Кроличья нора или Что мы знаем о себе и Вселенной. Книга кроличья нора


Кроличья нора или Что мы знаем о себе и Вселенной

О книге "Кроличья нора или Что мы знаем о себе и Вселенной"

Книга «Кроличья нора или Что мы знаем о себе и Вселенной» может открыть читателям нечто новое и удивительное. Её можно назвать учебником, который вмещает в себе знания из самых разных областей и наук. Это и естествознание, и физика, и даже история и религия. Поразительно, каким интересным образом всё это объединяется в нашей Вселенной. Ведь это один большой мир, в котором всё взаимосвязано. При этом книга читается легко, не вызывая затруднений.

Наверняка, каждый человек хоть раз задавался вопросом, на который у него не было ответа. Одним из глобальных вопросов. Например, это могла быть мысль: «Кто я в этом мире? В чём моё призвание?» Однозначный ответ дать сложно, а чаще всего – невозможно. Есть много других интересных и необычных вопросов, которые рассмотрены в этой книги. Авторы предлагают погрузиться в неё, словно в кроличью нору, и пуститься в невероятное путешествие по тайнам Вселенной.

На протяжении чтения в книге можно встретить вопросы, которые вызывают замешательство. Они заставят отложить книгу и серьёзно поразмыслить. Что такое реальность? Создаёт ли человек реальность или подстраивается под неё, наивно полагая, что может что-то решить? Можно ли изменить судьбу, и существует ли она вообще? Есть ли жизнь на Марсе? Возможно ли волшебство? Столько интересных вопросов, и на некоторые из них современные учёные уже могут дать ответы. А о других придётся всё ещё подумать, ища ответы. Книга будет интересна и познавательна, после её прочтения мир видится совсем иначе.

Произведение относится к жанру Психология. Оно было опубликовано в 2011 году издательством Эксмо-Пресс. Книга входит в серию "Выбор редакции (обложка)". На нашем сайте можно скачать книгу "Кроличья нора или Что мы знаем о себе и Вселенной" в формате fb2, rtf, epub, pdf, txt или читать онлайн. Рейтинг книги составляет 3.85 из 5. Здесь так же можно перед прочтением обратиться к отзывам читателей, уже знакомых с книгой, и узнать их мнение. В интернет-магазине нашего партнера вы можете купить и прочитать книгу в бумажном варианте.

avidreaders.ru

Кроличья нора читать онлайн, Ганн Джеймс

Они существовали во вспышке света, которая царила в их снах и наяву. Они слышали ее, белый шум, постоянно присутствующий на заднем плане; обоняли под наплывами вони человеческих и машинных миазмов, ощущали как уродливую деформацию мира, ели на завтрак вместе со своей овсянкой. Внешние экраны мониторов были пусты. Их выключили; никто не помнил, когда и кем это было сделано. Зато знали, что яростное свечение совсем близко, за стенами корабля. Это единственное, в чем они были уверены, с тех пор как вошли в червоточину.

– Никому не известно, что происходит внутри червоточины, - заявил Адриан Мает, поворачиваясь в своем кресле, лицом к бесполезным панелям управления.

– Если не считать нас, - ответила Френсис Фармстед.

Они были в командном отсеке корабля. Хотя управлять они не могли, но, словно по приказу, сошлись здесь.

– Если бы мы только точно знали, что происходит, - вздохнул Адриан. - Или хотя бы запоминали - от одной встречи до другой.

– Надо бы делать заметки.

– Я пытался, - бросил Адриан. Он оставил сам себе напоминание на верхнем листке блокнота и сейчас показал его Френсис: делать заметки. - Но я так и не нашел ни одной записи, ни от руки, ни в компьютере.

– Странно, - пожала плечами Френсис, откинувшись на спинку кресла. - Придется попытаться мне.

– Понимаешь, все так, словно нет ни «до», ни «после».

– Загадка, - согласилась Френсис. Она сидела на таком же вращающемся кресле рядом с Адрианом, в свободном комбинезоне цвета хаки. - Всего минуту назад, отметил Адриан, на ней было что-то вроде обтягивающего боди. Нет, это была Джессика, и не минутой раньше, а до того, как они вошли в червоточину.

– Значит, загадку нужно решать, - продолжала Френсис. - Как Эллери Квин или Ниро Вулф. Собрать воедино кусочки головоломки.

– Тут что-то неладно, - покачал головой Адриан, - только вот не помню, что именно. Вероятно, в этом-то и вся беда. Мы не можем вспомнить.

– Надо бы делать заметки, - сказала Френсис.

– Мы долго разгонялись, а потом…

Корабль был создан по чертежам инопланетян. Это само по себе удивительно, но еще более странным казалось то, что схемы были взяты из послания, переданного энергетическими лучами, перехваченного Службой поиска внеземных цивилизаций, расшифрованного компьютерным гением и контрабандой внедренного в нелюбознательный мир под видом труда об НЛО, озаглавленного «Дар со звезд». Адриан обнаружил его на прилавке с уцененными книгами, понял, что чертежи можно пустить в дело, и Френсис помогла ему разыскать автора, Питера Кавендиша, оказавшегося к тому времени в психиатрической лечебнице. Однако то, что автор считался сумасшедшим, еще не означало, будто все его идеи безумны. Законченный бюрократ Уильям Мейкпис принял рассуждения Кавендиша всерьез, и хотя попытался остановить Адриана и Френсис, те сообщили информацию остальному миру. То, чего боялся Мейкпис, не произошло, но и Френсис с Адрианом не добились ожидаемого результата. Вместо строительства корабля мир занялся получением антивещества и использовал схемы двигателей для решения энергетических проблем. Земля на глазах превращалась в утопию, о которой мечтало человечество. Никому больше не хотелось летать в космос, если не считать нескольких смутьянов. У Совета по энергетике ушло десять лет, чтобы понять, насколько будет лучше для оставшихся, если «диссиденты» уберутся прочь. Недовольным понадобилось еще пять лет, чтобы построить корабль. Но стоило лишь запустить двигатели, как корабль, управляемый троянским конем, который сами космонавты считали программой, очертя голову, ринулся в космос.

Перед экипажем встала проблема: стоит ли пытаться перепрограммировать компьютер, чтобы взять в свои руки управление кораблем? Но куда еще они направятся? Если продолжать полет по пути, проложенному чужаками, они могут найти ответ на другие вопросы, мучившие их с самого начала: зачем инопланетяне послали на Землю чертежи корабля? Что им нужно от человечества? Что люди обнаружат в конце путешествия? Что произойдет там, куда они прибудут. Если прибудут…

Корабль работал. В отличие от большинства земных конструкций (хотя строили его люди, которые могли ошибаться, и притом собирали буквально из отбросов), все механизмы действовали без сбоев и неполадок. Набирая ускорение, корабль миновал орбиты Марса, Юпитера, Сатурна, Урана, Нептуна и, наконец, Плутона. Они покинули Солнечную систему всего за тринадцать дней. Выход из Облака Оорта занял еще четыре дня.

После полутора лет жизни в вынужденной близости с двумя сотнями соседей, необходимости вдыхать их запахи, слушать знакомые анекдоты, обороты речи, покашливание, есть регенерированную пищу, атмосфера на корабле накалилась. К этому времени Джессика Булер сумела «раскопать» программу чужаков, и теперь им пришлось бороться с искушением нажать кнопку, которая отдала бы корабль в их власть - и, возможно, навеки отняла бы истинную цель путешествия.

– Все это я помню, - пробормотал Адриан, потирая виски. - Но что случилось потом?

Позади них Солнце постепенно превращалось в очередную звезду из мириад рассыпанных по небу, и хотя звезды были повсюду, путешественников не покидало ощущение того, что они ушли невозвратно далеко от всего имевшего смысл. Но тут космическая пустота открыла пылающий глаз и злобно уставилась на них.

– Это было похоже на белую нору, - внезапно сказала Френсис…

***

Бешено столкнувшиеся силы безжалостно разрывали их тела в противоположных направлениях, руки и ноги стремились в разные стороны, а внутренние органы словно решили поменяться местами…

Пылающий глаз слепил.

Джессика протянула руку, которая, будто по собственной воле, хлопнула по кнопкам отключения внешних мониторов наблюдения. Относительная темнота показалась настоящим блаженством, но людей по-прежнему выворачивало наизнанку. Если бы время существовало, они могли бы сказать, что это продолжалось целую вечность. Однако судороги и конвульсии неожиданно прекратились, словно их и не было.

Командный отсек наполнился зловонием страха.

– Думаю, мы в червоточине, - заключил Адриан, словно это все объясняло.

– Что это? - удивилась Френсис. Она сидела на одном из кресел перед панелью управления, оказавшейся совершенно бесполезной с тех пор, как корабль начал двигаться. Теперь все показания вертелись на экране в безумной пляске.

– Какие-то искажения. Ведь до сих пор в червоточине никто не бывал.

– Но какие-то предположения есть? - допытывалась Френсис.

– По идее, червоточина должна куда-то вести, - объяснил Адриан. - Мы вошли с одного конца; значит, где-то есть другой, и оба они соединены через гиперпространство. Физики считают, что они должны выглядеть, как черные дыры, только без горизонтов.

– По-моему, больше похоже на белую дыру, - заметила Френсис.

– Некоторые ученые предполагают, что относительное движение входов в червоточину превращает энергию космического микроволнового фона в видимый свет и создает что-то вроде интенсивного сведения.

– Жаль, что они никогда не узнают, насколько были правы, - вставила Джессика. Она стояла между Адрианом и Френсис, положив руки на спинки кресел.

