Книга оборотней. Книга оборотней


Топ-7 книг про оборотней | Литерагуру

Серебряные пули. Полнолуние. Полное превращение тела в большого свирепого зверя. Оборотни всегда были основными монстрами для фильмов ужасов и страшных сказок, но если вы книжный червь, который любит еще и литературные произведения об этих существах, то данная подборка именно для вас. Вместо того чтобы ждать следующего полнолуния под одеялом, подумайте о том, чтобы взять с собой один из этих невероятных романов на ночь. В вашем распоряжении все: от классических ужастиков до романов-перевертышей. Эти истории обязательно заставят вас «выть» от удовольствия.

Итак, ТОП-7 книг о таинственных существах, скрывающихся под личиной зверя:

«Кровь и шоколад»,  Аннет Куртис Клауз

Вивиан Гандильон наслаждается переменами: сладкой, яростной болью, которая «переносит» ее от девушки к волку. В шестнадцать лет она красива и сильна, и все молодые волки «волочатся за ее хвостом». Но Вивиан по-прежнему скорбит о смерти отца; ее стая остается без руководства и в беспорядке, и она чувствует себя потерянной в пригороде Мэриленда. Она жаждет нормальной жизни. Но что нормально для оборотня? Вивиан влюбляется в простого смертного парня по имени Эйден, и все бы хорошо, вот она, нормальная жизнь. Героиня жаждет показать ему себя, свою настоящую сущность, ведь он поймет и восхитится чудом ее двойственной природы, а не будет бояться, как обыкновенный человек…

Но череда жестоких убийств угрожает разоблачить стаю. Перемещаясь между двумя мирами, она, кажется, не принадлежит ни одному из них. Кем она является на самом деле – человеком или зверем? Какой вкус слаще — кровь или шоколад?

«Укушенная», Келли Армстронг

Елена Майклз кажется типичной современной женщиной: сильной и сексуальной. Она живет со своим другом-архитектором, пишет для популярной газеты и работает в спортзале. Но у нее есть маленький секрет: она — оборотень. Елена сделала все возможное, чтобы ассимилироваться в человеческом мире, но человек, чей укус навсегда изменил ее существование, и его наследие продолжают преследовать ее.

Удастся ли ей преодолеть звериную природу в человеческом теле? И стоит ли преодолевать, если в мире людей лучше оставаться зверем?

«Цикл оборотня», Стивен Кинг

Когда на небе восходит полная луна, парализующий страх нисходит на маленький тихий городок. Никто не знает, кто будет атакован следующим, но слышен рык, звучащий как человеческие слова, а вокруг — следы монстра, голод которого нельзя насытить. Он убивает снова и снова, ночной охотник, незаметный днем и ненасытный ночью. Снова и снова повторяется «цикл оборотня»…

Роман принадлежит перу Стивена Кинга, признанного мастера остросюжетных приключенческих книг, щедро приправленных ужасом.

«Дикие грехи», Сюзанна Райт

Когда женщина-оборотень Тэрин Уорнер впервые встречает Трея Коулмана, альфа-самца с опасной репутацией, она полна решимости противостоять его чарам. В конце концов, Трей, которому было всего четырнадцать лет, когда он победил своего собственного отца в поединке, выиграв право быть Альфа своей стаи, не может ничего предложить талантливой целительнице, кроме неприятностей (как она думает).

Но в конечном итоге, она соглашается вступить с ним в непростой союз, который принесет выгоду им обоим. Однако есть много потенциальных ошибок в этом плане — в том числе очень реальная возможность того, что волки-перевертыши все-таки увлекутся друг другом по-настоящему.

«Восхождение полной луны», Кери Артур

Райли Дженсон и ее брат-близнец Роан представляют собой опасное сочетание вампиров и оборотней. Герои работают в Мельбурнском Управлении других Рас – учреждении, призванном огородить людей от фантастических созданий и регламентировать их сожительство на планете. Роан – прославленный страж, Райли — простой офисный работник, но однажды все меняется, когда ее брат пропадает без вести в одной экспедиций. Что может быть хуже, когда впереди новолуние и тело Райли «сгорает в огне страсти».

«Последний вервольф», Глен Дункан

Джейкоб Марлоу – последний из могикан. Он — 200-летний оборотень и единственная оставшаяся в живых цель для Всемирной Организации по контролю оккультных явлений. Кроме того, главный охотник, Эрик Грайнер, пошел по его следу. Он жаждет отомстить за убийство своего отца, герой поклялся обезглавить Марлоу уже в следующее новолуние.

