Книга "Охотница" из серии Царство Ночи 7 - Скачать бесплатно, читать онлайн. Книга охотница


Книга Охотница читать онлайн Лиза Джейн Смит

Лиза Джейн Смит. Охотница

Ночной мир - 7

 

Глава 1

 

– Все просто! – сказала Джез в ночь последней охоты в ее жизни. – Вы убегаете. Мы преследуем. Если мы схватим вас, вы умрете. Даем вам форы три минуты.

Главарь скинхедов не шелохнулся. У него было бледное, одутловатое лицо и глаза как у акулы. Он весь напрягся, пытаясь выглядеть крутым, но Джез видела, как подрагивают мышцы его икр.

Зубы ее сверкнули в улыбке.

– Выбери оружие. – Она ткнула носком лежавшую у ее ног кучу. Там было много всего: пистолеты, ножи, бейсбольные биты, даже несколько дротиков. – Да бери побольше… Можешь взять сколько хочешь. Я угощаю…

За спиной у нее раздался сдержанный смешок. Джез резко взмахнула рукой, и смех оборвался. Наступила тишина. Две банды стояли друг перед другом – шесть головорезов‑скинхедов против людей Джез. Разница была лишь в том, что члены команды Джез не были людьми.

Главарь скинов перевел взгляд на груду оружия, затем стремительно наклонился и тут же выпрямился, держа что‑то в руке.

Конечно же, пистолет! Они всегда их выбирают. Сейчас такую пушку легально не купишь: крупный калибр, полуавтоматическая армейская модель. Скин направил оружие прямо на Джез.

Запрокинув голову, Джез расхохоталась.

Все взгляды обратились к ней – замечательно! Она знала, что выглядит великолепно.

Она стояла с высоко поднятой головой, уперев руки в бока. Точеные черты лица, рыжие волосы, рассыпавшиеся по плечам и спине… Да, она выглядела что надо! Высокая, гордая, неистовая… и очень красивая. Джез Редферн, охотница.

Она в упор глядела на главаря банды, и глаза ее переливались не то серебристым, не то синим цветом. Он никогда прежде не встречал таких глаз – у людей таких глаз просто не бывает.

Но он ничего не понял. Он не выглядел слишком сообразительным.

– Угостись сама!

Джез отпрянула в сторону в последний момент. Нет, свинец не мог серьезно ранить ее, просто удар в грудь сбил бы ее с ног, а ей этого вовсе не хотелось. Она только что стала лидером в банде вместо Моргеда и не должна была проявлять слабость.

Пуля прошила ее левую руку, раздробив кость. Появилось немного крови. Ощутив короткую острую боль, Джез прищурилась, продолжая все так же улыбаться. Но когда она взглянула на свою руку, улыбка сбежала с ее лица. Рукав был испорчен: на нем образовалась испачканная кровью дыра. Вот с этим смириться она не могла.

– Знаешь, сколько стоит кожа? Тебе известно, сколько стоит куртка с Норт‑Бич? – зашипела она, наступая на главаря скинхедов.

Тот только моргал и часто дышал. Как же ей удалось так быстро среагировать и почему она не вопит от боли? Он прицелился и выстрелил снова. А потом еще и еще раз, все больше закипая от бешенства.

Джез уворачивалась от пуль. Ей больше не нужны были дыры. Рана на руке уже почти затянулась и сгладилась. Жаль, что с курткой так не выйдет.

Бить скинхеда она не стала, просто протянула руку и, схватив его за черно‑зеленую летную куртку, приподняла и держала, пока окованные сталью носки его ботинок не вспахали землю. А затем отшвырнула:

– Ты лучше беги, парень.

Описав в воздухе большую дугу, он врезался в дерево, но тут же вскочил. Грудь его тяжело вздымалась. Побелевшими от ужаса глазами он взглянул на Джез, потом на свою банду, повернулся и помчался сквозь заросли деревьев.

Скины всего мгновение глядели ему вслед, а затем рванулись к куче с оружием. Нахмурившись, Джез наблюдала за ними. Они только что видели, насколько «эффективны» пули против таких, как она, но все же хватали пистолеты, пренебрегая отличными ножами из расщепленного бамбука, тисовыми стрелами и великолепными тростями из древесины стрихноса – оружием, таившим в себе особую опасность.

knijky.ru

Читать онлайн книгу «Охотница» бесплатно — Страница 1

Лиза Джейн Смит

Охотница

Царство Ночи… еще никогда любовь не была такой пугающей…

Царства Ночи нет на географической карте, но оно существует, существует в нашем мире. Оно окружает нас со всех сторон. Это тайное общество вампиров, оборотней, колдунов, ведьм и прочих порождений тьмы, которые живут среди нас. Они красивы и опасны, их неудержимо тянет к людям, и никто из смертных не в силах устоять перед ними. Твой школьный учитель, твоя задушевная подруга или друг могут оказаться одним из них.

Законы Царства Ночи позволяют охоту на людей. Они позволяют играть их сердцами и даже убивать их. Для обитателей Царства Ночи есть только два строжайших запрета:

Не позволяй людям узнать о существовании Царства Ночи.

Никогда не влюбляйся в смертного.

Эта книга рассказывает о том, что происходит, когда эти законы нарушаются.

Глава 1

– Все просто! – сказала Джез в ночь последней охоты в ее жизни. – Вы убегаете. Мы преследуем. Если мы схватим вас, вы умрете. Даем вам форы три минуты.

Главарь скинхедов не шелохнулся. У него было бледное, одутловатое лицо и глаза как у акулы. Он весь напрягся, пытаясь выглядеть крутым, но Джез видела, как подрагивают мышцы его икр.

Зубы ее сверкнули в улыбке.

– Выбери оружие. – Она ткнула носком лежавшую у ее ног кучу. Там было много всего: пистолеты, ножи, бейсбольные биты, даже несколько дротиков. – Да бери побольше… Можешь взять сколько хочешь. Я угощаю…

За спиной у нее раздался сдержанный смешок. Джез резко взмахнула рукой, и смех оборвался. Наступила тишина. Две банды стояли друг перед другом – шесть головорезов-скинхедов против людей Джез. Разница была лишь в том, что члены команды Джез не были людьми.

Главарь скинов перевел взгляд на груду оружия, затем стремительно наклонился и тут же выпрямился, держа что-то в руке.

Конечно же, пистолет! Они всегда их выбирают. Сейчас такую пушку легально не купишь: крупный калибр, полуавтоматическая армейская модель. Скин направил оружие прямо на Джез.

Запрокинув голову, Джез расхохоталась.

Все взгляды обратились к ней – замечательно! Она знала, что выглядит великолепно.

Она стояла с высоко поднятой головой, уперев руки в бока. Точеные черты лица, рыжие волосы, рассыпавшиеся по плечам и спине… Да, она выглядела что надо! Высокая, гордая, неистовая… и очень красивая. Джез Редферн, охотница.

Она в упор глядела на главаря банды, и глаза ее переливались не то серебристым, не то синим цветом. Он никогда прежде не встречал таких глаз – у людей таких глаз просто не бывает.

Но он ничего не понял. Он не выглядел слишком сообразительным.

– Угостись сама!

Джез отпрянула в сторону в последний момент. Нет, свинец не мог серьезно ранить ее, просто удар в грудь сбил бы ее с ног, а ей этого вовсе не хотелось. Она только что стала лидером в банде вместо Моргеда и не должна была проявлять слабость.

Пуля прошила ее левую руку, раздробив кость. Появилось немного крови. Ощутив короткую острую боль, Джез прищурилась, продолжая все так же улыбаться. Но когда она взглянула на свою руку, улыбка сбежала с ее лица. Рукав был испорчен: на нем образовалась испачканная кровью дыра. Вот с этим смириться она не могла.

– Знаешь, сколько стоит кожа? Тебе известно, сколько стоит куртка с Норт-Бич? – зашипела она, наступая на главаря скинхедов.

Тот только моргал и часто дышал. Как же ей удалось так быстро среагировать и почему она не вопит от боли? Он прицелился и выстрелил снова. А потом еще и еще раз, все больше закипая от бешенства.

Джез уворачивалась от пуль. Ей больше не нужны были дыры. Рана на руке уже почти затянулась и сгладилась. Жаль, что с курткой так не выйдет.

Бить скинхеда она не стала, просто протянула руку и, схватив его за черно-зеленую летную куртку, приподняла и держала, пока окованные сталью носки его ботинок не вспахали землю. А затем отшвырнула:

– Ты лучше беги, парень.

Описав в воздухе большую дугу, он врезался в дерево, но тут же вскочил. Грудь его тяжело вздымалась. Побелевшими от ужаса глазами он взглянул на Джез, потом на свою банду, повернулся и помчался сквозь заросли деревьев.

Скины всего мгновение глядели ему вслед, а затем рванулись к куче с оружием. Нахмурившись, Джез наблюдала за ними. Они только что видели, насколько «эффективны» пули против таких, как она, но все же хватали пистолеты, пренебрегая отличными ножами из расщепленного бамбука, тисовыми стрелами и великолепными тростями из древесины стрихноса – оружием, таившим в себе особую опасность.

Затем поднялся шум: расхватав оружие, скинхеды начали пальбу. Люди Джез легко уклонялись от пуль, но в голове у нее прозвучал раздраженный голос:

Мы можем рвануть за ними сейчас? Или ты хочешь еще покрасоваться?

Она тут же оглянулась. Моргеду Блэкторну было семнадцать – на год больше, чем ей. И он был ее злейшим врагом. Самонадеянный, вспыльчивый, упрямый, властолюбивый… И при этом он всегда утверждал, что все эти качества присущи именно ей.

– Я дала им три минуты. Ты хочешь, чтобы я нарушила свое слово? – огрызнулась Джез, на мгновение упустив из виду, что нужно следить за выстрелами.

Следующее, что она ощутила, – это удар Моргеда, опрокинувший ее наземь, и самого Моргеда, навалившегося на нее сверху. Что-то просвистело над ними, врезавшись в ствол дерева. Во все стороны полетели куски коры.

Изумрудно-зеленые глаза Моргеда уставились прямо в глаза Джез.

– Но… они… не… убегают, – с подчеркнутым терпением произнес он. – Это я на тот случай, если ты не заметила.

Сейчас он находился слишком близко… Его ладони поддерживали ее затылок. Джез ощущала тяжесть его тела. Она сбросила Моргеда, испугавшись самой себя и разъярившись на него.

– Это моя игра! Я сама разберусь. Играем по моим правилам! – выкрикнула она.

К этому моменту скинхеды уже бросились врассыпную. До них наконец дошло, что стрелять бесполезно. Они удирали со всех ног, с треском сминая папоротники.

– Вперед! – скомандовала Джез. – Главарь – мой!

Ее банда словно взорвалась криками и хором охотничьих выкликов. Вэл, самый старший по возрасту, но самый нетерпеливый, бросился первым с бешеным воплем. За ним – Тисл[1] и Рэйвен;[2] эти две девушки, одна – белокурая, маленькая и хрупкая, другая – высокая и темноволосая, как всегда, держались вместе. Пирс, уставившись холодным взглядом в сторону деревьев, не торопился: пусть его жертва думает, что у нее есть шанс на спасение.

Джез даже не взглянула в сторону Моргеда. Какая ей разница, что он собирается делать?

Она двинулась в том направлении, в котором скрылся главарь банды скинов. Но выбрала другой путь. Прыгая по деревьям, она перелетала с одного мамонтова дерева на другое. Лучше всего для этого подходили гигантские секвойи: у них были самые крупные ветви, хотя выпуклые наросты – капы – на прибрежных мамонтовых деревьях также были удобны для приземления. Джез делала большие скачки, хватаясь за ветви, и вновь прыгала, иногда ради забавы закручивая в воздухе сальто, и снова цеплялась за ветки.

Она любила Болотный лес, хотя здесь все было смертельно опасно. А может быть, именно за это и любила. Ей нравился риск. И здесь было так красиво: мшистая зелень, смолистый запах и храмовая тишина…

На прошлой неделе они устроили охоту на банду из семи человек, прогнав ее через весь парк «Золотые ворота». Это было здорово, но не совсем так, как хотелось бы. Они не могли позволить людям долго сопротивляться. Выстрелы в парке привлекли бы внимание. Болотный лес – это была идея Джез: бандитов можно было похитить и привести туда, где никто не помешает. Им можно дать оружие. Это будет настоящая охота, с настоящей опасностью!

Джез присела на ветке, затаив дыхание. В современном мире почти не осталось по-настоящему опасных мест. Не то что в старые времена, когда в заливе Ареа еще оставались охотники на вампиров. Эти охотники убили родителей Джез. Но сейчас, когда их всех уничтожили, не осталось ничего по-настоящему опасного…

Она застыла… Впереди, в сосновой хвое, что-то почти неслышно хрустнуло. Мгновенно ринувшись вперед, она бесстрашно прыгнула и, согнув колени, приземлилась на упругий ковер из хвои. А затем повернулась и оказалась нос к носу со скинхедом.

– Привет! – улыбнулась она.

Глава 2

Лицо скинхеда исказилось. Тяжело дыша, как раненое животное, он уставился на Джез широко открытыми глазами.

