Подарок судьбы автор Ариэлла Одесская читает Наталья Гринцевич. Книга подарок судьбы


Подарок судьбы читать онлайн - Барбара Картленд

Барбара Картленд

Подарок судьбы

Глава 1

1818 год

Лакей в богатой ливрее поспешно распахнул тяжелую дубовую дверь, и из дворца стремительно выбежал виконт Окли. Его лицо, обычно приветливое и открытое, теперь исказилось от бессильной ярости, упрямый подбородок дрожал. Одним прыжком он преодолел каменные ступени и бросился к своему щегольскому фаэтону.

Схватив вожжи, он стегнул кнутом по крупам лошадей, и те рванули с места с такой стремительностью, что мальчишка-грум, державший их под уздцы и немного замечтавшийся от долгого стояния, едва успел отскочить в сторону.

Через несколько мгновений фаэтон был уже далеко от дворца. Мчавшиеся галопом лошади несли его с бешеной скоростью вниз по дороге, прочь от ненавистного дома, так что гравий летел из-под колес. У ворот имения разгневанный возница резко, буквально на одном колесе, развернул упряжку влево.

Поднимая густые клубы пыли на немощеной дороге, виконт вихрем промчался по деревне, и удивленные жители долго смотрели ему вслед, гадая, с чего бы такая спешка в их сонных и мирных краях.

Фаэтон летел так около трех миль, затем лошади начали уставать и постепенно перешли на легкую рысь. Однако их возница даже не заметил этого. Погруженный в одному ему ведомые, но явно невеселые мысли, он глядел прямо перед собой; его серые глаза потемнели от гнева, рот упрямо сжался в узкую, прямую линию, подбородок выдвинулся вперед.

Виконт был исключительно хорош собой — мужественное и располагающее к себе лицо с правильными, почти классическими чертами, тонкая талия, широкие плечи; он считался одним из лучших спортсменов в Джексоновской академии бокса для джентльменов.

Помимо этого он мог по праву стяжать и лавры искусного возничего, когда ему попадалась хорошая упряжка лошадей. Не имел он себе равных и в стипль-чезе, скачках с препятствиями.

При таких бесспорных достоинствах он, конечно же, пользовался немалым успехом у особ прекрасного пола, особенно с тех пор, как удостоился чести быть принятым в избранный круг придворных щеголей. Эти легкомысленные прожигатели жизни ничто так не ценили — помимо карточной игры, где проигрывались целые состояния, — как возможность похвастаться перед приятелями своей очередной победой над какой-нибудь «несравненной» прелестницей.

Лондонский светский сезон близился к концу. Одной из его самых ярких звезд стала на этот раз мисс Ниоба Баррингтон. Одним взмахом густых ресниц эта красавица пленила сердца не одного десятка джентльменов. Впрочем, такой бурный успех юной особы никого не удивлял, ведь она была не только прелестна, но и обещала принести будущему счастливцу немалое приданое.

Правда, как утверждали злые языки, ее отец, сэр Эйлмер Баррингтон, был «далеко не подарок». Тем не менее он обладал огромным состоянием и прилагал немалые усилия, чтобы дать это почувствовать всем окружающим.

Когда подросла его единственная дочь, он все свои старания направил на то, чтобы Ниоба привлекла к себе внимание лондонской аристократии. В его дворце давался один бал за другим, по своей пышности далеко превосходивший все прочие торжества, устраивавшиеся в столице королевства в этом сезоне.

Он готов был демонстрировать свое щедрое гостеприимство любому аристократу, проявившему желание воспользоваться им. Разумеется, на определенных условиях: во-первых, этот джентльмен непременно должен быть холост, а во-вторых, он должен был участвовать в матримониальных состязаниях, за возможность оказаться перед алтарем рука об руку с юной, прелестной наследницей отцовского богатства.

Надо сказать, что виконт, чей шаловливый и зоркий глаз не пропускал ни одной привлекательной женщины, был смертельно ранен, да что там ранен — сражен наповал с первых же минут, как только увидел Ниобу.

А произошло это так. Однажды, в одном из самых престижных лондонских клубов, Уайт-клубе, он обнаружил присланное на его имя приглашение. Прочитав его, он презрительно фыркнул; оно покоробило виконта своей пышной претенциозностью, зарождавшей серьезные сомнения относительно вкуса приславших его людей. Впрочем, больше в тот вечер ему все равно было нечего делать, и он решил проявить снисходительность и отправился по указанному в приглашении адресу.

Вскоре он обнаружил, что большинство его знакомых джентльменов, также предпочитавших Уайт-клуб всем прочим, пришли к аналогичному решению и осчастливили своим появлением дворец сэра Эйлмера на Гросвенор-сквер. Хотя многие из них были настроены также несколько скептически: в прошлом им частенько приходилось убеждаться, что у богатой невесты не было абсолютно ничего привлекательного, кроме огромного банковского счета. И тем не менее все надеялись на чудо.

Но на этот раз действительность превзошла все самые смелые ожидания.

Ниоба была не просто красива, она была ослепительно хороша собой: волосы цвета спелой пшеницы, огромные васильковые глаза и кожа, при виде которой поэты во все времена лихорадочно хватались за перо и с восторгом воспевали небесную красоту дщерей земных.