Мы узнаем его историю (и его предысторию, красочную трагедию 19-го века) посредством записей в журнале. Это сохраняет некую неопределенность, поскольку у нас нет уверенности, что у истории будет счастливый конец.

«Красная луна», Айви Девлин

Эйвери Худ нашли в лесу, всю в крови ее родителей после того, как они были убиты и изуродованы, и хотя она была там, она ничего не помнит. Единственное, что может вспомнить Эйвери, — это смертельный нечеловеческий блеск серебра, перемещающийся с невероятной скоростью. Сколько бы она не хотела вспомнить, кто их убил, она не может.

Бен, прекрасный новый мальчик в школе, лишь усложняет дело. Похоже, он знает о ней и ее семье то, что было бы невозможно узнать. Он чувствует себя в лесу как дома, но предупреждает Эйвери, что ее жизнь в опасности. Он может знать что-то о смерти ее родителей, но не говорит. Тем не менее, Эйвери испытывает сильное влечение к этому загадочному молодому человеку, хотя она чувствует, что близость с ним может стать роковой ошибкой.

Автор: Мария Земцова

Интересно? Сохрани у себя на стенке!

literaguru.ru

Книга оборотней - Gpedia, Your Encyclopedia

«Книга оборотней» (англ. The Book of Were-Wolves: Being an Account of a Terrible Superstition) — книга британского священника, проповедника, агиографа, готического писателя, собирателя и исследователя фольклора Сабина Бэринг-Гулда[en] (1834—1924), вышедшая в 1865 году и представляющая собой обобщение европейских исторических сведений и народных поверий о ликантропии — мифической способности превращаться в волка, то есть о вервольфах — волках-оборотнях.[1][2] В дальнейшем книга неоднократно переиздавалась.[3] На русский язык впервые переведена в 2010 году Т. Казаковой и Е. Третьяковой (с комментариями).[4]

Бэринг-Гулд подходит к теме с рационалистических позиций.[1] В первых десяти главах из шестнадцати даётся обзор литературы по теме ликантропии, однако, уже начиная с IX главы делается поворот к описанию преступлений серийных убийц, каннибалов, осквернителей могил и т. п., которые имеют весьма спорную связь с заявленной темой. В том числе три главы занимает история сподвижника Жанны д’Арк и прототипа Синей Бороды Жиля де Ре, чья виновность ныне вызывает значительные сомнения.[1][2] Последняя глава посвящена проповеди об оборотнях средневекового теолога и проповедника Иоганна Гейлера фон Кайзерсберга, что, по мнению Т. Казаковой не случайно, так как вся книга по сути представляет собой «очерк-проповедь, отражающий попытку англиканского священника, исследователя и писателя проникнуть в природу зла, не то заложенного в самом человеке, не то обусловленного бесовским наваждением».[2]

Основная мысль Бэринг-Гулда на протяжении всей книги, согласно Т. Казаковой, что «представление об оборотнях — это продукт невежественного ума, наивная попытка объяснить дикое, звероподобное поведение человека».[2] Автор по сути приравнивает оборотничество к серийным убийствам и каннибализму.[2][5] Подобный подход приводит к сужению автором темы оборотничества к его «кровожадной» стороне, в результате чего прочие аспекты рассматриваются бегло и без надлежащего анализа. Автор не являлся специалистом ни в мифологии, ни в психологии, ни в физиологии, что отразилось на книге. По мнению Т. Казаковой, «его философский пафос в истолковании паранормальных явлений отличается заметным эклектизмом и непоследовательностью», например, он не различает первобытные (тотемные, анимистические и др.), античные и средневековые зооантропоморфные представления. Т. Казакова также отмечает, что книге не хватает анализа приводимых в ней фактов, а также критического рассмотрения роли церкви в распространении верований в вервольфов.[2]

Тем не менее, «благодаря обширной эрудиции автора, масштабному подходу и богатому материалу» и тому, что «Книга оборотней» до сих пор является одним из немногих историко-философских обзоров по ликантропии, она остаётся одной из наиболее цитируемых работ по теме.[1][2] Но следует учесть, что некоторая информация в книге ныне считается не соответствующей действительности, например, работа ссылается на доказанные подделки — глоссы Вацерада[6] и русский заговор оборотня[7].

