Название книги: Преступный человек (сборник). Книга ломброзо


Преступный человек (сборник) - Чезаре Ломброзо

  • Просмотров: 3166

    Я тебе не нянька! (СИ)

    Мира Славная

    Глупо быть влюбленной в собственного босса. Особенно если у него уже есть семья. Я бы так и…

  • Просмотров: 2945

    Бунтарка. (не)правильная любовь (СИ)

    Екатерина Васина

    Наверное, во всем виноват кот. Или подруга, которая предложила временно пожить в пустующей…

  • Просмотров: 2665

    Синеглазка или Не будите спящего медведя! (СИ)

    Анна Кувайкова

    Кому-то судьба дарит подарки, а кому-то одни неприятности.Кто-то становится Принцессой из Золушки,…

  • Просмотров: 2592

    Мой любимый босс (СИ)

    Янита Безликая

    Безответно любить восемь лет лучшего друга. Переспать с ним и уехать на два года в другой город.…

  • Просмотров: 2492

    Измена (СИ)

    Полина Рей

    Влад привык брать всё, что пожелает, не оглядываясь на ту, что рядом с ним. И когда встречает…

  • Просмотров: 2229

    Закон подлости (СИ)

    Карина Небесова

    В первый раз я встретила этого нахала в маршрутке, когда опаздывала на собеседование. Он меня за то…

  • Просмотров: 1987

    У любви пушистый хвост, или В погоне за счастьем! (СИ)

    Ольга Гусейнова

    Если коварные родственники не думают о твоем личном счастье, более того, рьяно ему мешают, значит,…

  • Просмотров: 1959

    Выкуп инопланетного дикаря (ЛП)

    Калиста Скай

    Быть похищенной инопланетянами никогда не было в моем списке желаний.Но они явно не знали об этом,…

  • Просмотров: 1928

    Временная невеста (СИ)

    Дарья Острожных

    Своенравному правителю мало знать родословную и сумму приданого, он хочет лично увидеть каждую…

  • Просмотров: 1923

    Отдых с последствиями (СИ)

    Ольга Олие

    Казалось бы, что может произойти на курорте? Океан, солнце, пальмы, развлечения. Да только наш…

  • Просмотров: 1841

    Соблазни меня (СИ)

    Рита Мейз

    Девочка, которая только что все потеряла. И тот, кто никогда ни в чем не нуждался.У нее нет ничего,…

  • Просмотров: 1482

    Оболочка (СИ)

    Кристина Леола

    Первая жизнь Киры Чиж оборвалась трагично рано. Вторая — началась там, куда ещё не ступала нога…

  • Просмотров: 1395

    Ожиданиям вопреки (СИ)

    Джорджиана Золомон

    Когда местный криминальный авторитет, которому ты отказала много лет назад, решает, что сейчас…

  • Просмотров: 1391

    Невеста особого назначения (СИ)

    Елена Соловьева

    Теперь я лучшая ученица закрытой академии, опытный воин. И приключения мои только начинаются. Совет…

  • Просмотров: 1257

    Алисандра. Игры со Смертью (СИ)

    Надежда Олешкевич

    Если тебе сказали: "Крепись, малышка" - беги. Только вперед, без оглядки, куда-нибудь, не…

  • Просмотров: 1234

    Нам нельзя (СИ)

    Катя Вереск

    Я поехала на семейное торжество, не зная, что там будет он — тот, кого я любила десять лет тому…

  • Просмотров: 1135

    Подмена (СИ)

    Ирина Мудрая

    В жестоком мире двуликих любовь - непозволительная роскошь. Как быть презренной полукровке?…

  • Просмотров: 1104

    Принеси-ка мне удачу (СИ)

    Оксана Алексеева

    Рита приносит удачу, а Матвею, владельцу торговой сети, как раз нужна капля везения. И как кстати,…

  • Просмотров: 1100

    Соблазни меня нежно

    Дарья Кова

    22 года замечательный возраст. Никаких обязательств, проблем и ... мозгов. Плывешь по течению,…

  • Просмотров: 1090

    Безумие Эджа (ЛП)

    Сюзан Смит

    Иногда единственный способ выжить — позволить безумию одержать верх…Эдж мало что помнил о своем…

  • Просмотров: 1028

    Ледышка или Снежная Королева для рокера (СИ)

    Анна Кувайкова

    Не доверяйте рыжим. Даже если вы давно знакомы. Даже если пережили вместе не одну неприятность и…

  • Просмотров: 1002

    Девственник (ЛП)

    Дженика Сноу

    Куинн. Я встретил Изабель, когда мне было десять. Я влюбился в нее прежде, чем понял, что это…

  • Просмотров: 927

    Ришик или Личная собственность медведя (СИ)

    Анна Кувайкова

    Жизнь - штука коварная. В один момент она гладит тебя по голове, в другой с размаху бьёт в спину.…

  • Просмотров: 926

    Мятежный Като (ЛП)

    Элисса Эббот

    Он берет то, что хочет. И он хочет меня. Когда у нас заканчивается топливо в сотнях световых лет от…

  • Просмотров: 747

    Мой предприимчивый Викинг (СИ)

    Марина Булгарина

    Всегда считала, что настойчивые мужчины — миф. Но после отпуска, по возвращению обратно в Россию,…

  • Просмотров: 681

    И пусть будет переполох (СИ)

    Biffiy

    Джульетта и Леонард встретились пять лет назад в спортзале и жутко не понравились друг другу. Но…

  • Просмотров: 651

    Босс с придурью (СИ)

    Марина Весенняя

    У всех боссы как боссы, а мой — с придурью. Нет, он не бросается на подчиненных с воплями дикого…

  • Просмотров: 643

    Истинная чаровница (СИ)

    Екатерина Верхова

    Мне казалось, что должность преподавателя — худшее, что меня ожидает на жизненном пути. Но нет! Я…

  • itexts.net

    биография, книги, деятельность и достижения

    Ломброзо Чезаре – знаменитый криминалист, психиатр и социолог. Является родоначальником итальянской школы криминальной антропологии. В этой статье будет описана его биография.

    Юность и учёба

    Ломброзо Чезаре родился в Вероне в 1836 году. Семья мальчика была довольно состоятельной, так как имела в собственности много земель. В юности Чезаре изучал китайский и семитские языки. Но у него не получилось сделать спокойную карьеру. Заключение в крепость по обвинению в заговоре, материальные лишения, участие в войне пробудили в молодом человеке интерес к психиатрии. Первые статьи по этой теме Чезаре опубликовал в 19 лет, проходя обучение на медицинском факультете (университет в Павии). В них будущий психиатр рассказывал о проблеме кретинизма. Молодой человек самостоятельно освоил такие непростые предметы, как социальная гигиена и этнолингвистика. В 1862 году ему присвоили звание профессора медицины, а позже - криминальной антропологии и юридической психиатрии. Также Ломброзо возглавил клинику душевных заболеваний. Решающую роль в его интеллектуальном формировании сыграла философия позитивизма. Главный её постулат – утверждение приоритета научного знания, которое было получено экспериментальным путём.

    Антропологическое направление

    Чезаре Ломброзо является основателем антропологического направления в уголовном праве и криминологии. Основные черты данной тенденции в том, что в криминологию необходимо ввести метод естествознания – наблюдение и опыт. А личность преступника должна стать центром изучения.

