Онлайн чтение книги Золотой пергамент Глава первая. Хранитель ключа. Книга пергамент


Особенности производства книги в средневековой Европе. Пергамент. Бумага

Монах-переписчик за работой. Блейд, Уильям: Пятикнижие печати с главой о судьях (1891) Источник: wikimedia.org 

В наследство от эпохи Средневековья нам досталось огромное количество предметов искусства, в т.ч. и рукописей, зачастую совершенно не похожих друг на друга. Но не нужно забывать, что их финальная красота — это в первую очередь результат мастерства тех, кто над ними работал. В контексте цикла статей, посвященных производству книги в Средние века, коснемся его первой стадии — изготовления пергамента и бумаги.

 

До XIII в. изготовлением книг занимались исключительно монахи: они взяли на себя весь процесс, начиная от выделки кожи и заканчивая украшением страниц. Но с появлением университетов в Европе возникла большая потребность в новых книгах, а значит, и в ценном и прочном пергаменте. Тут-то и подключились горожане-ремесленники — очень быстро они начали объединяться в цеха и открывать новые мастерские. Светские ремесленные мастерские не стали заменой монастырским — оба типа ателье сосуществовали на протяжении долгого времени.

Чтобы не создавать друг другу ненужной конкуренции, было выработано правило: «светские писцы могли переписывать книги только на национальном языке, а латинские кодексы остались специальностью духовенства». И это достаточно логично: поскольку на национальных языках писалась в основном литература светского содержания, такие книги производили светские ремесленники. А вот на латинском языке писали, как правило, книги религиозные, требующие особенно вдумчивого подхода и контроля качества работы, которым могли похвастаться монастырские мастерские.

Тогда была придумана хитрость, убыстряющая процесс изготовления рукописи, — палимпсесты.

Не секрет, что главный материал, из которого изготавливали страницы средневековых рукописей, это пергамент. Вплоть до XII в. книги вообще писали исключительно на пергаменте, а когда в XIII в. появилась бумага, он совершенно не потерял своей значимости. Пергамент и бумага быстро поделили сферы применения и четыреста лет существовали параллельно, можно сказать, в мире и согласии.

Пергамент был дорогим добротным материалом и использовался для создания богослужебных книг и роскошных рукописей. Бумага была менее прочной, но значительно более дешевой, поэтому рукописи, написанные на бумаге, имели большой спрос среди населения со скромным достатком или среди студентов. На бумаге писали и все остальные книги, которые пользовались широким спросом и не нуждались в длительной сохранности.

Изготовление пергамента, основного материала для книги, было весьма трудоемким делом. Как же всё происходило? Сначала нужно было заняться выделкой. Для этой цели использовались шкуры баранов, телят, кроликов, белок.

Помимо исследователей мало кто знает, что самый дорогой и нежный пергамент, «девичья кожа», производился из шкурок еще не родившихся ягнят.

Полученную шкуру следовало несколько дней отмачивать в бочке с известкой, далее очистить от волосков, снова отмочить в извести. После этого можно было натянуть шкуру на раму и произвести вторичную окончательную очистку с помощью специального скребка. Будущий пергамент отбеливали и обезжиривали свинцовыми белилами, выглаживали пемзой. После всех этих манипуляций получался ровный белый лист, на котором могли писать с одной либо с двух сторон.

luisclx / pixabay.com (CC0 1.0)

Долгий процесс, не правда ли? А новые книги нужны были постоянно (за всю историю Средневековья спрос на них только увеличивался). Тогда была придумана хитрость, убыстряющая процесс изготовления рукописи, — палимпсесты. В рукописях-палимпсестах старый текст соскабливали с пергаментных страниц и заменяли новым. Стоит ли говорить, что из-за этого метода были уничтожены многие древние рукописи? Труды античных философов и историков усердно заменяли сочинениями отцов церкви, что было особенно распространено в монастырских мастерских. На наше счастье, сегодня ученые могут прочитать некоторые из первоначальных текстов, используя чувствительную фотопленку и химический анализ чернил.

Процесс производства бумаги также был трудоемким, требовал большого количества сырья и воды, хоть и был дешевле, чем процесс производства пергамента. Так называемые бумажные мельницы — мануфактуры, производящие бумагу, получали ее из хлопковых очесок и деревянных опилок. Сначала сырье нужно было очистить от грязи, затем раздробить в жерновах до однородной кашицы, отбелить. Заключительные этапы — формование в специальных рамках, а затем проглаживание и сушка получившихся листов бумаги.

Итак, изготовление материала для страниц средневековых рукописей оказалось делом непростым, но очень интересным. Что же было потом? Как в конце концов получалась законченная рукопись, украшенная прекрасным каллиграфическим письмом и сотнями разноцветных миниатюр? Дальнейшие этапы работы над книгой стоят отдельного разговора, и я обязательно расскажу вам о них в следующих статьях.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

sciencepop.ru

Планета е-книг » пергамент

Опубликовано 11 июля 2014

Есть такой (Еврейский музей в Берлине). На его сайте приведено описание экспоната, который вызывает множество терминологических вопросов.

Технически – это промышленный робот, манипулятор которого снабжён пишущим устройством (нечто вроде перьевой ручки и флакона с чернилами). Робот обучен писать текст. В одном из вариантов ПО он пишет текст торы на бумажном свитке.

Про этого робота есть статья в немецкой газете и её пересказ в Lenta.ru, в котором сказано (выборочное цитирование):

В Германии творческое объединение художников Robotlab представила робота, который может написать Тору целиком. В четверг он был показан публике в Еврейском музее в Берлине, сообщает Berliner Zeitung.

Маттиас Гоммель из группы Robotlab отмечает, что первоначально они разработали робота, чтобы писать Библию на немецком, испанском и португальском. Затем они с помощь израильского разработчика перепрограммировали свою машину на запись Торы.

Если учесть, что текст библии пишется на листовой бумаге, а текст торы пишется на рулоне, то вариант с рулоном (хотя и предполагается другое направление печати) должен быть даже проще. Важный вопрос о святости полученного текста. На сайте музея её наличие отрицают открыто (цитирую выборочно):

The Torah written by the industrial robot is not kosher – its origins fulfill neither the material nor the immaterial requirements of Jewish religious law. The robot does not distinguish between parchment and paper. It also has no blessings. It writes what and how it is programmed to do.

Более красивый вариант есть в пересказе (цитирую выборочно)

«Чтобы Тора была священна, она должна быть написана гусиным пером на пергаменте. Процесс этот должен был быть преисполнен смысла. Я говорю молитвы, когда переписываю ее», — рассказывает раввин Рувен Яакобов, родившийся в Узбекистане руководитель ортодоксально-сефардской синагоги на Пассауэрштрассе в Берлине.

Терминологически  не вполне ясно является ли текст созданный устройством РУКОПИСЬЮ. Скорее, мы имеем дело со специфическим видом Print-on-Demand (печать по требованию), когда управляемое компьютером оборудование по заказу печатает некий текст из набора имеющихся в базе системы

Теги: Print on demand, библия, бумага, вволюмен (свиток с текстом), Выставка, пергамент, Переписать on demand, перо, робот, рукописный текст, тора, чернилаРубрика: Print on demand, История, Музей, Новости, Цифровой контент, Цифровой контент. е-книги

Комментариев нет

Опубликовано 1 июля 2014

Казалось бы, сколько раз можно обсуждать одну и ту же тему…

Понятно, что рукописная книга на пергаменте – лучшее, что можно придумать. Сохранность максимальная, красота неописуемая (одни буквицы чего стоят), запах восхитительный, а уж насколько высок статус владельца и говорить не приходится…

Наивные люди придумали книги на бумаге, да ещё и типографские,  делать… Вначале хоть дизайн копировали, а нынче где-ты буквицы в печатной книге найдёшь?…

И, когда начали е-книги издавать, сначала пытались дизайн печатных книг копировать, а теперь (вот нахалы) начинают осмысливать некие новые принципы книжного дизайна, применительно к е-книгам…

Вот об этом-то (не хочу цифровую, хочу бумажную) повествует материал (Не всем книгам идёт электронный формат).

Возражений не так много:

Сейчас технология электронных книг «до звона» отработана именно под чтение чисто текстовой художественной литературы. Да, в этом смысле там все очень удобно. Можно изменять размер текста, шрифта, расположение на странице. Можно устроить поиск по тексту и даже запустить автоматический перевод на другой язык. Произведение занимает небольшой объем, особенно в архиве, но если места на карте памяти даже в этом случае не хватает — можно легко удалить прочитанные или не понравившиеся книги. Очень удобно.

Вот только для книг с богатой версткой все заметно изменяется. Для примера крайних случаев представьте хорошо оформленную детскую книжку или альбом с фотографиями. Просто разрешение иллюстраций на бумажной странице пока выше, чем в электронной книге или на экране монитора. Я это понял моментально, взяв «читалку» и загрузив на нее pdf технического отчета НАСА. Текст оказался настолько мелкий, что его невозможно было читать. При этом, обработка изменения масштаба страницы занимала столько времени, что для того, чтобы убить время, я начал параллельно читать обычную книгу. На мой взгляд, вообще нужно создавать отдельную верстку текста для электронной книги с электронными чернилами. Возможность чтения ими pdf-файлов — в большинстве случаев, обычный маркетинговый ход.

Известно, что макет рукописной и печатной копии РАЗНЫЙ. Совершенно непонятно почему макеты печатной и электронной книги должны быть одними. Более того у электронной книги должны быть ДРУГИЕ принципы макетирования.

Проблемы часто возникают также и тогда, когда информация в книге расположена нелинейно. Например, в конце текста даны справочные данные. В обычной книге работать с такими справочниками достаточно удобно, вот в электронной книге это порой напоминает пытку. На компьютере для этой цели зачастую лучше открыть сразу несколько файлов.

Непонятно, что именно товарищ читал и в каком оно было формате, но и в FB2 и в ePub ссылки возможны как внутри е-книги (с очень простым возвратом), так и вовне. Нужно просто грамотно приготовить макет…

Да, такие книги [е-книги] легко распространять, но также легко и потерять. Заявление выглядит надуманным? Увы, я уверен, что всё обстоит так, как я описал. Я знаю далеко не один пример, когда какой-либо ресурс, доступный в сети, довольно легко исчезает из общего доступа, достаточно удалить несколько ключевых источников.

