Книга Кристмас читать онлайн. Книга кристмас


Книга Кристмас читать онлайн Александр Варго

Александр Варго. Кристмас

MYST. Черная книга 18+

 

Она прокралась, как тать в ночи. Один за другим падали бражники в забрызганных кровью пиршественных залах и умирали в тех самых позах, в каких настигла их смерть.

«Маска Красной смерти»

Эдгар По

 

События, изложенные в книге, являются плодом художественной фантазии автора. Все совпадения случайны.

 

Страна медленно зализывала раны после войны, и люди, запрятав в глубину души скорбь, стремились вложить в растерзанные сердца хоть немного радости. Советский Союз уже привык к празднованию Нового года.

Разукрашенную ель, как чужеземный обычай, введенный Петром I, то разрешали, то запрещали… В первые годы Cоветской власти елку наряжали благодаря вождю – Владимиру Ильичу. Батенька, несмотря на то что по его инициативе умертвили десятки тысяч священников и разрушили столько же храмов, очень любил этот, по своей сути, религиозный праздник. Но зачастую для жестоких людей отдушиной является сентиментальность, и Ульянов-Ленин водил с детьми в Смольном рождественские хороводы, очевидно вспоминая полузабытый Симбирск. После кончины Ильича елку запретили, как буржуазный и поповский пережиток, и только Сталин, спустя много лет, уже перед войной, стал частично воплощать в жизнь свои крылатые слова: «Жить стало лучше, жить стало веселей…» Новый год стали отмечать, но не везде.

На XX съезде партии был развенчан культ личности, наступила так называемая «хрущевская оттепель», и старинный праздник стал неотъемлемым атрибутом каждой семьи.

Была, однако, в нашей необъятной стране маленькая деревенька, где этот праздник практически никогда не отмечался. В этот день люди запирались в своих избах и боялись выходить на улицу.

 

Деревня Чертовка, Воронежская область, Алексеевский хутор, Борис, весна 2000 г.

 

Видавшая виды «шестерка» съехала с асфальтированной дороги и загромыхала по щебенке. Мелкие камешки, вылетавшие из-под колес, гулко барабанили по днищу автомобиля.

– Долго еще ехать? – спросила у меня жена.

– Километров двадцать, – сказал я.

– Далековато, – заметила она.

– Ничего, зато будешь как графиня жить, – усмехнулся я. Посмотрел в зеркало заднего вида на Верочку – дочь дремала. Я сделал радио потише.

Если бы мне кто-нибудь еще год назад сказал, что я буду фермером, я бы просто посмеялся. А сейчас я, бывший преподаватель вуза с ученой степенью, Борис Николаевич Арбузов, вместе с женой Еленой и восьмилетней дочерью еду в деревню Алексеевку. Типичное для российской глубинки название.

Дочка с раннего детства страдала астмой. Врачи сразу сказали, что деревенский воздух для нее целебнее всех лекарств вместе взятых. Кроме того, у Лены было больное сердце. Денег на дорогостоящее лечение взять было неоткуда, и как-то, встретив одного давнего знакомого, я посетовал на эти невзгоды. Товарищ сразу же посоветовал взять беспроцентный фермерский кредит; оказывается, можно достаточно быстро получить свидетельство индивидуального предпринимателя, взять (за копейки или бесплатно) в аренду землю, составить бизнес-план и смело подавать документы на закупку инвентаря, техники, семян и т. д. Существуют специальные программы по развитию сельского хозяйства. А уж с торговыми организациями всегда можно договориться, чтобы реальная и отчетная цены отличались в нужную сторону. Короче, существовало множество вариантов, чтобы подлечить за счет целевого кредита супругу.

Хотя, если быть честным, этим выстрелом я хотел убить двух зайцев. Километрах в пятнадцати от Алексеевки находится местечко с колоритным названием Чертовка. Оно и являлось сейчас конечным пунктом нашей поездки. Насколько я был осведомлен, еще в дореволюционные времена там находилось имение барина, носящего фамилию Чертов.

knijky.ru

Кристмас читать онлайн

Она прокралась, как тать в ночи. Один за другим падали бражники в забрызганных кровью пиршественных залах и умирали в тех самых позах, в каких настигла их смерть.

«Маска Красной смерти»Эдгар По

События, изложенные в книге, являются плодом художественной фантазии автора. Все совпадения случайны.

Страна медленно зализывала раны после войны, и люди, запрятав в глубину души скорбь, стремились вложить в растерзанные сердца хоть немного радости. Советский Союз уже привык к празднованию Нового года.

Разукрашенную ель, как чужеземный обычай, введенный Петром I, то разрешали, то запрещали… В первые годы Cоветской власти елку наряжали благодаря вождю – Владимиру Ильичу. Батенька, несмотря на то что по его инициативе умертвили десятки тысяч священников и разрушили столько же храмов, очень любил этот, по своей сути, религиозный праздник. Но зачастую для жестоких людей отдушиной является сентиментальность, и Ульянов-Ленин водил с детьми в Смольном рождественские хороводы, очевидно вспоминая полузабытый Симбирск. После кончины Ильича елку запретили, как буржуазный и поповский пережиток, и только Сталин, спустя много лет, уже перед войной, стал частично воплощать в жизнь свои крылатые слова: «Жить стало лучше, жить стало веселей…» Новый год стали отмечать, но не везде.

На XX съезде партии был развенчан культ личности, наступила так называемая «хрущевская оттепель», и старинный праздник стал неотъемлемым атрибутом каждой семьи.

Была, однако, в нашей необъятной стране маленькая деревенька, где этот праздник практически никогда не отмечался. В этот день люди запирались в своих избах и боялись выходить на улицу.

Деревня Чертовка, Воронежская область, Алексеевский хутор,
Борис, весна 2000 г.

Видавшая виды «шестерка» съехала с асфальтированной дороги и загромыхала по щебенке. Мелкие камешки, вылетавшие из-под колес, гулко барабанили по днищу автомобиля.

– Долго еще ехать? – спросила у меня жена.

– Километров двадцать, – сказал я.

– Далековато, – заметила она.

– Ничего, зато будешь как графиня жить, – усмехнулся я. Посмотрел в зеркало заднего вида на Верочку – дочь дремала. Я сделал радио потише.

Если бы мне кто-нибудь еще год назад сказал, что я буду фермером, я бы просто посмеялся. А сейчас я, бывший преподаватель вуза с ученой степенью, Борис Николаевич Арбузов, вместе с женой Еленой и восьмилетней дочерью еду в деревню Алексеевку. Типичное для российской глубинки название.