    Первые антропометрические исследования

    Они были проведены учёным в 60-х годах девятнадцатого века. Чезаре работал тогда врачом, а также участвовал в компании по искоренению бандитизма на юге Италии. Собранный профессором статистический материал стал огромным вкладом в развитие криминальной антропологии и социальной гигиены. Учёный проанализировал эмпирические данные и сделал вывод о том, что плохие социально-экономические условия жизни на юге Италии способствовали рождению в этой области людей психически и анатомически аномального типа. Другими словами, это обычные преступные личности. Данную аномальность Чезаре выявил путём психиатрической и антропометрической экспертизы. На основе этого и была сделана прогностическая оценка динамики развития преступности. Своим концептуальным подходом учёный оспорил позицию официальной криминологии, которая возлагала ответственность только на человека, нарушившего закон.

    Краниограф

    Ломброзо самым первым из исследователей применил антропометрический метод, используя краниограф. Этим прибором Чезаре измерял размеры частей головы и лица подозреваемых. Результаты были опубликованы им в труде «Антропометрия 400 нарушителей», увидевшем свет в 1872 году.

    Теория «прирождённого преступника»

    Учёный сформулировал её в 1876 году. Именно тогда вышел его труд «Преступный человек». Чезаре считает, что правонарушителями не становятся, а именно рождаются. То есть, согласно Ламброзо, преступление – это такое же естественное явление, как смерть или рождение. Профессор пришёл к такому выводу, сопоставляя результаты исследований патологической психологии, физиологии и анатомии преступников с их антропометрическими данными. По его мнению, правонарушитель является дегенератом, отставшим в своём развитии от эволюции нормального человека. Такой индивид не может контролировать собственное поведение, и самый лучший выход – избавиться от него, лишив жизни или свободы.

    Также есть классификация правонарушителей, сформулированная Чезаре Ломброзо. Типы преступников, по его мнению, такие: жулики, насильники, воры и душегубы. Каждый из них имеет врождённые особенности атавистического характера, которые свидетельствуют о наличии уголовной склонности и об отставании в развитии. Профессор выделил стигматы (физические характеристики) и психические черты, наличие которых поможет идентифицировать личность, наделённую с рождения преступными наклонностями. Главными признаками правонарушителя Чезаре считал взгляд исподлобья, большие челюсти, низкий лоб, сморщенный нос и т. д. Их наличие позволяет идентифицировать преступника ещё до совершения им самого злодеяния. В связи с этим учёный требовал привлекать в судьи социологов, антропологов и врачей, а вопрос о виновности заменить вопросом о социальной вредности.

    Кстати, в данный момент антропометрические измерения проводятся почти во всех странах мира. Причём это характерно не только для спецслужб и армии. Например, знания антропометрии необходимы в конструировании гражданских вещей и объектов, а также для изучения рынков труда (рабочей силы).

    Недостатки теории

    Научные взгляды Чезаре Ломброзо были довольно радикальными и не учитывали социальных факторов преступности. Поэтому теория учёного подвергалась острой критике. Чезаре даже пришлось смягчить собственную позицию. В своих более поздних работах он причислил к врождённому антропологическому типу только 40% правонарушителей. Также учёный признал важность ненаследственных – социологических и психопатологических - причин преступности. Исходя из этого, его теорию можно называть биосоциологической.

    «Гениальность и помешательство»

    Пожалуй, это самый известный труд Чезаре Ломброзо. «Гениальность и помешательство» была написана им в 1895 году. В этой книге профессор выдвинул один главный тезис. Звучит он так: «Гениальность – это ненормальная деятельность мозга, граничащая с эпилептоидным психозом». Чезаре писал, что в физиологическом отношении сходство гениев с помешанными просто поражает. У них прослеживается одинаковая реакция на атмосферные явления, а наследственность и расовая принадлежность сказываются на их рождении одинаково. У многих гениев было умопомешательство. К ним относились: Шопенгауэр, Руссо, Ньютон, Свифт, Кардано, Тассо, Шуман, Конт, Ампер и целый ряд художников и артистов. В приложении к своей книги Ломброзо описал аномалии черепа гениев и привел примеры литературных трудов сумасшедших авторов.

    Социология политической преступности

    Свою наиболее ценную часть наследия в виде исследований Чезаре оставил именно по этой дисциплине. Очерк «Анархисты» и «Политическая революция и преступность» - вот две работы, написанные им по данной теме. Эти труды до сих пор популярны на родине учёного. Феномен политической преступности был распространён в Италии 19-20 века в виде анархистского терроризма. Профессор исследовал его в ракурсе рассмотрения личности преступника, который жертвенно предан утопическому идеалу социальной справедливости. Природу подобного поведения учёный объяснял обесцениванием высших целей общественной справедливости, коррупцией политиков и кризисом демократии в итальянском парламенте.

    Другая знаменитая работа Чезаре Ломброзо – «Любовь у помешанных». Она раскрывает проявление данного чувства у психически больных людей.

    Введение контроля физиологических реакций

    Чезаре Ломброзо, книги которого известны во всём мире, стал одним из первых применять в криминалистике достижения физиологии. В 1880 году учёный начал измерять у подозреваемых пульс и давление во время процедуры допроса. Тем самым он мог легко определить, врёт потенциальный преступник или нет. А прибор для замера давления и пульса назывался…

    Плетизмограф

    В 1895 году Ломброзо Чезаре опубликовал результаты, полученные после применения лабораторных приборов во время допроса. В одном из таких исследований профессор использовал «плетизмограф». Эксперимент проходил так: подозреваемому в убийстве предлагалось сделать в уме ряд математических вычислений. При этом подключенный к нему прибор фиксировал пульс. Затем потенциальному преступнику показали несколько фотографий израненных детей (среди них присутствовал снимок убитой девочки). В первом случае его пульс подскочил, а во втором был близок к норме. Из этого Чезаре сделал вывод о невиновности подозреваемого. И результаты расследования подтвердили его правоту. Вероятно, это был первый зафиксированный в литературе случай использования детектора лжи, который привёл к оправдательному приговору. И он говорил о том, что контроль физиологических реакций человека может не только выявить скрываемую им информацию, но и установить невиновность.

    Скончался учёный в Турине в 1909 году.

    Ломброзо в России

    Криминологические идеи профессора были широко известны в нашей стране. Они представлены рядом прижизненных и посмертных изданий Чезаре Ломброзо: «Женщина-преступница и проститутка», «Антисемитизм», «Анархисты» и т.д. В 1897 году учёный приезжал на съезд русских врачей, которые оказали итальянцу восторженный приём. В мемуарах Чезаре отразил тот период своей биографии. Он осуждал общественный уклад России за полицейский произвол («подавление характера, совести, мыслей личности») и авторитаризм.

    Ломброзианство

    Этот термин был широко распространён в советский период и обозначал антропологическое направление школы уголовного права. Особо критиковалось учение Чезаре о прирождённом преступнике. Советские юристы считали, что подобный подход противоречит принципу законности, а также имеет реакционную и антинародную направленность, так как осуждает революционные действия эксплуатируемого народа. Такой предвзятый идеологизированный подход отметал многие заслуги профессора в исследовании первопричин протестных и экстремистских видов социальной борьбы.

