Читать онлайн «4 страшных тайны. Паническая атака и невроз сердца». Книга панические атаки


Книга "4 страшных тайны. Паническая атака и невроз сердца"

О книге "4 страшных тайны. Паническая атака и невроз сердца"

Болезнь всегда приносит человеку неприятные ощущения. Но как быть, когда она приводит тебя в ужас? Те люди, которые хоть раз переживали паническую атаку, понимают, о чем идет речь. В книге «4 страшных тайны. Паническая атака и невроз сердца» Андрей Владимирович Курпатов рассказывает о том, как успокоиться и понять, что же на самом деле происходит с организмом. Важно то, что книга написана без использования большого количества профессиональной лексики. Автор объясняет все очень просто, чтобы человек, не имеющий медицинского образования, мог понять, какие процессы протекают в его организме.

В этой книге много внимания уделяется такой болезни, как вегетососудистая дистония, или сокращенно ВСД. Кто-то говорит, что такой болезни не существует вовсе, кто-то говорит, что она ничем не лечится, однако часто именно такой диагноз ставят врачи, а человек не знает, что с этим дальше делать. Такой пациент может подвергаться своеобразным «приступам» и паническим атакам. Когда сердце стучит неравномерно, бросает в жар, трясет, появляется слабость, болит сразу везде и понемногу, вряд ли можно успокоиться и принять то, что это не лечится. Но эта книга объясняет многие вещи.

Вначале в книге рассказывается, как устроен наш организм, его вегетативная система, а потом говорится о ее нарушениях. Автор объясняет, почему человек ощущает те или иные симптомы, и говорит, как научиться от них избавляться. Здесь становится понятно, что многое зависит от самого человека, его мыслей и отношения к этой болезни. После изучения книги приходит осознание, что это не смертельно и с этим можно бороться, выполняя предложенные упражнения.

На нашем сайте вы можете скачать книгу "4 страшных тайны. Паническая атака и невроз сердца" Курпатов Андрей Владимирович бесплатно и без регистрации в формате fb2, rtf, epub, pdf, txt, читать книгу онлайн или купить книгу в интернет-магазине.

avidreaders.ru

Читать книгу 4 страшных тайны. Паническая атака и невроз сердца Андрея Курпатова : онлайн чтение

Текущая страница: 7 (всего у книги 12 страниц) [доступный отрывок для чтения: 8 страниц]

Глава четвертаяПаническая атака

Как мы знаем из фильма про Василия Ивановича Чапаева, атаки бывают «психические», но вегетососудистая дистония предоставляет нам возможность познакомиться с атакой «панической». Впрочем, разницы между ними нет никакой – сначала кто-то осуществляет на тебя атаку «психическую», а у тебя начинается «паническая». Вот, собственно, и вся разница – «на тебя», «у тебя». Но кто же нас атакует в случае вегетососудистой дистонии? Разумеется, самому «больному» хотелось бы думать, что его атакует инфаркт, инсульт и еще черт в ступе. Ведь если так, то значит, ты не «придуриваешься», как тебе говорят, а вполне обоснованно переживаешь за собственное здоровье, а то и за саму жизнь.

Ну что я должен сказать… Во-первых, никто в этой ситуации не «придуривается»: вегетативный приступ вещь неприятная, мучительная и действительно требующая принятия ряда мер. Во-вторых, он возникает не потому, что мы его захотели, а по своей собственной воле; т. е. это никакая не «симуляция» и не «притворство», это специфический физиологический автоматизм, о чем мы сейчас и будем говорить. В-третьих, если ты паникуешь, то, по большому счету, нет разницы, из-за чего (по делу или без дела), – это само по себе бессмысленно и вредно. Вот, собственно, со всем этим нам и предстоит сейчас разобраться.

Слюна пошла!

Те из моих читателей, кто уже познакомился с книжкой «Человек Неразумный (как избавиться от тревоги, депрессии и раздражительности)», знают, с каким почтением я отношусь к Ивану Петровичу Павлову. И это отнюдь не случайно! Мне трудно сказать, смог ли я убедить их в том, что Иван Петрович был выдающимся ученым, но всякий человек, страдающий вегетососудистой дистонией, имеет возможность чуть ли не ежедневно убеждаться в этом на собственном опыте, поскольку он – такой человек – является наглядной иллюстрацией знаменитого павловского «условного рефлекса». Но не будем забегать вперед, сначала, как и положено, изучим вопрос на собаке – так у нас в медицине принято.

Итак, Иван Петрович Павлов – человек и пароход, а также его знаменитая собака. Все мы еще со школьной скамьи хорошо усвоили понятие «условного рефлекса». Академик Павлов усаживал собаку в специальный «станок», при этом из слюнной железы животного была отведена специальная трубочка, позволяющая замерять количество этой слюны, выделяемой псом в единицу времени. Дальше академик Павлов брал какой-нибудь «нейтральный стимул» – он использовал или звонок, или лампочку – и испытывал его действие на животном. Разумеется, собака реагировала на этот нейтральный стимул соответственно, т. е. нейтрально. После этого академик Павлов сочетал включение лампочки или звук звонка с предоставлением собаке пищи, последняя является «стимулом безусловным», т. е. автоматически вызывает у животного рефлекторную пищевую реакцию, что и знаменуется выделением слюны.

Постепенно мозг животного усвоил, что этот нейтральный стимул (звонок или лампочка) появляется всякий раз перед едой, а потому является уже не нейтральным, а условным стимулом. В ответ на него псина начинала весело вилять хвостом и выделять слюну, которая стекала для нужд экспериментатора по упомянутой трубке. Иными словами, в мозгу собаки возникала, как сказал тогда Иван Петрович, «условная связь». Сначала звонок (лампочка) был нейтральным стимулом, а теперь он (благодаря созданным в эксперименте условиям) стал свидетельствовать для этой собаки о предстоящей кормежке, т. е. стал «условным стимулом». Вот и вся история – простенько и со вкусом! Всякий нейтральный стимул, всякое жизненное явление или событие может, как оказывается, стать для нас (при неоднократном сочетании его с безусловной реакций) условным стимулом, т. е. будет автоматически побуждать у нас некие специфические реакции.

И все это мы хорошо изучили в школе, но есть одна заминка. Дело в том, что павловский условный рефлекс со слюнной железой собаки в действительности не является «условным рефлексом». Это классический вегетативный условный рефлекс, т. е. условный рефлекс, выработанный на внутренний орган тела, на слюнную железу. А слюнная железа – это точно такой же орган нашего тела, как и сердце, печень, почки или, например, селезенка. И вот когда эта терминологическая неточность была учеными замечена, они решили попробовать выработать у животного аналогичные условные рефлексы, только на другие органы нашего тела и, в частности, на сердце. Итак, мы переходим к самой, может быть, захватывающей части нашего изложения.

После открытия И. П. Павловым условного рефлекса его ученики принялись наперебой придумывать разные эксперименты с условными рефлексами, выработанными на тот или иной внутренний орган тела. И должен вам сказать, что успех этих экспериментов был потрясающим! Собаки в этих экспериментах могли, под действием тех или иных условных раздражителей, делать несусветные вещи. Например, рефлекторно (читай – автоматически) изменять ритм своего дыхания, заставлять собственную селезенку выбрасывать в кровеносное русло большее или меньшее количество крови, добиваться изменения перестальтики кишечника и т. д., и т. п. Но, может быть, самыми поразительными стали условные рефлексы, выработанные на деятельность сердца и сосудов. Вот представьте…

Берут собаку и вводят ей нитроглицерин. Последний, если вводить его на здоровое сердце, должен вызывать учащение сердцебиений и характерное изменение электрокардиограммы8   Для особенно дотошных могу их перечислить. Это уменьшение зубцов Q, R, S электрокардиограммы, рост зубцов P и T, изменение формы интервала S–T.

[Закрыть]. Сразу после этого экспериментаторы включали гудок. И уже после нескольких таких сочетаний один только этот гудок, без инъекции нитроглицерина, мог вызывать у этой собаки точно такие же изменения сердечной деятельности, что совершенно объективно регистрировала запись электрокардиографа! Иными словами, у животного выработался специфический вегетативный условный рефлекс на деятельность сердца. Простой гудок, в целом ничем не примечательный, стал действовать точно таким же образом, как и нитроглицерин!

Впрочем, на нитроглицерине интерес экспериментаторов не иссяк. Дальше последовала целая серия аналогичных опытов. Собаке вводили строфантин, ацетилхолин и другие вещества, вызывающие урежение частоты сердечных сокращений, и параллельно с этим включали, например, метроном – тук-тук, тук-тук. Какой был результат? После нескольких сочетаний, подобных «тук-тук», и инъекций соответствующих веществ, замедляющих работу сердца, сердце собаки начинало замедлять свой ритм и при одном только «тук-тук». Дальше – больше: стали вводить собаке адреналин (который, как мы с вами уже знаем, увеличивает частоту сердечных сокращений) и включать лампочку. Поразительно, но в скором времени одно только включение этой лампочки без введения адреналина производило точно такой же эффект – сердце, словно по команде, увеличивало частоту своих сокращений!

Работа сердца, равно как и любого другого органа нашего тела, регулируется вегетативной нервной системой. А сама она – вегетативная нервная система – это часть целостной нервной системы, которая вся функционирует по закону «условного рефлекса». И потому нет ничего странного в том, что у нас может быть выработан условный рефлекс на работу нашего собственного сердца. Какие-то условные стимулы могут вызывать у нас учащение сердечной деятельности, какие-то, напротив, ее замедление. Какие-то будут вести к автоматическому (рефлекторному) повышению артериального давления, какие-то, напротив, к его снижению. И это, во-первых, абсолютно нормально (так наш организм функционирует – ничего не попишешь), а во-вторых, абсолютно безопасно. Если мы не умерли, когда этот вегетативный условный рефлекс у нас вырабатывался, то не умрем и тогда, когда он будет возобновляться.

Наконец, ученые дошли и до того, что стали формировать на подопытных животных и сосудистые вегетативные условные рефлексы – сосудосуживающий и сосудорасширяющий! Чувство боли, например, вызывает сосудосуживающую реакцию, а потому экспериментаторы, недолго думая, стали причинять собаке боль во время работы обычного звонка. В этом случае сосуды у собаки сжимались, что регистрировалось специальным прибором.

Потом экзекуцию с болью прекратили, но продолжали время от времени позвякивать звонком, и каждый раз сосуды животного безропотно суживались! Причем, что характерно, интенсивность этого сжатия сосудов была в среднем значительно выше, чем при обычной болевой реакции. Иными словами, после того как соответствующий сосудистый вегетативный условный рефлекс был сформирован, сосуды экспериментального животного реагировали на условный раздражитель даже с большей интенсивностью, нежели на естественные (безусловные) раздражители!

И это еще не все! Аналогичные эксперименты были поставлены на обезьянах, кошках и даже лабораторных крысах! Феноменально, но факт! Однако, наверное, самое поразительное в том, что именно этот механизм – механизм вегетативного условного рефлекса – лежит в основе «вегетативных приступов» и «панических атак», наблюдаемых у любого нормального человека, страдающего вегетососудистой дистонией.

Доминанта дел сердечных

В своих книжках я уже неоднократно рассказывал о выдающемся открытии нашего соотечественника Алексея Алексеевича Ухтомского, которое он назвал «принципом доминанты». Принцип доминанты – это механизм работы мозга, благодаря которому в нем – в этом мозгу – господствует единственный очаг возбуждения, а все прочие возбуждения, которых, понятное дело, там тьма-тьмущая, не только не принимаются мозгом в расчет, но, напротив, активно тормозятся, а их сила передается господствующему, доминантному очагу.

Передавая свое возбуждение господствующему центру, они, эти прочие центры, ускоряют работу доминантного очага возбуждения в головном мозгу, поторапливают и усиливают его. Очень экономно! И так, общими усилиями – дедка за репку, бабка за дедку, внучка за бабку, жучка за внучку да мышка в придачу – вытащили репку, слава богу! Задача решена, господствовавшая только что доминанта уходит со своих позиций, освобождая места для новой «властительницы». Да, теперь можно переходить и к следующей задаче…

Действительно, принцип доминанты – это, что называется, находка для шпиона. Представьте себе головной мозг, это же целая вселенная! Сколько разнообразных, зачастую разнонаправленных процессов протекает в нем одновременно, сколько из них хотело бы реализовать себя на практике! Но порядок во всем этом хаосе поразительный! Бесчисленные возбуждения, благодаря способности мозга к образованию доминанты, сводятся, концентрируются, оптимизируются и направляются на служение единой цели для достижения одного результата.

Замечательно, любо-дорого смотреть! Однако, как мы уже неоднократно убеждались, человек обладает удивительной способностью использовать себе во вред то, что, казалось бы, создано природой ему в помощь! Доминанта – это как раз тот случай, а в случае ВСД – случай клинический. Итак, как же работает принцип доминанты у человека, страдающего вегетососудистой дистонией? К великому сожалению, здесь множество вариантов.

Во-первых, после того как мы концентрируемся на своем, например, сердцебиении, происходит отчетливое учащение его сокращений, что подметил еще наш замечательный писатель и доктор – А. П. Чехов. Он писал: «Вовсе не думать или думать пореже о недугах. Ведь стоит только обратить внимание на свое сердце, прислушаться к нему, чтобы пульс стал быстрее на 10–15 ударов». Почему это происходит? Срабатывает принцип доминанты. Когда мы фиксируемся на своем сердцебиении, вся сила нашего нервного возбуждения переходит на зоны мозга, ответственные за работу сердца, вот оно и начинает колотиться с избыточной силой, словно бы желая выразить тем самым свое к нам расположение: «Я тут! Я работаю! Я хороший работник! Смотри, как я умею! Все для тебя! Приходи еще, милости просим!»

Во-вторых, страх точно так же пользуется всеми возможностями, которые предоставляет ему принцип доминанты. После того как мы испугались, у нас в мозгу активизировался центр страха. А дальше дело за малым – надо нагнать в него побольше нервного возбуждения! И мозг, посредством принципа доминанты, справляется с этим указанием самым выдающимся образом! Если мы, испытывая страх, внимательно приглядимся к собственным мыслям и действиям, то заметим, как все наши мысли послушно склоняются в соответствующую сторону: опасность начинает казаться нам чрезвычайной, ситуация – почти безысходной, а риск – смертельным.