Дочка с раннего детства страдала астмой. Врачи сразу сказали, что деревенский воздух для нее целебнее всех лекарств вместе взятых. Кроме того, у Лены было больное сердце. Денег на дорогостоящее лечение взять было неоткуда, и как-то, встретив одного давнего знакомого, я посетовал на эти невзгоды. Товарищ сразу же посоветовал взять беспроцентный фермерский кредит; оказывается, можно достаточно быстро получить свидетельство индивидуального предпринимателя, взять (за копейки или бесплатно) в аренду землю, составить бизнес-план и смело подавать документы на закупку инвентаря, техники, семян и т. д. Существуют специальные программы по развитию сельского хозяйства. А уж с торговыми организациями всегда можно договориться, чтобы реальная и отчетная цены отличались в нужную сторону. Короче, существовало множество вариантов, чтобы подлечить за счет целевого кредита супругу.

Хотя, если быть честным, этим выстрелом я хотел убить двух зайцев. Километрах в пятнадцати от Алексеевки находится местечко с колоритным названием Чертовка. Оно и являлось сейчас конечным пунктом нашей поездки. Насколько я был осведомлен, еще в дореволюционные времена там находилось имение барина, носящего фамилию Чертов. Судя по отрывочным сведениям, барин этот был богохульником, любил издеваться над своими крепостными крестьянами и проводил какие-то таинственные обряды.

Все это меня очень интересовало. Я увлекался этнографией и историей религии, защитил кандидатскую диссертацию и собирал материал на докторскую. Знакомый историк, зная мой интерес к обрядам и культам, дал мне кое-какой материал по этой деревне. Дальше я стал собирать разрозненные данные, и вскоре начала складываться целостная картина. И когда мне стало известно, что большой двухэтажный деревянный дом, находящийся, правда, в обветшалом состоянии, с таким богатым прошлым, пустует, то вопрос о том, где мы будем жить, сразу отпал. Имение барина носило название «Алексеевский хутор». В революцию в этом доме находился штаб большевиков, позже с ними случилась какая-то темная история, и с тех пор худая народная молва лучше всяких сторожей защищала «Алексеевский хутор» от постояльцев. Дошло до того, что местные жители стали обходить это место за версту. И, самое интересное, особенно зимой.

Но все эти байки только раззадоривали меня, поэтому мне не терпелось скорее попасть в замок маркиза де Сада местного пошиба. И даже перспектива ездить несколько километров за продуктами, пока не обзаведемся своим подворьем, не пугала.

С собой у нас – только чемоданы с личными вещами. Все остальное наше нехитрое имущество я намеревался перевезти в ближайшее время.

«Шестерку» немного заносит в скользкой узкой колее, и она идет юзом. Солнце искрится и пылает в лужах, над черным полем висит легкая дымка. Извилистая дорога поворачивает к лесу, мы въезжаем в Чертовку. Брошенные дома с провалившимися крышами безжизненно зияют пустыми глазницами окон, местами наискосок забитых досками. Если кто здесь раньше и жил, то переехал в Алексеевку. А сейчас – никого. Одним словом, деревня-призрак.

– Какое мрачное место, – сказала жена, держась за ручку над дверью машины. – Ты хорошо все взвесил, когда выбирал именно этот дом?

Я неопределенно кивнул, но Лена все поняла.

– Конечно, как я сразу не догадалась, – со вздохом сказала она. – А я-то думала, ты о нас с Верой беспокоишься. Надеешься привидение в доме увидеть? Или скелет в подвале?

– О чем ты? – я даже немного обиделся. – Одно другому не мешает.

– Ну, рассказывай, – демонстративно зевнула Лена.

– Что именно? – Я сделал вид, что не понимаю, о чем она.

– Вряд ли ты поехал бы в такую глухомань, не зная, что об этих местах ходят какие-то слухи, – снисходительно пояснила она, с видом, мол, меня не проведешь.

Я кашлянул. Мы с Леной давно знали друг друга, и я решил, что вряд ли она будет против моего решения, когда узнает, какие именно слухи ходят об этой деревне.

– Когда-то тут поселился барин, его фамилия была Чертов, – начал я. – Собственно, отсюда и название деревни. До него деревня носила название Алексеевка, и потом, когда люди побросали дома и переселились подальше отсюда, они стали называть свою деревню Новая Алексеевка, а Чертовку – Старой Алексеевкой.

1

Загрузка...

bookocean.net

Кристмас читать онлайн - Александр Варго

Александр Варго

Кристмас

Она прокралась, как тать в ночи. Один за другим падали бражники в забрызганных кровью пиршественных залах и умирали в тех самых позах, в каких настигла их смерть.

«Маска Красной смерти» Эдгар По

События, изложенные в книге, являются плодом художественной фантазии автора. Все совпадения случайны.

Страна медленно зализывала раны после войны, и люди, запрятав в глубину души скорбь, стремились вложить в растерзанные сердца хоть немного радости. Советский Союз уже привык к празднованию Нового года.

Разукрашенную ель, как чужеземный обычай, введенный Петром I, то разрешали, то запрещали… В первые годы Cоветской власти елку наряжали благодаря вождю — Владимиру Ильичу. Батенька, несмотря на то что по его инициативе умертвили десятки тысяч священников и разрушили столько же храмов, очень любил этот, по своей сути, религиозный праздник. Но зачастую для жестоких людей отдушиной является сентиментальность, и Ульянов-Ленин водил с детьми в Смольном рождественские хороводы, очевидно вспоминая полузабытый Симбирск. После кончины Ильича елку запретили, как буржуазный и поповский пережиток, и только Сталин, спустя много лет, уже перед войной, стал частично воплощать в жизнь свои крылатые слова: «Жить стало лучше, жить стало веселей…» Новый год стали отмечать, но не везде.

На XX съезде партии был развенчан культ личности, наступила так называемая «хрущевская оттепель», и старинный праздник стал неотъемлемым атрибутом каждой семьи.

Была, однако, в нашей необъятной стране маленькая деревенька, где этот праздник практически никогда не отмечался. В этот день люди запирались в своих избах и боялись выходить на улицу.

Деревня Чертовка, Воронежская область, Алексеевский хутор,
Борис, весна 2000 г.

Видавшая виды «шестерка» съехала с асфальтированной дороги и загромыхала по щебенке. Мелкие камешки, вылетавшие из-под колес, гулко барабанили по днищу автомобиля.

— Долго еще ехать? — спросила у меня жена.

— Километров двадцать, — сказал я.

— Далековато, — заметила она.