И автор приводит пример пропажи текстового материала и жалуется, что печатный в крупнейших библиотеках сохранился бы… А вот о том, что в крупнейшие библиотеки ДЛЯ СОХРАНЕНИЯ печатный экземпляр попадает не святым духом, а в качестве обязательного экземпляра автор думать не хочет…  Да, конечно, обязательный цифровой экземпляр у нас только БУДЕТ, но ведь е-книга пока в РФ и занимает около 1% рынка книг. Да, конечно, сбор и сохранение обязательного цифрового экземпляра, как и сохранение цифрового наследия (в т.ч. сохранение копий интернет-сайтов) – большая и сложная задача, но задачи надо решать, а не сетовать на то, что из-за нерешённости задач надо отказаться от е-книг

Есть и определенный «эгоистический» момент. В современном мире (и издательском деле в частности) мало кого волнуют электронные издания.Они априори считаться несерьезными. Как и их авторы. А вот при наличии уже изданной бумажной книги, по моему скромному мнению, будет проще пробивать следующие издания.

Про то, что у Amazon уже больше двух десятков МИЛЛИОНЕРОВ AMAZON (тех, у кого есть более миллиона платных скачиваний е-книг) автор, видимо не знает (или не хочет знать). То, что роялти они получили более миллиона долларов – мелочь, но про то, что многие из них первый миллион скачиваний получили продавая цифровой самиздат, знать стоит

Сказанное ни в коей мере не отменяет вынесенную в заголовок мысль «Рукописные книги на пергаменте куда лучше, чем печатные и электронные». Вот только моих возможностей даже на одну такую не хватило…  А так хочется…

Теги: Архив, архив сайтов, библиотека, дизайн, е-книга, интерфейс, книга, Контент хранимый в "облаке", обязательный экземпляр, пергамент, рукописный текст, сайт, сохранение, сравнение, Ссылки, старопечатный текстРубрика: Агрегация и реферирование материалов, Загрузка (UpLoad) файла, Издание е-книг, Интерфейс, Исследования рынка, Новости, Обязательный экземпляр, Оцифровка, Продажи (в т.ч. через Интернет), Рынок чтения, Самопубликация, Сопутствующие технологии, Форматы и их конверсия, Ценообразование, Цифровой контент, Цифровой контент. е-книги

Комментариев нет

blog.rgub.ru

Читать онлайн электронную книгу Золотой пергамент - Глава первая. Хранитель ключа бесплатно и без регистрации!

С каждым шагом вперед ночная тьма постепенно рассеивалась. Ощущение при этом было престранным: казалось, что идешь не по обыкновенной тверди, а по некой особенной дороге, которая ведет свое начало от ночи и заканчивается где-то в недрах утра. Тьма за спиной, свет впереди – будто бы у дня и ночи имелись свои личные территории, и эта тропа перебегала от одних владений к другим. Да, собственно, так оно и было. И дорога именно перебегала, но никак не соединяла тьму и свет. Слишком разными были части этого мира, чтобы их вообще что-то объединяло, даже в самом символическом смысле.

Впрочем, человеку несведущему такая мысль и в голову бы не пришла. Ведь ночь не обрывалась, а плавно переходила в день, так что в этом не было ничего удивительного. Люди привыкли к тому, что день сменяется ночью и наоборот.

Однако с двумя путниками, проходящими нелегкий путь уже много часов, все было гораздо сложнее. Они прекрасно знали о существовании дня, но сейчас он был для них не просто сменой ночи, а территорией извечного неприятеля. Городом со скопищем презренных врагов. И, что хуже всего, им потребуется пробраться туда. Более того, им придется, стиснув зубы, запрятать свою гордость куда-нибудь подальше и ничем не выдать своего присутствия.

«Во всяком случае, это придется сделать мне», – подумал Арес, с затаенной ненавистью глядя на пока еще далекий свет.

Последние два часа пути его не оставляло ощущение, что втравивший его в это грязное дело Таранос сильно приукрасил предстоящее предприятие опущением особо важных подробностей. Но отступать было уже поздно. Да и тяжело противостоять соблазну сделать нечто значимое, что-то такое, что навсегда останется в памяти многих поколений и, вне зависимости от успеха или же провала, изменит этот мир.

Арес перевел взгляд на своего спутника. Таранос явно не боялся, что им навстречу кто-нибудь выйдет, и не спешил прятать под капюшоном свои большие витые рога, выступающие из торчащей во все стороны черной гривы волос. Хотя, подумалось Аресу, это все равно почти бесполезно – слишком уж выдающееся наследие досталось прославленному слуге тьмы от неведомых родителей. Или еще от кого-то: ходили слухи, что каких-то десять лет назад рогов у Тараноса и в помине не было.

– Тебе не скрыть свою сущность, – только тут в полной мере осознал масштаб трагедии Арес.

– Я и не собираюсь, – ухмыльнулся Таранос.

Арес остановился. Его товарищ, заметив это, тоже замер и спокойно встретил пытливый взгляд.

– Ты же говорил о тайном проникновении…

– Ну-у, совсем тайного не получится – ты не подумал об этом прежде?

– с нарочитой наивностью вскинул брови Таранос. – Нет? Как странно. Я был уверен, что ты, конечно, задумывался об этом. Ведь Врата вряд ли будут без охраны… У нас-то так никогда не бывает?

– Ты должен был сказать об этом прежде, – прошипел Арес.

– О чем? Что нам придется убить стража? Мне это казалось очевидным.

– Ты говорил о тайном проникновении! – снова воскликнул Арес. – Ты описал все так, что никто ни о чем не узнает! Я думал, мы просто отвлечем стража, пройдем за Врата, возьмем то, что нам нужно и уйдем! Тогда никто не узнает, что мы вообще были там…

Таранос пожал плечами и возобновил прерванный путь. Арес какое-то время сверлил яростным взглядом его удаляющуюся спину, но потом, не выдержав, пошел следом. Путей отступления не было. Они зашли слишком далеко, чтобы возвращаться ни с чем.

– Многоуважаемый Арес, – с уничтожающим сарказмом заговорил Таранос минут через пять, прекрасно зная, что такое обращение, пусть и в подобном тоне, польстит молодому воину. – Они в любом случае обнаружат потерю. Да и как ты намерен отвлекать стража? По мне так нет стража – нет вопросов. Ни у нас, ни у них.

– Вопросы непременно появятся при виде трупа, – холодно проговорил Арес. – И тогда они поймут, что мы настроены серьезно.

– И что сделают? – хохотнул Таранос. – Ты хоть понимаешь, что окажется у нас в руках? К тому же, не забывай об этом – они не узнают, кто это сделал. Если ты убьешь стража.

– Я?! – Арес снова остановился.

Ему уже не раз и не два доводилось обагрять свой меч кровью, однако такая постановка вопроса окончательно подтверждала его пока еще смутные догадки. Когда Таранос заявился к нему несколько недель назад и впервые завел речь об этой краже, то расписал все так, будто они пойдут на это вместе – тайком проникнут к Вратам Рассвета, что находятся по другую сторону Этериола (если судить об этом, стоя у Врат Заката), заберут требуемое и так же тихо уйдут, не оставив никаких следов. А теперь выходило так, что все придется делать Аресу, а Таранос будет преспокойно наблюдать со стороны. И это Аресу совсем не нравилось. Возможно, при таком раскладе лучше сохранить свою гордость, не слушая своего спутника? В конце концов, если так пойдет и дальше, и все мироздание будет перевернуто только руками Ареса… Заманчиво, но крайне опасно.

– Послушай, – Таранос, видимо, легко прочел его мысли, потому что не стал отпускать колкости по поводу храбрости Ареса. – Ну да, я не говорил об этом прежде, потому что боялся, что ты не согласишься. Ты это хотел услышать? Пойми, я бы сделал все сам, но с моей стороны открытое нападение никак не годится. Меня сразу отдадут Руэдейрхи с выпиской всех грехов, которые я тут учинил, и в таком случае он вряд ли отделается обычной лекцией. Понимаешь? – он коснулся пальцем правого рога. – Приметный я, приметный.

– И почему же ты, интересно знать, выбрал именно меня, – сумрачно уставился на него Арес.

– Все просто, мой дорогой друг. – Таранос медленно соединил ладони друг с дружкой, как обычно бывает при хлопке. – Что мы имеем? Сторона света, Эндерглид, – он указал вперед, – и наша старая добрая сторона тьмы, Градерон. Врата Рассвета, Врата Заката. Стороны две, Врат двое, Ключей, соответственно, тоже. Проникнуть за Врата, как ты знаешь, можно только в том случае, если они находятся там, где положено – то есть, здесь, в Этериоле, а не в мире смертных. А то бы стражи были вынуждены бегать за ними по мере их перемещения.

– Теоретические знания о Вратах никак не дают ответа на мой вопрос, – оборвал его Арес ледяным голосом. – Я и без тебя знаю, как проникнуть за Врата.

– У нас дело проще, – словно не слыша его, продолжал Таранос. – Врата Заката сейчас находятся в мире смертных, так что стражей там нет, только и нужно, что найти Ключ. А Хранитель Ключа по некоему умопомрачительному совпадению находится прямо передо мной.

– Совпадение. Разумеется, – фыркнул Арес. Он был уверен, что, не назначь его Руэдейрхи Хранителем Ключа, он бы не шел сейчас с Тараносом к Эндерглиду.

– Да-да, я был вынужден просить тебя о снисхождении, – зловеще улыбнулся Таранос. – Чтобы ты позволил мне взять наше сокровище. Но толку от него без того, что хранится за Вратами Рассвета? Ну и, раз мы с тобой уже стали союзниками… Я не чувствую необходимости привлекать еще кого-либо. Ведь ты для своего возраста удивительно силен, – вновь польстил он Аресу. – Я нисколько не удивлен, что Руэдейрхи назначил тебя Хранителем Ключа. Достойный выбор.

– Вряд ли можно назвать достойным того, кто предаст своего правителя, открыв Врата без разрешения.