Издания

Примечания

www.gpedia.com

Книга оборотней — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

«Книга оборотней» (англ. The Book of Were-Wolves: Being an Account of a Terrible Superstition) — книга британского священника, проповедника, агиографа, готического писателя, собирателя и исследователя фольклора Сабина Бэринг-Гулда[en] (1834—1924), вышедшая в 1865 году и представляющая собой обобщение европейских исторических сведений и народных поверий о ликантропии — мифической способности превращаться в волка, то есть о вервольфах — волках-оборотнях.[1][2] В дальнейшем книга неоднократно переиздавалась.[3] На русский язык впервые переведена в 2010 году Т. Казаковой и Е. Третьяковой (с комментариями).[4]

Бэринг-Гулд подходит к теме с рационалистических позиций.[1] В первых десяти главах из шестнадцати даётся обзор литературы по теме ликантропии, однако, уже начиная с IX главы делается поворот к описанию преступлений серийных убийц, каннибалов, осквернителей могил и т. п., которые имеют весьма спорную связь с заявленной темой. В том числе три главы занимает история сподвижника Жанны д’Арк и прототипа Синей Бороды Жиля де Ре, чья виновность ныне вызывает значительные сомнения.[1][2] Последняя глава посвящена проповеди об оборотнях средневекового теолога и проповедника Иоганна Гейлера фон Кайзерсберга[en], что, по мнению Т. Казаковой не случайно, так как вся книга по сути представляет собой «очерк-проповедь, отражающий попытку англиканского священника, исследователя и писателя проникнуть в природу зла, не то заложенного в самом человеке, не то обусловленного бесовским наваждением».[2]

Основная мысль Бэринг-Гулда на протяжении всей книги, согласно Т. Казаковой, что «представление об оборотнях — это продукт невежественного ума, наивная попытка объяснить дикое, звероподобное поведение человека».[2] Автор по сути приравнивает оборотничество к серийным убийствам и каннибализму.[2][5] Подобный подход приводит к сужению автором темы оборотничества к его «кровожадной» стороне, в результате чего прочие аспекты рассматриваются бегло и без надлежащего анализа. Автор не являлся специалистом ни в мифологии, ни в психологии, ни в физиологии, что отразилось на книге. По мнению Т. Казаковой, «его философский пафос в истолковании паранормальных явлений отличается заметным эклектизмом и непоследовательностью», например, он не различает первобытные (тотемные, анимистические и др.), античные и средневековые зооантропоморфные представления. Т. Казакова также отмечает, что книге не хватает анализа приводимых в ней фактов, а также критического рассмотрения роли церкви в распространении верований в вервольфов.[2]

Тем не менее, «благодаря обширной эрудиции автора, масштабному подходу и богатому материалу» и тому, что «Книга оборотней» до сих пор является одним из немногих историко-философских обзоров по ликантропии, она остаётся одной из наиболее цитируемых работ по теме.[1][2] Но следует учесть, что некоторая информация в книге ныне считается не соответствующей действительности, например, работа ссылается на доказанные подделки — глоссы Вацерада[6] и русский заговор оборотня[7].

Издания

Примечания

wikipedia.green

Книга оборотней — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

«Книга оборотней» (англ. The Book of Were-Wolves: Being an Account of a Terrible Superstition) — книга британского священника, проповедника, агиографа, готического писателя, собирателя и исследователя фольклора Сабина Бэринг-Гулда[en] (1834—1924), вышедшая в 1865 году и представляющая собой обобщение европейских исторических сведений и народных поверий о ликантропии — мифической способности превращаться в волка, то есть о вервольфах — волках-оборотнях.[1][2] В дальнейшем книга неоднократно переиздавалась.[3] На русский язык впервые переведена в 2010 году Т. Казаковой и Е. Третьяковой (с комментариями).[4]

Бэринг-Гулд подходит к теме с рационалистических позиций.[1] В первых десяти главах из шестнадцати даётся обзор литературы по теме ликантропии, однако, уже начиная с IX главы делается поворот к описанию преступлений серийных убийц, каннибалов, осквернителей могил и т. п., которые имеют весьма спорную связь с заявленной темой. В том числе три главы занимает история сподвижника Жанны д’Арк и прототипа Синей Бороды Жиля де Ре, чья виновность ныне вызывает значительные сомнения.[1][2] Последняя глава посвящена проповеди об оборотнях средневекового теолога и проповедника Иоганна Гейлера фон Кайзерсберга[en], что, по мнению Т. Казаковой не случайно, так как вся книга по сути представляет собой «очерк-проповедь, отражающий попытку англиканского священника, исследователя и писателя проникнуть в природу зла, не то заложенного в самом человеке, не то обусловленного бесовским наваждением».[2]