— Ничего, зато будешь как графиня жить, — усмехнулся я. Посмотрел в зеркало заднего вида на Верочку — дочь дремала. Я сделал радио потише.

Если бы мне кто-нибудь еще год назад сказал, что я буду фермером, я бы просто посмеялся. А сейчас я, бывший преподаватель вуза с ученой степенью, Борис Николаевич Арбузов, вместе с женой Еленой и восьмилетней дочерью еду в деревню Алексеевку. Типичное для российской глубинки название.

Дочка с раннего детства страдала астмой. Врачи сразу сказали, что деревенский воздух для нее целебнее всех лекарств вместе взятых. Кроме того, у Лены было больное сердце. Денег на дорогостоящее лечение взять было неоткуда, и как-то, встретив одного давнего знакомого, я посетовал на эти невзгоды. Товарищ сразу же посоветовал взять беспроцентный фермерский кредит; оказывается, можно достаточно быстро получить свидетельство индивидуального предпринимателя, взять (за копейки или бесплатно) в аренду землю, составить бизнес-план и смело подавать документы на закупку инвентаря, техники, семян и т. д. Существуют специальные программы по развитию сельского хозяйства. А уж с торговыми организациями всегда можно договориться, чтобы реальная и отчетная цены отличались в нужную сторону. Короче, существовало множество вариантов, чтобы подлечить за счет целевого кредита супругу.

Хотя, если быть честным, этим выстрелом я хотел убить двух зайцев. Километрах в пятнадцати от Алексеевки находится местечко с колоритным названием Чертовка. Оно и являлось сейчас конечным пунктом нашей поездки. Насколько я был осведомлен, еще в дореволюционные времена там находилось имение барина, носящего фамилию Чертов. Судя по отрывочным сведениям, барин этот был богохульником, любил издеваться над своими крепостными крестьянами и проводил какие-то таинственные обряды.

Все это меня очень интересовало. Я увлекался этнографией и историей религии, защитил кандидатскую диссертацию и собирал материал на докторскую. Знакомый историк, зная мой интерес к обрядам и культам, дал мне кое-какой материал по этой деревне. Дальше я стал собирать разрозненные данные, и вскоре начала складываться целостная картина. И когда мне стало известно, что большой двухэтажный деревянный дом, находящийся, правда, в обветшалом состоянии, с таким богатым прошлым, пустует, то вопрос о том, где мы будем жить, сразу отпал. Имение барина носило название «Алексеевский хутор». В революцию в этом доме находился штаб большевиков, позже с ними случилась какая-то темная история, и с тех пор худая народная молва лучше всяких сторожей защищала «Алексеевский хутор» от постояльцев. Дошло до того, что местные жители стали обходить это место за версту. И, самое интересное, особенно зимой.

Но все эти байки только раззадоривали меня, поэтому мне не терпелось скорее попасть в замок маркиза де Сада местного пошиба. И даже перспектива ездить несколько километров за продуктами, пока не обзаведемся своим подворьем, не пугала.

С собой у нас — только чемоданы с личными вещами. Все остальное наше нехитрое имущество я намеревался перевезти в ближайшее время.

«Шестерку» немного заносит в скользкой узкой колее, и она идет юзом. Солнце искрится и пылает в лужах, над черным полем висит легкая дымка. Извилистая дорога поворачивает к лесу, мы въезжаем в Чертовку. Брошенные дома с провалившимися крышами безжизненно зияют пустыми глазницами окон, местами наискосок забитых досками. Если кто здесь раньше и жил, то переехал в Алексеевку. А сейчас — никого. Одним словом, деревня-призрак.

— Какое мрачное место, — сказала жена, держась за ручку над дверью машины. — Ты хорошо все взвесил, когда выбирал именно этот дом?

Я неопределенно кивнул, но Лена все поняла.

— Конечно, как я сразу не догадалась, — со вздохом сказала она. — А я-то думала, ты о нас с Верой беспокоишься. Надеешься привидение в доме увидеть? Или скелет в подвале?

— О чем ты? — я даже немного обиделся. — Одно другому не мешает.

— Ну, рассказывай, — демонстративно зевнула Лена.

— Что именно? — Я сделал вид, что не понимаю, о чем она.

— Вряд ли ты поехал бы в такую глухомань, не зная, что об этих местах ходят какие-то слухи, — снисходительно пояснила она, с видом, мол, меня не проведешь.

Я кашлянул. Мы с Леной давно знали друг друга, и я решил, что вряд ли она будет против моего решения, когда узнает, какие именно слухи ходят об этой деревне.

— Когда-то тут поселился барин, его фамилия была Чертов, — начал я. — Собственно, отсюда и название деревни. До него деревня носила название Алексеевка, и потом, когда люди побросали дома и переселились подальше отсюда, они стали называть свою деревню Новая Алексеевка, а Чертовку — Старой Алексеевкой.

Впоследствии осталось только два названия: Чертовка, где уже никто не жил, и Алексеевка. Этот барин как-то провинился перед государственной властью, после чего был лишен дворянского сословия. Правда, имение у него не забрали и позволили жить в глуши, при том, что он имел сорок душ крепостного люда. Чем он тут занимался — доподлинно неизвестно, но крестьяне пытались бунтовать, были попытки даже спалить Чертова. Но каким-то таинственным образом все ему сходило с рук.

Я заметил, что Лена слушает меня вполуха, с куда большим интересом поглядывая в окно. Однако я не обиделся (что и говорить, хобби у меня своеобразное) и увлеченно продолжил:

— Существовала также легенда, что барин разбудил какое-то древнее зло, и если в Чертовке погибал тот, на чьей душе имеется грех убийства, то он превращался в некое существо, вроде как в оборотня. Это существо, живой труп, нападало на людей, и уничтожить его можно было только огнем или с помощью осинового кола, вбитого в сердце. Здесь не было церковного прихода и сельского погоста. Поэтому всех покойников в Чертовке сжигали сразу же после смерти. Так, на всякий случай. Власти боролись с этой дикостью, но безуспешно. Потом в этом месте, уже при Сталине, организовали в приказном порядке колхоз, так как к этому времени никто добровольно здесь жить не хотел.

— Как я понимаю, мы там будем жить одни? — уточнила Лена, и я уловил промелькнувшую в ее голосе тревожную нотку.

— Да, я же говорил тебе, — спокойно ответил я. — Ты боишься?

Лена тихо засмеялась.

— С тобой нет, богатырь.