– Предаст?! Арес, я тебя умоляю. Когда мы с этим закончим, он осыплет тебя всем, чем можно… В самом хорошем смысле, – поторопился уточнить Таранос. – Да и, насколько я знаю, тебе не запрещено открывать Врата. Вот брать что-то за их порогом – другое дело…

– Но ты ведь собираешься украсть, – с нажимом проговорил Арес.

– Да. Но не ты же? Вот и не волнуйся. А теперь, когда мы приближаемся к цели, прошу тебя, так и быть, официально – убей стража, пройди за Врата, ну а я пойду следом за тобой. В дальнейшем, я клянусь, все сделаю сам – ну, после того, как ты откроешь наши Врата, разумеется… По рукам?

– Подожди.

Таранос остановился и недовольно покосился на своего спутника.

– Мы же не знаем, куда попадем, если пройдем дальше, чем хранятся сокровища, разве не так? – заговорил Арес, тщетно пытаясь скрыть волнение. – Врата охранялись и, конечно, не использовались много лет.

– Так нынче обучают Хранителей Ключа? – презрительно фыркнул Таранос, оглядываясь вокруг (уже было совсем светло) и на всякий случай все-таки накидывая на голову капюшон черного плаща. Теперь, если бы кто-нибудь увидел его сзади, то запросто мог бы принять за ходячий гроб. – Любые Врата ведут в мир смертных – Дилан. Именно поэтому и здесь, и там попеременно возникают только одни Врата. То есть если мы пройдем через их дверки, – он указал вперед, – то появимся где-то у Врат Заката в Дилане.

– Если так, то как же мы попадем обратно? – Аресу совсем не хотелось задерживаться в мире смертных. – Ведь скоро Врата поменяются местами, а Ключа от Врат Рассвета у нас нет…

– Не забывай о том, что окажется у нас в руках. Пойдем.

И Таранос, не слушая дальнейших возражений, направился вперед, уверенный в том, что Арес пойдет за ним. Его расчет оказался верен – Арес не мог позволить себе столь долгие отговоры. В конце концов, его гордому статусу должна быть свойственна решительность. Может, он и клял про себя тот миг, когда согласился посодействовать Тараносу, но, как и впрямь не уставал повторять себе Арес, поворачивать назад было уже слишком поздно. К тому же, Таранос утверждал, что последует за ним во Врата Рассвета. И даже если он этого не сделает, то Арес окажется в еще более выигрышном положении – просто откроет своим Ключом Врата Заката, пройдет обратно и забудет обо всем этом. Ведь страж Рассвета будет убит, а, значит, не сможет помешать ему вернуться. Что касается прочего – нужно просто надеяться и верить, что эта авантюра не изменит Градерон к худшему. Иначе задолго до того, как Руэдейрхи вынесет ему приговор, Арес умрет от мук своей собственной совести – а она у него, в отличие от Тараноса, действительно была.

Арес поморщился, когда прямо на него упал солнечный луч. Это был всего второй раз, когда он видел все при свете дня. И Арес знал, чему он отдает предпочтение. Белая каменная площадь, на которой возвышались огромные золотые Врата, и раскинувшийся впереди город выглядели, по его мнению, просто нелепо и даже как-то неприлично. Золотые лучи солнца надоедливо резали глаза, не привыкшие к естественному свету, нагло падали на любую подвернувшуюся им деталь и дотягивали ее до уровня им подобной, так что все вокруг было ослепительно-ярким. Впрочем, население Эндерглида это явно устраивало, так как вместо того, чтобы хоть как-то скрасить это темными постройками, оно отдавало предпочтение исключительно светлым, бледным цветам. Колонны на площади и вовсе были белыми. При виде их Ареса и Тараноса передернуло с совершенно одинаковым отвращением. В их краях тоже встречались белые постройки, но они так приятно белели в лунном свете, робко нарушающем извечную темноту, которая теплым пологом накрывала весь Градерон. А здесь колонны, озаренные солнечным светом, настолько слепили глаза, что Арес даже предположил:

– Уж не охрана ли это против нас?

– Скорее, они тут просто все с приветом…

Арес не сдержал усмешки. Он был уверен, что любой здешний житель думает точно так же о стороне тьмы. И, как ни странно, эта догадка примирила его с чужой землей. В конце концов, думал он, нечего бояться – у любого существа будут совершенно дикие ощущения, если его вырвут из привычной среды и выбросят в иное, пусть даже и лучшее место. И хотя Арес и мысли не допускал, что что-то на стороне света может быть лучше, чем в его родных краях – ведь все тут, озаренное солнцем, выглядело просто пошло! – все равно последние сомнения покинули его, и он решительно зашагал вперед, оставляя Тараноса позади. Пора было с лихвой окупить прошлые колебания и действовать по своей инициативе. Ну и по плану своего рогатого товарища, ничего не поделаешь.

Высокие белые колонны, подпирающие собой пустоту, становились все ближе. Уже можно было разглядеть золотые проблески – это Врата Рассвета напоминали о своем существовании. Как ни стыдно было Аресу признаться в этом даже самому себе, сердце его забилось быстро-быстро, словно с цепи сорвалось. Арес, как и полагается уроженцу Градерона, с раннего детства ненавидел все, связанное с Эндерглидом, в том числе и Врата Рассвета, но оспаривать их божественное величие было бы просто глупо. Поэтому сейчас он чувствовал себя так, будто бы подходил не к огромным золотым и прекрасным, но все же обычным дверям, застывшим на краю белой площади, а к легендарному творению, настолько потрясающему, что человеческие глаза попросту недостойны лицезреть его.

– Жаль, нельзя устроить экскурсию, – отвлек его от этих мыслей Таранос, смотря вдаль, туда, где раскинулся большой город. – Думаю, мы первые за последнюю тысячу лет, кто пришел сюда из Градерона.

– Двадцать лет назад здесь был сам Руэдейрхи, – отчеканил Арес. – Не говоря уже о том, что какой-нибудь… нарушитель из наших чуть ли не каждую неделю сюда заявляется. И отнюдь не с мирными намерениями, тебе ли не знать.

Таранос дернулся, затем пробормотал что-то нелестное и, наконец, выдавил на лице кислую улыбку.

– Ну, хорошо. Мы единственные из нашего поколения, кто дерзнул прийти сюда с подобными планами. Так лучше?

Арес неопределенно хмыкнул и остановился. Его сердце теперь замедлило свое биение, рука легла на рукоять меча. Колонны были в двух шагах от него. Огромные золотые Врата Рассвета возвышались впереди, и чтобы достигнуть их, нужно было лишь пройти через площадь… И убить стража.

– Еще несколько шагов, – явно читал его мысли Таранос, – и мир начнет меняться по нашему усмотрению… Я буду ждать здесь, – предупредил он. – Как только ты откроешь Врата, я направлюсь следом за тобой. Впрочем, если у тебя возникнут проблемы со стражем, кричи – я, конечно, окажу всю возможную помощь.

Его коварный расчет снова оказался верным. Ареса аж дрожь пробрала от ярости, возникшей при мысли, что он – он, Хранитель Ключа! – будет низко взывать о помощи, чтобы победить какого-то стража из Эндерглида! Хотя стражи Рассвета обычно были весьма неплохими воинами, Арес был уверен, что они ему не помеха. Впрочем, теперь он скорее бы умер от руки врага, чем намекнул о том, что нуждается в хоть какой-нибудь помощи.

Вспыхнув, Арес оттолкнул Тараноса в сторону и решительно переступил границу Эндерглида, кою представляли собой белые колонны. На ходу он обнажил меч. Он уже видел стража или, как еще именовали этих блюстителей порядка, хранителя Врат. Не сбавлять шага, вперед, вперед… Арес очистил свой разум от всех посторонних мыслей – о том, что не далее как полчаса назад он снова увидел ненавистный солнечный свет, о том, что он находится на стороне извечных врагов. От него требовалось только одно – изменить мир по своему усмотрению. Убить стража и пройти во Врата Рассвета.

Арес дошел до ступеней, ведущих к Вратам, и в изумлении остановился. Остывшее было сознание вновь наполнилось целым ворохом эмоций: он сразу догадался, кто этот страж, охраняющий великую святыню.

Несмотря на то, что уже много лет стороны тьмы и света почти не соприкасались друг с другом, слухи каким-то неведомым образом исправно ходили из одного конца Этериола в другой, так что оба извечных противника волей-неволей были наслышаны о местных авторитетах противоположных сторон. Так, например, Эндерглиду было прекрасно известно, что Руэдейрхи назначил Хранителем Ключа Ареса, и не просто так, а за определенные заслуги, которые отличили его среди прочих претендентов на эту почетнейшую должность. Еще, без сомнения, они были наслышаны о весьма неудачной попытке переворота в Градероне, завершившейся кровавым возмездием взбунтовавшимся. И даже, вполне вероятно, сторона света могла слышать о Тараносе. Вопрос только о почетном слуге Руэдейрхи или же о злостном интригане, имеющем отношение, как подозревали многие, к тому самому неудачному перевороту.

Так или иначе, подобные слухи просачивались и в Градерон – правда, со стороны Эндерглида они были куда более мирными. В их числе ходили истории о страже Рассвета, который в совсем юном возрасте умудрился снискать себе громкую славу. Любой слышавший о нем, включая Ареса, при встрече сразу признал бы его и счел если не достойным противником, то уж точно серьезной помехой. Именно поэтому Арес, пораженный, замер перед охранником, который, как ни в чем не бывало, сидел на ступенях.

На вид стражу Рассвета было не больше шестнадцати лет. Его золотистые волосы – главная примета этого достославного воина – не слишком длинной, но причудливой волной падали на плечи. Рукоять меча, выглядывающая из ножен, прикрепленных к поясу, отличалась замысловатым гербом. Безусловно, это был тот самый Балиан.

И он спал.

Сперва Арес подумал, что это какой-то хитрый вражеский ход – возможно, для отвлечения внимания. Он быстро огляделся. Вокруг стояла тишина. Ее нарушало лишь глубокое мерное дыхание юного стража. Тогда Арес снова воззрился на своего потенциального противника. Как раз в этот момент Балиан подтянул к себе колени и, блаженно вздохнув, удобно положил на них голову.

