Книга Нить читать онлайн. Книга нить


Книга Нить читать онлайн Виктория Хислоп

Виктория Хислоп. Нить

 

Хочу выразить благодарность:

Яну, Эмили и Уиллу Хислоп;

моей тете Маргарет Томас (1923–2011) за ее огромную любовь и поддержку;

Дэвиду Миллеру,

Флоре Риз,

Константиносу Пападопулосу,

Эврипидису Константинидису,

Миносу Матсасу за вдохновляющую музыку и за разрешение процитировать его «To Minore tis Avgis»;

исполнителям и команде «Острова» за все, чему они научили меня;

фотоархиву Музея Бенаки в Афинах;

Греческому центру в Лондоне;

Лондонской библиотеке за создание спокойной обстановки, в которой я писала эту книгу, и всем моим молчаливым соседям там.

Это история о Салониках, втором после столицы греческом городе. В 1917 году его население составляли в равных пропорциях христиане, мусульмане и иудеи. Через тридцать лет остались одни христиане.

«Нить любви» – это история о двух людях, переживших самый неспокойный период в истории города, когда он был разрушен и изуродован почти до неузнаваемости целой чередой политических и гуманитарных катастроф.

Все персонажи, а также многие улицы и адреса, где они обитают, – исключительно вымышленные, однако все исторические события происходили в реальности. Последствия их Греция переживает до сих пор.

 

– С луной и звездами?

– Да! Вот именно. Только не так, будто их какая-нибудь криворукая девочка вышивала, – добавила она с улыбкой. – Мне же их как-никак на стены вешать!

Катерине уже случалось делать почти такие же картинки много лет назад, когда мама учила ее вышиванию, и это время сразу же вспомнилось с необычайной живостью.

Ее «утро» было вышито крупными петельными стежками, блестящей желтой ниткой, а «ночь» стала темно-синей, как ночное небо. Катерину радовала эта простая работа, и она с улыбкой глядела на то, что получилось. Никто ничего не заподозрит – такое можно увидеть на стене в любом греческом доме. Даже если выдерут ткань из рамы – драгоценные страницы будут скрыты за ситцевой подкладкой. Многие так делают, чтобы прикрыть путаницу ниток с изнаночной стороны.

В этом маленьком домике собралась целая дюжина людей, однако в нем царила необычайная тишина. Все были предельно сосредоточены, тайная работа не терпела отлагательства. Они спасали свое сокровище, то, что связывало их с собственным прошлым.

 

 

Было половина восьмого утра. Только в этот час в городе бывало так тихо и спокойно. Над бухтой висел серебристый туман, а под ним вода, темная, как ртуть, неслышно накатывала на мол. Небо было совсем бесцветное, воздух крепко просолен. Для кого-то еще тянулась ночь, а для кого-то уже начался новый день. Обтрепанные студенты допивали последний кофе с сигаретой рядом с аккуратно одетыми пожилыми парами, вышедшими на привычный утренний променад.

По мере того как поднимался туман, Олимп все яснее проступал вдали, за заливом Термаикос, и безмятежная синева моря и неба сбрасывала с себя белесый саван. Бездействующие танкеры стояли невдалеке от берега, словно греющиеся на солнце акулы, их темные силуэты четко вырисовывались на фоне неба. Пара небольших суденышек уходила к горизонту.

На мраморной набережной, идущей вдоль всей гигантской дуги залива, никогда не иссякал поток дам с комнатными собачками, молодых людей с дворняжками, бегунов трусцой, роллеров, велосипедистов и молодых мам с колясками.

knijky.ru

Книга Нить миров, глава 1, страница 1 читать онлайн

1

- Держать! – раздался грозный окрик. – Ни за что не отпускать! За три месяца это первый контакт с новым миром!

Я стиснула зубы, стараясь не выпустить десятую полупрозрачную нить, неуверенно зацепившуюся за безымянный палец. Обычно семь нитей мой предел, но почему-то именно сегодня Духи-Хранители врат доверяли мне особенно.

- Вист, пятый номер на пределе! Она не выдержит!

- Распредели её нити между соседними номерами!