Все, о чем мы можем думать, испытывая страх, так это только об избранной нами опасности (в целом, мы можем избрать себе любые опасности для самодраматизации), только о том, как спастись, как выжить, как не помереть, чего доброго. Иными словами, наши собственные мысли послушно нагнетают обстановку, следуя тому направлению дум, которое задает возбудившийся и ставший доминантным в нашем мозгу центр страха. Равно и все наши действия будут строго детерминированы данной господствующей эмоцией: мы будем пытаться избежать встречи с пугающими силами и обстоятельствами, мы будем предпринимать меры к тому, чтобы защитить себя от этой, как кажется, грозящей нам беды.

В-третьих, сама вегетососудистая дистония являет собой высший класс работы принципа доминанты. После того как мы озаботились своим физическим состоянием, вся наша жизнь словно бы сворачивается до одной этой проблемы – нашего физического состояния, чувств соматического дискомфорта, страхов за собственное здоровье и безуспешных, но неослабевающих попыток вылечиться (ну или, на худой конец, получить какой-нибудь «весомый» диагноз). Мы уже не помним больше ни о чем: ни о своих близких, ни о дальних, ни о работе, ни об отдыхе. А если и вспомним о соответствующих персонажах и сферах жизни, то лишь в соответствующем – «вегетососудистом» – ключе.

Принцип доминанты работает, а потому, к чему бы ни притронулось внимание человека, страдающего ВСД, все это будет преломлено в данной призме. Нам покажется, что близким наплевать на наше состояние здоровья и на нас соответственно; что дальним никогда не понять, что значит страдать ВСД; работа будет теперь восприниматься нами тем, что сводит нас в могилу, истощая и без того слабые силы нашего организма; а если же мы задумаемся об отдыхе, то лишь с лечебной целью или, например, как о том, что может быть для нас риском – «ведь в прошлый раз как раз на отдыхе нам и стало плохо».

Что ж, доминанта – дело хорошее, а главное – работает неустанно, но, к сожалению, чаще там, где не надо, а не там, где следовало бы. Вот почему так важно обучиться «объезжать» собственные доминанты. К сожалению, у нас нет возможности остановиться на тонкостях этой работы в настоящем пособии, но все необходимые инструкции вы можете найти в моей книжке «Человек Неразумный (как избавиться от тревоги, депрессии и раздражительности)».

Машинка для подъема давления

Антонина была учительницей английского языка, по крайней мере, до тех пор пока могла выходить из дома. Но к моменту нашей с ней встречи в Клинике неврозов, кстати сказать, имени академика И. П. Павлова, эта 56-летняя женщина не совершала подобных смелых вылазок уже без малого пятнадцать лет (до этого были именно вылазки, а не выходы)! Исключения составляли только совместные выдвижения из квартиры под руку с собственным мужем, да и то лишь в совершенно исключительных случаях. Вообще говоря, стаж ее невроза был почти рекордным – 32 года!

Обычно к этому возрасту – 50–55 лет – вегетососудистая дистония проходит сама собой. У нее такая специфика – как только у человека начинают развиваться настоящие болезни сердечно-сосудистой системы, ВСД «раскланивается» и элегантно «ретируется». И это, кстати сказать, весьма примечательно: человек, который страдал своим неврозом сердца, например, двадцать или тридцать лет кряду, переживал по поводу любого, самого незначительного изменения артериального давления, частоты пульса и т. п., вдруг совершенно перестает уделять своему здоровью хоть сколько-нибудь внимания, хотя теперь его давление действительно скачет, как угорелое, пульс от этих скачков не отстает, а настоящие ишемические боли по-настоящему ограничивают его активность.

Все это кажется странным, но когда понимаешь, в чем суть дела, всякое удивление проходит. Человек, страдающий ВСД, боится появления у себя тех или иных симптомов телесного недомогания, а нормальному больному бояться нечего – они появляются сами, без приглашения, надо и не надо. Так что в этом случае действительно бояться нечего, все уже и так есть – можно расслабиться. Но сейчас речь не об этом…

Итак, Антонина. Главным симптомом ее вегетососудистой дистонии были приступы повышенного артериального давления. Оно на самом деле у нее поднималось, эпизодами, и не до смертельных цифр – 140/90–160/100 мм ртутного столба, что она как-то по-особенному чувствовала. Причем особенно опасной ей казалась поездка в метро. Там, при спуске, согласно ее представлениям, возникает некий перепад давления, который и приводит к повышению давления артериального. Разумеется, в этих рассуждениях не было и доли здравого смысла, но вот в убежденности Антонины «долей» было предостаточно. Поэтому на метро она не ездила ни при каких условиях и боялась этого ужасно.

Теперь немного отвлечемся. Согласно одной психотерапевтической теории считается, что если человек, находящийся в безопасности, будет испытывать на себе воздействие тех или иных стимулов, которые прежде, в иных ситуациях, вызывали у него страх, то он постепенно привыкнет к действию этих факторов, перестанет их бояться, и ему станет легче. Условно говоря, если человек боится пауков, то ему следует дать в руку муляж паука, заставить играться с ним, и потом, когда он перестанет бояться этого муляжа, и настоящий паук не покажется ему таким уж страшным. Короче говоря, нужно привыкнуть к действию факторов, вызывающих страх, и страх перестанет появляться. Все это так, но с рядом оговорок, впрочем, сейчас не об этом.

Узнав о таком отношении Антонины к метро, я решил сделать одну штуку, аналогичную психотерапевтическому фокусу с муляжом паука. Я взял диктофон и отправился в метро. Там я его достал, включил и поехал. На магнитную пленку записывалось все – шум полного людьми холла наверху, звук лязгающих турникетов, жужжание механизмов эскалатора, гул станции внизу, свист от подходящего поезда, наконец, шум ветра за окном летящей в туннеле электрички. Короче говоря, у меня теперь была фонограмма «ужаса» Антонины.

Во время нашей следующей встречи я предложил ей прослушать эту запись, сказал просто: «Сейчас оденем наушники и прослушаем». Антонина посмотрела на меня с некоторым недоверием, потом послушно одела наушники, и я включил диктофон, где стояла эта кассета. То, что происходило дальше, даже меня заставило взволноваться. Уже через каких-то пять секунд Антонина вся напряглась, побелела, широко открыла глаза, у нее затряслись руки… Перепугавшись, я моментально выключил запись, помог ей снять наушники.

– Что случилось? – спросил я.

На что последовал изумительный текст:

– Это что, машинка для подъема давления? – сказала она, показывая трясущимся пальцем на диктофон.

Оказалось, Антонина даже не успела понять, что именно она слышит (мои разъяснения, что это, мол, запись звуков в метро, была для нее новостью). И вместе с тем вывод, который она сделала, абсолютно попадал в точку! Фактически я, сам того поначалу не понимая, повторил эксперименты из лаборатории И. П. Павлова. Только я использовал не лампочки и звонки, а тот условный сигнал, который Антонина выработала у себя сама, без моего участия. И конечно, у нее возник не пищевой рефлекс, а реакция вегетативной нервной системы, этот условный сигнал (звук метро) вызывал у нее рефлекторный подъем артериального давления!

Если бы она поняла, что слышит звуки метро, то, вероятно, можно было бы предположить, что она вспомнила тот ужас, который обычно испытывала в метро последние годы (пока она на нем еще время от времени ездила), и потому перепугалась. Но ситуация, очевидно, развивалась другим образом. Антонина еще не успела понять, что именно она слышит, что это звуки метро, но ее артериальное давление уже стало подниматься. То есть это действительно произошло рефлекторно, в обход сознания, автоматически, само собой, как классический вегетативный условный рефлекс!

Вегетативный приступ может возникать у нас по двум причинам: или потому, что мы действительно сильно нервничаем, или, что, как теперь известно, тоже возможно, просто под действием особенных для каждого конкретного человека условных стимулов. Вот почему некоторые думают, что доктор не прав, когда говорит, что, мол, «все у вас от нервов». Как оказывается, для того чтобы запустить вегетативный приступ, вовсе не обязательно нервничать, достаточно выработать у себя соответствующий условный рефлекс, и тогда эти приступы будут появляться без всяких «нервов», хотя и по нервным (читай – вегетативным) путям.

iknigi.net

Читать книгу Паническая атака и невроз сердца Андрея Курпатова : онлайн чтение

Ключ к решению проблемы – понимание

Мы вовсе не случайно потратили большую часть этой книги на обсуждение того, что представляет собой вегетососудистая дистония. Если бы этот разговор имел чисто теоретический интерес, то, поверьте, вы бы не прочли здесь ни строчки по этому поводу. Но интерес здесь самый что ни на есть практический.

Я уже вам рассказывал об одном эксперименте, где ученые наглядно показали: если человек правильно понимает причину своего вегетативного возбуждения (сердцебиений, головокружений, слабости и др.), то, во-первых, он меньше тревожится и переживает, а во-вторых, сами эти вегетативные реакции у него не так сильно выражены.

Вот почему нам с вами так важно знать, что вегетативные реакции – это только вегетативные реакции, они не страшны и не опасны. Они являются естественными составляющими любой эмоциональной реакции, и потому настоящей проблемой бы было их отсутствие, а вовсе не наличие. Покуда наш организм способен на «вегетативную бурю» – это, право, свидетельствует в его пользу!

Кроме того, важно понимать, что поскольку вегетативные реакции всегда сопутствуют нашим эмоциям (а в частности и в особенности – страху), страх, беспокойство, паника только усиливают данные симптомы: мы напрягаемся, а потому напрягаются и органы нашего тела – прежде всего сердце и сосуды. Поэтому, опасаясь вегетативных приступов, мы тем самым лишь провоцируем и усиливаем симптомы собственного вегетативного недомогания.

Наконец, мы должны понимать, что соответствующие телесные реакции напрямую регулируются вегетативной нервной системой. Последняя является частью единой, целостной нервной системы, а вся она целиком живет по единым правилам, главное из которых – условный рефлекс. Именно поэтому нет ничего странного в том, что у нас могут возникнуть определенные вегетативные условные рефлексы, в частности, патологический рефлекс вегетативной бури. И это тоже не страшно, ведь это обычный, в сущности, условный рефлекс, точно такой, как у собаки И. П. Павлова.

Вместе с тем наш страх является своеобразным подкреплением такого условного рефлекса, он закрепляет привычку нашего организма реагировать на те или иные события подобным образом («вегетативной бурей»), превращая данное случайное стечение обстоятельств в хроническую проблему. Впрочем, любой рефлекс как вырабатывается, так и с успехом подвергается угасанию, т. е. исчезает, если вести себя в этих обстоятельствах «правильно». А вести себя «правильно» в данном случае – это значит больше его не подкреплять.

К сожалению, стрессы, лежащие в основе подобных наших «патологических вегетативных условных рефлексов», проявляются (осознаются) нами слишком поздно. Прежде мы успеваем заметить признаки своего «телесного недомогания» и впасть по этому поводу в тяжелейший психический стресс, образно выражаясь, второго порядка. Иными словами, напряжение и беспокойство могут возникнуть у нас по самым разным причинам, но страх за собственное здоровье и жизнь, возникшие на фоне вполне естественной для таких состояний «вегетативной бури», способны скрыть от нас истинные причины нашего недомогания.

Как ни крути, но понимание причин нашего вегетативного дискомфорта – это залог успеха и самое мощное средство борьбы с вегетососудистой дистонией. Вот почему эта книга в значительной степени состоит из разъяснений, а не просто психотерапевтических упражнений, как остальные практические пособия в серии «Экспресс-консультация». И в этом смысле я считаю свою задачу уже практически выполненной, осталось лишь несколько «ориентировок».

Симптомы вегетососудистой дистонии – это проявления дисбаланса вегетативной нервной системы, наступившего вследствие психологического стресса, как правило, глубоко скрытого от сознания. Никакой опасности для здоровья эти симптомы не представляют. Да, неприятно, ну и что? А если мы понимаем, что опасности для здоровья нет, что стресс, пусть даже и скрытый, просто обязан иметь свой «вегетативный компонент», и если, наконец, мы излечимы, нужно только потерпеть и поступать правильно, у ВСД просто нет шанса, а у нас шансов – предостаточно!

Страх не пройдет!

Первое, с чем мы должны справиться – так это с собственным страхом. Когда-то Теодор Рузвельт произнес свое знаменитое: «Единственное, чего нам следовало бы бояться, так это собственного страха». Не знаю, по какому именно поводу обронил эту фразу американский президент, но то, что она имеет самое прямое отношение к ВСД, мне совершенно понятно. Страх является ключевым звеном в развитии этой «бяки».

Сначала, впрочем, мы имеем просто выраженное внутреннее напряжение, обусловленное неосознаваемым (по большей части) конфликтом нашего сознания и подсознания. На этом этапе работа вегетативной нервной системы пока вполне адекватна обстоятельствам. Потом это внутреннее напряжение преобразуется в чувство тревоги (часто безотчетной и немотивированной), которое уже и «выдает на-гора» проявления вегетативной дисфункции – сердцебиения, слабость, потливость, головокружения и т. п.

Потом возникает классический страх человека, страдающего ВСД: «А что со мной? А не умру ли я?!» И далее указанные симптомы вегетативной дисфункции закрепляются у нас в виде своеобразного рефлекторного автоматизма, т. е., проще говоря, в нашем мозгу формируется патологический условный рефлекс, умеющий с полоборота восстанавливать всю картину «приступа». Дальнейшее хорошо известно – характерные предположения («А не станет ли мне плохо? А не возникнет ли приступ снова?») сделают нашу жизнь невыносимой. По сути же, это наш страх обойдется с нею подобным образом.

Предполагая возможные неприятности, связанные с собственным здоровьем, мы лишь нагнетаем обстановку и перегружаем свою вегетативную нервную систему. Она же, «сбитая с панталыку», кажется, только того и ждет, а мы словно бы газу поддаем на старте. И потому, как только в поле нашего зрения появятся «условные раздражители» (те, что сопряглись в нашем мозгу с вегетативным дискомфортом, или же просто как-то на них похожие «раздражители»), вегетативная нервная система сразу же «выстрелит залпом» своего «приступа».

В общем, речь идет о банальной привычке тревожиться по поводу состояния своего здоровья. И если мы хотим избавиться от ВСД, то бороться нам нужно не с чем-нибудь (т. е. не с «болезнями» и тем более не с врачами), а именно с этой привычкой. Борьба с привычкой, как и восток, дело тонкое. Во-первых, мы должны выяснить, как этот страх у нас формируется, т. е. механизмы возникновения нашего страха. Не с неба же он падает! В голове это дело производится. Во-вторых, нам следует изучить слабые места в этих механизмах. В-третьих, обнаружив точки опоры, необходимо придумать рычаг, способный перевернуть этот, с позволения сказать, мир. Этим рычагом является набор психотерапевтических техник, направленных на борьбу со страхом. В-четвертых, эти техники должны быть нами применены, пущены в ход.