Такого не мог ожидать ни Арес, ни даже Таранос. Но если последний ничего не знал и в полном неведении терпеливо ждал условного сигнала, то Арес совсем растерялся. Еще ни разу в его военной карьере не случалось такой нелепости. И что ему теперь было делать? Напасть на спящего? Ну, нет, это равносильно нападению на ребенка – полная и абсолютная низость. Разбудить, а потом постараться сделать вид, что этого эпизода вовсе не было? Это походило на единственный выход. Вопрос был в том, как это сделать.

– Эй, ты! – грубо рявкнул Арес и хорошенько пнул спящего коленом.

Так как юный страж сидел на мраморных ступенях, а незваный гость стоял у подножия небольшой лестницы, удар пришелся прямо в лоб нерадивому охраннику. Тот, однако, почти не шелохнулся – отмахнулся рукой, словно от назойливой мухи, и еще крепче уснул. Обескураженный Арес застыл на месте, слабо надеясь, что задним числом, но до стража все-таки дойдет, что здесь находится посторонний. Однако секунды капали одна за другой, но ничего не менялось.

Арес, с немалым трудом выйдя из ступора, начал лихорадочно соображать. Убить спящего он не мог, нечего и думать об этом – разве может он забыть о воинской гордости? Но что тогда? Приложить побольше усилий? И снова нет – слишком много чести… Может, попросту пойти своим путем? Вот это неплохая идея. Врата откроются, страж проснется и, наконец, начнется битва. Или же Арес спокойно скроется за золотыми дверьми, следом придет Таранос и, увидев, что страж жив, расправится с мальчишкой – уж он-то и не подумает о чести и гордости. Наоборот, порадуется тому, что охранник оказался беспомощным и не представляет серьезной угрозы.

Решив так, Арес поднялся по нескольким ступеням и осторожно положил руку на стык золотых дверей. Обернулся. Страж сидел в той же позе, что и раньше. С гулко бьющимся сердцем Арес толкнул двери. Врата Рассвета легко приоткрылись. Из крошечной щелки полился ослепительный свет, который, казалось, был куда ярче солнечного.

Арес, замерев в нерешительности, снова обернулся. Несмотря на то, что лучи, вырвавшиеся из Врат, упали прямо на стража, тот отреагировал совсем не так, как можно было ожидать. Вместо того чтобы проснуться и покарать нарушителя, он недовольно что-то промычал и, растянувшись на ступеньках, словно на кровати, продолжил предаваться сну. Тогда, окончательно удостоверившись в том, что на стороне света живут одни идиоты и слабаки, Арес забыл о страже и сосредоточил свое внимание на Вратах.

Хоть у него и был Ключ от Врат Заката, которые, по сути, были предметом того же рода, он еще никогда не открывал дверей. Негласный закон гласил, что Хранитель не имеет права использовать Ключ для того, чтобы открывать Врата (впрочем, у него была масса иных полезных свойств, так что Хранители никогда не жаловались на свою профессию), не считая особенных случаев. Таковых на практике Ареса пока не случалось, и приоткрытые Врата он видел только однажды – когда прошлый Хранитель показывал ему, как пользоваться Ключом. Но чтобы пройти за эти божественные двери? До того, как к нему заявился Таранос, Аресу подобное и в голову не приходило. А теперь ему предстояло ступить за порог.

Время шло. Пора было свершить то, зачем они пришли на вражескую сторону. Глубоко вздохнув, Арес распахнул Врата и двинулся навстречу яркому свету. Тот словно бы поглотил его; увидевший блики Таранос (лучше сигнала и не придумаешь), выйдя на площадь, уже не увидел никого, кроме лежащего на ступенях стража. Твердо уверенный в том, что перед ним труп павшего в битве с Аресом охранника, Таранос довольно ухмыльнулся и, спокойно переступив через тело «убитого», быстрым шагом направился к Вратам. В отличие от Ареса, он быстро и без всяких раздумий устремился вперед.

Через мгновение после того, как он скрылся в сплошной завесе яркого света, площадь вновь погрузилась в тишину и спокойствие. Ничто не напоминало о приходе врагов – лишь лучи света, нескончаемым потоком льющиеся из открытых Врат Рассвета, продолжали озарять мирно посапывающего на ступенях стража, подсказывая, что что-то все-таки произошло.

Многим позже этого, когда большинство жителей светлой части Этериола заканчивали свои дела, чтобы с наибольшей для организма пользой провести остаток вечера под и не думающим опускаться солнцем (ведь здесь оно никогда не заходило за горизонт), в Главной башне Эндерглида поднялся редкий по своей серьезности переполох. Сначала, в совершенно неожиданное для такого визита время, туда явились сразу два стража Рассвета. И, хотя одному из них было всего лишь шесть лет и стражем его можно было назвать лишь с большой натяжкой, то обстоятельство, что их все-таки двое, почему-то сразу возымело гнетущее воздействие на огромную залу и, в особенности, на правителя Эндерглида.

Неимоверно высокий и неимоверно старый Гволкхмэй, как обычно восседал на огромном троне в самом углу роскошной залы, куда подводила не только ковровая дорожка, но и золоченая лестница с множеством ступеней. Вообще говоря, для Гволкхмэя она имела скорее символическое значение – тот легко преодолевал ее в несколько шагов, будто поднимался на садовое крылечко. С прочими же жителями Эндерглида и, значит, его подчиненными, дело обстояло куда сложнее. Им приходилось, пыхтя от натуги, добрых пять минут добираться до своего правителя, если тот вдруг пожелает приватного разговора. Так случилось и в этот раз. Увидев в неурочное время двух стражей, а, точнее, стража и ученика, немногие люди, находящиеся в зале, затаили дыхание – все почувствовали, что что-то произошло. С замиранием сердца они ожидали услышать хоть одно слово, объясняющее причину неожиданного визита. Но вместо этого были вынуждены смотреть, как оба стража со всем присущим им достоинством поднимаются по лестнице. В похвалу им кем-то было замечено, что они довольно быстро достигли цели. Младший всеми усилиями старался скрыть дикую усталость и торжество, когда престол, наконец, оказался так близко. Старший тихо сказал что-то Гволкхмэю, и люди снова затаили дыхание.

На этот раз тишина длилась не больше нескольких секунд. Зал прорезал оглушительный крик правителя Эндерглида:

– Что?! Повтори!

Возглас был таким громким (ибо все в Гволкхмэе было великим), что невольные слушатели едва подавили желание зажать уши ладонями. А младший вестник от неожиданности и вовсе оступился и чуть не полетел кубарем с лестницы, но его спутник вовремя удержал его и, не меняясь в лице, послушно повторил неведомые пока народу новости – опять слишком тихо, чтобы его услышал кто-то кроме Гволкхмэя.

– Невозможно! Немыслимо! – вновь загремел правитель. – Ты точно уверен?! Но это просто… Этого не может быть! Впрочем, спокойно, спокойно, ведь это может быть банальной случайностью или даже просто чьим-то любопытством. Ведь нападения не было? Хранитель жив?

– Живее всех живых, – на сей раз голос стража расслышали все.

– Привести его сюда! Нет, вы оставайтесь здесь, – остановил он двинувшихся было вестников. Те с облегчением послушались – так скоро возвращаться к злосчастной лестнице им совсем не хотелось. – Другие приведут. Вон, побежали уже. И Тристана зовите! – грянул он вслед расторопным подчиненным, наперегонки бросившимся исполнять его поручение. – Пусть проверит Врата Рассвета!

– Врата Рассвета? – люди мгновенно замерли и в ужасе уставились на правителя. Теперь было точно известно: что-то случилось с Вратами.

– Чего встали? – грянул Гволкхмэй. – Выполняйте!

После того, как почти все выбежали из залы, кто спеша выполнить приказ, кто просто избегая гнева Гволкхмэя, ослабшее было напряжение накатило на башню с новыми силами. Кроме того, свидетели переполоха разнесли слухи по всем окрестностям, и тревога в рекордные сроки охватила весь Эндерглид. Никто не знал, что произошло; более того, никто не имел даже приблизительного понятия, что грозит Эндерглиду в том случае, если с Вратами что-то случится. Но так как ничего подобного Этериол этой поры еще не слыхивал, люди впали в самую настоящую панику и не уставали предвещать друг другу скорый конец света. Потом некто сообразительный подал дельную мысль, что конец грозит не то чтобы свету – то есть, не всему существующему от небес до Дилана, а свету конкретно – то есть, Эндерглиду. А это значило, что всему ее населению придется срочно переселяться в мир смертных, так как Бог едва ли пустит этериольских беженцев на небо.

Кто бы ни был творцом этой безумной теории, та возымела потрясающий успех среди населения Эндерглида. Люди всерьез испугались перспективы попасть в Дилан, ибо, по слухам, его раздирали постоянные войны. Поэтому народ не замедлил собраться у Главной башни и с замиранием сердца следил за развитием событий. Остается заметить, что все это произошло за каких-то двадцать минут после того, как Гволкхмэй отдал приказ привести стража, так что очень скоро наблюдатели увидели приближающегося к башне Балиана. Здесь его знали все, и самые простодушные не преминули наброситься с расспросами. Прочие же, прислушиваясь, скромно выглядывали из-за спин смельчаков – обращаться к стражам без веской причины, особенно таким знаменитым, было боязно и как-то невежливо.

– Что же там произошло? – напирал один особо бойкий молодец. – Что с Вратами?

– Нормально с ними все, – Балиан посмотрел на него, как на последнего сумасшедшего.

– Но говорят, что Гволкхмэй отправит нас всех в мир смертных, потому что Эндерглид погибнет!

Народ поддержал говорящего встревоженным ропотом. Балиан некоторое время только хлопал большими серыми глазами, потом, окончательно убедившись, что люди не в себе, рявкнул:

– Совсем спятили?! И вообще, отойдите! Дайте пройти!

Все, не переставая шушукаться, плавно отхлынули, и надувшийся Балиан торопливо вошел в башню, кляня про себя приглашение правителя. Позвал зачем-то, да еще «немедленно», да еще собрал тут такую толпу! И это тогда, когда другой страж не пришел сменить его! Немудрено, что пошли ужасные слухи о Вратах. Полная безответственность, – возмущенно думал он, приближаясь к зале. О том, что он уснул во время дежурства, самодовольное сознание Балиана решило до поры до времени позабыть. И каково же было его удивление, когда вместо рационального объяснения Гволкхмэй встретил его громовым и явно яростным: «Балиан!!!».