И когда ее синие глаза, опушенные густыми черными ресницами, ласково заглянули в серые глаза виконта, он в то же мгновение почувствовал, что погиб.

С этого мгновения он стал добиваться благосклонности Ниобы, проявляя при этом такое неистовое рвение и такую пылкость, что удивлял этим даже своих самых близких друзей. В конце концов им пришлось признать после стольких лет знакомства, что они, оказывается, совсем его не знали.

А вот его кредиторов это не только удивило, но и в немалой степени обрадовало — они уже почти отчаялись получить назад те суммы, которые время от времени давали ему в долг, причем долговые счета виконта с каждым годом становились все длиннее и длиннее.

Его портной на радостях даже откупорил дома бутылку вина, когда до него дошло известие, что виконт, похоже, основательно «завяз», а предмет его страсти — одна из самых богатых невест, какие появлялись на лондонском горизонте за последние несколько лет.

— Да пусть даже у нее за душой не было бы ни гроша, мне абсолютно все равно! — уверял тем не менее виконт своего давнего приятеля, Фредерика Хинлипа.

— Зато ей едва ли будет все равно, если она поселится в твоем ветхом дворце, который уже давно нуждается в основательном ремонте, — ответил Фредди. — А на ремонт у тебя нет средств. Да и лошадей тебе не мешало бы сменить, и ты это знаешь не хуже меня.

Виконт соизволил слегка покраснеть.

— Фредди, я не перестаю повторять, что невероятно признателен тебе за фаэтон и упряжку, которыми ты разрешаешь мне пользоваться.

— Да ничего, пустяки, — ответил с усмешкой приятель, — вот только я порой не прочь и сам на них прокатиться!

— О чем разговор? Я немедленно верну тебе твой фаэтон. Сегодня же!

— Ладно, пользуйся моей добротой! Не станешь же ты ездить во дворец сэра Эйлмера в наемном экипаже.

— Ниоба самая прелестная девушка на свете, я еще в своей жизни ни разу не встречал такой красавицы! — горячо воскликнул виконт, отвлекшись на мгновение от своего самого любимого предмета — породистых лошадей.

Полностью согласен с тобой; вот только не забывай, дружище, что принять твою руку и сердце должна не только она, но и ее папаша. И ты должен прилагать все усилия, чтобы понравиться ему не меньше, чем его прелестной дочке.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Сэр Эйлмер человек упрямый и невероятно упорный — если уж он чего задумал, его с намеченной цели не свернешь. И для своей Ниобы он подыскивает самого лучшего жениха в Лондоне. Да и кто его за это осудит? Старик имеет на это полное право, ведь дочка-то у него единственная.

— Так ты имеешь наглость намекать, что я для нее недостаточно хорош? — воскликнул виконт.

— Слышал я, что во дворец на Гросвенор-сквер зачастил небезызвестный тебе маркиз Порткол и оказывает твоей красавице всяческое внимание.

— Этот старый пустомеля? — презрительно фыркнул виконт. — Разве он мне соперник? Он и руку-то пожать как следует не может, она у него как котлета. И вообще, при виде его мне всегда приходит на ум то ли мокрая и скользкая рыбина, то ли болотная жаба!

— Милый мой, и тем не менее он все-таки маркиз!

— Мне кажется нелепой даже мысль о том, что Ниоба посмотрит в его сторону, когда здесь есть я, — хвастливо заявил виконт, гордо тряхнув головой и выпятив» грудь.

Впрочем, как бы то ни было, а виконта тем не менее терзали тревожные предчувствия, ведь за неделю до этого разговора Ниоба сообщила ему, что ее отец не видит в нем серьезного претендента на ее руку и сердце.

— И что ты хочешь этим сказать? — поинтересовался тогда виконт.

— Именно то, что сказала, — ответила красавица. — Папа считает, что ты слишком безответственный и не сможешь стать мне хорошим супругом. И вообще, милый Валайент, я опасаюсь, что скоро он откажет тебе от дома.

— Тогда нам придется устроить твой побег — и сразу же обвенчаться! — твердо заявил виконт.

Ниоба взглянула на него широко раскрытыми от удивления глазами, и он добавил:

— Я достану специальное разрешение, чтобы нам не пришлось мчаться сломя голову в Гретна-Грин или в другое место, где венчают кого угодно без всякого разрешения. И тогда нас обвенчают в первой же церкви. А когда ты станешь моей женой, твой отец уже ничего не сможет сделать, и ему придется просто смириться с нашим браком.

— Он страшно рассердится, — со вздохом ответила Ниоба. — Да к тому же я всегда мечтала о пышной свадебной церемонии! Чтобы она прошла в Вестминстерском аббатстве и после нее чтобы был непременно устроен грандиозный прием, такой, о котором весь Лондон говорил бы потом целую неделю или еще дольше!

— Все так и будет, дорогая моя, если твой отец даст согласие на наш брак, — убеждал ее виконт. — Но в том случае, если он мне откажет, нам не останется ничего другого, как самим решать свою судьбу.

Ниоба порывисто поднялась с роскошной софы розового дерева, на которой они сидели вдвоем, и грациозной походкой — она прекрасно это сознавала — прошла через комнату к широкому окну салона.

