Макиавелли Государь краткое содержание книги. Книга макиавелли государь


Государь читать онлайн - Никколо Макиавелли

Никколо Макиавелли

Государь

Государь

Никколо Макиавелли — его светлости Лоренцо деи Медичи

Обыкновенно, желая снискать милость правителя, люди посылают ему в дар то, что имеют самого дорогого или чем надеются доставить ему наибольшее удовольствие, а именно: коней, оружие, парчу, драгоценные камни и прочие украшения, достойные величия государей. Я же, вознамерившись засвидетельствовать мою преданность Вашей светлости, не нашел среди того, чем владею, ничего более дорогого и более ценного, нежели познания мои в том, что касается деяний великих людей, приобретенные мною многолетним опытом в делах настоящих и непрестанным изучением дел минувших. Положив много времени и усердия на обдумывание того, что я успел узнать, я заключил свои размышления в небольшом труде, который посылаю в дар Вашей светлости. И хотя я полагаю, что сочинение это недостойно предстать перед вами, однако же верю, что по своей снисходительности вы удостоите принять его, зная, что не в моих силах преподнести вам дар больший, нежели средство в кратчайшее время постигнуть то, что сам я узнавал ценой многих опасностей и тревог. Я не заботился здесь ни о красоте слога, ни о пышности и звучности слов, ни о каких внешних украшениях и затеях, которыми многие любят расцвечивать и уснащать свои сочинения, ибо желал, чтобы мой труд либо остался в безвестности, либо получил признание единственно за необычность и важность предмета. Я желал бы также, чтобы не сочли дерзостью то, что человек низкого и ничтожного звания берется обсуждать и направлять действия государей. Как художнику, когда он рисует пейзаж, надо спуститься в долину, чтобы охватить взглядом холмы и горы, и подняться на гору, чтобы охватить взглядом долину, так и здесь: чтобы постигнуть сущность народа, надо быть государем, а чтобы постигнуть природу государей, надо принадлежать к народу.

Пусть же Ваша светлость примет сей скромный дар с тем чувством, какое движет мною; если вы соизволите внимательно прочитать и обдумать мой труд, вы ощутите, сколь безгранично я желаю Вашей светлости достичь того величия, которое сулят вам судьба и ваши достоинства. И если с той вершины, куда вознесена Ваша светлость, взор ваш когда-либо обратится на ту низменность, где я обретаюсь, вы увидите, сколь незаслуженно терплю я великие и постоянные удары судьбы.

I. Скольких видов бывают государства и как они приобретаются

Все государства, все державы, обладавшие или обладающие властью над людьми, были суть либо республики, либо государства, управляемые единовластно. Последние могут быть либо унаследованными — если род государя правил долгое время, либо новыми. Новым может быть либо государство в целом — таков Милан для Франческо Сфорца, либо его часть, присоединенная к унаследованному государству вследствие завоевания, — таково Неаполитанское королевство для короля Испании.

Новые государства разделяются на те, где подданные привыкли повиноваться государям, и те, где они искони жили свободно; государства приобретаются либо своим, либо чужим оружием, либо милостью судьбы, либо доблестью.

II. О наследственном единовластии

Я не стану касаться республик, ибо подробно говорю о них в другом месте. Здесь я перейду прямо к единовластному правлению и, держась намеченного выше порядка, разберу, какими способами государи могут управлять государствами и удерживать над ними власть. Начну с того, что наследному государю, чьи подданные успели сжиться с правящим домом, гораздо легче удержать власть, нежели новому, ибо для этого ему достаточно не преступать обычая предков и впоследствии без поспешности применяться к новым обстоятельствам. При таком образе действий даже посредственный правитель не утратит власти, если только не будет свергнут особо могущественной и грозной силой, но и в этом случае он отвоюет власть при первой же неудаче завоевателя.

Макиавелли. Гравюра из издания Testi. 1545

У нас в Италии примером тому может служить герцог Феррарский, который удержался у власти после поражения, нанесенного ему венецианцами в 1484 году и папой Юлием в 1510-м, только потому, что род его исстари правил в Ферраре. Ибо у государя, унаследовавшего власть, меньше причин и меньше необходимости притеснять подданных, почему они и платят ему большей любовью, и если он не обнаруживает чрезмерных пороков, вызывающих ненависть, то закономерно пользуется благорасположением граждан. Давнее и преемственное правление заставляет забыть о бывших некогда переворотах и вызвавших их причинах, тогда как всякая перемена прокладывает путь другим переменам.

III. О смешанных государствах

Трудно удержать власть новому государю. И даже наследному государю, присоединившему новое владение — так что государство становится как бы смешанным, — трудно удержать над ним власть прежде всего вследствие той же естественной причины, какая вызывает перевороты во всех новых государствах. А именно: люди, веря, что новый правитель окажется лучше, охотно восстают против старого, но вскоре они на опыте убеждаются, что обманулись, ибо новый правитель всегда оказывается хуже старого. Что опять-таки естественно и закономерно, так как завоеватель притесняет новых подданных, налагает на них разного рода повинности и обременяет их постоями войска, как это неизбежно бывает при завоевании. И таким образом наживает врагов в тех, кого притеснил, и теряет дружбу тех, кто способствовал завоеванию, ибо не может вознаградить их в той степени, в какой они ожидали, но не может и применить к ним крутые меры, будучи им обязан — ведь без их помощи он не мог бы войти в страну, как бы ни было сильно его войско. Именно по этим причинам Людовик XII, король Франции, быстро занял Милан и так же быстро его лишился. И герцогу Лодовико потому же удалось в тот раз отбить Милан собственными силами. Ибо народ, который сам растворил перед королем ворота, скоро понял, что обманулся в своих упованиях и расчетах, и отказался терпеть гнет нового государя.

Правда, если мятежная страна завоевана повторно, то государю легче утвердить в ней свою власть, так как мятеж дает ему повод с меньшей оглядкой карать виновных, уличать подозреваемых, принимать защитные меры в наиболее уязвимых местах. Так, в первый раз Франция сдала Милан, едва герцог Лодовико пошумел на его границах, но во второй раз Франция удерживала Милан до тех пор, пока на нее не ополчились все итальянские государства и не рассеяли и не изгнали ее войска из пределов Италии, что произошло по причинам, названным выше. Тем не менее Франция оба раза потеряла Милан. Причину первой неудачи короля, общую для всех подобных случаев, я назвал; остается выяснить причину второй и разобраться в том, какие средства были у Людовика — и у всякого на его месте, — чтобы упрочить завоевание верней, чем то сделала Франция.