Основная мысль Бэринг-Гулда на протяжении всей книги, согласно Т. Казаковой, что «представление об оборотнях — это продукт невежественного ума, наивная попытка объяснить дикое, звероподобное поведение человека».[2] Автор по сути приравнивает оборотничество к серийным убийствам и каннибализму.[2][5] Подобный подход приводит к сужению автором темы оборотничества к его «кровожадной» стороне, в результате чего прочие аспекты рассматриваются бегло и без надлежащего анализа. Автор не являлся специалистом ни в мифологии, ни в психологии, ни в физиологии, что отразилось на книге. По мнению Т. Казаковой, «его философский пафос в истолковании паранормальных явлений отличается заметным эклектизмом и непоследовательностью», например, он не различает первобытные (тотемные, анимистические и др.), античные и средневековые зооантропоморфные представления. Т. Казакова также отмечает, что книге не хватает анализа приводимых в ней фактов, а также критического рассмотрения роли церкви в распространении верований в вервольфов.[2]

Тем не менее, «благодаря обширной эрудиции автора, масштабному подходу и богатому материалу» и тому, что «Книга оборотней» до сих пор является одним из немногих историко-философских обзоров по ликантропии, она остаётся одной из наиболее цитируемых работ по теме.[1][2] Но следует учесть, что некоторая информация в книге ныне считается не соответствующей действительности, например, работа ссылается на доказанные подделки — глоссы Вацерада[6] и русский заговор оборотня[7].

Издания

  • Baring-Gould S. The Book of Were-Wolves: Being an Account of a Terrible Superstition. — London: Smith, Elder & Co., 1865. — 266 p. ([books.google.ru/books?id=m4EAAAAAMAAJ&hl=ru&source=gbs_navlinks_s Google Книги], [www.sacred-texts.com/goth/bow/index.htm Internet Sacred Text Archive])  (англ.)
  • Бэринг-Гулд С. Книга оборотней / Пер. Т. Казаковой и Е. Третьяковой. — М.: Азбука, 2010. — 256 с. — (Азбука-классика). — 5000 экз. — ISBN 978-5-389-01025-3.

Напишите отзыв о статье "Книга оборотней"