– Чего? – отпрянул тот. – Совсем обалдел?

– Не смей… так… разговаривать! С повелителем… с Гволкхмэем! – в зал очень вовремя ворвался Тристан, советник правителя. – Не смей… слышишь! – судя по всему, ему очень хотелось накричать на Балиана, но из-за долгого бега сбитое дыхание не позволяло выдать сколько-нибудь стройную тираду.

Обычно Балиан после таких заявлений вступал в долгие препирательства, игнорируя положение высшей власти, но на сей раз реагировать не стал, а, пользуясь случаем, вволю веселился над видом важного советника. Тристан со своими длиннющими, обычно гладко расчесанными черными волосами, в роскошных темных одеждах с массой знаков отличий после пробежки выглядел просто потрясающе. Весь встрепанный, обливающийся потом, он согнулся в три погибели, пытаясь отдышаться. Уникальный случай, о чем Балиан и решил сообщить прочим присутствующим, потому что они вопиющим образом никак не прокомментировали происходящее.

– Видали? – многозначительно посмотрел он на Гволкхмэя и двух стражей, стоящих у его трона.

Но Гволкхмэй снова отреагировал совсем не так, как полагается человеку с нормальным чувством юмора, к коим причислял себя Балиан (у окружающих, впрочем, было о нем прямо противоположное мнение).

– Замолчи! Не время для твоего возмутительного поведения! – закричал он. – Тристан! – ярости в его тоне заметно уменьшилось, хотя громкость голоса Гволкхмэй уменьшить не мог – слишком велико было его волнение. – Что ты скажешь мне?

– Я… Я… – Тристану очень хотелось поведать правителю новости, но дыхание все еще отказывалось повиноваться ему, и каждая фраза давалась с трудом. – Мне очень жаль… Повелитель… Сокровище, – он, наконец, справился с собой и более или менее ровно произнес: – Сокровище, что за Вратами, пропало.

В зале на какое-то время воцарилась полная тишина. Гволкхмэй расширенными от ужаса глазами смотрел прямо перед собой. Затем лицо его начало опасно краснеть, и, в конце концов, он вскричал:

– Балиан!!! Как ты посмел!

– Я? Что я? – совсем растерялся доблестный страж.

– Дерзнуть… Дерзнуть открыть Врата Рассвета! – Гволкхмэй задыхался от накатившей на него ярости. – Более того, ступить за них… И… И взять сокровище!

– Я? Я ничего не делал! – запротестовал Балиан. – Я даже не знаю, что за ними хранится. Это шутка такая, что ли? – подозрительно посмотрел он на Тристана. – Плохая.

– Это очень серьезное обвинение, Балиан, – холодно проговорил советник, вернувший себе былое величие. – Серьезное обвинение, которое выльется в самую жестокую кару.

Балиан изумленно раскрыл рот и уставился на него, потеряв дар речи. Ему и во сне не могло присниться, что когда-нибудь ему скажут нечто подобное, особенно учитывая то, что он ничего такого не делал. Происходящее никак не укладывалось у него в голове, и неразбериха в мыслях не позволяла даже сказать что-нибудь в свое оправдание.

Но, к счастью, тут подоспела помощь в лице стража, принесшего весть.

– Позволите сказать? – обратился он к Гволкхмэю.

– Говори, Кристиан, – милостиво кивнул правитель.

Юноша легким поклоном поблагодарил его и, с видимым трудом сдерживая улыбку, посмотрел вниз, на Балиана и Тристана.

– Конечно, это прозвучит так, словно я стараюсь оправдать Балиана – все-таки он мой брат, – сказал он. – Но дело в том, что когда мы с Юаном пришли сменить его в положенный час, он спал.

Гробовая тишина вновь шатром накрыла зал. Все взгляды устремились на Балиана, который, не выдержав всеобщего внимания, сопряженного с чудовищным напряжением, скромно потупил взор.

– Ты. Спал. У Врат? – четко разделяя слова, произнес Гволкхмэй.

Балиан приглушенно что-то промычал. Он лихорадочно искал выход из создавшегося положения, но, как назло, в голову ничего не приходило – еще бы, один шок за другим. И тогда, наконец, он выкрикнул:

– А хоть бы и так! И что? Это нечестно, я дежурю один, а они – двое! – и его обвиняющий перст уперся в стражей, стоящих у трона. – Вдвоем легче!

– Юану всего шесть лет, Балиан, – напомнил Кристиан. – Если тебе, как и ему, нужна моя опека, мог бы сказать… Уверен, повелитель Гволкхмэй бы что-нибудь придумал.

Маленький Юан тихо хихикнул, и даже Тристан одобрительно фыркнул. Балиан же побелел от злости и пробормотал нечто очень похожее на «а не пошел бы ты в Градерон, Кристиан». Тот, однако, не обратил на это внимания и спокойно возобновил свою речь:

– Мы не стали его будить. Увидели яркий свет и решили, что сначала следует выяснить… Мы подошли поближе, увидели, что Врата приоткрыты и поспешили сообщить вам. Все то время, что мы были там, Балиан так и не проснулся. Уверен, кто бы ни открыл Врата, он спокойно прошел мимо него.

– Что ж, это меняет дело, – сказал Тристан. – Думаю, в таком случае об обвинении в краже и вопиющей наглости можно забыть. Верно, повелитель? – вопросительно посмотрел он на Гволкхмэя.

Старый правитель, тяжело дыша и с явным трудом сдерживая рвущийся наружу гнев, с минуту смотрел на него и Балиана с высоты своего положения. Но после этого недолгого срока выдержка изменила ему, и он загремел:

– Ты знаешь, для чего у Врат стоят стражи, Балиан?!

– Ну, чтобы сторожить, – пробурчал тот.

– Именно! И ты… И ты… И ты!!! С меня хватит! Это уже чересчур! Ты хоть понимаешь, насколько серьезно случившееся?! – надрывался несчастный правитель Эндерглида.

– Нет, – не стал скрывать Балиан.

– Так узнай же! Ты отправляешься в Дилан, мир смертных!

– Что?! – на сей раз Балиан тоже ответил ором. – За что?! Я же ничего не брал!

– Ты допустил ужасную ошибку, еще более страшную – позволил украсть сокровище нашим врагам, – пришел на помощь Гволкхмэю Тристан, сурово глядя на нерадивого стража. – У жителей Эндерглида нет причин это делать. Скорее всего, это проделки людей из Градерона или отступников.

– Ну… Что случилось, то случилось! – Балиан запаниковал. – Не надо меня в мир смертных, зачем!

– Кто бы это ни был, он прошел за Врата и оказался в Дилане! – рявкнул Гволкхмэй. – И у него наше сокровище!

– Два, – вставил Тристан. – Пропало два, значит, их было двое…

Этой новости правитель Эндерглида вынести уже не смог и, застонав, закрыл лицо ладонями. Все испуганно притихли. Но вот Гволкхмэй справился с собой и уже не столько закричал, сколько захрипел:

– Тристан, немедленно отправь этого балбеса в мир смертных, иначе я за себя не ручаюсь.

– Слушаюсь! – поспешил поклониться ему Тристан.

Кристиан и Юан, все еще стоящие рядом с троном, сдавленно фыркнули, глядя на испуганного и растерянного Балиана. Им, конечно, было жаль родного брата, но когда-нибудь он должен заплатить за свою беспечность, и сейчас – самое время.

Балиан, услышав смешки, злобно посмотрел на них. Но вдруг его губы растянулись в поистине садистской улыбке.

– Повелитель Гволкхмэй, – поклонился он. – А не будут ли мои братья досаждать вам, невольно напоминая о моем существовании?

Кристиан и Юан враз подавились смехом. Гволкхмэй резко вскочил на ноги так, что им пришлось спешно ретироваться на несколько ступеней ниже уровня трона.

– Вон!!! – завопил правитель. – Все трое! В мир смертных! И не возвращайтесь, пока не найдете сокровище! ВОН!

Стражи пулей слетели с лестницы, спасаясь от гнева Гволкхмэя. На полпути их встретил Тристан и, не церемонясь, одного за другим вытолкал за двери залы. Причем, если Кристиану и Юану помощь особо не требовалась, то торжествующего от собственного коварства Балиана пришлось буквально вытаскивать за шкирку. Вслед всем четверым летели проклятия правителя Эндерглида, обещающего покарать все и вся, если его приказ не будет исполнен немедленно.

Вот так и случилось, что трое братьев – старший Кристиан, средний Балиан и младший Юан – буквально через полчаса были выдворены за пределы Эндерглида – их попросту втолкнули в открытые Врата Рассвета, где в ярком сиянии, спотыкаясь и нещадно ругаясь, последним скрылся сам виновник этого происшествия.

librebook.me

Книги издательства Пергамент — Old-Games.RU Wiki

Книги издательства Пергамент Периодичность выпуска Характер издания Язык Тематика Главный редактор Главные редакторы Составитель Составители Автор Авторы Время существования Дата выхода
Книжное издание
[[Файл:|200px]]
'
серийная
коммерческий
русский
описания и прохождения игр, «железо»
1994 — 1995
{{{дата выхода}}}
[http:// ]

Книги по играм питерского издательства Пергамент, в отличие от московских книг издательства Аквариум содержали сразу информацию по большому количеству игр. Часть первая, вышедшая в 1994 году содержала описания игр 1992—1993 годов, а в 1995 году вышла книга по играм 1993—1994 годов. Книги содержат краткие и полные описания игр, подсказки и коды. Кроме того есть алфавитный указатель по играм. Качество печати и бумаги хорошее (лучше, чем в книгах «Аквариума»).