Жан Перреаль. Король Франции Людовик XII

Начну с того, что завоеванное и унаследованное владения могут принадлежать либо к одной стране и иметь один язык, либо к разным странам и иметь разные языки. В первом случае удержать завоеванное нетрудно, в особенности если новые подданные и раньше не знали свободы. Чтобы упрочить над ними власть, достаточно искоренить род прежнего государя, ибо при общности обычаев и сохранении старых порядков ни от чего другого не может произойти беспокойства. Так, мы знаем, обстояло дело в Бретани, Бургундии, Нормандии и Гаскони, которые давно вошли в состав Франции; правда, языки их несколько различаются, но благодаря сходству обычаев они мирно уживаются друг с другом. В подобных случаях завоевателю следует принять лишь две меры предосторожности: во-первых, проследить за тем, чтобы род прежнего государя был искоренен; во-вторых, сохранить прежние законы и подати — тогда завоеванные земли в кратчайшее время сольются в одно целое с исконным государством завоевателя.

Но если завоеванная страна отличается от унаследованной по языку, обычаям и порядкам, то тут удержать власть поистине трудно, тут требуются и большая удача, и большое искусство. И одно из самых верных и прямых средств для этого — переселиться туда на жительство. Такая мера упрочит и обезопасит завоевание — именно так поступил с Грецией турецкий султан, который, как бы ни старался, не удержал бы Грецию в своей власти, если бы не перенес туда свою столицу. Ибо только живя в стране, можно заметить начинающуюся смуту и своевременно ее пресечь, иначе узнаешь о ней тогда, когда она зайдет так далеко, что поздно будет принимать меры. Обосновавшись в завоеванной стране, государь, кроме того, избавит ее от грабежа чиновников, ибо подданные получат возможность прямо взывать к суду государя — что даст послушным больше поводов любить его, а непослушным бояться. И если бы кто-нибудь из соседей замышлял нападение, то теперь он проявит большую осторожность, так что государь едва ли лишится завоеванной страны, если переселится туда на жительство.

Другое отличное средство — учредить в одном-двух местах колонии, связующие новые земли с государством завоевателя. Кроме этой есть лишь одна возможность — разместить в стране значительное количество кавалерии и пехоты. Колонии не требуют больших издержек, устройство и содержание их почти ничего не стоят государю, и разоряют они лишь тех жителей, чьи поля и жилища отходят новым поселенцам, то есть горстку людей, которые, обеднев и рассеявшись по стране, никак не смогут повредить государю; все же прочие останутся в стороне и поэтому скоро успокоятся, да, кроме того, побоятся, оказав непослушание, разделить участь разоренных соседей. Так что колонии дешево обходятся государю, верно ему служат и разоряют лишь немногих жителей, которые, оказавшись в бедности и рассеянии, не смогут повредить государю. По каковому поводу уместно заметить, что людей следует либо ласкать, либо изничтожать, ибо за малое зло человек может отомстить, а за большое — не может, из чего следует, что наносимую человеку обиду надо рассчитать так, чтобы не бояться мести. Если же вместо колоний поставить в стране войско, то содержание его обойдется гораздо дороже и поглотит все доходы от нового государства, вследствие чего приобретение обернется убытком; к тому же от этого пострадает гораздо больше людей, так как постои войска обременяют все население, отчего каждый, испытывая тяготы, становится врагом государю, а такие враги могут ему повредить, ибо хотя они и побеждены, но остаются у себя дома. Итак, с какой стороны ни взгляни, содержание подобного гарнизона вредно, тогда как учреждение колоний полезно.

knizhnik.org

Макиавелли Государь краткое содержание книги |

Макиавелли Государь — краткое изложение книги в виде конспекта. «Государь» — трактат спорный и неоднозначный. Вы будете иметь полное представление о содержании этой книги.

Макиавелли Государь кратко

Флорентиец Николло Макиавелли создал методику государственного правителя. В назидание правителю описал принципы захвата и удержания власти. Макиавелли систематизировал знания геополитики, дал развернутые сведения о государствах и правителях, и в своей книге «Государь» изложил, как должен действовать государь, чтобы успешно приобретать власть и управлять государствами.

Макиавелли Государь краткое содержание Глава I

Суть государства иметь власть над людьми. Виды государств: республики и государства единовластные. Государства бывают унаследованные и новые. Новые бывают двух типов: те, где подданные привыкли повиноваться государю и те, где искони люди привыкли жить свободно.

Макиавелли Государь Глава II

Наследному государю гораздо легче удержать власть, нежели новому. Даже посредственный правитель не утратит власти, без поспешности применяясь к новым обстоятельствам.

Макиавелли Государь Глава III

Завоеванные владения удержать нетрудно, в особенности если новые подданные и раньше не знали свободы. Чтобы упрочить над ними власть, достаточно искоренить род прежнего государя. Во-первых, проследить за тем, чтобы род прежнего государя был искоренен, во-вторых, сохранить прежние законы и подати — тогда завоеванные земли в кратчайшие сроки сольются в одно целое с государством завоевателя.

Если завоеванная страна отличается  по языку, обычаям и порядкам, то удержать власть трудно, тут требуется удача и большое искусство. Самое верное средство — переселиться туда на жительство. Государь избавит ее от грабежа чиновников, ибо подданные получат возможность прямо взывать к суду государя — это даст послушным повод любить его, а непослушным бояться его. Живя в стране, можно заметить начинающуюся смуту и своевременно ее пресечь. Государь едва ли лишится завоеванной страны, если переселится туда на жительство.

Вовремя принять необходимые меры, не дожидаться пока беда грянет. Не полагайтесь на благодетельное время. Промедление может обернуться чем угодно, ибо время приносит с собой как зло, так и добро, как добро, так и зло.Мудрый правитель не бездействует из опасения вызвать войну, ибо знает, войны нельзя избежать, можно лишь оттянуть ее начало к выгоде противника.