– Ну да, – кивнула она, – ты бежал быстро. Но ты же не знал, что я быстрее тебя.

– Ты… не… человек, – выдохнул скинхед.

И разразился еще множеством слов, которые люди употребляют, когда их загоняют в угол.

– Ты угадал! – весело воскликнула Джез, игнорируя поток непристойностей. – Ты не такой болван, каким кажешься.

– Кто… черт побери… кто ты?

– Смерть, – снизошла до разъяснения Джез. – Ну, ты собираешься сражаться?

Скин опять попытался навести на нее пистолет. Но руки его так тряслись, что он не мог прицелиться.

– Думаю, ты выбрал не то оружие, – вздохнула Джез. – Пожалуй, лучше было бы воспользоваться веткой. Хочешь, я тебе ее отломлю?

Скинхед спустил курок, но пистолет просто щелкнул. И парень с ужасом взглянул на него.

Джез улыбнулась, обнажив зубы.

Она всегда чувствовала, как они растут, когда перед ней появлялась еда. Ее резцы начинали удлиняться и изгибаться, пока не становились острыми, тонкими и полупрозрачными, как у кошки. Ей нравилось ощущать, как они слегка прикусывают нижнюю губу, когда она приоткрывает рот.

Но происходившее в ней изменение было не единственным. Она знала, что ее глаза будто наливаются прозрачным серебром, губы становятся краснее и полнее – в предвкушении еды к ним приливала кровь. Все ее тело словно заряжалось энергией.

Скинхед наблюдал, как Джез у него на глазах становится все красивее и все меньше похожей на человека. Он сразу съежился и, привалившись к стволу дерева, стал медленно сползать вниз, пока не осел на землю посреди бледно-коричневых поганок, уставившись прямо перед собой остекленевшими глазами.

Взгляд Джез остановился на татуировке в виде двойного зигзага молнии на его шее.

«Прямо… сюда», – решила она.

Кожа в этом месте казалась довольно чистой, а запах крови, насыщенной адреналином, был столь соблазнителен. Она текла по голубой вене под кожей. Лишь одна мысль о том, что сейчас она ее прокусит, приводила Джез в возбуждение.

Страх – это замечательно… Он придает больше остроты вкусу. В общем, это будет неплохо.

Но тут она услыхала тихий всхлип.

Скин плакал.

Это был не громкий плач… не рыдание и не мольба. Он просто плакал и трясся, как ребенок, и слезы тихо струились по его щекам.

– Я была о тебе лучшего мнения, – с презрением тряхнула волосами Джез.

Но внутри у нее что-то сжалось.

Скинхед ничего не ответил. Он просто глядел на нее – нет, сквозь нее – и плакал. Джез знала, что он сейчас видит. Собственную смерть.

– Ой, да ладно тебе, – скривилась Джез. – Видите ли, ему неохота умирать! А кому охота? Но ведь и ты убивал людей. На прошлой неделе твоя банда угробила этого парня, Хуана. Любишь кататься – люби и саночки возить.

Скин продолжал молчать. Он больше не пытался направить на нее пистолет; он прижал его к груди обеими руками, словно плюшевого мишку… Словно собирался убить себя, чтобы навсегда избавиться от Джез… Ствол упирался прямо ему в подбородок.

Сердце Джез сжалось еще сильнее, она почти уже не могла вздохнуть. Что с ней происходит? Этот бандит был просто человеком, причем человеком худшего сорта. Он заслужил смерть – и не только потому, что Джез хотелось есть.

Но этот плач… Он словно чем-то задевал ее. У нее возникло ощущение дежа-вю – будто все это уже происходило с ней прежде… Но ведь этого не было… Она точно знала, что не было!

Наконец скинхед открыл рот.

– Сделай это по-быстрому, – прошептал он.

И тут разум Джез погрузился в хаос.

Эти слова внезапно прозвучали будто вовсе не здесь, не в лесу. Джез погружалась в какое-то странное состояние, ее словно затягивало в водоворот и ей не за что было ухватиться. Перед ее глазами вспыхивали яркие картины. Смысла их она не понимала. Она падала во тьму, а перед ее беспомощным взором разворачивались разные сцены.

– Сделай это быстро, – прошептал кто-то.

Вспышка… и Джез увидала ту, кто это сказал: женщину с темно-рыжими волосами и словно выточенными из слоновой кости тонкими плечами. У нее было лицо средневековой принцессы.

– Я не буду сопротивляться, – сказала она. – Убей меня. Но оставь жизнь моей дочери.

Мама…

На Джез нахлынули воспоминания.

Ей хотелось еще раз увидеть эту женщину; она ничего не помнила о той, которая родила ее. Но вместо этого перед ее глазами возникла еще одна картина… Маленькая дрожащая девочка, забившаяся в угол. Ребенок с огненно-рыжими волосами и глазами не то серебристыми, не то синими… Такой испуганный ребенок…

Еще одна вспышка… Высокий мужчина, бросившийся к ребенку. Он поворачивается, прикрывая ее собой.

– Не трогай ее! Это не ее вина! Она не должна умирать!

Отец…

Ее родители, которых убили, когда ей было четыре года. Их казнили охотники на вампиров…

Еще одна вспышка, и перед ней возникла картина борьбы. Кровь… Темные фигуры, сражающиеся с ее матерью и отцом… И крик, смысл которого не сразу доходит до Джез. А потом темная фигура хватает забившуюся в угол маленькую девочку и высоко поднимает ее… И туг Джез видит, что у этого человека клыки. Он не охотник на вампиров, он вампир! А у маленькой девочки, чей рот открыт в вопле, клыков нет.

И Джез становится ясно, о чем кричат все вокруг:

– Убей ее! Убей человека! Убей выродка!

Это кричат о ней…

Джез пришла в себя. Она стояла на коленях среди папоротников и мха в Болотном лесу, а перед ней съежился от страха скинхед. Все оставалось прежним… но вместе с тем все изменилось. Джез была ошеломлена и охвачена ужасом.

Что все это означало?

Это была лишь какая-то странная галлюцинация. Это должно быть так. Джез знала, как умерли ее родители. Ее мать охотники на вампиров убили сразу. Отец был смертельно ранен, но, прежде чем умереть, ему удалось добраться вместе с четырехлетней Джез до дома своего брата. Дядя Брэккен вырастил ее, и он не раз рассказывал ей эту историю.

Но этот крик…

Он ничего не значит! Он не может ничего означать. Она, Джез Редферн, гораздо более чистый вампир, чем кто-то другой и даже чем Моргед! Она принадлежит к ламиям – вампирам, которые способны продолжать род, и ее семья самая могущественная. Ее дядя Брэккен – вампир, отец тоже был вампиром и отец отца тоже… Все ее предки, вплоть до самого Хантера Редферна, – вампиры.

Но ее мать…

Что ей известно о семье матери? Ничего. Дядя Брэккен всегда говорил лишь, что они – выходцы с Восточного побережья.

Джез вздрогнула. Она боялась задать себе следующий вопрос, но он сам возник в ее сознании.

Что, если ее мать была человеком?

Значит, и Джез может быть…

Нет! Это невозможно. Невозможно просто потому, что закон Царства Ночи запрещает вампирам влюбляться в людей. Поэтому в Царстве Ночи не могло появиться никаких полукровок от браков между вампирами и людьми. Их не было на протяжении двадцати тысяч лет. Любой из них считался бы выродком…

Дрожь охватила ее еще сильней.

Она медленно поднялась, рассеянно взглянув на вскрикнувшего от страха скинхеда. Сейчас ей было не до него…

Но если это правда… Это не могло быть правдой, но если это правда… тогда ей придется оставить все. Дядю Брэккена… Свою банду… И Моргеда. Она должна будет оставить Моргеда. При мысли об этом горло ее почему-то судорожно сжалось.

И должна будет уйти… но куда? Где найдется место для выродка – получеловека-полувампира?

В Царстве Ночи для них места нет. Это уж точно. Любой его обитатель обязан убить подобное создание.

Скин снова всхлипнул. Джез моргнула и перевела на него взгляд.

Невероятно, но внезапно она поняла, что больше не может думать об убийстве. В мозгу Джез словно заработал счетчик: сколько же людей она искалечила за эти годы, сколько убила… Джез охватила паника. Ноги больше не слушались ее, колени ослабли. Что-то сдавило грудь… Со всех сторон на нее надвигался мрак.

– Убирайся вон, – прошептала она скинхеду.

Тот закрыл глаза. А затем сказал или, скорее, простонал:

– Ты просто догонишь меня…

– Нет.

Но Джез был понятен его страх. Она была охотницей. Ей удалось поймать так много людей. Так много смертных людей…

Джез содрогнулась и закрыла глаза. Она будто увидела себя в зеркале, и это было невыносимо. Это не была Джез – гордая, неистовая и красивая. Это была Джез-убийца.

«Я должна остановить остальных».

Мысленный призыв, который она послала, был скорее воплем:

Всем!! Это Джез. Немедленно ко мне! Бросьте все и немедленно ко мне!

Она знала, что приказ будет выполнен, – ведь это была ее банда. Но никто, кроме Моргеда, не обладал достаточно сильными телепатическими способностями, чтобы ответить на таком расстоянии.

Что случилось?– спросил он.

Джез застыла. Она не могла сказать ему правду. Моргед ненавидел людей. И если у него появятся хоть какие-то подозрения относительно того, вампир ли она… то ясно, чем это закончится.

Его просто стошнит. Не говоря уж о том, что он, несомненно, должен будет убить ее.

Объясню позже, – ответила она, чувствуя, как вся замирает. – Просто я обнаружила… что питаться здесь небезопасно.

И Джез резко прервала телепатическую связь, опасаясь, как бы Моргед не почувствовал, что она нервничает.

Она стояла, обхватив себя руками, и смотрела куда-то сквозь деревья. Потом мельком взглянула на скинхеда, который все еще прятался в зарослях папоротника.

Оставалось последнее, что нужно было с ним сделать.

Не обращая внимания на то, как он испуганно дернулся, Джез протянула руку и прикоснулась пальцем к его лбу – всего один раз. Этого хватило на то, чтобы легко возник четкий контакт.

– Запомни… ничего не было, – приказала она. – Теперь уходи.

Она ощутила, как выплеснувшаяся из нее сила окутала мозг скинхеда, воздействуя на его биополе и перестраивая мысли. В этом Джез была весьма искусна.

Во взгляде скинхеда отразилась пустота. Джез даже не поглядела, как он уходил.

Сейчас она думала лишь о том, что нужно поскорей добраться до дяди Брэккена. Он ответит на ее вопросы, он все объяснит… Он докажет ей, что все это неправда!

Он все сделает как надо.

Глава 3

Рывком отворив дверь, Джез сразу же бросилась через прихожую в маленькую библиотеку. Там, за столом, со всех сторон окруженным книжными шкафами, сидел ее дядя. Он удивленно поднял глаза.

– Дядя Брэккен, кто была моя мама? Как погибли мои родители? – выпалила Джез на одном дыхании. Она хотела еще добавить: «Скажи мне правду», но вместо этого услыхала свой испуганный голос: – Скажи мне, что это неправда! Ведь этого не может быть? Дядя Брэккен, мне так страшно!

Мгновение дядя пристально глядел на нее. Он был потрясен, на лице его отразилось отчаяние. А потом наклонил голову и закрыл глаза.

– Но разве такое возможно? – прошептала Джез спустя несколько часов. – Как я вообще могла появиться на свет?

За окном уже светало. Вся сжавшись, она сидела на полу, прислонившись спиной к книжному шкафу и уставившись невидящим взором куда-то в угол.

– Ты имеешь в виду, как мог появиться полукровка от вампира и человека? Я не знаю. Этого не знали и твои родители. Они и не надеялись на то, что у них будет ребенок. – Опустив голову, дядя Брэккен с силой провел рукой по волосам, словно пытаясь сбросить тяжесть нахлынувших воспоминаний. – Они и не знали, что ты станешь вампиром. Твой отец принес тебя ко мне, потому что умирал, а я был единственным, кому он мог довериться. Он знал, что я не передам тебя старейшинам Царства Ночи.

– Может, так было бы лучше, – прошептала Джез.

Дядя сделал вид, будто не расслышал этих слов.

– Тогда ты жила, не нуждаясь в крови, и выглядела как человеческое дитя. Даже не знаю, что заставило меня попытаться узнать, сможешь ли ты научиться питаться, как вампир. Я принес кролика, прокусил ему горло и дал тебе ощутить запах крови. – Воспоминание об этом заставило дядю рассмеяться. – Твои маленькие зубки заострились как положено… и ты знала, что нужно делать. Тогда я понял, что ты – настоящая Редферн.

– Но это не так. – Джез показалось, что эти ее слова прозвучали откуда-то издалека, будто их произнес кто-то другой. – Я даже не Ночной обитатель, я – отребье.

Дядя Брэккен поднял голову и взглянул на племянницу. Его глаза, обычно такие же серебристо-синие, как и у Джез, вспыхнули серебряным пламенем.

– Твоя мать была хорошей женщиной, – резко ответил он. – Твой отец отдал все, чтобы быть с ней вместе. Она не была отребьем.