Полный перечень статей

Компьютерные игры для IBM PC 92-93 издательство «Пергамент». Выпуск 2
Часть 1. Игры 92. Глава 1. Полные описания игр
  • Eternam
  • Gateway
  • Hexuma — The Kal's Eye
  • Hook
  • Leather Goddesses of Phobos 2
  • Legend of Kyrandia
  • Lure of the Temptress
  • Maniac Mansion
  • Zak McKracken
  • Indiana Jones
  • Loom
  • Monkey Island
Часть 1. Игры 92. Глава 2. Нюансы и полезные советы
  • 1869
  • Civilization
  • Epic
  • Formula One Grand Prix
  • Ishar
  • Laura Bow 2
  • Legend
  • Magic Pockets
  • Mega-lo-Mania
  • Pacific Islands
  • The Patrician
  • Populous 2
  • The Perfect General
  • Shadowlands
  • Stormmaster
  • Ultima 7 — The Black Gate
  • Ultima Underworld
  • Utopia
Часть 1. Игры 92. Глава 3. Краткие описания
  • Airbus A-320
  • Aces of the Pacific
  • Another World
  • D/Generation
  • Dune
  • Dyna Blaster
  • First Samurai
  • Gobliiins
  • Oh no more Lemmings!
  • Pushover
  • Rampart
  • Sensible Soccer
  • SimCity for Windows
  • Space Crusade
  • Space MAX
  • Stone Age
  • The Rocketeer
  • Baby Jo
  • Bumpy's Arcade Fantasy
  • Cool Croc Twins
  • Gem'X
  • The Killing Cloud
  • Kwix
  • Magic Pockets
  • Might and Magic 3
  • Monkey Island 2
  • Night Shift
  • Nova 9
  • Osiris
  • Return of the Medusa
  • Roger Rabbit in Hair Raising Havoc
  • The Simpsons — Bart vs the Space Mutants
  • Space Ace 2
  • Super Space Invaders
  • Terminator 2
  • Think Cross
  • Wing Commander 2
Часть 2. Игры 93. Глава 1. Самые популярные игры
  • Betrayal at Krondor
  • Return of the Phantom
  • Pirates! Gold
  • Flashback
  • Railroad Tycoon Deluxe
  • Rules of Engagement 2
  • VGA Planets
  • Artificial Life Playhouse, Nanotechnology Playhouse
  • Air Duel
  • Conqueror for Windows
  • High Command
  • Carriers at War
  • Jutland
  • Microsoft Musical Instruments
  • Creepers
  • Caesar
  • Veil of Darkness
  • Robocop 3D
  • Ringworld
  • Ultrabots
  • Challenge of the Five Realms
  • Gearworks
  • Inca
  • Daughter of Serpents
  • Tornado
  • Ashes of Empire
  • The Legacy: Realm of Terror
Часть 2. Игры 93. Глава 2. Краткие описания
  • Blue Force
  • Wayne's World
  • Kronolog
  • Rome
  • Return to Zork
  • King's Ransom
  • 7 Cities of Gold 2
  • Terminator 2. Chess Wars
  • War in the Gulf
  • Rags to Riches
  • X-Wing Tour of Duty
  • Prince of Persia 2
  • Buzz Aldrin's Race into Space
  • Lance Stone: Trouble at the WOZ
  • The 7th Guest
  • Jump Jet
  • European Racers
  • Cool World
  • Syndicate
  • Day of the Tentacle
  • Front Page Sports Football Pro
  • Sam & Max Hit the Road
  • Seal Team
  • Silverball
  • Protostar
  • Indicar Racing
  • Iron Helix
  • The Lost Vikings
  • Crime City
Компьютерные игры для IBM PC 93-94. Издательство «Пергамент». Выпуск 3
Часть 1. Quest
  • King's Quest 1
  • King's Quest 2
  • King's Quest 3
  • King's Quest 4
  • King's Quest 5
  • King's Quest 6
  • Eco Quest 1
  • Eco Quest 2
  • Police Quest 1
  • Police Quest 2
  • Police Quest 3
  • Quest for Glory 1
  • Quest for Glory 2
  • Quest for Glory 3
  • Space Quest 1
  • Space Quest 2
  • Space Quest 3
  • Space Quest 4
  • Space Quest 5
Часть 2
  • Alone in the Dark
  • Day of the Tentacle
  • The 7th Guest
  • Strike Commander
  • Syndicate
Часть 3. Hints for hot hits
  • A-10 Tank Killer
  • A-Train
  • Aces of the Pacific
  • Alien Breed
  • Alone in the Dark
  • Alone in the Dark 2
  • Another World
  • AV-8B Harrier Assault
  • B-17 Flying Fortress
  • B-Wing
  • Baby Jo
  • Bard's Tale Trilogy
  • Bart vs the Space Mutants
  • Batman
  • Battle Isle
  • Battle Isle '93
  • Battle Isle Scenario Disk 1
  • Battle Isle 2
  • Betrayal at Krondor
  • Blues Brothers
  • Body Blows
  • Budokan
  • Caesar
  • Carrier Command
  • Cannon Fodder
  • Chaos Engine
  • Commanche Maximum Overkill
  • Commander Keen
  • Cool Croc Twins
  • Crazy Cars 2
  • Darklands
  • Desert Strike
  • Detroit
  • Doctor Who: Dalek Attack
  • Dragon's Lair Games
  • Duke Nukem
  • Dungeon Master
  • Dyna Blaster
  • E-Motion
  • Elf
  • Elite
  • Elite Plus
  • Elite 2: Frontier
  • Elvira: The Arcade Game
  • Elvira 2
  • Epic
  • Epic Pinball
  • European Championship Soccer
  • Even More Incredible Machine
  • Eye of Beholder 2
  • Eye of Beholder 3
Выпуск 4
Часть I. Игры на CD-ROM.
  • Companions of Xanth
  • Dracula Unleashed
  • Dragonsphere
  • Gabriel Knight: Sins of the Fathers
  • Inca
  • Indiana Jones and the Fate of Atlantis
  • Iron Helix
  • Myst
  • Return of the Phantom
  • Return to Zork
  • Sam and Max Hit the Road
  • Star Trek: 25th Anniversary
Часть II. Warcraft: Полное описание.
Часть III. Краткие описания.
  • Brame Stocker's Dracula
  • Chessmaster 3000
  • Chessmaster 4000 Turbo
  • Doom II
  • Двойники Doom II (идёт как подраздел, включающий в себя):
    •  — Operation Body Count
    •  — Blake Stone: Planet Strike
    •  — CyClones
    •  — Dark Forces
    •  — Descent
    •  — The Fortress of Dr. Radiaki
    •  — Heretic
    •  — Isle of the Dead
    •  — Quarantine
    •  — Rise of the Triad
    •  — «Заключение» (то есть обобщение подраздела).
Часть IV. Hints for Hot Hints.
Часть V. Понемногу обо всём.
  • Управление памятью и конфигурация системы для игр в системе MS-DOS:
    •  — Expanded и Extended память: ключ к разгадке
    •  — Там, где возможно, используйте «защиту»
    •  — Появление проблем
    •  — Управление третьей частью
    •  — Беспроблемный запуск
    •  — Примеры
  • Ваш компьютер
    •  — Выбор вычислительных средств
    •  — Выбор на основе частных критериев
    •  — Дополнительные критерии выбора СВТ
    •  — Основные элементы компьютера
Выпуск 5
Часть I. Полные описания.
  • Civilization
  • Doom II (первая часть)
  • Wing Commander
Часть II. Игры на CD-ROM.
  • Eric the Unready
  • Freddy Pharcas: Frontier Pharmacist
  • The Koshan Conspiracy
  • Sherlock Holmes: The Consulting Detective
Часть III. Краткие описания.
  • Alone in thr Dark 3
  • Arctic Baron
  • Armored Fist
  • Beneath of the Steel Sky
  • Dark Forces
  • Descent
  • Discworld
  • Edward Grabowski's The Blue and The Gray
  • The Elder Scrolls: Arena
  • 5th Fleet
  • Flight Unlimited
  • Frontier: Elite II
  • Gettysburg
  • Hannibal
  • Hired Guns
  • Heretic
  • Hammer of the Golds
  • The Horde
  • Oxyd Magnum!
  • Ka-50 Hokum
  • Legions
  • Metaltech: Earth Siege
  • Microsoft Flight Simulator 5
  • Mortal Kombat II
  • Nomad
  • Operation Crusader
  • Out of This World
  • Panzer General
  • Quarterpole
  • Relentless
  • Righteous Fire
  • Romance of the Three Kingdoms
  • Shadowcaster
  • Spectre VR
  • Strike Squad
  • Transport Tycoon
  • Under A Killing Moon
  • Video Cube Space
  • Wing Commander III
Выпуск 6
Часть I. Полные описания.
  • Doom II (вторая часть)
  • X-Com: Ufo Defense
  • Mortal Kombat II
  • Command and Conquer
Часть II. Краткие описания.
  • Jagged Alliance
  • Big Red Racing
  • Caesar II
  • Mortal Coil
  • Daedalus Encounter
  • Destruction Derby
  • The Dig
  • Discworld
  • Duke Nukem 3D
  • Quest For Fame
  • Grand Prix Manager
  • Frankenstein
  • Full Throttle
  • Silent Hunter
  • Manic Karts
  • The Riddle of Master Lu
  • MechWarrior 2
  • Mortal Kombat 3
  • Pitfall
  • Terminator
  • Alien Virus
  • Fade to Black
  • Hexen
  • Alien Odyssey
  • The 11th Hour
  • Micro Machines 2
  • Entomorph
  • Simon the Sorcerer
  • Stonekeep
  • Navy Strike vs. EF2000
  • SU-27 Flanker
  • Tank Commander
  • X-Com 2
  • Witchaven
  • Worms
  • Descent
  • Metal Marines
  • Robinson's Requiem
  • Star Crusader
  • Celtic Tales
Часть III. Понемного обо всём.
  • Анализ и выбор ПК для мультимедиа
    •  — Общие рекомендации выбора вычислительных средств
    •  — Основные элементы ПК: анализ, рекомендации, выбор
    •  — Центральный процессор и МП
    •  — ОЗУ и кэш-память
    •  — Системная шина
    •  — Память на гибких и жёстких магнитых дисках
    •  — Материнские платы и chipset
    •  — Видеоплата и монитор
    •  — Мультимедиа наборы
    •  — Накопители на CD-ROM дисках
    •  — Работа с приводом CD-ROM
    •  — Ремонт и обслуживание CD-ROM дисковода
    •  — Звуковые и видеокарты
    •  — Конфигурация файлов Autiexec.bat и Config.sys
    •  — Мультимедиа ПК
    •  — Динамика цен.
Выпуск 7
Часть I. Полные описания.
  • Colonization
  • X-Com: Terror From The Deep
  • Star Crusader
Часть II. Краткие описания.
  • 1001: Арабский бой
  • Advancing Battleground: Ardennes
  • Allied General
  • Bermyda Syndrome
  • Celtic Tales
  • Central Intelligence
  • Civnet
  • Conqueror 1086: A.D.
  • Crime Patrol
  • Descent 2
  • Dungeon Master 2: The Legend of Scullkeep
  • A Final Unity
  • Firestorm: Thunderhawk 2
  • Grand Prix 2
  • Hi-Ostane
  • Warcraft 2
Часть III. Понемногу обо всём.
  • Основные подсистемы ПК для мультимедиа
    •  — Основные элементы аппаратно-программного обеспечения ПК
    •  — Микропроцессор ПК
    •  — Материнские платы и chipset
    •  — ОЗУ и кэш-память
    •  — Память на гибких и жёстких магнитых дисках
    •  — Оптимизация работы винчестеров
    •  — Основные параметры видеокарт и мониторов
    •  — Рекомендации по выбору мониторов
    •  — Звуковые карты
    •  — Видеокарты
    •  — Накопители на CD-ROM дисках
    •  — Работа с приводом CD-ROM
    •  — Многоскоростные CD-ROM-приводы
    •  — Некоторые дополнительные замечания по CD-ROM-дисководам
    •  — Альтернативные технологии и устройства хранения информации
    •  — ПК Brande-Name
    •  — Качество выпускаемых ПК
    •  — Система виртуальной реальности VFX1
    •  — Модернизация ПК
    •  — Динамика цен
Выпуск 8
Часть I. Полные описания.
  • Dark Forces
  • Descent 2
  • The Dig
  • Duke Nukem 3D
  • Earthsiege 2
  • Fade To Black
  • Grand Prix 2
  • Hexen
  • Quake
  • Simcity 2000
  • Spycraft
  • Terra Nova
Часть II. Советы, подсказки, коды и пароли

