«Мультики» Михаил Елизаров читать онлайн - страница 1. Книга мультики


Михаил Елизаров «Мультики»

http://kobold-wizard.livejournal.com/795559.html

Второй на моем пути роман Елизарова. На этот раз я ограничился электронной копией, хотя обложка — зачетная.

Более-менее общим местом для произведений автора является прочное укоренение текста на советском массиве. В «Мультиках» все начинается в 1988ом, когда восьмиклассник Герман Рымбаев переезжает с родителями в большой город из родного Краснославска. Его прошлая жизнь предстает утопией советской детской литературы с теплым солнцем, верными друзьями и бабушкиными пирожками. Жизнь же на новом месте можно охарактеризовать заезженной фразой «связался с плохой компанией» — местная школа принимает его холодно, зато улица быстро берет в оборот Герку, накаченного на турнике и отнюдь не трусливого. Здесь сталкиваются по сути две ипостаси советского детства: та, которую помнить хотят, и та, о которой стараются умолчать. Через пару лет гопники времен Перестройки разведут беспредел по всей стране, но пока они оставались страхом таящимся в подворотнях. Хотя сцена мордобоя в видеосалоне, когда один из главарей пытался подмять предприятие под себя, тоже примечательна.

Заглавное слово всплывает далеко не сразу. Раньше я слышал про такую шутку под названием «показать чебурашку» — идущему по ночной улице мужчине предлагают показать чебурашку, и пока он не опомнился встречная девушка распахивает перед ним пальто, показывая сиськи, а затем соучастники девушки требуют с незадачливого зрителя деньги за просмотр. Разница между мультиками и конкретно чебурашкой, видимо, в размерах чебурашек. Такой относительно честный метод отъема денег у населения становится золотой жилой для банды Рымбаева. Тревожащих мыслей о противозаконности предприятия у него не возникает. Он инициирован в этой системе координат, свободно существующей параллельно с остальным миром. Этот поезд в огне и стремительно несется в приятном Настоящем, и еще до сих пор катится в триколорном Будущем.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)

Все обрывается на Детской комнате милиции №7, куда милиция привозит пойманного Рымбаева после очередного дела. Здесь его передают в руки Алексея Аркадьевича Разумовского, специалиста и педагога, работающего по оригинальной методике. Он показывает Герке диафильм, повествующий о его, Разумовского, жизни. Педагог в рассказе выступает маньяком, который в школьные годы убил и расчленил трех знакомых детей. От колонии его спасли все та же Детская комната милиции №7 и педагог Гребенюк со старинным фильмоскопом, показавший Алешке Разуму диафильм о своем преступном детстве... Получается конический рассказ, в котором основанием конуса выступает те самые преступные месяцы жизни Рымбаева. «Потом меня всего вздернуло, будто резко потянули невидимый линь. Я ощутил что-то вроде безболезненного крючка внутри головы, а затем меня поволокло наверх…» И конус, пройдя через вершину, начинает разворачиваться в обратную сторону — мальчику показывают, как вчерашние малолетние преступники превращаются в педагогов с проекторами. Кадр за кадром история повторяется, и в итоге Рымбаев видит на экране себя, кающегося в участии в мультиках. История попахивает безумием и чертовщиной — начиная с ареста, мальчик выхватывает абсурд реальности.

В третьей части версия безумия укрепляется — Герман просыпается в больнице, где врачи и родители говорят о случившемся приступе. Все молчат о Детской комнате милиции №7. Жизнь Германа серьезно меняется — теперь он считается больным, а потому больше замыкается в себе. Товарищи по чебурашкам куда-то исчезли, и если бы не оставшиеся следы былых похождений: деньги и магнитофон, то можно было бы думать, что ничего и не было. Разве что периодически, раз в пару лет, Герман получает напоминания о том времени — например, приходит коробочка с диафильмом «К новой жизни».

Первое, что приходит на ум при прочтении, это то, что Елизаров опять предлагает литературную порнографию с советской темой. Нет, здесь речь не о привычных теперь сиськах-письках, которыми полнится интернет, а о порнографии как отображении поведения, освобожденного от оков морали. Рассказ о детском бандитизме, включая кровавые дела Алешки Разума, Елизаров подает откровенно, с присущей ему мясистостью. Оно притягивает взгляд, как передачи НТВ притягивают взгляд пенсионерок к телевизору. Читатель тем самым становится подельником Рымбаева, чтобы с ним пройти через «очистительный свет».

Отсюда начинается второе откровенное сравнение — сцена с просмотром диафильма похожа на «Заводной апельсин» Берджесса. Только все ограничивается внешним сходством. Берджессовского Алекса ломали образами насилия до такой степени, что вызывали у него аллергию. Разумовский же выступает как нечто, переформатирующее саму реальность — Германа вырывают из плохой компании и награждают болезнью, которая с одной стороны спасает его от колонии, но с другой — лишает свободы выбора. Главный герой выходит на уготованную ему колею.

Мистика в романе подана в верном, хоть и крайне некомфортном ключе. Что-то вроде дьявольской хромоты Люцифера-Разумовского, считывается легко, но большая часть «странных» нестыковок реальности остается необъясненной. В 1989ом наша страна попадает практически в такой же круговорот, когда нельзя полностью осознать, что же в действительности произошло. Возможно, общество влипло в телевизионный мир, в котором прошлое и будущее может пересочиняться на раз-два-три, а быть может оно просто сошло с ума, и раз в пару лет происходят новые припадки. В последнем случае остается только последовать советам доктора Божко: бегать трусцой, вести более спокойную половую жизнь и поменьше смотреть телевизор и сидеть за компьютером. Уж с Люцифером-то Божко справится.