Страсть к завоеваниям дело естественное и обычное — завоевателя все одобрят или же никто не осудит; но совершает ошибку тот, кто не учитывает своих возможностей и стремится к завоеваниям какой угодно ценой.Укрепляйте мелких правителей, ослабляйте сильных соседей, не берите в союзники правителя, равного себе могуществом, учреждайте колонии. Слабые обычно примыкают охотно к тем, кто превосходит их силой —  нет надобности склонять их в свою пользу. Надо только не допускать, чтобы они расширялись и крепли, тогда, при их поддержке, нетрудно будет обуздать более крупных правителей и стать полновластным хозяином в стране. Если же государь обо всем этом не позаботится, он скоро лишится завоеванного, но до того претерпит бесчисленное множество трудностей и невзгод.Горе тому, кто умножает чужое могущество.

Макиавелли Государь Глава IV

Почему удается с легкостью завоевать и удержать одну державу, а другую удержать стоит огромного труда? Причина тут не в большей или меньшей доблести победителя, а в различном устройстве завоеванных держав.Единовластно управляемые государства разделяются на те, где государь правит в окружении слуг, и те, где государь правит в окружении баронов, имеющих власть и привилегии в силу древности своего рода.

Там, где государь правит посредством слуг, он обладает большей властью, так как по всей стране подданные знают лишь одного властелина; там, где государь правит при помощи баронов, он обладает меньшей властью; поскольку бароны эти имеют наследных подданных, каковые признают над собой власть баронов и питают к ним естественную преданность и привязанность.Монархию, где все повинуются одному властелину, трудно завоевать, но по завоевании легко удержать; и напротив, такое государство, в котором правитель окружен многочисленной родовой знатью, в известном смысле проще завоевать, но зато удержать куда сложнее.

Макиавелли Государь Глава V

Как управлять завоеванным городом, который прежде был свободным и жил по своим законам? Есть три способа:Первый — разрушить город, жителей рассеять. Кто захватит город, с давних пор пользующийся свободой, и пощадит его, того город не пощадит. Если не разъединить и не рассеять жителей города, они всегда отыщут повод для мятежа во имя свободы и старых порядков.Второй — переселиться туда жить.

Третий — привыкшими жить свободно легче всего управлять при посредстве его же граждан. Нужно предоставить гражданам право жить по своим законам, при этом обложив их данью и вверив правление доверенному лицу; тому, кто будет всячески поддерживать государя, зная, что во власть он пришел только благодаря дружбе с государем.

Макиавелли Государь Глава VI

Нет более опасного занятия, как производить замену старых порядков новыми. Новатора всегда ожидает враждебность тех, кому выгодны старые порядки, и холодность тех, кому выгодны новые. Холодность объясняется недоверчивостью людей ко всему новому, пока оно не закреплено продолжительным опытом. Приверженцы старого имеют возможность активно действовать, они нападают с ожесточением, тогда как сторонники нового обороняются вяло.

Преобразователи должны быть самодостаточными и не зависеть от поддержки со стороны, иначе они обречены на неудачу. Вооруженные пророки побеждают, безоружные гибнут. Нрав людей непостоянен — обратить их в свою веру легко, но удержать в ней трудно. Поэтому надо быть готовым применить силу, когда вера в народе иссякнет.

Если государь своей цели достигнет, то заслужит признание подданных, и на долгое время обретает могущество, покой, почести и счастье. Надо уподобиться опытному стрелку, который видя, что мишень слишком удалена, берет гораздо выше, но не для того, чтобы стрела прошла вверх, но зная силу лука, с помощью высокого прицела, попасть в отдаленную цель.

Макиавелли Государь Глава VII

Те, кто становится государем милостью судьбы, а не благодаря доблести, перелетев весь путь к цели, они сталкиваются с множеством трудностей впоследствии. Я говорю о тех гражданах, которым власть досталась за деньги или была пожалована в знак милости. Частные лица добивались провозглашения себя императорами, покупая солдат.

В этих случаях государи всецело зависят от фортуны и воли тех, кому обязаны властью — двух сил крайне непостоянных и прихотливых; удержаться же у власти они не могут и не умеют. Человеку без особых дарований и доблести, прожившему всю жизнь в скромном звании, негде научиться повелевать; не могут оттого, что не имеют союзников и надежной опоры. Эти невесть откуда взявшиеся властители, как все в природе, что нарождается и растет слишком скоро, не успевает пустить ни корней, ни ответвлений, почему и гибнут от первой же непогоды.

Только тот, кто обладает истинной доблестью, при внезапном возвышении сумеет не упустить того, что фортуна сама вложила ему в руки; сумеет, став государем, заложить те основания, которые другие закладывали до того, как достигнуть власти. Обе эти возможности возвыситься, благодаря доблести и милости судьбы, окупаются ценой многих усилий зодчего и с опасностью для всего здания. Заблуждается тот, кто думает, что новые благодеяния могут заставить великих мира сего позабыть о старых обидах.

Макиавелли Государь Глава VIII

О тех, кто приобретает власть злодеяниями.Есть еще два способа сделаться государем, когда частный человек достигает верховной власти путем преступлений либо в силу благоволения к нему сограждан. Истребив тех, кто недоволен им и может ему навредить, укрепив свою власть новым военным и гражданским устройством. Одним удавалось, проложив себе путь жестокостью и предательством, долго и благополучно жить в своем отечестве, защищать себя от внешних врагов и не стать жертвой заговора со стороны сограждан, тогда как многим другим не удавалось сохранить власть жестокостью даже в мирное, а не то что в смутное военное время.

Дело в том, что жестокость жестокости рознь. Жестокость применена хорошо в тех случаях, когда ее проявляют сразу и по соображениям безопасности, не упорствуют в ней; и плохо применена в тех случаях, когда по началу расправы совершаются редко, но со временем учащаются. Действуя первым способом, можно удержать власть; действуя вторым — невозможно.Кто овладевает государством, должен предусмотреть все обиды, чтобы покончить с ними разом, а не возобновлять изо дня в день; тогда люди понемногу успокоятся, и государь сможет, делая им добро, постепенно завоевать их расположение.