Ссылки

www.old-games.ru

Пергамент, Михаил Яковлевич - это... Что такое Пергамент, Михаил Яковлевич?

Михаил Яковлевич Пергамент (28 июля 1866, Феодосия — 21 февраля 1932, Ленинград) — российский учёный-правовед, цивилист. Старший брат депутата II Государственной думы от кадетов О. Я. Пергамента (1868—1909).

Биография

М. Я. Пергамент родился в Феодосии в 1866 году. Учился в Ришельевской гимназии. В 1890 году окончил юридический факультет Новороссийского университета в Одессе. Учился в Гейдельберге и Берлине.

После получения профессорского звания в 1900 году преподавал гражданское право в Юрьевском университете, в 1906—1911[1] году — в Санкт-Петербургском университете.

С 1912 года состоял деканом юридического факультета Высших женских курсов в Петербурге.

В 1911—1916 годы был соредактором отдела политических и юридических наук в «Новом энциклопедическом словаре».[2]

М. Я. Пергамент умер 21 февраля 1932 года в Ленинграде. Похоронен на Смоленском православном кладбище[3].

Научная деятельность

Известно, что на рубеже XIX—XX веков в Берлине подготовлялась к профессорской деятельности небольшая группа талантливых русских молодых учёных, командированных за счёт правительства за границу в специально организованной семинарии. В их число входили Л. И. Петражицкий, Д. Д. Гримм, М. Я. Пергамент и другие. Как образно заметил Г. К. Гинс: «Они проходили суровую школу науки. Немецкие учёные подчиняли строгой научной дисциплине своенравный славянский гений»[источник не указан 481 день].

Точной даты его отъезда за рубеж установить не удаётся. Известно, что в 1922 году, он входил в состав Петербургского университетского совета и возглавлял в Петрограде правовой научно-исследовательский институт. Об этом сообщала заметка, напечатанная в берлинской газете «Руль», перепечатанная затем в харбинской газете «Русский голос». Сведения были взяты из справочника «Весь Петроград — 1922 год». «В конце августа 1922 года, — сообщала другая газета, — он вышел из состава университетского совета в виде протеста против назначения ректора университета, которого он считал неприемлемым»[источник не указан 481 день].

Оказавшись в эмиграции в Китае, М. Я. Пергамент, по всей видимости, жил в Пекине. Об этом свидетельствует написанная им в ноябре 1924 года в Пекине рецензия на книгу В. А. Рязановского «Лекции по гражданскому праву», Владивосток-Харбин: 1922—1924. В 1925 году юридический факультет в Харбине приглашал его на экономическое отделение по кафедре современного гражданского права. Однако по материальным соображениям М. Я. Пергамент от предложения отказался и в Харбин не приехал. Между тем связи с юридическим факультетом он не терял. В качестве неофициального оппонента М. Я. Пергамент дал отзыв на докторскую диссертацию В. А. Рязановского «Монгольское право (преимущественно обычное). Исторический очерк», заслушанный на факультете 25 июня 1931 года. Было предложено провести защиту в октябре 1931 года. Однако в связи с начавшимися маньчжурскими событиями провести защиту диссертации тогда не удалось, и она была отложена на неопределённый срок.

Предметом его научных интересов в означенный период, наряду с гражданским правом, было и международное право. Вопросам дипломатического права посвящена его статья «О юридической природе так называемого дипломатического квартала в Пекине». Она была помещена в двух номерах «Вестника Маньчжурии» за 1926 год, а также издана отдельной брошюрой на английском языке.

Основные труды

  • Юридическая природа реальной унии: Исслед. М. Пергамента. — Одесса: тип. Шт. войск Одес. воен. окр., 1893. — X, 136 с.
  • Договорная неустойка и интерес в римском и современном гражданском праве / М. Я. Пергамент. — Одесса: «Экон.» тип., 1899. — XII, [2], 349 с. [1]
    • Договорная неустойка и интерес / Проф. М. Я. Пергамент. — 2-е изд., пересмотр. и доп. — Москва: кн. маг. И. К. Голубева п/ф. «Правоведение», 1905. — XII, [2], 354 с.
  • О книге барона А. Э. Нольде: «Очерки по истории кодификации местных гражданских законов» / М. Я. Пергамент. — Санкт-Петербург: Сенат. тип., 1907. — [2], 23 с.
    • Барон А. Э. Нольде. Очерки по истории кодификации местных гражданских законов при графе Сперанском. Вып. 1. Попытка кодификации литовско-польского права. Санкт-Петербург, 1906 [Текст] / М. Я. Пергамент. // Журнал Министерства юстиции. — 1907. — № 9, Ноябрь. — С. 274—296.
  • Памяти Генриха Дернбурга (нем.)русск. / [Соч.] М. Я. Пергамента, проф. С.-Петерб. ун-та. — Санкт-Петербург: тип. т-ва «Обществ. польза», 1908. — 32 с.
  • К вопросу о правоспособности юридического лица / [Соч.] М. Я. Пергамента, проф. С.-Петерб. ун-та. — Санкт-Петербург: тип. т-ва «Обществ. польза», 1909. — 35 с.
  • Юбилей Женевского университета, 1559—1909. — С.-Петербург: Сенатская Типография, 1910. — 16 с.
  • Обозрение исторических сведений о составлении свода местных законов западных губерний / Изд. по поруч. Юрид. фак. Имп. С.-Петерб. ун-та: М. Я. Пергамент, проф. и А. Э. Нольде, прив.-доц. — Санкт-Петербург, 1910. — [4], 64 с.
  • Памяти двух русских цивилистов: Энгельман и Шершеневич. — С.-Петербург: Типография т-ва «Общественная Польза», 1913. — 14 с.
  • Учение Лейбница о праве наследования / Проф. М. Я. Пергамент. — Москва: типо-лит. т-ва И. Н. Кушнерев и К°, 1914. — [2], 14 с. [2]
  • Новейший фазис в вопросе о праве наследования государства / Проф. М. Я. Пергамент. — Санкт-Петербург: тип. т-ва «Обществ. польза», 1914. — 27 с.
  • Война и «непреодолимая сила» / Проф. М. Я. Пергамент. — Петроград: тип. т-ва «Обществ. польза», 1914. — 23 с.
  • Памяти Александра Владимировича Завадского. — Петроград: Типография т-ва «Общественная Польза», 1915. — 11 с.
  • В юридической аудитории Павийского университета в лето от Р. Х. 1891-е / М. Я. Пергамент. — Казань: лито-тип. И. Н. Харитонова, 1916. — 20 с.
  • Памяти Рэмона Салейля (фр.)русск.. (1855—1912) / Проф. М. Я. Пергамент. — Петроград: тип. бр. В. и И. Линник, 1916. — 32 с.
  • К сенатской практике по горному праву / Проф. М. Я. Пергамент. — Петроград: тип. Брокгауз-Ефрон, 1917. — 43 с.
  • О государственной страховой монополии: Протокол Заседания Юрид. комис. Петрогр. отд. Ин-та фин.-экон. исследований / Доклад проф. М. Я. Пергамента; Глав. правл. гос. страх. (Госстрах). — М.: Мосполиграф 10-я тип. «Заря коммунизма», 1923. — 14 с.
  • Новейший обмен мнений по вопросу об экстерриториальности в Китае. — Харбин: Тип. Кит. вост. ж. д., 1925. — 34 с.
  • К обесценению бумажных денег: Несколько слов о его правовых последствиях. — Харбин: Тип. Кит. вост. ж. д., 1926. — 26 с.
  • О юридической природе так называемого дипломатического квартала в Пекине: (Из неопубл. материалов) / Проф. М. Я. Пергамент. — Харбин: Тип. Кит. вост. ж. д., 1926. — 88 с.