Примечания

  1. ↑ 1 2 3 4 [www.sacred-texts.com/goth/bow/index.htm The Book of Were-Wolves by Sabine Baring-Gould] (англ.). Internet Sacred Text Archive (англ.)русск.. Проверено 14 апреля 2016.
  2. ↑ 1 2 3 4 5 6 7 Оборотни: вымысел или действительность? / Т. Казакова // Бэринг-Гулд С. Книга оборотней / Пер. Т. Казаковой и Е. Третьяковой. — М.: Азбука, 2010. — 256 с. — (Азбука-классика). — 5000 экз. — ISBN 978-5-389-01025-3.
  3. ↑ [www.google.ru/search?tbm=bks&hl=ru&q=%22The+Book+of+Were-wolves%22#q=%22The+Book+of+Werewolves%22+OR+%22The+Book+of+Were-wolves%22&safe=off&hl=ru&tbm=bks&start=0 The Book of Were-Wolves]. Google Книги
  4. ↑ От переводчиков / Т. Казакова, Е. Третьякова // Бэринг-Гулд С. Книга оборотней / Пер. Т. Казаковой и Е. Третьяковой. — М.: Азбука, 2010. — 256 с. — (Азбука-классика). — 5000 экз. — ISBN 978-5-389-01025-3.
  5. ↑ Sidky H. [books.google.ru/books?id=caRMAwAAQBAJ&lpg=PP1&hl=ru&pg=PA215#v=onepage&q&f=false Werewolves and Witches] // [books.google.ru/books?id=caRMAwAAQBAJ&hl=ru&source=gbs_navlinks_s Witchcraft, Lycanthropy, Drugs, and Disease: An Anthropological Study of the European Witch-Hunts]. — N. Y.: Wipf and Stock Publishers, 2010. — P. 233—234. — 344 p. — (American university studies: Anthropology/sociology. T. 70). — ISBN 1608996166, ISBN 9781608996162.  (англ.)
  6. ↑ Комментарии / Т. Казакова // Бэринг-Гулд С. Книга оборотней / Пер. Т. Казаковой и Е. Третьяковой. — М.: Азбука, 2010. — 256 с. — (Азбука-классика). — 5000 экз. — ISBN 978-5-389-01025-3.
  7. ↑ Топорков А. Л. [magazines.russ.ru/nlo/2010/103/to8.html Русский волк-оборотень и его английские жертвы] // Новое литературное обозрение. — 2010. — № 103. — С. 140—151. — ISSN [www.sigla.ru/table.jsp?f=8&t=3&v0=0869-6365&f=1003&t=1&v1=&f=4&t=2&v2=&f=21&t=3&v3=&f=1016&t=3&v4=&f=1016&t=3&v5=&bf=4&b=&d=0&ys=&ye=&lng=&ft=&mt=&dt=&vol=&pt=&iss=&ps=&pe=&tr=&tro=&cc=UNION&i=1&v=tagged&s=0&ss=0&st=0&i18n=ru&rlf=&psz=20&bs=20&ce=hJfuypee8JzzufeGmImYYIpZKRJeeOeeWGJIZRrRRrdmtdeee88NJJJJpeeefTJ3peKJJ3UWWPtzzzzzzzzzzzzzzzzzbzzvzzpy5zzjzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzztzzzzzzzbzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzvzzzzzzyeyTjkDnyHzTuueKZePz9decyzzLzzzL*.c8.NzrGJJvufeeeeeJheeyzjeeeeJh*peeeeKJJJJJJJJJJmjHvOJJJJJJJJJfeeeieeeeSJJJJJSJJJ3TeIJJJJ3..E.UEAcyhxD.eeeeeuzzzLJJJJ5.e8JJJheeeeeeeeeeeeyeeK3JJJJJJJJ*s7defeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeSJJJJJJJJZIJJzzz1..6LJJJJJJtJJZ4....EK*&debug=false 0869-6365].

Отрывок, характеризующий Книга оборотней

– Так позвольте мне передать ваше сожаление, и я уверен, что наши противники согласятся принять ваше извинение, – сказал Несвицкий (так же как и другие участники дела и как и все в подобных делах, не веря еще, чтобы дело дошло до действительной дуэли). – Вы знаете, граф, гораздо благороднее сознать свою ошибку, чем довести дело до непоправимого. Обиды ни с одной стороны не было. Позвольте мне переговорить… – Нет, об чем же говорить! – сказал Пьер, – всё равно… Так готово? – прибавил он. – Вы мне скажите только, как куда ходить, и стрелять куда? – сказал он, неестественно кротко улыбаясь. – Он взял в руки пистолет, стал расспрашивать о способе спуска, так как он до сих пор не держал в руках пистолета, в чем он не хотел сознаваться. – Ах да, вот так, я знаю, я забыл только, – говорил он. – Никаких извинений, ничего решительно, – говорил Долохов Денисову, который с своей стороны тоже сделал попытку примирения, и тоже подошел к назначенному месту. Место для поединка было выбрано шагах в 80 ти от дороги, на которой остались сани, на небольшой полянке соснового леса, покрытой истаявшим от стоявших последние дни оттепелей снегом. Противники стояли шагах в 40 ка друг от друга, у краев поляны. Секунданты, размеряя шаги, проложили, отпечатавшиеся по мокрому, глубокому снегу, следы от того места, где они стояли, до сабель Несвицкого и Денисова, означавших барьер и воткнутых в 10 ти шагах друг от друга. Оттепель и туман продолжались; за 40 шагов ничего не было видно. Минуты три всё было уже готово, и всё таки медлили начинать, все молчали.

