Читать книгу “Рэмбо. Первая кровь”. Книга первая кровь


Читать Первая кровь - Моррелл Дэвид - Страница 1

Дэвид Моррелл

ПЕРВАЯ КРОВЬ

ЧАСТЬ I

Глава 1

Его звали Рэмбо, и он был с виду вполне обыкновенным парнем с длинной густой бородой и спадающими на шею волосами. Он стоял у бензоколонки на окраине города Мэдисон, штат Кентукки, вытянув вперед руку в надежде, что его подберет машина, и потягивал кока-колу из большой бутылки; возле его ног лежал спальный мешок, и кто бы мог подумать, что через день, во вторник, на него будет охотиться вся полиция округа Бэзэлт. И уж никак нельзя было предположить, что к четвергу он будет скрываться от Национальной гвардии штата Кентукки, полиции шести округов и множества частных лиц, любящих пострелять по живой мишени.

Впрочем, Рэмбо знал, что его ожидают неприятности.

Крупные неприятности, если он не будет начеку. Машина, в которую он просился, чуть было не сбила его, отъезжая от бензоколонки. Потом из потока автомобилей выскочила полицейская машина и подкатила прямо к нему — он уже знал, что будет дальше, и весь напрягся. “Нет, черт возьми. Только не в этот раз. Больше я не уступлю”.

На машине крупными буквами было написано:

“НАЧАЛЬНИК ПОЛИЦИИ. МЭДИСОН”.

Она остановилась рядом с Рэмбо, покачивая радиоантенной, и полицейский, перегнувшись через переднее сиденье, открыл дверцу для пассажира. Он смотрел на залепленные грязью сапоги, мятые джинсы с заплатой на одной штанине, голубой свитер с пятнами чего-то, похожего на засохшую кровь, и куртку из оленьей шкуры. Его взгляд задержался на бороде и длинных волосах. Нет, не это его беспокоило, а что-то другое, но начальник полиции не мог понять, что именно — Ну, полезай сюда, — сказал он.

Рэмбо не шелохнулся.

— Я сказал, полезай сюда. Должно быть жарко под солнцем в такой куртке.

Рэмбо отпил кока-колы, взглянул на проходившие мимо машины, посмотрел сверху вниз на полицейского — и… остался на месте.

— У тебя что-то со слухом? — поинтересовался полицейский. — Садись в машину, пока я не разозлился.

Теперь Рэмбо изучал его, как только что тот изучал Рэмбо: небольшого роста и плотный, морщинки у глаз и неглубокие оспины на коже, из-за которых его лицо казалось грубым.

— Не глазей на меня.

Рэмбо продолжал его изучать: серая форма, верхняя пуговица рубашки расстегнута, узел галстука ослаблен, рубашка спереди промокла от пота. Какое у него оружие — Рэмбо видно не было. Кобура была пристегнута слева, с противоположной от пассажира стороны.

— Я тебе говорю, — сказал полицейский. — Мне не нравится, когда на меня глазеют.

— А кому нравится?

Рэмбо еще раз глянул по сторонам, потом поднял свой спальный мешок. Садясь в машину, положил мешок между собой и полицейским.

— Давно ждешь? — спросил полицейский.

— Целый час.

— Мог бы прождать и дольше. Здешние обычно никого не подвозят. Особенно таких, как ты. Это незаконно.

— Быть таким, как я?

— Не умничай. Я хотел сказать, что подвозить незнакомых у нас не разрешается. Многие из тех, кто останавливается кого-то подвезти, расстанется с кошельком, а то и с жизнью. Закрой дверь.

Рэмбо неспеша отпил кока-колы, а потом сделал то, что ему было ведено.

— Не беспокойтесь, — сказал он полицейскому. — Я не собираюсь вас грабить.

— Очень смешно. — Кстати, если ты не обратил внимания на надпись на машине: я здешний начальник полиции Тисл. Уилфред Тисл. Хотя вряд ли имеет значение, как меня зовут.

Они пересекли центральный перекресток города, где светофор переключался на желтый. По обе стороны улицы вплотную стояли магазины — аптекарский, бакалейный, оружейный, скобяной, а также десятки других. Вдали виднелись холмы, высокие, зеленые, кое-где тронутые красноватой желтизной умирающей листвы.

— Куда направляешься? — спросил Тисл.

— Это имеет значение?

— Нет. Честно говоря, никакого значения это не имеет. И все же — куда ты направляешься?

— Может быть, в Луисвилль.

— А может быть, нет?

— Вот именно.

— Где спишь? В лесу?

— Именно.

— Сейчас, я думаю, в лесу безопасно. Ночью холодает, и змеи залезли в свои норы.

Рэмбо отпил кока-колы.

— Тебя подвез сюда кто-то из нашего города? — поинтересовался Тисл.

— Я шел пешком. Встал на рассвете и шел пешком.

— Ну, я тебе очень сочувствую. Значит, недаром я взял в свою машину.

Рэмбо ничего не сказал. Он знал, что случится дальше. Они проехали по мосту над ручьем, миновали здание суда.

— Полицейский участок рядом с судом, — показал Тисл. Однако не свернул к участку, а повел машину дальше, к выезду из города. И только за щитом с надписью “ВЫ ПОКИДАЕТЕ МЭДИСОН. СЧАСТЛИВОГО ПУТИ” остановился у обочины.

— Будь осторожен, — сказал Тисл.

— И не напрашивайся на неприятности, — закончил за него Рэмбо. — Вы это хотели сказать?

— Правильно. Ты это уже слышал. Поэтому мне не надо объяснять, почему из-за похожих на тебя парней, часто бывают неприятности. — Он положил спальный мешок на колени Рэмбо и потянулся, чтобы открыть дверцу. — Ну, будь осторожен.

Рэмбо медленно вышел из машины.

— Еще увидимся, — сказал он, захлопывая дверцу.

— Нет, — покачал головой Тисл. — Думаю, не увидимся.

Он развернул машину и поехал обратно в город, посигналив на прощание.

Рэмбо смотрел вслед удалявшейся машине.

Потом допил кока-колу, швырнул бутылку в канаву и, перекинув ремень спального мешка через плечо, направился в город.

Глава 2

Воздух был густ от чада — что-то жарилось на жире. Старуха за стойкой уставилась на Рэмбо через свои бифокальные очки, рассматривая его одежду, шевелюру, бороду.

— Два гамбургера и кока-колу, — сказал Рэмбо.

— Сделай это на вынос, — услышал он сзади.

Глянув в зеркало за стойкой, Рэмбо увидел в проеме входной двери Тисла.

— И сделай это побыстрее, Мерль, ладно? — добавил Тисл. — Парень очень спешит.

Старуха недоуменно склонила набок голову.

— Да, да, Мерль, а пока ты этим занимаешься, как насчет чашки кофе для меня?

— Как скажете, Уилфред, — проговорила она, по-прежнему недоумевая, и пошла налить кофе.

Рэмбо смотрел в зеркало на Тисла, а Тисл смотрел на Рэмбо. На рубашке у Тисла красовалась булавка Американского легиона. Интересно, на какой войне ты был, подумал Рэмбо. Для второй мировой ты слишком молод.

Он повернулся.

— Корея? — спросил Рэмбо, показывая на булавку.

— Правильно, — ответил Тисл без всякого выражения.

Они продолжали смотреть друг на друга.

Рэмбо перевел взгляд на левый бок Тисла, где висела кобура. И удивился — там был не стандартный полицейский револьвер, а полуавтоматический пистолет, судя по его большой рукоятке — 9-миллиметровый “браунинг”. Рэмбо доводилось пользоваться “браунингом”. Рукоятка большая потому, что там тринадцать патронов, а не семь или восемь, как в большинстве пистолетов. Рэмбо отметил, что пистолет чертовски идет Тислу, в котором было пять футов и шесть или семь дюймов, а на невысоком мужчине такой большой пистолет должен выглядеть неуклюже — но не выглядел.

— Я тебе говорил не глазей на меня. — Прислонившись к музыкальному автомату, Тисл достал из пачки в кармане рубашки сигарету и зажег. — Ну, ты меня обдурил, верной — Не нарочно.

— Конечно, не нарочно. И все же ты меня обдурил?

Хозяйка принесла Тислу кофе и повернулась к Рэмбо.

— Какие вам сделать гамбургеры? Простые или огородные?

— Что?