    Заключение

    Несмотря на ошибочность и справедливую критику некоторых постулатов собственной теории, Ломброзо Чезаре – один из самых выдающихся учёных девятнадцатого века. Он был пионером внедрения в правовую науку объективных методов. А его труды дали существенный толчок развитию юридической психологии и криминологии.

    fb.ru

    Книга: Чезаре Ломброзо. Преступный человек

    Чезаре ЛомброзоПреступный человек (сборник)Ученый и криминалист Чезаре Ломброзо вошел в историю как автор теории о биологической предрасположенности ряда людей к совершению преступлений – теории, в известной степени заложившей основы… — Эксмо, электронная книга Подробнее...299электронная книга
    Чезаре ЛомброзоПреступный человек (сборник)Ученый и криминалист Чезаре Ломброзо вошел в историю как автор теории о биологической предрасположенности ряда людей к совершению преступлений – теории, в известной степени заложившей основы… — Эксмо, Подробнее...2005бумажная книга
    Чезаре ЛомброзоПреступный человек (сборник)Что толкает человека на преступление? Играет ли свою роль воспитание или здесь все дело в наследственности? Знаменитый психиатр Чезаре Ломброзо досконально изучилличность преступника и нашел ответы… — Алгоритм, (формат: Мягкая глянцевая, 168 стр.) Человек преступный. Классика криминальной психологии электронная книга Подробнее...199электронная книга
    Чезаре ЛомброзоПреступный человек (сборник)Что толкает человека на преступление? Играет ли свою роль воспитание или здесь все дело в наследственности? Знаменитый психиатр Чезаре Ломброзо досконально изучилличность преступника и нашел ответы… — Алгоритм, (формат: Мягкая глянцевая, 168 стр.) Человек преступный. Классика криминальной психологии Подробнее...2016бумажная книга
    Дэн Слотт,Кристос ГейджЧеловек-Паук. Том 6. Нация Гоблина  Зелёный гоблин взял под свой контроль весь преступный мир Нью-Йорка, в то время как Совершенный Человек-Паук пребывал в блаженном неведении — (формат: 165x245мм, 168 стр.) Подробнее...2016243бумажная книга
    Олег МухинЧеловек: 4. Рай на землеГлавный Архитектор тайной организации задумал преступный план – уничтожить всех людей на Земле, выполняющих функцию рабов, оставить только избранных господ мирасего, заменив обслуживающий персонал на… — «Остеон-Групп», Человек (Олег Мухин) электронная книга Подробнее...201589электронная книга
    Олег МухинЧеловек: 4. Рай на землеГлавный Архитектор тайной организации задумал преступный план – уничтожить всех людей на Земле, выполняющих функцию рабов, оставить только избранных господ мирасего, заменив обслуживающий персонал на… — Остеон-Групп, Человек (Олег Мухин) Подробнее...2015бумажная книга
    Ломброзо ЧезареЧеловек преступныйЧто толкает человека на преступление? Играет ли свою роль воспитание или здесь все дело в наследственности? Знаменитый психиатр Чезаре Ломброзо досконально изучилличность преступника и нашел ответы… — Алгоритм, (формат: Мягкая глянцевая, 168 стр.) Клинические рассказы Подробнее...2018397бумажная книга
    Ломброзо ЧезареЧеловек преступныйЧто толкает человека на преступление? Играет ли свою роль воспитание или здесь все дело в наследственности? Знаменитый психиатр Чезаре Ломброзо досконально изучилличность преступника и нашел ответы… — Алгоритм, (формат: Мягкая глянцевая, 168 стр.) Клинические рассказы Подробнее...2018327бумажная книга
    Ломброзо Ч.Человек преступныйЧто толкает человека на преступление? Играет ли свою роль воспитание или здесь все дело в наследственности? Знаменитый психиатр Чезаре Ломброзо досконально изучилличность преступника и нашел ответы… — Эксмо, (формат: 84x108/32, 352 стр.) клинические рассказы Подробнее...2018342бумажная книга
    Ломброзо Ч.Человек преступныйЧто толкает человека на преступление? Играет ли свою роль воспитание или здесь все дело в наследственности? Знаменитый психиатр Чезаре Ломброзо досконально изучилличность преступника и нашел ответы… — Алгоритм, (формат: Твердая бумажная, 352 стр.) Подробнее...2018346бумажная книга
    Ломброзо ЧезареЧеловек преступныйЧто толкает человека на преступление? Играет ли свою роль воспитание или здесь все дело в наследственности? Знаменитый психиатр Чезаре Ломброзо досконально изучилличность преступника и нашел ответы… — Алгоритм, (формат: Твердая бумажная, 352 стр.) Клинические рассказы Подробнее...2017339бумажная книга
    Человек преступныйЧто толкает человека на преступление? Играет ли свою роль воспитание или здесь все дело в наследственности? Знаменитый психиатр Чезаре Ломброзо досконально изучилличность — (формат: Твердая бумажная, 352 стр.) Подробнее...250бумажная книга
    Слотт Д., Гейдж К.Совершенный Человек-паук. Том 6. Нация гоблинаЗелёный гоблин взял под свой контроль весь преступный мир Нью-Йорка, в то время как Совершенный Человек-Паук пребывал в блаженном неведении. Во всём виноват Отто Октавиус, и теперь он обязан избавить… — Комильфо, (формат: Мягкая глянцевая, 168 стр.) Подробнее...2016413бумажная книга
    Слотт Дэн, Гейдж КристосСовершенный Человек-паук. Том 6. Нация ГоблинаЗелёный гоблин взял под свой контроль весь преступный мир Нью-Йорка, в то время как Совершенный Человек-Паук пребывал в блаженном неведении. Во всём виноват Отто Октавиус, и теперь он обязан избавить… — Комильфо, (формат: Мягкая глянцевая, 168 стр.) Подробнее...2016312бумажная книга