– А что, эти штуки… червоточины, они повсюду? - не унималась Френсис.

Адриан покачал головой.

– Естественные червоточины должны быть маленькими и недолговечными. Эта создана искусственно.

– Но кому понадобилось создавать червоточину? - удивилась Френсис.

– Для того чтобы как можно быстрее перебраться с одного конца Вселенной на другой. Это может объяснить, почему Питер получил послание в энергетических лучах. Передача сообщения на межзвездные расстояния могла затянуться на века или тысячелетия, если расстояния были действительно велики. Но если они исходили из того конца червоточины, что находится вблизи Солнечной системы, значит, могли прибыть менее чем через год. И тот, кто находился на другом конце, знал, где мы, а может, и следил за нашими передвижениями.

– Но что они могли увидеть отсюда? - возразила Джессика. - Даже Солнце ничем не отличается от обычной звезды!

– Они могли засечь передачу энергии, радио- и телепередачи.

– Все равно, бред какой-то, - стояла на своем Френсис. - Кто мог такое сотворить?

– Создания, чей научный потенциал неизмеримо превышает наш, - заявил Адриан. - Те, кого физик Кип Торн назвал «бесконечно прогрессирующей цивилизацией».

– Ты сказал, что червоточины должны быть недолговечны, - вставила Джессика. - Но эта, похоже, многое выдержала.

– Значит, они должны были не только создать ее, но и предохранять от разрушения. Ученые считают, что это требует использования того, что они называют «экзотической материей», имеющей среднюю плотность негативной энергии, одной из характеристик которой и является способность растягивать стенки червоточины, вместо того чтобы позволить им рухнуть.

– Как антигравитация, - догадалась Джессика.

– И что все это означает? - поинтересовалась Френсис.

– Мы внутри чего-то, не относящегося к нашей реальности, - пояснила Джессика, - и это «что-то», если повезет, уведет нас так далеко от Земли и Солнца, что мы не сможем увидеть их в ночном небе.

– А если не повезет? - настаивала Френсис.

– Мы закончим наши дни здесь, или червоточина разрушится прямо с нашим кораблем внутри, и мы застрянем в гиперпространстве.

– Примерно так, - рассеянно согласился Адриан, глядя в блокнот.

– Что стряслось? - встревожилась Френсис. - Кроме того, что мы заблудились.

Адр ...

knigogid.ru

Читать онлайн книгу Кроличья нора

сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 2 страниц)

Назад к карточке книги
Джеймс ГаннКРОЛИЧЬЯ НОРА

Перевод с английского:

Т. Перцева

Они существовали во вспышке света, которая царила в их снах и наяву. Они слышали ее, белый шум, постоянно присутствующий на заднем плане; обоняли под наплывами вони человеческих и машинных миазмов, ощущали как уродливую деформацию мира, ели на завтрак вместе со своей овсянкой. Внешние экраны мониторов были пусты. Их выключили; никто не помнил, когда и кем это было сделано. Зато знали, что яростное свечение совсем близко, за стенами корабля. Это единственное, в чем они были уверены, с тех пор как вошли в червоточину.

– Никому не известно, что происходит внутри червоточины, – заявил Адриан Мает, поворачиваясь в своем кресле, лицом к бесполезным панелям управления.

– Если не считать нас, – ответила Френсис Фармстед.

Они были в командном отсеке корабля. Хотя управлять они не могли, но, словно по приказу, сошлись здесь.

– Если бы мы только точно знали, что происходит, – вздохнул Адриан. – Или хотя бы запоминали – от одной встречи до другой.

– Надо бы делать заметки.

– Я пытался, – бросил Адриан. Он оставил сам себе напоминание на верхнем листке блокнота и сейчас показал его Френсис: делать заметки. – Но я так и не нашел ни одной записи, ни от руки, ни в компьютере.

– Странно, – пожала плечами Френсис, откинувшись на спинку кресла. – Придется попытаться мне.

– Понимаешь, все так, словно нет ни «до», ни «после».

– Загадка, – согласилась Френсис. Она сидела на таком же вращающемся кресле рядом с Адрианом, в свободном комбинезоне цвета хаки. – Всего минуту назад, отметил Адриан, на ней было что-то вроде обтягивающего боди. Нет, это была Джессика, и не минутой раньше, а до того, как они вошли в червоточину.

– Значит, загадку нужно решать, – продолжала Френсис. – Как Эллери Квин или Ниро Вулф. Собрать воедино кусочки головоломки.

– Тут что-то неладно, – покачал головой Адриан, – только вот не помню, что именно. Вероятно, в этом-то и вся беда. Мы не можем вспомнить.

– Надо бы делать заметки, – сказала Френсис.

– Мы долго разгонялись, а потом…

Корабль был создан по чертежам инопланетян. Это само по себе удивительно, но еще более странным казалось то, что схемы были взяты из послания, переданного энергетическими лучами, перехваченного Службой поиска внеземных цивилизаций, расшифрованного компьютерным гением и контрабандой внедренного в нелюбознательный мир под видом труда об НЛО, озаглавленного «Дар со звезд». Адриан обнаружил его на прилавке с уцененными книгами, понял, что чертежи можно пустить в дело, и Френсис помогла ему разыскать автора, Питера Кавендиша, оказавшегося к тому времени в психиатрической лечебнице. Однако то, что автор считался сумасшедшим, еще не означало, будто все его идеи безумны. Законченный бюрократ Уильям Мейкпис принял рассуждения Кавендиша всерьез, и хотя попытался остановить Адриана и Френсис, те сообщили информацию остальному миру. То, чего боялся Мейкпис, не произошло, но и Френсис с Адрианом не добились ожидаемого результата. Вместо строительства корабля мир занялся получением антивещества и использовал схемы двигателей для решения энергетических проблем. Земля на глазах превращалась в утопию, о которой мечтало человечество. Никому больше не хотелось летать в космос, если не считать нескольких смутьянов. У Совета по энергетике ушло десять лет, чтобы понять, насколько будет лучше для оставшихся, если «диссиденты» уберутся прочь. Недовольным понадобилось еще пять лет, чтобы построить корабль. Но стоило лишь запустить двигатели, как корабль, управляемый троянским конем, который сами космонавты считали программой, очертя голову, ринулся в космос.

Перед экипажем встала проблема: стоит ли пытаться перепрограммировать компьютер, чтобы взять в свои руки управление кораблем? Но куда еще они направятся? Если продолжать полет по пути, проложенному чужаками, они могут найти ответ на другие вопросы, мучившие их с самого начала: зачем инопланетяне послали на Землю чертежи корабля? Что им нужно от человечества? Что люди обнаружат в конце путешествия? Что произойдет там, куда они прибудут. Если прибудут…

Корабль работал. В отличие от большинства земных конструкций (хотя строили его люди, которые могли ошибаться, и притом собирали буквально из отбросов), все механизмы действовали без сбоев и неполадок. Набирая ускорение, корабль миновал орбиты Марса, Юпитера, Сатурна, Урана, Нептуна и, наконец, Плутона. Они покинули Солнечную систему всего за тринадцать дней. Выход из Облака Оорта занял еще четыре дня.

После полутора лет жизни в вынужденной близости с двумя сотнями соседей, необходимости вдыхать их запахи, слушать знакомые анекдоты, обороты речи, покашливание, есть регенерированную пищу, атмосфера на корабле накалилась. К этому времени Джессика Булер сумела «раскопать» программу чужаков, и теперь им пришлось бороться с искушением нажать кнопку, которая отдала бы корабль в их власть – и, возможно, навеки отняла бы истинную цель путешествия.

– Все это я помню, – пробормотал Адриан, потирая виски. – Но что случилось потом?

Позади них Солнце постепенно превращалось в очередную звезду из мириад рассыпанных по небу, и хотя звезды были повсюду, путешественников не покидало ощущение того, что они ушли невозвратно далеко от всего имевшего смысл. Но тут космическая пустота открыла пылающий глаз и злобно уставилась на них.

– Это было похоже на белую нору, – внезапно сказала Френсис…

***

Бешено столкнувшиеся силы безжалостно разрывали их тела в противоположных направлениях, руки и ноги стремились в разные стороны, а внутренние органы словно решили поменяться местами…

Пылающий глаз слепил.

Джессика протянула руку, которая, будто по собственной воле, хлопнула по кнопкам отключения внешних мониторов наблюдения. Относительная темнота показалась настоящим блаженством, но людей по-прежнему выворачивало наизнанку. Если бы время существовало, они могли бы сказать, что это продолжалось целую вечность. Однако судороги и конвульсии неожиданно прекратились, словно их и не было.

Командный отсек наполнился зловонием страха.

– Думаю, мы в червоточине, – заключил Адриан, словно это все объясняло.

– Что это? – удивилась Френсис. Она сидела на одном из кресел перед панелью управления, оказавшейся совершенно бесполезной с тех пор, как корабль начал двигаться. Теперь все показания вертелись на экране в безумной пляске.

– Какие-то искажения. Ведь до сих пор в червоточине никто не бывал.

– Но какие-то предположения есть? – допытывалась Френсис.

– По идее, червоточина должна куда-то вести, – объяснил Адриан. – Мы вошли с одного конца; значит, где-то есть другой, и оба они соединены через гиперпространство. Физики считают, что они должны выглядеть, как черные дыры, только без горизонтов.

– По-моему, больше похоже на белую дыру, – заметила Френсис.

– Некоторые ученые предполагают, что относительное движение входов в червоточину превращает энергию космического микроволнового фона в видимый свет и создает что-то вроде интенсивного сведения.

– Жаль, что они никогда не узнают, насколько были правы, – вставила Джессика. Она стояла между Адрианом и Френсис, положив руки на спинки кресел.