— Конечно, были и труднообъяснимые факты, — вернулся я к истории Чертовки. — Например, люди были уверены, что темные силы проявляют активность только под Новый год, и в это время не только не отмечали праздник, но и старались не выходить из дома. И сезонная статистика пропавших без вести в этих местах подтверждала эту теорию. Хотя можно предположить, что зимой люди могли попросту замерзнуть, стать добычей медведя-шатуна или стаи волков. Были и документально зафиксированные случаи исчезновения тел погибших, но их могли попросту тайком сжечь суеверные деревенские жители.

— Бред какой-то, — фыркнула Лена.

— Схожие поверья существуют у многих народов, вне зависимости от культурных традиций и религиозной принадлежности, — пожал я плечами. Дорога становилась хуже, и я сбавил скорость, чтобы не разбудить дочь.

— Я собрал целую коллекцию преданий, проанализировал их, и могу тебе ответственно заявить, что так называемые «гиблые» места, где веками хозяйничали потомственные колдуны, черные шаманы или ведьмы, действительно существуют.

— Да уж, занятно, — протянула жена, когда я замолчал.

* * *

Вскоре мы были у дома. Мраморных колонн там, конечно, не было, но потемневшие от времени доски обшивки были вполне крепкими. Внутри были две печки и настоящий камин. Огромный подвал был забит разным хламом, словно тут жил Плюшкин. Пока мы с женой мыли полы и вытирали вековую пыль, дочка, привыкшая к тесноте коммуналки, с визгом носилась по скрипучей лестнице, ведущей на второй этаж.

В какой-то момент за забором послышался звук автомобильного двигателя. Я выглянул в окно и увидел милицейский «уазик». Из машины выбрался высокий широкоплечий мужчина в милицейской форме и подошел к воротам. К моему немалому удивлению, он ловко открыл потайную задвижку на калитке, словно делал это многократно, и уверенно зашел во двор.

— Аникеев Андрей Андреевич, участковый инспектор, — представился он, поднеся ладонь к околышу фуражки.

Инспектор носил звание майора, был еще относительно молод, но сеточка морщинок около глаз и седеющие волосы говорили о том, что о жизни сельский милиционер знает не понаслышке. Торчащие, как у моржа, усы, засаленный китель и крепкое рукопожатие — вот первое, что отложилось в моей памяти с первых минут знакомства. Через полчаса мы уже пили чай из старинного самовара, невероятным образом сохранившегося в доме.

— Вы, наверное, уже слышали про это место, раз выбрали именно Чертовку? — спросил инспектор, пронзительно щуря карие глаза.

Я объяснил, что меня, как этнографа и религиоведа, очень интересуют местные легенды и обряды, и я полагал, что, поселяясь здесь, могу получить материал для диссертации и монографии, как говорится, «из первых рук».

Майор с шумом отхлебывал чай, поглядывая на меня. Воцарилась неловкая пауза, и лишь спустя минуту до меня дошло, что он не решается говорить при моей семье. Я сделал знак Лене, и она, многозначительно фыркнув, повела укладывать спать Верочку.

— Как вы думаете, сколько по России фиксируется ежегодно пропавших без вести? — неожиданно резко спросил участковый.

Я выжидательно молчал.

— Порядка сорока тысяч человек, — милиционер откинулся на резную спинку старого венского стула. — Они же не могли все скопом случайно утонуть и не всплыть, зацепившись за коряги? Я на это вот что скажу, Борис. Просто есть такие места вроде Чертовки. Тут каждый год пропадают люди. Вам не кажется странным, — продолжал он, — что этот барский дом до сих пор не разграбили охотники за стариной, которые обычно деревни шерстят? А ведь сейчас двухтысячный год уже идет! Просто эти любители легкой наживы так же пропали, как и другие. У меня своя статистика. Хотите послушать один рассказ?

г. Воронеж, Краснопартизанский район, деревня Алексеевка,
27 декабря 1948 г.

— Здравствуйте, Савелий Иванович! Садитесь, пожалуйста. — Маленький полный человек в коричневом костюме, сидевший за огромным дубовым столом Т-образной формы, чуть привстал, обращаясь к седому мужчине в военном кителе, из-под которого выглядывала тельняшка.

Тот присел на один из стульев, шеренгой выстроившихся вдоль стола для заседаний, а хозяин кабинета, наоборот, сполз с потертого черного кожаного кресла и стал расхаживать взад и вперед, заложив руки за спину.

— Видите ли, товарищ Лукьянов, — человечек покрутил головой, стараясь высвободить полную шею из тугого накрахмаленного воротника рубашки. — Принято решение направить вас по линии партии в район для выполнения очень ответственного поручения. С вами поедет оперуполномоченный НКВД Блюхер Сергей Алексеевич. Он и объяснит подробно, в чем суть дела. Завтра за вами заедет машина.

Оперуполномоченный, безуспешно борясь с нервным тиком, периодически пробегающим по его лошадиному лицу, говорил тихо и монотонно:

— Если вы спросите, не родственник ли я того самого Блюхера, — отвечу: нет. Мы едем в колхоз имени Десятого партсъезда, в Краснопартизанский район, разобраться на месте со странной ситуацией. Там есть деревня с названием Чертовка, недалеко от нее расположена другая деревня — Алексеевка. Так вот, в Чертовке люди начали пропадать, участковый милиционер — и тот исчез. Народ дома побросал, какие-то сказки про леших рассказывает, в Алексеевке паника! Поле, которое рядом с лесом, между деревнями, в этом году даже не засеяли. Степи распахиваем, а Черноземье простаивает! Одного председателя уже расстреляли как врага народа. Сейчас второй напрашивается. Пока, для начала, только из партии поперли, да собрание организовали, чтобы с должности снять. А народ за него — горой! Я думаю, что какие-то провокаторы, из местных, воду мутят. Посмотрим, нам полномочия даны большие. Вы — коммунист с большим стажем, я тоже человек опытный. От нас ждут конкретного результата.

Председатель, простой и открытый с виду человек, встретил гостей с радушием. В сельсовете был накрыт богатый, по деревенским меркам, стол: соленые огурчики, помидоры бочкового засола, квашеная капуста, сало с дымящейся картошкой. В центре стола красовалась бутыль самогона. Председатель разлил мутный первач по стаканам. Лукьянов с колхозником выпили, Блюхер отказался.

— Рассказывайте, что тут у вас творится, Емельян Егорович. — У оперуполномоченного снова стало дергаться лицо, и он словно невзначай прикрыл его рукой.