    dic.academic.ru

    Книга: Ломброзо Ч.. Человек преступный

    Ломброзо ЧезареЧеловек преступныйЧто толкает человека на преступление? Играет ли свою роль воспитание или здесь все дело в наследственности? Знаменитый психиатр Чезаре Ломброзо досконально изучилличность преступника и нашел ответы… — Алгоритм, (формат: Мягкая глянцевая, 168 стр.) Клинические рассказы Подробнее...2018397бумажная книга
    Ломброзо ЧезареЧеловек преступныйЧто толкает человека на преступление? Играет ли свою роль воспитание или здесь все дело в наследственности? Знаменитый психиатр Чезаре Ломброзо досконально изучилличность преступника и нашел ответы… — Алгоритм, (формат: Мягкая глянцевая, 168 стр.) Клинические рассказы Подробнее...2018327бумажная книга
    Ломброзо Ч.Человек преступныйЧто толкает человека на преступление? Играет ли свою роль воспитание или здесь все дело в наследственности? Знаменитый психиатр Чезаре Ломброзо досконально изучилличность преступника и нашел ответы… — Эксмо, (формат: 84x108/32, 352 стр.) клинические рассказы Подробнее...2018342бумажная книга
    Ломброзо Ч.Человек преступныйЧто толкает человека на преступление? Играет ли свою роль воспитание или здесь все дело в наследственности? Знаменитый психиатр Чезаре Ломброзо досконально изучилличность преступника и нашел ответы… — Алгоритм, (формат: Твердая бумажная, 352 стр.) Подробнее...2018346бумажная книга
    Ломброзо ЧезареЧеловек преступныйЧто толкает человека на преступление? Играет ли свою роль воспитание или здесь все дело в наследственности? Знаменитый психиатр Чезаре Ломброзо досконально изучилличность преступника и нашел ответы… — Алгоритм, (формат: Твердая бумажная, 352 стр.) Клинические рассказы Подробнее...2017339бумажная книга
    Человек преступныйЧто толкает человека на преступление? Играет ли свою роль воспитание или здесь все дело в наследственности? Знаменитый психиатр Чезаре Ломброзо досконально изучилличность — (формат: Твердая бумажная, 352 стр.) Подробнее...250бумажная книга
    Дэн Слотт,Кристос ГейджЧеловек-Паук. Том 6. Нация Гоблина  Зелёный гоблин взял под свой контроль весь преступный мир Нью-Йорка, в то время как Совершенный Человек-Паук пребывал в блаженном неведении — (формат: 165x245мм, 168 стр.) Подробнее...2016243бумажная книга
    Олег МухинЧеловек: 4. Рай на землеГлавный Архитектор тайной организации задумал преступный план – уничтожить всех людей на Земле, выполняющих функцию рабов, оставить только избранных господ мирасего, заменив обслуживающий персонал на… — «Остеон-Групп», Человек (Олег Мухин) электронная книга Подробнее...201589электронная книга
    Олег МухинЧеловек: 4. Рай на землеГлавный Архитектор тайной организации задумал преступный план – уничтожить всех людей на Земле, выполняющих функцию рабов, оставить только избранных господ мирасего, заменив обслуживающий персонал на… — Остеон-Групп, Человек (Олег Мухин) Подробнее...2015бумажная книга
    Чезаре ЛомброзоПреступный человек (сборник)Ученый и криминалист Чезаре Ломброзо вошел в историю как автор теории о биологической предрасположенности ряда людей к совершению преступлений – теории, в известной степени заложившей основы… — Эксмо, электронная книга Подробнее...299электронная книга
    Чезаре ЛомброзоПреступный человек (сборник)Ученый и криминалист Чезаре Ломброзо вошел в историю как автор теории о биологической предрасположенности ряда людей к совершению преступлений – теории, в известной степени заложившей основы… — Эксмо, Подробнее...2005бумажная книга
    Чезаре ЛомброзоПреступный человек (сборник)Что толкает человека на преступление? Играет ли свою роль воспитание или здесь все дело в наследственности? Знаменитый психиатр Чезаре Ломброзо досконально изучилличность преступника и нашел ответы… — Алгоритм, (формат: Мягкая глянцевая, 168 стр.) Человек преступный. Классика криминальной психологии электронная книга Подробнее...199электронная книга
    Чезаре ЛомброзоПреступный человек (сборник)Что толкает человека на преступление? Играет ли свою роль воспитание или здесь все дело в наследственности? Знаменитый психиатр Чезаре Ломброзо досконально изучилличность преступника и нашел ответы… — Алгоритм, (формат: Мягкая глянцевая, 168 стр.) Человек преступный. Классика криминальной психологии Подробнее...2016бумажная книга
    Слотт Д., Гейдж К.Совершенный Человек-паук. Том 6. Нация гоблинаЗелёный гоблин взял под свой контроль весь преступный мир Нью-Йорка, в то время как Совершенный Человек-Паук пребывал в блаженном неведении. Во всём виноват Отто Октавиус, и теперь он обязан избавить… — Комильфо, (формат: Мягкая глянцевая, 168 стр.) Подробнее...2016413бумажная книга
    Слотт Дэн, Гейдж КристосСовершенный Человек-паук. Том 6. Нация ГоблинаЗелёный гоблин взял под свой контроль весь преступный мир Нью-Йорка, в то время как Совершенный Человек-Паук пребывал в блаженном неведении. Во всём виноват Отто Октавиус, и теперь он обязан избавить… — Комильфо, (формат: Мягкая глянцевая, 168 стр.) Подробнее...2016312бумажная книга

    dic.academic.ru

    Читать книгу Гениальность и помешательство Чезаре Ломброзо : онлайн чтение

    Чезаре ЛомброзоГениальность и помешательство

    © ООО «Издательство АСТ»

    * * *

    Чезаре Ломброзо (1835–1909)

    Предисловие автора к четвертому изданию

    Когда, много лет тому назад, находясь как бы под влиянием экстаза (raptus), во время которого мне точно в зеркале с полной очевидностью представлялись соотношения между гениальностью и помешательством, я в 12 дней написал первые главы этой книги1   Гениальность и помешательство. Введение к курсу психиатрической клиники, прочитанному в Павианском университете. Милан, 1863.

    [Закрыть]. Признаюсь, даже мне самому не было ясно, к каким серьезным практическим выводам может привести созданная мною теория. Я не ожидал, что она даст ключ к уразумению таинственной сущности гения и к объяснению тех странных религиозных маний, которые являлись иногда ядром великих исторических событий, что она поможет установить новую точку зрения для оценки художественного творчества гениев путем сравнения произведений их в области искусства и литературы с такими же произведениями помешанных и, наконец, что она окажет громадные услуги судебной медицине.

    В таком важном практическом значении новой теории убедили меня мало-помалу как документальные работы Адриани, Паоли, Фриджерио, Максима Дюкана, Рива и Верга относительно развития артистических дарований у помешанных, так и громкие процессы последнего времени – Манжионе, Пассананте, Лазаретти, Гито, доказавшие всем, что мания писательства не есть только своего рода психиатрический курьез, но прямо особая форма душевной болезни и что одержимые ею субъекты, кажущиеся совершенно нормальными, являются тем более опасными членами общества, что сразу в них трудно заметить психическое расстройство, а между тем они бывают способны на крайний фанатизм и, подобно религиозным маньякам, могут вызывать даже исторические перевороты в жизни народов. Вот почему заняться вновь рассмотрением прежней темы на основании новейших данных и в более широком объеме показалось мне делом чрезвычайно полезным. Не скрою, что я считаю его даже и смелым, ввиду того ожесточения, с каким риторы науки и политики, с легкостью газетных борзописцев и в интересах той или другой партии, стараются осмеять людей, доказывающих вопреки бредням метафизиков, но с научными данными в руках полную невменяемость, вследствие душевной болезни, некоторых из так называемых преступников и психическое расстройство многих лиц, считавшихся до сих пор, по общепринятому мнению, совершенно здравомыслящими. На язвительные насмешки и мелочные придирки наших противников мы, по примеру того оригинала, который для убеждения людей, отрицавших движение, двигался в их присутствии, ответим лишь тем, что будем собирать новые факты и новые доказательства в пользу нашей теории. Что может быть убедительнее фактов и кто станет отрицать их? Разве одни только невежды, но торжеству их скоро наступит конец.

    Проф. Ч. Ломброзо

    Турин, 1 января 1882 г.