– А что, эти штуки… червоточины, они повсюду? – не унималась Френсис.

Адриан покачал головой.

– Естественные червоточины должны быть маленькими и недолговечными. Эта создана искусственно.

– Но кому понадобилось создавать червоточину? – удивилась Френсис.

– Для того чтобы как можно быстрее перебраться с одного конца Вселенной на другой. Это может объяснить, почему Питер получил послание в энергетических лучах. Передача сообщения на межзвездные расстояния могла затянуться на века или тысячелетия, если расстояния были действительно велики. Но если они исходили из того конца червоточины, что находится вблизи Солнечной системы, значит, могли прибыть менее чем через год. И тот, кто находился на другом конце, знал, где мы, а может, и следил за нашими передвижениями.

– Но что они могли увидеть отсюда? – возразила Джессика. – Даже Солнце ничем не отличается от обычной звезды!

– Они могли засечь передачу энергии, радио– и телепередачи.

– Все равно, бред какой-то, – стояла на своем Френсис. – Кто мог такое сотворить?

– Создания, чей научный потенциал неизмеримо превышает наш, – заявил Адриан. – Те, кого физик Кип Торн назвал «бесконечно прогрессирующей цивилизацией».

– Ты сказал, что червоточины должны быть недолговечны, – вставила Джессика. – Но эта, похоже, многое выдержала.

– Значит, они должны были не только создать ее, но и предохранять от разрушения. Ученые считают, что это требует использования того, что они называют «экзотической материей», имеющей среднюю плотность негативной энергии, одной из характеристик которой и является способность растягивать стенки червоточины, вместо того чтобы позволить им рухнуть.

– Как антигравитация, – догадалась Джессика.

– И что все это означает? – поинтересовалась Френсис.

– Мы внутри чего-то, не относящегося к нашей реальности, – пояснила Джессика, – и это «что-то», если повезет, уведет нас так далеко от Земли и Солнца, что мы не сможем увидеть их в ночном небе.

– А если не повезет? – настаивала Френсис.

– Мы закончим наши дни здесь, или червоточина разрушится прямо с нашим кораблем внутри, и мы застрянем в гиперпространстве.

– Примерно так, – рассеянно согласился Адриан, глядя в блокнот.

– Что стряслось? – встревожилась Френсис. – Кроме того, что мы заблудились.

Адриан показал им листок, на котором кто-то написал: делать заметки.

– Неплохая идея, – оживилась Френсис.

– Разумеется. Только это не я писал. То есть не помню, чтобы я это писал. Помню, что напишу это…

Он смущенно огляделся.

– И я помню, – оживилась Френсис. – Но этого не случится…

– Что происходит? – спросила Джессика.

Адриан заключил слова в квадрат и нарисовал по бокам еще два квадратика.

– Пространство внутри червоточины иное. Вероятно, и время тоже. Пространство и время – часть того же самого континуума. Так что мы должны быть готовы к неприятностям. Например, в какой-то момент я могу сказать: «Словно никогда не было ни до, ни после». Но это неверно. «До» может произойти после «после».

– Вроде того, когда ты вспоминаешь еще не случившееся, – хмыкнула Френсис.

– Или не помнишь того, что уже случилось, – добавила Джессика.

– Плоха та память, которая работает только обратным ходом, – нахмурилась Френсис.

– Почему у меня такое чувство, словно ты кого-то цитируешь? – покачала головой Джессика. – Если не считать того факта, что ты вечно кого-то цитируешь.

– Это из «Алисы в Стране чудес», – пояснила Френсис. – Вернее, из продолжения, «Алиса в Зазеркалье». А все это пришло мне на ум, потому что мы, как Алиса, провалились в кроличью нору, а в Стране чудес все вверх тормашками.

– Вряд ли мы найдем какие-то ответы в детских книжках, – раздраженно бросила Джессика.

– Беда в том, – возразила Френсис, – что нам придется пережить нечто невообразимое. Если, конечно, мы не найдем, за что цепляться.

– Что же именно? – скептически осведомилась Джессика.

– Попав в кроличью нору, Алиса встретила говорящих кроликов, курящую гусеницу, исчезающих котов и прочих безумцев. Может, и нам придется столкнуться с чем-то в этом роде. Если мы станем относиться к этому, как к приключениям в Стране чудес – встречаясь с необычным, но не поддаваясь ему – значит, сумеем справиться.

За люком, ведущим в остальную часть корабля, раздался дробный топот ног. Френсис и Джессика переглянулись и уставились на Адриана.

– Похоже, это дети, – медленно выговорила Джессика.

– Все чудесится и чудесится, – добавила Френсис.

***

Среди ночи Адриан услышал шуршание, затем чей-то вздох. Он нажал кнопку переключателя рядом с койкой, и верхний плафон залил крошечное помещение мягким светом. У порога стояла Джессика, высвобождая руку из тонкого облегающего комбинезона – больше на ней ничего не было.

– Что ты здесь делаешь? – спросил Адриан, вскочив так порывисто, что перед глазами все поплыло.

– Не хотела тебя будить, – прошептала Джессика.

– Что тебе нужно в моей комнате?

Джессика огляделась с таким видом, словно обрабатывала вопрос на компьютере.

– Не знаю. Это казалось… вполне естественным. Теперь уже не могу вспомнить.

Адриан уставился на обнажившееся тело Джессики: гладкую кожу, изящные изгибы. Он словно впервые увидел в ней не члена команды, а просто женщину.

– Проклятая червоточина, – досадливо буркнула Джессика, продевая руки в рукава и поспешно застегивая молнию.

Но теперь все изменилось. Теперь, увидев в Джессике женщину, он просто не мог думать о ней как о коллеге. Но придется, непременно придется, об этом позаботится червоточина.

– Что здесь происходит? – раздался чей-то голос. Это оказалась Френсис, приземистая и кругленькая в своей пижаме. Она почти заполнила оставшееся пространство.

– Трудно сказать, – выдавил Адриан. Френсис перевела взгляд с него на Джессику и обратно.

– А по-моему, ничуть, – возразила она. – Будь это романтическим фильмом, в следующей сцене любовники с виноватым видом отскочили бы друг от друга. В готическом жанре они замышляли бы страшное преступление. Ну а в детективе собирались бы прикончить друг друга.

– Это фарс, – мрачно бросил Адриан.

– Когда люди без всяких видимых причин забредают в чужие комнаты и оказываются в смешном положении, – добавила Джессика.

Но подозрения Френсис ничуть не улеглись.

– О, причина есть. Она есть всегда.

– Ты забываешь об инверсиях червоточины, – смущенно напомнил Адриан.

– Какие бы причинно-следственные проблемы у нас ни появились, это полуночное свидание не случайно, – настаивала Френсис, глядя на Джессику так, словно между ними велось негласное состязание, и соперница нарушила правила.

– Признаюсь, это выглядит не совсем прилично, – кивнула Джессика, – но я не собиралась соблазнять Адриана.

Адриан поежился.

– Мне это показалось вполне естественным, – повторила Джессика.

– Разумеется, – кивнула Френсис.

– Ты знаешь, о чем я. Ничего не планировалось заранее. Мне просто показалось, что подобное бывало раньше.

– Ничуть не удивлена, – фыркнула Френсис.

– Если это бывало.

– Не бывало, – заверил Адриан.

– А ты вообще не лезь, – хором заявили девушки.

Адриан перевел удивленный взор с одной на другую. Френсис вдруг рассмеялась.

– Ты похож на Кэри Гранта в «Ужасной истине», – заявила она, но тут же вновь стала серьезной.

– Нам действительно следует прийти к согласию.

– Знаю, – согласилась Джессика. – Если выберемся из этого места, нужно будет завести детей.

– Но совсем необязательно от него, – сказала Френсис. – Здесь полно других мужчин.

– Мы не можем позволить попусту тратить генетический материал, – запротестовала Джессика. – Существует вполне реальная вероятность, что мы никогда не вернемся. А если и вернемся, то в глубокое прошлое или отдаленное будущее. А вдруг, кроме нас, из людей никого не останется?

– Вполне возможно, а если окажется, что я не смогу иметь детей? – забеспокоилась Френсис.

– Почему это вдруг у тебя не может быть детей? Чушь! – утешила Джессика, обнимая Френсис за плечи. – Здесь есть врачи, в компьютеры загружена вся необходимая медицинская информация. Может, ты и не способна выносить ребенка, но зачать – вполне.

– Спасибо за заботу, – язвительно бросила Френсис, – но для меня на первом месте стоит эмоциональный фактор.

Джессика обняла ее чуть крепче.

– Этим придется пренебречь. Ставки слишком высоки. Френсис улыбнулась и крепко сжала ладонь Джессики.

– В таком случае, все в порядке. Я рада, что мы это обсудили. Адриан снова оглядел девушек.

– Погодите, что тут творится?

– Не твое дело, – дружно огрызнулись Джессика и Френсис.

– Ну же, успокойтесь, – попросил Адриан, совершенно сбитый с толку и, кажется, напуганный. – Вы рассуждаете обо мне, как о призовом жеребце.

Френсис успокаивающе похлопала Адриана по руке.

– Не волнуйся. Все уладится. Ты сумеешь вытащить нас отсюда. А мы позаботимся обо всех формальностях.

Адриан окончательно растерялся:

– Но как мы собираемся выбраться отсюда?

– Ты что-нибудь придумаешь, – заверила Джессика.

Из-за двери доносился звук детских голосов, звонких, перебивающих друг друга, словно там шла веселая игра, но когда Френсис повернулась, и Адриан добежал до двери, коридор оказался пустым.