— Что тут рассказывать, — вздохнул председатель. — Бегут люди, боятся. А в последнюю неделю декабря и вовсе начинается какая-то чертовщина. Кто пропадает, а то и еще хуже…

— Что касается чертовщины, — стыдитесь! Вы же взрослый человек, атеист, коммунист… — Блюхер запнулся. — Бывший. Может, еще и в бога верите?

Председатель отвел глаза, как нашкодивший подросток, и молчал.

Оперуполномоченный сделал паузу и продолжил сурово:

— Понятно! Ну и что значит «хуже»?

Емельян Егорович замялся и нехотя выдавил из себя шепотом:

— Мертвецы ходят.

— Да-а… — протянул Блюхер, — не зря вас из партии исключили. В то время, когда советские ученые двигают мировую науку на передовые рубежи, наши летчики совершают беспосадочные перелеты по странам, вы тут культивируете средневековые предрассудки, срываете план по зерновым. Статья по вас плачет, Емельян Егорович!

Председатель сгорбился и втянул голову в плечи.

— Пойдем поговорим с людьми, Савелий Иванович, с активом. — Блюхер хлопнул Лукьянова по плечу и поднялся из-за стола, даже не взглянув на нерадивого председателя.

Поскольку стоял декабрь и колхозники в основном лишь ухаживали за скотиной да чистили снег, энкавэдэшник полагал, что сельский сход удастся организовать быстро. Но он ошибался. Люди наотрез отказывались выходить из домов. Кроме того, Лукьянов обратил внимание, что на каждой калитке был мелом или краской нарисован тройной крест. Сергей Алексеевич только укоризненно качал головой, глядя на это безобразие. Наконец после долгих уговоров общими усилиями колхозников удалось собрать. Причем выходили они из домов так, словно собирались на Куликовскую битву: некоторые несли ружья, кое-кто топоры и вилы. Когда Блюхер и Лукьянов последними зашли в прокуренный деревенский клуб, председатель уже ждал их в президиуме, за столом, покрытым линялой и грязной красной тряпкой. Народ сидел на грубо сколоченных лавках, переговаривался и сорил шелухой от семечек. Оперуполномоченный окинул взглядом зал, украшенный портретами Ленина, Сталина и Карла Маркса, и пробрался в президиум. Савелий Иванович сел рядом.

— Здравствуйте товарищи колхозники! С наступающим вас Новым годом! — встал Блюхер. — Нас прислали из города для оказания помощи. Тут ваш председатель нам сказки про ходячих покойников рассказывал. Как же вы дошли до такой жизни?

Собравшиеся мрачно молчали. Через какое-то время поднялся старый дед в засаленной ушанке.

— Милок! Все как есть правда! — кряхтя, он бросил недокуренную самокрутку, раздавил ее валенком и смачно плюнул. — Я видел, как тебя сейчас!

— Что видел? — вмешался сидящий за столом Лукьянов.

— Мертвяка! Истинный крест! — Дедок начал было креститься, но его рука застыла в воздухе под суровым взглядом оперуполномоченного. — Как на духу. Федька Матрос пропал еще в прошлом году…

— Федор на флоте служил, — пояснил стремящийся загладить свою вину председатель, тяжело дыша Блюхеру в ухо табаком и чесноком.

— …А вчера, под вечер, иду в свинарник, а он около забора стоит. Голова — разбитая, глаза белые, закатились. Собака у меня злючая, а тут заскулила и в конуру улезла. Я, понятное дело, бегом в избу!

— Не врет Митрич! — к разговору подключился высокий мужчина, статью и кучерявой бородой напоминавший былинного богатыря с лубочной картинки. — Я тут охотой промышляю, пошел как-то в лес под Новый год. Подстрелю, думаю, зайца, другого к праздничному столу. Собаку еще с собой взял. Я в деревню недавно приехал, так что раньше тоже ничему не верил. Люди отговаривали, а я посмеялся, взял ружье и — в лес. А там на меня покойник напал. Пес убежал, я в мертвяка стреляю, а его пули не берут! Идет на меня и скалится. Такой страх пошел: все, думаю, капут тебе пришел, Ваня! На медведя с ножом ходил, а тут — оцепенел!

— Ну и что? — спросил заинтересовавшийся рассказом охотника Лукьянов.

— В яму он попал, а иначе не стоял бы я сейчас перед вами.

— В какую такую яму?

— В звериную, — ответил Иван. — «Местные специально эти ямы делать стали, с осиновыми кольями. Иначе мертвяков ничто не берет. Знахарка из Алексеевки подсказала: с ними, говорит, как с вурдалаками, надо. Как ловушек нарыли, так попадаться стали!

— И куда же вы их деваете потом? — продолжал расспросы Лукьянов. Блюхер до глупого диалога демонстративно не снисходил.

— Крючьями вытаскиваем и сжигаем, — пояснил встрявший в разговор дедок. — А вообще места тут гиблые… Кто поумнее или помоложе — те уехали. А нас вот даже мертвяки выжить не могут. Да они и опасные только под Новый год! После — в спячку, наверное, укладываются. Вот бы их норы найти! Ведьму местную надо потрясти!

knizhnik.org

Кристмас (Александр Варго) читать онлайн книгу бесплатно

Не лучшее место для встречи Нового года выбрали сотрудники небольшой коммерческой компании. Поселок, в котором они арендовали дом для проведения «корпоратива», давно пользуется дурной славой. Предупредить приезжих об опасности пытается участковый по фамилии Аникеев. Однако тех лишь забавляют местные «страшилки». Вскоре оказывается, что Аникеев никакой не участковый, а что-то вроде деревенского юродивого. Вслед за первой сорванной маской летят и другие: один из сотрудников фирмы оказывается насильником и убийцей, другой – фанатиком идеи о сверхчеловеке, принесшим в жертву целую семью бомжей... Кто бы мог подумать, что в среде «офисного планктона» водятся хищники с таким оскалом. Чья-то смертельно холодная незримая рука методично обнажает истинную суть приезжих, но их изуродованные пороками гримасы – ничто в сравнении со зловещим ликом, который откроется последним. Здесь кончаются «страшилки» и начинается кошмар...

О книге

  • Название:Кристмас
  • Автор:Александр Варго
  • Жанр:Ужасы
  • Серия:-
  • ISBN:978-5-699-38775-5
  • Страниц:67
  • Перевод:-
  • Издательство:Эксмо
  • Год:2009

Электронная книга

Она прокралась, как тать в ночи. Один за другим падали бражники в забрызганных кровью пиршественных залах и умирали в тех самых позах, в каких настигла их смерть.

«Маска Красной смерти»

Эдгар По

События, изложенные в книге, являются плодом художественной фантазии автора. Все совпадения случайны.