Итого: Виктор Топоров увидел в этой книге цепочку перерождения ЧК-ГПУ-НКВД-КГБ, Андрей Аствацатуров — идею украденной души, а некий Михаил Бойко — полную историю психического расстройства. Роман, дающий такое поле для трактовок, по-моему, достоен прочтения, но признаю, что елизаровская фантасмагория получилась трудной для анализа. Роман читается легко, хотя местами и обжигает мясными подробностями.

fantlab.ru

Мультики читать онлайн - Михаил Елизаров

Михаил Елизаров

Мультики

В мае восемьдесят восьмого года я закончил седьмой класс, сдал на четверку экзамен по алгебре и навсегда простился с родной школой. С сентября меня ждал другой город и новая неизвестная жизнь. Родители после долгих уговоров разрешили мне провести летние каникулы у бабушки в уютном маленьком Краснославске, где так счастливо и быстротечно прошло мое детство.

Нашу огромную краснославскую квартиру в тихом кирпичном центре родители поменяли на двушку в панельном доме на окраине промышленного мегаполиса. Там мне предстояло закончить десять классов и поступить в институт. В любом случае считалось, что в крупном городе у меня больше перспектив, чем в провинциальном Краснославске, где даже нет высших учебных заведений, а только техникумы.

В начале июня мы всей семьей по путевке съездили на Черное море, потом вторую половину отпуска родители обживали новое место, чтобы в июле приступить к работе. Отца взяли инженером на военно-ремонтный завод, а мама устроилась экономистом в финансовый отдел коксохимического института.

Как же я горевал, что мне приходится покинуть Краснославск. Здесь оставались мои школьные и дворовые товарищи, казавшиеся мне самыми замечательными и верными, точно из фильмов про пионерскую дружбу. Каждый день я выжимал до последней минуты. С утра до вечера мы гоняли мяч на школьном стадионе, а затем всей компанией шли купаться на озеро или же велосипедной эскадрильей мчались за двадцать километров на реку Ильму ловить рыбу, жгли высокие, до звезд, костры, пекли картошку, и я говорил ребятам, что не забуду их и обязательно приеду погостить на следующий год.

За каких-то три летних месяца из невысокого плотного мальчика я вдруг превратился в крепкого приземистого паренька. Это произошло во многом благодаря тому, что каждый день мы собирались у турника и играли в «прогрессию». Суть игры состояла в том, что заранее оговаривалось максимальное число подтягиваний — допустим, десять, и мы по очереди подходили к турнику — сначала выполнялось одно повторение, потом два, три, четыре и так до десяти. Это когда заявлялась только прогрессия «наверх». Обычно устраивали полную «прогрессию» — вверх и вниз. Так было куда сложнее, ведь если посчитать количество повторений, то полная прогрессия «на десять» включала сто подъемов, а это было уже немало. Мы играли все лето, и к концу августа я легко справлялся с прогрессией «на пятнадцать», причем наверх и вниз, а за один подход легко подтягивался до тридцати раз. Дома я с удивлением рассматривал в зеркале свое внезапно повзрослевшее тело с небольшими, но очень рельефными мускулами, какие бывают у гимнастов.

Двадцать шестого августа нагрянул отец, погостил денек у бабушки и забрал меня. Бабушка проводила нас на поезд, и я расстался с Краснославском. Ехали мы около суток, по дороге отец рассказывал мне, как славно мы заживем в большом городе, где есть метро и оперный театр.

Город, в котором мне предстояло жить, в десятки раз превосходил уютный зеленый Краснославск, но величина его была какая-то раздутая и в основном достигалась за счет бесконечных многоэтажных районов, тянущихся на долгие километры. Наверное, с высоты эти двенадцати— или девятиэтажные дома напоминали воткнутые в землю надгробья, одинаковые, как на братских могилах. Даже само название «спальный район» лишь усиливало ощущение какой-то коллективной усыпальницы. Повсюду стоял удушливо-сладковатый запах жженой резины и мазута, словно умер неодушевленный предмет, какой-нибудь гигантский механизм с дизельным сердцем.

Наша квартира была уже вполне обустроенной, хотя и совершенно чужой. Родные с детства краснославские вещи: диваны, стулья, лампы, шкафы — походили на палестинских беженцев, точно говорящие чашки и утюги из мультика про неопрятную тетку Федору. Мне отдали меньшую комнату, а родители поселились в гостиной.

Первого сентября я пошел в новую школу. Одноклассники приняли меня холодно. Хотя как еще они должны были принять новичка? Я был маленького роста и по меркам девчонок не особо симпатичным. Кроме того, я был с лета коротко подстрижен и на общешкольной линейке первого сентября краем уха расслышал, как кто-то из моих рослых вихрастых одноклассников под общий смех шепнул, что я похож на детдомовского. Вдобавок на мне была синяя школьная форма, а все были одеты в нормальную модную одежду. Я решил не реагировать на насмешки и познакомиться с теми, кто выглядел не особо заносчивым, поговорить, но никто не проявил ко мне интереса, а сам я не привык навязываться.

Первым был урок истории. Я занял свободное место на предпоследней парте. Соседа у меня не оказалось. От навалившегося одиночества мне сделалось немного тоскливо, но я успокаивал себя тем, что уже к концу четверти все разберутся, что я нормальный хороший человек, и у меня появятся приятели.