***

Адриан вошел в командный отсек и увидел, что кто-то уже занял кресло перед главной панелью управления. В этом не было ничего необычного, то есть это выглядело бы необычным, существуй обыденность в качестве сравнения. Но голова сидевшего была знакома, и этой самой голове следовало находиться на Земле. Только в червоточине все подчинялось другим законам, и единственный способ сохранить здравый рассудок – не пытаться применять правила, действующие в нормальных обстоятельствах.

Человек читал книгу.

– Питер! – воскликнул Адриан. – Что ты здесь делаешь? Кресло повернулось.

– То же самое, что и ты, – буркнул Питер Кавендиш. – Пытаюсь найти отсюда выход.

– Но мы оставили тебя на Земле, – резонно заметил Адриан.

– Помню. И все же я здесь.

– Не думаю. Скорее всего, ты галлюцинация.

Он шагнул к Кавендишу, словно стремясь убедиться в его существовании, и уже хотел коснуться его плеча, но тот покачал головой.

– Я бы не стал этого делать.

– Почему?

– Если твоя рука пройдет сквозь меня, ты подумаешь, что рехнулся. Если же убедишься, что я из плоти и крови, рехнешься подавно.

– По-моему, это тебя признали психопатом.

– Думаешь, меня это волнует?.. – Кавендиш пожал плечами. – Может, в действительности меня здесь нет. А может, тот, кто здесь присутствует, вовсе не я.

Адриан подошел к креслу капитана, уселся и уставился на Кавендиша.

– Но почему ты на корабле?

– Вижу, дела здесь идут не слишком хорошо, верно?

– Смотря какие дела ты имеешь в виду. Корабль занес нас в червоточину. Все получилось. Насколько я понимаю, именно ты программировал компьютер.

– Я только загрузил часть послания.

– Часть, о которой ничего нам не сказал!

– Не желал лишних споров.

– Поэтому принял решение за нас!

– Я не знал, что корабль занесет именно сюда, – оправдывался Кавендиш. – Понимал только, что это программа полета.

– А если бы они захотели взорвать нас? – прошипел Адриан.

– Не пожелай они видеть нас в космосе, не послали бы чертежи. Что за идиотская шутка: посылать схемы вместе с технологиями получения антивещества лишь для того, чтобы после все уничтожить.

– В таком случае почему ты остался на Земле? – допрашивал Адриан. – Мы бы тебя взяли с собой.

Кавендиш вздрогнул.

– Я ведь все-таки психопат. Боялся лететь и боялся не лететь. Боялся не получить ответов и боялся ответов, которые могу получить. Но все же должен был получить ответы, пусть и не лично, а единственный способ добиться этого – послать вас на поиски информации.

– Спасибо, – кивнул Адриан.

– Но ты и сам этого хотел, – сказал Кавендиш.

– Ладно. Что же не сработало?

– Червоточина. Переброс должен был произойти мгновенно. А корабль все еще внутри.

– Если бы мы знали, что означает «все еще». Здесь не существует времени в известной нам форме. Мы это обнаружили и хотя с трудом, но запомнили. Поэтому, что бы и в каком бы порядке ни происходило – или безо всякого порядка вообще, – это может случиться в любой миг: когда мы вошли в червоточину или когда из нее выйдем.

– А знаешь, – протянул Кавендиш, – это может быть испытанием.

– Какого рода?

– Тестом на коэффициент интеллекта. Перехват послания инопланетян – первый уровень, расшифровка – второй, строительство корабля – третий, а сейчас мы на четвертом. Червоточина может оказаться «лабиринтом для крыс», и если мы ничего не предпримем, то никогда не выберемся.

– А если выберемся, – подхватил Адриан, – каким будет приз?

– Это самый большой вопрос, не так ли? Именно он заставил меня укрыться под защитой психоза. Может, призом станет кусочек сыра?

– Как бы там ни было, – заключил Адриан, – мы ничего не узнаем, пока не вырвемся отсюда. Что лучше: ничего не делать и надеяться, что вечность придет к концу? Или сделать что-то… что угодно, в надежде случайно отыскать решение?

Кавендиш явно растерялся. Силуэт его приобрел туманные очертания.

– Не думаю, что следует делать что-то, пока тебе в голову не придет стоящая идея.

– В этом-то и беда, – вздохнул Адриан. – Здесь не только сложно строить планы – трудно разобраться в причине и следствии, когда сначала идет следствие, а потом причина.

– Сначала приговор, потом вердикт, – кивнул Питер.

– Ты говоришь совсем как Френсис.

– Во мне есть что-то от Френсис, – промямлил Кавендиш, постепенно становясь все более прозрачным. – И немного от тебя, Джессики и даже от меня.

– Я бы записал все это, если бы понял, – вздохнул Адриан.

– И если бы смог найти, после того как записал.

– А ты откуда об этом знаешь? – удивился Адриан, наблюдая, как зыбкая фигура Кавендиша неясно колеблется в легком ветерке из вентиляционных отверстий. Постепенно различные части тела Питера стали исчезать: сначала ступни и кисти, потом руки и ноги и наконец торс, начиная от бедер.

– Видишь ли, я не совсем здесь, – признался призрак Кавендиша. – По правде говоря, ты беседуешь сам с собой.

Его тело окончательно растворилось, и теперь в воздухе плавала одна голова.

– Кое-что из сказанного тобой я не знал, – заметил Адриан.

– Но предполагал или думал об этом, – возразил Кавендиш, от которого остались только губы. Однако они не улыбались. Наоборот, уголки были опущены вниз в типичной параноидальной гримасе.

И тут его не стало. Адриан решил спросить Френсис, что все это означает… если вспомнит, конечно.

Он мельком взглянул на компьютерный стол. Кавендиш читал «Дар со звезд».

***

В дверь капитанской каюты постучали – как раз в тот момент, когда Адриан просматривал компьютерные распечатки в поисках ответа, который немедленно забудет, если и найдет.

Адриан не хотел занимать капитанскую каюту, настоящую клетушку, похожую на сверхкомпактные помещения подводной лодки. Он предпочел бы поселиться с остальными холостяками в большой общей спальне и приберечь единственное отдельное помещение на корабле для свиданий супружеских пар, но команда настояла на своем.

– Войдите, – откликнулся он, кладя распечатку на доску, сходившую за письменный стол, если ее опускали, и поворачиваясь на табурете, служившем сиденьем, когда его выдвигали из стены.

Пневматическая дверь скользнула в сторону. В узком коридоре стояла Джессика, переминаясь с ноги на ногу. Ничего из ряда вон выходящего. Им всем было не по себе.

– У тебя найдется свободная минутка? – спросила она. Адриан показал на распечатку.

– Это все, чем мы располагаем.

Джессика скользнула в комнату и уселась на край койки. Их колени почти соприкасались, и Адриану стало неловко.

– У нас проблема, – сказала Джессика.

– И еще какая! Мы не только попали в реальность, где обычные правила не действуют, а физические законы неприменимы, но даже плана действий не можем составить, поскольку не помним ничего от одной серии связанных друг с другом событий до другой.

– Пока события имеют хоть какую-то непрерывность, – возразила Джессика, – все идет в соответствии с причинно-следственной связью. Когда неразрывность прервана, эта связь перестает работать.

– Либо работает в обратном порядке, – добавил Адриан. – Мы помним события, которые еще не происходили. Может, все, что требуется, это заложить основу для того, что мы вспомним раньше?

– Это, разумеется, выведет нас отсюда, прежде чем мы получим шанс заложить основу, необходимую для верного решения…

– Знаю, это безумие, – кивнул он. – Но не следует забывать, что все, имеющее смысл, для нас абсолютно бесполезно. Поможет только вздор, но какого-то определенного рода.

Джессика, подавшись вперед, положила ладонь на его колено.

– Именно поэтому я здесь.

Адриан вздрогнул. И вовсе не потому, что не любил, когда до него дотрагиваются. Френсис часто обнимала его за плечи. Остальные члены команды хлопали по спине и жали руку. Но сейчас ему не хотелось задумываться, чем те прикосновения отличаются от этого.

– У нас совсем не оставалось времени на личные дела, – начала Джессика. – Слишком мы были заняты постройкой корабля. Теперь же нам совершенно нечем заняться, пока не найдем способ выбраться из червоточины.

– Да, время… – рассеянно повторил Адриан, не в силах придумать ничего, что могло бы оттянуть неизбежное. И хотя он славился способностью принимать решения, в человеческих отношениях разбирался не слишком хорошо.

– Мы – группа людей, оторванных от остального человечества, и вряд ли когда-нибудь сможем вернуться назад.

Адриан кивнул.

– Поэтому, – продолжала Джессика, – нам стоит поразмыслить о выживании.

– Я только об этом и думаю.

Адриан откашлялся. В комнате отчего-то стало невыносимо душно.

– Нужно как-то устраиваться, – сказала Джессика.

– Устраиваться, – повторил Адриан.

– Разделиться по парам. Подумать о том, что пора иметь детей.

– Понятно, – тупо сказал Адриан.

– Знаю, ты не слишком любишь говорить, даже думать о подобных вещах, – заметила Джессика. – Приходится нам, женщинам, заботиться об этом, строить планы, договариваться.

– Хочешь сказать, что уже обсуждала это? – прохрипел Адриан. – Вместе с другими женщинами?

Он сам не узнавал своего голоса, но ничего не мог поделать.

– Разумеется, нет, – заверила Джессика. – Но мы все знаем. И я хотела сказать, что всегда восхищалась тобой как руководителем и человеком. Мало того, ты мне нравишься.