Джез отвернулась. Она не чувствовала ни стыда за свои слова, ни жалости к себе, она не ощущала ничего, кроме переполнявшей ее пустоты.

Она лишилась всего разом. У нее не было будущего, а прошлое и все ее воспоминания оказались ложью. Она не была охотницей, не была хищником, рыскающим в поисках добычи и занимающим свое законное место в природе. Она была просто убийцей. Монстром.

– Я больше не могу здесь оставаться.

– И куда ты пойдешь?

– Не знаю.

Печально вздохнув, дядя Брэккен замолчал и задумался. Вдруг лицо его немного просветлело.

– У меня есть идея, – медленно произнес он.

Глава 4

Правило номер один, когда живешь с людьми: всегда смывай кровь, прежде чем войдешь в дом. Джез стояла во дворе у водопроводной колонки, подставив руки под ледяную струю. Она оттирала – очень тщательно – длинный тонкий кинжал из расщепленного бамбука с заточенным, как осколок стекла, лезвием. Отмыв нож, она засунула его за высокое, до колена, голенище правого сапога, затем смочила водой несколько пятен крови на футболке и джинсах и хорошенько поскребла их ногтем. Наконец она вытащила карманное зеркальце и внимательно осмотрела свое лицо.

Девушка, которая сейчас смотрела на нее, была не слишком похожа на ту дикую охотницу, которая с торжествующим хохотом перелетала с дерева на дерево в Болотном лесу. Черты ее лица остались прежними, только утратили детскую округлость – ведь Джез уже была на год старше. И рыжая грива ее волос оставалась такой же, хотя теперь хозяйка стягивала их сзади узлом – в попытке укротить этот огненный вихрь. Но выражение лица стало другим – печальным и мудрым. И глаза уже не были серебристыми и угрожающе прекрасными. Это осталось в прошлом.

К тому же Джез обнаружила, что может обходиться без крови, если не пользуется своей силой вампира. Обычная человеческая пища поддерживала ее… и делала еще больше похожей на человека.

Но этот затравленный взгляд… И сколько бы Джез ни пыталась придать ему былую твердость и решительность, он все равно походил на взгляд раненого оленя, который покорно ожидает смерти. Иногда ей казалось, что это предзнаменование.

Ну, так. Лицо чистое, следов крови нет. Она сунула зеркальце в карман. Вид у нее вполне приличный, если бы не одно «но»: она слишком опаздывала к обеду. Завернув кран, Джез направилась к задней двери невысокого, но просторного фермерского дома.

Когда она вошла внутрь, все взгляды обратились к ней.

Семья обедала на кухне, за дубовым столом, отделанным белым пластиком и освещенным яркой люминесцентной лампой. Из гостиной доносился бодрый рев телевизора. Дядя Джим, брат ее матери, жевал тако, просматривая почту. У него были рыжие волосы, темнее, чем у Джез, и удлиненное лицо, выглядевшее, как и у матери Джез, каким-то средневековым. Обычно дядя тихо и отрешенно витал в своих грезах. Но сейчас и он с укоризной, молча – его рот был занят едой – взглянул на Джез.

Толстушка тетя Нэнэми болтала по телефону, отхлебывая диетическую колу. Она была невысокого роста, с темными блестящими волосами; когда она смеялась, ее глаза превращались в щелочки. Увидев Джез, она нахмурилась, затем открыла рот, но ничего не сказала.

У десятилетнего Рикки были выразительные брови и морковного цвета волосы. Он широко улыбнулся Джез, показывая все свои зубы:

– Привет!

Джез улыбнулась ему в ответ. Что бы она ни сделала, Рикки всегда был на ее стороне.

Клэр – двоюродная сестра Джез и ее ровесница – с чопорным видом ела тако, накалывая на вилку нарезанные кусочки. Она выглядела уменьшенной копией тети Нэн, но вид у нее был гораздо более кислый.

– Где ты была? – спросила она. – Мы почти час ждали тебя к обеду, а ты даже не позвонила.

– Извините, – оглядев всех, произнесла Джез.

Перед ней разыгрывалась такая обычная семейная сцена, настолько типичная, что это поразило ее до глубины души.

Год назад она оставила Царство Ночи, чтобы найти этих людей, родственников своей матери. Вот уже одиннадцать с половиной месяцев прошло с тех пор, как дядя Джим принял ее, ни о чем не зная, кроме того, что Джез была его племянницей-сиротой и что семья ее отца отказалась от нее, так как не могла больше с ней справиться. Все эти месяцы Джез жила вместе с семьей Годдард и до сих пор не могла приспособиться к этой жизни.

Она могла внешне выглядеть обычным человеком, могла вести себя как обычный человек, но человеком она быть не могла.

Как только дядя Джим прожевал еду и собрался заговорить с ней, Джез быстро произнесла:

– Я не голодна. Пойду делать уроки.

– Постой! – окликнул ее дядя.

Но в этот момент Клэр швырнула салфетку на стол и двинулась следом за Джез через холл.

– Что значит «извините»? Ты ведешь себя так каждый день. Ты всегда исчезаешь, где-то болтаешься, являешься домой после полуночи и при этом даже не считаешь нужным ничего объяснить.

– Да, Клэр, я знаю, – не оборачиваясь, ответила Джез. – Постараюсь исправиться.

– Ты говоришь это каждый раз. И каждый раз все повторяется. Разве ты не понимаешь, что мои родители беспокоятся о тебе? Тебе что, все равно?

– Нет, Клэр, не все равно.

– Ты не должна так поступать! Ты живешь так, будто правил для тебя не существует. Ты извиняешься, но при этом вовсе не собираешься вести себя иначе.

Джез едва сдержалась, чтобы не огрызнуться. Ей нравились все в этой семье, но Клэр была ее головной болью.

Даже хуже: она была зловредной головной болью. Но она была права: Джез не собиралась вести себя иначе. И объяснить этого она не могла.

Дело в том, что у охотников на вампиров свой рабочий график.

Когда ты выслеживаешь работающих в паре убийц – вампира и оборотня, как это случилось с Джез сегодня вечером, – а затем преследуешь их в трущобах Окленда, пытаясь загнать в какой-нибудь полуразрушенный дом, где нет маленьких детей, ты не думаешь о пропущенном обеде. И когда Убиваешь колом живых покойников, ты не можешь остановиться, чтобы позвонить домой.

«Может быть, мне не стоило становиться охотником на вампиров? – подумала Джез. – Но теперь, пожалуй, поздно все менять, да и кто-то ведь должен защищать от Царства Ночи этих глупых, ни в чем не повинных людей. Ну ладно».

Джез подошла к двери своей спальни. У нее не было сил объясняться с сестрой и поэтому, обернувшись, она просто сказала:

– Почему бы тебе не поработать со своей страничкой в Интернете, Клэр?

А затем, открыв дверь, заглянула внутрь. И замерла…

Комната, в которой перед уходом она навела почти военный порядок, превратилась в какое-то поле битвы. Окно было широко распахнуто. На полу разбросаны бумаги и одежда. А у кровати стоял огромный упырь. Увидев Джез, он угрожающе разинул рот.

– Очень смешно, – возмутилась Клэр за спиной Джез. – А может, мне помочь тебе делать уроки? Кажется, у тебя не слишком благополучно с химией?

Джез быстро скользнула в комнату, захлопнув дверь перед носом кузины, и нажала на маленькую кнопку блокировки замка.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

www.litlib.net

Книга "Охотница" автора Смит Лиза Джейн

Авторизация

или
  • OK

Поиск по автору

ФИО или ник содержит: А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н ОП Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю ЯВсе авторы

Поиск по серии

Название серии содержит: Все серии

Поиск по жанру

  • Деловая литература
  • Детективы
  • Детские
  • Документальные
  • Дом и Семья
  • Драматургия
  • Другие
  • Журналы, газеты
  • Искусство, Культура, Дизайн
  • Компьютеры и Интернет
  • Любовные романы
  • Научные
  • Поэзия
  • Приключения
  • Проза
  • Религия и духовность
  • Справочная литература
  • Старинная литература
  • Техника
  • Триллеры
  • Учебники и пособия
  • Фантастика
  • Фольклор
  • Юмор

Последние комментарии

valyavik Рождественский подарок зверю (СИ)

 Не понравилась никак.

lolecka Не Святой Валентин (СИ)

Очень понравился роман

Лира Мутовкина Берегись снеговика

Не очень.

Елена Фадеева Советско-вьетнамский роман

Честно и открыто. Повесть ярко описана, что позволило представить всё в красках. Великолепно.

Дарья Александрова Советско-вьетнамский роман

Хочу сказать спасибо автору за то, что позволили окунуться в историю с головой. Давно не читала на одном дыхании. Рекомендую. 

artikk Пробуждение

Очень понравилось!!!!

Zasonja Дорогами Итравы (СИ)

Мне книга понравилась, увлекательно было почитать, герои адекватные ( под конец немного розовых соплей). Очень объёмная книга, как по мне слишком много интриг, попробую еще почитать что-нибудь у автора.

Главная » Книги » Смит Лиза Джейн
 
 

Охотница

Автор: Смит Лиза Джейн Жанр: Любовно-фантастические романы Серия: Царство Ночи #7 Язык: русский Год: 2004 Страниц: 38 Издатель: Издательский дом «ОНИКС 21 век» ISBN: 5-329-01000-4 Город: Москва Переводчик: Блейз Анна Добавил: Admin 21 Ноя 11 Проверил: Admin 21 Ноя 11 События книги Формат:  FB2 (160 Kb)  TXT (138 Kb)  EPUB (279 Kb)  MOBI (1012 Kb)  JAR (178 Kb)  JAD (0 Kb)  
  • Currently 5.00/5

Рейтинг: 5.0/5 (Всего голосов: 1)

Аннотация

Банда вампиров держит в страхе весь город… Главарь банды, умная и безжалостная Джез Редферн, безраздельно принадлежит Царству Ночи. Но неожиданно она узнает ошеломляющую тайну своего рождения и сама оказывается перед ужасным выбором: либо остаться смертоносным порождением дьявола, либо защищать ни в чем не повинных смертных от своих бывших друзей… Сможет ли Джез преодолеть зов крови?..

Объявления

Загрузка...

Где купить?

Нравится книга? Поделись с друзьями!

Другие книги автора Смит Лиза Джейн

Посвящение (народный перевод)

Спасение: Разоблаченное [ЛП]

The Awakening

Охотники: Лунная песня

Спасение: Невысказанное - 2 (ЛП)

Спасение: Невысказанное (ЛП)

Другие книги серии "Царство Ночи"

Колдовской свет

Черный рассвет

Тайный вампир

Темный ангел

Избранная

Темный ангел

Похожие книги

Военачальник хочет вечности

Нелли

Пробуждение Атлантиды

The Darkest Secret

Prime Vampires 3. I Hunger for You

Гоэтия [СИ]

Письмо в никуда - Электронно-почтовый роман

Язык проглотил? [рассказ 5.5]

Ритуал испытания

Злой ветер

Темный любовник

Если я останусь

Комментарии к книге "Охотница"

Комментарий не найдено
Чтобы оставить комментарий или поставить оценку книге Вам нужно зайти на сайт или зарегистрироваться
 

www.rulit.me

Книга "Охотница" из серии Царство Ночи 7

Авторизация

или
  • OK

Поиск по автору

ФИО или ник содержит: А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н ОП Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю ЯВсе авторы

Поиск по серии

Название серии содержит: Все серии

Поиск по жанру

  • Деловая литература
  • Детективы
  • Детские
  • Документальные
  • Дом и Семья
  • Драматургия
  • Другие
  • Журналы, газеты
  • Искусство, Культура, Дизайн
  • Компьютеры и Интернет
  • Любовные романы
  • Научные
  • Поэзия
  • Приключения
  • Проза
  • Религия и духовность
  • Справочная литература
  • Старинная литература
  • Техника
  • Триллеры
  • Учебники и пособия
  • Фантастика
  • Фольклор
  • Юмор

Последние комментарии

valyavik Рождественский подарок зверю (СИ)

 Не понравилась никак.

lolecka Не Святой Валентин (СИ)

Очень понравился роман

Лира Мутовкина Берегись снеговика

Не очень.

Елена Фадеева Советско-вьетнамский роман

Честно и открыто. Повесть ярко описана, что позволило представить всё в красках. Великолепно.

Дарья Александрова Советско-вьетнамский роман

Хочу сказать спасибо автору за то, что позволили окунуться в историю с головой. Давно не читала на одном дыхании. Рекомендую. 

artikk Пробуждение

Очень понравилось!!!!

Zasonja Дорогами Итравы (СИ)

Мне книга понравилась, увлекательно было почитать, герои адекватные ( под конец немного розовых соплей). Очень объёмная книга, как по мне слишком много интриг, попробую еще почитать что-нибудь у автора.