— Одно мясо или с зеленью?

— Побольше луку.

— Как хотите.

Старуха ушла жарить гамбургеры.

— Вот обдурил так обдурил, — сказал Тисл и как-то странно улыбнулся. — Я хочу сказать, на вид ты умный. И говоришь вроде как умный, вот я и решил, что ты все понял. А ты взял и вернулся. Может, у тебя с головой не все в порядке, а?

— Я голоден.

— Ну, это меня не интересует, — сказал Тисл, затягиваясь сигаретой. — Такому парню, как ты, должно хватать мозгов, носить еду с собой. На тот случай, если он спешит, как ты сейчас.

online-knigi.com

Рэмбо. Первая кровь – читать онлайн бесплатно

Дэвид Моррелл

Рэмбо. Первая кровь ЧАСТЬ I Глава 1 Его звали Рэмбо, и он был с виду вполне обыкновенным парнем с длинной густой бородой и спадающими на шею волосами. Он стоял у бензоколонки на окраине города Мэдисон, штат Кентукки, вытянув вперед руку в надежде, что его подберет машина, и потягивал кока-колу из большой бутылки; возле его ног лежал спальный мешок, и кто бы мог подумать, что через день, во вторник, на него будет охотиться вся полиция округа Бэзэлт. И уж никак нельзя было предположить, что к четвергу он будет скрываться от Национальной гвардии штата Кентукки, полиции шести округов и множества частных лиц, любящих пострелять по живой мишени.

Впрочем, Рэмбо знал, что его ожидают неприятности.

Крупные неприятности, если он не будет начеку. Машина, в которую он просился, чуть было не сбила его, отъезжая от бензоколонки. Потом из потока автомобилей выскочила полицейская машина и подкатила прямо к нему — он уже знал, что будет дальше, и весь напрягся. «Нет, черт возьми. Только не в этот раз. Больше я не уступлю».

На машине крупными буквами было написано:

«НАЧАЛЬНИК ПОЛИЦИИ. МЭДИСОН».

Она остановилась рядом с Рэмбо, покачивая радиоантенной, и полицейский, перегнувшись через переднее сиденье, открыл дверцу для пассажира. Он смотрел на залепленные грязью сапоги, мятые джинсы с заплатой на одной штанине, голубой свитер с пятнами чего-то, похожего на засохшую кровь, и куртку из оленьей шкуры. Его взгляд задержался на бороде и длинных волосах. Нет, не это его беспокоило, а что-то другое, но начальник полиции не мог понять, что именно — Ну, полезай сюда, — сказал он.

Рэмбо не шелохнулся.

— Я сказал, полезай сюда. Должно быть жарко под солнцем в такой куртке.

Рэмбо отпил кока-колы, взглянул на проходившие мимо машины, посмотрел сверху вниз на полицейского — и… остался на месте.

— У тебя что-то со слухом? — поинтересовался полицейский. — Садись в машину, пока я не разозлился.

Теперь Рэмбо изучал его, как только что тот изучал Рэмбо: небольшого роста и плотный, морщинки у глаз и неглубокие оспины на коже, из-за которых его лицо казалось грубым.

— Не глазей на меня.

Рэмбо продолжал его изучать: серая форма, верхняя пуговица рубашки расстегнута, узел галстука ослаблен, рубашка спереди промокла от пота. Какое у него оружие — Рэмбо видно не было. Кобура была пристегнута слева, с противоположной от пассажира стороны.

— Я тебе говорю, — сказал полицейский. — Мне не нравится, когда на меня глазеют.

— А кому нравится?

Рэмбо еще раз глянул по сторонам, потом поднял свой спальный мешок. Садясь в машину, положил мешок между собой и полицейским.

— Давно ждешь? — спросил полицейский.

ruwapa.net

Читать онлайн "Рэмбо. Первая кровь" автора Моррелл Дэвид - RuLit

Дэвид Моррелл

Рэмбо. Первая кровь

Его звали Рэмбо, и он был с виду вполне обыкновенным парнем с длинной густой бородой и спадающими на шею волосами. Он стоял у бензоколонки на окраине города Мэдисон, штат Кентукки, вытянув вперед руку в надежде, что его подберет машина, и потягивал кока-колу из большой бутылки; возле его ног лежал спальный мешок, и кто бы мог подумать, что через день, во вторник, на него будет охотиться вся полиция округа Бэзэлт. И уж никак нельзя было предположить, что к четвергу он будет скрываться от Национальной гвардии штата Кентукки, полиции шести округов и множества частных лиц, любящих пострелять по живой мишени.

Впрочем, Рэмбо знал, что его ожидают неприятности.

Крупные неприятности, если он не будет начеку. Машина, в которую он просился, чуть было не сбила его, отъезжая от бензоколонки. Потом из потока автомобилей выскочила полицейская машина и подкатила прямо к нему — он уже знал, что будет дальше, и весь напрягся. «Нет, черт возьми. Только не в этот раз. Больше я не уступлю».

На машине крупными буквами было написано:

«НАЧАЛЬНИК ПОЛИЦИИ. МЭДИСОН».

Она остановилась рядом с Рэмбо, покачивая радиоантенной, и полицейский, перегнувшись через переднее сиденье, открыл дверцу для пассажира. Он смотрел на залепленные грязью сапоги, мятые джинсы с заплатой на одной штанине, голубой свитер с пятнами чего-то, похожего на засохшую кровь, и куртку из оленьей шкуры. Его взгляд задержался на бороде и длинных волосах. Нет, не это его беспокоило, а что-то другое, но начальник полиции не мог понять, что именно — Ну, полезай сюда, — сказал он.

Рэмбо не шелохнулся.

— Я сказал, полезай сюда. Должно быть жарко под солнцем в такой куртке.

Рэмбо отпил кока-колы, взглянул на проходившие мимо машины, посмотрел сверху вниз на полицейского — и… остался на месте.

— У тебя что-то со слухом? — поинтересовался полицейский. — Садись в машину, пока я не разозлился.

Теперь Рэмбо изучал его, как только что тот изучал Рэмбо: небольшого роста и плотный, морщинки у глаз и неглубокие оспины на коже, из-за которых его лицо казалось грубым.

— Не глазей на меня.

Рэмбо продолжал его изучать: серая форма, верхняя пуговица рубашки расстегнута, узел галстука ослаблен, рубашка спереди промокла от пота. Какое у него оружие — Рэмбо видно не было. Кобура была пристегнута слева, с противоположной от пассажира стороны.

— Я тебе говорю, — сказал полицейский. — Мне не нравится, когда на меня глазеют.

— А кому нравится?

Рэмбо еще раз глянул по сторонам, потом поднял свой спальный мешок. Садясь в машину, положил мешок между собой и полицейским.

— Давно ждешь? — спросил полицейский.

— Целый час.

— Мог бы прождать и дольше. Здешние обычно никого не подвозят. Особенно таких, как ты. Это незаконно.

— Быть таким, как я?

— Не умничай. Я хотел сказать, что подвозить незнакомых у нас не разрешается. Многие из тех, кто останавливается кого-то подвезти, расстанется с кошельком, а то и с жизнью. Закрой дверь.

Рэмбо неспеша отпил кока-колы, а потом сделал то, что ему было ведено.

— Не беспокойтесь, — сказал он полицейскому. — Я не собираюсь вас грабить.

— Очень смешно. — Кстати, если ты не обратил внимания на надпись на машине: я здешний начальник полиции Тисл. Уилфред Тисл. Хотя вряд ли имеет значение, как меня зовут.

Они пересекли центральный перекресток города, где светофор переключался на желтый. По обе стороны улицы вплотную стояли магазины — аптекарский, бакалейный, оружейный, скобяной, а также десятки других. Вдали виднелись холмы, высокие, зеленые, кое-где тронутые красноватой желтизной умирающей листвы.

— Куда направляешься? — спросил Тисл.

— Это имеет значение?

— Нет. Честно говоря, никакого значения это не имеет. И все же — куда ты направляешься?

— Может быть, в Луисвилль.

— А может быть, нет?

— Вот именно.

— Где спишь? В лесу?

— Именно.

— Сейчас, я думаю, в лесу безопасно. Ночью холодает, и змеи залезли в свои норы.

Рэмбо отпил кока-колы.

— Тебя подвез сюда кто-то из нашего города? — поинтересовался Тисл.

— Я шел пешком. Встал на рассвете и шел пешком.