Кто поступит иначе, из страха или по дурному умыслу, тот никогда уже не вложит меч в ножны и никогда не сможет опереться на своих подданных, не знающих покоя от новых и непрестанных обид. Обиды нужно наносить разом: чем меньше их распробуют, тем меньше от них вреда. Случись тяжелое время, зло делать поздно, а добро бесполезно, ибо его сочтут вынужденным и не воздадут за него благодарностью.

Макиавелли Государь Глава IX

Когда человек делается государем по благоволению сограждан, ему требуется удачливая хитрость, и такого рода единовластие можно назвать гражданским — оно учреждается по требованию знати, либо народа.Тому, кто приходит к власти с помощью знати, труднее удержать власть, чем тому, кого привел к власти народ, так как если государь окружен знатью, которая почитает себя ему равной, он не может ни приказывать, ни иметь независимый образ действий.

Тот, кого привел к власти народ, правит один и вокруг него нет никого, кто не желал бы ему повиноваться. Нельзя честно, не ущемляя других, удовлетворять притязания знати, но можно требования народа, так как у народа более честная цель, чем у знати: знать желает угнетать народ, а народ не желает быть угнетенным.

С враждебным народом ничего нельзя поделать, ибо он многочислен, а со знатью можно, ибо она малочисленна. От враждебной знати можно ждать не только того, что она отвернется от государя, но даже пойдет против него, ибо она дальновидней, хитрее, загодя ищет путей к спасению и заискивает перед тем, кто сильнее. Государь не волен выбирать народ, но волен выбирать знать, ибо его право карать и миловать, приближать или подвергать опале.

С людьми знатными надлежит поступать различно. Первых, которые не корыстны, надо почитать и ласкать. Вторых следует использовать, в особенности тех, кто сведущ в каком-либо деле. Третьих остерегаться и бояться не меньше, чем явных противников.Если государь пришел к власти с помощью народа, он должен стараться удержать его дружбу, что совсем не трудно, ибо народ требует одного, чтобы его не угнетали. Но если государя привела к власти знать, то первый долг государя заручиться дружбой народа, что опять-таки нетрудно сделать, если взять народ под свою защиту.

Государю надлежит всегда быть в дружбе с народом, иначе в трудное время он будет свергнут. Государю надлежит принять меры к тому, чтобы граждане всегда и при любых обстоятельствах имели потребность в государе и в государстве, только тогда он сможет положиться на их верность.

Макиавелли Государь Глава X

Государь в случае надобности должен отстоять себя собственными силами, имея в достатке людей или денег, чтобы собрать требуемых размеров войско и выдержать сражение с любым неприятелем. Если государь хорошо укрепит город и будет обращаться с подданными надлежащим образом, то соседи остерегутся на него нападать. Кому же покажется легким нападение на государя, чей город хорошо укреплен, а народ не озлоблен.

Макиавелли Государь Глава XI

Нам остается рассмотреть церковные государства, о которых можно сказать, что государства эти опираются на освященные религией устои, столь мощные, что они поддерживают государей у власти, независимо от того, как те живут и поступают. Удержать такое государство легко, для этого не требуется ни мужества, ни доблести. Там государи имеют власть, но ее не отстаивают,  на их власть никто не покушается, а подданные их не тяготятся своим положением. Так что лишь эти государи неизменно пребывают в благополучии и счастье.

Макиавелли Государь Глава XII

Основой власти во всех государствах служат хорошие законы и хорошее войско. Хороших законов не бывает там, где нет хорошего войска, и наоборот, где есть хорошее войско, там хороши и законы. Войско, которым государь защищается, бывает либо собственным, либо союзническим, либо наемным, либо смешанным.Наемные и союзнические войска бесполезны и опасны. Им по душе служить тебе в мирное время, но в войне они показывают тыл и бегут. Наемники медленно и вяло наступают, зато с замечательной быстротой отступают.

Макиавелли Государь Глава XIII

Союзнические войска еще одна разновидность бесполезных войск. Такие войска отлично служат своему государю, но тому, кто призывает их на помощь, они почти всегда опасны, ибо при поражении грозят государю гибелью, а их победа грозит государю зависимостью. Союзническое войско призывает тот, кто не дорожит победой.

Мудрые государи всегда предпочитали иметь дело с собственным войском. Собственные войска суть те, которые составляются из подданных, граждан или преданных тебе людей, всякие же другие относятся либо к союзническим, либо к наемным. Лучше проиграть со своими, чем выиграть с чужими, ибо не истинна та победа, которая добыта чужим оружием.

Макиавелли Государь Глава XIV

Государь не должен иметь ни других помыслов, ни других забот, ни другого дела, кроме войны, военных установлений и военной науки, ибо война есть единственная обязанность, которую правитель не может возложить на другого. Военное искусство наделено такой силой, что позволяет не только удержать власть тому, кто рожден государем, но и достичь власти тому, кто родился простым смертным.

Когда государь помышляет больше об удовольствиях, чем о военных упражнениях, он теряет власть, которую имеет. Небрежение военным искусством является главной причиной утраты власти, владение им является главной причиной обретения власти.

Макиавелли Государь Глава XV

Расстояние между тем, как люди живут и как должны жить, велико. Желая исповедовать добро во всех случаях жизни, государь неминуемо погибнет, сталкиваясь с множеством людей, чуждых добру.

Государь, если он хочет сохранить власть, должен приобрести умение отступать от добра. В силу своей природы человек не может иметь одни добродетели, и неуклонно им следовать. Благоразумному государю следует избегать тех пороков, которые могут лишить его государства, от остальных же воздерживаться по мере сил, но не более.Пусть государи не боятся навлечь на себя обвинения в тех пороках, без которых трудно удержаться у власти. Что на первый взгляд кажется добродетелью, в действительности пагубно для государя, и наоборот: выглядит как порок, а на деле доставляет государю благополучие и безопасность.

Макиавелли Государь Глава XVI

Государь не может без ущерба для себя проявлять щедрость. Благоразумнее примириться со славой скупого правителя. Ибо благодаря бережливости он удовлетворяется своими доходами, не обременяя народ дополнительными налогами.