Главная » Книги » Царство Ночи
 
 

Охотница

Автор: Смит Лиза Джейн Жанр: Любовно-фантастические романы Серия: Царство Ночи #7 Язык: русский Год: 2004 Страниц: 38 Издатель: Издательский дом «ОНИКС 21 век» ISBN: 5-329-01000-4 Город: Москва Переводчик: Блейз Анна Добавил: Admin 21 Ноя 11 Проверил: Admin 21 Ноя 11 События книги Формат:  FB2 (160 Kb)  TXT (138 Kb)  EPUB (279 Kb)  MOBI (1012 Kb)  JAR (178 Kb)  JAD (0 Kb)  
  • Currently 5.00/5

Рейтинг: 5.0/5 (Всего голосов: 1)

Аннотация

Банда вампиров держит в страхе весь город… Главарь банды, умная и безжалостная Джез Редферн, безраздельно принадлежит Царству Ночи. Но неожиданно она узнает ошеломляющую тайну своего рождения и сама оказывается перед ужасным выбором: либо остаться смертоносным порождением дьявола, либо защищать ни в чем не повинных смертных от своих бывших друзей… Сможет ли Джез преодолеть зов крови?..

Объявления

Загрузка...

Где купить?

Нравится книга? Поделись с друзьями!

Другие книги автора Смит Лиза Джейн

Дневники вампира: Пробуждение

Преследование

Яростта

Раскол

Жажда крови

Возвращение: Сумерки [плохой перевод?]

Другие книги серии "Царство Ночи"

Дочери тьмы

Тайный вампир

Предначертание

Тайный вампир

Эш и Мери-Линетт: те, кто за огонь свой бьется (ЛП)

Похожие книги

Чудовище

Моя судьба, моя любовь…

Империя Золотого Дракона

Путь в надвремени книга1

A Hidden Magic

Soul Magic

Ложе Люцифера, или Who is Mr.Light?

Пиршество демонов [Feast of Fools]

У меня все будет Хорошо!

Kiss of Snow

Сумеречные воспоминания

In the Company of Vampires

Комментарии к книге "Охотница"

Комментарий не найдено
Чтобы оставить комментарий или поставить оценку книге Вам нужно зайти на сайт или зарегистрироваться
 

www.rulit.me

Читать онлайн книгу «Охотницы» бесплатно — Страница 1

Элизабет Мэй

Охотницы

Глава 1

Эдинбург, Шотландия, 1844

Я запомнила их обвинения, все до единого.

Убийца… Это ее рук дело… Ее нашли склонившейся над телом матери, всю в крови…

За моей спиной собрались в стайку несколько дамочек, их платья соприкасаются, головы склоняются друг к другу. Общая сцена для всех балов, на которых я побывала с тех пор, как две недели назад сняла траур. Но их замечания все еще ранят, и не важно, как часто я их слышу.

– Говорят, отец застал ее сразу после случившегося.

Я отхожу от автомата для разливания пунша. Панель золотого цилиндрического устройства открывается сбоку. Высовывается металлическая рука, подхватывает из-под трубочки мою фарфоровую чашку и возвращает ее на стол.

– Но не можете же вы верить, что она виновата! – произносит вторая леди. Она стоит достаточно далеко, и я с трудом различаю ее слова в шуме заполненной людьми залы. – Мой отец говорит, что она, должно быть, видела, что произошло, но, безусловно, вы не считаете, что…

– Что ж, мой брат присутствовал в прошлом году на ее дебюте, и он сказал, что она была полностью покрыта… и по локоть в… Пожалуй, я не буду продолжать. Слишком ужасно.

– Власти настаивают на нападении животного. Даже маркиз Дуглас подтвердил это.

– Он не мог обвинить собственную дочь, не так ли? – отвечает первая. – Ему следовало бы отправить ее в сумасшедший дом. Вы знаете, что она…

Ее голос опускается до шепота, и конец фразы расслышать не получается.

Я сжимаю ткань своего платья. Если бы не толстый шелк, мои ногти впились бы в кожу. Это все, что я могу сделать, чтобы не выхватить пистолет, спрятанный под нижней юбкой.

«Ты в порядке, – говорю я себе. – Ты не злишься. Это всего лишь стайка тупиц, которые не стоят того, чтобы на них злиться».

Но тело меня не слушается. Я сжимаю зубы и отпускаю платье, чтобы прижать большой палец к ускорившемуся пульсу на запястье. Сто двадцать ударов спустя он все еще не замедляется.

– Итак, – слышу я голос рядом со мной. – Ты собираешься взять немного пунша или будешь весь оставшийся вечер рассматривать автомат?

Моя подруга, мисс Кэтрин Стюарт, награждает меня ободряющей улыбкой. Она, как и всегда, прекрасна в шелковом платье цвета розовых роз. Ее белокурые локоны, идеально уложенные, блестят в свете ламп, когда она наклоняется, берет со стола чистую чашку и протягивает мне.

Мое дыхание стало вполне различимо рваным. Совершенно раздражающая подробность. Я надеюсь, что она этого не заметит.

– Рассматривание неодушевленных предметов в последнее время стало моим любимым времяпрепровождением, – говорю я.

Она неторопливо разглядывает меня.

– О! А мне показалось, что ты прислушиваешься к разговору по ту сторону стола с напитками.

Стайка дамочек дружно ахает. А я задумываюсь о том, какую вину мне припишут на этот раз, – помимо очевидной, конечно же.

Нет, лучше не думать об этом. Если продолжу, мне придется прибегнуть к угрозам телесных повреждений, я могу даже вытащить пистолет. А если я его вытащу, меня действительно упекут в сумасшедший дом.

Я подношу чашку под трубочку и нажимаю на кнопку автомата сильнее, чем следует. Клубы пара бьют вверх, пунш льется, наполняя чашку почти до краев. Я делаю глоток.

Вот ведь черт! Пока что ни единого намека на виски. Наверняка же кто-то принес его во фляге, чтобы спасти всех нас от скучной беседы. Кто-то всегда так поступает.

– Нет остроумного ответа? – спрашивает Кэтрин, прищелкнув языком. – Должно быть, тебе нездоровится.

Я смотрю на сплетниц. Три юные леди одеты в почти неотличимые платья, каждое из которых украшено разноцветными лентами и цветочными узорами. И ни одной из них я не знаю. У той, что шептала, темные волосы убраны с лица и зачесаны назад, только одинокий локон спадает на плечо.

Она встречается со мной взглядом. И поспешно отводит глаза, что-то шепча своим собеседницам, которые еще пару мгновений глядят на меня, прежде чем отвернуться. Достаточно долго глядят, чтобы я заметила, как их черты искажает потрясение, слегка приправленное злобой.

– Ты только взгляни на них, – говорю я. – Тебе не кажется, что эти дамы готовы к кровопролитию?

Кэтрин прослеживает мой взгляд.

– Мисс Стэнли всегда готова. И если глаза меня не обманывают, ее когти уже выпущены. Ты смогла разобрать, что она говорила?

Я выдыхаю громче, чем следует, и пытаюсь успокоиться. Внутри меня есть место для гнева – могила, которую я выкопала, чтобы похоронить его глубоко внутри. Этот ежедневный контроль помогает мне вести себя подобающим образом и ослепительно улыбаться, даже изображать вынужденный звонкий смех, который отчасти скучен, даже глуп. Я никогда не смогу показать настоящую себя. Если я это сделаю, они поймут, что я намного ужаснее той женщины, которую они себе придумали.

Призвав все свое самообладание, я отпиваю еще пунша.

– Что я само олицетворение грации, – язвительно отвечаю я. – Тебе хорошо известно, что она сказала.

– Чудесно! – Кэтрин разглаживает подол своего розового платья. – Я отойду, чтобы защитить твою честь. Жди моего триумфального возвращения.

Я преграждаю ей путь.

– Нет. Я предпочитаю, чтобы ты этого не делала.

За год, проведенный в трауре, я, очевидно, подзабыла изящное искусство изысканного оскорбления. Прежняя Айлиэн Кэмерон подошла бы к этой стайке дамочек и сказала что-нибудь приветливое и крайне язвительное. Моя первая реакция – достать что-то из взятого с собой оружия. Возможно, вес надежного лезвия в руке мог бы меня успокоить.

– Не глупи, – говорит Кэтрин. – Кроме того, мисс Стэнли мне всегда не нравилась. Однажды на уроке французского она обмакнула мои волосы в чернильницу.

– У тебя уже семь лет не было уроков французского. Господи, да ты, оказывается, злопамятная!

– Восемь лет. И за это время мое мнение о ней лучше не стало.

Она пытается обойти меня, но я двигаюсь быстрее и в спешке врезаюсь в стол с напитками. Китайские чашки звенят, ударяясь друг о друга, несколько блюдец балансируют на краю стола. Стайка дамочек замечает это и начинает еще громче перешептываться.

– Да ради бога… – останавливается Кэтрин. – Ты действительно собираешься просто стоять и пить пунш, пока эта ведьма ложно обвиняет тебя в…

– Кэтрин…

Она бросает на меня сердитый взгляд.

– Скажи что-нибудь, иначе скажу я.

Никто из них – включая Кэтрин – не догадывается, что сплетня лишь преуменьшена, а не ошибочна. За двенадцать месяцев я совершила ровно сто пятьдесят восемь убийств. И это число увеличивается практически каждую ночь.

– И что, по-твоему, мне делать в следующий раз? – спрашиваю я. – Ругаться с каждым, кто будет говорить то же самое?

Она фыркает.

– Это ужасная старая сплетня, которая скоро станет неинтересной. Люди, подобные мисс Стэнли, не дают умереть теме для разговоров, потому что тогда им нечего будет обсуждать. На самом деле никто не верит в эту глупость.

Я отхожу от стола. Бальная зала Хепберна заполнена группами людей, которые общаются, наслаждаясь напитками перед началом нового круга танцев.

С тех пор как я была здесь последний раз, к хрустальной люстре в центре залы подвели электричество. Фонарики парят практически под потолком, стеклянный корпус каждого из них изысканно декорирован в оригинальном стиле. Когда они проплывают над толпой, слышен жужжащий механический звук. Тени, отбрасываемые витражным стеклом, играют на обоях с цветочным рисунком.

Пока я изучаю группы людей, одетых в нарядные платья и английские костюмы, в мою сторону поворачивается не одна голова. Их взгляды тяжелые, оценивающие. Похоже, для тех, кто присутствовал на моем дебюте, я навсегда останусь той, кем была в ту ночь, – девушкой в крови, которая не могла ни говорить, ни плакать, ни кричать.

Я приношу несчастье в их спокойную, размеренную жизнь, и тайна смерти моей матери никогда не будет раскрыта. В конце концов, какое животное убивает так рассудочно, как то, что убило мою мать? Какая дочь будет сидеть рядом с трупом собственной матери и не проронит ни слезинки?

Я никогда ни с кем не говорила о том, что произошло той ночью. Никогда не показывала скорби, даже на похоронах матери. Я просто не вела себя так, как должна была вести себя невиновная девушка.

– Пойдем, – шепчу я. – Ты никогда не умела лгать.

Она бросает сердитый взгляд на мисс Стэнли.

– Они просто злобные дуры, которые не знают тебя.

Она убеждена в моей невиновности и чистоте. Когда-то Кэтрин действительно знала меня. Ту меня, какой я была раньше. Теперь есть только один человек, кто на самом деле понимает меня и видел разрушительную часть, которую я скрываю, – потому что он тот, кто помог ее создать.

– Даже твоя мать подозревает, что я в чем-то замешана, а она знает меня с младенчества.

Кэтрин усмехается.

– Ты не особо стремишься улучшить ее мнение, раз исчезаешь во время каждого светского раута, на который она нас сопровождает.

– У меня бывают головные боли, – говорю я.

– Подходящая ложь для первого случая, но на седьмой раз она вызывает подозрения. Может, в следующий раз придумаешь другую болезнь?

Она ставит пустую чашку на стол. В тот же миг рука автомата подхватывает ее и убирает на конвейер, который возвращает грязную посуду в кухню.

– Я не лгу, – настаиваю я. – Головную боль, которая прямо сейчас возникла у меня в висках, вызвала мисс Стэнли.

Кэтрин закатывает глаза.

Оркестр у дальней стены берет несколько вступительных аккордов. Вот-вот должен начаться стратспей, и моя бальная карта на удивление заполнена. Аристократы крайне лицемерны. Они придумали преступление и обвинили меня в нем, однако мое приданое – это приманка, которую многие джентльмены не в состоянии игнорировать.

Как результат, ни единого свободного танца и куча пустопорожних разговоров. Но я хотя бы люблю танцевать.

– Твой лорд Гамильтон покидает своих собеседников, – замечает Кэтрин.

Лорд Гамильтон маневрирует между стайками дамочек возле стола с напитками. Невысокий, крепкий мужчина на двадцать лет старше меня, лорд Гамильтон отличается лысиной и пристрастием к галстукам необычного дизайна. Кроме того, у него есть досадная привычка гладить мое запястье – что, я полагаю, должно меня успокаивать, но в действительности я чувствую себя двенадцатилетней.

– Он не мой лорд Гамильтон, – говорю я. – Господи, да он мне в отцы годится! – Я наклоняюсь и шепчу ей: – И если он снова погладит мое запястье, я точно закричу.

Кэтрин издает фырканье, которое никак не подобает издавать леди.

– Ты сама согласилась танцевать с ним.

Я бросаю на нее испепеляющий взгляд.

– Я не законченная грубиянка. Я не стану отказывать в танце, разве что кто-то другой пригласит меня.