– Ну, начинать! – сказал Долохов. – Что же, – сказал Пьер, всё так же улыбаясь. – Становилось страшно. Очевидно было, что дело, начавшееся так легко, уже ничем не могло быть предотвращено, что оно шло само собою, уже независимо от воли людей, и должно было совершиться. Денисов первый вышел вперед до барьера и провозгласил: – Так как п'отивники отказались от п'ими'ения, то не угодно ли начинать: взять пистолеты и по слову т'и начинать сходиться. – Г…'аз! Два! Т'и!… – сердито прокричал Денисов и отошел в сторону. Оба пошли по протоптанным дорожкам всё ближе и ближе, в тумане узнавая друг друга. Противники имели право, сходясь до барьера, стрелять, когда кто захочет. Долохов шел медленно, не поднимая пистолета, вглядываясь своими светлыми, блестящими, голубыми глазами в лицо своего противника. Рот его, как и всегда, имел на себе подобие улыбки. – Так когда хочу – могу стрелять! – сказал Пьер, при слове три быстрыми шагами пошел вперед, сбиваясь с протоптанной дорожки и шагая по цельному снегу. Пьер держал пистолет, вытянув вперед правую руку, видимо боясь как бы из этого пистолета не убить самого себя. Левую руку он старательно отставлял назад, потому что ему хотелось поддержать ею правую руку, а он знал, что этого нельзя было. Пройдя шагов шесть и сбившись с дорожки в снег, Пьер оглянулся под ноги, опять быстро взглянул на Долохова, и потянув пальцем, как его учили, выстрелил. Никак не ожидая такого сильного звука, Пьер вздрогнул от своего выстрела, потом улыбнулся сам своему впечатлению и остановился. Дым, особенно густой от тумана, помешал ему видеть в первое мгновение; но другого выстрела, которого он ждал, не последовало. Только слышны были торопливые шаги Долохова, и из за дыма показалась его фигура. Одной рукой он держался за левый бок, другой сжимал опущенный пистолет. Лицо его было бледно. Ростов подбежал и что то сказал ему. – Не…е…т, – проговорил сквозь зубы Долохов, – нет, не кончено, – и сделав еще несколько падающих, ковыляющих шагов до самой сабли, упал на снег подле нее. Левая рука его была в крови, он обтер ее о сюртук и оперся ею. Лицо его было бледно, нахмуренно и дрожало. – Пожалу… – начал Долохов, но не мог сразу выговорить… – пожалуйте, договорил он с усилием. Пьер, едва удерживая рыдания, побежал к Долохову, и хотел уже перейти пространство, отделяющее барьеры, как Долохов крикнул: – к барьеру! – и Пьер, поняв в чем дело, остановился у своей сабли. Только 10 шагов разделяло их. Долохов опустился головой к снегу, жадно укусил снег, опять поднял голову, поправился, подобрал ноги и сел, отыскивая прочный центр тяжести. Он глотал холодный снег и сосал его; губы его дрожали, но всё улыбаясь; глаза блестели усилием и злобой последних собранных сил. Он поднял пистолет и стал целиться. – Боком, закройтесь пистолетом, – проговорил Несвицкий. – 3ак'ойтесь! – не выдержав, крикнул даже Денисов своему противнику. Пьер с кроткой улыбкой сожаления и раскаяния, беспомощно расставив ноги и руки, прямо своей широкой грудью стоял перед Долоховым и грустно смотрел на него. Денисов, Ростов и Несвицкий зажмурились. В одно и то же время они услыхали выстрел и злой крик Долохова. – Мимо! – крикнул Долохов и бессильно лег на снег лицом книзу. Пьер схватился за голову и, повернувшись назад, пошел в лес, шагая целиком по снегу и вслух приговаривая непонятные слова: – Глупо… глупо! Смерть… ложь… – твердил он морщась. Несвицкий остановил его и повез домой. Ростов с Денисовым повезли раненого Долохова. Долохов, молча, с закрытыми глазами, лежал в санях и ни слова не отвечал на вопросы, которые ему делали; но, въехав в Москву, он вдруг очнулся и, с трудом приподняв голову, взял за руку сидевшего подле себя Ростова. Ростова поразило совершенно изменившееся и неожиданно восторженно нежное выражение лица Долохова. – Ну, что? как ты чувствуешь себя? – спросил Ростов. – Скверно! но не в том дело. Друг мой, – сказал Долохов прерывающимся голосом, – где мы? Мы в Москве, я знаю. Я ничего, но я убил ее, убил… Она не перенесет этого. Она не перенесет…

wiki-org.ru

Книга оборотней - Вики

«Книга оборотней» (англ. The Book of Were-Wolves: Being an Account of a Terrible Superstition) — книга британского священника, проповедника, агиографа, готического писателя, собирателя и исследователя фольклора Сабина Бэринг-Гулда[en] (1834—1924), вышедшая в 1865 году и представляющая собой обобщение европейских исторических сведений и народных поверий о ликантропии — мифической способности превращаться в волка, то есть о вервольфах — волках-оборотнях.[1][2] В дальнейшем книга неоднократно переиздавалась.[3] На русский язык впервые переведена в 2010 году Т. Казаковой и Е. Третьяковой (с комментариями).[4]