Дворец ее отца, который был приобретен им несколько лет назад, после того как сэр Эймлер разбогател, находился на аристократической Парк-Лейн, позади него рос пышный сад. Юная кокетка не сомневалась, что ее стройный силуэт выглядит весьма выигрышно на фоне зеленых деревьев, а если к тому же на ее золотые волосы падают солнечные лучи, ни одно мужское сердце не останется равнодушным перед такой восхитительной картиной.

Ее хитрый расчет мгновенно оправдался: виконт смотрел на нее словно околдованный.

— Ты так прекрасна, Ниоба, так изысканна и воздушна! — пылко воскликнул он, простирая к ней руки. — Я умру, если утрачу надежду на то, что наши сердца соединятся в небесном блаженстве!

Она ответила ему чуть заметной благосклонной улыбкой, которую он расценил как приглашение, ибо тут же подскочил к ней и заключил в свои объятия.

— Я люблю тебя! Я люблю тебя, о моя Ниоба!

Он покрыл ее лицо и шею поцелуями, страстными, неистовыми, и, когда почувствовал, что она отвечает ему, понял, что может не беспокоиться за свое будущее.

У обоих тотчас же закружилась голова, и тогда Ниоба осторожно высвободилась из его рук.

— Я забыла сообщить тебе, Валайент, что в конце недели мы едем в Суррей, в наш загородный дворец. Папа намерен дать там еще один бал в мою честь и пригласить на него наших соседей по имению. Не сомневаюсь, что все получится восхитительно, — огни фейерверков, гондолы на озере, один цыганский оркестр будет играть в саду, а другой в бальном зале.

— Я сыт по горло этими балами! — недовольно воскликнул виконт. — Мне нужна ты. Ты одна! Может, мне стоит поговорить с твоим отцом и настоять на том, чтобы мы сыграли свадьбу еще в этом сезоне, не дожидаясь его окончания?

Ниоба испуганно всплеснула руками:

— Нет, нет, что ты! Это только рассердит его, и тогда он и впрямь запретит нам видеться.

Немного помолчав, она добавила:

— Ведь и без того тебе не будет прислано приглашение на этот бал.

— Значит ли это, что я до такой степени не нравлюсь твоему отцу? — недоверчиво спросил виконт.

Еще ни разу в своей жизни он не получал отказа от дома, в котором желал бывать, и ему казалось просто невероятным, что сэр Эйлмер решается подвергнуть его подобному унижению.

Ниоба опустила глаза:

— Милый Валайент, вся беда в том, что папа заметил, как нежно я к тебе отношусь. И ему это не нравится, он сердится на меня.

В глазах виконта вспыхнул огонек надежды.

— Ты нежно ко мне относишься? Об этом я как раз и мечтаю, вот только мне хотелось бы еще услышать из твоих прелестных уст, что ты меня любишь.

— По-моему, так оно и есть, я почти уверена в этом, — простодушно ответила Ниоба. — Но вот папа говорит, что любовь — это одно, а замужество — совсем другое дело.

— И что же он имеет в виду? — сердито воскликнул виконт, гордо расправив плечи. Ниоба тихонько вздохнула.

— Папа давно мечтает, чтобы я вышла замуж за очень знатного человека.

Пораженный до глубины души, виконт уставился на нее непонимающим взглядом.

— Так ты хочешь сказать, — спросил он наконец сдавленным голосом, — что твой отец считает мой род недостаточно знатным? Тогда позволь заметить, что Окли считают себя равными всякой другой громкой фамилии в стране. Не найти ни одной книги по истории, в которой бы не упоминался наш род.

— Да, да, конечно, я это знаю, — поспешно ответила Ниоба. — Вот только у моего папы имеются другие соображения на этот счет.

— Какие еще другие соображения? — зловещим тоном поинтересовался виконт.

Ниоба снова всплеснула своими нежными ручками. Не стоит и говорить, что все ее жесты были изящными и весьма выразительными.

— Ты намекаешь на то, что твой отец благоволит к кому-то другому больше, чем ко мне? — спросил виконт.

Ниоба промолчала, и он снова заключил ее в объятия.

— Ты моя, и ты меня любишь, ведь ты знаешь, что любишь именно меня, и никого другого! Так наберись же храбрости, моя дорогая, и скажи отцу все, что ты думаешь.

— Он не захочет даже слушать!

— Тогда мы устроим побег.

Виконт собрался было пуститься в объяснения, как они это сделают, однако Ниоба подняла к нему свое прелестное личико и произнесла:

— Поцелуй меня, Валайент! Я обожаю твои поцелуи и так боюсь тебя потерять!

Виконт вновь осыпал ее страстными поцелуями, забыв обо всем, кроме восторга, который всегда испытывал, обнимая и лаская ее.

И лишь удаляясь от Парк-Лейн, он вдруг с досадой вспомнил, что не успел поделиться с ней своими планами, как именно он устроит ее побег из дома.

Правда, он уже послал ей письмо, полное нежной страсти, которое его слуга должен был потихоньку вручить, надежной горничной Ниобы, так чтобы оно не попало в руки сэру Эйлмеру.

В ответ он получил две торопливо нацарапанные строчки. Ниоба приглашала его навестить ее в следующий понедельник в загородном дворце ее отца в Суррее.

Виконт знал, что бал, на который он не удостоился чести быть приглашенным, должен состояться в субботу, и решил, что Ниоба хочет увидеться с ним наедине, после того как разъедутся гости.