Лорд Гамильтон останавливается перед нами. Розовато-лиловый, зеленый и синий цвета создают на его шелковом галстуке странный узор. Он вежливо улыбается, как и подобает джентльмену.

– Добрый вечер, леди Айлиэн, – говорит он, затем кивает Кэтрин. – Мисс Стюарт, надеюсь, у вас все хорошо.

– Так и есть, лорд Гамильтон, – отвечает она. – И если позволите заметить, у вас довольно… поразительный галстук.

Лорд Гамильтон любовно всматривается в него, словно услышал комплимент своему величайшему достижению.

– Благодарю вас. Оттенки складываются в образ единорога. Часть герба Гамильтонов.

Я моргаю. Пожалуй, узор напоминает какое-то морское чудовище.

Кэтрин кивает.

– Как чудесно! Я считаю, что он вам очень идет.

Я продолжаю молчать. Мне отчаянно не хватает практики светских бесед, поэтому я вполне могу честно сказать ему, что розовато-лиловые кляксы больше похожи на щупальца.

Оркестр берет еще несколько аккордов, и пары направляются к центру залы, занимая места для танца.

Лорд Гамильтон протягивает затянутую в перчатку руку.

– Не откажете мне в удовольствии?

Я касаюсь пальцами его ладони, и – черт возьми! – он гладит мое запястье. Я слышу, как Кэтрин, уходя с кавалером, едва сдерживает смех. Я оборачиваюсь в ее сторону, и мы с лордом Гамильтоном проходим к танцевальной линии.

Но как только оркестр начинает играть, странный вкус прокатывается по моему языку от кончика к самому корню. Словно летучая смесь серы и аммиака, горячий и обжигающий, он щекочет меня, спускаясь в самое горло.

С моих губ едва не срывается ужасное ругательство. Здесь есть фейри.

Глава 2

Я закрываю глаза и пытаюсь сглотнуть силу фейри. Химический вкус во рту настолько резок, что мне очень хочется стошнить прямо на полированный пол. Я шатаюсь, теряю равновесие, и меня бросает вперед.

– Ой!

Я толкаю леди по соседству. Широкие юбки наших платьев сталкиваются, и мы едва не падаем на мраморные плиты. Как раз вовремя! Я хватаю ее за плечи, чтобы вернуть себе равновесие.

– Прошу прощения, – хрипло говорю я.

После чего поднимаю взгляд на женщину. Мисс Фэйрфакс. Она смотрит на меня со старательно сдерживаемым отвращением. Мой взгляд устремляется к остальным танцующим. Многие пары оглядываются, чтобы взглянуть на переполох. Хотя веселая музыка не замолкает, все – все! – смотрят на меня.

Кто-то перешептывается, и я снова слышу их обвинения. Или думаю, что слышу.

Убийца… Она сошла с ума… Смерть маркизы была…

Я отстраняюсь от мисс Фэйрфакс. Все силы уходят на то, чтобы подавить воспоминания, рвущиеся на волю, остаться на месте и не сбежать. Я знаю, что сказал бы отец. Он сказал бы, что я дочь маркиза и именно на мне лежит ежесекундная ответственность за представление имени нашей семьи.

– Ах, простите, мисс Фэйрфакс. Сбилась со счета, – говорю я.

Мисс Фэйрфакс расправляет юбки, приводит в порядок свои черные волосы и вздергивает подбородок, возвращаясь к танцу.

– Леди Айлиэн? – говорит лорд Гамильтон. Он выглядит взволнованным. – С вами все в порядке?

Я выдавливаю улыбку и, не подумав, отвечаю:

– Мне очень жаль. Должно быть, я споткнулась.

Черт подери! Мне стало дурно – вот что нужно было сказать. Это был бы идеальный предлог, чтобы встать и уйти. Как я могла так сглупить?

Слишком поздно. Лорд Гамильтон улыбается, берет меня за руку и подводит обратно к линии. Я избегаю пристальных взглядов аристократов и сглатываю остатки силы с языка.

Я должна найти проклятую тварь прежде, чем она заманит свою жертву. Мои инстинкты кричат, что нужно сбежать из танца, найти фейри и убить. Я смотрю в сторону выхода. Черт подери мою репутацию и глупое правило, что леди не должна пересекать бальную залу – или покидать ее – без сопровождения!

Я чувствую, как темная часть внутри меня растет и рвется на поверхность, отчаянно желая лишь трех вещей: охотиться, калечить, убивать.

О, я хочу этого больше всего на свете! Фейри поблизости, сразу за бальной залой. Я выхожу из танца и направляюсь к двери. Лорд Гамильтон останавливает меня и что-то спрашивает. Но я не слышу его за грохотом жажды убийства и собственных мыслей.

«Ответственность, – напоминаю я себе. – Семья. Честь».

Проклятье!

Я отвечаю на вопрос лорда Гамильтона просто:

– Конечно.

Он снова улыбается. Мне жаль его, жаль их всех. Они думают, что я единственное чудовище среди них, но настоящего хищника они даже не видят. Фейри выбирают жертвы среди них, подчиняют их легким ментальным воздействием, затем кормятся ими и убивают.

Пять минут. Столько мне нужно, чтобы найти тварь и выстрелить капсулой в ее плоть. Немного времени без свидетелей, чтобы…

Я с силой сжимаю руку лорда Гамильтона. Я слишком долго пробыла вне общества, и охота стала моей второй натурой. Нужно подавить в себе варварские намерения, иначе я могу поступить слишком поспешно и потерять себя. Мысленно я повторяю уроки этикета. Дочь маркиза не выбегает из бальной залы. Дочь маркиза не бросает своего партнера на середине танца.

Дочь маркиза не охотится за фейри.

– Вы согласны? – спрашивает лорд Гамильтон и тянет меня к танцующим.

Я встряхиваюсь.

– Конечно. – Я стараюсь говорить уверенно.

Лорд Гамильтон гладит меня по запястью, и я сжимаю зубы, чтобы не ответить грубостью, когда мы обходим другую пару.

Стратспей, похоже, никогда не закончится. Подскок на левой ноге, правая нога назад, левая во вторую позицию. Шаг вперед, в третью позицию. Правое колено согнуть, вторая позиция. И снова, и снова, и снова… Музыку я больше не замечаю, она становится фоном для скрипящих струн, а танец всего лишь на середине.

Моя рука касается голубого шелка платья на боку, прямо над тем местом, где спрятан электропистолет. Я представляю себя в коридорах охоты, целюсь…

«Успокойся», – говорю я себе.

Я изучаю мелкие детали комнаты, мозаичные фонарики, которые продолжают парить над нашими головами. Над ними пощелкивающие механизмы, идущие по верху стен, и все они соединяются с электросистемой Нового города.

Я сосредоточиваюсь на металлическом щелканье, на мысленном повторении своих уроков. Приличия. Щелк. Грация. Щелк. Улыбка. Щелк. Убийство. Щелк.

Да, черт возьми!

Смычковые продолжают скрипеть. Лорд Гамильтон что-то говорит. Я удосуживаюсь улыбнуться и уклончиво кивнуть.

Я делаю еще одну попытку. Вежливость. Щелк. Благопристойность. Щелк. Учтивость…

Наконец музыка замолкает, и я поворачиваюсь к лорду Гамильтону. Он молча протягивает мне руку и уводит за периметр танцующих. Я снова бросаю взгляд на дверь.

– Что же это, – бормочет лорд Гамильтон, – где мисс Стюарт? Я не должен оставлять вас одну.

Слава богу, Кэтрин нигде не видно. Мне не придется отговариваться хотя бы от нее.

– Ничего страшного, – отвечаю я очаровательным тоном, который терпеть не могу. – Прошу меня простить, но я должна на несколько минут уединиться в дамской комнате. – Я слегка касаюсь виска. – Боюсь, у меня мигрень.

Лорд Гамильтон хмурится.

– Ах, как ужасно! Позвольте сопроводить вас.

Как только мы подходим к двустворчатым дверям, которые ведут в коридор, я останавливаюсь и улыбаюсь.

– Вам нет нужды покидать бальную залу, милорд. Я могу сама найти дамскую комнату.

– Вы уверены?

Я едва не срываюсь на него, но заставляю себя сделать глубокий вдох, чтобы вернуть немного самообладания. Моя жажда охоты пульсирует, не стихая. Если она поглотит меня, воспитанность ничего не будет стоить. Меня будут интересовать только кровь, месть и избавление.

Я сглатываю.

– Конечно.

Лорд Гамильтон, похоже, не замечает изменений в моем поведении. Он улыбается, кланяется и снова гладит меня по запястью.

– Благодарю за приятную компанию.

Он поворачивается, чтобы уйти, и я со вздохом облегчения направляюсь в коридор. Наконец-то!

Когда я на цыпочках иду по коридору, удаляясь от бальной залы и дамской комнаты, сила фейри возвращается ощущением покалывания во рту. Мое тело все больше привыкает ко вкусу после первого яростного ответа, и теперь я распознаю вид, который его вызывает. Выходец.

Мне приходилось убивать выходцев только четыре раза, никогда в одиночку, поэтому я до сих пор не привыкла к сильному вкусу их силы, как привыкла к другим видам фейри, которых убиваю чаще. Исходя из моего скудного опыта у них есть три слабых места: отверстие вдоль грудной клетки, как раз над левой грудной мышцей; небольшой мягкий участок в брюшной полости, окруженный непробиваемой кожей; и, пожалуй, интеллект ниже среднего.

Выходцы компенсируют свои слабости массивной мускулатурой, из-за чего их сложно убить. Хотя, с другой стороны, я люблю трудности.

Я лезу в маленький карман, который вшит в складки моего бального платья, и достаю тонкий, переплетенный пучок сейгфлюра. Редкий мягкий вид чертополоха, почти исчезнувшего в Шотландии, дает мне возможность видеть фейри.

Сотни лет назад фейри практически полностью уничтожили чертополох, чтобы люди не узнали правду о том, что это растение – единственная слабость фейри. О, у каждого из них на теле есть слабое место, которое можно поразить обычным оружием, но это только ранит подобных созданий. В то время как сейгфлюр достаточно смертоносен, чтобы сжечь кожу фейри и даже нанести смертельную рану. Я использую его в оружии, которое сделала для охоты на них.

Я повязываю сейгфлюр вокруг шеи и шагаю вперед. Мои мышцы наготове – расслаблены, закалены двенадцатью месяцами изматывающих тренировок с Киараном. Мои техники улучшились во время ночей, когда я уничтожала фейри без его помощи. Киаран заявляет, что я еще не готова охотиться в одиночку. Я дюжину раз доказывала, что он ошибается. Конечно, он не знает, что я нарушаю его прямой приказ не охотиться одной, но то, что ему неизвестно, не причиняет нам вреда.

Вкус силы фейри новой волной проходится по моему языку. Должно быть, это где-то за следующим поворотом. Я резко останавливаюсь.

– Замечательно, – бормочу я.

Коридор ведет к спальням. Если меня застанут там, избежать скандала не удастся. Моя репутация уцелела только потому, что прежние слухи обо мне не были доказаны. Если меня застанут возле личных покоев Хепберна, возникнет настоящая проблема, которой моя сомнительная репутация уже не выдержит.

Я переступаю с ноги на ногу. Возможно, если я очень быстро…

– Айлиэн!

Я оборачиваюсь. Ох, черт!

Кэтрин и ее мать, виконтесса Кэссилис, стоят в коридоре довольно далеко от меня, возле двустворчатых дверей, ведущих в бальную залу. Они приближаются, и Кэтрин смотрит на меня с удивлением и замешательством, а ее мать… Что ж, она изучает меня с откровенной подозрительностью.

– Айлиэн, – повторяет Кэтрин, когда они подходят ко мне. – Что ты здесь делаешь?

У обеих одинаковые блестящие светлые волосы и большие голубые глаза. Вот только взгляд леди Кэссилис можно назвать скорее пронзительным, нежели невинным. У нее большой талант замечать даже мельчайшие несоответствия приличиям. Нэй, даже малейший намек на позор.

К черту все! Быть пойманной, когда направляешься в личное крыло Хепберна, – это плохо. Это не то место, где стоит находиться приличной женщине. Или, по крайней мере, ее там не должны поймать. Это важный момент.

– Перевожу дыхание, – поспешно говорю я, тяжело дыша в подтверждение своих слов. – Лорд Гамильтон слишком быстр в танце.

Кэтрин выглядит удивленной.

– О? Для мужчины его возраста, я полагаю.

– Поэтому, – говорю я, пристально глядя на Кэтрин, – я здесь, чтобы немного передохнуть. Вот и все.

– Ах, дорогая, – говорит леди Кэссилис, нарочито интонируя слова. – Стоит расслабляться в бальной зале, которая в том направлении.

Она кивает в сторону двери в начале коридора.

Сила фейри оставляет раздражающее ощущение пульса на языке – тварь явно тянется своими силами вовне, пытаясь кого-то приманить. В ответ мое тело напрягается.

– Ах, айе, – говорю я, и мой голос выдает напряжение. – Но…

– Да, – поправляет виконтесса. – Айе звучит как ужасное просторечие.