На уроках я заинтересовал всех только своим именем — Герман. Каждый учитель во время переклички сообщал: «Какое у тебя редкое имя», а я кивал и старался не обращать внимания на ироничные взгляды одноклассников, мол, надо же, как его назвали — Германом.

В тот же вечер я подрался, и это была первая серьезная драка в моей жизни. Получилось это так. Мама вечером попросила меня сходить за хлебом в универсам. С двумя батонами в пакете я возвращался к дому и с грустью вспоминал маленькую «Булочную» в Краснославске. Все было чужим: бесконечные одинаковые высотки, лобастые троллейбусы, с грохотом теряющие рога на поворотах, прохожие, которые не говорят, а кричат. В Краснославске вдоль улиц росли липы и каштаны, а здесь лишь тополя. И урны были не такие, как в Краснославске, не чугунные чаши-мортиры, а просто облупленные бетонные бочонки. В автоматах с газировкой не было стаканов. Даже пирожок, купленный в передвижном лотке, в тон враждебному городу оказался холодным, жестким и невкусным, и обернули его коротким обрывком кассовой ленты, на которой проступили жирные пятна, схожие с водяными ленинскими профилями, какие бывают на крупных купюрах.

Возле подъезда ко мне обратился какой-то подросток моих лет — может, на год младше. Я сразу попался на удочку его лживого дружелюбия. Он представился кличкой «Шева», сказал, что живет в соседнем доме, спросил: «Недавно приехал сюда?» — и я ответил, что три дня назад. Он оживился и заявил, что хочет познакомить меня с остальными ребятами. Как я узнал позже, понятие «наш двор» составляли пять соседствующих девятиэтажек. И мы двинули с Шевой куда-то за гаражи. Я не чувствовал никакого подвоха и всю дорогу откровенно трепался с простоватым на вид Шевой о Краснославске.

Через несколько минут мы пришли к задворкам гаражного городка. На расставленных полукругом ящиках и бетонных брусках сидели обещанные Шевой «ребята». Их было человек восемь или десять, двум самым старшим было около двадцати. Все курили, в ногах у старших стояли мутно-зеленые бутылки портвейна. В мягкой черной земле виднелись следы прежних бутылок, похожие на отпечатки лошадиных копыт. Всюду валялись окурки и битое стекло. Железные бока гаражей и бетонные плиты забора, за которым начиналась стройка, покрывали похабные надписи, буквы были широкими и лохматыми, точно их рисовали тряпкой или шваброй. Чуть пахло мочой и бензином. Со стройки не доносилось ни звука, разве что слышался ржавый скрип стального троса на подъемном кране.

— Новый, — сказал обществу Шева. — Говорит, только приехал.

— Как зовут? — спросил старший парень. Он был в жатом спортивном костюме красного цвета и шлепанцах. И лицо у него было такое, словно он вспомнил что-то смешное, но не хочет пока рассказывать. На крупной бульдожьей голове с голубыми искорками прищуренных глаз несколько забавно смотрелись светлые, будто чуть смоченные водой кудряшки. Безымянный палец левой руки украшал крупный самоварного цвета перстень.

Я ответил: «Герман» — и по краснославской привычке хотел еще прибавить, что так, к примеру, звали космонавта Титова, но не успел.

— Ну что это за имя?! — фыркнул темноволосый сосед кудрявого. Он был в спортивных штанах с тремя белыми лампасами, синей майке со значком «адидас», и на его ногах были кроссовки. Красивое лицо парня портил острый, утюгом, подбородок. — А фамилия?

— Рымбаев.

— Чурка? — Он неприятно улыбнулся.

— И вовсе не чурка, — обиделся я. — Просто фамилия такая… Восточная.

Фамилия «Рымбаев» досталась мне от маминого отчима, очень хорошего человека, по словам родителей. Он женился на бабушке, когда маме было восемь лет, относился к ней как к собственной дочери, и мама из уважения к дедушке Рымбаеву в свое время взяла эту фамилию. У папы своя фамилия была Хлопик — в общем-то смешная фамилия, что-то среднее между хлюпиком и клопиком, особенно если учесть, что папа был невысокого роста, настоящий хлюпик-клопик, как и все наше семейство. Детство и юность папа промучился с этим Хлопиком. Встретив маму, он взял ее фамилию и стал Рымбаевым. При этом у нас в роду с обеих сторон были только русские люди, и у меня, и у папы с мамой были светлые волосы и серые глаза…

Мне еще не приходилось оправдываться за фамилию. Я уже думал, как преподнести ребятам нашу семейную историю, так, чтобы не упоминалась стыдная правда про Хлопика, но раньше меня пребольно ударили сзади ногой прямо в копчик. Я нелепо вздернулся и схватился руками за ушиб, так и не выпустив пакет с батонами.

— Сма-а-чный поджопничек! — сказал кто-то.

Пацаны заржали. Очевидно, я выглядел смешно и жалко с руками на ушибленном копчике, с качающимся, как маятник, пакетом. Я обернулся и понял, что бил Шева.

— О, Герман щас заплачет, — прыснули на ящиках.

— Ну че, сука?! — Шева глумливо оскалился. — Деньги сюда давай! Остались после хлебушка?

В тот вечер я сам для себя выяснил несколько вещей. Во-первых, что со мной так нельзя. И второе — я умею бить.