Однако он с негодованием обнаружил, что большинство его друзей и знакомых намеревались погостить несколько дней либо в огромном дворце сэра Эйлмера, либо в соседних имениях.

И ему ничего не оставалось, как отправиться к себе домой в Хартфордшир, прекрасно сознавая, что заброшенный вид фамильного гнезда его отнюдь не обрадует и что его единственной надеждой остается богатое приданое Ниобы, которое без труда поможет возродить старинную усадьбу в ее былом великолепии.

Недавняя война с Францией почти разорила отца виконта. К сожалению, он не только имел неосторожность вложить большую часть своих капиталов в различные предприятия на континенте, но к тому же еще никогда не стеснял себя в тратах; ему даже не приходило в голову, что нужно хотя бы немного умерить свои личные расходы.

И когда старый виконт Окли благополучно переселился в мир иной — а это произошло через полгода после возвращения его сына в Англию с полей сражений, — новоявленный виконт обнаружил, что унаследовал разваливающийся старинный особняк, давно не знавший ремонта, целую гору долгов и ни пенни в банке, — короче, ничего, что помогло бы ему справиться хотя бы с самыми неотложными проблемами.

После трудных военных походов виконту хотелось наслаждаться всеми радостями мирной жизни и наверстать то, что казалось ему потерянным вместе с годами молодости. Он легкомысленно выбросил из головы насущные проблемы и окунулся в те многочисленные развлечения, которые щедро предоставлял своим жителям Лондон.

Не обращая внимания на безрассудство своих трат, он зажил на широкую ногу, как лорд, в фамильном дворце Окли на Беркли-сквер. И это несмотря на то, что он уже заложил и перезаложил все, что еще мог, а у него самого, как он сказал однажды Фредди, в карманах гулял ветер.

Так он прожил около двух лет, все больше и больше сознавая, что рано или поздно ему придется где-то изыскивать средства к существованию и что, вероятно, единственный для него выход — это женитьба на богатой наследнице.

Надо заметить, что мужчины из семейства Окли не раз прибегали к подобному выходу из затруднительных денежных ситуаций.

Многие поколения виконтов Окли следовали велению разума, а не сердца и брали себе в жены девушек, приносивших им большие деньги или богатые земли в качестве приданого.

Глядя на их портреты, украшавшие стены фамильного дворца, виконт с присущим ему веселым цинизмом размышлял, что богатство было единственным достоянием большинства невест, поскольку перед ним собралась обширная коллекция женщин либо просто невзрачных и бесцветных, либо вовсе безобразных.

И нередко, отдыхая после кровавых сражений на горных склонах Португалии или в жаркой и пыльной Франции, он ловил себя на романтических мыслях, представляя себе свою будущую избранницу.

Разумеется, он хорошо знал себе цену и видел, какое впечатление производит его., внешность на представительниц прекрасного пола, и, встречая нежные взгляды юных и не очень юных прелестниц, легко догадывался о том, как трепещут женские сердца при его приближении.

И ему хотелось найти жену под стать себе самому. Вместе с ней он рассчитывал произвести на свет таких детей, которые в будущем заметно улучшили бы галерею фамильных портретов и более радовали глаз потомков, чем прежние виконтессы и виконты.

Красавица Ниоба показалась ему благословенным ответом небес на его молитвы. Опираясь на свой обширный опыт в любовных делах, виконт видел, что его поцелуи приводят ее в экстаз и что в ее глазах появляется особый блеск, когда она глядит на него, а как раз это ему и было нужно.

Направляясь в Суррей утром в понедельник, он не погонял лошадей, несмотря на свое нетерпеливое желание увидеть Ниобу. Лошади принадлежали не ему, а Фредди, и Валайент не мог забыть об этом ни на минуту.

К тому же он уверял себя, что послеполуденное время — наиболее подходящее для того, чтобы явиться к Ниобе с визитом.

На предыдущей неделе он был занят тем, что продумывал тщательный план ее побега из родительского дома; и теперь во внутреннем кармане его превосходно сшитого, облегающего фигуру дорожного сюртука, счет за который, как и многие другие счета, был пока неоплачен, лежало специальное разрешение архиепископа на их бракосочетание.

«Сэр Эйлмер, возможно, будет раздосадован, — размышлял виконт, — но, раз уж мы обвенчаемся, он ничего не сможет поделать. К тому же у Ниобы есть собственные деньги, которых он никак не сможет ее лишить».

knizhnik.org

Читать онлайн книгу «Подарок судьбы!» бесплатно — Страница 1

Ариэлла Одесская

ПОДАРОК СУДЬБЫ

ПЕРВАЯ ЧАСТЬ

ПРЕДИСЛОВИЕ

Весенние солнце обогревало своим теплом, его яркие лучи играли бликами на больших витринах магазинов центральных улиц города, вызывая улыбки и хорошие настроение у прохожих. Которые, не спеша, прогуливались медленным шагом, наслаждаясь весной и общаясь со своими спутниками. Праздничный дух женского очарования украшал сегодня этот город. «Ах, Одесса – жемчужина у моря».

Двери офиса резко распахнулись, и Вера вышла с гордо поднятой головой, неся огромный букет цветов. Вот только настроение было такое, что этот букет больше подходил, как траурный атрибут к ее личной жизни, а не к праздничному восьмому марту. Но как всегда на ее лице не отразилось истинное состояние души. Искренние улыбки щедро раздавались коллегам по работе и с восторгом принимались поздравления. Что-что, а хорошо прятать свое истинное настроение глубоко в себе и закрываться от всех она умела.