Она порывисто прижалась к нему и поцеловала.

Адриан, на какой-то миг забывшись, ответил. Ее губы были мягкими и чувственными. Но он тут же отстранился, потрясенный реакцией собственного тела. Джессика встала, и Адриан неожиданно остро ощутил, что обтягивающий, как чулок, комбинезон скрывает тело женщины, мало того, женщины желанной, и эта женщина готова принадлежать ему.

– Я рада, что все улажено, – прошептала она, поцеловала его в щеку и вышла из комнаты.

– Улажено? – запоздало пробормотал он. – Улажено? Успокаивало одно: все это забудется, как и остальное.

Ему показалось, что откуда-то доносится смех, но голоса были совершенно незнакомы.

***

Адриан не считал себя хорошим оратором, но Френсис заявила, что его выступление просто необходимо. Команда ждала хоть какого-то ответа. Пусть Адриан тоже сбит с толку, но он был и остается капитаном. А это означает, что решение должен принять именно он. Более того, он не смеет выказывать перед экипажем своих истинных чувств – беспомощности и растерянности.

Он собирал команду дважды: в первый раз перед пробным полетом, когда предложил каждому возможность отказаться и уйти незамеченным. На втором совещании обсуждалась компьютерная программа: стоит позволить ей действовать дальше, направляя землян к цели, выбранной инопланетянами, или остановить.

После этого команда разделилась на группы – рабочие и по интересам. Экипаж был набран из добровольцев, согласившихся строить корабль. Сначала время занимали вечеринки и веселье, но позже стали возникать склоки и ссоры, особенно на почве ревности и любви. Обычно для разрешения подобного рода недоразумений стороны прибегали к советам Френсис или, если это не помогало, к корабельному суду. Последней инстанцией считалось мнение капитана. Теперь же ему пришлось встретиться со всеми и объяснять необъяснимое.

Экипаж собрался в спальне холостяков. Френсис стояла позади капитана, всей своей фигурой олицетворяя поддержку. Джессика загораживала дверь, словно боялась массового бегства.

– Мы знали, что придется встретиться с неизведанным, – начал Адриан, – только не предполагали, что оно окажется столь безумным.

По толпе собравшихся пробежал нервный смешок.

– Мы прошли через испытания, которым нет разумного объяснения, – продолжал Адриан. – Но связаны они с нашим пребыванием в червоточине. Пока известно только это. Но вот отрадный факт: поскольку все мы здесь, можно считать, что корабль выдержал. Хотя мы мало что помним…

– Лично я не помню ничего из случившегося после того, как мы куда-то попали, – проворчал один из членов экипажа. – И это меня пугает.

– Такое кого хочешь напугает, Кевин, – согласился Адриан.

– Но это полбеды! – воскликнула одна из женщин. – Я припоминаю вещи, которых вообще не было: например, что мы с Биллом поссорились…

– А я вспомнил, как мы помиримся, – сообщил мужчина, смеясь.

– Поэтому мы предположили, что здесь, в червоточине, причина и следствие поменялись местами. Но мы не позволим неожиданному взять верх над нами, если хотим понять, что происходит и как отсюда выбраться.

– И когда это будет? – допытывалась женщина.

– Мы пока еще многого не знаем, Салли, – вздохнул Адриан. – Наверняка известно только одно: «когда» – это слово, которое ничего не значит в том месте, где мы находимся. Червоточина – это космический вневременной туннель, по которому можно перебраться из одного конца Вселенной в другой, вроде складывающегося пространства, где соприкасаются и скрещиваются отдаленные друг от друга точки. Червоточина существует в некоем гиперпространстве, где время и пространство неразделимы. Мы думаем…

– Почему ты беспрерывно повторяешь «мы думаем»? – раздраженно бросила женщина.

– Для нас все так же ново и непонятно, как и для тебя, Джоан. Дай нам возможность все выяснить: как ведет себя новое время, как мы можем в нем функционировать, и уверяю, мы скоро сможем продолжать путь.

– Вспомните книги «Алиса в стране чудес» и «Алиса в Зазеркалье», – вмешалась Френсис. – Алиса попала в место, где все перепутано, но сохраняла спокойствие и в конце концов вернулась в свой дом.

– Но это детская книга! – сорвался кто-то.

– Сэм, я надеюсь, мы сможем справиться с неведомым не хуже ребенка викторианской эпохи, – отрезала Френсис. – И, может быть, даже получим кое-какие ответы.

– Мы никогда не вернемся! – вскрикнула женщина.

– Пока мы ни в чем не уверены, Кат, – ответил Адриан. И тут впервые заговорила Джессика:

– Нам следует вести себя так, словно все это – единственная реальность. Иначе никаких шансов не остается.

– Хотелось бы знать, – спросила еще одна женщина, – куда этот самый путь нас приведет.

– Не знаю, Джезмин, – покачал головой Адриан, – но все мы отправились в полет, желая встретиться с неведомым, и придется следовать по дороге, вымощенной желтым кирпичом, пока она не приведет нас куда-нибудь.

– А что это за дорога? – удивился мужчина.

– Спросите у Френсис, – улыбнулся Адриан.

– Еще одна детская книга, – пояснила Френсис.

– Я хотел бы сам получить ответы, – заметил мужчина.

– Если сумеешь, дай мне знать, – попросил Адриан, скрещивая руки на груди. – А пока придется мириться с неопределенностью и забывчивостью, не давая им свести нас с ума. Наверняка какой-то выход есть. Червоточина – это подтверждение, что мы движемся в верном направлении. Мы уверены в том, что нас послали сюда совсем не для того, чтобы запереть в червоточине. Это верная дорога, только нужно понять, как по ней двигаться.

Назад к карточке книги "Кроличья нора"

itexts.net

Кроличья нора - Джеймс Ганн

  • Просмотров: 5185

    Наложница дракона (СИ)

    Диана Хант

    Оказавшись в мире, где правят драконы и магия я, обычная студентка, получила ипостась дракона. И…

  • Просмотров: 3936

    Игрушка для босса. Трилогия (СИ)

    Ольга Рей

    Романтические отношения совсем не входят в мои планы, потому что времени на них нет. Работа,…

  • Просмотров: 3257

    Без права выбора (СИ)

    Дора Коуст

    Выдали замуж против воли? Не отчаивайся! Если в сердце живет любовь, ты справишься с любыми…

  • Просмотров: 2932

    Двойное рычание (ЛП)

    Милли Тайден

    Большая прекрасная женщина, нуждающаяся в спутнике + Два горячих альфы, ищущих пару = Горячая…

  • Просмотров: 2628

    Мама из другого мира. Делу - время, забавам - час (СИ)

    Ехидна Рыжая

    Тебе кажется, что все проблемы позади, а жизнь в новом мире пошла на лад? Как бы не так! Тебе…

  • Просмотров: 2398

    Драконий отбор, или Пари на снежного (СИ)

    Ная Геярова

    Нарршари — высшие снежные драконы. Они — наш закон. Нарршари подчиняют одним взглядом. Мой…

  • Просмотров: 2233

    Землянки - лучшие невесты! (СИ)

    Мария Боталова

    Вы знали, что девушки с Земли — лучшие невесты во всех объединенных мирах? Никто не знал, и оттого…

  • Просмотров: 2210

    Попаданка в семье драконов (СИ)

    Любовь Свадьбина

    Попала в другой мир и семью драконов – одраконивайся!Уничтожают новый дом – борись за него!Заботясь…

  • Просмотров: 2154

    Желанная добыча (СИ)

    Любовь Сладкая

    Я Изуми, родилась и выросла в бедном селении на краю Империи кошек, где росла изгоем – из-за…

  • Просмотров: 1855

    Милый враг мой (СИ)

    Алена Федотовская

    Если ты — дочь опального герцога, а беззаботная жизнь с родителями в изгнании только радует……

  • Просмотров: 1745

    Самый хищный милый друг (СИ)

    Маргарита Воронцова

    Болезненные отношения, тяжелый развод… Теперь Кате не нужны мужчины, она их избегает. Но мужчины…

  • Просмотров: 1698

    Опасная роль для невесты (СИ)

    Ольга Иванова

    Хотелось бы вам побывать приманкой на отборе невест? Нет? А мне придется - невестой под прикрытием.…

  • Просмотров: 1512

    Операция О.Т.Б.О.Р (СИ)

    Альмира Рай

    У меня никогда не было выбора. Я не могла решать свою судьбу, когда погибли родители. Не могла…

  • Просмотров: 1390

    Друзья

    Нина Хитрикова

    Аня веселая милая девушка, тайно влюбленная в своего друга, решает покончить наконец с этим…

  • Просмотров: 1318

    Единственный, или Семь принцев Анастасии (СИ)

    Ольга Обская

    Белис – довольно милый параллельный мирок, королевство с прогрессивными законами. Только Насте-то…

  • Просмотров: 1229

    Лилия для герцога (СИ)

    Светлана Казакова

    Воспитанницы обители нередко выходят замуж за незнакомцев, не имеющих возможности посвататься к…

  • Просмотров: 1152

    Супергерой для Золушки (СИ)

    Лена Сокол

    Предполагается, что свадьба — «лучший день в твоей жизни». А что если бывший женится в этот день на…

  • Просмотров: 1132

    Виноват кофе (СИ)

    К.О.В.Ш.