К сожалению, формат данного издания не позволяет мне описать все механизмы борьбы со страхом, но на этот вопрос с лихвой отвечает книжка «Средство от страха», вышедшая в серии «Экспресс-консультация». Ее без всякого преувеличения можно рассматривать как второй том к этому пособию. Кроме того, необходимая информация собрана в книжках «Счастлив по собственному желанию» и «Как избавиться от тревоги, депрессии и раздражительности», вышедших в серии «Карманный психотерапевт».

Страх – это всегда страх. И не так важно, какой именно это страх – страх полета на самолетах или страх умереть от инфаркта. Здесь меняется только содержание воображаемой угрозы, но вовсе не структура страха. Последняя же всегда одинакова, поскольку механизмы у страха, к чему бы он пи относился, одни и те же; а потому и средства борьбы с ним универсальны:

• необходимо нормализовать состояние работы собственного тела – прежде всего избавиться от избыточного мышечного напряжения и нормализовать функцию дыхания;

• обеспечить поступление в мозг объективной информации о действительности – вместо того чтобы мучить себя «ужасными», хотя и воображаемыми картинами собственного будущего;

• и добиться правильного течения собственных мыслей в нужном направлении, ибо правильное понимание сути, как мы с вами уже знаем, – ключ к успеху.

Где получить соответствующие инструкции, я уже сказал, так что дело за малым. Можно, конечно, бороться со страхом и при помощи транквилизаторов (противотревожных лекарственных средств), но если решать проблему, то лучше уж делать это не бегством от нее, а напротив – массированным наступлением. А «таблетка от страха» даст нам только ощущение временного облегчения, корень же зла окажется при подобной политике лишь закопанным еще глубже. Ну вы и сами, наверное, знаете – простой путь редко бывает самым правильным.

Условный рефлекс – на мыло!

Отдельную проблему, впрочем, представляет собой специфическая вегетативная привычка нашего страдающего вегетососудистой дистонией организма. На самом деле эта привычка бывает двух видов: вегетативная дисфункция может проявляться у нас приступами (т. е. все до какого-то момента нормально, но вдруг «как шкваркнет»!),13   Конечно, слово «вдруг» здесь достаточно условно, этому «вдруг», как правило, предшествует период внутреннего напряжения, тревоги или просто какой-то обеспокоенности. Но поскольку мы не приучены следить за своим эмоциональным состоянием, то нам вполне может казаться, что наш приступ случился именно «вдруг».

[Закрыть] эпизодически; у некоторых же людей ВСД протекает не в виде очерченных приступов, а с ощущением более-менее постоянного вегетативного дискомфорта. В чем тут различия?

В первом случае условным стимулом («раздражителем»), побуждающим вегетативный приступ, оказываются те или иные внешние факторы. Например, общественный транспорт, «замкнутое» или, напротив, «открытое пространство», большое скопление людей и т. п. Они как по заказу провоцируют очерченный вегетативный приступ. Как правило, у него высокая интенсивность, но и ограниченная продолжительность.

Во втором случае своеобразным условным стимулом («раздражителем»), вызывающим вегетативный дискомфорт, является внимание самого этого человека, обращенное к состоянию собственного здоровья. Иными словами, как только человек начинает думать о том, как у него обстоят дела с его здоровьем (зачастую эти мысли возникают абсолютно автоматически), интересоваться: «А не плохо ли мне?» – так у него сразу же и начинаются соответствующие вегетативные реакции. То есть сама такая мысль, сама такая заинтересованность и провоцирует у него симптомы вегетативного недомогания.

Разумеется, во втором случае интенсивность «приступа» оказывается меньше, но зато длится он дольше. Ведь из метро или автобуса, например, всегда можно выйти, и тогда соответствующие реакции, хотя и не мгновенно, но сойдут на нет. А вот от своего организма никуда не уйдешь, и потому, если ты обратил на него внимание, почувствовал собственный дискомфорт, то дальше из этого «омута» вырваться куда сложнее. К сожалению, некоторые личности преуспели в обоих описанных вариантах, т. е. и приступами «запаслись», да еще и хронически пребывают «в состоянии нестояния».

Впрочем, должен оговориться: несмотря на кажущуюся постоянность симптомов вегетативного недомогания во втором случае, в действительности речи ни о каком «постоянстве» и близко не идет. Однако всякий раз, когда человек вспоминает о своем физическом состоянии, оно будет условно-рефлекторно становится «отвратительным». Когда же человек о нем не вспоминает, оно не «отвратительное», но ведь он этого и не знает, поскольку не обращается к нему своим вниманием. Вот и кажется человеку, что ему плохо постоянно, а плохо ему только в том случае, когда он этим вопросом интересуется.

Так или иначе, но механизм здесь всегда один и тот же: есть условный стимул (то ли внешний какой-то агент, то ли мысль собственного производства) и есть условная реакция – сердцебиение, слабость, потливость, головокружение и др. Поэтому и механизм борьбы с этим условным рефлексом (способ его «угашения») одинаков, а вот условные стимулы, которые мы должны превратить из условных обратно в нейтральные, разные. В первом случае мы должны «разучить» свой организм впадать в вегетативное безобразие при виде метро, автобуса, толпы или, например, собственной квартиры; а во втором случае нам достаточно просто «разучиться» отслеживать свое физическое состояние, держать его под контролем, обращать на него внимание.

Что же конкретно нужно делать? Давайте вспомним классический эксперимент И. П. Павлова. Сначала Иван Петрович давал собачке мясо (безусловный стимул) и звонил в звонок (нейтральный стимул), после нескольких сочетаний звонок стал и без соответствующего подкрепления мясом вызывать у животного слюноотделительную реакцию, т. е. превратился из нейтрального стимула в условный. Все как по заказу! Потом Иван Петрович стал звонить и дальше, а мясо как перестал давать, так больше и не давал. Что случилось с собакой? Сначала выделение слюны стало сокращаться, потом и вовсе прекратилось, а на завершающем этапе собака стала к этому звонку совершенно безразлична. Все, условный рефлекс угас, а условный стимул превратился в нейтральный.

Теперь берем наш случай. Допустим, «условным стимулом», побуждающим у нас вегетативный приступ, является метро (или, например, автобус). Прежде мы на этом метро сотни раз ездили и все ничего, нормально, без эксцессов. Но вот однажды нам в этом метро «поплохело», и мы перепугались. Метро здесь выступает как нейтральный стимул, ставший в результате этого испуга условным, а возникший страх сыграл роль безусловного стимула, который и закрепил такую вот условную реакцию. Не испугайся мы тогда, в тот момент, не поддайся мы панике, ничего бы и не произошло. Мы бы об этом факте своей биографии даже не вспомнили бы никогда. Но мы перепугались, и эта роковая условная связь возникла, потом добавились еще мысли «тяжкие» о том, что мы «больны немилосердно», и вот вам замечательный невроз – получите и распишитесь.

Чтобы разорвать теперь эту условную связь, превратить ни в чем не повинное метро опять в нейтральный стимул, необходимо перестать подкреплять соответствующую вегетативную реакцию. А что в нашем случае являлось подкреплением? Разумеется, страх – эта, по сути, физиологическая функция. И только полный запрет на страх может дать необходимый, целительный для нас эффект. Только в том случае, если мы перестанем бояться спуститься в метро, проехать в электричке и даже (некоторые боятся этого особенно) пробыть несколько минут в остановившемся в туннеле поезде, только тогда эта патологическая условная связь будет разорвана. В противном случае страх, как то мясо, всякий раз будет подкреплять наш, выражаясь научным языком, «патологический условный вегетативный рефлекс».

Догадываюсь, что эта задача многим покажется совершенно невыполнимой. «Как же можно не бояться?!» – спросит такой человек. Но ведь в действительности ни в метро, ни в автобусе, ни в пространстве («замкнутом» или «открытом») нет ничего ужасного. Кроме того, даже те, кому сейчас кажется это ужасным, раньше и думать не думали, что этого можно бояться. Мне возразят: «Но тогда мы и не болели!» А чем, прощу прощения, вы сейчас больны, кроме как собственным страхом? Ничем совершенно! Единственное, чем такой человек отличается от себя прежнего, так это наличием привычки бояться. Именно с этой привычкой и следует бороться.

Существует множество способов справиться с тревогой и страхом (обо всем этом я уже рассказывал в своих книгах), но главное, что нужно понять: нельзя пытаться сделать что-то, испытывая страх, прежде необходимо добиться того, чтобы этого страха не было. Только в тот момент, когда ваш страх будет побежден с помощью специальных техник (на мышечное расслабление, нормализацию дыхания и т. п.), можно приступать к непосредственному контакту с тем стимулом, который стал для нас условным, вызывающим нежелательные вегетативные реакции. Только в этом случае можно избежать того подкрепления, на котором и держится «сия конструкция». Когда же это подкрепление будет устранено, наша вегетативная система достаточно быстро нормализуется, а нежелательные симптомы вегетативного недомогания постепенно исчезнут.

Если же взглянуть сейчас на ситуацию, когда условным стимулом к вегетативному дискомфорту является наше внимание к собственному организму, то контролировать нужно не только сам страх, но и само это внимание. Если мы сможем «разучиться» следить за собственным организмом подобно «агентам царской охранки», постоянно сверять свое давление и пульс с некоей виртуальной «нормой», эффект не заставит себя ждать – и давление, и пульс придут в эту норму. Внимание к собственному организму – это тоже привычка. Думать о том, что с ним может быть что-то не так – аналогичная привычка. И необходимо от нее избавиться.

Если мы не будем следить за собственным пульсом и за своим артериальным давлением, не будем думать о том, насколько нам «плохо» или «хорошо», «дурно» или «не очень», то в скором времени о «плохо», «дурно» и «не очень» можно будет забыть. Право, без нашего «неусыпного контроля» с «этими товарищами» ничего ужасного не произойдет, более того, они в скором времени нормализуются, устаканятся, если так можно выразиться. Своим же вниманием к этим функциям мы ничего не изменим. Наш организм действительно нуждается в тренировке, но эта тренировка – правильно и индивидуальным образом подобранные закаливающие процедуры и физические занятия, но никак не «слежка», от которой нет и не может быть проку, кроме разве что отрицательного.

Мы должны понимать безопасность своих «вегетативных приступов» и «вегетативного дискомфорта», а также дать себе категорический запрет на тревогу – вот то, что необходимо сделать, если мы действительно хотим избавить себя от недуга под названием вегетососудистая дистония. Не бояться этого приступа, не переживать по поводу вегетативного дискомфорта, не преувеличивать угрозу, опасность того и другого, не нагнетать обстановку своими паническими настроениями – вот залог успеха преодоления вегетососудистой дистонии.

Нам необходимо понять, что наши страхи и опасения, наше беспокойство по поводу собственного здоровья – это не добрые друзья, а враги, которых нельзя ни привечать, ни задабривать. В сущности, ощущение опасности, которое возникает у нас в таком случае просто по привычке – не реальная угроза, а просто привычка тревожиться, т. е. условный рефлекс. Этот страх иллюзорен, опасность выдумана, а действия, которые совершаются в такой ситуации под давлением страха, просто смехотворны. Мы же оказываемся заложниками собственных привычек, привычек своего организма, которые, как нетрудно догадаться, просто не могут быть роковыми сами по себе. Рок вступает в действие только тогда, когда мы отказываем своему здравому смыслу, когда мы не верим специалистам и готовы подчиниться собственному страху.

Воспитание бесстрашия

Одним из способов воспитания своего бесстрашия в отношении вегетативного дискомфорта давно признана тактика «от обратного». В чем она заключается? Обычно мы пытаемся всячески избежать того, что нас пугает. И это естественно – кто хочет встречаться с «неприятностью»? Другое дело, что неприятность эта зачастую не такая уж неприятная, а просто у страха глаза велики, и потому она кажется таковой.

С другой стороны, сами эти попытки избежать неприятность существенно усиливают страх. Мы потакаем своему страху, это приносит нам чувство облегчения: «Какое счастье – избежали! Пронесло! Слава богу!» И таким образом у нас формируется навык избегания соответствующей нежелательной для нас встречи, но само это избегание и есть страх. Короче говоря, хотели как лучше…

Вот почему специалисты «по голове» и пришли в свое время к выводу: если человек вместо бегства от того, что его обычно пугает, напротив, будет всячески стараться привлечь свою виртуальную угрозу, то страх не появится. Так это или не так, вопрос в каком-то смысле спорный. Действительно, для воспитания бесстрашия бросаться под танк нам, наверное, не следует. Однако есть здесь один нюанс, зная который, эту технологию вполне можно использовать при вегетативных расстройствах невротического характера.

О чем идет речь? Страх, кроме психологического переживания, это еще и соответствующие вегетативные реакции. Именно эти реакции нашего организма, как правило, и пугают до невозможности людей впечатлительных, имеющих на своем счету диагноз вегетососудистой дистонии. В результате страх здесь как бы замыкается на самом себе и превращается таким образом в своеобразное перпетуум мобиле – вечный двигатель и самозаводящуюся машину.

Если же мы, напротив, вместо того чтобы всячески скрываться от собственного вегетативного приступа (или дискомфорта), напротив, возьмем себе за правило три раза в день вынуждать свой организм переживать вегетативный приступ, то ситуация изменится кардинальным образом. Раньше мы сами себя запугивали возможностью этого приступа, а пугаясь, с лихвой себя этим приступом и «награждали». Теперь же мы берем на вооружение обратную тактику: не бежать без оглядки, не пытаться спастись, а, напротив, властно требовать появления вегетативного дискомфорта и его «ужасных», «катастрофических» последствий.

Проще говоря, мы, будучи в хорошем расположении духа и не имея на данный момент никакого вегетативного дискомфорта, садимся и говорим себе: «А сейчас я сделаю себе сердечный приступ!» И пытаемся его сделать – не на самом деле, конечно, а просто для того, чтобы поставить собственный страх в тупик. Обычно он нас пугал возможностью появления этого приступа, а теперь мы сами этого жаждем. Разумеется, в этом случае страха возникнуть просто не может, он переживает своеобразный коллапс, а мы ощущаем приятное чувство победы над собственной трусливостью.

Разумеется, применение этой техники оправданно только в том случае, если мы обладаем достаточной степенью здорового и здравого цинизма в отношении собственного страха. Иными словами, выполняя эту технику, мы должны точно представлять себе то, что мы делаем. Для своего страха (т. е. по «официальной версии») – мы делаем вегетативный приступ, а для самих себя (т. е. на самом деле) – это спектакль, цель которого просто поставить наш страх в тупик, не дать ему развиться в ситуации возможного (предполагаемого) вегетативного дискомфорта.