Ее парень, гад, преподнес ей шикарный подарок к восьмому марту. Понятно, что их отношения давно себя исчерпали, но можно было расстаться не в этот праздничный день. Его практичная, а может быть жадная натура решила не тратиться на подарок перед расставанием. И не понятно, что ее больше злило: то, что они расстались, или то, что он не сделал прощальный подарок, расставшись с ней именно в праздник. Ему не хватило даже смелости сообщить ей это лично и посмотреть в глаза, смс прислал подлюка! Он ведь любитель широких жестов и тут до нее дошло. Да ведь этот гад уже встретил новую пассию! Внутренне воскликнув: «Сволочь!», при этом мило улыбнулась, проходя мимо знакомой парочки влюбленных. Да настроение гадкое, как будто в душу нагадили эти самые мартовские коты. Но самое худшие ее будет ждать на работе, когда девчонки начнут ее расспрашивать, а что тебе подарил твой любимый?

Вера прикрыла глаза, только представив, как ее начнут жалеть, надо же какой гад, бросил на восьмое марта. Слух быстро разлетится по всему офису и начнется злорадство, прикрытое сочувствием. Нет! Только не это!

Ее мысли вернулись к себе любимой. Нет, она себя не жалела: все, что не происходит, все к лучшему, тем более, что уж скрывать, влюбленность давно прошла, осталось рутина отношений ни к чему не обязывающих. Но настроение было гадское, как и ее бывший. Ничего не поднимает настроение, как подарки. И тут ее взгляд натолкнулся на маленький антикварный магазинчик. А почему собственно нет, ответила она сама себе. Сделаю себе подарок. Пусть Бог меня простит за ложь, выдам его, как за подаренный мне «любимым гадом и подлюкой.» Врать, конечно, ужасно, она практически всегда избегала лжи, но быть посмешищем… ни за что и никогда!

Ноги сами понесли в магазинчик, где было все пропитано стариной, в этом месте даже запах был особый, магазин пах историями и, как ни печально, дороговизной. Последнею мысль она со злостью отпихнула, куда подальше, для себя любимой нечего жалеть. От обилия и разнообразия красивых вещиц она застыла в середине зала, не зная, с какого прилавка начать свой осмотр. И тут ее что-то потянула к одному из прилавков справа. Интуиция ее еще ни разу не подводила и она с жаждущими глазами отправилась к сияющему прилавку, подсвеченному изнутри яркими софитами ламп, на котором разместились всевозможные украшения.

Взгляд начал лихорадочно перебегать от одной вещицы к другой, не задерживаясь, она сама не знала, что ищет. И тут ее кольнуло в самое сердце, когда она остановила свой взгляд на медальоне с цепочкой. Вещица показалась очень привлекательной, немного грубоватая, массивная. Темный металл узором, словно змея, обвил крупный камень, который поблескивал, словно завлекая ее и заигрывая, богатое воображение шептало: «Купи меня».

– Что заинтересовало столь красивую девушку? – Вера вздрогнула от неожиданно раздавшего голоса. Она настолько погрузилась в гипнотическое созерцание этой манящей вещицы, что не заметила подошедшего продавца. – Так сколько щедрый кавалер выделил на подарок? – улыбнулся мужчина преклонного возраста, приукрасив ее действительность, прекрасно понимая, почему она здесь сама.

Вера быстро включилась в игру «кому нужна эта правда».

– Покажите, мне, пожалуйста, этот медальон, – ткнула она пальчиком с длинным ноготком на желанное украшение.

– Хороший выбор говорит о Вашем вкусе, – начал льстит продавец, доставая вещицу.

Когда Вера взяла в руки вожделенный медальон, была очень удивлена: вблизи камень оказался тусклым и невзрачным, сама оправа грубой, ее дополняла такая же грубая массивная цепь, делая его еще более непривлекательным.

– И сколько вы хотите за эту вещь? – разочаровано спросила она для виду. Его она точно не купит, это надо же, как бывает обманчиво зрение, прямо наваждение какое-то.

Медальон словно услышал ее мысли и ощутимо потеплел в ее руке, и желание завладеть этой вещицей вновь поднялось в ней. При этом она заметила мелькнувший удивленный взгляд продавца, который он быстро спрятал за угодливой улыбкой и озвучил цену. От которой, не смотря на свои противоречивые чувства, Вера твердо протянула руку, чтобы вернуть эту вещь со словами.

– Он не стоит этих денег! – здравость победила над желанием этой странной вещицы, которая имела на нее непонятное влияние.

– Вы не понимаете, это очень ценная и популярная вещь! – воскликнул торговец антиквариатом, при этом даже не сделал попытки взять его обратно.

– Еще бы за такие деньги ей не быть ценой. И что же ее до сих пор не купили, если она такая популярная? – проворчала Вера, возвращая руку с медальоном, и сразу почувствовала облегчение.

– Он популярен среди особого контингента моих покупателей, ээ…эээ людей, имеющих определенные способности, – замялся продавец. – Он не всем дается в руки, говорят, он особенный,… эээ, магический, – еще тише проговорил он, словно стыдясь своих слов.