    Глава I. Введение в исторический обзор

    В высшей степени печальна наша обязанность – с помощью неумолимого анализа разрушать и уничтожать одну за другой те светлые, радужные иллюзии, которыми обманывает и возвеличивает себя человек в своем высокомерном ничтожестве; тем более печальна, что взамен этих приятных заблуждений, этих кумиров, так долго служивших предметом обожания, мы ничего не можем предложить ему, кроме холодной улыбки сострадания. Но служитель истины должен неизбежным образом подчиняться ее законам. Так, в силу роковой необходимости он приходит к убеждению, что любовь есть, в сущности, не что иное, как взаимное влечение тычинок и пестиков… а мысли – простое движение молекул. Даже гениальность – эта единственная державная власть, принадлежащая человеку, пред которой не краснея можно преклонить колена, – даже ее многие психиатры поставили на одном уровне с наклонностью к преступлениям, даже в ней они видят только одну из тератологических (уродливых) форм человеческого ума, одну из разновидностей сумасшествия. И заметьте, что подобную профанацию, подобное кощунство позволяют себе не одни лишь врачи и не исключительно только в наше скептическое время.

    Еще Аристотель, этот великий родоначальник и учитель всех философов, заметил, что под влиянием приливов крови к голове «многие индивидуумы делаются поэтами, пророками или прорицателями и что Марк Сиракузский писал довольно хорошие стихи, пока был маньяком, но, выздоровев, совершено утратил эту способность».

    Он же говорит в другом месте: «Замечено, что знаменитые поэты, политики и художники были частью меланхолики и помешанные, частью – мизантропы, как Беллерофонт. Даже и в настоящее время мы видим то же самое в Сократе, Эмпедокле, Платоне и других, и всего сильнее в поэтах. Люди с холодной, изобильной кровью (букв. желчь) бывают робки и ограниченны, а люди с горячей кровью – подвижны, остроумны и болтливы».

    Платон утверждает, что «бред совсем не есть болезнь, а, напротив, величайшее из благ, даруемых нам богами; под влиянием бреда дельфийские и додонские прорицательницы оказали тысячи услуг гражданам Греции, тогда как в обыкновенном состоянии они приносили мало пользы или же совсем оказывались бесполезными. Много раз случалось, что когда боги посылали народам эпидемии, то кто-нибудь из смертных впадал в священный бред и, делаясь под влиянием его пророком, указывал лекарство против этих болезней. Особый род бреда, возбуждаемого музами, вызывает в простой и непорочной душе человека способность выражать в прекрасной поэтической форме подвиги героев, что содействует просвещению будущих поколений».

    Демокрит даже прямо говорил, что не считает истинным поэтом человека, находящегося в здравом уме. Excludit sanos, Helicone poetas.

    Вследствие подобных взглядов на безумие древние народы относились к помешанным с большим почтением, считая их вдохновленными свыше, что подтверждается, кроме исторических фактов, еще и тем, что слова mania – по-гречески, navi и mesugan – по-еврейски, а nigrata – по-санскритски означают и сумасшествие, и пророчество.

    Феликс Платер утверждает, что знал многих людей, которые, отличаясь замечательным талантом в разных искусствах, в то же время были помешанными.

    Помешательство их выражалось нелепой страстью к похвалам, а также странными и неприличными поступками. Между прочим, Платер встретил при дворе пользовавшихся большой славой архитектора, скульптора и музыканта, несомненно сумасшедших. Еще более выдающиеся факты собраны Ф. Газони в Италии, в «Больнице для неизлечимых душевнобольных». Сочинение его переведено (на итальянский язык) Лонгоалем в 1620 году. Из более близких к нам писателей Паскаль постоянно говорил, что величайшая гениальность граничит с полнейшим сумасшествием, и впоследствии доказал это на собственном примере. То же самое подтвердил и Гекарт (Hecart) относительно своих товарищей, ученых и в то же время помешанных, подобно ему самому.

    Наблюдения свои он издал в 1823 году под названием: «Стултициана, или Краткая библиография сумасшедших, находящихся в Валенсъене, составленная помешанным». Тем же предметом занимались Дельньер, страстный библиограф, в своей интересной Histoire littéraire des fous (1860), Форг – в прекрасном очерке, помещенном в Revue de Paris (1826), и неизвестный автор в «Очерках Бедлама» (Sketches in Bedlam. Лондон, 1873).

    За последнее время Лелю – в Démon de Socrate (1856), и в Amulet de Pascal (1846), Верга – в Lipemania del Tasso (1850), и Ломброзо в Pazzia di Cardano (1856), доказали, что многие гениальные люди, например Свифт, Лютер, Кардано, Бругам и другие, страдали умопомешательством, галлюцинациями или были мономанами в продолжение долгого времени. Моро, с особенной любовью останавливающийся на фактах наименее правдоподобных, в своем последнем сочинении Psychologia morbide и Шиллинг в своих Psychiatrische Briefe 1863 года, пытались доказать при помощи тщательных, хотя и не всегда строго научных исследований, что гений есть, во всяком случае, нечто вроде нервной ненормальности, нередко переходящей в настоящее сумасшествие. Подобные же выводы, приблизительно, сделаны Гагеном в его статье «О сродстве между гениальностью и безумием» (Über die Verwandschaft Genies und Irresein. Berlin. 1877) и отчасти также Юргеном Мейером (Jurgen Meyer) в его прекрасной монографии «Гений и талант».

    Оба ученых, пытавшихся более точно установить физиологию гения, пришли путем самого тщательного анализа фактов к тем же заключениям, какие высказал более ста лет тому назад, скорее на основании опыта, чем строгих наблюдений, один итальянский иезуит, Беттинелли, в своей теперь уже совершенно забытой книге Dell’entusiasmo nelle belle arti (Милан, 1769).

    Глава II. Сходство гениальных людей с помешанными в физиологическом отношении

    Как ни жесток и печален такого рода парадокс, но, рассматривая его с научной точки зрения, мы найдем, что в некоторых отношениях он вполне основателен, хотя с первого взгляда и кажется нелепым.

    Многие из великих мыслителей подвержены, подобно помешанным, судорожным сокращениям мускулов и отличаются резкими, так называемыми хореическими, телодвижениями. Так, о Ленау и Монтескье рассказывают, что на полу у столов, где они занимались, можно было заметить углубления от постоянного подергивания их ног. Бюффон, погруженный в свои размышления, забрался однажды на колокольню и спустился оттуда по веревке совершенно бессознательно, как будто в припадке сомнамбулизма. Сантейль, Кребильон, Ломбардини имели странную мимику, похожую на гримасы. Наполеон страдал постоянным подергиванием правого плеча и губ, а во время припадков гнева – также и икр. «Я, вероятно, был очень рассержен, – сознавался он сам однажды после горячего спора с Лоу, – потому что чувствовал дрожание моих икр, чего со мной давно уже не случалось». Петр Великий был подвержен подергиваниям лицевых мускулов, ужасно искажавших его лицо.

    «Лицо Кардуччи, – говорит Мантегацца, – по временам напоминает собою ураган: из глаз его сыплются молнии, а дрожание мускулов походит на землетрясение».