Ради того, чтобы не обирать подданных, иметь средства для обороны, не беднеть, не вызвать презрения и не стать по неволе алчным, государь должен пренебречь славой скупого правителя, ибо скупость это один из тех пороков, которые позволяют ему править. Когда ты достиг власти, щедрость вредна; когда ты на пути к ней, щедрость необходима.Тратить можно либо свое, либо чужое. В первом случае полезна бережливость, во втором большая щедрость. Если ты ведешь войско, которое кормится добычей, грабежом и поборами, тебе необходимо быть щедрым, иначе за тобой не пойдут солдаты. И всегда имущество, которое не принадлежит тебе или твоим подданным, можешь раздаривать щедрой рукой.

Ничто другое не истощает так, как щедрость: выказывая ее, одновременно теряешь самую возможность ее выказывать и впадаешь в бедность, возбуждающую презрение; желая избежать бедности, разоряешь других, чем навлекаешь на себя ненависть. Презрение и ненависть подданных это то, чего государь должен остерегаться более всего.

Макиавелли Государь Глава XVII

Каждый государь желал бы прослыть милосердным, а не жестоким, однако следует остерегаться злоупотребить милосердием. что лучше: чтобы государя любили или чтобы его боялись? Говорят что лучше всего, когда боятся и любят одновременно; однако любовь плохо уживается со страхом, поэтому если уж приходится выбирать, то надежнее выбрать страх.

Ибо люди неблагодарны и непостоянны, склонны к лицемерию и обману, их отпугивает опасность и влечет нажива: пока ты делаешь добро, они твои всей душой, но когда у тебя явится в них нужда, они тотчас от тебя отвернуться. И худо придется тому государю, который не примет никаких мер на случай опасности. Дружбу, которая дается за деньги, можно купить, но нельзя удержать, чтобы воспользоваться ею в трудное время.

Люди меньше остерегаются обидеть того, кто внушает им любовь, нежели того, кто внушает им страх, ибо любовь поддерживается благодарностью, которой люди, будучи дурны, могут пренебречь ради своей выгоды, тогда как страх поддерживается угрозой наказания, которой пренебречь невозможно.Однако государь должен внушать страх таким образом, чтобы, если не приобрести любви, то хотя бы избежать ненависти, ибо вполне возможно внушить страх без ненависти. Чтобы избежать ненависти, государю необходимо воздерживаться от посягательств на имущество граждан и подданных и на их женщин.

Даже когда государь считает нужным лишить кого-либо жизни, он может сделать это, если налицо подходящее обоснование и очевидная причина, но он должен остерегаться посягать на чужое добро, ибо люди скорее простят смерть отца, чем потерю имущества.Тем более что причин для изъятия имущества всегда достаточно и если начать жить хищничеством, то всегда найдется повод присвоить чужое, тогда как оснований для лишения кого-либо жизни гораздо меньше и повод для этого приискать труднее.

Но когда государь ведет многочисленное войско, он тем более должен пренебречь тем, что может прослыть жестоким, ибо, не прослыв жестоким, нельзя поддержать единства и боеспособности войска.Любят государей по собственному усмотрению, а боятся по усмотрению государей, поэтому мудрому правителю лучше рассчитывать на то, что зависит от него, а не от кого-то другого; важно лишь ни в коем случае не навлекать на себя ненависти подданных.

Макиавелли Государь Глава XVIII

Похвальна в государе верность данному слову, прямодушие и неуклонная честность. Однако, великие дела удавались лишь тем, кто не старался сдержать данное слово и умел, кого нужно, обвести вокруг пальца; такие государи в конечном счете преуспели куда больше, чем те, кто ставил на честность.

С врагом можно бороться законами и силой. Первый способ присущ человеку, второй зверю. Государю приходится прибегать к обеим способам.Из всех зверей пусть государь уподобится двум: льву и лисе. Лев боится капканов, а лиса волков, следовательно, надо быть подобным лисе, чтобы уметь обойти капканы, и льву, чтобы отпугнуть волков. Тот, кто всегда подобен льву, может не заметить капкана.

Разумный правитель не может и не должен оставаться верным своему обещанию, если это вредит его интересам или если отпали причины, побудившие его дать обещание. Такой совет был бы недостойным, если бы люди честно держали слово, но люди, будучи дурны, слова не держат, поэтому и ты должен поступать с ними так же. А благовидный предлог нарушить обещание всегда найдется.Государь должен уметь переменить направление, если события примут другой оборот или ветер фортуны задует в другую сторону, по возможности не удаляться от добра, но при надобности не чураться и зла.Государь должен бдительно следить за тем, что срывается с его языка. Пусть тем, кто видит его и слышит, он предстает как само милосердие, верность, прямодушие, человечность и благочестие.

Ибо люди большей частью судят по виду, так как увидеть дано всем, а потрогать руками немногим. Каждый знает, каков ты с виду, немногим известно, каков ты на самом деле, но эти последние не посмеют оспорить мнение большинства. О действиях государей в суде не спросишь.

Какие бы средства ни употребил государь для сохранения власти, их всегда сочтут достойными и одобрят, ибо чернь прельщается видимостью, в мире же нет ничего, кроме черни, и меньшинству в нем не остается места, когда за большинством стоит государство.Если государь, проповедуя мир и верность, последует тому, что проповедует, то быстро лишится могущества и государства.

Макиавелли Государь Глава XIX

Главной причиной гибели императоров была либо ненависть к ним, либо презрение. Ненависть государи возбуждают хищничеством и посягательством на добро и женщин своих подданных.

Ибо большая часть людей довольна жизнью, пока не задеты их честь или имущество. Презрение государи возбуждают непостоянством, легкомыслием, изнеженностью, малодушием и нерешительностью. В каждом действии государь должен являть великодушие, бесстрашие, основательность и твердость.

Решение дел подданных должны быть бесповоротными, и мнение о нем должно быть таково, чтобы никому не могло прийти в голову, что можно обмануть или перехитрить государя. Если к государю будут относиться с почтением, то врагам труднее будет напасть на него или составить против него заговор.

С внешней опасностью можно справиться при помощи хорошего войска и хороших союзников; причем тот кто имеет хорошее войско, найдет и хороших союзников. А когда снаружи мир, то единственное, чего следует опасаться, это тайные заговоры. На стороне заговорщика страх, подозрение, боязнь расплаты; на стороне государя величие власти и вся мощь государства; так что если к этому присоединяется народное благоволение, то едва ли кто-нибудь осмелится составить заговор.