    Собираясь утром на маникюр, Кристина и не думала о том, что случайно вылитая чашка кофе может…

  • Просмотров: 1071

    Рыцари Преисподней (ЛП)

    Белла Джуэл

    У Эддисон была сложная жизнь. Никчемная мать, и отец, который отсутствовал в ее жизни на протяжении…

  • Просмотров: 960

    Личная охрана (ЛП)

    Cordelia Kingsbridge

    Джейк Райдер — профессиональный телохранитель. После многих лет безупречной службы его жизнь…

  • Просмотров: 841

    Алеррия. Обмен судьбы. Часть 1 (СИ)

    Юлия Рим

    Дочиталась фэнтези! Думала сказки, такого не бывает. И ни куда я не падала, и никто меня не сбивал!…

  • Просмотров: 831

    Шелест твоих крыльев (СИ)

    Temnoe serdce

    Попал в другой мир и сменил сущность. Доверился, но тебя предали. Теперь тебя ждет турнир безумного…

  • Просмотров: 779

    Э(ро)тические нормы (СИ)

    Сандра Бушар

    Ее муж изменяет. Прямо на глазах, даже не пытаясь этого скрыть… На что способна жена,…

  • Просмотров: 764

    Замуж на три дня (СИ)

    Екатерина Флат

    Раз в четыре года в королевской резиденции собираются холостые лорды и незамужние леди. За месяц…

  • Просмотров: 755

    Иномирянка. Иллюзия выбора. Книга 2 (СИ)

    Марина Абрамова

    Отучиться на спецагента в другом мире? Легко! Пройти боевую отработку? Еще легче! Выжить в…

  • Просмотров: 738

    Игра на двоих (ЛП)

    Селини Эванс

    В автомобильной катастрофе близнецы Дэй теряют своих родителей, едва оставшись в живых сами. По…

  • Просмотров: 674

    Аукцион (СИ)

    Ольга Коробкова

    Кира работает в благотворительном фонде и содержит сестру. Им приходится очень сложно. И тут…

  • Просмотров: 663

    Научи меня любить (СИ)

    Кира Стрельникова

    Лилия - хрупкий, нежный цветок с тонким ароматом. Лиля - хрупкая, нежная девушка с мечтой в любовь…

  • itexts.net

    Кроличья нора (СИ) - Renee

  • Просмотров: 5185

    Наложница дракона (СИ)

    Диана Хант

    Оказавшись в мире, где правят драконы и магия я, обычная студентка, получила ипостась дракона. И…

  • Просмотров: 3936

    Игрушка для босса. Трилогия (СИ)

    Ольга Рей

    Романтические отношения совсем не входят в мои планы, потому что времени на них нет. Работа,…

  • Просмотров: 3257

    Без права выбора (СИ)

    Дора Коуст

    Выдали замуж против воли? Не отчаивайся! Если в сердце живет любовь, ты справишься с любыми…

  • Просмотров: 2932

    Двойное рычание (ЛП)

    Милли Тайден

    Большая прекрасная женщина, нуждающаяся в спутнике + Два горячих альфы, ищущих пару = Горячая…

  • Просмотров: 2628

    Мама из другого мира. Делу - время, забавам - час (СИ)

    Ехидна Рыжая

    Тебе кажется, что все проблемы позади, а жизнь в новом мире пошла на лад? Как бы не так! Тебе…

  • Просмотров: 2398

    Драконий отбор, или Пари на снежного (СИ)

    Ная Геярова

    Нарршари — высшие снежные драконы. Они — наш закон. Нарршари подчиняют одним взглядом. Мой…

  • Просмотров: 2233

    Землянки - лучшие невесты! (СИ)

    Мария Боталова

    Вы знали, что девушки с Земли — лучшие невесты во всех объединенных мирах? Никто не знал, и оттого…

  • Просмотров: 2210

    Попаданка в семье драконов (СИ)

    Любовь Свадьбина

    Попала в другой мир и семью драконов – одраконивайся!Уничтожают новый дом – борись за него!Заботясь…

  • Просмотров: 2154

    Желанная добыча (СИ)

    Любовь Сладкая

    Я Изуми, родилась и выросла в бедном селении на краю Империи кошек, где росла изгоем – из-за…

  • Просмотров: 1855

    Милый враг мой (СИ)

    Алена Федотовская

    Если ты — дочь опального герцога, а беззаботная жизнь с родителями в изгнании только радует……

  • Просмотров: 1745

    Самый хищный милый друг (СИ)

    Маргарита Воронцова

    Болезненные отношения, тяжелый развод… Теперь Кате не нужны мужчины, она их избегает. Но мужчины…

  • Просмотров: 1698

    Опасная роль для невесты (СИ)

    Ольга Иванова

    Хотелось бы вам побывать приманкой на отборе невест? Нет? А мне придется - невестой под прикрытием.…

  • Просмотров: 1512

    Операция О.Т.Б.О.Р (СИ)

    Альмира Рай

    У меня никогда не было выбора. Я не могла решать свою судьбу, когда погибли родители. Не могла…

  • Просмотров: 1390

    Друзья

    Нина Хитрикова

    Аня веселая милая девушка, тайно влюбленная в своего друга, решает покончить наконец с этим…

  • Просмотров: 1318

    Единственный, или Семь принцев Анастасии (СИ)

    Ольга Обская

    Белис – довольно милый параллельный мирок, королевство с прогрессивными законами. Только Насте-то…

  • Просмотров: 1229

    Лилия для герцога (СИ)

    Светлана Казакова

    Воспитанницы обители нередко выходят замуж за незнакомцев, не имеющих возможности посвататься к…

  • Просмотров: 1152

    Супергерой для Золушки (СИ)

    Лена Сокол

    Предполагается, что свадьба — «лучший день в твоей жизни». А что если бывший женится в этот день на…

  • Просмотров: 1132

    Виноват кофе (СИ)

    К.О.В.Ш.

    Собираясь утром на маникюр, Кристина и не думала о том, что случайно вылитая чашка кофе может…

  • Просмотров: 1071

    Рыцари Преисподней (ЛП)

    Белла Джуэл

    У Эддисон была сложная жизнь. Никчемная мать, и отец, который отсутствовал в ее жизни на протяжении…

  • Просмотров: 960

    Личная охрана (ЛП)

    Cordelia Kingsbridge

    Джейк Райдер — профессиональный телохранитель. После многих лет безупречной службы его жизнь…

  • Просмотров: 841

    Алеррия. Обмен судьбы. Часть 1 (СИ)

    Юлия Рим

    Дочиталась фэнтези! Думала сказки, такого не бывает. И ни куда я не падала, и никто меня не сбивал!…

  • Просмотров: 831

    Шелест твоих крыльев (СИ)

    Temnoe serdce

    Попал в другой мир и сменил сущность. Доверился, но тебя предали. Теперь тебя ждет турнир безумного…

  • Просмотров: 779

    Э(ро)тические нормы (СИ)

    Сандра Бушар

    Ее муж изменяет. Прямо на глазах, даже не пытаясь этого скрыть… На что способна жена,…

  • Просмотров: 764

    Замуж на три дня (СИ)

    Екатерина Флат

    Раз в четыре года в королевской резиденции собираются холостые лорды и незамужние леди. За месяц…

  • Просмотров: 755

    Иномирянка. Иллюзия выбора. Книга 2 (СИ)

    Марина Абрамова

    Отучиться на спецагента в другом мире? Легко! Пройти боевую отработку? Еще легче! Выжить в…

  • Просмотров: 738

    Игра на двоих (ЛП)

    Селини Эванс

    В автомобильной катастрофе близнецы Дэй теряют своих родителей, едва оставшись в живых сами. По…

  • Просмотров: 674

    Аукцион (СИ)

    Ольга Коробкова

    Кира работает в благотворительном фонде и содержит сестру. Им приходится очень сложно. И тут…

  • Просмотров: 663

    Научи меня любить (СИ)

    Кира Стрельникова

    Лилия - хрупкий, нежный цветок с тонким ароматом. Лиля - хрупкая, нежная девушка с мечтой в любовь…

  • itexts.net

    Книга Кроличья нора, или Что мы знаем о себе и Вселенной

    В начале 1600-х годов толкование знаний о мире перестало быть прерогативой духовенства. Истинность научного утверждения больше не определялась древними церковными авторитетами или мнением духовной власти. Теперь знания следовало получать путем непосредственного исследования и наблюдения. Доказательства их истинности представлялись на основании свода согласованных принципов, который сегодня называется «научным методом».

    Ученые не стремились сражаться с церковью. Они знали, что это безнадежно и опасно. Они даже не пытались браться за изучение того, что как-то касалось Бога, души или человеческого характера и законов общества. Они ограничили себя исследованиями тайн материи.

    Церковь сделала все возможное, чтобы помешать ученым и предотвратить распространение идей, способных угрожать ее власти. Но случилось именно то, чего она боялась. Ученые упорно продолжали совершать открытия и расширяли границы известного мира. Они использовали свои знания, чтобы создавать более эффективные технологии. В конце концов сила знания привлекла к науке внимание великого множества людей.

    Большую часть жизни я провела, засунув голову в песок. Просыпаясь по утрам, я прежде всего прикидывала, какие туфли сегодня надену, – и старалась не озадачиваться более серьезными размышлениями. Мне не думалось о Боге или эволюции: я никогда не могла принять образ могущественного парня на небесах, который судит меня. И никогда не могла искренне поверить, что произошла от обезьяны. Мне всегда казалось, что этих довольно простых вещей недостаточно, чтобы мне все стало ясно. «В этом мире должно быть что-то еще, неведомое и глобальное», – говорила я себе. Но это понимание было слишком велико для меня – такой маленькой. Поэтому я надолго оставила проблемы познания «более важным людям».

    Теперь я понимаю, что если мы не откроем глаза, наука и религия продолжат двигаться по пути элитарности, догматизма и торговли властью.