– Понятно, насмотрелись все передач «битва экстрасенсов» и возомнили себя магами! – скептически проговорила она и с укором посмотрела на мужчину, как учитель на нерадивого ученика. – Сказки все это, а точнее, фэнтази!

– Ну разве Вы этого не чувствуете? – удивленно посмотрел он на нее. – Даже я вижу, как он реагирует на вас, – оглянувшись по сторонам, тихо проговорил он.

– Я только чувствую, что с меня хотят поиметь слишком много денег, уважаемый! – слукавила она. – И так ваша окончательная цена? – она опять протянула руку, чтобы вернуть медальон.

Продавец вздохнул и обреченно назвал цену гораздо меньше первостепенной, он уже давно хотел избавиться от этой непонятной вещицы, которая имела свою долгую историю в его магазине и лежала мертвым капиталом, не приносящим доход.

Вера, скрепя сердцем, рассчиталась, сама не понимая, зачем ей нужен этот медальон. Он, словно «моя прелесть», влиял на нее, затмевая разум. Всунув свою дорогую покупку в сумку и прихватив свой букет, с гордо поднятой головой Вера пошла на выход.

Несмотря на эти растраты, настроение со скоростью поползло вверх. Эх, гулять, так гулять, и заказала ролы с доставкой на дом. Остановив такси, она с комфортом, несмотря на пробки в центре города, доехала домой.

Дома не успела она переодеться, как приехала служба доставки из ресторана, доставив ее праздничный обед. По-быстрому накрыв на стол, распечатала по этому случаю бутылочку красного вина. Затем спохватившись, достала свой «подарок судьбы», как она мысленно его назвала. Надев его на шею, подхватила бокал и торжественно произнесла.

– Ну, моя прелесть, за новую жизнь! И пусть изменится моя судьба! – с этими словами она ухватилась за медальон одной рукой, второй поднесла бокал к губам. Не успела она сделать глоток, как вскрикнула от боли, отдернув руку от медальона пролив на себя вино. Сам виновник засиял, несмотря на тусклый камень, как в первый раз, когда она увидела его в магазине.

Она уставилась на свою руку, а точнее, на кровоточащий порез. С шипением сквозь зубы перевела непонимающий взгляд на сам медальон, который все еще держала в руке, испачканный ее же кровью. И не поверила своим глазам, когда медальон на ее глазах замерцал, а затем погрузился в ладонь, впитываясь в нее. Это что, воображение настолько разыгралось, вроде выпила всего глоток вина. Затем свет мигнул в ее глазах, и она увидела, как ее тело медленно, как в замедленной съемке фильма, падает на пол. Напряглась, ожидая боль от падения, и была очень удивлена, когда не почувствовала ничего. И тут до нее дошло, что она вне своего тела. Паника начала подниматься, когда произошла еще более странная вещь: сразу же открылась темная воронка, ее затянуло прямо в середину, и она понеслась неведомо куда. При этом успела отметить, что, несмотря на кромешную тьму, она все видит. Она что умерла? И теперь ее душа несется в рай? Хорошо, хоть горевать о ней некому, она давно уже сирота. Нет, я не хочу умирать! Я слишком молодая, мне всего лишь двадцать пять!

Тем неимение она неслась и точно не в рай, ее полет замедлился потому, что впереди она увидела странную картину. Прямо на нее летел небольшой черный сгусток, не смотря на окружающую темноту, она его видела прекрасно. А следом за ним несся сгусток побольше, и она чувствовала всеми фибрами своей летающей души, что это явно не к добру.

Страх маленького сгустка просто бил ее по нервам. Не успела она сообразить, что ей делать, как этот маленький наглец залетел за нее, и притаился там, а на нее налетел его преследователь. И странное дело, несмотря на этот бесформенный сгусток, она почему-то видела его сущность, понимала, что это пожирающий монстр и очень страшный. Она почувствовала боль, как будто от неё отрывают по куску. Да ее же пытаются сожрать, вытягивая ее жизненные силы, душу. Она так разозлилась на эту наглость, еще осознание того, что она погибла. Плюс вспомнился бывший, который с ней так поступил, и это из-за него она попала в эту передрягу. Разогревая и распыляя свой гнев, она сама кинулась в атаку на этого монстра, все ее мысли были порвать и разодрать в клочья, и где-то на подсознании она услышала еще слово «поглотить». Они слились в одно целое, и она поняла, что, если сейчас потеряется внутри это монстра, он ее поглотит и не подавится. Ну уж нет! Собрав всю свою волю со словами: «Я тебе сейчас покажу, гад!» Она со всей силы потянула на себя, с радостью услышав крик напавшего монстра, который попытался сбежать, отделившись от нее. Но ее хватка была мертвой, как у питбуля, вцепившегося в свою жертву. Так же она заметила, как с другого бока возле нее пристроился маленький сгусток и принялся тоже поглощать врага. Прогонять этого наглеца она не стала, хотя он использовал ее, как прикрытие. Она потом подумает над странным своим поведением с этим монстром. Вдвоем они управились быстро, по мере поглощения этого монстра она ощущала прилив сил и что-то еще неведомое, от чего было очень хорошо. Ей даже показалась, что она урчит от удовольствия или это мелкий пакостник урчит?