Бросив батоны на землю, я засадил кулаком Шеве в лицо. Мне показалось, что я ударил хоть и несильно, но как-то твердо. Под кулаком хрустнуло, словно раздавилось яйцо. Шева прижал ладони к носу, закрякал как селезень и так, крякая, несколько раз быстро присел и встал, точно не мог без этого справиться с болью. Между его сложенных корзиночкой пальцев уже просочилась кровь. Едва Шева разжал ладони, она ручьем хлынула по подбородку на футболку.

В драку бросилось сразу несколько человек. Я отбивался, как умел, сыпал удары во все стороны, уворачивался. В меня даже толком не попали, только, пытаясь схватить за рубашку, оборвали «с мясом» нагрудный карман.

В этот момент старший парень скомандовал:

— Разбежались!

— Лещ, — вкрадчиво запротестовал его сосед, — он же Шеве хобот сломал.

— А Шева сам за себя отвечает, — возразил Лещ. — Э, мелкие, мне два раза повторять? Я сказал, разбежались!

Меня тут же оставили в покое. Троица, дравшаяся со мной, выглядела не лучше Шевы. У одного был разбит нос, у двух других заплыли глаза, алели пятна на скулах. Я, честно говоря, не ожидал, что смогу так за себя постоять.

Лещ с интересом осмотрел меня:

— Прямо не Рымбаев, а какой-то Рэмбо карманный.

— Подкачанный хлопчик, — заметил сосед Леща. — Ты не обижайся, Герман, — продолжал он радушным голосом. — Мы просто с тобой знакомились. Теперь видим, что к нам во двор приехал нормальный пацан, а не бздо. Ты Герман, а я Борман. Боксом, что ли, занимался, Герман? Выпьешь за знакомство? Давай, не стесняйся…

Я хоть и был обижен приемом, согласился. До этого я никогда не пробовал спиртного. Борман, протягивая мне бутылку, взобрался на бетонный брус. Конечно же, я не разгадал этого маневра. Едва я приблизился, Борман вдруг резко лягнул меня ногой под дых, быстро и хлестко, точно бил не ногой, а плеткой. Острый нос его кроссовка, казалось, достал до позвоночника. Я захлебнулся вдохом, согнулся, но все же не упал.

Борман выжидающе смотрел сверху вниз. Удар почти парализовал меня. Тело не двигалось. Я хотел что-то сказать, но голос тоже не подчинялся. Наконец я чуть справился с поломанным дыханием и прошептал:

— Это подло…

— А я подлый, — криво улыбнулся Борман, сунул мне бутылку и сказал: — Пей…

Кудрявый Лещ, глядя на него, одобрительно кивал:

— Не обижайся, Герман, теперь мы с тобой друзья, а Борман тебя для профилактики ебнул, чтобы ты не забывался и помнил, кто в доме хозяин. А так ты нам друг и карманный Рэмбо. Бери бутылку, он больше не ударит.

Я взял портвейн из руки Бормана и чуть отхлебнул. В горле стало горячо.

— На, покури. — Лещ протянул мне раскрытую пачку «Космоса». Я не курил, но, словно повинуясь властному приказу, вытащил сигарету за рыжий веснушчатый фильтр.

Несколько минут Лещ спрашивал меня, из какого я города, кто родители, при этом он в глаза не смотрел, а вроде как играл с электронными часами, запуская в них одну за другой писклявые дурашливые мелодии.

Я отвечал коротко, потом затоптал окурок, подобрал растерзанный пакет с батонами и сказал, что пойду домой. Шева уже куда-то ушел, и вместе с ним еще несколько пацанов. Я думал, что они решили подстеречь меня где-то в гаражных закоулках и поквитаться за сломанный Шевин нос, но мне так никто и не встретился. Возле нашего двора росли яблони-дички, я сорвал несколько твердых кислых яблок, чтобы зажевать незнакомые горклые запахи портвейна и табака.

Родители, по счастью, не догадались, что я дрался. Свое опоздание я объяснил, сказав, что познакомился с ребятами из нашего двора, лазил с ними на гаражи и случайно, когда сползал с крыши, зацепился рубашкой. Мама лишь поохала над оторванным карманом и пошла за иголкой, а папа добродушно сказал: «Свинья везде грязь найдет!» — и на этом все закончилось.

В школе отношения с одноклассниками не задались. Всеми заправлял высокий и, наверное, симпатичный парень по фамилии Алферов. Он считался самым сильным, при этом учился на отлично, приходил школу в модной одежде — всякие курточки и джинсы, и за этим самовлюбленным шатеном увивались все девчонки.

Мне в нашем классе очень нравилась Наташа Новикова. Я даже не думал о том, чтобы подружиться ней — она была очень красивая. Помню, уже прозвенел звонок, я шел по ряду к своей парте, на какой-то момент поравнялся с Алферовым, он брезгливо оглядел меня с ног до головы и вдруг скривился: «Ой, фу-у-у…» — вытянув брезгливой дудочкой гласную «у», словно от меня чем-то воняло. Девчонки засмеялись, и Наташа Новикова тоже. И это было ужасно обидно.