Такой «обманный маневр», кроме прочего, тренирует нашу собственную уверенность в собственных силах. Так мы можем почувствовать, кто в нас самих настоящий хозяин, кто определяет внутреннюю политику – мы сами или наши страхи и наши привычки. И не нужно бояться «неприятного», от «неприятного» еще никто не умирал, а вот жизнь ВСД испортила многим. Сознание же того, что это твой организм и ты им управляешь – это великая вещь! Поэтому вперед и с песней!

Кроме того, я не уверен, что мы можем сознательно заставить свой организм получить такое «неприятное». По крайней мере мои пациенты, правильно выполняющие эту технику, никогда не добиваются появления у себя развернутого вегетативного приступа (такой задачи в этом случае, как вы понимаете, и не стоит, есть-то как раз обратная задача).

Здесь важно понять, что ты не только управляешь собственным организмом, но можешь его «надуть». И что дело просто в страхе, который бессилен тебя объять, если ты, вопреки его требованиям, идешь туда, куда он тебе не советует. Да, «надуть» собственный расшалившийся организм – это то, что нам сейчас нужно! Слишком уж долго он держал нас «в дураках» своим запугиванием и своими условными вегетативными рефлексами, так что теперь самое время восстановить «статус кво».

iknigi.net

Панические атаки книги

Андрей Курпатов: Как победить панические атаки, ВСД и невроз

Андрей Курпатов: Как победить панические атаки, ВСД и невроз

Аннотация к книге «Как победить панические атаки, ВСД и невроз»

Все в ваших руках!Дельные советы от Андрея Курпатова о том, как навсегда избавиться от ВСД и забыть о панических атаках и неврозах.

Диагноз «вегетососудистая дистония» является «основным заболеванием» каждого пятого человека, обращающегося за медицинской помощью! Однако немногие знают, что от этого недуга можно избавиться, причем полностью и навсегда. Как это ни странно, но с паническими атаками, сердцебиениями, болями в области сердца, колебаниями артериального давления, чувством нехватки воздуха, слабостью и другими симптомами ВСД надо бороться средствами, способными задействовать внутренние ресурсы вашего организма.Если вы устали от постоянных страданий и мечтаете освободиться от ВСД (панических атак, тревоги, фобий, навязчивого мышления и др. переживаний), вам надоело бесконечное хождение по врачам в поисках чудодейственных лекарств или методов, вы хотите наслаждаться каждым моментом своей жизни, забыв о бесконечных страхах, готовы смотреть на мир.

Все в ваших руках!Дельные советы от Андрея Курпатова о том, как навсегда избавиться от ВСД и забыть о панических атаках и неврозах.

Источник: Андрей Курпатов: Как победить панические атаки, ВСД и неврозКнига: Как победить панические атаки, ВСД и невроз. Автор: Андрей Курпатов. Аннотация, отзывы читателей, иллюстрации. Купить книгу по привлекательной цене среди миллиона книг "Лабиринта" | ISBN 978-5-17-107272-8http://www.labirint.ru/books/638688/

Как избавиться от панических атак

Как избавиться от панических атак — 5 простых шагов

29.11.2016 | Комментарии (194) | 52 922 | 14 минут

Как избавиться от панических атак? Эти пять простых шагов помогут вам самостоятельно избавиться от панических атак навсегда.

Паника, охватывающая человека, когда он в толпе и разделяет общую участь, не так ужасна, как страх, переживаемый в одиночестве. Джек Лондон

Сердце колотится, трудно дышать, голова кругом, живот скрутило, руки и ноги как ледышки и очень-очень страшно. Знакомо? У вас классическая паническая атака. Или иначе: вегето-сосудистая дистония (ВСД). Я не буду здесь расписывать подробно, что это такое. Раз у вас это есть, то вы и сами все прекрасно знаете. Все, чего вы хотите знать — это как избавиться от панических атак. Раз и навсегда!

Что ж, вы попали по адресу. У меня тоже были панические атаки, и я сумел от них избавиться. Без таблеток, без врачей, без каких-либо бабкиных заговоров и прочих чудес. Все оказалось до банальности просто и вполне по силам любому человеку.

Краткая справка. ВСД (вегето-сосудистая дистония), паническая атака, паническое расстройство, вегетативный криз, нейроциркуляторная астения/дистония (НЦД), вегетоневроз, кардионевроз — все это суть проявление одного и того же явления. Поэтому если врач сказал, что у вас ВСД, а вы читаете статью про панические атаки, то не ищите разницы, ее нет.

Программа избавления от панических атак состоит из 5 простых шагов. Следуйте им, и все у вас будет в полном порядке.

Ничего так не спасает от паники, как простые и внятные действия. Сергей Лукьяненко

Шаг 1. Меняем диету, чтобы избавиться от панических атак

А вы как хотели? Лопать всякий мусор и чувствовать себя здоровым? Так не бывает. Панические атаки после приема пищи — частая причина их возникновения. Поэтому:

И еще пару слов о мусорной еде. Дело в том, что вся эта, так называемая, «еда» очень сильно нагружает печень. Чтобы справиться с такой неимоверной нагрузкой, организм слишком часто и слишком активно подключает к делу почки. А когда почки не в меру активны, то вырабатывается адреналин, который подхлестывает вегетативную нервную систему, и мы получаем классическую паническую атаку.

Кстати, часто возникает вопрос: какие таблетки от панических атак и тахикардии следует принимать? НИКАКИХ! Таблетки вас не спасут, а только усугубят ситуацию. Таблетки применяют только в самых запущенных случаях, когда человек совсем уж неадекватен и практически прикован к больничной койке. Если вы читаете эту статью, то это точно не ваш случай.

Шаг 2. Сила в движении или как отвлечь себя от панических атак

Жизнь требует движения. Аристотель

Вы наверняка, как и я раньше, очень мало двигаетесь. Ваша бабушка была гораздо активнее. В прошлом веке панические атаки были редкостью, а в позапрошлом о них вообще не знали. Неврозы случались, но панических атак не было. А все потому, что люди не сидели часами напролет за компьютерами, не валялись на диване, обложившись печеньками, чипсами и мороженым, и не пялились в ящик с очередным сериалом.

Панические атаки вынуждают двигаться еще меньше. А уж выйти погулять — не, не, не! Что вы! Там же страшно — страшно. А вдруг приступ случится, и я упаду прямо посреди улицы в грязную лужу и буду там валяться, как бомж, а все будут идти мимо равнодушно или смотреть на меня, сморщив лица от брезгливости. А еще хуже, если вообще никого не будет рядом, и никто меня не спасет. Ой-вей!

Часто люди обращаются к йоге, как универсальной методике стать здоровым, сильным, гибким, ну и попутно похудеть, если получится. Сейчас в сети полно литературы и видео-уроков. Но я не рекомендую самостоятельно заниматься йогой. Даже такие простые с виду комплексы, как Сурья Намаскар (Приветствие солнцу), якобы доступные всем от мала до велика, на самом деле без внимательного надзора грамотного преподавателя могут нанести значительный ущерб вашему здоровью.

Зато вы преспокойно можете выполнять обычную утреннюю гимнастику. Занимает она всего 15 – 20 минут времени, реально проста и доступна всем без ограничений. Но, опять же, без фанатизма. Зарядка не только разбудит ваше тело утром, но и разгонит кровь и лимфу, что весьма позитивно влияет на тонус организма. А там, где есть контролируемый тонус, нет места паническим атакам.

Движение также помогает отвлечься от постоянного думания о панических атаках. Пока вы делаете что-то отвлеченное, вам некогда тревожиться и бояться. Кроме того, активные движения быстрее избавляют ваш организм от избытка кортитзола — гормона стресса.

Вечером же я рекомендую выполнять легкие растяжки или плавные движения из китайской гимнастики цигун. Они ближе к медитативным практикам, нежели к физкультуре. Очень хорошо успокаивают и снимают стресс. Это именно то, чего многим из нас сейчас не хватает.

Как перестать бояться панических атак? Я рекомендую изучить достаточно простую гимнастику «18 форм Тайцзи-Цигун». В свое время именно она помогла мне справиться с паническими атаками. Я до сих пор, вот уже 4 года, с удовольствием выполняю ее перед сном и вам советую.

В активном движении кроме явных физических полезностей есть и неявные психологические. Пока вы двигаетесь, ваше внимание сосредоточено только на движении и дыхании. Таким образом, двигательная активность еще и отвлекает вас от бесконечных тревожных мыслей.

Как перестать бояться за собственное сердце? Вот отличная цитата от певицы, журналиста и режиссера Елены Погребижской, пережившей весь ужас панических атак (ссылка):

Сами по себе приступы паники не смертельны. Даже более того, когда паникеру кажется, что его сердце сейчас разорвется от тахикардии или остановится, он ошибается. Наоборот, такие «приступы» не только не наносят сердцу вреда, но и укрепляют его. Примерно так же, как во время спортивной нагрузки. Так что люди, подверженные паническим атакам, не только не «больны сердцем» – оно у них гораздо здоровее, чем у многих…

Шаг 3. Избавляемся от стрессоров — частой причины возникновения панических атак

Человек не выбирает свою болезнь, но он выбирает стресс — и именно стресс выбирает болезнь. Ирвин Ялом

Вы и сами прекрасно понимаете, что стрессоры — это те самые вещи, которые вгоняют нас в стресс. Жизни без стрессов не бывает, как ни крути. Но противостоять им можно и нужно. Главное — не копить их в себе. Накопленные стрессы как раз и выстреливают паническими атаками в самое неподходящее время. А потому будем целенаправленно «спускать пар», пока котелок не лопнул от перенапряжения.

Первое, что стоит сделать — вычислить самые тяжеловесные стрессоры. У вас это выйдет без труда. У кого-то это опостылевшая, ненавистная работа, у другого — отсутствие денег, у третьего — неадекватный родственник или супруг(а) и т.д.

Но что с этим делать?

Есть два пути: либо устранить проблему, либо отстраниться самому. В некоторых случаях возможен первый вариант, в большинстве других — второй. И это понятно: родственника никуда не денешь, богатым в одночасье не станешь, работу сменить тоже проблематично.

Но все решаемо! Важно научиться решать свои проблемы, а не отмахиваться от них, типа «авось само рассосется». Не рассосется! Если вам надоела ваша работа — ищите другую. Если другой нет — ищите плюсы в той, что есть.

Начальник хам? Родственник сволочь? Дети непослушные? Узнайте их получше. Почему они такие? Возможно, проблема в вас самих? Вы сами себе чего-то внушили, а на самом деле люди эти вполне нормальные, просто нужно найти к ним правильный подход.

Не бывает безвыходных ситуаций. Вот если бы вы оказались на Луне без пищи, воды и запаса воздуха на ближайшие лет сто, то это настоящая проблема.

Пока вы не решите вопросы по своим главным источникам стресса, вы не сможете избавиться от панических атак.

Самый главный стрессор, который есть практически у всех и от которого необходимо планомерно и безжалостно избавляться — это наши бесконечные тревоги о будущем. Нужно постоянно буквально втаскивать себя в настоящий момент и напоминать себе, что будущее еще не случилось, его просто нет, а когда оно наступит, то будет вовсе не таким, как мы его себе представляем. Его невозможно предугадать. А мы постоянно только этим и занимаемся.

Шаг 4. Избавляемся от страха появления новых панических атак

Кто познал всю полноту жизни, тот не знает страха смерти. Страх перед смертью лишь результат неосуществившейся жизни. Франц Кафка

Работа со своими страхами — штука непростая, но необходимая. Если вы не можете преодолеть свои страхи в одиночку, попросите кого-нибудь из друзей или родственников помочь вам. Действовать нужно будет решительно и целенаправленно.

Выбирайте в первую очередь именно то, что вас напугало во время первой панической атаки. Либо место, где это произошло. И работайте с этим, пока не победите свой страх.

К примеру, если с вами случилась паническая атака в метро, и вы теперь боитесь туда даже заглядывать, то это именно то, с чем вам придется работать, преодолевая страх. Можно, как я уже говорил, попросить кого-то из друзей проехаться вместе с вами тем же маршрутом, на котором вас прихватило. При этом тщательно отслеживайте свои ощущения и постоянно напоминайте себе, что вы делаете это специально, чтобы побороть свой страх. Следите за своим дыханием. Если чувствуете, что страх подкатывает, намеренно дышите медленно и животом, а не быстро и грудью.

Если у вас нет возможности задействовать кого-то в помощь, то действуйте самостоятельно. Просто продвигайтесь по чуть-чуть. Например, если вас пугает метро, то для первого раза достаточно просто спуститься вниз и снова подняться наверх. В следующий раз вы уже можете осмелиться не просто спуститься, а проехать одну-две остановки и вернуться назад.

Смысл этих действий не в том, чтобы снова испугаться, а в том, чтобы показать вашему подсознанию, что бояться здесь абсолютно нечего. Это нарабатывается повторами, за несколько раз, как обыкновенная привычка. Вы словно сторонний наблюдатель, как бы следите за тем, кому страшно, а не сами переживаете этот страх. Важно немного отстраниться от ситуации. Это получается не с первого раза, но нарабатывается со временем и, безусловно, помогает.

Шаг 5. Правильный настрой для избавления от панических атак

Правильный — читай позитивный. Да! Именно так. Чтобы все получалось, необходимо иметь позитивный настрой. Но как это сделать? Легко говорить об этом, когда с тобой все в порядке, и ничто не колбасит. Человек же, страдающий паническими атаками, постоянно находится под давлением страха и тревоги. Сознание чаще всего сужено, сил едва хватает держаться на плаву и не съехать с катушек окончательно. О каком позитивном мышлении и уже тем более о решительности тут может идти речь?

Здесь вам помогут правильные книги.

Я очень рекомендую найти книги доктора А. В. Курпатова, особенно одну книжку под названием «Средство от вегетососудистой дистонии» (старое издание, новое — на картинке ниже).

Не спешите кривить губы. Да, попса. Но при этом содержит массу полезных материалов, которые поданы в доступной, а главное — легкой и оптимистичной манере. Именно этого вам сейчас крайне не хватает. Не думаю, что в таком состоянии вам захочется углубляться в дебри НЛП или классической психологии состояний. Лично мне книги Курпатова очень помогли осознать саму проблему и ее причины. Что, в свою очередь, натолкнуло на выбор правильного пути, и в итоге я избавился от панических атак.