Я судорожно вздохнула. В этом Контакте у меня номер шесть. Я скосила глаза на четвёртую девушку в Круге. У неё было шесть нитей. Должно быть, ей отдадут. Должны отдать.

- Отдай четвёртой! – раздался вновь тот же грозный голос.

- Нет, - мягко заметила госпожа Динария. – Она первый раз в Круге. Нельзя её перегружать. Перегорит Маячок.

- Тогда шестой! Только не отпускайте, пока связь не закрепится.

Я ждала, когда вмешается мой куратор, добродушный старик Сэйд. Но либо он слишком тихо говорил, и его не послушали, либо он и вовсе ничего не сказал. В следующее мгновение серебристая нить проскользнула вокруг большого пальца, затягиваясь узелком. Я испуганно стала тереть палец о подлокотник, стараясь ослабить петлю. Нет, только не узлом! Она же меня за собой утащит!

- Крепите связь! – уверенно раздавался голос Виста в командной рубке. – Быстрее! Засеките координаты и сохраните в общей базе.

- Требуемое время: 3 минуты. – произнёс без эмоций оператор.

Голос Виста оптимистично прогремел в динамиках:

- Слышали, девчата? Три минутки. Потерпите три минутки и закончим!

Я мысленно усмехнулась: конечно, ради такой похвалы от самого магистра Виста почти все девушки-Маячки в отделе были готовы держать нити миров хоть сутки. Только зря он надрывается в микрофон, во время Контакта маяк практически не воспринимают звуки извне. И, наверное, именно поэтому кураторы привыкли не выключать микрофон в рубке, ведь из всех известных мне Маяков, только я могла одновременно воспринимать сигналы и отсюда, и оттуда вполне сносно. К счастью, генерал Куд решил упустить сею деталь в моём досье.

Боль в голове пульсируя нарастала. Я закрыла глаза, постаралась максимально отгородиться от внешних раздражителей и потянулась к нитям, перехватывая их поудобнее, чтобы ненароком не порвать. Три минуты. Я выдержу.

Из транса меня выбросило толчком, и тут же в голове заголосила целая какофония звуков. Что-то горячее потекло по подбородку, я заторможено отметила, что от перенапряжения, похоже, прокусила губу. Почему же Сейд молчит? Неужели я не на пределе? Неужели часть моих нитей нельзя передать?

И в этот момент поверх всей разноголосицы отчётливо раздался чей-то чужой слегка насмешливый мужской голос: «Ой-ли, таки и можно, Альти?».

Я оглушительно завизжала: рванулась из транса, частично разрывая, частично стряхивая с себя нити, выдернула руки с мнемоподлокотников и согнулась пополам. Звуки из внешнего мира затопили пространство, почти полностью оглушая и ослепляя.

- Круг разорван. – заявил всё тот же неэмоциональный оператор, перекрывая гомон других взволнованных голосов. – Новая нить потеряна. Нити с мирам Пси и Дора повреждены.

Кто-то в рубке чертыхнулся. Я боялась пошевелиться, хотя после разрыва контакта стало значительно легче.

- Девочки, свободны. Разойтись.

Я медленно поднялась с кресла, стараясь не смотреть по сторонам. Я заработала очередной провал. Остальные Маячки, похоже, не видели, что Круг нарушила именно я. К счастью, после Контакта отход от транса бывает настолько тяжёлый, что некоторые слабые Маяки теряют на время слух и зрение, поэтому никто не обращал на меня внимания.

Когда я была уже у самых дверей, из динамиков раздался голос госпожи Динарии.

- Шестой номер, - небольшая пауза, во время которой она явно с кем-то спорила, зажав рукой микрофон, потом добавила, - Альтера, поднимись в рубку.

Седьмой и первые номера, Пира и Реци, сочувственно обернулись на меня, но задерживаться не решили. Их ещё ждала впереди процедура карантина. Не очень приятная вещь, но необходимая, чтобы не занести инородную заразу в наш мир.

Я обреченно прошла через весь Круг и подошла к лифту, который тут же услужливо распахнул передо мной свои блестящие дверцы. Конечно, на лифте я ездила и не раз, но на такой громадине впервые, хотя в книжках о нём читала. Но что тут говорить, в моём родном селе электричества-то и в помине не было, зато тут на сколе мира, всё удобства других миров в твоём распоряжении. Поправка: все удобства миров, с которыми была установлена связь.