Недавняя драка за гаражами точно освободила меня от какого-то внутреннего телесного зажима. Я сразу двинул Алферову в челюсть. Он был длиннее меня чуть ли не на две головы, мой кулак пришелся ему в подбородок, второй удар левой в скулу развернул его, Алферов согнулся и как-то надолго замер. Я подождал секунд десять и понял, что он просто боится, что я ударю его еще раз, и потому благоразумно изображает этот скрюченный нокдаун. Злость моя прошла. Я украдкой посмотрел на Новикову, но не увидел ни восхищения, ни хотя бы удивления от моего мужского поступка, а лишь одно недоумение. В этот момент в класс вошла наша географичка и по совместительству классная руководительница Галина Аркадьевна — жгуче-чернявая тетка, поджарая, со звонким собачьим горлом. Я знал, что Алферов ее любимец. Услышав знакомый властный голос, Алферов медленно распрямился. Уголок его рта был густо испачкан кровью, будто он неопрятно давился вареньем.

— Женя, что случилось, кто тебя ударил?! — Географичка схватилась руками за его лицо и внимательно осмотрела, словно упавшую вазу. — Зубы покажи, зубы целы?! — Алферов послушно, как лошадь, задрал верхнюю губу. Потом, по чьей-то подсказке, Галина Аркадьевна кинулась ко мне, схватила за воротник, точно нашкодившего первоклассника, и начала трясти: — Как ты посмел учинить драку?! Отвечай!

Я тихо, но жестко произнес:

— Галина Аркадьевна, уберите от меня руки. — Мы встретились глазами, и она благоразумно отпустила мой воротник.

— Рымбаев, выйди со мной! — лающе скомандовала она.

Мы оставили за дверью гудящий класс, через полминуты мимо нас проковылял Алферов — наверное, в туалет или в медпункт.

Галина Аркадьевна проводила его поворотом головы, а затем сказала:

— Рымбаев! Без году неделя в новом коллективе — и уже драка… — Она сурово смотрела через увесистые стекла роговых очков. — Рымбаев, ты хоть соображаешь, что несколько минут назад ты зверски избил своего одноклассника?! Ты же мог его искалечить! — Она смерила меня критическим прищуром: — К сожалению, я понимаю причину твоей злобы — это зависть к более красивому, способному товарищу… — Поджала губы, покачала головой, словно действительно меня раскусила. — Растешь мерзавцем, Рымбаев! По-хорошему, мне надо было бы вызвать милицию…

Она говорила, а я читал в ее взгляде, что я более чем средний ученик, что у меня самые заурядные родители, и сам я низкорослый и невзрачный и оттого злой, и фамилия у меня Рымбаев. И еще я вдруг понял, какая она чудовищная махровая дура.

— Я не знаю, где ты раньше учился, но заруби себе на носу, — Галина Аркадьевна потыкала наманикюренным ногтем себе в горбинку на крупной переносице, — в нашей школе тебе никто не позволит хулиганить. Передай отцу, что я жду его в любой день на этой неделе…

Не скрою, избиение Алферова принесло мне некоторую популярность в классе. Ко мне не то чтобы потянулись, но отношение в корне изменилось. Алферов и его ординарцы подбивали класс на бойкот, но эта затея провалилась из-за того, что меня окружало не молчаливое презрение, а безмолвное уважение перед силой. Тем более вскоре на уроке физкультуры я подтянулся на турнике сорок раз и пробежал три километра с лучшим результатом по школе. Физрук не мог на меня нарадоваться и сказал, что отправит на районные соревнования.

После беседы с «классной» папа меня не ругал, но было видно, что он очень расстроен моим поведением. Ночью я слышал, как родители долго шептались, обсуждая мое будущее, и вздыхали.

Дворовые знакомцы с подачи Леща называли меня Карманный Рэмбо или просто Рэмбо, реже Германом. А кто такой Рэмбо, я узнал, когда через пару недель впервые сходил в видеосалон и посмотрел «Первую кровь». Новая кличка и образ, связанный с ней, меня вполне устраивали, особенно без приставки «карманный».

Почти каждый вечер я шел за гаражи пообщаться с новыми товарищами. Меня уже никто не задирал — я стал своим и подрался всего только один раз со старшим пацаном по кличке Шайба. Мы курили, я сплюнул на землю, а ветер отнес плевок Шайбе на кроссовок. Шайба грубо сказал, чтобы я плевок вытер. Я отказался, потому что попал-то я не нарочно. Шайба подошел ко мне и размазал плевок о мою штанину. Я не раздумывая съездил Шайбе в челюсть. Шайба был сильнее меня и второй год занимался дзюдо, но, как выразился Борман, «Шайба отхватил пиздюлей по всему периметру». Но это был единственный случай такой междоусобицы. Позже Шайба согласился, что был неправ.

Лещ и Борман уже отслужили в армии, вроде нигде не работали, хотя Лещ говорил, что он и Борман «держат кооператив». Лещу было двадцать два, а Борману двадцать один. Я не могу сказать, что они верховодили всеми. Единой компании не существовало. Лещ и Борман были сами по себе, и все считались с их старшинством и авторитетом. Моими ровесниками были Боня и Саша Тренер. Серега Козуб — он, кстати, единственный, у кого кличка совпадала с фамилией, мы его так и звали «Козуб» — учился в девятом. Именно от Козуба, Тренера и Бони я отмахивался в тот первый вечер нашего знакомства, когда сломал нос Шеве. Все четверо — Боня, Тренер, Козуб и Шева — были из моей школы. С ними я сошелся наиболее близко.

knizhnik.org

Наши мультики самые читающие мультики в мире!