    Ампер не мог иначе говорить, как ходя и шевеля всеми членами. Известно, что обычный состав мочи и в особенности содержание в ней мочевины заметно изменяется после маниакальных приступов. То же самое замечается и после усиленных умственных занятий. Уже много лет тому назад Гольдинг Берд сделал наблюдение, что у одного английского проповедника, всю неделю проводившего в праздности и только по воскресеньям с большим жаром произносившего проповеди, именно в этот день значительно увеличивалось в моче содержание фосфорнокислых солей, тогда как в другие дни оно было крайне ничтожно.

    Впоследствии Смит многими наблюдениями подтвердил тот факт, что при всяком умственном напряжении увеличивается количество мочевины в моче, и в этом отношении аналогия между гениальностью и сумасшествием представляется несомненной.

    На основании такого ненормального изобилия мочевины или, скорее, на основании этого нового подтверждения закона о равновесии между силой и материей, управляющего всем миром живых существ, можно вывести еще и другие, более изумительные аналогии: например, седина и облысение, худоба тела, а также плохая мускульная и половая деятельность, свойственные всем помешанным, очень часто встречаются и у великих мыслителей. Цезарь боялся бледных и худых Кассиев. Д’Аламбер, Фенелон, Наполеон были в молодости худы как скелеты. О Вольтере Сегюр пишет: «Худоба доказывает, как много он работает; изможденное и согбенное тело его служит только легкой, почти прозрачной оболочкой, сквозь которую как будто видишь душу и гений этого человека».

    Бледность всегда считалась принадлежностью и даже украшением великих людей. Кроме того, мыслителям наравне с помешанными свойственны: постоянное переполнение мозга кровью (гиперемия), сильный жар в голове и охлаждение конечностей, склонность к острым болезням мозга и слабая чувствительность к голоду и холоду.

    О гениальных людях, точно так же, как и о сумасшедших, можно сказать, что они всю жизнь остаются одинокими, холодными, равнодушными к обязанностям семьянина и члена общества. Микеланджело постоянно твердил, что его искусство заменяет ему жену. Гёте, Гейне, Байрон, Челлини, Наполеон, Ньютон, хотя и не говорили этого, но своими поступками доказывали еще нечто худшее. Нередки случаи, когда вследствие тех же причин, которые так часто вызывают сумасшествие, т. е. вследствие болезней и повреждений головы, самые обыкновенные люди превращаются в гениальных. Вико в детстве упал с высочайшей лестницы и раздробил себе правую теменную кость. Гратри, вначале плохой певец, сделался знаменитым артистом после сильного ушиба головы бревном. Мабильон, смолоду совершенно слабоумный, достиг известности своими талантами, которые развились в нем вследствие полученной им раны в голову.

    Галль, сообщивший этот факт, знал одного датчанина-полуидиота, умственные способности которого сделались блестящими после того, как он, тринадцати лет, свалился с лестницы головою вниз2   Покойный митрополит Московский Макарий, отличавшийся замечательно светлым умом, был до того болезненным и тупым ребенком, что совершенно не мог учиться. Но в семинарии кто-то из товарищей, во время игры, прошиб ему голову камнем, и после того способности Макария сделались блестящими, а здоровье совершенно поправилось. – Прим. пер.

    [Закрыть]. Несколько лет тому назад один кретин из Савойи, укушенный бешеной собакой, сделался совершенно разумным человеком в последние дни своей жизни. Доктор Галле знал ограниченных людей, умственные способности которых необыкновенно развились вследствие болезней мозга (midollo).

    «Очень может быть, что моя болезнь (болезнь спинного мозга) придала моим последним произведениям какой-то ненормальный оттенок», – говорит с удивительной прозорливостью Гейне в одном из своих писем. Нужно, впрочем, прибавить, что болезнь отразилась таким образом не только на его последних произведениях, и он сам сознавал это. Еще за несколько месяцев до усиления своей болезни Гейне писал о себе (Correspondace inédite. Paris, 1877): «Мое умственное возбуждение есть скорее результат болезни, чем гениальности – чтоб хотя немного утишить мои страдания, я сочинял стихи. В эти ужасные ночи, обезумев от боли, бедная голова моя мечется из стороны в сторону и заставляет звенеть с жестокой веселостью бубенчики изношенного дурацкого колпака».

    Биша и фон дер Кольк заметили, что у людей с искривленной шеей ум бывает живее, чем у людей обыкновенных. У Конолли был один больной, умственные способности которого возбуждались во время операций над ним, и несколько таких больных, которые проявляли особенную даровитость в первые периоды чахотки и подагры. Всем известно, каким остроумием и хитростью отличаются горбатые; Рокитанский пытался даже объяснить это тем, что у них аорта, дав сосуды, идущие к голове, делает изгиб, вследствие чего является расширение объема сердца и увеличение артериального давления в черепе.

    Этой зависимостью гения от патологических изменений отчасти можно объяснить любопытную особенность гениальности по сравнению с талантом, в том отношении, что она является чем-то бессознательным и проявляется совершенно неожиданно.

    Юрген Мейер говорит, что талантливый человек действует строго обдуманно; он знает, как и почему он пришел к известной теории, тогда как гению это совершенно неизвестно: всякая творческая деятельность бессознательна.

    Гайдн приписывал таинственному дару, ниспосланному свыше, создание своей знаменитой оратории «Сотворение мира». «Когда работа моя плохо подвигалась вперед, – говорил он, – я, с четками в руках, удалялся в молельню, прочитывал Богородицу – и вдохновение снова возвращалось ко мне».

    Итальянская поэтесса Милли во время создания, почти невольного, своих чудных стихотворений волнуется, кричит, поет, бегает взад и вперед и как будто находится в припадке эпилепсии.

    Те из гениальных людей, которые наблюдали за собою, говорят, что под влиянием вдохновения они испытывают какое-то невыразимо-приятное лихорадочное состояние, во время которого мысли невольно родятся в их уме и брызжут сами собою, точно искры из горящей головни.

    Это прекрасно выразил Данте в следующих трех строках:

     …I mi son un che, guandoAmore spira, noto ed in quel modoChe detta dento vo significando. 

    (Вдохновляемый любовью, я говорю то, что она подсказывает мне.)

    Наполеон говорил, что исход битв зависит от одного мгновения, от одной мысли, временно остававшейся бездеятельной; при наступлении благоприятного момента она вспыхивает, подобно искре, и в результате является победа (Моро).

    Бауэр говорит, что лучшие стихотворения Ку были продиктованы им в состоянии, близком к умопомешательству. В те минуты, когда с уст его слетали эти чудные строфы, он был не способен рассуждать даже о самых простых вещах.

    Фосколо сознается в своем Epistolario, лучшем произведении этого великого ума, что творческая способность писателя обусловливается особым родом умственного возбуждения (лихорадки), которое нельзя вызвать по своему произволу.

    «Я пишу свои письма, – говорит он, – не для отечества и не ради славы, но для того внутреннего наслаждения, какое доставляет нам упражнение наших способностей».

    Беттинелли называет поэтическое творчество сном с открытыми глазами, без потери сознания, и это, пожалуй, справедливо, так как многие поэты диктовали свои стихи в состоянии, похожем на сон.