Развить дальше свои мысли ей не удалось, потому что рядом открылся просвет, и ее потянуло туда. Маленький гаденыш с криком вцепился в нее, она попыталась стряхнуть его с себя, но куда там, он прилип к ней как «банный лист». С криками: «Да отстань от меня, мелкий пакостник!» Она все же усилием воли отшвырнула его впереди себя в открывшийся просвет. Ее тут же затянуло следом за ним в проход, неизвестно куда, и наступила темнота.

Глава 1

Сознание возвращалось медленно, принося тупую боль и раздражение от криков над головой. Вера усилием воли сосредоточилась, чтобы разобрать эти непонятные слова, которые болью жалили ее, усиливая головную боль. Ее потуги не остались напрасными, и она, наконец-то, разобрала оглушавшие ее крики.

– Давай, отродье, приходи уже в себя, хватит валяться! – вместе с криком прилетел пинок под ребра, вырывая у нее стон боли, в надежде, что этот садист остановится. – Неужели перегорела вся? – дальше неразборчивые слова отдалились от нее вместе с крикуном, но вскоре он вернулся. – На вот выпей, трать на тебя еще ценное зелье, – с этими словами ее легко приподняли за шиворот, и губы ощутили прикосновение холодного флакона, невольно приоткрываясь.

Сопротивляться не было сил, и она глотнула тягучую жидкость. Вместе с ней пришло облегчение, и приятное тепло разлилось внутри тела, принося собой силы.

– Похоже, источник весь не выгорел, и ты еще будешь мне полезна, – обрадовался стоящий над ней, – хватит валяться, твои жертвы не напрасны и мне удалось вытащить мелкого духа-дэкара себе в услужение. Давай вставай, неблагодарная тварь, нужно его еще подчинить, – для ускорения ее опять легонько пнули, заставляя сесть. Несмотря на боль, хотелось выругаться вслух, но осторожность победила.

Вера рискнула открыть глаза и посмотрела на своего мучителя, которому хотелось дать в ответ в морду, и наподдать, как следует. Оскорбляет и бьет ее ногами, как последнее ничтожество, сволочь! Но благоразумие и интуиция вцепились в нее мертвой хваткой. Несмотря на боль и туман в голове, сознание все помнило: и «подарок судьбы», и полет, и остальные неприглядные поступки. Холодный пот прошиб ее, ладошка взметнулась ко лбу, стирая пот, и натолкнулась на ткань головного убора, по всей видимости плотно повязанную косынку.

На ее счастье садиста что-то привлекло в стороне, и он очень внимательно изучал свой объект интереса. Увидев его, Вера зажмурилась, затем опять широко распахнула глаза. Не может быть! Куда ее занесло? Перед ней стоял персонаж из любимых романов фэнтази. А именно маг и, судя по черной мантии, укутавшие его тощее тело, некромант. Черные длинные волосы неопрятными сосульками свисали вдоль лица, выбившись из низкого хвоста. В профиль его крючковатый нос особо выделялся, впалые щеки делали его лицо, обтянутое серой кожей, и вовсе зловещим, узкие большие губы выглядели тонкой щелью на этом живом черепе, обтянутом кожей. И тут в памяти всплыло его имя, Калис. Между тем он гадко облизал тонкие губы и резко посмотрел в ее сторону. Инстинкт самосохранения заставил быстро опустить глаза.

– Чего расселась? Живо тащи свой тощий зад сюда или хочешь испытать на себе прелести рабского ошейника? – из глубины ее памяти поднялся панический страх и удушливое, жалящие ощущение. Кожа зазудела и рука непроизвольно поднялась к шее, нащупав мерзкий ошейник!? Жесть! Я что рабыня у черного мага? Весь скептицизм и неверие в отношении фэнтази остался в ее мире. – Я долго буду ждать тебя, отродье?! – отвлек ее от собственной паники ненавистный голос.

Рукой попыталась найти опору на полу, чтобы встать. Память тела гнал внутренний страх перед наказанием. И только тут взгляд Веры обратил внимание на свою грязную руку, точнее не ее. Рука, скорее всего, принадлежала худому подростку. «Не время сейчас», – отдернула она себя и с трудом встала с земляного пола. Шатаясь, она подошла к своему мучителю и хозяину… тьфу, какое мерзкое слово. Внутри нее кипел гнев, но она усмирила его, позже она разберется во всем. Это девчушка боялась мага, это ее память приносит страх. Получается, она заняла тело этой несчастной рабыни. А куда же она делась? Наверное, смертельно перегорела и умерла бедняжка, успокоила Вера свою совесть. Она не специально заняла ее тело, так получилось. Она уж точно не хотела смерти этой несчастной. Жажда к жизни закрыла этот неудобный вопрос, самоедство прекратились и совесть успокоилась.

– Если он начнет вырываться из защитного круга, вольешь свои силы! Ясно, – гаркнул он, возвышаясь над ней. Тело девчушки само втянуло голову, от страха приседая, несмотря на бунтарский дух Веры.