Макиавелли Государь Глава XX

Одни государи, чтобы упрочить свою власть, разоружали своих подданных, другие в завоеванных городах поддерживали раскол среди граждан; одни намеренно создавали себе врагов, другие предпочли добиваться их расположения; одни воздвигали крепости, другие разрушали их до основания. Которому из этих способов следует отдать предпочтение, сказать трудно, не зная, каковы были обстоятельства в тех государствах, где принималось то или иное решение.

Лучшая из всех крепостей не быть ненавистным народу: какие крепости ни строй, они не спасут, если ты ненавистен народу, ибо когда народ берется за оружие, на подмогу ему всегда явятся чужеземцы.В наши дни от крепостей никому не было пользы, нельзя укрыться от восставшего народа. Куда надежнее не возводить крепости, а постараться не возбудить ненависти народа. Я одобрю и тех, кто строит крепости, и тех, кто их не строит, но осуждаю всякого, кто, полагаясь на крепости, не озабочен тем, что ненавистен народу.

Макиавелли Государь Глава XXI

Ничто не может внушить к государю такого почтения, как военные предприятия и необычайные поступки.Государь должен постоянно обдумывать и осуществлять великие замыслы, держа в постоянном восхищении и напряжении своих подданных, поглощено следящих за ходом событий. Все эти предприятия должны вытекать одно из другого, чтобы некогда было замышлять что-то против самого государя.

Необычайные распоряжения внутри государства способствуют величию государя.Государь должен также выказывать себя покровителем дарований, привечать одаренных людей, оказывать почет тем, кто отличился в каком-либо ремесле или искусстве.Он должен побуждать граждан спокойно предаваться торговле, земледелию и ремеслам, чтобы одни благоустраивали свои владения, не боясь, что эти владения у них отнимут, другие открывали торговлю, не опасаясь, что их разорят налогами; более того, он должен располагать наградами для тех, кто заботится об украшении города или государства.

Он должен также занимать народ празднествами и зрелищами, уважая цехи, или трибы, на которые разделен всякий город; государь должен участвовать иногда в их собраниях и являть собой пример щедрости и великодушия, но при этом твердо блюсти свое достоинство и величие, каковые должны присутствовать в каждом его поступке.

Макиавелли Государь Глава XXII

Об уме правителя первым делом судят по тому, каких людей он к себе приближает. Если государя окружают люди преданные н способные, то можно быть уверенным в мудрости государя, ибо он умел распознать их способности и удержать их преданность.

Макиавелли Государь Глава XXIII

От одного важного обстоятельства трудно уберечься правителям, если их не отличает особая мудрость и знание людей. Я имею в виду лесть и льстецов, которых во множестве приходится видеть при дворах государей, ибо люди так тщеславны и так обольщаются на свой счет, что с трудом могут уберечься от этой напасти.

Но беда еще и в том. что когда государь пытается искоренить лесть, он рискует навлечь на себя презрение. Ибо нет другого способа оградить себя от лести, как внушить людям, что, если они выскажут тебе всю правду, ты не будешь на них в обиде. Но если каждый сможет говорить тебе правду, тебе перестанут оказывать должное почтение.Поэтому благоразумный государь должен избрать нескольких мудрых людей, им одним предоставить право высказывать все, что они думают, но только о том, что ты сам спрашиваешь и ни о чем больше; однако выслушав ответы, решение принимать самому и по своему усмотрению.На советах с каждым из советников надо вести себя так, чтобы они безбоязненно высказывались; но вне их никого не слушать, а прямо идти к намеченной цели и твердо держаться принятого решения. Кто действует иначе, тот либо поддается лести, либо, выслушав разноречивые советы, часто меняет свое мнение, чем вызывает неуважение подданных.

Макиавелли Государь Глава XXIV

Доблесть куда больше привлекает людей, чем древность рода. Ведь люди гораздо больше заняты сегодняшним днем, чем вчерашним, и если в настоящем обретают благо, то довольствуются им и не ищут другого. Они горой станут за нового государя, если сам он будет действовать надлежащим образом. И двойную славу стяжает тот, кто создаст государство и укрепит его хорошими законами и добрыми примерами; так же как двойным позором покроет себя тот; кто, будучи рожден государем, по неразумию лишится власти.

Макиавелли Государь Глава XXV

Судьба распоряжается лишь половиной всех наших дел, другую же половину она предоставляет самим людям.Нам приходится видеть, как некоторые из государей, еще вчера благоденствовавшие, сегодня лишаются власти, хотя, как кажется, не изменился ни весь склад их характера, ни какое-либо отдельное свойство. Объясняется это следующими причинами: сохраняют благополучие те, чей образ действий отвечает особенностям времени, и утрачивают благополучие те, чей образ действий не отвечает своему времени.

Люди действуют по-разному, пытаясь достичь богатства и славы: один действует осторожностью, другой натиском; один силой, другой искусством; один терпением, другой жестокостью, и каждого его способ может привести к цели. Но иной раз мы видим, что хотя оба действовали одинаково, только один из двоих добился успеха, и наоборот, каждый действовал по-своему: оба в равной мере добились успеха. Зависит это от того, что один образ действий совпадает с особенностями времени, а другой не совпадает.

Если время и обстоятельства складываются благоприятно, государь процветает, но стоит времени и обстоятельствам перемениться, как процветанию его приходит конец, ибо он не переменил своего образа действий. И нет людей, которые умели бы к этому приспособиться, как бы они ни были благоразумны. Во-первых, берут верх природные склонности, во-вторых, человек не может заставить себя свернуть с пути, на котором он до того времени неизменно преуспевал.

Если бы его характер менялся в лад с временем и обстоятельствами, благополучие его было бы постоянно.Фортуна непостоянна, а человек упорствует в своем образе действий, поэтому, пока между ними согласие, человек пребывает в благополучии, когда же наступает разлад, благополучию его приходит конец.

Макиавелли Государь Глава XXVI

Где благоприятны условия, там трудности отступают.  Бог не всё исполняет сам, дабы не лишить нас свободной воли и причитающейся нам славы. Та война справедлива, которая необходима, и то оружие священно, на которое единственная надежда.