- Меня это не волнует, Динария. Не так часто нам попадаются миры из божественного класса! – кураторы видимо продолжали спорить с того момента, как Динария вызвала меня наверх.

Все так же не поднимая головы я шагнула в рубку, где сразу же воцарилась полная тишина. До этого дня я здесь ни разу была и, чего греха таить мне было жутко интересно, как выглядят те самые компьютеры из мира Земля, и что за особый камень из мира Кром защищает наших кураторов во время работы маячков. Но сейчас я очень боялась встретить разгневанный взгляд кураторов.

- Маяк второго класса, Альтера Ньеманд. Второй год обучения при Службе по контролю миров. – неудивительно, что у оператора был столь безэмоциональный голос, ведь за пультом сидел урвакан, заблудшая между мирами душа. Все эмоции он оставил в своей земной жизни.

- Второй год и уже второй класс? – удивленно переспросил кто-то из кураторов. Я осторожно подняла взгляд на говорившего. Куратор Ним потрясенно смотрел на меня как на диковинку. – у меня почти все второкурсники без уровней и только парочка с первым уровнем, но и их в Круг не пускают.

- Я училась в другом месте до этого. Общий стаж - четыре года. – ответила я хриплым голосом. Конечно, никто второй уровень за два года не получает, даже самые одарённые. Нашей звезде Бриске её нынешний пятый за десять с хвостиком лет достался.