        – Бетси —

    Декарт отделяет сознание от тела, а человека – от Природы

    Французский философ и математик XVII века Рене Декарт расширил пропасть между наукой и духовностью. «Нет ничего, включенного в понятие тела, что относилось бы к сознанию, – утверждал он, – и нет ничего в сознании, что принадлежало бы телу».

    Одним ударом клинка мысли монета реальности была рассечена пополам. Духовность и наука получили развод, и Декарт стал тем адвокатом, который помог его оформить.

    Хотя Декарт допускал, что и сознание, и материя были созданы Богом, он считал, что они различны и отделены друг от друга. Человеческое сознание, говорил он, является центром интеллекта и разума, которые предназначены для анализа и понимания. Областью научных исследований для него была только материальная вселенная – Природа. В ней он видел некую «машину», работающую в соответствии с определенными законами, которые могли быть сформулированы математически. Декарт, большой любитель часов, относил к механизмам все, существующее в природе – а не только неодушевленные объекты, такие как планеты и горы. Он считал возможным представить все действия человеческого тела как движения механической модели. Он писал: «Я рассматриваю человеческое тело как механизм».

    Как мы увидим, принцип разделенности сознания и тела, который утвердил в науке Декарт, стал в дальнейшем для ученых настоящим камнем преткновения.

    В XVII веке завершился период, в котором люди воспринимали Вселенную как живое, трепещущее существо. Они стали представлять ее в виде механизма. Декарт и Ньютон использовали математику, чтобы описать мир неодушевленных объектов. Они выполнили ряд очень красивых вычислений и помогли нашему пониманию неживых систем. Но они упрочили механистический подход науки к изучению реальности. Декарту очень нравилось возиться с часами. Прекрасное хобби! Но беда в том, что он (и прочие ученые раннего периода развития науки) применил модель часов или заводной игрушки в описании живых организмов. Идея состояла в том, что, если тщательно разобраться, как действуют части механической системы, мы сможем понять, как работает система в целом. Когда имеешь дело с часами, это, может быть, и правильно. Но дело-то в том, что мы – совсем не машины, не часы и не заводные игрушки…

        – Дэниел Монти, доктор медицины

    Фрэнсис Бэкон и порабощение Природы

    Фрэнсис Бэкон, британский философ и ученый, много сделал для разработки научного метода, который мы можем схематически представить следующим образом:

    Гипотеза – исследование и экспериментирование – общие выводы – проверка этих выводов дальнейшими исследованиями.

    Конечно, утверждение научного метода способствовало значительному прогрессу человечества. Оно прошло великий путь от первых проблесков понимания законов природы до осуществления программ исследования космоса. Но это только половина истории.

    Как заметил Фритьоф Капра, Бэкон рассуждал о научном познании в терминах, которые были «порой просто порочны». Он считал, что природу следовало «загонять, как рыскающего зверя», «заставлять служить себе», «сделать рабом человека». Британский ученый поставил перед собой цель «вырвать у природы ее тайны».

    К сожалению, установка на обретение новых знаний ради того, чтобы подчинить природу человеку, поработить ее и «загнать», стала основным принципом развития западной науки. Бэкон сформулировал его в афоризме, известном каждому со школьной скамьи: «Знание – сила».

    Классическая модель Ньютона

    Человек, научная деятельность которого ярко продемонстрировала, что такое «научное видение мира», – сэр Исаак Ньютон. Недаром механистическая модель Вселенной нередко упоминается как «ньютоновская физика» или «ньютоновская модель». Эти термины имеют право на существование, поскольку Ньютон сделал в науке гигантский шаг вперед. Он сначала синтезировал идеи и методы своих предшественников, а затем пришел к неожиданным выводам, которые, казалось, расставили в мире все по своим местам. Математические доказательства того, что он утверждал, были столь убедительными, что ученые почти 300 лет не сомневались, что он совершенно точно описал законы природы.

    В огромной Книге – Вселенной – изложена философия. Эта книга постоянно открыта нашему взору и доступна для чтения. Но ее невозможно понять до тех пор, пока вы не изучите язык, на котором она написана. Это язык математики, а буквы в книге – треугольники, круги и прочие геометрические фигуры. Если человек не научится читать ее, он будет бесконечно блуждать в темном лабиринте незнания.

        – Галилео Галилей

    Ньютон, как и Декарт, считал мир механизмом, работающим в трехмерном пространстве. При этом события (например, движения звезд или падение яблока) происходят во времени. Материю он представлял сплошной и твердой, состоящей из крошечных частиц; эти частицы, так же, как и гигантские объекты, вроде планет, перемещаются согласно закону гравитации. Любые процессы во Вселенной, утверждал Ньютон, могут быть описаны с такой математической точностью, что если знать начальные координаты объекта, его скорость и вид траектории, можно совершенно точно предсказать его будущее. Объяснение Ньютоном в одной теории двух таких несоизмеримых событий, как падение яблока и движение планет, было революционным. И это стало возможным потому, что ученый ввел понятие силы тяжести.

    Механистический подход вскоре стал применяться во всех науках: астрономии, химии, биологии и так далее. С небольшими изменениями (такими, как некоторое усложнение описания реальности на уровне атома) мы привыкли представлять себе мир «по Ньютону» и сегодня.

    Ньютон и религия

    Представьте себе: как бы революционны ни были научные открытия Ньютона, его коллеги не подвергали сомнению «установки» церкви по поводу устройства мира. Хотя ученые создали радикально новую мировоззренческую парадигму и тем самым бросили вызов общепринятым представлениям, сами они не выходили за пределы общепринятых представлений. Они формировались как личности во времена Средневековья и жили верованиями и чаяниями той эпохи. Как и многие другие люди, они верили, что Бог был архитектором и строителем мира. Ньютон написал в своей главной научной работе Principia Mathematica:

    «Прекраснейшая система из солнца, планет и комет могла быть создана лишь намерением и властью высокоразумного и могучего существа… Это Существо управляет Вселенной не как душа мира, но как Господин всего сущего… Он вечен и бесконечен, всемогущ и всезнающ… Он владеет всеми вещами и знает все, что есть или может быть…

    Я не вижу другой причины того, что одно тело в нашей системе способно осветить и согреть все остальное, кроме единственной: Творец счел это разумным».

    Как будто предвосхищая (и поддерживая) поход будущих поколений против материалистической философии, которая берет свое начало в ньютоновской механике, сэр Исаак Ньютон написал: «Атеизм настолько бессмыслен и одиозен, что мало кто из учителей проповедовал его».

    Если наука и духовность исследуют природу бесконечной реальности, их пути должны, в конечном счете, пересечься. В самой древней из известных священных книг, Ведах, о физическом мире говорится как об иллюзии, майя. Квантовая физика утверждает, что реальность не такова, какой мы ее видим. Это, в лучшем случае, пустота; но все-таки больше она похожа на волнующийся океан иллюзорного «ничто».

    Тибетские буддисты говорят обо всем как о «взаимозависимом порождении». А вот физики запутались. Они говорят, что все частицы связаны и были связаны даже в момент Большого Взрыва, когда они впервые объединились. Таким образом, они вынуждены размышлять над парадоксальным вопросом: «Как частица может быть в двух местах сразу?» Он подобен знаменитому дзенскому коану, выводящему буддиста за границы ума: «Как звучит хлопок одной ладонью?».

    История человеческого прогресса учит: развитие возможно тогда, когда в процесс поиска истины вовлекаются и объединяются в нем все более и более широкие области человеческого знания. Наука и духовность должны сотрудничать, а не соперничать.

    …А как звучит поцелуй двух соперников?

        – Уилл —

    Скандальный развод

    Лишь более поздние поколения ученых решили, что им больше не нужен Бог или духовность. Освобожденные от ограничений религиозных догм, ученые начали действовать с удвоенной силой. Они объявили все невидимое и неизмеримое фантазией и заблуждением. Многие из них стали такими же догматиками, как и служители церкви. Они с непробиваемой уверенностью заявляли: мы – всего лишь небольшие машины, движущиеся внутри предсказуемого механизма Вселенной, которая подчиняется неизменным законам.

    Последователи Дарвина нанесли заключительный удар по духовности. Никакого Бога нет, утверждали они, а значит, нет и творческого разума, руководящего цветением межгалактической жизни. Но мало этого. Мы сами лишь случайные мутации, переносчики ДНК в лишенной разума Вселенной.

    Надежда на примирение?

    Итак, Декарт утвердил в науке принцип разделенности сознания и тела в качестве фундаментального. Научный мир следовал этому принципу на протяжении сотен лет. И это вызвало бесконечные проблемы.

    «Материя бессознательна и подчиняется предсказуемым механическим законам. Она лишена какой-либо духовности». Подобный подход отделял человечество от живой природы. Это послужило идеальным оправданием для нещадного разграбления природных богатств. При этом люди нимало не заботились о других живых существах и о будущем планеты.

    Догма – официальная точка зрения, принцип, доктрина или мнение, поддерживаемое церковью, в том, что касается веры или морали.

    И планета пострадала. Ее ресурсы истощились, земной шар покрылся слоем грязи. Над нашим общим домом под названием Земля нависла угроза разрушения.

    Но наука, продолжая изучать Вселенную, которая была объявлена мертвой, неожиданно открыла величайшую тайну. В начале ХХ столетия Альберт Эйнштейн, Нильс Бор, Вернер Гейзенберг, Эрвин Шредингер и другие создатели квантовой теории сказали миру: «Если мы проникнем в сокровенные глубины материи – то увидим, что там она превращается в энергию. Если мы опишем это математически, окажется, что материя вообще не материальна! Физическая Вселенная не является физической. Она возникает из поля более тонкого, чем сама энергия; из поля, больше похожего на информацию или сознание».