    Гёте тоже говорит, что для поэта необходимо известное мозговое раздражение и что он сам сочинял многие из своих песен, находясь как бы в припадке сомнамбулизма.

    Клопшток сознается, что, когда он писал свою поэму, вдохновение часто являлось к нему во время сна.

    Во сне Вольтер задумал одну из песен Генриады, Сардини – теорию игры на флажолете, а Секендорф – свою прелестную песню о Фантазии. Ньютон и Кардано во сне разрешали математические задачи.

    Муратори во сне составил пентаметр на латинском языке много лет спустя после того, как перестал писать стихи. Говорят, что во время сна Лафонтен сочинил басню «Два голубя», а Кондильяк закончил лекцию, начатую накануне. «Кубла» Кольриджа и «Фантазия» Гольде были сочинены во сне.

    Моцарт сознавался, что музыкальные идеи являются у него невольно, подобно сновидениям, а Гофман часто говорил своим друзьям: «Я работаю, сидя за фортепьяно с закрытыми глазами, и воспроизвожу то, что подсказывает мне кто-то со стороны».

    Лагранж замечал у себя неправильное биение пульса, когда писал, у Альфьери же в это время темнело в глазах.

    Ламартин часто говорил: «Не я сам думаю, но мои мысли думают за меня». Альфьери, называвший себя барометром – до такой степени изменялись его творческие способности смотря по времени года, – с наступлением сентября не мог противиться овладевавшему им невольному побуждению, до того сильному, что он должен был уступить и написал шесть комедий. На одном из своих сонетов он собственноручно сделал такую надпись: «Случайный. Я не хотел его писать». Это преобладание бессознательного в творчестве гениальных людей замечено было еще в древности.

    Сократ первый указал на то, что поэты создают свои произведения не вследствие старания или искусства, но благодаря некоторому природному инстинкту. Таким же образом прорицатели говорят прекрасные вещи, совершенно не сознавая этого.

    «Все гениальные произведения, – говорит Вольтер в письме к Дидро, – созданы инстинктивно. Философы целого мира вместе не могли бы написать Армиды Кино или басни «Мор зверей», которую Лафонтен диктовал, даже не зная хорошенько, что из нее выйдет. Корнель написал трагедию «Гораций» так же инстинктивно, как птица вьет гнездо». Таким образом, величайшие идеи мыслителей, подготовленные, так сказать, уже полученными впечатлениями и в высшей степени чувствительной организацией субъекта, родятся внезапно и развиваются настолько же бессознательно, как и необдуманные поступки помешанных. Этой же бессознательностью объясняется непоколебимость убеждений в людях, усвоивших себе фанатически известные убеждения. Но как только прошел момент экстаза, возбуждения, гений превращается в обыкновенного человека или падает еще ниже, так как отсутствие равномерности (равновесия) есть один из признаков гениальной натуры. Дизраэли отлично выразил это, когда сказал, что у лучших английских поэтов, Шекспира и Драйдена, можно встретить и самые плохие стихи. О живописце Тинторетто говорили, что он бывает то выше Карраччи, то ниже Тинторетто.

    Овидио вполне правильно объясняет неодинаковость слога Тассо его же собственным признанием, что, когда исчезало вдохновение, он путался в своих сочинениях, не узнавал их и не в состоянии был оценить их достоинства.

    Не подлежит никакому сомнению, что между помешанным во время припадка и гениальным человеком, обдумывающим и создающим свое произведение, существует полнейшее сходство.

    Припомните латинскую пословицу: «Aut insanit homo, aut versus fecit» («Или безумец, или стихоплет»).

    Вот как описывает состояние Тассо врач Ревелье-Парат: «Пульс слабый и неровный, кожа бледная, холодная, голова горячая, воспаленная, глаза блестящие, налитые кровью, беспокойные, бегающие по сторонам. По окончании периода творчества часто сам автор не понимает того, что он минуту тому назад излагал».

    Марини, когда писал Adone, не заметил, что сильно обжег ногу. Тассо в период творчества казался совершенно помешанным. Кроме того, обдумывая что-нибудь, многие искусственно вызывают прилив крови к мозгу, как, например, Шиллер, ставивший ноги в лед, Питт и Фокс, приготовлявшие свои речи после неумеренного употребления портера, и Паизиелло, сочинявший не иначе как укрывшись множеством одеял. Мильтон и Декарт опрокидывались головою на диван, Боссюэ удалялся в холодную комнату и клал себе на голову теплые припарки; Куйас (Cujas) работал лежа вниз лицом на ковре. О Лейбнице сложилась поговорка, что он мыслил только в горизонтальном положении – до такой степени оно было необходимо ему для умственной деятельности. Мильтон сочинял запрокинув, голову назад, на подушку, а Тома (Thomas) и Россини – лежа в постели; Руссо обдумывал свои произведения под ярким полуденным солнцем с открытой головой.

    Очевидно, все они инстинктивно употребляли такие средства, которые временно усиливают прилив крови к голове в ущерб остальным членам тела.

    Здесь кстати упомянуть о том, что многие из даровитых и в особенности гениальных людей злоупотребляли спиртными напитками. Не говоря уже об Александре Великом, который под влиянием опьянения убил своего лучшего друга и умер после того, как десять раз осушил кубок Геркулеса, – самого Цезаря солдаты часто приносили домой на своих плечах. Сократ, Сенека, Алкивиад, Катон, а в особенности Септимий Север и Махмуд II до такой степени отличались невоздержанностью, что все умерли от пьянства вследствие белой горячки. Запоем страдали также Коннетабль Бурбонский, Авиценна, о котором говорят, что он посвятил вторую половину своей жизни на то, чтобы доказать всю бесполезность научных сведений, приобретенных им в первую половину, и многие живописцы, например Карраччи, Стен (Steen), Барбателли, и целая плеяда поэтов – Мюрже, Жерар де Нерваль, Мюссе, Клейст, Майлат и во главе их Тассо, писавший в одном из своих писем: «Я не отрицаю, что я безумец; но мне приятно думать, что мое безумие произошло от пьянства и любви, потому что я действительно пью много».

    Немало пьяниц встречается и в числе великих музыкантов, например Дюссек, Гендель и Глюк, говоривший, что «он считает вполне справедливым любить золото, вино и славу, потому что первое дает ему средство иметь второе, которое, вдохновляя, доставляет ему славу». Впрочем, кроме вина, он любил также водку и наконец опился ею.

    Замечено, что почти все великие создания мыслителей получают окончательную форму или по крайней мере выясняются под влиянием какого-нибудь специального ощущения, которое играет здесь, так сказать, роль капли соленой воды в хорошо устроенном вольтовом столбе. Факты доказывают, что все великие открытия были сделаны под влиянием органов чувств, как это подтверждает и Молешотт. Несколько лягушек, из которых предполагалось приготовить целебный отвар для жены Гальвани, послужили к открытию гальванизма. Изохронические (одновременные) качания люстры и падение яблока натолкнули Ньютона и Галилея на создание великих систем. Альфьери сочинял и обдумывал свои трагедии, слушая музыку. Моцарт при виде апельсина вспомнил народную неаполитанскую песенку, которую слышал пять лет тому назад, и тотчас же написал знаменитую кантату к опере «Дон Жуан». Взглянув на какого-то носильщика, Леонардо задумал своего Иуду, а Торвальдсен нашел подходящую позу для сидящего ангела при виде кривляний своего натурщика.