Леди Кэссилис относится к небольшому, но все растущему кругу шотландской аристократии, среди которой бытует убеждение: стоит лишь нам начать говорить, как англичане, и шотландцев начнут считать более цивилизованной нацией. Полная ерунда, я полагаю. Мы вполне цивилизованны сами по себе. Но я бы не стала обсуждать это в коридоре, пока кровожадная тварь на свободе.

– Айе, конечно. В смысле, да, – отвечаю я.

Боже, неужели нет никакого вежливого способа избавиться от этого разговора?

– Матушка, – Кэтрин вклинивается между нами, – я уверена, что у Айлиэн есть логичное объяснение, почему… она находится здесь. – Она поворачивается ко мне. – Мне казалось, ты обещала этот танец лорду Кэррику.

– У меня мигрень, – говорю я, стараясь, чтобы мой голос звучал как можно невиннее. – Я искала дамскую комнату, чтобы передохнуть.

Кэтрин приподнимает бровь. Я отвечаю ей взглядом.

– Что ж, позволь составить тебе компанию, – говорит Кэтрин.

– Ах, эта постоянная мигрень, – вздыхает леди Кэссилис. – Если ты собираешься лечить ее в дамской комнате, то последняя находится в другом конце коридора.

Виконтесса пристально смотрит на меня. Я прекрасно знаю, что, будь у нее доказательство моего дурного поведения, Кэтрин давно была бы ограждена от общения со мной. Леди Кэссилис формально сопровождает меня как дуэнья, но лишь потому, что Кэтрин попросила ее об этом, в память о дружбе с моей матерью. Не представляю, что между ними могло быть общего.

– Так или иначе, – говорит леди Кэссилис, – леди никогда не должна покидать бальную залу без сопровождения. Что тебе хорошо известно, Айлиэн. Мне нужно упоминать, что нахождение в одиночестве в пустом коридоре – это еще одно нарушение этикета? – Она хмыкает. – Боюсь, что твоя матушка, будь она до сих пор с нами, была бы огорчена.

Кэтрин ахает. Я сжимаю кулаки и выдыхаю. Внутри меня начинает расти тоска, которую быстро заменяют гнев и всепоглощающая жажда мести. Всего одно убийство, чтобы еще раз похоронить болезненные воспоминания о смерти моей матери. Даже мой идеальный контроль не безграничен – я должна найти фейри до того, как жажда уничтожит меня.

– Матушка, – решительно заявляет Кэтрин, – вы не могли бы подождать меня в бальной зале? Я скоро там буду. – Когда леди Кэссилис открывает рот, чтобы запротестовать, она добавляет: – Я ненадолго. Просто позвольте мне сопроводить Айлиэн в дамскую комнату.

Виконтесса окидывает меня взглядом, высокомерно вздергивает подбородок и идет к бальной зале.

Кэтрин вздыхает.

– Она не нарочно.

– Нарочно.

– Айлиэн, что бы ты ни задумала – не задерживайся, или я не смогу навестить тебя в среду. Матушка…

– Знаю. Она считает, что я плохо на тебя влияю.

Она вздрагивает.

– Возможно, недостаточно хорошо.

Я улыбаюсь.

– Я ценю, что ты лжешь ради меня.

– Я никогда не лгу. Я просто слегка приукрашиваю факты, когда того требуют обстоятельства. Например, я собираюсь сказать матушке, что у тебя болит голова настолько сильно, что ты можешь пропустить несколько танцев.

– Это очень тактично с твоей стороны. – Я отдаю Кэтрин свою сумочку. – Ты не подержишь это ради меня?

Кэтрин смотрит на нее.

– Думаю, в дамской комнате сумочки не запрещены.

– Айе, но необходимость носить сумочку может усилить мою головную боль.

Я вкладываю ридикюль ей в руку.

– Хм… Знаешь, когда-нибудь я стану задавать вопросы. Возможно, ты даже ответишь на них.

– Когда-нибудь, – соглашаюсь я, благодарная за доверие.

Она улыбается и говорит:

– Что ж, отправляйся в свое загадочное путешествие. Но не забывай о нашем ленче. Твой повар единственный, кто знает, как готовить идеальные огуречные сандвичи.

– Это действительно единственная причина твоего приезда? Чертовы сандвичи?

– Компания тоже довольно приятная… когда у нее нет головной боли.

Хулигански мне подмигнув, она шагает прочь и скрывается за двухстворчатой дверью бальной залы.

Я наконец свободна и снова двигаюсь по коридору. Юбки шелестят, длинные воланы поддерживаются тремя жесткими нижними юбками. С тех пор как год назад начались мои тренировки, я поняла, насколько ограничен женский гардероб. Каждое из украшений красиво – и абсолютно бесполезно во время битвы.

Как только я захожу за угол, сила фейри возвращается. Я позволяю обжигающему вкусу наполнить мой рот, наслаждаюсь предвкушением. Для меня эта часть охоты – одна из самых любимых, уступающая лишь самому убийству. Я представляю, как вновь стреляю, и, когда тварь издыхает, меня наполняет чувство покоя…

1 2 3 4 5

www.litlib.net

Книга Городская охотница, глава Глава 1, страница 1 читать онлайн

Глава 1

Мы с Лазарем стояли на дороге и смотрели на огни города. Город простирался далеко впереди, совсем как на ладони, и казалось, что весь он – наш. Мы были здесь, прошли от начала до конца, познали его тайны, видели тех, кто правит городом в ночи, и заработали право считать его «своим».

Теперь я стояла на этом месте три года спустя. Шуршал под ногами тот же гравий, в лицо лениво дул ветер, только прохлада была не летней – зимней. И еще изменился цветной рисунок городских огней. Город стал больше.

Я подышала на холодные ладони и пошла к машине.

Вчера полузабытый голос из далекого прошлого в моем телефоне позвал меня сюда. Голос звали Мариной. Марина не явилась.

Я переключила передачу, осторожно развернулась и вырулила на дорогу. Тишину и воспоминания оборвал звонок мобильника.

– Алло.

– Привет, охотница.

– Кто это?

Голос был мужским, а значит, посылаю к черту. Хотя Марину я бы тоже послала: нечего опаздывать в такой холод.

– Не узнала?

– Представляться надо, – сказала я. – У меня память не резиновая.

Я бросила трубку обратно на приборную панель.

Еще один привет из прошлого. С тех пор, как я развелась и Эмиль перестал оберегать мой «покой», а номер телефона появился в справочниках и еще черт знает где, возникло новое неудобство в жизни. Месяца не проходило без звонков «друзей» и прочих знакомых, жаждущих восстановить общение. Я уверяла, что друзей у меня нет, а денег не одалживаю даже под проценты, и не очень вежливо посылала.

Марина – другое дело. Раньше я называла ее подругой. Мы вместе входили в группу Лазаря. Эта девушка с яркими, осенними волосами и россыпью веснушек, произвела на меня сильное впечатление. Она на всех его производила.

Кепка, лихо заломленная на ухо, широкая ухмылка и дружелюбный взгляд. Люди, которые умеют так смотреть, становятся друзьями на всю жизнь, такими, чтобы хоть в огонь за тебя, хоть в воду, или врагами, ненавидящими так же честно и открыто. С душой нараспашку.

У меня еще был звонкий голос и заразительный оптимизм. Я сама еще была – хоть в огонь, хоть в воду, была еще – хоть куда. Наши глаза горели таким родственным огнем и азартом прогнуть жизнь под себя, что никто и не сомневал

litnet.com

Читать книгу Охотница Сьюзена Кэррола : онлайн чтение

Сьюзен Кэррол

Охотница

ПРОЛОГ

Комета сияла в ночном небе ярче любой звезды, за ее призрачной головой тянулся огненный хвост. Комета парила в небе всю прошлую неделю, словно сверкающий меч, занесенный над землей, вызывая удивление и вселяя страх по всей Франции. Женщины, собравшиеся на вершине обрывистого утеса, каких много в Бретани, тоже не спускали глаз с неба. Их фигуры скрывали ниспадавшие широкими складками серые накидки с капюшонами, сдвинутыми вперед, как у монахов, отгораживающих себя от мирских искушений. Их силуэты, вырисовывающиеся на фоне пляшущего огнями костра, представляли зловещее зрелище, которое сопровождалось размеренными ударами прибоя и звуками разбивающихся о камни где-то далеко внизу волн, только усугублявшими и без того жуткое впечатление.

Взирая на комету с дружными вздохами, женщины и не подозревали, что сами в этот момент являлись объектом наблюдения. Передвигаясь по-пластунски, Катриона О'Хэнлон отыскала единственное укрытие среди редкого кустарника и раскидистых деревьев, обрамляющих совершенно открытую площадку на вершине утеса. Ирландка была миниатюрна, хотя ее комплекция только вводила в заблуждение, поскольку в худеньком теле заключались сила и стойкость, да и точеные ноги не раз доказали свою выносливость. Она была одета в мужские вельветовые штаны и короткую кожаную куртку, и это помогало ей сливаться с темнотой.

Прядь огненно-красных волос вырвалась из-под шляпы, но она не смела убрать ее из опасения, что малейшее движение выдаст ее присутствие. Особенно пока женщины, за которыми она следила, так притихли.

Наконец одна из них еле слышно заговорила, и Катрионе пришлось напрячь слух, чтобы хоть что-то расслышать.

– Комета – это непреложный знак, сестры мои. Знамение, которого мы все ожидали.

«Да, точно знак… что у вас в голове совсем пусто, – с презрением подумала Катриона. – Совсем как у многих других суеверных дурней, дрожащих от страха при виде света давно умерших звезд».

Истинным дочерям земли должно хватать знаний, чтобы не стать жертвами подобной глупости. С незапамятных времен мудрые женщины боролись за сохранение света познания в невежественном мире, особенно во всем, что касалось целительства и белой магии.

Но были среди дочерей земли и такие, которые поддавались искушению темного знания и вместо мудрости искали могущества и власти над людьми, намеренно сеяли хаос и вместо знаний распространяли суеверия. Именно такие женщины собрались вокруг костра, именно за ними следила сейчас Катриона. Эти называли себя «Сестрами Серебряной розы», которую обожествляли, и были фанатичны до такой степени, что одним своим фанатизмом уже представляли реальную угрозу.

Катриона осторожно и медленно продвинула руку к ножнам, закрепленным на поясе, ее пальцы обхватили эфес рапиры, длинное стальное лезвие, висевшее на боку, придавало уверенности.

Да, совсем как любой из ее соотечественников, она получала удовольствие от хорошей схватки, но, если сейчас дело дойдет до драки, соотношение сил окажется немножко не в ее пользу. Кроме того, распоряжения ее предводительницы были весьма четкими. Не вступать в бой с врагом. Только обнаружить, кто возродил жуткий культ «Серебряной розы», и узнать, кто теперь возглавляет сестер.

Возможно, та, самая высокая из женщин, которая теперь обращалась к группе из глубин своего капюшона.

– Кометы всегда предвещали большие изменения, смерть старого, рождение нового. – Женщина воздела ввысь белую изящную руку. – Эта комета пылает для нашей «Серебряной розы», возвещает ее славу, ее давно ожидаемое торжество, когда она займет свое законное место правительницы Франции и земель за ее пределами.

– Нам придется сначала отыскать ее, – возразила одна из женщин.

– И мы найдем ее. – Высокая женщина торжественно положила руку на плечо той, что высказывала сомнении. – Я обещаю вам это. Я, наконец, обнаружила, что наша юная королева была вывезена из Франции.

– Вывезена из Франции! – кто-то застенал в испуге. – Теперь нам в десять раз труднее отыскать ее.

– Нет, Мегаэра будет освобождена, клянусь вам. А затем мы накажем негодяя, который посмел похитить у нас нашу королеву.

– Смерть злодею! – пронзительно заголосили остальные в ошеломляющем согласии.

– Никакой пощады негодяю!

– Он еще пожалеет, что родился!

– Уничтожить злодея, похитившего нашу Розу!

– Смерть Волку. Смерть Волку!

Скандирование становилось все громче и все мощнее, но тут первая женщина призвала к тишине. Она снова заговорила, но на сей раз ее голос прозвучал совсем тихо, и Катриона не разобрала ни слова. Очевидно, прозвучало какое-то распоряжение, поскольку вся группа как по команде стала располагаться вокруг костра. Катриона прищурилась, проникая взглядом через расстояние, отделяющее ее от их предводительницы, пытаясь разглядеть лицо под капюшоном.

Острота зрения Катрионы, не изменявшая ей даже в самые темные ночи, а также ее проворство и хитрость когда-то побудили людей ее клана дать девочке прозвище Кошка, и из Катрионы она постепенно превратилась для всех в Кэт. По крайней мере, до того, как ее стали называть ведьмой и совсем изгнали из клана.

Ведьмой.

А причиной всему стала ярость Бэйнэна О'Мира, человека, который женился на матери Кэт. Вот бы сюда ее отчима. Она показала бы этому твердолобому болвану, какие они, настоящие ведьмы.

Главная из ведьм подняла руку, чтобы отодвинуть капюшон, и Кэт затаила дыхание.

«Правильно, дорогуша, – про себя уговаривала она женщину. – Снимай этот капюшон и дай мне хорошенько взглянуть на твое исступленное, злобное личико».