litnet.com

Книга: Нить

Хислоп В.НитьГреция — колыбель европейской цивилизации. Салоники — крупнейший город-порт на севере страны, древний город, названный в честь сестры Александра Македонского. Город, в котором веками жили люди разных… — Азбука, Современный мировой бестселлер. Лучшие книги Подробнее...2015272бумажная книга
Виктория ХислопНитьГреция – колыбель европейской цивилизации. Салоники – крупнейший город-порт на севере страны, древний город, названный в честь сестры Александра Македонского. Город, в котором веками жили люди разных… — Азбука-Аттикус, электронная книга Подробнее...2011169электронная книга
Виктория ХислопНитьГреция - колыбель европейской цивилизации. Салоники - крупнейший город-порт на севере страны, древний город, названный в честь сестры Александра Македонского. Город, в котором веками жили люди разных… — Азбука-Аттикус, (формат: 84x108/32, 448 стр.) Подробнее...2015229бумажная книга
Виктория ХислопНитьГреция – колыбель европейской цивилизации. Салоники – крупнейший город-порт на севере страны, древний город, названный в честь сестры Александра Македонского. Город, в котором веками жили люди разных… — Азбука-Аттикус, (формат: 84x108/32, 448 стр.) Подробнее...2015бумажная книга
Хислоп В.НитьЭто история о Салониках, втором после столицы греческом городе. В 1917 году его население составляли в равных пропорциях христиане, мусульмане и иудеи. Через тридцатьлет остались одни… — Азбука СПб, (формат: Твердая бумажная, 448 стр.) Подробнее...2015304бумажная книга
Виктория ХислопНитьГреция - колыбель европейской цивилизации. Салоники - крупнейший город-порт на севере страны, древний город, названный в честь сестры Алекс — Азбука, (формат: Твердая бумажная, 448 стр.) Подробнее...2015199бумажная книга
Нить — (формат: Твердая бумажная, 448 стр.) Подробнее...455бумажная книга
Нить эластичная резинка "Madeira", 200 мНить "Madeira" выполнена из 100% эластана. Нить- резинка предназначена для создания сборок, ввязывания с основной нитью. Нить-эластик идеально подходит для бисероплетения. Такая нить станет вам… — (формат: Твердая бумажная, 448 стр.) Подробнее...131бумажная книга
Нить лавсановая для прошивки документов "Brauberg", диаметр 1 мм, длина 1000 метров, белая (ЛШ 210)Нить лавсановая (ЛШ 210) изготовлена из полиэфирного (лавсанового) волокна. Нить d=1 мм, скрученная из 4-х прочных полиэфирных нитей, на конусной бобине с втулкой. Применяется для прошивки документов… — (формат: Твердая бумажная, 448 стр.) Подробнее...194бумажная книга
Нить лавсановая для прошивки документов "Brauberg", диаметр 1, 5 мм, длина 500 метров, белая (ЛШ 460)Нить лавсановая (ЛШ 460) изготовлена из полиэфирного (лавсанового) волокна. Нить d=1, 5 мм, скрученная из 9-и прочных полиэфирных нитей, на конусной бобине с втулкой. Применяется для прошивки… — (формат: Твердая бумажная, 448 стр.) Подробнее...236бумажная книга
Нить нейлоновая Glorex, цвет: белый, толщина: 0, 5 мм, 50 мНить Glorex, изготовленная из нейлона, отлично подойдет для бисероплетения. Нить прочная и крепкая, что обеспечивает изделию долгий срок службы. Нейлоновая нить не лохматится в процессе работы… — (формат: Твердая бумажная, 448 стр.) Подробнее...198бумажная книга
Нить нейлоновая Glorex, цвет: белый, толщина: 0, 4 мм, 50 мНить Glorex, изготовленная из нейлона, отлично подойдет для бисероплетения. Нить прочная и крепкая, что обеспечивает изделию долгий срок службы. Нейлоновая нить не лохматится в процессе работы… — (формат: Твердая бумажная, 448 стр.) Подробнее...174бумажная книга
Нить-резинка для бисера "Hobby&Pro", длина 10 мНить-резинка для бисера "Hobby&Pro" представляет собой эластичную нить, выполненную из нейлона, и предназначенную для бисероплетения. Нейлоновая нить не лохматится в процессе работы, благодаря… — (формат: Твердая бумажная, 448 стр.) Подробнее...69бумажная книга
Нить "Gutermann", цвет: голубой (143), 200 м, 5 штНить "Gutermann" идеально подходит для шитья тканей среднего и легкого веса, а также всех видов тканей с эластаном. Рекомендуется для стачивания, выметывания петель, обработки среза ткани на… — (формат: Твердая бумажная, 448 стр.) Подробнее...361.3бумажная книга
Нить для творчества "ScrapBerry's", цвет: коричневый, 2 мНить "ScrapBerry's", выполненная из плотного текстиля, прекрасно подойдет для декора и оформления творческих работ в различных техниках, таких как скрапбукинг, шитье, декор, изготовление бижутерии… — (формат: Твердая бумажная, 448 стр.) Подробнее...51бумажная книга

dic.academic.ru

Книга Тонкая нить читать онлайн Яков Наумов

Яков Наумов, Андрей Яковлев. Тонкая нить

 

Глава 1

 

Прошел уже час, если не больше, как майор Миронов, не выпуская папиросы изо рта, прикуривая одну от другой, мерил и мерил шагами свой кабинет из угла в угол: четырнадцать шагов туда, четырнадцать обратно и снова четырнадцать. Сколько уже пройдено: пять тысяч шагов, десять? Мысль мелькнула и пропала — не все ли равно?

Миронов подошел к окну и распахнул настежь обе створки. В комнату ворвалась осенняя прохлада. Сизые пласты табачного дыма, лениво тянувшиеся к потолку, качнулись и начали таять. Миронов облокотился на подоконник и глянул вниз: перед ним раскинулась знакомая картина. Направо, чуть устремляясь вверх, убегала узкая улица Дзержинского, забитая в этот предвечерний час машинами, троллейбусами, автобусами. Налево виднелась небольшая часть площади Дзержинского, толчея у входов в магазин «Детский мир». Сверху, с высоты пятого этажа здания Комитета государственной безопасности, были хорошо видны бесконечные потоки пешеходов, заполнявших тротуары, перекрестки…

Минуту‑другую Миронов задумчиво смотрел на проносившиеся внизу машины, на оживленную толпу пешеходов, но все это, такое привычное, близкое, сегодня не радовало глаз — слишком неспокойно, тревожно было у него на душе. Он выпрямился, со вздохом закрыл окно, круто повернулся и шагнул к своему столу. Усевшись поплотнее в кресло, Миронов придвинул к себе папку, на которой стояло: «Дело №…»