P.S. Это было всей книги Макиавелли Государь краткое содержание, всех её двадцати шести глав.  Возможно, прочитав книгу кратко, кто-то захочет прочесть её в полном объёме. Книга интересна обилием исторических примеров и фактов, к тому же она является маленькой брошюрой, а не толстым фолиантом. И написана книга весьма простым и доходчивым языком.

https://www.molodostivivat.ru/topics/polezno-znathttps://www.molodostivivat.ru/

Основная цель политики

Из чего складывается цена редкой антикварной книги ?

Толерантность — это не европейская ценность — это европейская ошибка

Прикольные смешные цитаты и афоризмы о политиках и политике

Конспект книги для Вас составила Майя Славская

www.molodostivivat.ru

Книга: Никколо Макиавелли. Государь

Никколо Макиавелли

Никко́ло Макиаве́лли (итал. Niccolò Machiavelli; 3 мая 1469, Флоренция — 21 июня 1527, там же) — итальянский мыслитель, писатель, политический деятель (занимал во Флоренции пост государственного секретаря).

Надгробие Никколо Макиавелли

Выступал сторонником сильной государственной власти, для укрепления которой допускал применение любых средств, что выразил в труде («Государь», опубликованном в 1532 году). Автор военно-теоретических трудов.

Автор идеи о всеобщей воинской обязанности — в трактате «О военном искусстве» призывал к переходу от наёмной к набираемой по призыву из граждан государства армии.

В работах «Государь» («Князь») и «Рассуждения на первую декаду Тита Ливия» Макиавелли рассматривает государство как политическое состояние общества: отношение властвующих и подвластных, наличие соответствующим образом устроенной, организованной политической власти, учреждений, законов. Макиавелли называет политику «опытной наукой», которая разъясняет прошлое, руководит настоящим и способна прогнозировать будущее.

Исторически Макиавелли принято изображать тонким циником, считающим, что в основе политического поведения лежат выгода и сила, и что в политике следует опираться на силу, а не на мораль, которой можно и пренебречь при наличии благой цели. Впрочем, такие представления скорее следует отнести к исторически сформировавшемуся имиджу Макиавелли, чем к объективной реальности. Возможно, на упомянутый имидж повлиял прямой, честный подход, способность Макиавелли называть вещи своими именами, а также восприятие современников, рассматривавших его труды через призму собственных религиозных, идеалистических представлений, и приближающиеся эпохи сентиментализма и романтизма.

Существуют два способа действия для достижения целей: путь закона и путь насилия.

Первый способ — способ человеческий, второй — диких животных.

Государи должны уметь пользоваться обоими способами. Философский имморализм Макиавелли оправдывает это тем, что не будет же сам народ поступать лишь благодатно, а значит и направляющий их государь - принцип (в терминологии самого автора) для укрепления своей власти должен быть готов к адекватному ответу.

Труды Макиавелли считают освобождающими политику от принципов морали, хотя скорее он предстает бесстрастным советником вождей общества.

Благодаря упомянутому представлению, именем Макиавелли («макиавеллизм») называется политика, основанная на культе грубой силы, пренебрежении нормами морали.

Самоуверенность, смелость и гибкость — вот от чего зависит успех политики, по мнению некоторых читателей Макиавелли.

При рассмотрении форм правления он отдает предпочтение республике, а не монархии.

Единовластие необходимо при создании и реформировании государств, а республиканское правление является лучшим для поддержания государственной власти. Однако сложность его достижения предопределяет необходимость «сильной руки» — того самого принципа, который должен во что бы то ни стало направить государство к республике пусть даже аморальными методами, с болью перешагивая через собственную мораль, отдав затем всю свою власть в руки народа. И в этом коренится основная проблема Флоренции и всего мира: где же найти столь благородного мужа?!

Рассматривая политику применительно к конкретному обществу, Макиавелли отмечает большое влияние на неё борьбы противоположных классов: простого народа и элиты, имущих и неимущих.

Из соотношения борющихся в обществе сил он выводит и конкретные формы государства.

Он предпочитает умеренную республику или «смешанную форму государства», в которой сочетаются демократический, аристократический и монархический элементы власти.

Биография

Никколо Макиавелли родился в деревне Сан Кашано рядом с городом-государством Флоренция, Италия, в 1469 году, и был вторым сыном Бернардо ди Николо Макиавелли (1426—1500), адвоката, и Бартоломмеа ди Стефано Нели. Его образование дало ему полное знание латинской и итальянской классики. Макиавелли родился в шумную эру, в которую Римский папа мог вести армии, и богатые города — государства Италии падали один за другим в руки иностранной Франции, Испании и Священной Римской империи. Это было время постоянной перемены союзов, наёмников, переходивших на сторону соперников без предупреждения, когда власть, просуществовав несколько недель, рушилась и сменялась новой. Возможно, наиболее значительным событием в течение этого беспорядочного переворота было падение Рима в 1527 году. Богатые города, типа Флоренции и Генуи, перенесли примерно то же, что и Рим 12 столетий назад, когда он был сожжён германской армией.

В 1494 году Флоренция восстановила Республику и изгнала семью Медичи, правителей города в течение почти 60 лет. Макиавелли появился на государственной службе, как секретарь и посол в 1498 году.

Маккиавелли был помещён в Совет, ответственный за дипломатические переговоры и военные дела. Между 1499 и 1512 годами он предпринял множество дипломатических миссий ко двору Людовика XII во Франции, Фердинанда II, и к Папскому двору в Риме. С 1502 до 1503 он был свидетелем эффективных градоустроительных методов солдата-церковника Чезаре Борджиа, чрезвычайно способного военачальника и государственного деятеля, целью которого в то время было расширение его владений в центральной Италии. Главными его орудиями были смелость, благоразумие, уверенность в своих силах, твердость, а подчас и жестокость.

В 1503—1506 гг. Макиавелли был ответственен за флорентийскую милицию, включая защиту города. Он не доверял наемникам (позиция, разъясненная подробно в «Рассуждениях о первой декаде Тита Ливия» и в «Государе») и предпочитал ополчение, сформированное из граждан. В августе 1512 после запутанного ряда сражений, соглашений и союзов Медичи с помощью Папы римского Юлия II восстановили власть во Флоренции и республика была отменена. Об умонастроении Макиавелли в последние годы службы свидетельствуют его письма, в частности, Франческо Веттори.