— Ну, я тебе очень сочувствую. Значит, недаром я взял в свою машину.

Рэмбо ничего не сказал. Он знал, что случится дальше. Они проехали по мосту над ручьем, миновали здание суда.

— Полицейский участок рядом с судом, — показал Тисл. Однако не свернул к участку, а повел машину дальше, к выезду из города. И только за щитом с надписью «ВЫ ПОКИДАЕТЕ МЭДИСОН. СЧАСТЛИВОГО ПУТИ» остановился у обочины.

www.rulit.me

Читать онлайн книгу «Рэмбо. Первая кровь» бесплатно — Страница 1

Дэвид Моррелл

Рэмбо. Первая кровь

ЧАСТЬ I

Глава 1

Его звали Рэмбо, и он был с виду вполне обыкновенным парнем с длинной густой бородой и спадающими на шею волосами. Он стоял у бензоколонки на окраине города Мэдисон, штат Кентукки, вытянув вперед руку в надежде, что его подберет машина, и потягивал кока-колу из большой бутылки; возле его ног лежал спальный мешок, и кто бы мог подумать, что через день, во вторник, на него будет охотиться вся полиция округа Бэзэлт. И уж никак нельзя было предположить, что к четвергу он будет скрываться от Национальной гвардии штата Кентукки, полиции шести округов и множества частных лиц, любящих пострелять по живой мишени.

Впрочем, Рэмбо знал, что его ожидают неприятности.

Крупные неприятности, если он не будет начеку. Машина, в которую он просился, чуть было не сбила его, отъезжая от бензоколонки. Потом из потока автомобилей выскочила полицейская машина и подкатила прямо к нему — он уже знал, что будет дальше, и весь напрягся. «Нет, черт возьми. Только не в этот раз. Больше я не уступлю».

На машине крупными буквами было написано:

«НАЧАЛЬНИК ПОЛИЦИИ. МЭДИСОН».

Она остановилась рядом с Рэмбо, покачивая радиоантенной, и полицейский, перегнувшись через переднее сиденье, открыл дверцу для пассажира. Он смотрел на залепленные грязью сапоги, мятые джинсы с заплатой на одной штанине, голубой свитер с пятнами чего-то, похожего на засохшую кровь, и куртку из оленьей шкуры. Его взгляд задержался на бороде и длинных волосах. Нет, не это его беспокоило, а что-то другое, но начальник полиции не мог понять, что именно — Ну, полезай сюда, — сказал он.

Рэмбо не шелохнулся.

— Я сказал, полезай сюда. Должно быть жарко под солнцем в такой куртке.

Рэмбо отпил кока-колы, взглянул на проходившие мимо машины, посмотрел сверху вниз на полицейского — и… остался на месте.

— У тебя что-то со слухом? — поинтересовался полицейский. — Садись в машину, пока я не разозлился.

Теперь Рэмбо изучал его, как только что тот изучал Рэмбо: небольшого роста и плотный, морщинки у глаз и неглубокие оспины на коже, из-за которых его лицо казалось грубым.

— Не глазей на меня.

Рэмбо продолжал его изучать: серая форма, верхняя пуговица рубашки расстегнута, узел галстука ослаблен, рубашка спереди промокла от пота. Какое у него оружие — Рэмбо видно не было. Кобура была пристегнута слева, с противоположной от пассажира стороны.

— Я тебе говорю, — сказал полицейский. — Мне не нравится, когда на меня глазеют.

— А кому нравится?

Рэмбо еще раз глянул по сторонам, потом поднял свой спальный мешок. Садясь в машину, положил мешок между собой и полицейским.

— Давно ждешь? — спросил полицейский.

— Целый час.

— Мог бы прождать и дольше. Здешние обычно никого не подвозят. Особенно таких, как ты. Это незаконно.

— Быть таким, как я?

— Не умничай. Я хотел сказать, что подвозить незнакомых у нас не разрешается. Многие из тех, кто останавливается кого-то подвезти, расстанется с кошельком, а то и с жизнью. Закрой дверь.

Рэмбо неспеша отпил кока-колы, а потом сделал то, что ему было ведено.

— Не беспокойтесь, — сказал он полицейскому. — Я не собираюсь вас грабить.

— Очень смешно. — Кстати, если ты не обратил внимания на надпись на машине: я здешний начальник полиции Тисл. Уилфред Тисл. Хотя вряд ли имеет значение, как меня зовут.

Они пересекли центральный перекресток города, где светофор переключался на желтый. По обе стороны улицы вплотную стояли магазины — аптекарский, бакалейный, оружейный, скобяной, а также десятки других. Вдали виднелись холмы, высокие, зеленые, кое-где тронутые красноватой желтизной умирающей листвы.

— Куда направляешься? — спросил Тисл.

— Это имеет значение?

— Нет. Честно говоря, никакого значения это не имеет. И все же — куда ты направляешься?

— Может быть, в Луисвилль.

— А может быть, нет?

— Вот именно.

— Где спишь? В лесу?

— Именно.

— Сейчас, я думаю, в лесу безопасно. Ночью холодает, и змеи залезли в свои норы.

Рэмбо отпил кока-колы.

— Тебя подвез сюда кто-то из нашего города? — поинтересовался Тисл.

— Я шел пешком. Встал на рассвете и шел пешком.

— Ну, я тебе очень сочувствую. Значит, недаром я взял в свою машину.

Рэмбо ничего не сказал. Он знал, что случится дальше. Они проехали по мосту над ручьем, миновали здание суда.

— Полицейский участок рядом с судом, — показал Тисл. Однако не свернул к участку, а повел машину дальше, к выезду из города. И только за щитом с надписью «ВЫ ПОКИДАЕТЕ МЭДИСОН. СЧАСТЛИВОГО ПУТИ» остановился у обочины.

— Будь осторожен, — сказал Тисл.

— И не напрашивайся на неприятности, — закончил за него Рэмбо. — Вы это хотели сказать?

— Правильно. Ты это уже слышал. Поэтому мне не надо объяснять, почему из-за похожих на тебя парней, часто бывают неприятности. — Он положил спальный мешок на колени Рэмбо и потянулся, чтобы открыть дверцу. — Ну, будь осторожен.

Рэмбо медленно вышел из машины.

— Еще увидимся, — сказал он, захлопывая дверцу.

— Нет, — покачал головой Тисл. — Думаю, не увидимся.

Он развернул машину и поехал обратно в город, посигналив на прощание.

Рэмбо смотрел вслед удалявшейся машине.

Потом допил кока-колу, швырнул бутылку в канаву и, перекинув ремень спального мешка через плечо, направился в город.

Глава 2

Воздух был густ от чада — что-то жарилось на жире. Старуха за стойкой уставилась на Рэмбо через свои бифокальные очки, рассматривая его одежду, шевелюру, бороду.

— Два гамбургера и- кока-колу, — сказал Рэмбо.

— Сделай это на вынос, — услышал он сзади.

Глянув в зеркало за стойкой, Рэмбо увидел в проеме входной двери Тисла.

— И сделай это побыстрее, Мерль, ладно? — добавил Тисл. — Парень очень спешит.

Старуха недоуменно склонила набок голову.

— Да, да, Мерль, а пока ты этим занимаешься, как насчет чашки кофе для меня?

— Как скажете, Уилфред, — проговорила она, по-прежнему недоумевая, и пошла налить кофе.

Рэмбо смотрел в зеркало на Тисла, а Тисл смотрел на Рэмбо. На рубашке у Тисла красовалась булавка Американского легиона. Интересно, на какой войне ты был, подумал Рэмбо. Для второй мировой ты слишком молод.

Он повернулся.

— Корея? — спросил Рэмбо, показывая на булавку.

— Правильно, — ответил Тисл без всякого выражения.

Они продолжали смотреть друг на друга.

Рэмбо перевел взгляд на левый бок Тисла, где висела кобура. И удивился там был не стандартный полицейский револьвер, а полуавтоматический пистолет, судя по его большой рукоятке — 9-миллиметровый «браунинг». Рэмбо доводилось пользоваться «браунингом». Рукоятка большая потому, что там тринадцать патронов, а не семь или восемь, как в большинстве пистолетов. Рэмбо отметил, что пистолет чертовски идет Тислу, в котором было пять футов и шесть или семь дюймов, а на невысоком мужчине такой большой пистолет должен выглядеть неуклюже — но не выглядел.