Обращали ли вы внимание на то, что персонажи в отечественных мультфильмах любят читать? И книги у них, к слову сказать, самые разнообразные. А выбор того или иного названия зависит от ситуации, в которую попадают анимационные персонажи. Если вы хотите получше узнать о литературных предпочтениях героев советских и российских мультиков, то посмотрите вот эту подборку.

Наши мультики самые читающие мультики в мире! герои, книги, мультфильмы

"Ну, погоди!"

"Ну, погоди!" герои, книги, мультфильмы Заяц, как самый настоящий дачник в электричке, читает журнал "Овощи". Наши мультики самые читающие мультики в мире! герои, книги, мультфильмы В мимолетной сцене на корабле Заяц собирается читать газету, но ее уносит ветром. Наши мультики самые читающие мультики в мире! герои, книги, мультфильмы

Источник:

Знаменитый 16 выпуск, в которой Волк на пляже зачитывается увлекательными сказками, а потом и сам попадает в них.

"Кот Леопольд"

"Кот Леопольд" герои, книги, мультфильмы

Источник:

В одной из серий настырные мыши так донимают добряка Леопольда, что он берет в лапы книгу "Борьба с грызунами". Наши мультики самые читающие мультики в мире! герои, книги, мультфильмы А вот на пляже кот Леопольд наслаждается чтением книги Д. Дефо "Робинзон Крузо". Наши мультики самые читающие мультики в мире! герои, книги, мультфильмы В одной из серий кот Леопольд отправляется на рентген, а врач, в данном случае пёс, изучает снимки по книге "Анатомия кошек и котов".

"Вовка в Тридевятом царстве"

"Вовка в Тридевятом царстве" герои, книги, мультфильмы

Источник:

Конечно,Вовка - это чуть ли не самый легко вспоминаемый образ с книгой. Наши мультики самые читающие мультики в мире! герои, книги, мультфильмы

Источник:

Приходит он в библиотеку за книгой "Сказки", но по ходу мультфильма, его предпочтения меняются. Увлекательная книга "Сделай сам" становится его надежным помощником. Именно с ее помощью он мастерит новое корыто для старухи из сказки о Золотой рыбке.

"Малыш и Карлсон"

"Малыш и Карлсон" герои, книги, мультфильмы

Источник:

В одной из сцен, мама Малыша передает папе газету, на которой можно рассмотреть надпись "Спорт".

"Трое из Простоквашино"

"Трое из Простоквашино" герои, книги, мультфильмы Начинается наш любимый мультфильм с того, что Дядя Фёдор, приведя домой кота Матроскина, полистывает журнал "Мурзилка" в ожидании прихода родителей. Наши мультики самые читающие мультики в мире! герои, книги, мультфильмы

Источник:

А затем, мы видим, как папа и мама Дяди Фёдора дают объявление в газете, которую приносит в Простоквашино почтальон Печкин. Наши мультики самые читающие мультики в мире! герои, книги, мультфильмы Так же в этом мультфильме появляется папа с газетой и Дядя Фёдор с "Букварём", с помощью которого он учит галчонка читать.

"Волшебный магазин"

"Волшебный магазин" герои, книги, мультфильмы Герой этого мультика, Витька Петров, хвастунишка, который взялся нарисовать школьную газету, а на деле не знал, как это делается. В тот момент, когда он приходит к своему другу и и ждет, когда тот ему поможет в рисовании стенгазеты, в руки Витьке попадается книга "Сказки", начав читать которую, он засыпает. А во сне попадает в "Волшебный магазин".

"Чебурашка"

"Чебурашка" герои, книги, мультфильмы Добрый крокодил Гена пытается определить с помощью толкового словаря, кто такой Чебурашка.

"Волк и Телёнок"

"Волк и Телёнок" герои, книги, мультфильмы

Источник:

В этом мультфильме мы можем видеть, как сначала Телёнок, а потом и Волк рыдают над книгой "Му-му", которая "очень жалостливая".

"Заколдованный мальчик"

"Заколдованный мальчик" герои, книги, мультфильмы

Источник:

История о заколдованном мальчике Нильсе. В этой сцене он ищет способ, как избавиться от гадких крыс в книге "Десять тысяч советов и поучений на все случаи жизни".

"Опять двойка"

"Опять двойка" герои, книги, мультфильмы В самом начале мультика Мурзилка читает телеграмму. Наши мультики самые читающие мультики в мире! герои, книги, мультфильмы А потом Мурзилка отправляется в галерею, где Василиса Премудрая помогает ему отыскать картину "Опять двойка" с помощью "Каталога галереи".

"Обезьянки"

"Обезьянки" герои, книги, мультфильмы

Источник:

Тигр кулинарит по книге "Очень здоровая пища".

"Наш Друг Пишичитай"

"Наш Друг Пишичитай" герои, книги, мультфильмы Герой Пишичитай живет на книжной полке, где можно рассмотреть такие книги, как "Ребятам о зверятах", "Фильмы-Сказки" , "Букварь" и томик Агнии Барто.

"Чертенок с пушистым хвостом"

"Чертенок с пушистым хвостом" герои, книги, мультфильмы

Источник:

Пёс читает книгу "Воспитание ребёнка".

"Чьи в лесу шишки"

"Чьи в лесу шишки" герои, книги, мультфильмы

Источник:

Определим с помощью "Спутника юного натуралиста".

"Капитошка"

"Капитошка" герои, книги, мультфильмы Мультик, в котором волчонок мечтает стать настоящим волком и читает соответствующую книгу.