Макиавелли оказался в опале и в 1513 году был обвинен в заговоре и арестован. Несмотря ни на что, он отвергал свою причастность и был, в конечном счете, освобожден. Он удалился в свое поместье в Sant'Andrea в Percussina около Флоренции и начал писать трактаты, которые и обеспечили ему место в истории политической философии. Макиавелли умер в Сан-Кашано, в нескольких километрах от Флоренции, в 1527. Местонахождение его могилы неизвестно; однако кенотаф в его честь находится в Церкви Санта-Кроче во Флоренции.

Философия

  • Рационализм — метод, согласно которому основой познания и действия людей является разум.
  • Политический имморализм-отрицание морали в политике,названный вскоре после его смерти макиавеллизмом и охарактеризованный самим Макиавелли в знаменитой фразе «Цель оправдывает средства»[1] (Взятая потом на воружения иезуитами)
  • Метафизик[2][3][4]
  • Антропологический минимализм (в противоположность антропоцентризму) — убеждение в слабости и несовершенстве человеческой природы

Политическая технология

  • Учреждение колоний (своих людей) — метод турецкого султана
  • Опора на оппозицию внутри стана врагов — метод римлян, опиравшихся на этолийцев при захвате Греции
  • Избегать ненависти и презрения, которые сгубили римских императоров. Ненависть вызывается посягательством на имущество и женщин своих сторонников. Презрение вызывается бедностью, нерешительностью, малодушием, непостоянством
  • Дела непопулярные возлагать на других, а популярные делать самим
  • Искусно создавать врагов
  • Привлекать одарённых людей
  • Развлекать народ зрелищами
  • Участвовать в собраниях, на которые разделен народ
  • Решительное и своевременное подавление недовольства
    • Кто захватит город, с давних пор пользующийся свободой, и пощадит его, того город не пощадит
    • «Все вооружённые пророки побеждали, а безоружные гибли»
  • Факторы власти: собственные сторонники, народ, знать, чужеземцы
  • Качества государя — сдержанность, осмотрительность и милость
  • Добродетели государя: милосердие, верность, человечность, прямодушие и благочестие
  • Государь должен творить добро, насколько это возможно, и зло — насколько это необходимо
  • Постоянность в требованиях.

Цитаты

  • Цель оправдывает средства[5] - часто приписываемая к авторству Маккиавелли,но согласно другим источником эта цитата могла принадлежать и Томасу Гобсу(1588-1679) и Игнатию Лойоле[6](но официально принято чтитать что эта цитата была принятя иезуитами уже после высказывания Макиавелли[7]
  • Войны нельзя избежать, можно лишь оттянуть ее — к выгоде противника
  • Кто меньше полагался на милость судьбы, тот дольше удерживался у власти
  • Обиды нужно наносить разом: чем меньше их распробуют, тем меньше от них вреда; благодеяния же полезно оказывать мало-помалу, чтобы их распробовали как можно лучше
  • Нельзя верить тому, что видишь в спокойное время
  • Расстояние между тем, как люди живут и как должны бы жить, столь велико, что тот, кто отвергает действительное ради должного, действует скорее во вред себе, нежели на благо, так как, желая исповедовать добро во всех случаях жизни, он неминуемо погибнет, сталкиваясь с множеством людей, чуждых добру
  • Люди всегда дурны, пока их не принудит к добру необходимость
  • Та война справедлива, которая необходима, и то оружие священно, на которое единственная надежда
  • Бог не все исполняет сам, дабы не лишить нас свободной воли и причитающейся нам части славы
  • люди не умеют быть ни достойно преступными, ни совершенно хорошими: злодейство обладает известным величием или является в какой-то мере проявлением широты души, до которой они не в состоянии подняться
  • Людей следует либо ласкать либо изничтожать - поскольку человек за меньшее зло может отомстить, а за большее не может
  • Скрой то что говоришь сам, узнай то, что говорят другие и станешь подлинным князем
  • Каждый видит, каким ты кажешься, но мало кто чувствует, каков ты есть
  • Народ, привыкший жить под властью государя и благодаря случаю ставший свободным, с трудом сохраняет свободу
  • Чтобы узнать, что должно случиться, достаточно проследить, что было… Это происходит от того, что все человеческие дела делаются людьми, которые имели и всегда будут иметь одни и те же страсти и поэтому неизбежно будут должны давать одни и те же результаты
  • Не верь, когда какой-то лицедей.Кричит, что жизнь ему отрада, дескать.Отраднее чем жить среди людей,Со свиньями в хлеву помои трескать.
  • Не золото, как провозглашает всеобщее мнение, а хорошие солдаты суть пружина войны, ибо за золото не всегда найдёшь добрых солдат, а хорошие солдаты всегда достанут золото.
  • Смотри своей судьбе в лицо, сторонись зла, но коли не можешь его избежать сноси ожидающую тебя расплату как мужчина, не падай духом, не расслабляйся, как женщина.
  • ..и все- таки я полагаю, что натиск лучше, чем осторожность, ведь фортуна - женщина, и чтобы с ней сладить, ее надо бить и пинать, таким она поддается скорее, чем тем, кто вяло берется за дело. И как женщина она - подруга молодых, ибо они менее осмотрительны, более отважны и с большей дерзостью ее укрощают.
  • Я уподобил бы судьбу бурной реке, которая, разбушевавшись, затопляет берега, валит

деревья, крушит жилища, вымывает и намывает землю: все бегут от нее прочь,все отступают перед ее напором, бессильные его сдержать. Но хотя бы и так,-разве это мешает людям принять меры предосторожности в спокойное время, то есть возвести заграждения и плотины так, чтобы, выйдя из берегов, река либо устремилась в каналы, либо остановила свой безудержный и опасный бег?

  • Ибо умы бывают трех родов: один все постигает сам; другой может понять то, что постиг первый; третий -- сам ничего не постигает и постигнутого другим понять не может. Первый ум -- выдающийся, второй -- значительный,третий -- негодный.

Сочинения

Библиография

Ссылки

Примечания

Источник: Никколо Макиавелли

dic.academic.ru