Также рекомендую найти и послушать (именно послушать в записи, а не почитать) настрои Г. Н. Сытина. Возможно, вы уже слышали о его легендарных настроях. Во время второй мировой войны он получил массу тяжелейших ранений и был списан с 1 группой инвалидности. Врачи даже не верили, что он вообще выживет. Но постепенно он сам себя восстановил при помощи придуманных им словесных настроев (аффирмаций).

Настроев существует масса: и на общее оздоровление и омоложение организма, и на оздоровление конкретных частей тела. Я рекомендую найти уже начитанные настрои в аудио формате. Когда вам плохо, то нет ничего лучше, чем чей-то уверенный голос, внушающий вам, что вы абсолютно здоровы.

Поверьте, это работает. Когда меня давил депрессняк после нескольких панических атак, то именно настрои Сытина помогли мне вытащить себя буквально за волосы из этого вязкого болота. Начав слушать с недоверием, уже к концу первого сеанса я впервые за полгода, прошедших после появления первой панической атаки, искренне улыбнулся. И поверил!

Из настроев рекомендую сначала послушать настрой на укрепление сердца. Это даст вам уверенность в собственном моторчике, и вы перестанете бояться приступов тахикардии, вызванных паническими атаками. Далее слушайте настрой на общее оздоровление-омоложение. Достаточно делать это раз в день. Эффект будет обязательно.

Вот и вся программа избавления от панических атак. Здесь нет ничего нового и ничего сложного. Все это при определенной настойчивости и заинтересованности доступно любому человеку. А заинтересованы вы точно на все 200%, уж я то знаю. Приложите чуток больше упорства, немного упрямства и чуточку больше, чем обычно, бесстрашия. И тогда у вас все обязательно получится!

Правильный настрой — залог успеха!

Подумайте еще вот над чем. Наверняка у вас уже не раз возникал закономерный вопрос: какого черта именно на меня свалилась эта напасть? Не на беспробудно пьяного соседа или зловредную бабку у подъезда, не на противную коллегу по работе или подлого гаишника, оштрафовавшего вас на прошлой неделе за превышение скорости, не на богатого олигарха (а откуда вы знаете, то?) или кого-то из ваших друзей-приятелей, а вот именно на вас. За что такое наказание?

Скажем так: вы должны гордиться собой. По наблюдениям тех же психотерапевтов, панические атаки чаще всего поражают натуру тонкую, высокообразованную и интеллигентную. Так что вам и карты в руки. Берите на вооружение все эти шаги и планомерно внедряйте в свою жизнь. Сообразительность и высокий уровень интеллекта вам в этом помогут.

И еще. Не пытайтесь цепляться за прошлое. В том смысле, что не нужно хотеть «вернуть все взад», как было раньше, когда вас не беспокоили панические атаки. Понимаю вас очень хорошо. Сам не раз об этом мечтал. Ведь это же не какой-то там грипп, ангина или ОРЗ, про которые вы точно знаете, что они пройдут, и все станет как раньше — хорошо и беззаботно.

У панических атак есть пренеприятнейшее свойство: вы точно уверены, что они сами по себе не пройдут, как их не лечи всякими лекарствами. После появления первой панической атаки все в вашей жизни меняется. Вы перестаете доверять собственному телу. Пропадает то ощущение беззаботности, что было раньше. Именно из-за того, что паническая атака может возникнуть внезапно и, что называется, на ровном месте.

Однако знайте, в прошлом вы не были на самом деле беззаботны. Это была не беззаботность, а глупая беспечность. Вы скармливали своему бедному телу тонны мусорной еды, пичкали его страшными новостями, триллерами и ужастиками по ящику (а вы думали это просто так, развлечение, и ни на что не влияет?), копили в себе стрессы и прочие напряги. Неужели вы всерьез полагали, что все это не выйдет вам боком в будущем? Да вы даже не думали об этом. А стоило бы. Теперь вам есть над чем поразмышлять. И есть над чем поработать.

Это тоже частый запрос, по которому находят данную статью. Ответ прост — с утренними паническими атаками бороться следует точно так же, как и с любыми другими — вечерними, дневными, ночными, праздничными и т.п. Никакой особой разницы нет.

Другое дело, если вы путаете обычный утренний голод с панической атакой. Рекомендую почитать статью о гипогликемии. Дело в том, что резкое падение сахара в крови, которое как раз и называется приступом гипогликемии, по своим симптомам очень похоже на приступ панической атаки. А это весьма часто случается именно по утрам банально от голода, особенно у тех, кто любит сидеть на разного рода диетах и «лечебном голодании».

Последнюю фразу я не зря взял в кавычки. Потому что лечебным может быть только тот процесс, что назначил лечащий врач и по очень веским причинам. Если вы вдруг решили поголодать чтобы «почиститься, избавиться от шлаков, похудеть и т.п.», то не факт, что ваше тело этому сильно обрадуется. И получить банальный приступ голода здесь очень и очень просто.

100% — да! Но вы должны понимать, что это не то же самое, что вырвать больной зуб и успокоиться на этом. Типа больше болеть нечему, и можно на все забить. Чтобы ПА не вернулись, необходимо и дальше поддерживать себя в форме — не лопать всякий мусор, активно двигаться, медитировать, хорошо высыпаться, мыслить позитивно, вот это все.

И тогда можно с уверенностью сказать, что вы будете в порядке.

Скачайте и распечатайте методичку «Как быстро снять приступ панической атаки», чтобы сразу найти и прочитать, как только возникнет приступ. Или разошлите ссылку тем, кому она может понадобиться.

Если статья оказалась для вас полезной и помогла справиться с паническими атаками или хотя бы уменьшить их количество, напишите, пожалуйста, в комментариях, что именно вам помогло — медитация, физические упражнения, изменение питания или все это вместе?

Добавьте статью в закладки, чтобы потом быстро найти. Оставайтесь на связи! Подписывайтесь на наш канал в Telegram — findself.

PS: рекомендую посмотреть документальный фильм режиссера Елены Погребижской о панических атаках. Герои фильма рассказывают, как приступы паники превратили их в инвалидов, и как они потом с этим справились:

Если статья вам понравилась, пожалуйста, поставьте свою оценку и поделитесь в соцсетях:

Источник: Как избавиться от панических атакКак избавиться от панических атак? Эти пять простых шагов помогут вам самостоятельно избавиться от панических атак навсегда.http://findself.ru/kak-izbavitsya-ot-panicheskix-atak-5-prostyx-shagov.html

Текст книги — Тревога, страх и панические атаки

Текст книги «Тревога, страх и панические атаки. Книга самопомощи — Андрей Голощапов»

Автор книги: Андрей Голощапов Жанр: Общая психология, Книги по психологии

Текущая страница: 1 (всего у книги 8 страниц) [доступный отрывок для чтения: 2 страниц]

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО «ЛитРес» (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

Андрей ГолощаповТревога, страх и панические атаки. Книга самопомощи

Все права защищены. Никакая часть данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме без письменного разрешения владельцев авторских прав.

Ни автор, ни правообладатели, ни распространители данной книги не несут абсолютно никакой ответственности за какие бы то ни было последствия, которые могут возникнуть при использовании любых описанных техник. Запрещено использование описанных в книге техник лицами, не достигшими 18-летнего возраста, лицами, страдающими опухолью мозга, эпилепсией, повышенным артериальным давлением (свыше 180–100 мм рт. ст.), а также лицами, имеющими психические заболевания и/или находящимися на лечении с использованием психотропных средств и транквилизаторов.

Категорически не рекомендуется использование данных техник женщинам в период беременности.

Продолжая читать данную книгу, вы автоматически полностью принимаете эти условия, а также полностью отказываетесь от любых претензий к автору, правообладателям и распространителям данной книги в связи с любыми результатами использования данной книги или отсутствия таковых результатов. В случае любого несогласия с вышеизложенным прекращайте чтение.

Эта книга подходит не всем. Если вы думаете, что существует какое-то простое средство, добрый доктор или одна таблетка, которые могут в одночасье избавить вас от тревоги и страха, – я вынужден вас разочаровать, ничего такого нет. Чтобы изменить свое состояние, придется поработать над собой, это потребует вашего активного участия и упорства. Но все усилия будут вознаграждены сторицей, когда вы, наконец, преодолев собственное сопротивление, восторжествуете над проблемой – будь то страх, тревога или панические атаки. Это путешествие, в конце которого вас ждет награда, стоящая каждого шага, сделанного на пути к ней: большая осознанность, самообладание, внутренний покой и уверенность в себе.

Если вы готовы активно действовать, прикладывать усилия, осознанно работать над изменением своего состояния – нас ждет увлекательное путешествие, в результате которого вы вернете себе хорошее самочувствие, положительный настрой и бодрость духа.

Если же вы предпочитаете сохранять пассивность – прибывать в отчаянии и уповать на то, что кто-то или что-то вам поможет без усилий с вашей стороны – не стоит читать эту книгу, она вам не поможет.

В моей книге описаны техники работы со своим внутренним состоянием. Выберите ту, которая подходит вам в текущих обстоятельствах, и используйте ее, пока не добьетесь ощутимого результата. Все описанные здесь методы хорошо сочетаются между собой, их можно практиковать поочередно или параллельно. Не так важно, какую именно технику вы выберете, главное, чтобы вы ею действительно пользовались. Эта книга – сундучок с инструментами. Инструменты не делают ничего сами по себе. Они ждут, когда человек возьмет их в руки и начнет с их помощью создавать те изменения в своей жизни, которые ему хочется. Я предлагаю вам освоить эти инструменты, а все дальнейшее зависит от вас самих.

Меня иногда спрашивают: «А насколько эффективны данные техники, как быстро они дадут результат?» На это я отвечаю: «А насколько эффективны рубанок или пила?» Пила пилит настолько быстро, насколько быстро ее направляет рука человека. Рубанок тем эффективнее, чем лучше им владеет человек.

«Ну а как же нам овладеть этими техниками так, чтобы они начали работать быстро и эффективно?» – спрашивают меня люди. Очень легко – просто начните ими пользоваться и делайте это регулярно. Раз от раза у вас будет получаться лучше и лучше. Применяйте их неделю, и вы станете мастером, а еще через неделю – экспертом в том, как выполняется та или иная техника для достижения максимального результата.

Некоторые из проявлений тревоги – такие как сильное сердцебиение, обильное потоотделение, хроническая усталость – могут являться симптомами физических заболеваний. Поэтому для начала стоит обратиться к врачу, чтобы исключить эту возможность. В таких случаях вам, скорее всего, назначат обследование работы сердца и щитовидной железы, также, возможно, доктор отправит вас на проверку состояния сосудов головного мозга.

Если в ходе обследования выяснится, что причиной вашей тревоги является какое-то заболевание – важно, не откладывая, пройти адекватный курс лечения, назначенный врачом. Прежде всего, необходимо вернуть себе физическое здоровье. Однако в процессе выздоровления вы можете пользоваться многими техниками, описанными в этой книге, для того чтобы улучшить свое эмоциональное состояние, облегчить проявления тревоги и создать правильный психологический настрой на выздоровление.

Если же врач после обследования пришел к заключению, что ваше тревожное состояние является психогенным – то есть оно вызвано психологическими, а не физическими причинами, перед вами встает выбор, каким образом вы хотите исправлять свое положение. Есть несколько конструктивных направлений, в которых вы можете двигаться.

Второй путь – это немедикаментозная психокоррекция. Если вы не любите или не хотите принимать препараты, можете обратиться за помощью к психологу или психотерапевту, который работает немедикаментозными методами. Скорее всего, вам также будут назначены регулярные встречи, в ходе которых вы сможете осознать причины возникновения ваших симптомов и научитесь их контролировать. Длительность такого курса психокоррекции зависит от глубины проблемы и может составлять от нескольких недель до нескольких месяцев регулярной работы. Эффективность такого подхода очень связана со степенью доверия, которое возникнет между вами и вашим консультантом, поэтому внимательно отнеситесь к выбору специалиста. Найдите кого-нибудь, кому вы сможете доверять. Для этого поинтересуйтесь, какой опыт имеет данный специалист в решении проблем, подобных вашей, и поспрашивайте его бывших клиентов.

И третий путь, который у вас всегда есть, – самопомощь. В конечном итоге вы сами загнали себя в то состояние, в котором находитесь, посредством последовательности ваших выборов, и кому, как не вам самим, теперь предстоит выпутывать себя оттуда. В данной книге вы найдете исчерпывающую информацию о том, как сделать это самостоятельно, без помощи врачей и психологов.

Моя книга не призвана склонить вас к какому-либо из трех путей. Пусть это будет ваш собственный выбор. Оцените свои силы и ресурсы и примите взвешенное решение.

И помните, даже если вы вознамерились двигаться по определенному пути, у вас всегда есть право передумать. Если не получаете желаемого результата, работая со специалистом, вы можете открыто обсудить с ним, что вы хотите попробовать методы самопомощи. Или наоборот, если вы выбрали путь самопомощи, но в какой-то момент почувствовали, что зашли в тупик и не справляетесь самостоятельно, не стесняйтесь обратиться к врачу. Открыто расскажите специалисту, о том, как вы действовали, какими пользовались техниками и каких добились результатов. В моей практике сочетание методов самопомощи и редких (по необходимости) консультаций грамотного специалиста часто оказывалось наиболее эффективным способом решения проблем.

1.2. Три фактора успешной самопомощи

Первый фактор успеха – это упорство.

Если вы просто листаете данную книгу с целью лишь ознакомиться с методами – вы сможете это сделать. Но если вы серьезно заинтересованы в достижении успеха, вам сразу нужно настроить себя на упорную работу. Результаты не проявляются сразу. Имейте терпение продолжать работу, несмотря на отсутствие видимых изменений какое-то время – и тогда вы непременно добьетесь успеха.

Второй фактор – регулярность занятий.

Вам предстоит уделять этой работе от 20 минут до одного часа ежедневно, желательно в одно и то же время. Если вам кажется, что у вас слишком много других дел, чтобы заниматься собой, – помните, это вопрос не времени, это вопрос приоритета. Если вам действительно важно изменить свое внутреннее состояние – сделайте данную работу приоритетом номер один на пару месяцев.

И третий фактор – это поддержка вашего окружения.

Иногда в своей работе вы можете столкнуться с некоторыми трудностями, с разочарованиями и даже с временным ухудшением состояния. Очень важно, чтобы в такие моменты вас мог кто-нибудь поддержать. Расскажите своим близким, людям, которым вы доверяете, о том, какую работу над собой вы проводите. Попросите их о поддержке. Это будет замечательно, если вы найдете кого-то, с кем могли бы регулярно делиться своими успехами и разочарованиями, которые переживаете в процессе работы. Кого-то, кто мог бы вас просто выслушать с интересом, поддержать в минуту упадка духа и успокоить, когда вы печальны и растеряны.