"Лунтик"

"Лунтик" герои, книги, мультфильмы

Источник:

В современных российских мультиках книги тоже мелькают довольно часто.

fishki.net

Книга: Мультики

Елизаров М.Ю.МультикиМихаил Елизаров - один из самых ярких и талантливых современных писателей, лауреат премии "Русский Букер" . Его проза будоражит, не отпускает, действует, не оставляя ни одного шанса равнодушию… — АСТ, Современная проза Подробнее...2010281бумажная книга
Елизаров Михаил ЮрьевичМультикиМихаил Елизаров - один из самых ярких и талантливых современных писателей, лауреат премии "Русский Букер" . Его проза притягивает, будоражит, действует, не оставляя ни одного шанса читательскому… — АСТ, Подробнее...2010402бумажная книга
Михаил ЕлизаровМультикиОт издателя:Михаил Елизаров – один из самых ярких и талантливых современных писателей, лауреат премии «Русский Букер». Его проза притягивает, будоражит, действует, не оставляя ни одного шанса… — (формат: 84x108/32 (~130x210мм), 320стр. стр.) Подробнее...2010228бумажная книга
Елизаров М.Ю.МультикиМихаил Елизаров - один из самых ярких и талантливых современных писателей, лауреат премии"Русский Букер". Его проза будоражит, не отпускает, действует, не оставляя ни одного шанса равнодушию… — Издательство «АСТ», (формат: 70x120/32 (145x165мм), 128стр. (цветные иллюстрации) стр.) (премия "Букер") Подробнее...2010282бумажная книга
Елизаров М.МультикиМихаил Елизаров - один из самых ярких и талантливых современных писателей, лауреат премии "Русский Букер" . Его проза будоражит, не отпускает, действует, не оставляя ни одного шанса равнодушию… — АСТ, (формат: Твердая бумажная, 317 стр.) Подробнее...2010314бумажная книга
Михаил ЕлизаровМультикиМихаил Елизаров – один из самых ярких и талантливых современных писателей, лауреат премии «Русский Букер». Его проза притягивает, будоражит — АСТ, (формат: Твердая бумажная, 317 стр.) Подробнее...2010219бумажная книга
Михаил ЕлизаровМультикиМихаил Елизаров - один из самых ярких и талантливых современных писателей, лауреат премии Русский Букер . Его проза притягивает, будоражит, действует, не оставляя ни одного шанса читательскому… — АСТРЕЛЬ, (формат: Твердая бумажная, 317 стр.) Подробнее...2010355бумажная книга
Мультики, набор стеков для лепки660005 Стеки для лепки Мультики торговой марки Гамма, набор 4 шт. • Изготовлены из пластика. • 4 стека в наборе. • Упаковка в европодвесом. В каталоге интернет-магазина Kideria Вы сможете найти… — (формат: Твердая бумажная, 317 стр.) Подробнее...29бумажная книга
Мультики 8 цветовЦветной картон "Мультики"- неотъемлимый атрибут для развития всех детей школьного и дошкольного вораста. Особенности: 8 листов яркого картона в папке с красочным рисунком. 8 цветов. Картон… — (формат: Твердая бумажная, 317 стр.) Подробнее...38бумажная книга
Мультики 10 цветовЦветная бумага "Мультики"- неотъемлимый атрибут для развития всех детей школьного и дошкольного вораста. Набор предназначен для детского творчества. Яркая красивая упаковка выполнена в нескольких… — (формат: Твердая бумажная, 317 стр.) Подробнее...28бумажная книга
Мультики _ МультикиОт издателя:Розмальовування – одне з найцікавіших занять для дитини. На сторінках великої книги розмальовок дітей очікує зустріч із героями мультфільмів — (формат: 290х405 мм, 20стр. (цветные иллюстрации) стр.) Вклей-ка наклейку Подробнее...200919бумажная книга
Сиротникова А.А.Мультики про маленьких человечковМаленькие человечки из самых известных мультфильмов устали быть только на экране телевизора или компьютера и решили жить в книжке! Теперь малыши могут наслаждаться своими любимыми… — Малыш (АСТ), Союзмультфильм представляет Подробнее...2013177бумажная книга
Мультики про маленьких человечковВ составе мультфильмы: Гирлянда из малышей; Варежка; Девочка и медведь и др. Для младшего школьного возраста — АСТ, Союзмультфильм представляет... Подробнее...2013254бумажная книга
Мультики про маленьких человечковОт издателя:Маленькие человечки из самых известных мультфильмов устали быть только на экране телевизора или компьютера и решили жить в книжке — (формат: 70x120/32 (145x165мм), 128стр. (цветные иллюстрации) стр.) Союзмультфильм представляет Подробнее...2013159бумажная книга
.Мультики про маленьких человечковВ составе мультфильмы: Гирлянда из малышей; Варежка; Девочка и медведь и др — Издательство «АСТ», (формат: 70x120/32 (145x165мм), 128стр. (цветные иллюстрации) стр.) Союзмультфильм представляет(Любимая книжка) Подробнее...2013179бумажная книга

dic.academic.ru

Другие мультфильмы: Книга Жизни

Одновременно с католическим Днем всех святых, про который сейчас все реже вспоминают из-за его чрезвычайно яркого кануна, в самом начале ноября отмечали еще один праздник — День Мертвых. Празднуют его в Мексике и центральной Америке, причем празднуют пышно и совсем не грустно: это день памяти умерших близких, в котором нет места печали и слезам.