Папка была простая, коричневая. Судя по объему, в ней находилось десятка полтора‑два документов, не больше, но именно содержание этой тощей папки вот уже третьи сутки как выбило майора из колеи. Он раскрыл папку и вновь, в который раз, принялся тщательно изучать документ за документом, страницу за страницей, но напрасно: настроение не улучшалось. Сколько он ни вчитывался в материалы (а Миронов, пожалуй, знал их чуть не наизусть), ему никак не удавалось нащупать ту нить, ухватившись за которую можно было начинать расследование. Настолько все было неясно, неопределенно.

На ком в первую очередь сосредоточить внимание, думал Миронов, кого прежде всего изучать? Самойловскую? Ничего не скажешь — с нее все началось, и все же Миронов был уверен, что Самойловская — фигура случайная, что внимания органов государственной безопасности она не заслуживает.

Черняев? Сомнительно. Да, поведение Черняева, если верить Самойловской (но можно ли ей верить?), казалось странным. Зачем ему, обеспеченному человеку, понадобилось сбывать импортные дамские вещи? И все же, в худшем случае, это не больше, чем мелкая спекуляция. Сам же Черняев — коммунист, участник Великой Отечественной войны, инженер‑подполковник, кавалер многих орденов, крупный строитель — никак не был похож на человека, способного совершить преступление против Родины, против Советского государства.

Кто же тогда? Автор записки? Безусловно. Но как с него начнешь, если неизвестно, кто он или, вернее, она? Где этого автора искать? Как? Если и есть какая‑нибудь ниточка, то она так тонка, так малоосязаема…

Миронов закрыл папку и попытался мысленно проследить за всем ходом дела.

Началось все с того, что возле одного из московских комиссионных магазинов была задержана некая Самойловская, оказавшаяся матерой спекулянткой, давно известной милицейским органам. Ее задержали с поличным: она пыталась сбыть по спекулятивным ценам заграничные нейлоновые кофточки. В объемистой сумке Самойловской обнаружили предметы дамского туалета заграничного происхождения (США, ФРГ, Франция) и старинные женские украшения, являвшиеся, по заключению специалистов, предметами антиквариата.

Сотрудники милиции без труда определили, что вещей, подобных тем, которые пыталась сбыть Самойловская, в нашей торговой сети не бывает. Это навело на мысль, что тут не обошлось без контрабанды, тем более что вещи в своем большинстве были почти новые, неношеные.

knijky.ru

Книга Нить Ариадны, глава 1, страница 1 читать онлайн

1

– Особое внимание – к обуви. Самое страшное – принести из Лабиринта на подошвах какую-то гадость. Еще хуже ее туда занести, – сержант демонстративно постучал по стальной пластине, заменявшей ему большую часть черепной коробки. – Поэтому ботинки всегда стерилизовать с вечера, чтобы утром надеть на свежую голову.

Уголки моего рта предательски дрогнули. Совсем чуть-чуть. Но и этого хватило.

– Ты! Чего лыбишься? Умом стремителен? Подбородок поднять! Равняйсь! Смирно! – Битик встал так близко, что мы едва не касались носами.

Его голос звенел от ярости. Сержант явно упивался властью. В свои тридцать восемь он мог себе это позволить. У него впереди целая вечность. У меня ее нет. Я умру через три месяца, как и все в этом возрасте. Проклятие Минотавра – с этим ничего не поделать.

– Выше, сказал! И спину выпрями! Что как собака сутулая? Ты, бл*ть, боец «Тесея»! Авангард, мать его, борьбы с мировым злом! А оно любит дохлятину во всех позах! Собрался отдаться? – на каждом слоге он брызгал слюной. Из его рта несло густым перегаром, заполированным чесноком и кислыми щами.

– Никак нет!

– Молчать, я тебя спрашиваю! – твердый указательный палец едва не проткнул мою грудь. Красная капиллярная сеть на сержантских щеках потемнела до синего. – Я где нормальный, а где беспощаден. Не доходит через мозг, дойдет через коллектив.