Бэринг-Гулд подходит к теме с рационалистических позиций.[1] В первых десяти главах из шестнадцати даётся обзор литературы по теме ликантропии, однако, уже начиная с IX главы делается поворот к описанию преступлений серийных убийц, каннибалов, осквернителей могил и т. п., которые имеют весьма спорную связь с заявленной темой. В том числе три главы занимает история сподвижника Жанны д’Арк и прототипа Синей Бороды Жиля де Ре, чья виновность ныне вызывает значительные сомнения.[1][2] Последняя глава посвящена проповеди об оборотнях средневекового теолога и проповедника Иоганна Гейлера фон Кайзерсберга, что, по мнению Т. Казаковой не случайно, так как вся книга по сути представляет собой «очерк-проповедь, отражающий попытку англиканского священника, исследователя и писателя проникнуть в природу зла, не то заложенного в самом человеке, не то обусловленного бесовским наваждением».[2]

Основная мысль Бэринг-Гулда на протяжении всей книги, согласно Т. Казаковой, что «представление об оборотнях — это продукт невежественного ума, наивная попытка объяснить дикое, звероподобное поведение человека».[2] Автор по сути приравнивает оборотничество к серийным убийствам и каннибализму.[2][5] Подобный подход приводит к сужению автором темы оборотничества к его «кровожадной» стороне, в результате чего прочие аспекты рассматриваются бегло и без надлежащего анализа. Автор не являлся специалистом ни в мифологии, ни в психологии, ни в физиологии, что отразилось на книге. По мнению Т. Казаковой, «его философский пафос в истолковании паранормальных явлений отличается заметным эклектизмом и непоследовательностью», например, он не различает первобытные (тотемные, анимистические и др.), античные и средневековые зооантропоморфные представления. Т. Казакова также отмечает, что книге не хватает анализа приводимых в ней фактов, а также критического рассмотрения роли церкви в распространении верований в вервольфов.[2]

Тем не менее, «благодаря обширной эрудиции автора, масштабному подходу и богатому материалу» и тому, что «Книга оборотней» до сих пор является одним из немногих историко-философских обзоров по ликантропии, она остаётся одной из наиболее цитируемых работ по теме.[1][2] Но следует учесть, что некоторая информация в книге ныне считается не соответствующей действительности, например, работа ссылается на доказанные подделки — глоссы Вацерада[6] и русский заговор оборотня[7].

ru.wikiredia.com

Книга оборотней Википедия

«Книга оборотней» (англ. The Book of Were-Wolves: Being an Account of a Terrible Superstition) — книга британского священника, проповедника, агиографа, готического писателя, собирателя и исследователя фольклора Сабина Бэринг-Гулда[en] (1834—1924), вышедшая в 1865 году и представляющая собой обобщение европейских исторических сведений и народных поверий о ликантропии — мифической способности превращаться в волка, то есть о вервольфах — волках-оборотнях.[1][2] В дальнейшем книга неоднократно переиздавалась.[3] На русский язык впервые переведена в 2010 году Т. Казаковой и Е. Третьяковой (с комментариями).[4]

Бэринг-Гулд подходит к теме с рационалистических позиций.[1] В первых десяти главах из шестнадцати даётся обзор литературы по теме ликантропии, однако, уже начиная с IX главы делается поворот к описанию преступлений серийных убийц, каннибалов, осквернителей могил и т. п., которые имеют весьма спорную связь с заявленной темой. В том числе три главы занимает история сподвижника Жанны д’Арк и прототипа Синей Бороды Жиля де Ре, чья виновность ныне вызывает значительные сомнения.[1][2] Последняя глава посвящена проповеди об оборотнях средневекового теолога и проповедника Иоганна Гейлера фон Кайзерсберга, что, по мнению Т. Казаковой не случайно, так как вся книга по сути представляет собой «очерк-проповедь, отражающий попытку англиканского священника, исследователя и писателя проникнуть в природу зла, не то заложенного в самом человеке, не то обусловленного бесовским наваждением».[2]