Если вы знаете об этом ярком празднестве только понаслышке или не знаете совсем — самое время приобщиться к самобытной культуре другой страны и заодно познакомить с ней ребенка, для чего отлично подойдет красочный и оригинальный мультфильм «Книга Жизни». Режиссер Хорхе Гутьеррес, продюсер Гильермо день Торо.

В начале прошлого года лента собрала у нас в кинотеатрах неплохую кассу, однако оказалась несколько обделенной вниманием родителей и их детей — в кино шли все больше ценители творчества «мексиканского Тима Бертона» дель Торо.

Итак, почему мы рекомендуем посмотреть на выходных данный мультфильм вместе с ребенком?

Чему учит детей

Прежде всего «Книга Жизни» — это комплексное погружение в яркую культуру Мексики. Духом страны пропитано все, от классической корриды до веселого праздника в честь умерших предков.

К этому дню и смерти в целом у мексиканцев отношение особое: они верят, что души мертвецов пребывают в чудесной Стране Незабытых до тех пор, пока о них помнят живые. Тех, кого на земле никто не вспоминает, ждет мрачная Страна Забытых. Сам День Мертвых — время, когда грани между мирами размываются, и может произойти все, что угодно. И происходит: божественные правители обеих стран заключают судьбоносное пари; предметом спора становится классический любовный треугольник — кого из двух друзей выберет девушка?

Сюжет примечателен еще и тем, что он по принципу матрешки рассказывает историю внутри истории. Вместе с детьми из школьной экскурсии зрители смотрят «кукольное представление», внутри которого правители загробного мира Катрина и Шибальба тоже наблюдают за смертными. Все это делает историю насыщенной, захватывающей и почти не провисающей по динамике.

Несмотря на тематику смерти, обилие черепов и другой символики, характерной для этого праздника, сам мультфильм совсем не мрачный и ни в коем случае не «десакрализирует» смерть. Напротив, основной посыл «Книги Жизни» максимально жизнеутверждающий и позитивный: добро и отвага — самые главные качества героев, любовь побеждает смерть, а еще ярко представлена линия отношений отца и сына на тему «быть тем, кем заставляют, или быть собой». Аналогично сюжету мультфильма «Как приручить дракона», второй вариант побеждает.

Ко всему перечисленному можно прибавить модный сегодня образ сильной девушки, который выгодно оттеняет двух вполне традиционных «правильных» парней, и обилие «детского» юмора — на героев часто что-то падает, звучат соответствующие шутки и другие реверансы для маленьких зрителей.

А еще там поросенок говорит «бе». Ручной поросенок — отдельная изюминка повествования, любители сериала Гравити Фолз поймут, о чем речь.

Что понравится взрослым

Как и младшему поколению, старшему будет интересно посмотреть на яркие и с любовью перенесенные на экран детали мексиканской культуры. Почему черепа — из сахара, кто такая Катрина, какими жестокими были матадоры и многое другое, причем всей этой горой фактов никто настырно не машет перед зрителем, напротив, они являются естественным фоном для разворачивающейся истории.

Нельзя не выделить и стиль анимации — оригинальный, смелый и даже эксцентричный. Герои выглядят как деревянные куколки, это оправдано самим сценарием, и создатели «Книги Жизни» со своим экспериментом не прогадали. Мультфильм визуально является глотком свежего воздуха и ярким примером того, как нестандартный взгляд на вещи может быть хорош.

«У меня аллергия на смерть. Особенно на лице!»

Отдельного упоминания заслуживает саундтрек. Без позитивной мексиканской народной музыки — никуда, но ей звуковое сопровождение ленты не ограничивается. Внезапными и приятными сюрпризами будут неожиданные каверы известных песен (например, на легендарную «Creep» группы Radiohead, или мелодия Энио Морриконе из «Хороший, плохой, злой», звучащая невероятно к месту), отсылки в репликах персонажей (герой, голосом которого стал Айс Кьюб, цитирует песню известного репера) и даже Пласидо Доминго, озвучивший одного из предков главного героя. В дубляже голос ему подарил Никита Прозоровский.

Местами не лишенный штампов, особенно в образах персонажей, сюжет мультфильма тем не менее изобилует неожиданными поворотами и остроумными ходами. Итого «Книга Жизни» — «вещь в себе», необычная и колоритная работа талантливых творцов.

Источник: 20th Century Fox Russia

Интересные факты:

  • Сначала мультфильм хотели назвать «Матадор». Потом решили попробовать с ключевым праздником — «День Мертвых». И только после осознания всей возможной мрачности такого названия для картины категории 6+ лента получила свое окончательное название. Что характерно — сама Книга Жизни в сюжете пусть и участвует, но мимолетно.
  • «Книга Жизни» могла бы выйти из-под крыла DreamWorks, однако из-за разногласий режиссер предпочел работать с тандемом Reel FX и 20th Century Fox.
  • Одного из главных героев, Хоакина, озвучивал Ченнинг Татум. Для него это была первая и долгожданная роль в анимации. Голливудский мачо так проникнулся происходящим, что активно вносил свои предложения, например, настаивал увеличить усы его героя. Создатели, впрочем, решили, что на усах Хоакина и так акцент слишком сильный, и оставили «среднюю» длину.

Интересное по теме:Новые и лучшие мультфильмы про море5 причин сходить на «Кубо. Легенда о самурае»

Фото предоставлены: filmpro.ru.

tlum.ru