1.3. Проявления страха – норма или патология?

Я помню свой первый день в школе. Первого сентября, как и во всех других школах тогдашней страны, первым уроком, сразу после торжественной линейки, был урок мира. Учительница нам рассказывала о подвиге Юрия Гагарина – первого человека на Земле, который осмелился отправиться в неизвестный и пугающий космос. «Дети, как вы думаете, было ли Юрию Гагарину страшно лететь в космос?» – спросила нас учительница. Мы хором закричали: «Нет!» Гагарин для нас был символом бесстрашия и мужества, мы не могли допустить и мысли о том, что такой человек мог испытывать страх. «Нет, дети, ему было страшно, – осадила нас учительница и затем, многозначительно помолчав, продолжила серьезным тоном, – тот, кто не боится совсем, тот дурак. Смелый человек – это тот, кто боится, но, несмотря на свой страх, делает то, что должен». Это был один из лучших уроков мужества в моей жизни. Я понял, что чувство страха знакомо каждому человеку.

Страх помогает нам выжить. Он не позволяет стоять близко к обрыву или перебегать дорогу наперерез несущимся автомобилям. Но иногда страх выходит из-под нашего контроля и превращается в настоящую проблему.

Такой патологический страх может принимать много разных форм, они будут рассмотрены в дальнейшем. А пока я хочу поговорить, о том, как возникает этот страх. Я приведу вам несколько примеров из своей практики.

1.3.1. Страх как последствие психологической травмы

Иногда причина возникновения страха бывает совершенно очевидна. Например, если человек пережил сильное эмоциональное потрясение или, другими словами, получил психологическую травму.

Другой пример: Ульяна, девушка 26 лет, подверглась нападению грабителей, один из которых держал нож у ее горла, угрожая убить, если она будет оказывать сопротивление. Забрав ценные вещи, грабители отпустили Ульяну, но после этого события в ее жизни произошли серьезные изменения. Она стала бояться выходить из дома одна в темное время суток. Помимо этого девушка стала очень ранимой и чувствительной. Новости о чрезвычайных происшествиях вызывали у нее необъяснимую печаль и тревогу, и она могла расплакаться, увидев в фильме сентиментальную сцену. При общении со старыми подругами Ульяна чувствовала отчужденность и внутреннюю пустоту, которой раньше не было. Ей казалось, будто после того, что с ней произошло, она уже никогда не будет прежней и не сможет общаться с подругами как раньше.

В обоих этих случаях страх и тревожное состояние возникли в результате инцидентов, несущих прямую угрозу жизни человека. Но иногда бывает и по-другому.

Далее в книге даны исчерпывающие инструкции о том, как преодолеть негативные последствия психологической травмы и справиться с посттравматическим стрессом.

1.3.2. Психологическая травма, растянутая во времени

В разговоре выяснилось, что Анна никогда не испытывала острых эмоциональных потрясений, неприятные события в ее жизни носили скорее хронический характер. Анна росла в несчастливой семье. Ее отец был алкоголиком и дебоширом, а мама – глубоко несчастной женщиной, которая была не в состоянии защитить себя и свою дочь от отцовского гнева. С детства Анна чувствовала себя беззащитной. Каждый вечер она с тревогой ожидала возвращения отца, чтобы узнать, придет он сегодня пьяным или трезвым. Во время семейных скандалов, которые часто заканчивались побоями матери, Анна испытывала страх и чувство вины из-за того, что не может повлиять на ситуацию и защитить маму. К отцу она испытывала двойственные чувства: с одной стороны, боялась его, а с другой – ей было его жалко. Временами ей казалось, что она плохая дочь и отчасти сама виновата в том, как отец с ней обращается.

Неудивительно, что во взрослой жизни Анна испытывала столько тревоги и страха. Заученные с детства ощущения беззащитности и беспомощности не прошли бесследно. Эти состояния, помимо ее воли, автоматически активировались, когда рядом появлялся мужчина, которого она одновременно и любила, и боялась.

Хроническая травма, как правило, требует более продолжительной и углубленной работы, но и в этом случае техники, которые описаны в данной книге, могут принести значительное улучшение состояния.

На первом же нашем занятии я научил Анну пользоваться техникой эмоциональной свободы (см. главу 2), чтобы она могла самостоятельно регулировать свое состояние в перерывах между нашими встречами. Уже через неделю, используя одну только эту технику, Анна сообщила, что чувствует себя гораздо лучше, ее тревога сильно уменьшилась, а в мыслях появился некоторый «просвет».

1.3.3. Тревога по наследству. Роль эмпатии в возникновении тревоги

Эмпатия – это наша способность чувствовать эмоциональное состояние другого человека. Она развивается раньше, чем умение говорить и понимать устную речь. Дети рождаются на свет с уже довольно развитой способностью чувствовать эмоции, не только свои, но и эмоции других людей – мамы и папы. И довольно продолжительное время, пока ребенок не начнет понимать устную речь, все общение между ним и взрослыми построено исключительно на обмене эмоциями.

Когда ребенка что-то беспокоит, например, физический дискомфорт, он подает об этом сигнал в виде плача, для того чтобы взрослые могли обратить внимание на его состояние. Ребенок не знает, является ли его состояние дискомфорта безопасным или это что-то, о чем стоит переживать. Роль взрослых заключается в том, чтобы подойти и адекватно отреагировать на сигнал – исправить ситуацию, если она того требует, и просто успокоить ребенка, показывая ему тем самым, что все в порядке и на самом деле ему ничто не угрожает.

Ключевым здесь является то, в каком состоянии находятся в этот момент сами взрослые. Ребенок судит о себе и своей безопасности по их реакциям. Если они излучают спокойствие – ребенок понимает, что ему ничего не угрожает и беспокоиться не о чем. Если же взрослые встревожены его состоянием – значит с ним что-то не так, и он сам начинает беспокоиться. Если мама постоянно испытывает тревогу за ребенка, он растет и развивается с ощущением, что ему все время что-то угрожает или что-то плохое может произойти в любой момент. Такие люди вырастают с базовым чувством тревоги. Во взрослом состоянии они воспринимают мир, как небезопасное место, таящее в себе множество угроз. Как правило, они очень мнительны, им все время кажется, что с ними может случиться что-то плохое. Они более впечатлительны и восприимчивы к стрессу.

Случай Владимира хорошо иллюстрирует довольно распространенную ситуацию, когда на развитие проблемы повлияло сразу несколько факторов. Первый фактор – тревога, перенятая от мамы в самые первые моменты жизни, сделала Владимира чувствительным и восприимчивым к стрессу. А последующие эмоциональные потрясения без труда травмировали его и наложили серьезный отпечаток на ход мыслей.

Какой бы глубокой не являлась проблема – рано или поздно она решается. Важно только этого захотеть и правильно приложить усилия.

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО «ЛитРес» (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Источник: Текст книги — Тревога, страх и панические атакиЧитать книгу Тревога, страх и панические атаки. Книга самопомощи Андрея Голощапова — страница 1 текста книги : адельцев авторских прав. Ни автор, ни правообладатели, ни распространители данной книги не несут абсолютно никакой ответственности за какие бы то ни было последствия, которые могут возникнуть при испоhttp://iknigi.net/avtor-andrey-goloschapov/108149-trevoga-strah-i-panicheskie-ataki-kniga-samopomoschi-andrey-goloschapov/read/page-1.html

notoffended.ru

Читать книгу Тревога, страх и панические атаки. Книга самопомощи Андрея Голощапова : онлайн чтение

Текущая страница: 1 (всего у книги 8 страниц) [доступный отрывок для чтения: 2 страниц]

Андрей ГолощаповТревога, страх и панические атаки. Книга самопомощи

Все права защищены. Никакая часть данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме без письменного разрешения владельцев авторских прав.

Ни автор, ни правообладатели, ни распространители данной книги не несут абсолютно никакой ответственности за какие бы то ни было последствия, которые могут возникнуть при использовании любых описанных техник. Запрещено использование описанных в книге техник лицами, не достигшими 18-летнего возраста, лицами, страдающими опухолью мозга, эпилепсией, повышенным артериальным давлением (свыше 180–100 мм рт. ст.), а также лицами, имеющими психические заболевания и/или находящимися на лечении с использованием психотропных средств и транквилизаторов.

Категорически не рекомендуется использование данных техник женщинам в период беременности.

Продолжая читать данную книгу, вы автоматически полностью принимаете эти условия, а также полностью отказываетесь от любых претензий к автору, правообладателям и распространителям данной книги в связи с любыми результатами использования данной книги или отсутствия таковых результатов. В случае любого несогласия с вышеизложенным прекращайте чтение.

Предисловие автора

Эта книга подходит не всем. Если вы думаете, что существует какое-то простое средство, добрый доктор или одна таблетка, которые могут в одночасье избавить вас от тревоги и страха, – я вынужден вас разочаровать, ничего такого нет. Чтобы изменить свое состояние, придется поработать над собой, это потребует вашего активного участия и упорства. Но все усилия будут вознаграждены сторицей, когда вы, наконец, преодолев собственное сопротивление, восторжествуете над проблемой – будь то страх, тревога или панические атаки. Это путешествие, в конце которого вас ждет награда, стоящая каждого шага, сделанного на пути к ней: большая осознанность, самообладание, внутренний покой и уверенность в себе.

Если вы готовы активно действовать, прикладывать усилия, осознанно работать над изменением своего состояния – нас ждет увлекательное путешествие, в результате которого вы вернете себе хорошее самочувствие, положительный настрой и бодрость духа.

Если же вы предпочитаете сохранять пассивность – прибывать в отчаянии и уповать на то, что кто-то или что-то вам поможет без усилий с вашей стороны – не стоит читать эту книгу, она вам не поможет.

В моей книге описаны техники работы со своим внутренним состоянием. Выберите ту, которая подходит вам в текущих обстоятельствах, и используйте ее, пока не добьетесь ощутимого результата. Все описанные здесь методы хорошо сочетаются между собой, их можно практиковать поочередно или параллельно. Не так важно, какую именно технику вы выберете, главное, чтобы вы ею действительно пользовались. Эта книга – сундучок с инструментами. Инструменты не делают ничего сами по себе. Они ждут, когда человек возьмет их в руки и начнет с их помощью создавать те изменения в своей жизни, которые ему хочется. Я предлагаю вам освоить эти инструменты, а все дальнейшее зависит от вас самих.

Меня иногда спрашивают: «А насколько эффективны данные техники, как быстро они дадут результат?» На это я отвечаю: «А насколько эффективны рубанок или пила?» Пила пилит настолько быстро, насколько быстро ее направляет рука человека. Рубанок тем эффективнее, чем лучше им владеет человек.

«Ну а как же нам овладеть этими техниками так, чтобы они начали работать быстро и эффективно?» – спрашивают меня люди. Очень легко – просто начните ими пользоваться и делайте это регулярно. Раз от раза у вас будет получаться лучше и лучше. Применяйте их неделю, и вы станете мастером, а еще через неделю – экспертом в том, как выполняется та или иная техника для достижения максимального результата.

Часть 1. Методы
Глава 1. Введение
1.1. Когда нужно обращаться за профессиональной помощью?

Некоторые из проявлений тревоги – такие как сильное сердцебиение, обильное потоотделение, хроническая усталость – могут являться симптомами физических заболеваний. Поэтому для начала стоит обратиться к врачу, чтобы исключить эту возможность. В таких случаях вам, скорее всего, назначат обследование работы сердца и щитовидной железы, также, возможно, доктор отправит вас на проверку состояния сосудов головного мозга.

Если в ходе обследования выяснится, что причиной вашей тревоги является какое-то заболевание – важно, не откладывая, пройти адекватный курс лечения, назначенный врачом. Прежде всего, необходимо вернуть себе физическое здоровье. Однако в процессе выздоровления вы можете пользоваться многими техниками, описанными в этой книге, для того чтобы улучшить свое эмоциональное состояние, облегчить проявления тревоги и создать правильный психологический настрой на выздоровление.

Если же врач после обследования пришел к заключению, что ваше тревожное состояние является психогенным – то есть оно вызвано психологическими, а не физическими причинами, перед вами встает выбор, каким образом вы хотите исправлять свое положение. Есть несколько конструктивных направлений, в которых вы можете двигаться.

Первый путь, по которому вы можете пойти, – это обращение за помощью к врачу психотерапевту. Скорее всего, вам будет назначено определенное сочетание медикаментозного и немедикаментозного лечения. Медикаментозное лечение означает прием препаратов, снижающих уровень тревожности и стабилизирующих эмоциональный уровень, если в этом есть необходимость. Под немедикаментозным подходом обычно подразумевают разговорную психотерапию – вам будут назначены регулярные встречи, в ходе которых доктор обсудит с вами механизмы возникновения ваших тревожных симптомов и даст советы по контролю психоэмоционального состояния. Помимо этого, вам могут быть назначены физиопроцедуры и рекомендованы некоторые изменения образа жизни – здоровый сон, физическая активность и прочее. Важно, чтобы вы понимали: поход к психотерапевту не означает один только прием препаратов – нет такого препарата, который бы решил проблему с тревожностью без усилий с вашей стороны. Медикаменты призваны облегчить ваше состояние и сделать возможной ту внутреннюю работу над собой, которую вам предстоит произвести, если вы серьезно настроены что-то изменить в себе в долгосрочной перспективе.

Второй путь – это немедикаментозная психокоррекция. Если вы не любите или не хотите принимать препараты, можете обратиться за помощью к психологу или психотерапевту, который работает немедикаментозными методами. Скорее всего, вам также будут назначены регулярные встречи, в ходе которых вы сможете осознать причины возникновения ваших симптомов и научитесь их контролировать. Длительность такого курса психокоррекции зависит от глубины проблемы и может составлять от нескольких недель до нескольких месяцев регулярной работы. Эффективность такого подхода очень связана со степенью доверия, которое возникнет между вами и вашим консультантом, поэтому внимательно отнеситесь к выбору специалиста. Найдите кого-нибудь, кому вы сможете доверять. Для этого поинтересуйтесь, какой опыт имеет данный специалист в решении проблем, подобных вашей, и поспрашивайте его бывших клиентов.

И третий путь, который у вас всегда есть, – самопомощь. В конечном итоге вы сами загнали себя в то состояние, в котором находитесь, посредством последовательности ваших выборов, и кому, как не вам самим, теперь предстоит выпутывать себя оттуда. В данной книге вы найдете исчерпывающую информацию о том, как сделать это самостоятельно, без помощи врачей и психологов.