Страна медленно зализывала раны после войны, и люди, запрятав в глубину души скорбь, стремились вложить в растерзанные сердца хоть немного радости. Советский Союз уже привык к празднованию Нового года.

Разукрашенную ель, как чужеземный обычай, введенный Петром I, то разрешали, то запрещали… В первые годы Cоветской власти елку наряжали благодаря вождю – Владимиру Ильичу. Батенька, несмотря на то что по его инициативе умертвили десятки тысяч священников и разрушили столько же храмов, очень любил этот, по своей сути, религиозный праздник. Но зачастую для ...

lovereads.me

Кристмас – читать онлайн бесплатно

Александр Варго

КристмасОна прокралась, как тать в ночи. Один за другим падали бражники в забрызганных кровью пиршественных залах и умирали в тех самых позах, в каких настигла их смерть.«Маска Красной смерти»Эдгар ПоСобытия, изложенные в книге, являются плодом художественной фантазии автора. Все совпадения случайны.

Страна медленно зализывала раны после войны, и люди, запрятав в глубину души скорбь, стремились вложить в растерзанные сердца хоть немного радости. Советский Союз уже привык к празднованию Нового года.

Разукрашенную ель, как чужеземный обычай, введенный Петром I, то разрешали, то запрещали… В первые годы Cоветской власти елку наряжали благодаря вождю – Владимиру Ильичу. Батенька, несмотря на то что по его инициативе умертвили десятки тысяч священников и разрушили столько же храмов, очень любил этот, по своей сути, религиозный праздник. Но зачастую для жестоких людей отдушиной является сентиментальность, и Ульянов-Ленин водил с детьми в Смольном рождественские хороводы, очевидно вспоминая полузабытый Симбирск. После кончины Ильича елку запретили, как буржуазный и поповский пережиток, и только Сталин, спустя много лет, уже перед войной, стал частично воплощать в жизнь свои крылатые слова: «Жить стало лучше, жить стало веселей…» Новый год стали отмечать, но не везде.

На XX съезде партии был развенчан культ личности, наступила так называемая «хрущевская оттепель», и старинный праздник стал неотъемлемым атрибутом каждой семьи.

Была, однако, в нашей необъятной стране маленькая деревенька, где этот праздник практически никогда не отмечался. В этот день люди запирались в своих избах и боялись выходить на улицу.Деревня Чертовка, Воронежская область, Алексеевский хутор,Борис, весна 2000 г.Видавшая виды «шестерка» съехала с асфальтированной дороги и загромыхала по щебенке. Мелкие камешки, вылетавшие из-под колес, гулко барабанили по днищу автомобиля.

– Долго еще ехать? – спросила у меня жена.

– Километров двадцать, – сказал я.

– Далековато, – заметила она.

– Ничего, зато будешь как графиня жить, – усмехнулся я. Посмотрел в зеркало заднего вида на Верочку – дочь дремала. Я сделал радио потише.

Если бы мне кто-нибудь еще год назад сказал, что я буду фермером, я бы просто посмеялся. А сейчас я, бывший преподаватель вуза с ученой степенью, Борис Николаевич Арбузов, вместе с женой Еленой и восьмилетней дочерью еду в деревню Алексеевку. Типичное для российской глубинки название.

Дочка с раннего детства страдала астмой. Врачи сразу сказали, что деревенский воздух для нее целебнее всех лекарств вместе взятых. Кроме того, у Лены было больное сердце. Денег на дорогостоящее лечение взять было неоткуда, и как-то, встретив одного давнего знакомого, я посетовал на эти невзгоды. Товарищ сразу же посоветовал взять беспроцентный фермерский кредит; оказывается, можно достаточно быстро получить свидетельство индивидуального предпринимателя, взять (за копейки или бесплатно) в аренду землю, составить бизнес-план и смело подавать документы на закупку инвентаря, техники, семян и т. д. Существуют специальные программы по развитию сельского хозяйства. А уж с торговыми организациями всегда можно договориться, чтобы реальная и отчетная цены отличались в нужную сторону. Короче, существовало множество вариантов, чтобы подлечить за счет целевого кредита супругу.

Хотя, если быть честным, этим выстрелом я хотел убить двух зайцев. Километрах в пятнадцати от Алексеевки находится местечко с колоритным названием Чертовка. Оно и являлось сейчас конечным пунктом нашей поездки. Насколько я был осведомлен, еще в дореволюционные времена там находилось имение барина, носящего фамилию Чертов. Судя по отрывочным сведениям, барин этот был богохульником, любил издеваться над своими

ruwapa.net

Детские книги про Рождество на английском по уровням сложности

Christmas Books by difficulty level

В этой статье расскажу о детских книгах на английском языке о Рожественских праздниках. Книг на эту тематику огромное количество, поделюсь только теми, что есть в электронном формате, чтобы вы смогли скачать их себе и, при желании, распечатать. Для этого кликайте на название книги. Многие книги есть в исполнении носителей на Youtube — скопируйте название и вставьте в строку поиска там, чтобы послушать произношение и интонацию прочтения. 

Книги разделила по сложности (разделение примерное, на мой взгляд, поэтому рекомендую и соседние группы просмотреть). Совсем простых книг на эту тему мне не попадалось, видимо вовсем малышам (лет до 2) еще не очень понятно, о чем вся эта празднияная суета)). И больше всего книг уже посложнее, с длинными, интересными историями, которые очень нравятся детям, но уровень должен быть достаточно продвинутый. Если будут вопросы по переводу, пишите их в комментариях, помогу разобраться.

Level 1 (Easy books)

  1. Duck and goose, it’s time for Christmas! by Tad Hills  — это самая простая книга по теме, которая мне попалась. На протяжении всей книги используется одна и та же конструкция It’s not time for… — и дальше перечисляется все, чем не время сейчас заниматься — скатываться с горки, делать снежных ангелов, строить крепости, где отлично вводится основная снежно-зимняя лексика. Смешные персонажи — друзья утенок и гусенок — оживляют эту незамысловатую историю.

It is not time for making a snowgoose. It is not time for skating. It is not time for building forts. Come on, Goose! It is time for Christmas!

2. Christmas Cats by Jean Marzollo — история про кошачье семейство, которое готовится к рождеству — убираются, украшают дом, делают и упаковывают подарки, поют и очень ждут Кото-Санту. История немного длинновата для малышей, но она достаточно быстро читается, так как буквально по 1 строчке на страничке. Текст простой, грамматика тоже (Present Simple) много лексики зимне-рождественской, приятные картинки, которые отлично иллюстрируют текст.

