повертела в пальцах палочку. Так она ничего и не придумала. Прошло уже два дня, завтра-послезавтра должен появиться Терещенко, а метод борьбы с ним все не выработан.

Она ткнула палочкой в высокий горшок, в середине которого возвышался коричневый бугорок верхней части луковицы. Из него торчало три узких листка. Цветок этот носил сложное имя гиппеаструм, но обычно его все называли амариллисом. Пока он не цвел, его и не замечали – скромные три-четыре листа, торчащие из земли, вот и все богатство. Но когда он зацветал…

О, цвел амариллис сказочно красиво! Сначала из центра цветка вырывалась вверх тонкая стрела, на кончике которой набухало два-три крупных бутона. Бутоны могли держаться неделю, а то и две. Это растение никогда не спешило. Оно долго хранило красоту при себе. Но в одну прекрасную ночь происходило чудо. Ломались невидимые замочки, и бутоны раскрывались, превращаясь в огромные ярко-красные цветы. Сутки цветок с удивлением смотрел вокруг, а на следующую ночь засыхал, обиженный на мир за его несовершенство.

В кабинете биологии амариллис жил второй год, но ни в первую весну, ни во вторую так и не зацвел. Таня уже и не расстраивалась, глядя на это растение. Не цветет и не цветет, хорошо хоть листья не вянут. А ведь именно он мог стать тем самым аленьким цветочком, что образумит нерадивого Терещенко.

– Зря мы к нему привязались. – Даша аккуратно сложила листочек с опилками и сунула в портфель. – Его надо просто пересадить от окна куда-нибудь к стенке, и никто больше твои цветы трогать не будет.

– Это слишком просто! – Веревкина забралась на стул, чтобы заштриховать верхнюю часть доски. – Пересадить его легче легкого, но это ничего не изменит. Для уничтожения цветов Терещенко не обязательно сидеть рядом с ними. Он им может наносить вред и на переменах.

Таня отодвинула амариллис в угол подоконника и с грустью посмотрела на улицу. Там шел снег, бесконечный печальный снег.

– Как же мы его пересадим? – спросила она, боясь представить, что должно произойти, чтобы Терещенко сдвинулся со своей любимой третьей парты около окна. Разве только потолок провалится на всех этажах как раз над этой партой.

– Это-то не проблема! – Сонька «Энерджайзер» спрыгнула со стула, хлопнула в ладоши, и вокруг нее завихрилось меловое облачко.

– Ну что вы все усложняете, – поморщилась Ходыкина, застегивая портфель. – Колдуны, волшебники, музыкальные магазинчики, говорящие мухи. Терещенко с первого класса такой пришибленный. Ничего в нем уже не изменишь. А ты, Веревкина, раз отказываешься в него влюбляться, так и скажи, что струсила. Нечего тут глупости говорить.

В ответ Соня только закатила глаза.

Подруги вышли из класса, даже не заметив, что очередные чудеса уже начались. Как только дверь за девушками закрылась, по классу пронесся легкий сквознячок. Он смахнул с подоконника увядший цветок бегонии и коснулся земли, в которой сидел амариллис. Внутри луковицы что-то еле слышно щелкнуло, и, раздвигая листья, наружу стал выбираться тонкий росток. Он уверенно прокладывал себе дорогу вверх, так что к утру между двумя скучными кожистыми листьями торчала уверенная зеленая стрелка цветоножки, на конце которой повис тугой зеленый бутон.

rulibs.com