Моя книга не призвана склонить вас к какому-либо из трех путей. Пусть это будет ваш собственный выбор. Оцените свои силы и ресурсы и примите взвешенное решение.

И помните, даже если вы вознамерились двигаться по определенному пути, у вас всегда есть право передумать. Если не получаете желаемого результата, работая со специалистом, вы можете открыто обсудить с ним, что вы хотите попробовать методы самопомощи. Или наоборот, если вы выбрали путь самопомощи, но в какой-то момент почувствовали, что зашли в тупик и не справляетесь самостоятельно, не стесняйтесь обратиться к врачу. Открыто расскажите специалисту, о том, как вы действовали, какими пользовались техниками и каких добились результатов. В моей практике сочетание методов самопомощи и редких (по необходимости) консультаций грамотного специалиста часто оказывалось наиболее эффективным способом решения проблем.

1.2. Три фактора успешной самопомощи

Первый фактор успеха – это упорство.

Если вы просто листаете данную книгу с целью лишь ознакомиться с методами – вы сможете это сделать. Но если вы серьезно заинтересованы в достижении успеха, вам сразу нужно настроить себя на упорную работу. Результаты не проявляются сразу. Имейте терпение продолжать работу, несмотря на отсутствие видимых изменений какое-то время – и тогда вы непременно добьетесь успеха.

Второй фактор – регулярность занятий.

Вам предстоит уделять этой работе от 20 минут до одного часа ежедневно, желательно в одно и то же время. Если вам кажется, что у вас слишком много других дел, чтобы заниматься собой, – помните, это вопрос не времени, это вопрос приоритета. Если вам действительно важно изменить свое внутреннее состояние – сделайте данную работу приоритетом номер один на пару месяцев.

И третий фактор – это поддержка вашего окружения.

Иногда в своей работе вы можете столкнуться с некоторыми трудностями, с разочарованиями и даже с временным ухудшением состояния. Очень важно, чтобы в такие моменты вас мог кто-нибудь поддержать. Расскажите своим близким, людям, которым вы доверяете, о том, какую работу над собой вы проводите. Попросите их о поддержке. Это будет замечательно, если вы найдете кого-то, с кем могли бы регулярно делиться своими успехами и разочарованиями, которые переживаете в процессе работы. Кого-то, кто мог бы вас просто выслушать с интересом, поддержать в минуту упадка духа и успокоить, когда вы печальны и растеряны.

1.3. Проявления страха – норма или патология?

Я помню свой первый день в школе. Первого сентября, как и во всех других школах тогдашней страны, первым уроком, сразу после торжественной линейки, был урок мира. Учительница нам рассказывала о подвиге Юрия Гагарина – первого человека на Земле, который осмелился отправиться в неизвестный и пугающий космос. «Дети, как вы думаете, было ли Юрию Гагарину страшно лететь в космос?» – спросила нас учительница. Мы хором закричали: «Нет!» Гагарин для нас был символом бесстрашия и мужества, мы не могли допустить и мысли о том, что такой человек мог испытывать страх. «Нет, дети, ему было страшно, – осадила нас учительница и затем, многозначительно помолчав, продолжила серьезным тоном, – тот, кто не боится совсем, тот дурак. Смелый человек – это тот, кто боится, но, несмотря на свой страх, делает то, что должен». Это был один из лучших уроков мужества в моей жизни. Я понял, что чувство страха знакомо каждому человеку.

Страх помогает нам выжить. Он не позволяет стоять близко к обрыву или перебегать дорогу наперерез несущимся автомобилям. Но иногда страх выходит из-под нашего контроля и превращается в настоящую проблему.

Такой патологический страх может принимать много разных форм, они будут рассмотрены в дальнейшем. А пока я хочу поговорить, о том, как возникает этот страх. Я приведу вам несколько примеров из своей практики.

1.3.1. Страх как последствие психологической травмы

Иногда причина возникновения страха бывает совершенно очевидна. Например, если человек пережил сильное эмоциональное потрясение или, другими словами, получил психологическую травму.

Михаил в 35 лет чудом остался жив после произошедшего с ним серьезного ДТП. Со встречной полосы на него на полной скорости вылетел грузовик. Машину Михаила развернуло и выкинуло в кювет. В больницу он был доставлен в бессознательном состоянии, но к удивлению докторов выяснилось, что у него почти не было никаких серьезных повреждений. Оправившись от шока, уже на второй день Михаил был выписан домой. Но последствия ДТП не прошли бесследно. Почти каждую ночь Михаил просыпался от кошмара, его мучил один и тот же сон – мчащийся на него грузовик. Через месяц у него начались трудности с засыпанием, голову не покидали беспокойные мысли. В течение дня Михаил испытывал трудности с концентрацией внимания, стал рассеянным и забывчивым, мог подолгу искать ключи, которые лежали у него прямо под носом. Но самым неприятным в его состоянии был еще один момент: он и подумать не мог о том, чтобы снова сесть за руль. Более того, даже на пассажирском сиденье в машине он испытывал симптомы паники – учащенное сердцебиение, нехватку воздуха, головокружение и тошноту. Такое состояние, как у Михаила, принято называть посттравматическим стрессовым расстройством, или сокращенно ПТСР.

Другой пример: Ульяна, девушка 26 лет, подверглась нападению грабителей, один из которых держал нож у ее горла, угрожая убить, если она будет оказывать сопротивление. Забрав ценные вещи, грабители отпустили Ульяну, но после этого события в ее жизни произошли серьезные изменения. Она стала бояться выходить из дома одна в темное время суток. Помимо этого девушка стала очень ранимой и чувствительной. Новости о чрезвычайных происшествиях вызывали у нее необъяснимую печаль и тревогу, и она могла расплакаться, увидев в фильме сентиментальную сцену. При общении со старыми подругами Ульяна чувствовала отчужденность и внутреннюю пустоту, которой раньше не было. Ей казалось, будто после того, что с ней произошло, она уже никогда не будет прежней и не сможет общаться с подругами как раньше.

В обоих этих случаях страх и тревожное состояние возникли в результате инцидентов, несущих прямую угрозу жизни человека. Но иногда бывает и по-другому.

Дмитрий не попадал в ситуации, когда его жизни угрожала бы опасность. Он был веселым и жизнерадостным человеком, но в определенный период жизни ему пришлось работать медбратом в травматологическом отделении одной крупной больницы. Дмитрий ежедневно наблюдал страдания людей, он видел физические увечья, ему неоднократно приходилось присутствовать на операциях по ампутации конечностей. Через пару лет работы в таком месте характер Дмитрия изменился, он стал циничным, угрюмым и пессимистично настроенным человеком. Он принял решение сменить род деятельности и пошел работать строителем. Прошло около 10 лет, Дмитрий редко вспоминал свой опыт работы в больнице, пока однажды на стройке не произошел один неприятный инцидент. Бетонная балка сорвалась с места крепления и серьезно повредила руку одному из строителей. Дмитрий был свидетелем этой сцены. В ту же ночь он начал чувствовать необъяснимое беспокойство, в голову постоянно лезли неприятные мысли о том, какие несчастья могут произойти с ним или его близкими. На стройке Дмитрия стали преследовать головокружение и хроническая усталость, ему приходилось прикладывать неимоверные усилия, чтобы заставлять себя приходить на работу. Со временем его симптомы ухудшились – к ним добавились учащенное сердцебиение и ощущение нехватки воздуха. Интересно, что сознательно Дмитрий не связывал свою тревогу с тем негативным опытом, который он получил, работая в больнице. Он считал свои симптомы необъяснимыми, а тревогу – возникающей непонятно откуда. Этот пример хорошо иллюстрирует то, что человек не всегда четко осознает причины возникновения своего страха и тревоги и часто не видит связи между симптомами и определенными событиями в своей жизни.

Далее в книге даны исчерпывающие инструкции о том, как преодолеть негативные последствия психологической травмы и справиться с посттравматическим стрессом.

1.3.2. Психологическая травма, растянутая во времени

Ко мне на прием пришла женщина 32 лет, ее звали Анна. Она была застенчива и жаловалась на трудности в общении. Помимо этого она постоянно испытывала легкую тревогу, которая многократно усиливалась каждый раз, когда в ее жизни появлялся мужчина. С одной стороны, она боялась остаться одна, потому что чувство одиночества было для нее мучительным. А с другой – в каждых отношениях ее преследовали сомнения: «А вдруг это не тот мужчина, который мне нужен? А вдруг он меня бросит или причинит боль? А вдруг он окажется неверным?». Все эти мысли создавали в ней такое колоссальное напряжение, что рано или поздно она срывалась, устраивала истерики, чем отталкивала от себя мужчину и прекращала отношения. После разрыва она испытывала временное облегчение, но уже через некоторое время ее вновь начинала преследовать тревога – «А вдруг я никогда не выйду замуж? А вдруг я останусь одна, и некому будет обо мне позаботиться?», и так далее.

В разговоре выяснилось, что Анна никогда не испытывала острых эмоциональных потрясений, неприятные события в ее жизни носили скорее хронический характер. Анна росла в несчастливой семье. Ее отец был алкоголиком и дебоширом, а мама – глубоко несчастной женщиной, которая была не в состоянии защитить себя и свою дочь от отцовского гнева. С детства Анна чувствовала себя беззащитной. Каждый вечер она с тревогой ожидала возвращения отца, чтобы узнать, придет он сегодня пьяным или трезвым. Во время семейных скандалов, которые часто заканчивались побоями матери, Анна испытывала страх и чувство вины из-за того, что не может повлиять на ситуацию и защитить маму. К отцу она испытывала двойственные чувства: с одной стороны, боялась его, а с другой – ей было его жалко. Временами ей казалось, что она плохая дочь и отчасти сама виновата в том, как отец с ней обращается.

Неудивительно, что во взрослой жизни Анна испытывала столько тревоги и страха. Заученные с детства ощущения беззащитности и беспомощности не прошли бесследно. Эти состояния, помимо ее воли, автоматически активировались, когда рядом появлялся мужчина, которого она одновременно и любила, и боялась.

Хроническая травма, как правило, требует более продолжительной и углубленной работы, но и в этом случае техники, которые описаны в данной книге, могут принести значительное улучшение состояния.

На первом же нашем занятии я научил Анну пользоваться техникой эмоциональной свободы (см. главу 2), чтобы она могла самостоятельно регулировать свое состояние в перерывах между нашими встречами. Уже через неделю, используя одну только эту технику, Анна сообщила, что чувствует себя гораздо лучше, ее тревога сильно уменьшилась, а в мыслях появился некоторый «просвет».

1.3.3. Тревога по наследству. Роль эмпатии в возникновении тревоги

Эмпатия – это наша способность чувствовать эмоциональное состояние другого человека. Она развивается раньше, чем умение говорить и понимать устную речь. Дети рождаются на свет с уже довольно развитой способностью чувствовать эмоции, не только свои, но и эмоции других людей – мамы и папы. И довольно продолжительное время, пока ребенок не начнет понимать устную речь, все общение между ним и взрослыми построено исключительно на обмене эмоциями.

Когда ребенка что-то беспокоит, например, физический дискомфорт, он подает об этом сигнал в виде плача, для того чтобы взрослые могли обратить внимание на его состояние. Ребенок не знает, является ли его состояние дискомфорта безопасным или это что-то, о чем стоит переживать. Роль взрослых заключается в том, чтобы подойти и адекватно отреагировать на сигнал – исправить ситуацию, если она того требует, и просто успокоить ребенка, показывая ему тем самым, что все в порядке и на самом деле ему ничто не угрожает.

Ключевым здесь является то, в каком состоянии находятся в этот момент сами взрослые. Ребенок судит о себе и своей безопасности по их реакциям. Если они излучают спокойствие – ребенок понимает, что ему ничего не угрожает и беспокоиться не о чем. Если же взрослые встревожены его состоянием – значит с ним что-то не так, и он сам начинает беспокоиться. Если мама постоянно испытывает тревогу за ребенка, он растет и развивается с ощущением, что ему все время что-то угрожает или что-то плохое может произойти в любой момент. Такие люди вырастают с базовым чувством тревоги. Во взрослом состоянии они воспринимают мир, как небезопасное место, таящее в себе множество угроз. Как правило, они очень мнительны, им все время кажется, что с ними может случиться что-то плохое. Они более впечатлительны и восприимчивы к стрессу.

Владимир был таким человеком. Его мама испытывала много тревоги во время беременности и в первые месяцы после его рождения. У нее были веские причины. Ее муж, отец Владимира, находился в это время в Афганистане, где участвовал в боевых действиях. Когда Владимиру было всего четыре недели, его мама получила извещение о гибели мужа. Позже выяснилось, что это было неправдой, и к счастью, через несколько месяцев отец Владимира вернулся домой целый и невредимый. Но тот ужас и беспокойство, которые ребенок и его мама испытали за это время, сильно сказались на будущем характере Владимира. Еще в детстве он был очень мнительным, пугливым и беспокойным. Когда Владимиру было 13 лет, он стал свидетелем того, как его дед внезапно скончался от сердечного приступа. После этого инцидента в голове Владимира крепко засела мысль о том, что со всяким взрослым человеком в любой момент может произойти сердечный приступ. Он стал сильно переживать за своих близких и начал бояться, что мама или папа могут внезапно умереть. Когда Владимиру исполнилось 35 лет, он начал беспокоиться, что сердечный приступ может произойти и с ним. Он стал прислушиваться к своему сердцу, обращая внимание на малейшие изменения ритма или покалывания. Неудивительно, что любое, даже самое незначительное, ощущение дискомфорта вызывало у Владимира беспокойство, которое в свою очередь заставляло его сердце биться быстрее, от чего он начинал волноваться еще больше. Таким образом, пугая самого себя, Владимир мог раскрутить маховик тревоги до такой степени, что с ним случалась настоящая паническая атака. У него поднималось давление, темнело в глазах, он начинал испытывать трудности с дыханием, сердце в груди бешено колотилось, ему казалось, что он вот-вот умрет. Многочисленные обследования не выявили никакой патологии, сердце было совершенно здоровым. Единственной проблемой Владимира было его глубокое фундаментальное ощущение тревоги и постоянно грозящей опасности, которые он буквально впитал «с молоком матери». Эти чувства были основой его характера и фундаментом его представлений о жизни. Основная работа с Владимиром, была направлена именно на изменение его глубинных установок по поводу безопасности мира и работу с базовым чувством грозящей опасности. После этого его страхи умереть от сердечного приступа рассеялись сами собой.