— Я тебе говорил не глазей на меня. — Прислонившись к музыкальному автомату, Тисл достал из пачки в кармане рубашки сигарету и зажег.

— Ну, ты меня обдурил, верно.

— Не нарочно.

— Конечно, не нарочно. И все же ты меня обдурил?

Хозяйка принесла Тислу кофе и повернулась к Рэмбо.

— Какие вам сделать гамбургеры? Простые или огородные?

— Что?

— Одно мясо или с зеленью?

— Побольше луку.

— Как хотите.

Старуха ушла жарить гамбургеры.

— Вот обдурил так обдурил, — сказал Тисл и как-то странно улыбнулся. — Я хочу сказать, на вид ты умный. И говоришь вроде как умный, вот я и решил, что ты все понял. А ты взял и вернулся. Может, у тебя с головой не все в порядке, а?

— Я голоден.

— Ну, это меня не интересует, — сказал Тисл, затягиваясь сигаретой. Такому парню, как ты, должно хватать мозгов, носить еду с собой. На тот случай, если он спешит, как ты сейчас.

Он поднял кувшинчик со сливками, собираясь налить их себе в кофе, но заметил сгустки на дне и брезгливо скривился.

— Тебе нужна работа? — тихо поинтересовался он.

— Нет.

— Значит, у тебя уже есть работа?

— Нет, работы у меня нет. Мне не нужна работа.

— Это называется бродяжничеством.

— Черт возьми, называйте это как хотите.

Тисл резко хлопнул рукой по стойке.

— Укороти язычок!

Немногочисленные посетители забегаловки сразу же устремили взгляды на Тисла. Он оглядел их и улыбнулся, будто сказал что-то смешное, потом прислонился к стойке и начал пить кофе.

— Теперь им есть о чем поговорить. — Он зло улыбнулся. Шутки кончились. Послушай, я тебя не понимаю. Все это — одежда, волосы и прочее. Неужели ты не знал, что стоит тебе появиться на главной улице, ты будешь там выделяться, как чернокожий?

Да мои патрульные сообщили о тебе по радио через пять минут после того, как ты вернулся.

— Им понадобилось так много времени?

— Язычок, — сказал Тисл. — Я тебя предупреждал.

Похоже, он хотел добавить что-то еще, но тут старуха принесла Рэмбо еду в бумажном пакете и сказала:

— Доллар тридцать один цент.

— За что? За эти крохи?

— Вы сказали вам с зеленью.

— Заплати ей, — сказал Тисл.

Она не выпускала из рук пакет, пока Рэмбо не отдал ей деньги.

— Окей, поехали, — сказал Тисл.

— Куда?

— Туда, куда я тебя повезу. — Он осушил чашку четырьмя глотками и положил на стойку монету в двадцать пять центов. — Спасибо, Мерль. — Когда они шли к двери, все взоры были устремлены на них.

— Чуть не забыл, — спохватился Тисл. — Эй, Мерль, как насчет того, чтобы почистить у кувшинчика дно?

Глава 3

Машина стояла у выхода.

— Полезай, — велел Тисл, оправляя свою потную рубашку. — Черт возьми, жарковато для первого октября. Не понимаю, как ты можешь ходить в этой куртке.

— Я не потею.

— Конечно, не потеешь.

После полумрака закусочной, у Рэмбо болели на солнце глаза, он закрыл их, откинулся на сиденье машины. А когда снова открыл, увидел щит с надписью «ВЫ ПОКИДАЕТЕ МЭДИСОН».

Тисл резко остановил машину на щебеночном крае дороги и повернулся к Рэмбо.

— Пойми наконец, — я не хочу видеть в своем городе парней, которые выглядят как ты и у которых нет работы, — сказал он. — А то не успеешь оглянуться, тут появится целая куча твоих друзей — будут попрошайничать, может даже воровать или продавать наркотики. Я и так уж подумываю, не посадить ли тебя за решетку за то неудобство, которое ты мне причинил. Но я так понимаю: парень вроде тебя, имеет право на ошибку. У тебя ум еще не такой развитой, как у людей постарше, на что я и делаю скидку. Но если ты вернешься снова, я оторву тебе задницу. Я выражаюсь ясно? Ты меня понял?

Рэмбо подхватил пакете едой, спальный мешок и выбрался из машины.

— Я у тебя спрашиваю: ты слышал, что я велел тебе не возвращаться.

— Слышал, — ответил Рэмбо захлопывая дверцу.

Тисл утопил педаль газа, и машина рванула с места, метнув в Рэмбо две пригоршни щебенки. Потом круто развернулась, визжа покрышками, и уехала в сторону города, на этот раз не посигналив Рэмбо.

Когда машина скрылась из вида, Рэмбо опустился в придорожную канаву, вытянулся на длинной пыльной траве, открыл пакет с едой.

Черт знает что за гамбургер. Он просил побольше луку, а получил одну чахлую стрелку. Кружок помидора был тонкий и желтый. Булочка оказалась жирной, рубленый бифштекс в ней — жестким.

Запив эту еду кока-колой, он сложил вощеную бумагу от гамбургеров в бумажный пакет и поджег его. Потом растоптал пепел сапогом и рассеял в разные стороны, удостоверившись, что искр нет. Черт возьми, уже шесть месяцев, как он вернулся с войны, а все еще по-прежнему тщательно уничтожает следы своего пребывания — чтобы никто не мог его по ним вычислить.

Он тряхнул головой. Не нужно думать о войне. И тут же вспомнил другие привычки оставшиеся у него с войны: привычка к бессоннице, пробуждение при малейшем шорохе, потребность спать на открытом месте — это все после долгого пребывания в плену…

— Да, лучше думай о чем-нибудь другом, — сказал он вслух и понял, что разговаривает сам с собой. — Ну и как? В какую сторону пойдешь? — Он посмотрел в направлении города, в противоположную сторону, куда вела такая же дорога, и принял решение. Подхватив спальный мешок, повесил его на плечо и зашагал в город.

На дороге валялись повсюду животные, задавленные машинами. Сначала кошка, полосатая как тигр, — похоже, красивая была кошка — потом кокер-спаниель, кролик, белка… Это тоже осталось у него с войны — теперь он больше замечал мертвых, испытывая при этом не ужас, а любопытство — как они расстались с жизнью.

Он шел мимо этих трупиков по правой стороне дороги, безмолвно голосуя в надежде, что его подвезут. Одежда Рэмбо была желтоватой от пыли, длинные волосы на голове и борода свалялись, и все, кто проезжал мимо, окидывали его взглядом. Но никто не остановился. Ну, думал он, что ж ты не приведешь себя в порядок?

Постригись и побрейся. Почисти одежду. Тогда тебя охотно будут сажать в машину. Все это так, возражал он себе, но бритва — одна из тех вещей, которые ограничивают свободу, а стрижка стоит денег, которые лучше потратить на питание. И вообще невозможно спать в лесу и выглядеть принцем. Но тогда зачем бродить вот так, зачем спать в лесу? На этой мысли круг замкнулся, возвращая его к войне. Думай о чем-нибудь другом, велел он себе. Почему бы не повернуться и не уйти прочь? Зачем возвращаться в этот город? Что в нем особенного? А вот зачем, я сам имею право решать, оставаться мне здесь или нет. Я никому не позволю решать за меня.

Этот полицейский оказался дружелюбней большинства из них. Разумнее. Может, не стоит задирать его? Сделать как он говорит и…

Нет, если кто-то улыбается, давая тебе мешок дерьма, это еще не значит, что ты должен этот мешок принять. Плевал я на его дружелюбность. Главное — это поступки.

Но ты выглядишь не очень-то мило, и от тебя можно ждать неприятностей. Он в чем-то прав.

И я тоже в чем-то прав. Со мной произошло одно и то же в пятнадцати городах. Этот последний. Больше не позволю себя толкать.

Но почему бы не объяснить ему все, не привести себя в порядок? Или ты жаждешь этих неприятностей? Надоела спокойная жизнь, а? Хочешь доказать ему, на что ты способен?

Я не обязан объясняться ни перед ним, ни перед кем-то. После того, через что я прошел, я имею право никому ничего не объяснять.

Тогда по крайней мере расскажи ему про свою медаль, про то чего она тебе стоила.

И снова его мысли вернулись к войне.