    Так была ослаблена мертвая хватка материализма.

    Две стороны одной медали

    Даже сейчас религия противостоит науке. Почему? Совсем не потому, что реальность составляют материя и сознание, но потому, что сторонники и религиозного, и научного мировоззрения – люди.

    Помните, почему люди не задают Великих Вопросов? Потому что ответы, которые они получат, могут оказаться не такими, какие они хотят услышать.

    Что, если сознание и материя не разделены? Что, если между ними существует взаимосвязь? Сейчас на дворе XХI век, но господствующая наука все еще отказывается задуматься над этими вопросами.

    Доктор Дин Радин, ведущий ученый Института духовных наук, занимается исследованием психических феноменов, используя строго научный подход. Но он все еще встречает непонимание большей части научного сообщества.

    litportal.ru

    Читать Кроличья нора (СИ) - "Renee" - Страница 1

    За стеной что-то методично бахало, словно бы кто-то бил по полу огромной кувалдой. При каждом ударе в голове случался небольшой ядерный взрыв, и продолжать спать в таких условиях оказалось совершенно невозможно. Рик попытался выругаться, но спекшиеся губы разлепились с огромным трудом, и с них сорвалось какое-то невнятное шипение. Во рту было сухо и кисло. Рик, не глядя, спустил руку с кровати и нашарил пластиковую бутыль. Пустая. Он раздраженно отшвырнул ее в сторону, поморщился при звуке сухого треска, изданного ею при падении, и выудил еще одну, на этот раз оказавшуюся полной.

    - Мне оставь, - услышал он, когда с наслаждением присосался к горлышку, жадно глотая теплую воду. По влажной от пота спине прошлась чужая рука, и Рик неприязненно дернул плечом - он не любил лишних прикосновений.

    - Сама возьмешь, - отрезал он и наконец сел, стараясь двигаться не резко, чтобы не кружилась голова. Грохот за стеной повторился, но теперь к нему прибавилась и отборная ругань.

    - Мог бы и поухаживать за дамой, - обиженно пробурчала Клер и, свесившись с кровати, принялась разыскивать воду в куче хлама, валявшегося на полу. Рик равнодушно наблюдал за ее стараниями.

    - Была бы здесь дама - поухаживал бы, - ответил он, и Клер, резко повернувшись, обожгла его разъяренным взглядом.

    - А я, по-твоему, кто? - со злостью поинтересовалась она. Рик демонстративно окинул взглядом ее полуприкрытое простыней тело, размазанную по лицу дешевую косметику и валявшуюся у кровати весьма фривольную одежду и не удержался от выразительного хмыканья. Клер побагровела.

    - Ах ты, выродок! Я тебя...

    Ее прервал пьяный голос, который донесся из глубины дома, и девушка вздрогнула от неожиданности. Незнакомый мужчина басом затянул какую-то песню, сбился на первом же куплете, попытался начать сначала, но внезапно перешел на подзаборную брань, потом и вовсе сменившейся звуком падения чего-то тяжелого. Клер, позабыв про обиды, испуганно посмотрела на Рика, который выглядел совершенно невозмутимым.

    - Кто это? - спросила она и, на всякий случай потянулась к своей одежде.

    - Хозяин квартиры, - привычно ответил Рик, нисколько не погрешив против истины. - Опять напился, урод. Ты бы и впрямь оделась, солнышко, а то хоть дверь и заколочена, - он кивнул сторону наглухо забитой досками двери, которую слегка прикрывал плакат с роскошным Харлеем, - но, если он почует здесь свежее мясо, то может и вынести ее.

    - Скот, - снова обозлилась Клер и принялась поспешно натягивать на себя одежду, не прикрывавшую, впрочем, почти ничего. - Ты что, даже не подвезешь меня?

    - Прости, детка, мне в другую сторону, - неприятно осклабился Рик, и Клер, выплюнув в его адрес что-то нецензурное, подхватила туфли и, шлепая босыми ступнями по деревянному полу, отправилась к выходу, коим здесь служило довольно большое окно, к которому подходила пожарная лестница. Выбравшись на карниз, она обернулась, очевидно рассчитывая, что он одумается, но Рик уже скрылся в ванной, предоставив девушке самой выбираться из местного захолустья. Клер от души пнула ногой хлипкую раму, заставив стекла жалобно зазвенеть, а потом, затаив дыхание от ужаса, принялась спускаться вниз, стараясь не потерять туфли, равновесие и остатки собственного достоинства.

    Всего этого Рик уже не видел. Клер перестала его интересовать уже давно, когда в первый раз согласилась уединиться в подсобке дешевого бара, где они отрывались после заезда, тратя выигранные деньги. Добиваться нужного не пришлось долго: всего два коктейля напрочь растопили ее сердце и лишили тормозов, а может дело в было в репутации Рика, слывшего одним из самых крутых байкеров Детройта. В сущности, ему было все равно: он хотел трахаться, а Клер подвернулась очень вовремя и не стала ломаться. Потом, правда, попыталась предъявить на него свои права, едва не расцарапав лицо Молли Майлз, с которой Рик весьма бурно провел уикэнд, однако после короткого, но емкого вразумления как будто поняла правила игры и больше не лезла на рожон. Вчерашний вечер он помнил не вполне отчетливо и не мог сказать точно, как случилось, что они снова оказались в одной постели. Жалеть об этом, впрочем, он не жалел. Не стоило только привозить ее домой, но и эту оплошность можно было смело забыть, как и всю прошедшую ночь.

    Рик дождался, когда холодная ржавая вода сменится такой же ржавой, но более теплой, и, преодолевая тошноту, встал под душ. Вымыться было нужно обязательно, чтобы отбить запах алкоголя и пота, ведь если Чак унюхает хотя бы толику перегара, то тут же вышибет с работы и даже не моргнет глазом. Этого Рик себе позволить не мог.

    Он тщательно прополоскал рот, морщась от неприятного металлического привкуса, потом долго и старательно драил зубы щеткой, стараясь избавиться от кислоты, буквально пропитавшей десна и язык, а затем завершил истязания, окатив себя ледяной водой. После этого Рик почувствовал себя немного лучше и, растирая полотенцем ежик коротко стриженных волос, вернулся в комнату.

    В распахнутое окно врывался ветер, громыхая створкой, державшейся на одном только честном слове. Рик в который раз напомнил себе, что неплохо было бы починить ее и едва не поскользнулся на пустой бутылке из-под воды.

    "И еще - убраться, - мысленно добавил он, с раздражение запинав кусок пластика под кровать. - Хотя бы мусор вынести".

    Он быстро окинул взглядом комнату, отыскивая брошенные впопыхах джинсы. Они обнаружились под стулом, вместе с футболкой, которую Рик, поразмыслив, надевать не рискнул, натянув вместо нее растянутую синюю майку. Кажется, предстояло еще и посещение прачечной.

    Там же, под стулом, нашелся и ремень с зазубренной тяжелой пряжкой, которая запросто могла исполнить роль кастета. Одевшись, Рик прислушался. В доме было тихо, очевидно пьяный, надебоширившись, все-таки уснул или, что было более вероятно, отправился искать добавки и собутыльников. Оба варианта вполне устраивали Рика. Главное, чтобы к нему никто не ломился с претензиями и угрозами, рискуя выломать далеко не хлипкую дверь.

    Ключи - удивительное дело - оказались на месте, в кармане, а не под кроватью или среди хлама на столе. Нехитрое облачение довершили потертые кроссовки некогда белого цвета, и Рик решил, что готов. Последний раз оглядевшись по сторонам, он направился к окну.

    По пожарной лестнице ему предстояло спуститься на четыре этажа вниз, которые Рик одолел буквально за секунды, давно привыкнув к подобной эквилибристике. С тех пор, как он решил изолировать свое жилище, оградив его от пьяных визитов, данный путь стал единственным выходом из квартиры. С этим были связаны некоторые сложности - например, будучи сам нетрезв, он несколько раз едва не сорвался с лестницы, да и затащить наверх что-то крупногабаритное не представлялось возможным, однако Рик не мог припомнить, чтобы ему приходилось поднимать в квартиру что-либо кроме пакетов с пивом и едой.

    Оказавшись внизу, он сдернул чехол с пристегнутого к лестнице мотоцикла и, освободив железного коня, включил зажигание. Любовно перебранный мотор оглушительно взревел, радуя слух чистым, рокочущим звуком. На губах Рика невольно заиграла улыбка. Он невесомо прошелся пальцами по черному металлу, будто лаская, и негромко шепнул:

    - Поехали.

    Байк, повинуясь седоку, резво сорвался с места.

    В мастерскую Рик влетел, на ходу натягивая перчатки, и едва успел занять свое место, когда его окликнул Чак.

    - Эй, Менсон, там тебя клиент заждался! Ты что, спишь? Пил?

    - Ни в одном глазу! - бодро отрапортовал Рик, на всякий случай стараясь не дышать на босса, питавшую странную ненависть к любому алкоголю и тем, кто его употреблял. - А что за клиент?

    - Тот, с Фордом, - пояснил Чак, и у Рика непроизвольно сжались кулаки. Вот принесла нелегкая... Стараясь выглядеть спокойным, он медленно стащил только что надетые перчатки, оттягивая неприятный момент встречи, но нетерпеливый начальственный взгляд заставил его поторопиться. Пока шел по боксу, Рик пытался продумать то, что скажет, однако, оказавшись лицом к лицу с проблемой, не смог сдержать колкость.

    online-knigi.com