Случай Владимира хорошо иллюстрирует довольно распространенную ситуацию, когда на развитие проблемы повлияло сразу несколько факторов. Первый фактор – тревога, перенятая от мамы в самые первые моменты жизни, сделала Владимира чувствительным и восприимчивым к стрессу. А последующие эмоциональные потрясения без труда травмировали его и наложили серьезный отпечаток на ход мыслей.

Какой бы глубокой не являлась проблема – рано или поздно она решается. Важно только этого захотеть и правильно приложить усилия.

iknigi.net

Читать онлайн "Тревога, страх и панические атаки [Книга самопомощи]" автора Голощапов Андрей - RuLit

Андрей Голощапов

Тревога, страх и панические атаки. Книга самопомощи

Все права защищены. Никакая часть данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме без письменного разрешения владельцев авторских прав.

Ни автор, ни правообладатели, ни распространители данной книги не несут абсолютно никакой ответственности за какие бы то ни было последствия, которые могут возникнуть при использовании любых описанных техник. Запрещено использование описанных в книге техник лицами, не достигшими 18-летнего возраста, лицами, страдающими опухолью мозга, эпилепсией, повышенным артериальным давлением (свыше 180–100 мм рт. ст.), а также лицами, имеющими психические заболевания и/или находящимися на лечении с использованием психотропных средств и транквилизаторов.

Категорически не рекомендуется использование данных техник женщинам в период беременности.

Продолжая читать данную книгу, вы автоматически полностью принимаете эти условия, а также полностью отказываетесь от любых претензий к автору, правообладателям и распространителям данной книги в связи с любыми результатами использования данной книги или отсутствия таковых результатов. В случае любого несогласия с вышеизложенным прекращайте чтение.

Предисловие автора

Эта книга подходит не всем. Если вы думаете, что существует какое-то простое средство, добрый доктор или одна таблетка, которые могут в одночасье избавить вас от тревоги и страха, – я вынужден вас разочаровать, ничего такого нет. Чтобы изменить свое состояние, придется поработать над собой, это потребует вашего активного участия и упорства. Но все усилия будут вознаграждены сторицей, когда вы, наконец, преодолев собственное сопротивление, восторжествуете над проблемой – будь то страх, тревога или панические атаки. Это путешествие, в конце которого вас ждет награда, стоящая каждого шага, сделанного на пути к ней: большая осознанность, самообладание, внутренний покой и уверенность в себе.

Если вы готовы активно действовать, прикладывать усилия, осознанно работать над изменением своего состояния – нас ждет увлекательное путешествие, в результате которого вы вернете себе хорошее самочувствие, положительный настрой и бодрость духа.

Если же вы предпочитаете сохранять пассивность – прибывать в отчаянии и уповать на то, что кто-то или что-то вам поможет без усилий с вашей стороны – не стоит читать эту книгу, она вам не поможет.

В моей книге описаны техники работы со своим внутренним состоянием. Выберите ту, которая подходит вам в текущих обстоятельствах, и используйте ее, пока не добьетесь ощутимого результата. Все описанные здесь методы хорошо сочетаются между собой, их можно практиковать поочередно или параллельно. Не так важно, какую именно технику вы выберете, главное, чтобы вы ею действительно пользовались. Эта книга – сундучок с инструментами. Инструменты не делают ничего сами по себе. Они ждут, когда человек возьмет их в руки и начнет с их помощью создавать те изменения в своей жизни, которые ему хочется. Я предлагаю вам освоить эти инструменты, а все дальнейшее зависит от вас самих.

Меня иногда спрашивают: «А насколько эффективны данные техники, как быстро они дадут результат?» На это я отвечаю: «А насколько эффективны рубанок или пила?» Пила пилит настолько быстро, насколько быстро ее направляет рука человека. Рубанок тем эффективнее, чем лучше им владеет человек.

«Ну а как же нам овладеть этими техниками так, чтобы они начали работать быстро и эффективно?» – спрашивают меня люди. Очень легко – просто начните ими пользоваться и делайте это регулярно. Раз от раза у вас будет получаться лучше и лучше. Применяйте их неделю, и вы станете мастером, а еще через неделю – экспертом в том, как выполняется та или иная техника для достижения максимального результата.

Часть 1. Методы

Глава 1. Введение

1.1. Когда нужно обращаться за профессиональной помощью?

Некоторые из проявлений тревоги – такие как сильное сердцебиение, обильное потоотделение, хроническая усталость – могут являться симптомами физических заболеваний. Поэтому для начала стоит обратиться к врачу, чтобы исключить эту возможность. В таких случаях вам, скорее всего, назначат обследование работы сердца и щитовидной железы, также, возможно, доктор отправит вас на проверку состояния сосудов головного мозга.

Если в ходе обследования выяснится, что причиной вашей тревоги является какое-то заболевание – важно, не откладывая, пройти адекватный курс лечения, назначенный врачом. Прежде всего, необходимо вернуть себе физическое здоровье. Однако в процессе выздоровления вы можете пользоваться многими техниками, описанными в этой книге, для того чтобы улучшить свое эмоциональное состояние, облегчить проявления тревоги и создать правильный психологический настрой на выздоровление.

www.rulit.me

Читать онлайн «4 страшных тайны. Паническая атака и невроз сердца»

Когда издательство решило выпустить мои книги, дав им новые – «понятные» – названия, мне задали замечательный в своем роде вопрос: «А как это по-человечески называется – вегето…» – и дальше замялись, припоминая сложносочиненное название книги «Средство от вегетососудистой дистонии».

Действительно, если человеку врачи такой диагноз не ставили, ему трудно понять, что это за зверь такой – дистония, да еще и вегетососудистая. Кроме того, в последнее время врачи еще стали умными и, глядя на одни и те же симптомы, ставят разные диагнозы – «панические атаки», «вегетативный синдром», «невроз сердца», «ангионевроз», «респираторный невроз» и так далее.

На самом деле речь во всех этих случаях идет о «соматоформном расстройстве». Но этот международный термин, обозначающий «вегетососудистую дистонию» (и прочие перечисленные диагнозы), пока в России не прижился и вряд ли скоро приживется – больно заковыристый. Даже несмотря на то, что этот диагноз является «основным заболеванием» каждого пятого человека, обращающегося за медицинской помощью! Представьте только – каждого пятого!

В общем, вы держите в руках книгу, бывшую когда-то «Средством от вегетососудистой дистонии», а теперь ставшую «4 страшными тайнами панической атаки и невроза сердца». Надеюсь, это название действительно более понятное, и многие, кому такое пособие жизненно необходимо, найдут его на книжных развалах и смогут получить информацию о том, что с ними происходит, а главное – поймут, что с этим делать.

Наверное, самый частый вопрос, который мне задают, это: «А излечима ли вегетососудистая дистония (панические атаки, невроз сердца)?» И я не устаю отвечать – на 100%! И сейчас вы сможете в этом убедиться!

Искренне Ваш,

Андрей Курпатов

Всех людей можно разделить на две группы – одни (это счастливчики) даже не догадываются о существовании вегетососудистой дистонии[1], другие, напротив, знают о ней по собственному опыту, и счастья тут днем с огнем не сыщешь. Опыт человека, страдающего вегетососудистой дистонией, надо признать, драматический, и даже врагу его не пожелаешь. Складывается он из нескольких компонентов, где один другого краше!

С одной стороны, каждый обладатель диагноза вегетососудистой дистонии – человек, мучающийся от целого набора самых разнообразных симптомов. Чем же проявляется эта ужасная «зараза»? Все очень просто: колебания артериального давления, сердцебиения, боли в области сердца (и колющие, и ноющие, и бог еще знает какие), перебои в его работе, затрудненное дыхание, головокружения, слабость, потливость, нарушения сна, все вместе и по отдельности. Разумеется, ничего приятного.

С другой стороны, наша многострадальная медицина. Хотя диагноз вегетососудистой дистонии выставляется каждому пятому посетителю районной поликлиники, о природе этого заболевания, кажется, ничего не известно. По крайней мере, врачи ничего определенного нам не говорят. В какой-то момент вообще складывается впечатление, что ты стал жертвой какого-то чудовищного заговора! Впору заводить «дело врачей»… Врачи сообщают нам о результатах своего «диагностического поиска» с какой-то чудовищной неопределенностью. Но что с ними делать – с этими результатами? О чем говорят обнаруженные «отклонения»? Что они вообще значат?! Все, уже умирать?.. Или еще подождать?..

Особенностью вегетососудистой дистонии считается промеж врачей одно весьма примечательное обстоятельство: человек, страдающий ВСД, страдает по-настоящему, ему действительно плохо, приступы могут быть мучительными, симптомы самыми разнообразными, однако при всем желании доктора хорошие «ничего не находят»! «Нет органической природы, – говорят. – Все органы в норме». Может быть, правда, и найдут что-нибудь «малосущественное», плечами пожмут: «Вегетососудистая дистония у вас, не беспокойтесь, идите с богом». Хорошенькое дело, «не беспокойтесь»! Сердце из груди выпрыгивает, давление скачет, ни вдохнуть, ни выдохнуть, ноги не слушаются, в тело словно бы свинец залили, места себе не найти, а они говорят: «Не беспокойтесь»!

Вот, собственно, и третий компонент личного опыта «ВСД-шника» – наше душевное состояние. У страдающего вегетососудистой дистонией оно хуже худшего. Он постоянно испытывает внутреннее напряжение, обеспокоенный своим здоровьем, всеми перечисленными симптомами, всей этой неопределенностью – размытостью врачебных формулировок, отсутствием эффекта от проводимого лечения и, наконец, самим диагнозом – «вегетососудистая дистония», который звучит поистине угрожающе. Ожидать беспрестанно какой-нибудь катастрофы – инфаркта или инсульта или же просто без конца мучиться десятком-другим симптомов – вещь, мягко говоря, неприятная. Так и с ума сойти можно!

Вот такой «личный опыт», просто мука какая-то! Вообще говоря, получается дурацкая картина. Сам человек мучается от огромного количества самых разнообразных симптомов, неприятных ощущений, эпизодами ему может казаться, что он и вовсе находится где-то на границе между жизнью и смертью. Но при всем при этом врачи, которые консультируют и лечат человека с вегетососудистой дистонией, не выказывают никакого серьезного беспокойства. Более того, они постоянно успокаивают его, предлагают какие-то терапевтические средства, от которых нет никакого эффекта (или почти нет, или если и есть, то ненадолго).

Получается замкнутый круг: мне плохо – я обращаюсь за помощью, выказываю свою озабоченность – меня слушают, кивают, произносят загадочные слова (непереводимый медицинский фольклор), назначают некое лечение – я принимаю прописанные мне таблетки и процедуры – мне не становится лучше, а то и вовсе в результате этого лечения чувствую себя откровенно плохо – я снова обращаюсь за помощью, высказываю свою озабоченность – меня снова слушают, снова кивают, после чего сообщают, что, мол, «все нормально», «так и должно быть», «беспокоиться не о чем», «нужно перестать тревожиться и свыкнуться»!

От всего этого мне становится еще тревожнее, еще хуже! Ну ведь понятно же, что симптомы никуда не пропадают, следовательно, лечение не помогает, вероятно, мне и вовсе выставили неправильный диагноз или что-то пропустили, не нашли, не заметили… А если это серьезно?! Если, натурально, у меня какая-то страшная болезнь, которую врачи обычно пропускают! Ведь столько было случаев, когда врачи не заметили серьезного недуга у молодого человека, полагаясь на его молодость, а он – на тебе, умер в самом расцвете сил! И ведь ему постоянно говорили, что он «все это себе придумал», что здоровье у него, «как у космонавта»! Иными словами, есть новость – наш симулянт сегодня умер. Так, может быть, и со мной то же самое, может быть, и я сейчас – того…

Да, жизнь человека, страдающего вегетососудистой дистонией, – это просто катастрофа: тяжела, мучительна, постоянно под страхом и в неизвестности, а главное – выхода никакого нет! Появившиеся когда-то симптомы постоянно видоизменяются, какие-то добавляются, какие-то, наоборот, проходят, становится то лучше, то хуже, а почему и отчего, непонятно. Примыкают дополнительные заболевания – остеохондроз, артриты, головные боли, расстройства желудочно-кишечного тракта, аллергические риниты, хронические тонзиллиты, женские болезни и мужская половая слабость.

Врачи залихватски берутся за дело и при этом ничего не доводят до конца. Родственники сначала выказывают беспокойство, но потом машут на тебя рукой, а то и вовсе пускаются в обвинения: «Ты все себе придумываешь! Ничего у тебя нет!» Дела не клеятся, поскольку здоровье не позволяет, во многом приходится себя ограничивать, а положиться не на кого. Короче говоря, постепенно возникает ощущение какого-то отчуждения, начинает казаться, что ты один на один со своей болезнью, и никто-никто во всем мире не хочет тебя ни понять, ни поддержать.

И твоим бедам нет ни конца ни края, болезнь не излечивается, симптомы не проходят, а душевное состояние разлаживается окончательно и, кажется, что уже бесповоротно. Единственные твои друзья – это успокаивающие микстуры, корвалол с валокардином, валидол, который постоянно под рукой, или феназепам, который всегда в кармане. Иногда алкоголь помогает, а иногда именно от алкоголя все и усиливается. Бывает, впрочем, что и вовсе ничто не помогает – живи как знаешь, больших тебе успехов!

Такова печальная картина, которая предстает нашему взору, когда мы смотрим на себя и на соответствующую запись в своей медицинской карте: «DS.: вегетососудистая дистония». И вдруг какой-то добрый доктор говорит: «А не сходить ли вам к психиатру?» От неожиданности больное сердце замирает и ты думаешь: «Вот только психиатра мне и не хватало! Не знаете, как от меня избавиться?! Ничего не понимаете, а мне – к психиатру?! А сами не прошвырнетесь?!» Резонно… но неправильно. И то, что послали к психиатру, – неправильно, и подобная реакция также неверна.

В действительности, вегетососудистую дистонию лечат и не терапевты, на которых обычно уповают пациенты с этим недугом, и не психиатры, которые занимаются делами посложнее и потяжелее, а психотерапевты, да – врачи-психотерапевты. Почему? Вот, собственно, на этот вопрос мы и должны сейчас ответить. А еще, поскольку с психотерапевтами в России дефицит, было бы недурно узнать, в чем состоит это лечение у врача-психотерапевта, возможно ли провести его самостоятельно, и если да, то как.

Забегая вперед скажу, что – «да, возможно», а «как» – мы подробно обсудим. Главное – не теряйте терпения, попытайтесь во всем, о чем мы будем говорить, разобраться, и победа будет за нами. В конце концов, наше дело правое, ведь жить нужно, а с ВСД – не жизнь, так что мы победим. Заявляю это официально…

knigogid.ru