Основная мысль Бэринг-Гулда на протяжении всей книги, согласно Т. Казаковой, что «представление об оборотнях — это продукт невежественного ума, наивная попытка объяснить дикое, звероподобное поведение человека».[2] Автор по сути приравнивает оборотничество к серийным убийствам и каннибализму.[2][5] Подобный подход приводит к сужению автором темы оборотничества к его «кровожадной» стороне, в результате чего прочие аспекты рассматриваются бегло и без надлежащего анализа. Автор не являлся специалистом ни в мифологии, ни в психологии, ни в физиологии, что отразилось на книге. По мнению Т. Казаковой, «его философский пафос в истолковании паранормальных явлений отличается заметным эклектизмом и непоследовательностью», например, он не различает первобытные (тотемные, анимистические и др.), античные и средневековые зооантропоморфные представления. Т. Казакова также отмечает, что книге не хватает анализа приводимых в ней фактов, а также критического рассмотрения роли церкви в распространении верований в вервольфов.[2]

Тем не менее, «благодаря обширной эрудиции автора, масштабному подходу и богатому материалу» и тому, что «Книга оборотней» до сих пор является одним из немногих историко-философских обзоров по ликантропии, она остаётся одной из наиболее цитируемых работ по теме.[1][2] Но следует учесть, что некоторая информация в книге ныне считается не соответствующей действительности, например, работа ссылается на доказанные подделки —

ruwikiorg.ru

Книга оборотней — википедия фото

«Книга оборотней» (англ. The Book of Were-Wolves: Being an Account of a Terrible Superstition) — книга британского священника, проповедника, агиографа, готического писателя, собирателя и исследователя фольклора Сабина Бэринг-Гулда[en] (1834—1924), вышедшая в 1865 году и представляющая собой обобщение европейских исторических сведений и народных поверий о ликантропии — мифической способности превращаться в волка, то есть о вервольфах — волках-оборотнях.[1][2] В дальнейшем книга неоднократно переиздавалась.[3] На русский язык впервые переведена в 2010 году Т. Казаковой и Е. Третьяковой (с комментариями).[4]

Бэринг-Гулд подходит к теме с рационалистических позиций.[1] В первых десяти главах из шестнадцати даётся обзор литературы по теме ликантропии, однако, уже начиная с IX главы делается поворот к описанию преступлений серийных убийц, каннибалов, осквернителей могил и т. п., которые имеют весьма спорную связь с заявленной темой. В том числе три главы занимает история сподвижника Жанны д’Арк и прототипа Синей Бороды Жиля де Ре, чья виновность ныне вызывает значительные сомнения.[1][2] Последняя глава посвящена проповеди об оборотнях средневекового теолога и проповедника Иоганна Гейлера фон Кайзерсберга, что, по мнению Т. Казаковой не случайно, так как вся книга по сути представляет собой «очерк-проповедь, отражающий попытку англиканского священника, исследователя и писателя проникнуть в природу зла, не то заложенного в самом человеке, не то обусловленного бесовским наваждением».[2]

Основная мысль Бэринг-Гулда на протяжении всей книги, согласно Т. Казаковой, что «представление об оборотнях — это продукт невежественного ума, наивная попытка объяснить дикое, звероподобное поведение человека».[2] Автор по сути приравнивает оборотничество к серийным убийствам и каннибализму.[2][5] Подобный подход приводит к сужению автором темы оборотничества к его «кровожадной» стороне, в результате чего прочие аспекты рассматриваются бегло и без надлежащего анализа. Автор не являлся специалистом ни в мифологии, ни в психологии, ни в физиологии, что отразилось на книге. По мнению Т. Казаковой, «его философский пафос в истолковании паранормальных явлений отличается заметным эклектизмом и непоследовательностью», например, он не различает первобытные (тотемные, анимистические и др.), античные и средневековые зооантропоморфные представления. Т. Казакова также отмечает, что книге не хватает анализа приводимых в ней фактов, а также критического рассмотрения роли церкви в распространении верований в вервольфов.[2]

Тем не менее, «благодаря обширной эрудиции автора, масштабному подходу и богатому материалу» и тому, что «Книга оборотней» до сих пор является одним из немногих историко-философских обзоров по ликантропии, она остаётся одной из наиболее цитируемых работ по теме.[1][2] Но следует учесть, что некоторая информация в книге ныне считается не соответствующей действительности, например, работа ссылается на доказанные подделки — глоссы Вацерада[6] и русский заговор оборотня[7].

org-wikipediya.ru