Christmas cats make chains. They hang the mistletoe. Christmas cats light windows. Christmas cats roll dough. … Little kittens asking, «When will Santa Cat come?»

3. Maisy’s Christmas Eve by Lucy Cousins — текст достаточно простой, многие конструкции повторяются много раз, что очень полезно для изучения языка. История длинновата, так что с маленькими вряд ли удастся дочитать до конца за один раз, но есть пару смешных моментов. Много зимне-рождественской лексики — многое можно поделать с детьми по мотивам книги, например, испечь традиционные пирожки с начинкой, упаковать подарки, сделать бумажные цепи-гирлянды на елку или попеть рождественские гимны (carols).

Everyone got ready for Christmas. They made mince pies, wrapped presents and put up paper chains. All together they decorated the Christmas tree.

4. Clifford’s first Christmas by Norman Bridwell — Песика Клиффорда многие знают и любят и эта история про его первое в жизни Рождество, когда он еще был маленьким щенком. Рассказывается как в канун Рождества украсили елку, легли спать, ночью отправились на поиск приключений и встретили Санту, а на утро нашли свои подарки. Тескт несложный, по 1-2 строчки на странице. Будет очень полезным узнать названия игрушек — подарков.

Santa told us we had to go to sleep so that he could deliver our presents. In the morning, we found he had left a little gift for Clifford. And there were lots of gifts for the rest of us, too.

5. Can you see what I see? by Walter Wick  — здесь нет истории, это книжка — игра, похожая на игру- находилку I spy with my little eye — нужно на каждой странице найти то, что спрашивается, причем все спрашиваемые слова иллюстрированы картинками на этой же странице, так что не нужно ничего придумывать, чтобы объяснить что это. В конце книги еще раз показаны все слова, которые нужно было найти на страницах книги, в итоге 48 слов можно отлично закрепить. Отрабатывается вопрос Can you see… Понравилось, что рифмуются слова на соседних страничках:

  • Can you see a horse, a snowman, a moon?
  • Can you see a ring, a sled, spoon?

Level 2 (More difficult books)

 

  1. And then in a twinkling by Patrick Regan — очень приятная книга о том, что вроде только праздновали Хеллоуин, а уже рождество. О том, что будет праздничная суета, но не стоит забывать о чем этот праздник (легкий религиозный подтекс). Очень приятные акварельные картинки, текст несложный, рифмованный, по 2 строчки на развороте.
  • So don’t miss the wonder while lost in to-does,
  • Because in a twinking… this day will be through.

2. Merry Christmas, Big Hungry Bear! by Don Wood — возможно вам главные герои уже знакомы по книге этого же автора The little mouse, the red ripe strawberry and the big hungry bear (это книга из книжного клуба). Здесь также повестование идет от лица автора, который как будто беседует с мышкой, при этом ответов мышки нет, мы о них только догадываемся из контекста. На этот раз мышка готовится к новому году, нарядила елку, приготовила себе подарки. А автор и говорит ей, что мол, хорошо тебе, а вот медведю никто и никогда не дарил подарков, даже Санта. Что решает сделать мышка, вы узнаете, если прочитаете эту книгу)). Скажу одно — очень правильная книга!

BOO, HOO, HOO. Every Christmas he sits alone in his cold, dark cave, and PLOP, PLOP, PLOP, tears fall from his big, hungry eyes. Little mouse, what are you doing? Oh, I see. What a brave little mouse you are.

 3. Russel’s Christmas Magic by Rob Scotton — вот тут история уже поинтереснее, моим детям нравятся именно такие, с движухой, где можно и посмеяться и попереживать и порадоваться счастливому концу! Текст уже немного посложнее, более художественный, по сравнению с книгами предыдущей группы, но его немного на каждой странице, так что достоточно просто будет понять смысл, благодаря иллюстрациям.  Очень классное оформление книги — шикарные иллюстрации, креативное расположение картинок и текста на страницах

Up, up, higher and higher they flew. Through the magical Northern Lights they passed. They visited all the children of the world, and left presents for each and evryone.

4. Merry Christmas, Splat — эту книгу не нашла в pdf (постараюсь свою отсканировать и добавить позже), но очень хотелось поделиться ею — уж очень она нравится детям. Автор Rob Scotton достаточно известный и у него целая серия про этого забавного кота (предыдущая книга тоже его). Текст несложный, на некоторых страницах по абзацу, на каких-то по строчке.  Сплэт написал письмо Санте с припиской, что он хорошо себя вел, но сестренка заронила зерно сомнения по этому поводу. И тогда он стал из-зо всех сил стараться быть хорошим: помыл чистую посуду, нарядил наряженную елку)) и очень устал при этом! Очень смешная история и оформление книги очень радует.

5. How do Dinosaurs say Merry Christmas? — серия про динозавров тоже довольно известна — она очень поучительная, так как ребенок наверняка будет ассоциировать себя с динозаврами. А структура книги всегда примерно одинаковая — сначала задаются вопросы ведет ли себя динозавр плохо. А потом говорится, что нет, он себя вот так хорошо ведет. Ситуации разные, но формат один и тот же. Текст рифмованный, несложный, много интересной лексики.

Does he up-end the stockings right onto the floor? Does he pick out the best gifts so he will have more? No… a dinosaur doesn’t. He carols with care. He hepls trim the tree so no branches are bare.

*заранее прошу прощения за пдф — первая страница белая и еще парочку пустых, но это личшние страницы, ничего не пропущено, постараюсь их удалить позже).

6. Bear stays up for Christmas by Karma Wilson — еще одна из моих самых любимых книг. Шикарная рифма, чудесные картинки, история замечательная — не даром эта книга — бестселлер. (кстати, она есть в нашем книжном клубе*). История о том, как друзья медведя решили показать ему рождество, поэтому всю дорогу занимают его всякими предпраздничными делами, чтобы он не уснул. и им это удается! Финал очень смешной:) Текст богатый, но общий смысл легко понять, даже если не поймете каких-то слов.

Back at the cave Gopher brews mint tea and Mole pops corn to string upon the tree. Raven and Wren bake a fresh fruit cake. The friends do their best to keep Bear awake. 

7. Mog’s Christmas by Judith Kerr — Автор и серия книг про кошку Мог тоже довольно известная и тоже считается классикой. Теста много, но он довольно простой. История о том, как Мог не понравилось, что все были чем-то заняты в преддверии Рождества, никто с ней не играл и она вышла и улеглась на подоконник. А потом она увидела шагающую елку, которая еще и заговорила с ней! Чтобы она ее не поймала, Мог решила спрятаться на крыше дома. Чем закончилась эта забавна история узнаете из книги!