Некоторые статьи

  • Юридическая квалификация гражданского процесс // Памяти Александра Владимировича Завадского. Сборник статей по гражданскому и торговому праву и гражданскому процессу / Антропов И. А., Васильев Н. А., Гольмстен А. Х., Гордон В. М., и др. — Казань: Лито-тип. т-во «Умид», 1917. — [XI], 224 c. — С.64-77.
  • К правовому положению иностранцев в Китае // Рев. законность. 1926. № 15/18
  • Из воспоминаний юриста в Китае // Рабочий суд. 1927. № 23
  • Памяти Анатолия Федоровича Кони // Право и жизнь. 1928. № 2/3;
  • К инциденту с нашим золотом в США // Рабочий суд. 1928. № 7
  • Главнейшие отличительные черты нашего будущего закона об изобретениях: Сравнит.-правовой очерк // Вест. К-та по делам изобретений. 1929. № 12
  • Китайское гражданское уложение // Рабочий суд. 1929. № 19/20
  • Новейший труд о промышленных правах // Вест. К-та по делам изобретений. 1930. № 3 — С. 22-29.
  • Американское законодательство о патентах, о промышленных образцах и товарных знаках // Рабочий суд. 1930. № 12; 1931. № 1.

Литература

Примечания

Ссылки

dic.academic.ru

Пергамент Википедия

Рукопись эпохи Меровингов, VII век н. э.

Перга́мент (в работах по истории и источниковедению обычно перга́мен[1]; нем. Pergament, от греч. Πέργαμον, Пергамон) — материал для письма из недублёной сыромятной кожи животных (до изобретения бумаги). Также древние рукописи на таком материале.

Этимология

Материал «пергамент» назван по имени города Пергам в Малой Азии, где во II веке до н. э. имел широкое применение. В профессиональной среде историков в основном употребляется слово пергамен, от лат. Pergamen.

История

По свидетельству греческого историка V века до н. э. Ктесия, кожа уже в то время издавна употреблялась в качестве материала для письма у персов. Оттуда она под именем «дифтера» (διφθέρα) рано перешла в Грецию, где употреблялись для письма обработанные овечьи и козьи шкуры.

По свидетельству Плиния Старшего, во II в. до н. э. цари Египта, желая поддержать книжное богатство Александрийской библиотеки, нашедшей себе соперницу в лице пергамской, в Малой Азии, запретили вывоз папируса за пределы Египта. Тогда в Пергаме обратили внимание на выделку кожи, усовершенствовали древнюю дифтеру и пустили её в оборот под именем δέρμα, σωμάτιον а позднее, по месту главного производства — περγαμηνή (у римлян — membrana, с IV в. н. э. — pergamena). Легендарным изобретателем пергамента считается царь Пергама Эвмен II (197—159 до н. э.).

У евреев пергамент известен под названием «гевиль», как канонический материал для записи рукописных свитков Торы (Сефер Тора). На более распространённом виде пергамента «клаф» (он же велень от лат. vellum) пишутся также отрывки из Торы для тефиллин и мезуз. Ещё один вид пергамента духсустус (ивр.דוכסוסטוס), изготовляемый из нижних слоев кожи (спилка), использовался только для мезуз. Однако с развитием индустрии скотобоен, когда шкуры стали доступнее, этот вид пергамента перестал использоваться ввиду его низкого качества[2]. Для написания еврейских священных свитков могут использоваться исключительно шкуры кошерных видов животных.

В период зарождения печатного дела был короткий период, когда пергамент и бумага использовались взаимозаменяемо. Большая часть Библии Гутенберга отпечатана на бумаге, однако сохранились и пергаментные версии.

Бурный рост книгопечатания в Средние века привел к сокращению использования пергамента, так как его цена и сложность изготовления, а также объём производства уже не удовлетворяли потребностей издателей. С тех пор и по наши дни пергамент стал использоваться в основном художниками, для книгоиздания же — лишь в исключительных случаях.

Изготовление

Изготовление пергамента, Германия, 1568 г.

В монастырском книжном обиходе средних веков пергаменные кодексы постепенно вытеснили папирусные свитки. С IV в. н. э. уже был распространён обычай писать богослужебные книги на пергаменте, и в Средние века для этой цели папирус почти не употреблялся.

Средние века знали два основных сорта пергамена: собственно пергамен (лат. pergamen) и веллум (фр. velin от vellum). Для изготовления пергамена употреблялись шкуры овец, баранов, телят, свиней и других животных. На велень шли шкуры новорождённых и особенно мертворождённых ягнят и телят. На юге Европы в Средние века употребляли козьи и овечьи шкуры, в Германии и Франции пользовались преимущественно телячьими. Из ослиной кожи пергамент не выделывался.

Пергамен был толще и грубее велени, но раннее Средневековье практически не знало велени — его начали широко применять в производстве книг только с конца XII в.

Вне зависимости от того, какие шкуры использовались, мастера-пергаменщики начинали с промывки шкуры и удаления наиболее грубого и жёсткого волоса. После этого шкуры подвергали золению, то есть длительному вымачиванию в известковом растворе. В извести шкуры выдерживали от трёх до десяти дней в зависимости от температуры окружающего воздуха, а затем промывали в воде. Это облегчало удаление волоса.

После выпадения волосяного покрова шкуры натягивали на деревянные рамы и мездрили, то есть отделяли от дермы нижний слой шкуры — подкожную клетчатку. Эта операция производилась при помощи полукруглых ножей. Затем шкуры шлифовали и выглаживали пемзой.

При последней операции в пергамент втирался меловой порошок, впитывающий жиры, не удалённые при предыдущих обработках. Помимо этого, меловой порошок делал пергамент более светлым и однородным по цвету, и предотвращал растекание туши. Для отбеливания пергамента в него втирали муку, белки или молоко.

В Российской национальной библиотеке хранится рукопись святого Августина, писаная на превосходном, мягком и тонком, почти белом пергаменте, выделка которого представляет своего рода совершенство.

К писцам и художникам пергамент поступал разрезанным и, как правило, собранным в тетради. Преимущество пергамента над папирусом заключается в том, что на пергаменте можно писать с обеих сторон листа.

Пергамент был не дешевле папируса, поскольку на изготовление крупноформатных книг (а священные книги часто изготавливались в большом формате) уходило множество шкур. Например, каждая двойная страница в «Лоршском Евангелии» (ок. 810 г. Рим, Ватиканская библиотека) требовала одной шкуры телёнка; для изготовления «Книги Кельтов» («Келлское евангелие», ок. 800 г., Дублин, Библиотека Тринити-колледжа) потребовалось забить стадо приблизительно в 150 голов, а для создания «Винчестерской Библии» (1160—1175 гг., Винчестер, Библиотека собора) потребовалось стадо в 250 телят. Для изготовления монументального формата полной Библии требовались шкуры приблизительно 500 животных[3].

Переработка

В период с VII по IX века множество пергаментных рукописей были соскоблены и смыты, чтобы использовать их повторно, хотя первоначальный текст можно прочесть и сейчас. Переработанные пергаменты получили название палимпсест. С развитием процесса переработки и появлением более совершенных технологий скобления первоначальный текст пропал.

Виды

Милиора ди Курки в работе «История и технология изготовления пергамента» писала, что пергамент не всегда белый: «Ченнини, мастер XV века, даёт рецепты окраски пергамента в различные цвета, включая пурпурный, индиго, зелёный, красный и персиковый».

В раннем Средневековье, подражая византийским рукописям, таким как Россанский и Синопский кодексы или Венский Генезис, для особо роскошных рукописей мастера, кроме белого, использовали цветной, чаще всего пурпурный пергамент, на котором писали серебром и золотом. Реже употреблялся жёлтый пергамент (лат. codex crocatus; от crocus — шафран) или чёрный.

К таковым относится, например, «Серебряный кодекс» — рукопись перевода Евангелия на готский язык, сделанного Вульфилой; она писана на цветном пергаменте серебром и хранится в Швеции, в Уппсале. В Российской национальной библиотеке хранится греческое четвероевангелие, написанное золотом на фиолетовом пергаменте — по преданию, рукой византийской императрицы Феодоры.

См. также

Примечания

Ссылки

wikiredia.ru

Рукописи на пергаменте - Изготовление книг

Древние греки и римляне, помимо рукописей на пергаменте, использовали диптихи*, которые представляли собой две деревянные, костяные или металлические пластинки, скрепленные застежками.

Рукопись на пергаменте.

Внешнюю сторону украшали резьбой и драгоценными камнями, а внутреннюю гладкую сторону, предназначенную для письма, покрывали восковым слоем. Диптихи являлись как бы записными книжками и служили для повседневного пользования. Несколько позже, в IV в. н. э., значение диптихов как материала для письма падает; их используют только как украшение церковных алтарей, а также в качестве переплетных крышек для книг. Поскольку диптихи не могли служить материалом для рукописных книг и использовались лишь в служебных целях для кратковременного пользования, то основным материалом для изготовления книг оставался пергамент. Он был плотнее папируса и поэтому даже при значительно меньшей длине масса пергаментных свитков намного превышала массу папирусных, что затрудняло пользование такими рукописными книгами и создавало неудобства при их хранении. В скором времени на смену пергаментным свиткам пришли рукописные книги новой формы, состоящие из отдельных листов. Книга приобрела четырехугольную форму, i> сохранившуюся до настоящего времени. Пергамент полностью вытеснил папирус и стал основным материалом для письма до появления бумаги.Процесс изготовления рукописных книг новой формы в корне отличался от получения книги-свитка. При этом возникла необходимость в ряде новых брошюровочных и переплётных операций, которые последовательно выполнял один человек — мастер. Листы пергамента складывали пополам и получали тетрадь *, имеющую четыре страницы; затем тетради подбирали в последовательном порядке в книжный блок. Так выполняли две новые брошюровочные операции — фальцовку ** (или складывание листа) и комплектовку (формирование блока из отдельных тетрадей). Скомплектованные тетради скрепляли одна с другой жилами животных.Таким образом, изменилась не только форма книги, но и последовательность выполнения брошюровочных операций. Если раньше первой брошюровочной операцией была операция скрепления папирусных листов, то с появлением пергамента первой брошюровочной операцией становится фальцовка листов, а затем идет комплектовка и скрепление блока. Для более прочного скрепления листов пергамента и придания корешку устойчивой формы корешок книжного блока заклеивали, а затем высушивали и круглили. Дальнейшая обработка книжных блоков из пергамента заключалась в обрезке блока с трех сторон и последующем золочении обрезов. Все перечисленные выше операции по обработке книжного блока относятся к переплетному процессу.

Ключевые слова: блок, корешок, лист, скрепление, тетрадь, фальцовка

izgknig.ru