Глава 4

Тисл его ждал. Развернувшись и проехав мимо него, он увидел парня в зеркало. Тот стоял на месте, глядел вслед удаляющейся машине и, вроде бы, никуда не собирался уходить.

Боже мой, а ведь ты собираешься вернуться, вдруг понял Тисл и от неожиданности расхохотался. Ты искренне хочешь вернуться. И выражение у тебя на лице такое…

Вот Тисл и ждал. Улица, на которой стояла его полицейская машина, пересекала главную наподобие буквы «Т».

Где же парень?

Возможно, он не появится. Возможно, он ушел.

Нет, я видел, какое у него было лицо. Он придет.

— Тисл вызывает участок, — проговорил он в микрофон радиопередатчика. Есть какие-нибудь новости?

Как всегда, Шинглтон, дневной радист, отозвался сразу же, — его голос потрескивал в атмосферных разрядах.

— Нет, шеф. Ничего интересного.

— Ладно.

Я задержусь.

Этот парень раздражал Тисла — его еще и приходится ждать. Он зажег сигарету, огляделся по сторонам. Потом включил двигатель и выехал на главную улицу — посмотреть, где же парень, черт бы его побрал.

Парня нигде не было видно.

Конечно. Он взял и ушел, а такое лицо сделал специально, чтобы я подумал он вернется.

Тисл ехал по главной улице, уже уверенный в том, что парень где-то далеко отсюда, и когда тремя кварталами дальше, вдруг увидел его на левом тротуаре, прислонившегося к проволочной изгороди у ручья, то от удивления так резко нажал на педаль тормоза, что следовавшая за ним машина врезалась ему в задний бампер.

Человек, налетевший на него, от неожиданности прикрыл рот рукой. Тисл открыл свою дверцу и несколько секунд смотрел молча на провинившегося водителя, а потом направился к парню у изгороди.

— Каким образом ты попал в город?

— Волшебным образом.

— Садись в машину.

— Не думаю, что мне туда хочется.

— Тогда подумай еще раз.

Позади машины, которая смяла ему бампер, уже выстроилась очередь из других машин. Водитель стоял сейчас посреди дороги, рассматривал разбитую заднюю фару и качал головой. Открытая дверца Тисла перегораживала встречную дорожку, замедляя движение. Гудки звучали все раздраженнее, начала собираться толпа.

— Послушай, — сказал Тисл, — я пойду разберусь с этим делом, а когда закончу, чтоб ты сидел в машине.

Они смотрели друг на друга. Потом Тисл отошел к человеку, который стукнул его машину. Тот все еще качал головой, глядя на причиненный ущерб.

— Пожалуйста, удостоверение водителя, карточку страховки, документы на машину, — проговорил Тисл и закрыл дверцу своей машины.

— Но я не имел возможности остановиться.

— Вы ехали слишком близко.

— Но вы слишком резко затормозили.

— Это не имеет значения. По правилам всегда виновата задняя машина. Вы не соблюдали дистанцию, положенную на случай экстренной ситуации.

— Но…

— Я не собираюсь с вами спорить, — оборвал его Тисл. — Пожалуйста, дайте мне свое удостоверение водителя, карточку страховки и документы на владение машиной. — Он повернулся взглянуть на парня — его, конечно, уже не было.

Глава 5

Рэмбо нарочно шел по открытому месту, тем самым показывая, что он вовсе не прячется. На этом этапе Тисл мог бы окончить игру и оставить его в покое — а если не оставит, что же, значит, это Тисл хочет неприятностей, а не он.

В центре города он свернул влево, очутился на большом оранжевом мосту и дошел до его середины, ведя рукой по гладкой теплой краске на перилах. Там он остановился, стал смотреть на воду. День был жаркий, вода — быстрая и прохладная на вид.

Рядом с ним оказался автомат с шариками жевательной резинки, приваренный к перилам. Он вытащил из кармана джинсов пенни, собираясь сунуть его в прорезь, но вовремя остановился. В автомате были не шарики жевательной резинки, а рыбьего корма. Маленькая металлическая пластинка на автомате гласила:

«ПОКОРМИТЕ РЫБ. 10 ЦЕНТОВ. ДОХОДЫ ИДУТ МОЛОДЕЖНОМУ КОРПУСУ ОКРУГА БЭЗЭЛТ. ЗАНЯТАЯ МОЛОДЕЖЬ — СЧАСТЛИВАЯ МОЛОДЕЖЬ».

Ну, конечно, подумал Рэмбо. А кто рано встает, тому боженька пинка дает.

Он опять стал смотреть на воду. Скоро услышал чьи-то шаги за спиной, но даже не побеспокоился взглянуть, кто это.

— Садись в машину.

Рэмбо не отвел взгляда от воды.

— Взгляните на рыб. Их, наверное, тысячи две. Как называется эта большая золотистая? Вряд ли это настоящая золотая рыбка. Слишком она большая.

— Форель «паломино». Садись в машину.

Рэмбо продолжал смотреть на воду.

— Наверно, новая разновидность. Никогда о ней не слышал.

— Эй, парень, я с тобой говорю. Смотри на меня.

Но Рэмбо его не послушался.

— Я когда-то тоже ловил рыбу. Когда был маленький. Сейчас-то мало осталось рыбных ручьев — слишком грязная вода. А что за этим ручьем следит город, и рыбу в него специально запускают? Ее потому так много?

Именно потому. Сколько Тисл помнил себя, город всегда запускал рыбу в этот довольно глубокий ручей. Отец часто приводил его смотреть, как рабочие с рыборазводного завода штата выпускали сюда молодь. Рабочие несли от грузовика к воде ведра, ставили их в воду и наклоняли — рыбы скользили через край, иногда они радужно поблескивали.

— Черт возьми, смотри на меня! — велел Тисл.

Рэмбо почувствовал, как его схватили за рукав. Он высвободился.

— Не трогать, — произнес он, глядя на воду. — Потом снова почувствовал, что Тисл схватил его. На этот раз он резко обернулся. — Я вам сказал! Не трогать!

Тисл пожал плечами.

— Ладно, ты сам на это напросился. — Он отцепил висевшие на ремне наручники. — Давай сюда руки.

— Я серьезно вам говорю. Оставьте меня в покое.

Тисл рассмеялся.

— Ты серьезно мне говоришь? Тогда пойми наконец, что я тоже говорю тебе серьезно. Рано или поздно ты сядешь в машину. Вопрос только в том, сколько силы мне придется на это употребить. — Он положил левую руку на пистолет и улыбнулся. — Это такой пустяк — сесть в машину. Может, не будем делать из мухи слона?

Мимо шли люди, с любопытством поглядывавшие на них.

— А ведь вы эту штуку вытащите, — сказал Рэмбо, глядя на руку Тисла на пистолете. — Сначала я думал, что вы другой. Но теперь вижу, что психов вроде вас уже встречал раньше.

— Тогда за тобой преимущество, — заметил Тисл. — Потому что я таких, как ты, еще не встречал. — Он перестал улыбаться и крепко вцепился в рукоятку пистолета. — Ну, пошевеливайся.

Теперь все, решил Рэмбо.

Одному из них придется уступить, иначе Тисл пострадает. Сильно пострадает. Он смотрел на руку Тисла, сжимавшую пистолет в кобуре, и думал: глупый ты легаш, да прежде чем ты успеешь вытащить свою пушку, я оторву тебе обе руки и ноги. Я могу вырвать тебе горло и бросить тебя через перила. У рыб в таком случае окажется много корма.

Но разве можно делать с человеком подобное за такие пустяки? Мысль о том, что он способен сотворить с Тислом, умерила его гнев, позволила взять себя в руки. Еще совсем недавно он не умел себя контролировать. Шесть месяцев назад его отпустили из госпиталя как выздоровевшего. Месяцем позже, когда он спал ночью у озера, громадный негр напал на него с ножом. Он перерезал этому негру горло его же ножом, потом погнался за его товарищем, гнался через весь парк и, конечно, поймал, когда тот уже пытался завести двигатель своей машины.

Нет, нельзя, сказал он себе. Сейчас с тобой все в порядке.

Настала его очередь улыбаться.

— Окей, давайте снова прокатимся, — сказал он Тислу. — Хотя — какой смысл? Я все равно приду обратно.