    Вдохновение впервые осенило Сальваторе Розу в то время, когда он любовался видом Позилино, а Хогарт нашел типы для своих карикатур в таверне, после того как один пьяница разбил там ему нос в драке. Мильтону, Бэкону, Леонардо и Варбуртону необходимо было слышать звон колоколов, для того чтобы приняться за работу; Бурдалу, перед тем как диктовать свои бессмертные проповеди, всегда наигрывал на скрипке какую-нибудь арию. Чтение одной оды Спенсера возбудило в Коулее склонность к поэзии, а книга Сакробозе заставила Гаммада пристраститься к астрономии. Рассматривая рака, Уатт напал на мысль об устройстве чрезвычайно полезной в промышленности машины, а Гиббон задумал писать историю Греции после того, как увидел развалины Капитолия3   Гёте создал свою теорию развития черепа по общему типу спинных позвонков во время прогулки, когда, толкнув ногою валявшийся на дороге череп овцы, увидел, что он разделился на три части. – Прим. пер.

    [Закрыть].

    Но ведь точно так же известные ощущения вызывают помешательство или служат исходной точкой его, являясь иногда причиной самых страшных припадков бешенства. Так, например, кормилица Гумбольдта сознавалась, что вид свежего, нежного тела ее питомца возбуждал в ней неудержимое желание зарезать его. А сколько людей были вовлечены в убийство, поджог или разрывание могил при виде топора, пылающего костра и трупа!

    Следует еще прибавить, что вдохновение, экстаз всегда переходят в настоящие галлюцинации, потому что человек видит тогда предметы, существующие лишь в его воображении. Так, Гросси рассказывал, что однажды ночью, после того как он долго трудился над описанием появления призрака Прина, он увидел этот призрак перед собою и должен был зажечь свечу, чтобы избавиться от него. Балль рассказывает о сыне (successore) Рейнолдса, что он мог делать до 300 портретов в год, так как ему было достаточно посмотреть на кого-нибудь в продолжение получаса, пока он набрасывал эскиз, чтобы потом уже это лицо постоянно было перед ним, как живое. Живописец Мартини всегда видел перед собою картины, которые писал, так что однажды, когда кто-то встал между ним и тем местом, где представлялось ему изображение, он попросил этого человека посторониться, потому что для него невозможно было продолжать копирование, пока существовавший лишь в его воображении оригинал был закрыт. Лютер слышал от сатаны аргументы, которых раньше не мог придумать сам.

    Если мы обратимся теперь к решению вопроса – в чем именно состоит физиологическое отличие гениального человека от обыкновенного, то, на основании автобиографий и наблюдений, найдем, что по большей части вся разница между ними заключается в утонченной и почти болезненной впечатлительности первого. Дикарь или идиот малочувствительны к физическим страданиям, страсти их немногочисленны, из ощущений же воспринимаются ими лишь те, которые непосредственно касаются их в смысле удовлетворения жизненных потребностей. По мере развития умственных способностей впечатлительность растет и достигает наибольшей силы в гениальных личностях, являясь источником их страданий и славы. Эти избранные натуры более чувствительны в количественном и качественном отношении, чем простые смертные, а воспринимаемые ими впечатления отличаются глубиною, долго остаются в памяти и комбинируются различным образом. Мелочи, случайные обстоятельства, подробности, незаметные для обыкновенного человека, глубоко западают им в душу и перерабатываются на тысячу ладов, чтобы воспроизвести то, что обыкновенно называют творчеством, хотя это только бинарные и кватернарные комбинации ощущений.

    Галлер писал о себе: «Что осталось у меня, кроме впечатлительности, этого могучего чувства, являющегося следствием темперамента, который живо воспринимает радости любви и чудеса науки? Даже теперь я бываю тронут до слез, когда читаю описание какого-нибудь великодушного поступка.

    Свойственная мне чувствительность, конечно, и придает моим стихотворениям тот страстный тон, которого нет у других поэтов».

    «Природа не создала более чувствительной души, чем моя», – писал о себе Дидро. В другом месте он говорит: «Увеличьте число чувствительных людей, и вы увеличите количество хороших и дурных поступков». Когда Альфьери в первый раз услышал музыку, то был, по его словам, «поражен до такой степени, как будто яркое солнце ослепило мне зрение и слух; несколько дней после того я чувствовал необыкновенную грусть, не лишенную приятности; фантастические идеи толпились в моей голове, и я способен был писать стихи, если бы знал тогда, как это делается…» В заключение он говорит, что ничто не действует на душу так неотразимо могущественно, как музыка. Подобное же мнение высказывали Стерн, Руссо и Ж. Санд.

    Корради доказывает, что все несчастья Леопарди и самая его философия были вызваны излишней чувствительностью и неудовлетворенной любовью, которую он в первый раз испытал на 18-м году. И действительно, философия Леопарди принимала более или менее мрачный оттенок, смотря по состоянию его здоровья, пока наконец грустное настроение не обратилось у него в привычку.

    Урквициа падал в обморок, услышав запах розы. Стерн, после Шекспира наиболее глубокий из поэтов-психологов, говорит в одном письме: «Читая биографии наших древних героев, я плачу о них, как будто о живых людях… Вдохновение и впечатлительность – единственные орудия гения. Последняя вызывает в нас те восхитительные ощущения, которые придают большую силу радости и вызывают слезы умиления».

    Известно, в каком рабском подчинении находились Альфьери и Фосколо у женщин, не всегда достойных такого обожания. Красота и любовь Форнарины служили для Рафаэля источником вдохновения не только в живописи, но и в поэзии. Несколько его эротических стихотворений до сих пор еще не утратили своей прелести.

    А как рано проявляются страсти у гениальных людей! Данте и Альфьери были влюблены в 9 лет, Руссо – 11, Каррон и Байрон – 8. С последним уже на 16-м году сделались судороги, когда он узнал, что любимая им девушка выходит замуж. «Горе душило меня, – рассказывает он, – хотя половое влечение мне было еще незнакомо, но любовь я чувствовал до того страстную, что вряд ли и впоследствии испытал более сильное чувство». На одном из представлений Кица с Байроном случился припадок конвульсий.

    Лорби видел ученых, падавших в обморок от восторга при чтении сочинений Гомера. Живописец Франчиа (Francia) умер от восхищения, после того как увидел картину Рафаэля.

    Ампер до такой степени живо чувствовал красоты природы, что едва не умер от счастья, очутившись на берегу Женевского озера. Найдя решение какой-то задачи, Ньютон был до того потрясен, что не мог продолжать своих занятий. Гей-Люссак и Дэви после сделанного ими открытия начали в туфлях плясать по своему кабинету. Архимед, восхищенный решением задачи, в костюме Адама выбежал на улицу с криком: «Эврика!» («Нашел!») Вообще, сильные умы обладают и сильными страстями, которые придают особенную живость всем их идеям; если у некоторых из них многие страсти и бледнеют, как бы замирают со временем, то это лишь потому, что мало-помалу их заглушает преобладающая страсть к славе или к науке.

    iknigi.net