Когда же женщина откинула капюшон назад, Кэт прикусила губу, дабы сдержать готовое вырваться от разочарования ругательство. Черты женщины были скрыты за шелковой маской, такой, какие носили знатные дамы, чтобы защитить цвет лица от лучей солнца. Кэт могла различить очень немного, только тонкую линию подбородка и пряди золотистых волос, вырвавшихся из тугого узла на затылке.

Когда остальные женщины сдвинули назад свои капюшоны, они тоже оказались в масках. Лицо было открыто только у одной совсем молоденькой девушки с копной волос цвета воронова крыла. Она совсем сняла свою накидку и осталась стоять в белой сорочке. Видимо, девчушка была новичком в ордене и готовилась подвергнуться церемонии, после которой ее наконец приняли бы в ряды полноценных последовательниц культа «Серебряной розы».

Кэт подавила нетерпеливый вздох, не испытывая никакого желания стать свидетелем какого-то дикого обряда посвящения. От столь долгого неподвижного лежания на холодной земле у нее и так уже свело судорогой левую ногу, но у нее не было иного выбора, кроме как оставаться на месте в надежде, что, когда «сестры» закончат с этим вздором, они продолжат обсуждение планов, касающихся отсутствующей Розы. И может быть, когда они завершат свое сборище и наконец, растают в темноте, у Кэт появится шанс нагнать их настоятельницу и, приставив нож к горлу, заставить сдернуть эту проклятую маску.

Кэт не видела ее, поскольку та наклонилась нагреть кинжал над костром. Остальные приступили к монотонному не то пению, не то бормотанию странных и непонятных звуков. «Какая-то чушь собачья, – насмешливо думала Кэт. – И ведь, верно, считают это неким таинственным древним языком».

Сама Катриона благодаря своей старенькой бабуле была хорошо обучена всем древним языкам, но эта тарабарщина даже отдаленно не походила ни на один из них.

Темноволосая девушка качалась в такт пению с мечтательным отрешенным выражением на худеньком личике, возможно, ее успели опоить каким-нибудь наркотическим зельем или здоровой дозой бренди. «Уж лучше так», – понадеялась Кэт, когда догадалась, что последует дальше.

В любом случае, когда новообращенная девушка протянула руку, обнажая мягкую белую кожу предплечья, она даже не вздрогнула, чего нельзя было сказать о Кэт, наблюдающей за этой сценой. Двое из ведьм схватили девушку ниже локтя, чтобы удержать на месте, если та передумает, а высокая блондинка приблизилась к ним с раскаленным ножом в руке. Кэт не отличалась особой чувствительностью, повидав за свои двадцать семь лет немало ужасных сцен. Но тут она отвела взгляд и вся сжалась, готовясь услышать неизбежные крики девочки, сколько бы сока мака не влили в бедную дурочку.

Но совсем иные звуки нарушили ночную тишину. Раздался треск ломающихся веток, шуршание мелких камней под тяжелыми ботинками. И все звуки эти шли откуда-то из-за спины Кэт.

Она испуганно развернулась. Ее настолько поглотило зрелище, разворачивавшееся наверху утеса, что она даже не заметила, как оказалась не единственной, кто выслеживал ведьм.

Вокруг нее вырастали тени. Большой отряд мужчин, по крайней мере, уж не меньше дюжины, надвигался на площадку на вершине утеса. Охотники на ведьм? Первым побуждением было криком предупредить женщин. Ей претила мысль, что кто-то из них станет добычей охотников на ведьм, пусть все они или по недомыслию, или намеренно занимались черным колдовством. Дочерей Земли должны судить такие же Дочери Земли, а не какой-то там напыщенный священник или немытый наемник, который зарабатывает свой хлеб пытками и убийствами.

Но поднимать тревогу оказалось слишком поздно, да и не имело смысла. Женщины уже сами видели нападавших, некоторые испуганно кричали. По мере того как мужчины волнами накатывались на ее укрытие, Кэт только смутно улавливала в темноте большие ноги, жесткие ботинки и чуть поблескивающие поднятые вверх шпаги. Она успела вовремя откатиться в сторону, едва не оказавшись растоптанной.

Женщины на утесе пронзительно кричали, отступая. Отрезанным от тропинки, им некуда было деваться, кроме отвесного склона и острых камней далеко внизу. Кто-то из женщин вытащил ножи и шпаги, но их оказалось намного меньше, и они были гораздо слабее этих здоровенных скотов. Испугавшись, что ей придется стать свидетелем ужасной резни, Кэт вскочила на ноги и вытащила рапиру. Несмотря на распоряжение своей предводительницы, она не станет просто так оставаться в стороне и…

– Стой!

Отрывистый окрик командира отряда заставил мужчин замереть, впрочем, и Кэт тоже. Она осталась незамеченной в тени, и когда мужчина выступил вперед, пламя костра позволило Кэт разглядеть его лицо. Красивый, с рыжеватой бородой и мягкими вьющимися волосами, он был гораздо более элегантен, чем грубо отесанные солдаты его отряда.

Кэт испытала потрясение, узнав его. Она помнила эту обворожительную улыбку, которая маскировала сердце холодного убийцы. Амбруаз Готье. Он был не просто охотник на ведьм, гораздо хуже.

– Мои дорогие, – обратился к женщинам Готье, и его вкрадчивый голос звучал даже как будто извиняюще-примирительно, – сожалею, что вынужден прервать ваши зрелищные сатанинские ритуалы, но я обязан всех вас арестовать. Я не испытываю никакого желания наносить телесные повреждения любой из вас, поэтому должен просить вас самым учтивым образом сложить ваше оружие и успокоиться. Я уверен, вы в состоянии понять, что перед вами дилемма. Сдаться или умереть.

Одна из женщин подавленно всхлипнула, молоденькая новообращенная возможно. Но высокая белокурая дама явно сохраняла крайнее спокойствие.

– Вы ошибаетесь, мсье, – сказала она, выдвигаясь вперед. – У нас есть другой выбор. Мы все можем просто исчезнуть.

– Неужели, мадемуазель? – учтиво поинтересовался Готье с белозубой ухмылкой. – И каким же образом вы предполагаете это сделать? Запрыгнете на ваши метлы и исчезнете в небе?

– Нет, в клубах дыма. – Ведьма молниеносно повернулась и бросила в костер щепотку какого-то вещества.

Эффект был потрясающий.

Вершина утеса, вскоре охваченная едким черным дымом, наполнилась возгласами, криками, пронзительными воплями, удушливым кашлем и проклятиями. Кто и из них побеждал, женщины или отряд Готье, Кэт определить была уже не в силах, поскольку от едкого дыма и у нее начали слезиться глаза.

Зажав рукой рот и нос, она добралась до того места, где оставляла на привязи коня, и с облегчением обнаружила своего Редбранча живым и невредимым. Ее чалый мерин остался незамеченным людьми Готье.

Когда Кэт отвязала Редбранча и запрыгнула в седло, она бросила потерянный взгляд туда, откуда ей удалось убраться и где творилось нечто невообразимое.

Возможно, спастись не удастся никому из них. Но даже если люди Готье захватят хотя бы одну из служительниц культа, то приволокут ее к Екатерине, и Темная Королева узнает правду о «Серебряной розе».

Кэт ничего не оставалось делать, как поспешить назад на остров Фэр и предупредить свою предводительницу.

«Беда грозит, и беда уже на пороге, и в этом нет никакой ошибки», – пробормотала она, разворачивая Редбранча. Кэт уперлась коленями в его бока и помчалась в ночь, как если бы судьба мира зависела от нее.

ГЛАВА 1

Хозяйка острова Фэр почти бесшумно бродила в домашних туфлях по знакомым дорожкам сада. В этот ранний час, когда на небе едва заметно появлялись первые проблески рассвета, даже жаворонок, который свил гнездо на старом вязе, еще не проснулся.

Сад был погружен в тишину, как и дом, который неясным силуэтом вырисовывался у нее за спиной. С увитыми плющом стенами, единственной квадратной башней и многостворчатыми со стойками окнами, «Приют красавицы» производил надежное впечатление. Поместье служило прибежищем бесчисленным поколениям мудрых женщин и домом той, кого нарекали главной среди них, Хозяйкой острова Фэр.

Нынешняя носительница этого титула, Арианн Довиль, была высокой величавой женщиной с копной каштановых волос и задумчивыми серыми глазами. Несмотря на все опасности и трудности, с которыми ей приходилось сталкиваться за тридцать четыре прожитых ею года, Арианн обычно отличалась царственной невозмутимостью. Но сейчас она была бледной и осунувшейся от бессонницы.

Прометавшись и проворочавшись без сна несколько часов, она наконец сдалась. Опасаясь нарушить отдых мужа, она выбралась из теплой постели, набросила шерстяную накидку поверх ночной сорочки и выскользнула из дома через кухонную дверь.

Парк всегда служил источником умиротворения для нее, ухоженные грядки с травами, которые она использовала для врачевания, приносили ей успокоение. Но этим утром она, как и многие другие жители Европы, пристально вглядывалась в небо, где диковинное явление – прервало мирный покой небес.

Человечество с незапамятных времен видело в кометах глашатаев наводнений и землетрясений, чумы, мора и голода, смертей императоров и королей. Арианн понимала, что ей следовало быть выше подобных суеверий, но и она не могла подавить холодок, пробегающий по шее. Она упрекнула себя за подобные глупые мысли и отвела напряженный взгляд от неба. Да, в мире, простирающемся за пределами ее острова, назревала беда, Арианн не нуждалась в появлении какой-то кометы, чтобы почувствовать это. Там снова возрождался культ «Серебряной розы», ордена столь же безумного и опасного, как и ведьма, которая основала его.

Кассандра Лассель предприняла попытку собрать целую армию, привлекая в «Сестричество Серебряной розы» всех женщин, которые однажды пали жертвами жестокости мира.

«А таких жертв слишком много», – печально отметила Арианн. Подвергающиеся унижениям и побоям жены, юные девочки, забеременевшие без брака, постаревшие куртизанки, отвергнутые любовниками. Нищенствующие, разочарованные, отчаянные, безумные – все стекались под знамена «Серебряной розы».

Кассандра задумала повергнуть в хаос всю Францию, низложить дом Медичи и возвести свою дочь Мегаэру на трон. Можно было бы воспринимать этот ее план как чистое безумие, если бы в руках Кассандры не находилась жуткая «Книга теней» – собрание выдержек знаний из самой мощной, разрушительной и самой темной древней науки.

Арианн некоторое время вынуждена была скрываться в Ирландии из-за ложных обвинений в измене и колдовстве против короля Франции. К тому времени, как до нее дошли сведения о «Сестричестве Серебряной розы», планам Кассандры уже помешала самая младшая из сестер Арианн, Мирибель, и Симон Аристид, охотник на ведьм.

Смерть Кассандры Лассель и тайное бегство Мегаэры и Мартина Ле Лупа, отца девочки, казалось, поставили жирную точку на всем этом, или так, по крайней мере, все надеялись. Но несколько месяцев назад до Арианн дошли тревожные слухи, что у культа появилась новая вдохновительница, и ведьмы с неослабевающим рвением приступили к поиску Мегаэры.

От Арианн потребовалась вся мудрость и сила, чтобы противостоять этой новой угрозе. К несчастью, именно сейчас, как никогда раньше, она чувствовала себя обессиленной и слишком хрупкой. Она скользнула рукой под плащ и осторожно провела кончиками пальцев по небольшой выпуклости живота, где дитя, растущее там, еще только начинало давать знать о своем присутствии. Чудо после стольких бесплодных лет…

Звук со стороны дома прервал беспокойные мысли Арианн. В кухонном окне появился свет, раздался скрип засова, сопровождаемый тихим хлопком двери. Кто-то направился ее искать.

Арианн была почти уверенна, что это Юстис. Обнаружив ее отсутствие, муж, без сомнения, с глухим проклятием сбросил с себя одеяло и, ворча и рыча, с усилием натянул на себя бричесы[1] и рубашку.

Как только он обнаружит ее блуждающей по саду на бодрящем утреннем ветру, он тут же начнет ее ругать.

Губы Арианн тронула улыбка. Даже после тринадцати лет их брака ее большой медведь муж по-прежнему слишком уж оберегал ее. Насколько трепетнее станет относиться к ней Юстис, когда узнает о ребенке? Она не сумеет слишком долго скрывать свое состояние от него.

Эта мысль стерла улыбку с ее лица. К стыду своему, она с облегчением поняла, что не слышит тяжелой поступи своего рослого здоровяка мужа, а твердым решительным шагом к ней приближается миниатюрная дева-охотница.

– Кэт, – выдохнула Арианн, тревожно и радостно одновременно. Она была счастлива, что Катриона вернулась целой и невредимой, но с опасением ожидала новостей, которые та привезла.

Кэт остановилась в нерешительности в том месте, где дорожки разветвлялись: одна из них вела в направлении оранжереи и конюшни.

– Арианн? – тихо позвала она.

– Сюда.

Арианн выступила из тени, отбрасываемой высокими вязами. Когда Кэт направилась к ней, Арианн нетерпеливо бросилась ей навстречу, чтобы обнять подругу.

Но прежде, чем Арианн успела ей помешать, Кэт уже опустилась на одно колено и почтительно потянулась поцеловать руку Арианн.