Глава 6

Iолицейский участок располагался в старом школьном здании. Да еще красном, подумал Рэмбо, когда они въезжали на стоянку для машин. Он даже чуть не спросил у Тисла — что это, шутка, что ли, выкрасить школьное здание красным он знал, что все это не шутка, — просто ему захотелось выйти из этой ситуации, не пролив крови, с помощью языка, что ли…

Тебе даже не нравится этот городишко. Он тебя не интересует. Если бы Тисл к тебе не прицепился, ты бы так и прошел дальше, убеждал он себя.

Какая теперь разница?

Цветные ступени, ведущие к передней двери участка, показались ему новыми, блестящая алюминиевая дверь тоже явно была новой, а внутри он увидел ярко освещенную белую комнату во всю ширину здания и в половину его длины. В комнате стояло много столов, но только за двумя из них сидели полицейский, печатавший на машинке, и еще один, разговаривавший по приемопередатчику. Увидев его, они побросали свои дела, ион уже знал, что сейчас будет.

— Какое печальное зрелище, — сказал сидевший за пишущей машинкой.

Так было всегда.

— Разумеется, — ответил Рэмбо. — А теперь вы должны спросить у меня: «Кто ты, мальчик или девочка?» Потом должны сказать, что если я такой бедный и мне не на что принять ванну и постричься, вы устроите для меня сбор пожертвований.

— Лично меня раздражает не его внешность, — заметил Тисл, — а его язык.

Шинглтон, есть какие-нибудь стоящие новости?

Полицейский у приемопередатчика был высокий и массивный с почти прямоугольным лицом, аккуратными бакенбардами.

— Машину украли, — сказал он.

— Кто занимается этим делом?

— Уорд.

— Хорошо. — Тисл повернулся к Рэмбо. — Ладно. Давай кончим с тобой.

Они пересекли комнату и направились по коридору в заднюю часть здания. Тисл открыл дверь в конце холла, и Рэмбо на мгновение приостановился. Он спросил себя: а ты совершенно уверен в том, что хочешь пройти через это? Еще не поздно перевести все в шутку.

Что перевести в шутку? Я не сделал ничего плохого.

— Ну, давай, входи сюда, — сказал Тисл. — Сам ведь на это напрашивался.

Было ошибкой, что он не вошел туда сразу же. Секундная заминка у двери давала повод думать, что он боится, а он не хотел, чтобы так думали. Если же он войдет после того, как Тисл приказал ему, это будет выглядеть так, будто он подчиняется, а Рэмбо этого не хотел. Поэтому вошел прежде, чем Тисл успел приказать ему еще раз.

Ему казалось, что потолок кабинета давит ему на голову, захотелось пригнуться, но он себе это не позволил. На полу был ковер, зеленый и потертый, похожий на подстриженную слишком коротко траву.

Садись на скамейку, парень, — сказал Тисл. — Как твое имя?

— Называйте меня просто парнем, — ответил Рэмбо.

Скамья стояла у правой стены. Он прислонил к ней свой спальный мешок и сел — очень прямо и напряженно.

— Это уже не смешно, парень. Так как же тебя зовут?

— Парень.

— Ладно, я тебя так и буду называть, — кивнул Тисл. — Ты довел меня до такого состояния, когда я готов называть тебя любым именем, каким мне вздумается.

Глава 7

Ну что ж, придется все делать по правилам. Этот парень не хочет назвать свое имя — а единственной причиной, по которой люди не хотят называть свое имя, обычно оказывается то, что они где-то что-то под этим именем натворили. И теперь боятся, что их могут найти, справившись в картотеке розыска. Возможно, перед ним не просто парень, который никак не хочет уяснить себе истину.

Прекрасно, все равно рано или поздно он ее уяснит. Тисл сел на краешек стола, напротив парня, и спокойно прикурил сигарету.

— Хочешь закурить? — предложил он парню.

— Я не курю.

Тисл кивнул и неторопливо затянулся сигаретой.

— А не попробовать ли нам еще раз? Как тебя зовут?

— Вас это не касается.

Боже мой, подумал Тисл, невольно он оттолкнулся от стола и сделал несколько шагов в сторону парня. Не спеши, сказал он себе. Спокойно.

— Ты этого не говорил. Я не могу поверить своим ушам.

— Придется. Мое имя — это мое дело. Какие у вас причины знать его?

— Я начальник полиции.

— Это недостаточно веская причина.

— Это самая веская причина в мире, — сказал Тисл и подождал, пока от лица отхлынет жар. — Покажи мне свой бумажник.

— Не ношу…

— Покажи свои документы.

— Тоже не ношу.

— Ни удостоверения личности, ни карточки социального страхования, ни призывной карточки, ни свидетельства о рождении, ни…

— Совершенно верно, — прервал его парень.

— Ты мне не пудри мозги. Предъяви документы.

Парень даже не удостоил его взглядом. Он смотрел на висевшую на стене медаль.

— Медаль за Корею. Вы им там дали жару, а?

— Хватит, — сказал Тисл. — Встать.

Медаль он заслужил в жестоких боях. Тогда ему было двадцать лет, и он не позволит мальчишке, который выглядит не старше двадцати, смеяться над ним.

— Встать. Мне надоело все повторять тебе дважды. Встань и выверни карманы.

Парень пожал плечами и очень медленно встал. Вывернул карманы джинсов, в которых ничего не оказалось.

— Ты не вывернул карманы куртки, — заметил Тисл.

— Боже мой, вы правы, — В карманах куртки оказались два доллара двадцать три цента и пакетик GO Спичками.

— Зачем тебе спички? — спросил Тисл. — Ведь ты сказал, что не куришь.

1 2 3 4 5 6 7 8 9

www.litlib.net

Дэвид Моррелл «Первая кровь»

Мне посчастливилось прочитать именно первое издание в нашей стране 1991 года. Удивляет тираж книги — 100 000 экз. Вдумайтесь в эту цифру. Большинство книг подобного жанра расходится от силы в 10 000 экз. Эту книгу я перечитывал раз 5-6. Каждый раз для себя находил что-то новое. В книге Джон Рэмбо — это настоящий профессионал своего дела, брошенный и забытый своим правительством после всех его заслуг, наград, навыков, бесценного боевого опыта и удачных тайных операций в тылу врага Вьетнамской войны (впоследствии я много читал о зелёных беретах, их истории, тактики действия, боевых операциях. На военной кафедре в институте писал реферат на тему о спецподразделениях армии США). Книга является настоящим отражением Америки начала 70-х годов. Сейчас разбрасываться профессионалами подобного ранга никто не станет (все равно что выбросить деньги на ветер), такого человека тут же бы как минимум определили на подготовительные курсы молодых бойцов в тот же форт Брэгг штат Северная каролина (лагерь подготовки элиты ВДВ — зелёных беретов) а как максимум обеспечили бы гражданской профессией и работой. А в то время закончилась война, человека привезли домой и вышвырнули на улицу — спасибо, пока. В стране была поствоенная депрессия, всплеск преступности среди бывших военнослужащих из Вьетнама (увиденное в восточном мире, отличавшегося от такого привычного западного многим пошатнуло нервы, память о джунглях Вьетнама (ловушки вьетгонговцев, их и американский террор к местному населению, ночные бои, смерть товарищей), кошмарные сны, попытка забыться — наркотики, алкоголь, поствоенный синдром — с военными психологами тогда было плохо и по сути некому было возращать людей в мирную жизнь. А для этого, как уже сейчас и нам всё это известно в России, после подобной Афганской войны и подобных общественных настроений, нужно останавливать быстро раскрученные мозги, готовые к бою в любой момент постепенно к мирной жизни, предавая им мирное мышление и мирную окружающую обстановку, отдаляя человека от войны. Это затратно, это психологи, время, средства. Но как потом оказалось, по опыту войн в Ираке и Афганистане — это дешевле чем бороться с последствиями от действий брошенных бывших солдат).

Так вот, Америка, начало 70-х годов. Война во Вьетнаме только закончилась. Её участник Джон Рэмбо бродит по стране в поисках своего места в жизни. Там было всё понятно: свои, противник, друзья, любимая работа, вера в то что сражаешься в интересах своего государства, помогаешь людям другой страны, задача — уничтожать противника. А здесь — антивоенные настроения населения, бунты молодежи, отказ от службы в армии, дедовщина в войсках, потеря авторитета и доверия к военным, обвинения ветеранов в противоправных действиях (убийствах, позорной войне, издевательствах, напрасных потерях и т.п.) в общем — та ещё неразбериха. И хуже всего то, что безработица ... Работу найти трудно, только низкооплачиваемые места (парковщик машин, заправщик, грузчик, чистильщик обуви и т.п.), а учитывая что он ветеран — вдвойне сложнее, в виду плохого отношения к ним со стороны властей и населения.