«It’s Santa Claus!» cried one of the aunts. «No, dear,» said the other aunt, «Santa Claus does not have a tail.» 

8. Little duck’s first Christmas by Dawn Richards — интересная и поучительная история о маленьком утенке, который переживал, был ли он хорошим в этом году и принесет ли ему Санта-медведь подарок на его первое в жизни Рождество. Он придумал, что хорошего он может сделать — приготовить маме с папой подарок. Он отправился на рождественскую ярмарку, но по дороге заигрался с друзьями (почти вся зимняя игровая лексика встречается) и ярмарка закрылась. Несчастный утенок лег спать, а что случилось дальше — ищите в книге)) История достаточно длинная, но текст несложный и картинки прекрасно его иллюстрируют.

«But I haven’t been good,» whispered Little Duck. «You’ve had a very good try,» laughed the Christmas Bear, «and that’s what counts».

9. The night before Chrismas by Clement C. Moore  — еще один бестселлер, поэтому у этой книги множество вариантов издания с разными иллюстраторами, не удивляйтесь, если вам встретится другая внешне книга. текст в стихах и рифма такая легкая, что просто поется, а не читается). и именно из этой книги мы узнали как зовут оленей Санты (здесь его называют Святым Николасом), которого автор тоже очень подробно описал.

His eyes, how they twinkled! His dimples, how merry! His cheeks were like roses, his nose like a cherry! His droll little mouth was drawn up like a bow, And the beard on his chin was as white as the snow.

Level 3 (Even more difficult books)

Grumpy Badger’s Christmas by Paul Bright

Christmas Adventure by Roderick Hunt

A message for Santa by Tony Ross and Hiawyn Oram

The Nutcracker’s night before Christmas by Keith Brockett

The hedgehog’s Christmas tree by Kathryn Jackson

A Christmas Journey by Hans Wilhelm

Little Whistle’s Christmas by Cynthia Rylant

The family Christmas book by Tomie de Paola

Pooh’s jingle bells by Kathleen Zoehfeld

How the Grinch stole the Christmas by Dr Seuss

Level 4 (The most challenging books)

Findus at Christmas by Sven Nordqvist

Rudolph the red-nosed reindeer by Barbara Shook (pictures by Richard Scarry)

Merry Christmas Samantha Reindeer by Eugen Bradley Coco

Nate the Great and the crunchy Christmas by Marjorie Weinman Sharmat

The luckiest Christmas tree ever by Cathy Marks

 

A wish to be a Christmas Tree by Colleen Monroe 

Slushy the snowman and the hot chocolate incident by Holly-Ann Divey

 

 

Еще интересные статьи на сайте:

lingvakids.ru

Книга: Christmas

Chimes ChristmasChristmas Chimes and New Year RhymesЭта книга будет изготовлена в соответствии с Вашим заказом по технологии Print-on-Demand. Книга представляет собой репринтное издание. Несмотря на то, что была проведена серьезная работа по… — Книга по Требованию, (формат: 155x180, 10 стр.) - Подробнее...2011596бумажная книга
Evans ChristmasSermons of Christmas Evans — Public Domain, (формат: 155x180, 10 стр.) электронная книга Подробнее...электронная книга
Jessica GreenwellChristmasWARNING! Not suitable for children under 36 months because of small parts. Choking Hazard This title includes fifteen festive activities using simple sewing techniques. Christmassy projects include a… — Usborne, (формат: 155x180, 10 стр.) - Подробнее...2009686бумажная книга
ChristmasA colouring book with simple festive scenes and stickers to decorate the completed pictures. Christmas scenes include Playing in the snow, Santa's workshop and Decorating the Christmas tree — Usborne, (формат: 155x180, 10 стр.) First Colouring Books Подробнее...2015359бумажная книга
ChristmasSay hello to Santa and his reindeer in this magical carry-around Christmas book. Designed with a handle, this book will make learning first words fun for your baby! Bloomsbury's Carry and Play board… — Bloomsbury, (формат: 155x180, 10 стр.) Carry and Play Подробнее...2016634бумажная книга
Felicity BrooksChristmasTurn the pages of this beautifully illustrated book to share all the magic of Christmas with little children — Usborne Publishing Ltd., (формат: 155x180, 10 стр.) Usborne Very First Words Подробнее...2013474бумажная книга
ChristmasCelebrate birthdays&anniversaries with colorful birthstone charms and zodiac signs. Valentine's Day with Cupid's heart charm. and Mother's Day with vintage love beads. Christmas with jingle-bell… — (формат: 155x180, 10 стр.) Подробнее...25бумажная книга
CHRISTMAS LP + CD — (формат: 155x180, 10 стр.) Подробнее...1419бумажная книга
Priddy RogerChristmas — Priddy Books, (формат: 155x180, 10 стр.) Sticker Friends Подробнее...2016350бумажная книга
Priddy RogerChristmas — Priddy Books, (формат: 155x180, 10 стр.) Mini Tab Books Подробнее...2016439бумажная книга
Priddy RogerChristmasISBN:978-1-78341-294-5 — Priddy Books, (формат: 155x180, 10 стр.) Подробнее...2016551бумажная книга
Brooks FelicityChristmasThis charmingly illustrated rub-down transfer book contains eleven gorgeous scenes to colour in and complete with transfers. Bring a gingerbread village, a frozen lake, snowy trees and even some… — Usborne, (формат: 155x180, 10 стр.) Rub-Down Transfer Books Подробнее...2017893бумажная книга
Boettcher Karl-HeinzChristmas is Coming (+ Audio CD)Christmas is coming, comprising comprehensive teacher's notes and a set of copy masters, is here to help teachers make the most of the weeks leading up to Christmas in their classrooms. All the… — Klett, (формат: 155x180, 10 стр.) - Подробнее...20123633бумажная книга
Boettcher Karl-HeinzChristmas is Coming (+ Audio CD)Christmas is coming, comprising comprehensive teacher`s notes and a set of copy masters, is here to help teachers make the most of the weeks leading up to Christmas in their classrooms. All the… — KLETT, (формат: 155x180, 10 стр.) Подробнее...20124556бумажная книга
Ruth HobartChristmas FunChristmas Fun with its beautiful illustrations, captures that typically‘English’ Christmas atmosphere. Father Christmas introduces the children to Rudolph, the red-nosed reindeer and his team. He… — CIDEB, (формат: 155x180, 10 стр.) - Подробнее...2012568бумажная книга

dic.academic.ru