– Приветствую тебя, Хозяйка острова Фэр. Вся честь и слава да прибудут с тобой.

– Кэт, – упрекнула ее Арианн, пытаясь вытащить руку из мозолистой хватки Катрионы. – Сколько раз я буду просить тебя не приветствовать меня таким образом? Я же не королева.

– Для меня всегда и навсегда, моя госпожа, моя королева, предводительница моего рода.

Потянув Кэт за руку, Арианн заставила молодую женщину встать.

– Мне было бы намного приятнее, если бы ты считала меня своей сестрой и подругой.

Арианн крепко обняла Кэт, и та смущенно ответила ей тем же. И хотя их дружба измерялась уже десятилетием, Кэт по-прежнему испытывала неловкость от подобных проявлений нежности к себе.

«Ни чего странного», – печально подумала Арианн. – «За всю свою бурную жизнь Кэт видела немного любви и ласки. Даже от своей матери».

Отстранившись, Кэт оценивающе оглядела Арианн с грубоватой нежностью.

– Итак, как поживает предводительница моего клана?

– Лучше теперь, когда я вижу, что мой ирландский галлогласс[2] вернулась ко мне целой и невредимой, – с улыбкой ответила Арианн, но тут же с тревогой обратила внимание на внешний вид своей подруги. Засохшее пятно грязи на щеке, запыленная куртка, разодранная на плече. А это что, подпалина на рукаве?

– О Кэт, только не говори мне, что ты сражалась.

– Клянусь, нет! Разве я не обещала тебе? Я даже не вытаскивала свою рапиру из ножен. – Кэт продемонстрировала оскорбленное негодование, но тут же смущенно поскребла подбородок и призналась: – Ладно, вытаскивала, но только на минуту, а потом сразу же обратно вложила в ножны, так никого и не насадив на острие. Как только я обнаружила их сборище, я поспешила обратно рассказать тебе обо всем.

– Выходит, ты все-таки нашла орден?

– Разве ты сомневалась во мне? – Кэт выпрямилась.

– Нет. – Скорее Арианн от всего сердца надеялась, что Кэт ничего не обнаружит и все слухи, долетающие до острова Фэр, окажутся хоть и неуемными, но пустыми фантазиями, и ничем больше. – И что же?.. – Голос ее дрогнул.

– Все, чего ты боялась, оказалось правдой. «Сестричество Серебряной розы» продолжает свое существование. Хотя их не так много, как прежде, но они вербуют новых членов. К сожалению, мне не дали установить, кто ими руководит, кто возглавляет их. – От досады Кэт прикусила губу, она до сих пор переживала свою неудачу. – На свои сборища ведьмы надевают маски, но все они метят себя, выжигая эмблему крошечной розочки на правом предплечье. Они, как и раньше, фанатично преданы Мегаэре и твердо намерены вернуть ее. Каким-то образом они узнали, что девочку вывезли из Франции. Это только вопрос времени, когда они обнаружат ее. Или, много хуже того, кто-то другой отыщет ее.

Арианн побледнела, услышав, что подтвердились самые худшие опасения. Голова поплыла, она закрыла глаза и чуть покачнулась.

– Моя госпожа! – воскликнула Кэт. Она подхватила Арианн, обняв ее за талию. Затем подвела Арианн к садовой скамейке и помогла сесть на холодный камень.

Опустив голову, Арианн подалась вперед и сделала несколько глубоких медленных вздохов, пока сад не перестал кружиться перед глазами.

– Чем тебе помочь? Принести воды? – Голос Кэт был полон тревоги. Нагнувшись над Арианн, она растирала ей запястья. – Или мне лучше позвать господина, чтобы отнести тебя в дом?

– Нет-нет, все в порядке, – выпрямляясь, Арианн отрицательно покачала головой. Она уже оправилась и испытывала неловкость, что проявила слабость. – Со мной иногда случаются эти приступы головокружения. Вполне нормально для женщины в моем положении.

– Мне ясно одно: о тебе тут никто должным образом не заботится. – Кэт нахмурилась. Ее совсем не убедили настойчивые заверения Арианн. – Что можно делать в саду в такой ранний час, когда надо быть в постели? Я удивлена, как это Сам-то позволяет тебе подобное, особенно сейчас, когда ты носишь ребенка под сердцем и все такое.

Арианн ничего не ответила, но виноватый вид, с которым она отвернулась, видимо, сказал Кэт все, что она хотела бы знать.

– Ради всего святого, что же это такое?! – Ирландка застонала, покачиваясь на каблуках. – Ты все еще ничего не сказала ему. Ну разве это не глупо? Сам непременно скоро все заметит! Я удивлена, что он до сих пор еще никто не заподозрил, ведь он же такой основательный, прожорливый и умен не в меру.

Легкая улыбка пробежала по лицу Арианн от подобной характеристики Юстиса. «Сам», как Кэт необычно окрестила ее мужа, был действительно умен. Арианн превосходно читала по глазам, этим окнам в человеческую душу. Глядя на человека, она легко определяла характер и часто могла прочесть его мысли. Юстис тоже умел это делать, поскольку был обучен древнему искусству читать по глазам еще Мелузиной, своей бабушкой-колдуньей, но он не давил на Арианн, терпеливо ожидая, пока она сама доверится ему, неважно, какую тайну она охраняла так тщательно, в полной уверенности, что это все равно обязательно произойдет.

– Очень нехорошо с моей стороны скрывать ребенка от Юстиса, – вздохнула Арианн. – Но пойми же, Кэт! Ты же знаешь, я уже оставила надежду когда-либо снова забеременеть. Неужели это так эгоистично с моей стороны, желать молча посмаковать свою радость еще какое-то время? Ведь я знаю, что Юстис не способен разделить мое счастье, как бы он ни старался притвориться. Он будет слишком тревожиться за меня.

– Ты прости меня за мои слова, но разве у него нет оснований для тревоги? – Кэт смягчила напоминание, сжав руку Арианн. Подбадривающее прикосновение этой шершавой мозолистой руки несло утешение. – Он почти потерял тебя однажды.

– Согласна, у него есть все основания тревожиться, – пробормотала Арианн. Но спустя годы все, что она вспоминала из того времени, было не ее собственное пребывание на грани смерти, а лицо мертворожденной дочери.

Старая боль и горе от потери, страх за ребенка, которого она теперь носила под сердцем, все вместе угрожало поглотить Арианн, но она преодолела мрачные эмоции. Еще в самом начале своей беременности она решила для себя, что это дитя будет взлелеяно только кровью ее жизни и дыхания, ее спокойствием и силой. И не будет отравлено предчувствиями матери и ее страхами.

– Я скоро скажу Юстису, я обещаю тебе. Но все пойдет совсем по-иному на сей раз, я это знаю. – Арианн провела рукой по своему животу. – Этот малыш силен. Я ощущаю это. Это дитя выживет. Ты должна верить мне.

– Если ты так говоришь, значит, так и будет, – торжественно проговорила Кэт. – Но…

Арианн крепко сжала руку Кэт, не желая продолжать разговор на эту тему.

– Пожалуйста, вернемся к твоему рассказу. Ты что-то сказала о своем опасении, что на Мегаэру может охотиться кто-то более опасный?

– Я так сказала? – Все еще не оправившись от волнения, Кэт выпрямилась. Отвернув голову, она терла носком видавшего виды ботинка о толстый корень дерева. – Ну, ты же… ты же меня знаешь. Иногда меня заносит, и я склонна к преувеличению. Осмелюсь напомнить, я все-таки ирландка и…

– Кэт, перестань! – Властные ноты в голосе Арианн заставили Кэт посмотреть на нее. – Я вижу, что ты задумала. Приступ моей слабости встревожил тебя, и теперь ты стремишься избавить меня от всяческих волнений. Я искренне ценю твою заботу, но я больше нуждаюсь в твоем правдивом и полном отчете. Доверься мне. Что бы ты ни узнала, я достаточно сильна, чтобы справиться с любыми переживаниями.

«Мне придется быть таковой», – мрачно подумала Арианн, закончив фразу.

Кэт погасила порывистый вздох. Она вытащила флягу, которую хранила за поясом, и подкрепила собственные силы большим глотком асквибо, ирландского напитка из бренди с пряностями. Как Кэт умудрялась глотать такое крепкое пойло даже не позавтракав, Арианн понятия не имела. Ее саму замутило от одной мысли об этом.

Арианн старалась, чтобы Кэт не пришлось беспокоиться за нее, но сохранять спокойное выражение лица, когда Кэт описывала солдат, штурмовавших вершину утеса, было невыносимо сложно.

– Я узнала Готье сразу, и у меня почти не оставалось, сомнений, кто послал его.

– Темная Королева, – прошептала Арианн. Как будто дело и так не обещало оказаться сложным и достаточно опасным, так еще и вмешательство Екатерины Медичи. У Арианн мурашки пробежали по коже. Чтобы скрыть глубину своей тревоги от Кэт, она крепко сжала руки между коленями, и ее голос зазвучал удивительно ровно, когда она уточнила:

– Ты совершенно уверена, что там был Готье?

– Конечно! Я хорошо запомнила этого человека, кода сопровождала тебя при дворе в тот день, когда ты получила прощение от Темной Королевы, и, как великодушнейшая из грабителей, она вернула все, что до того украла. Готье был тем самым ухмыляющимся ублюдком, который стоял позади королевы. Разве ты не помнишь?

– Нет. Боюсь, что тогда я не видела никого, кроме Екатерины. Эта жуткая женщина всегда нависала длинной тенью над моей жизнью.

– И как такая коротышка вообще изловчилась отпросить тень? Бабушка обожала пугать меня вызывающими дрожь историями о Темной Королеве Франции. Когда же я наконец оказалась лицом к лицу с этой женщиной, то была сильно разочарована. – Кэт презрительно сморщила нос. – Она оказалась такой… такой старой и жирной.

Арианн тоже отметила тогда, что Екатерина сильно состарилась. Когда-то грозная и величественная Темная Королева передвигалась с трудом, каждое движение явственно причиняло ей боль, ее руки были скрючены ревматизмом, челюсть отяжелела и обвисла, подбородок ослаб и провис, ее лицо избороздили глубокие морщины. Пронзительные черные глаза Медичи, которые когда-то прощупывали насквозь собеседника, стали слезиться и потускнели. И все же ум Екатерины оставался все таким же острым, все таким же чудовищно коварным.

– Возможно, мы зря так волнуемся из-за нее, – продолжала Кэт. – Сдается мне, ее власть ослабевает. В конце концов, пришлось же ей передать командование французскими войсками герцогу де Гизу. Из того, что я слышала, ясно, что это он пользуется любовью и поддержкой парижан, а не Екатерина или этот ее писклявый сынок. Некоторые далее поговаривают, что герцог мало-помалу превращается в подлинного правителя Франции во всем, кроме имени.

– И поэтому я все больше опасаюсь Екатерины, – сказала Арианн. – Нависшая над ее властью угроза всегда делала ее отчаянной и еще более опасной. У меня нет сомнений, почему она послала своего Готье на поиски секты ведьм. Она хочет заполучить «Книгу теней». Возможно, она так никогда и не прекращала искать ее.

– А ты думаешь, что те ведьмы все еще владеют этой книгой?

– Если бы я знала.

После смерти Кассандры зловещая книга так никогда и не была найдена, хотя Симон Аристид и предпринял все усилия, чтобы обнаружить место ее хранения. Екатерину всегда манила темная сторона знания. Окажись книга в руках Темной Королевы, она не испытывала бы никаких сомнений, применять ли ее в своих целях. Повод для волнения становился все явственнее.

– Если Готье захватит любую из тех ведьм и вынудит их говорить, Екатерина узнает правду о Мегаэре, – сказала Арианн. – Аристид сумел убедить королеву, что сама Кассандра и была «Серебряной розой». К тому же Екатерина поверила, что и Кассандра и ее дочь утонули. Если королева обнаружит, что Симон лгал, ее гнев вполне может обратиться и на него. Его следует предупредить.

– Вот уж о чем нет нужды волноваться, – пожала плечами Кэт. – Пусть охотник на ведьм сам о себе позаботится.

– К сожалению, этот охотник на ведьм теперь женат на моей сестре, и он отец ребенка Мири, – напомнила Арианн.

Кэт нахмурилась. Аристид был печально известным охотником на ведьм, и замужество Мирибель Шени нашло немного одобрения среди сообщества мудрых женщин. Арианн и сама с невероятными усилиями заставила себя отступить в сторону и позволить Мири выйти замуж за человека, который когда-то по приказу французского короля совершил набег на остров Фэр и вынудил Арианн вместе с семьей отправиться в изгнание.

Но она вынуждена была признать, что Симон изо всех сил старался загладить свою вину. После того как он спас Темную Королеву от Кассандры Лассель, Екатерина предложила ему награду на выбор, и Симон воспользовался этим, чтобы вернуть права Арианн на остров Фэр.

Ну и, кроме того, Мири по-настоящему любила этого человека. Она всегда видела в Симоне хорошее, утверждая, что тот просто запутался и был направлен по ложному пути. А если кто и умел исцелять заблудшие раненые души, так это ее сестра Мири.

iknigi.net