А каково ему — молодому, бравому парню, которому на поле боя доверяли людей, секреты, тяжелые и ответственные задачи, технику в миллионы долларов терпеть подобные унижения.

Его выставляют шерифы из всех городков в которые он заходит, не дают приюта и работы, он живёт на улице, средств хватает только на еду. Из документов жетон военнослужащего, из вещей — его спальный мешок, спички, десантный нож и пару вещей из одежды... и вот однажды он решает хватит терпеть подобные издевательства... отказывается от советов шерифа пройти город мимо, попадает под арест за якобы сопротивление. Шериф толкует всё так как ему выгодно... на протяжении всей книги и фильма не желая понять его поступков как человек, не смотря на то что сам был срочником во время корейской войны и имеет награду -медаль, сам видел ужасы войны... его заботит только одно — любыми средствами и ложью убить Рэмбо, поскольку тот вынужденно убил его друга, поскольку тот его спровоцировал своим нахальным и издевательским поведением в участке...

В фильме его обвинили в убийстве 4 человек и прочие материальные потери (типа взорванная бензоколонка, военный грузовик, полицейская машина и прочее) и упекли в тюрьму до второй части фильма... При этом один из них сам выпал из вертолёта, когда пытался убить безоружного Рэмбо. А трое других были сбиты им на шоссе грузовиком и попали в аварию — попросту сгорели в полицеской машине, пытаясь также отличиться не разбираясь в деталях паля в Рэмбо без предупреждений как и первый стрелок с одной целью — просто убить, попасть в газеты, получить награду... Ничего не скажешь — «бравые ребята», логика проста — убить за то, что сопротивлялся полиции, на большее ума не хватило.

В книге же (она с моей точки зрения интереснее фильма, хотя и фильм хорош!) он хладнокровно убивает 11 человек — всех кто его преследовал, а в конце и самого шерифа. Точку ставит его бывший командир, посылая ему израненному и обессилившему, не способному больше сопротивляться пулю в голову...

Даже моя бабушка, прочитав книгу (а она подобных жанров не читает вовсе) в конце сказали — жаль парня, загнали в угол и убили.

В книге её герой предстаёт нам глазами автора — этакая машина для убийства без лишний эмоций и сомнений (Рэмбо в переводе с японского — безжалостный человек). Очень интересны его мысли вслух, которых нет в фильме (там он больше молчит и приходится догадываться о его действиях), а тут его мысли кратки, очень логичны, последовательны и только по делу, ничего лишнего, все рассуждения опережают действия и мысли противника, никакого страха перед врагом и его численностью — настоящий зелёный берет! Как я потом узнал символ зелёных беретов — троянский конь. Т.е. этих людей учат быть хитрыми, находчивыми, способными обводить своих врагов вокруг пальца без открытых столкновений с ним. Это бойцы партизаны и антипартизаны. Горе тому, с кем они сражаются. Их девиз: сильные парни Америки цвет, стальные крылья у них на груди, сто парней испытания пройдут лишь один наденет зелёный берет. Их вдохновитель президент Джон Кэннеди, его именем назван форт Брэгг, именно он разрешил ввести в их форму отличительный символ — зелёный берет. Их зона действий — тыл врага, их задача — завоевать доверие и расположение местного населения и с его помощью на основ 10-12 бойцов создать отряд в 100-400 человек и измотать противника до полного изнеможения оказывая поддержку фронтовым частям (разведка, диверсии и т.п.).

Многие критики говорят — он убийца. Хорош убийца, заставивший всю полицию штата и местную национальную гвардию искать его в окрестностях мелкого захолустного городка без особых успехов... И при этом убив только тех кто на него сам предварительно нападал. Без разбора он ни в кого не стрелял, шерифа после побега из участка в лесу предупредил, чтобы тот отстал от него и далее не преследовал. А тот вместо полученного урока поднял всех на уши и устроил ещё большую заварушку вместо того, чтобы признать свою ошибку и угомониться, пойти на переговоры о достойной сдаче ветерана или же просто отстать дав ему уйти и взять позже в более безопасной обстановке или просто отстать... До этого случая герой в США убил только одного человека — негра, который пытался его убить и ограбить, когда Рэмбо спал в городском парке (по книге). У многих найдётся храбрости спать на улице и наказать обидчика? А представьте себя на месте Джона Рэмбо. Каково это быть брошенным героем, молодым бродягой, униженным собственным правительством в которое вы верили всей душой. Тут у любого руки «зачешутся» от желания мстить обидчикам за многократные унижения... Да и срыв у парня наступил только потому что его не избавили от нервной болезни, которую он получил в плену, когда его резали вьетнамцы лезвием по живому телу. Увидел лезвие бритвы и пошло поехало... Поскольку мышлением он был ещё на войне, а задача военных психологов по возвращению парня в мирную жизнь не была выполнена! Со мной согласятся многие из тех кто прошёл любую войну — очень трудно без посторонней помощи вернуться в нормальную жизнь. Ибо война — это временное, тяжелое и противоестественное состояние для большинства людей...

По итогам Вьетнамской войны — армия была переведена на контрактную (дедовщина исчезла), в ней ввели институт военных психологов, обязательный курс реабилитации после боевых действий и обязательно трудоустройство на работу или без конкурса в большинство учебных заведений страны за счет минобороны, лечение и обеспечение ветеранов, потерявших трудоспособность или получивших увечья. Высшие чины государства задумались о своих ошибках и исправили свои недочеты... Итоги войны 57 тыс. убитых американцев, 2 млн. вьетнамцев, против наших 36 тыс в Афганистане за то же время. И как обычно в три раза больше раненых против убитых — куча искалеченных душ, требующих внимания властей, а отнюдь не презрения и забытья как получилось с Рэмбо (герой стал бродягой и преступником)!

Слабо себе представляю в этой роли бойцов Альфы или ВДВ или пограничников в Афганистане, наших ребят в Чечне... Найдите мне желающих лезть под пули по собственному желанию. Одно это вызывает большое уважение к таким людям!!!

В России был снят фильм аналог, который так и называется — «Русский Рэмбо» (в главной роли актер из фильма «Секретный фарватер») и ещё один интересный фильм «Афганец».

fantlab.ru

Первая кровь (роман) - это... Что такое Первая кровь (роман)?

Первая кровь (англ. First Blood) — роман-дебют американского писателя Дэвида Моррелла. Написан и впервые напечатан в 1972 году. Роман стал бестселлером[1]. В России роман также печатался под названием «Рэмбо».

Сюжет

Уилфред Тисл, начальник полиции городка Мэдисон (штат Кентукки), встречает на дороге молодого бродягу Рэмбо, сажает его в машину и отвозит за пределы своего города. Рэмбо, сытый по горло таким отношением со стороны властей, возвращается в Мэдисон. Тисл снова его вывозит, а на третий раз арестовывает за бродяжничество. Судья приговаривает Рэмбо к 35-дневному заключению за бродяжничество и сопротивление аресту. Полицейские пытаются обрить Рэмбо, однако молодой бродяга, чей разум искалечен войной, отнимает у полицейского бритву. Неопытный молодой полицейский выхватывает револьвер, но Рэмбо вспарывает ему живот, захватывает мотоцикл и убегает в горы, искалечив по пути ещё одного полицейского. Тисл собирает всех полицейских городка и, не уведомив полицию штата, бросается в погоню.

Голый и безоружный беглец находит у ручья скрытую самогонную установку, ему удаётся убедить самогонщиков дать ему одежду, обувь и винтовку, взамен он уводит погоню от их производства. Рэмбо совершает ошибку, поднявшись на скалу, погоня прижимает его к краю утёса. Беглец начинает спускаться по скале, но в этот момент с борта прилетевшего вертолёта по нему открывают огонь. Рэмбо прыгает и зацепляется за ближайшую сосну, но при этом ломает себе рёбра. Его ответный выстрел из кроны дерева попадает стрелку в лицо, испуганный пилот не справляется с управлением, вертолёт разбивается о землю. Разозлённый Рэмбо открывает огонь по полицейским, вышедшим к краю утёса, один падает с обрыва, тяжело ранен приёмный отец Тисла — Орвал. Шокированный Тисл узнаёт по радио, что их противник — зелёный берет и герой Вьетнамской войны.