Верхушки деревьев злорадно зашумели листвой, аплодируя Битику. Казалось, старые древни хлопают в сотни зеленых ладошек, предвкушая неизбежную экзекуцию.

– Взвод, упор лежа принять! Встать на кулаки!

Мы успели привыкнуть к здешним методам воспитания, и всё же осадок оставался. Ванька на рукопашной повредила плечо, и стоять на костяшках ей наверняка больно. Сержант хорошо знал, куда бить. Эту тихую девчонку всегда все жалели. Не курсант, а питомец, которого хотелось покормить и погладить по голове.

Как это чудо вообще попало в «Тесей»? Во взвод будущих рейдеров, где по определению одни головорезы?

И всё же – вот она. Краснеющая от взгляда, вопроса и, видимо, от собственных мыслей. Огромные светло-серые глаза. Неразговорчивая, будто прозрачная, с врожденной способностью ускользать от гнева начальства. А поводов для этого она давала достаточно.

Да, наша Иванка не боец. Она хилер. Причем настолько хороший, что всё остальное ей прощалось. К тому же от нее не отходила женская особь, нрава весьма свирепого. С потрясающей фигурой, но колючая и жесткая, как армейский штык. Да и прозвище у нее очень говорящее. Спуску Вилка никому не давала, ревностно охраняя душу и тело подружки. А желающих воспользоваться и тем, и другим в учебке нашлось бы немало.

Какое-то время считали, что женщинам в рейдах не место. Вероятно, Минотавр с этим не согласился. Способности, которые человек получал в Лабиринте, оказались гендерно зависимы. Войну объявили не только мужчинам. Ее объявили всему человечеству.

– Вы должны забыть всё, что о себе знаете. И ухом не моргнете, как наложите в штаны. А выгребать дерьмо придется другим. Надеюсь, все помнят, что ждет облажавшихся?

Мы помнили. Оставшийся в Лабиринте сам становится монстром. Безумным и страшным. А сражаться с ним приходится выжившим.

Прошло минут пять. Но Битик и не думал униматься, продолжая бубнить о дисциплине и ответственности. Как нам повезло, что мы выиграли в Лиге Надежды. Что в Лабиринте ждет самый страшный враг за всю историю человечества. Что мы избранные, а судьба цивилизации в наших руках. И так далее, и тому подобное. Бу-бу-бу, бу-бу-бу…

Голос сержанта теперь звучал приглушенно и как бы издалека. Тело дрожало от напряжения, и я перестал отслеживать затейливые зигзаги сержантского красноречия. Ничего нового не услышу, а смеяться уже не хотелось.

Кулаки ломило так, словно костяшки прорезали и кожу, и мясо. Болело всё. Даже острая щебенка под ними. Казалось, обнаженные нервы проросли глубоко в землю, где их обгладывали голодные черви.

– Встать! – смилостивился наконец Битик.

Мы с трудом поднялись, выковыривая впившиеся в кожу камешки. Ещё легко отделались. В прошлый раз недовольный шёпот Вилки обошёлся дороже. Пухлик вообще тогда упал в обморок.

Краем глаза я тут же поймал его косой взгляд. Обманчиво неуклюжий толстяк меня недолюбливал, а после такого точно возненавидит. Для большинства эти несколько минут стали настоящим испытанием, а уж с его-то комплекцией…

– Пока Ханса мило щерился, в мире умерла сотня-другая человек! В расцвете сил, совершенно здоровых! По пять-шесть в секунду! – обвинение подкрепили новым тычком в мою грудную клетку. Должно быть, под майкой она уже синяя. – И каждая просранная зря секунда означает смерть еще нескольких! Проклятие когда-нибудь спадет, но будут и те, кто до этого не дожил. Совсем чуть-чуть. Ровно столько, сколько вы сейчас потратили времени!

Мне стало почти стыдно. Когда появился Лабиринт, люди стали умирать в свой день рождения. Ровно в сорок лет, секунда в секунду. Знать точный час смерти – то еще удовольствие. С таким трудно смириться. Хотя многие умудряются найти и в этом определенные плюсы. Особенно когда такие умники еще юные.

litnet.com