Начавшийся ливень смывает Орвала с обрыва. Пытаясь спуститься со скалы, четверо полицейских попадают в засаду Рэмбо и погибают. Тисл и ещё двое отступают, но Рэмбо догоняет их. Тисл идёт, чтобы встретиться с врагом лицом к лицу, в то время как тот истребляет двоих его товарищей. Тисл пускается в бегство, Рэмбо, зная, что Тисл участвовал в Корейской войне, соблюдает осторожность, преследуя полицейского, что даёт ему шанс уйти. На Рэмбо начинается повальная охота; полиция штата, Национальная гвардия, добровольцы прочёсывают лес. Замаскировавшись в грязи, Рэмбо избегает окружения и, сделав петлю, сбивает собак со следа, но случайно натыкается на двух добровольцев и выдаёт себя выстрелом. Он отступает к руднику и собирается сдаться подошедшим гвардейцам, но замечает сквозное движение воздуха и выходит через другой ход рудника. Тисл встречает Сэма Траутмена, начальника центра подготовки, где обучался Рэмбо. Он не позволяет себе ни минуты отдыха, выбивается из сил, и его отправляют в Мэдисон.

Проснувшись, Тисл понимает, что его кошмар пришёл за ним. Рэмбо приходит в Мэдисон, взрывает бензозаправку и, раздобыв динамит, курочит всё подряд. Тисл преследует своего врага. Ему удаётся перехитрить и ранить Рэмбо, сам он ранен ответным выстрелом, но продолжает преследование. Рэмбо скашивает выстрелом преследователя и расстаётся с жизнью. Тисл слышит выстрел и видит Траутмена, который заявляет, что прострелил голову своему ученику. Тисл умирает.

Главные герои

  • Джон Рэмбо — Зелёный берет, участник Вьетнамской войны, перенёс плен и из-за этого не может ночевать в помещении.
  • Уилфред Тисл — начальник полиции города Мэдисон, участник войны в Корее
  • Самуэл Траутмен — офицер Армии США, начальник школы обучения «зелёных беретов».
  • Орвал — приёмный отец Тисла, владелец своры гончих.
  • Керн — капитан полиции штата.

Экранизация

В 1982 году был снят фильм Рэмбо: Первая кровь режиссёра Теда Котчеффа. Роль Рэмбо исполнил Сильвестр Сталлоне. Сюжет фильма многим отличается от сюжета книги. Изменена не только концовка: в конце книги Рэмбо погибает[2]. Кроме концовки, в фильме изменено множество серьёзных деталей книжного сюжета:

Отличия фильма от книги

  • В книге Рэмбо убивает свыше 20 человек, а фильме погибает только 1 человек (некоторые кинокритики увеличивают эту цифру до 4, ссылаясь на трех полицейских, погибших во время преследования армейского грузовика с Рэмбо).
  • Принципиально то, что Рэмбо ещё в подвале полицейского участка, убил человека.
  • В фильме не показано то, что Рэмбо убил не просто кинолога, он убил друга отца Тизла (очень близкого ему человека)
  • Сэм Траутман, командир Рэмбо по фильму, в книге является только командиром школы, в которой обучали Джона, и имеет чин капитана, а не полковника.
  • Для сокращения длины фильма удалены множество мелких сцен из пребывания Рэмбо в городке Мэдисон, а затем последующей погони.
  • Книжные реплики героя были намного сокращены (в первой версии фильма даже не было заключительной речи Рэмбо) в фильме. По мнению режиссеров, перевод с английского исказил бы насыщенность образа Джона, поэтому было принято решение обрезать текстовку.

Дальнейшее продолжение

Дэвид Моррелл написал ещё два романа о Рэмбо: «Первая кровь, часть 2» и «Рэмбо 3». В начале второй книги Траутмен не убивает Рэмбо. Присяжные приговаривают его к смерти, но апелляционный суд изменяет приговор на тюремное заключение. Его освобождают Траутмэн и Мэрдок (сотрудник ЦРУ) для выполнения опасного задания во Вьетнаме. В третьем романе Рэмбо отправляется в Афганистан, чтобы освободить пленённого советскими солдатами Траутмэна.

Примечания

  1. ↑ Аннотация // Рэмбо. — Тула: Тулбытсервис, 1991. — ISBN 5-265-02674
  2. ↑ Хоть во второй книге и оказывается, что Рэмбо выжил и сидит в тюрьме, но в конце первой описывается именно его смерть. Автор не описывает, как Рэмбо попал в тюрьму.

Ссылки

dic.academic.ru

Первая кровь (роман) — Википедия РУ

Уилфред Тисл, начальник полиции городка Мэдисон (штат Кентукки), встречает на дороге молодого бродягу Рэмбо, сажает его в машину и отвозит за пределы своего города. Рэмбо, сытый по горло таким отношением со стороны властей, возвращается в Мэдисон. Тисл снова его вывозит, а на третий раз арестовывает за бродяжничество. Судья приговаривает Рэмбо к 35-дневному заключению за бродяжничество и сопротивление аресту. Полицейские пытаются обрить Рэмбо, однако молодой бродяга, чей разум искалечен войной, отнимает у полицейского бритву. Неопытный молодой полицейский выхватывает револьвер, но Рэмбо вспарывает ему живот, захватывает мотоцикл и убегает в горы, искалечив по пути ещё одного полицейского. Тисл собирает всех полицейских городка и, не уведомив полицию штата, бросается в погоню.

Голый и безоружный беглец находит у ручья скрытую самогонную установку, ему удаётся убедить самогонщиков дать ему одежду, обувь и винтовку, взамен он уводит погоню от места их производства. Рэмбо совершает ошибку, поднявшись на скалу, погоня прижимает его к краю утёса. Беглец начинает спускаться по скале, но в этот момент с борта прилетевшего вертолёта по нему открывают огонь. Рэмбо прыгает и зацепляется за ближайшую сосну, но при этом ломает себе рёбра. Его ответный выстрел из кроны дерева попадает стрелку в лицо, испуганный пилот не справляется с управлением, вертолёт разбивается о землю. Разозлённый Рэмбо открывает огонь по полицейским, вышедшим к краю утёса, один падает с обрыва, тяжело ранен приёмный отец Тисла — Орвал. Шокированный Тисл узнаёт по радио, что их противник — зелёный берет и герой войны. В книге не указано, какой именно войны, но по косвенным признакам можно предположить, что Вьетнамской.

Начавшийся ливень смывает Орвала с обрыва. Пытаясь спуститься со скалы, четверо полицейских попадают в засаду Рэмбо и погибают. Тисл и ещё двое отступают, но Рэмбо догоняет их. Тисл идёт, чтобы встретиться с врагом лицом к лицу, в то время как тот убивает двоих его товарищей. Тисл пускается в бегство. Рэмбо, зная, что Тисл участвовал в Корейской войне, соблюдает осторожность, преследуя полицейского, что даёт ему шанс уйти. На Рэмбо начинается повальная охота: полиция штата, Национальная гвардия и добровольцы прочёсывают лес. Замаскировавшись в грязи, Рэмбо избегает окружения и, сделав петлю, сбивает собак со следа. Затем он случайно натыкается на двух добровольцев и выдаёт себя выстрелом. Он отступает к руднику и собирается сдаться подошедшим гвардейцам, но замечает сквозное движение воздуха и выходит через другой ход рудника. Тисл встречает капитана Траутмена, начальника центра подготовки, где обучался Рэмбо. Он не позволяет себе ни минуты отдыха, выбивается из сил, и его отправляют в Мэдисон.

Проснувшись, Тисл понимает, что его кошмар пришёл за ним. Рэмбо приходит в Мэдисон, взрывает бензозаправку и, раздобыв динамит, курочит всё подряд. Тисл преследует своего врага. Ему удаётся перехитрить и ранить Рэмбо, сам он ранен ответным выстрелом, но продолжает преследование. Рэмбо скашивает преследователя ещё одним выстрелом и чувствует, что сам скоро расстанется с жизнью. Вскоре Тисл слышит новый выстрел и видит Траутмена, который заявляет, что прострелил голову своему ученику. Тисл умирает.

http-wikipediya.ru