Маг удовлетворенно оскалился, ему нравилось ощущать страх своей рабыни. Хорошо, что он не видел взгляд этой самой рабыни, иначе сразу бы догадался, что перед ним уже не его пугливая собственность. Вера молча кивнула головой, при этом даже она осознавала, что вливая последние силы в защитный круг, она точно распрощается со своей очередной жизнью, которую только обрела. Внутри нее все восстало: «Я не буду!» – мысленно воскликнула она, ошейник на шеи тут же болезненно сжался, обжигая ее. Ах, вот как он заставляет ее повиноваться, поморщилась она от боли. Да, что за жизнь? «Подарок судьбы», – передразнила она сама себя, да уж хороший подарок-рабство. Чтобы отвлечься от боли и раненого самолюбия, она посмотрела в сторону защитного барьера и угрозы своей жизни.

Ее взгляд уперся в странное существо небольшого размера, висящее напротив нее в центре пентаграммы, и странное дело он был призрачным и мерцающим. Может этот дэкар и был страшным, но только не для нее. Мордашка у него была зубастая и клыкастая, голову венчали небольшие рожки, может он и выглядел бы устрашающим, если бы не его лохматая шерсть, которая делала его забавным. Увидев ее, этот комок меха ринулся в ее сторону, но с разлету влетел в невидимый барьер и как по стеклу сполз вниз. Ого, несмотря на свое призрачное тело, он вполне осязаем. Внимательно приглядевшись к нему, она почувствовала что-то знакомое. Его силуэт поплыл перед ее глазами, и она увидела его истинную сущность: уже знакомый сгусток тьмы. Так ведь это же он ее подставил тогда, спрятавшись за ее спину. Существо взлетело вверх, и уже опять хотело ринуться в ее сторону. Но она в панике мысленно крикнула, обращаясь к нему: «Перестань сейчас же, замри!» Что удивительно он ее послушался. Еще не хватало, чтобы из-за этого мелкого гада ей пришлось последние силы отдавать на защитный круг и помереть опять, «не насладившись» новой жизнью.

– Твое имя, дэкар? – властно спросил Калис. Подняв руку, он сделал жест, как будто слегка сжимает что-то в ладони.

При этом существо задергалось, и Вера ощутила его панический ужас. Назвать свое имя, значит попасть в вечное рабство к магу или гордо умереть. А назвать другое он не мог, потому что попросту его не знал. Вере вдруг стало жалко это мелкое существо, ведь, если бы она его не швырнула первого в просвет, то на его месте оказалась бы она. А так в эту ловушку угодил он, а она заняла место бедной рабыни, что тоже по сути ловушка.

– Я спросил твое имя! – маг зловеще оскалился и еще чуточку сжал кулак, существо заверещало от боли.

Этого Вера вынести уже не смогла и мысленно крикнула ему, приказывая:

– Скажи, что тебя звать Гадюша! – другого ей ничего в голову не пришло, только и крутились слова, выдавая состояние ее души: гадство, гад и мелкий гаденыш. Жесть, в кого она превращается, в злобную ведьму?

– Мое имя Гадюша! – с поспешностью заверещал мелкий, и ей даже послышалась облегчение в его голосе.

– Отлично! – оскалился своей жуткой улыбкой некромант. – Теперь я твой хозяин, раз знаю твое имя. Поклянись своим именем верной службой мне, иначе подохнешь! – угрожающе процедил он, брызгая слюной, при этом сделал шаг вперед, как будто готов накинуться на бедное существо голыми руками.

К удивлению Веры существо быстро, с легкостью дало клятву. Она бы на его месте, наверное, подумала бы, хотя жизнь дороже, чего тут думать.

– Я, Гадюша, клянусь верно служить своему истинному хозяину до скончание своих дней. Ни мыслью, ни делом не причинять ему вред! – в подтверждение его клятвы над ним сверкнула черная молния.

Некромант был доволен, он взмахом руки убрал барьер и сказал устало, очевидно, весь этот обряд отнял у него много сил, что уже говорить за ушедшую за грань жизни бедную девчушку.

– Уберите здесь все и на сегодня можете быть свободны, – зевнул он и поплелся на выход.

Гадюша сразу ринулся к Вере, меняясь на ходу. Она дернулась в сторону, но не достаточно быстро. Сгусток вляпался в район ее сердца, растворяясь в ней, странно, но она почувствовало его тепло.

– Хозяин, я так рад, что ты не отказался от меня и принял меня! – раздалось у нее в голове.

– Что!? Какой еще хозяин? Я, между прочим, девушка! – опешила она от этой новости. – И звать меня…, – из ее новой памяти слово «вера» прозвучало на языке этого мира как – Кэйра!!! Прислушавшись к своему имени на новом языке, она удовлетворенно произнесла: – Да, называй меня Кэйра. И с чего ты взял, что я твоя хозяйка? – облокотилась она об каменный топчан от усталости, уж очень смахивающий на жертвенник.

– Ну как же! – удивленно произнес он. – Я увидел твою печать и понял, что ты избранная, а значит, сильная и скоро покинешь мир духов. Я и попросил твоего покровительства и помощи. Ты же заступилась за меня и победила врага, – вот, значит, как это называется, попросил помощи, а не трусливо спрятался, мелькнуло у нее. – Потом ты позволила мне разделить с тобой добычу, – важно произнес он, – и самое главное, признала меня своим, дала мне новое имя, гораздо лучшее, чем было! – его тепло в знак благодарности еще больше разлилось в районе ее сердца, от чего стало очень хорошо. – А, кстати, что означает это возвеличенное и красивое имя Гадюша? – благоговейно произнес он.

Вера вдруг почувствовала себя не ловко, ей стало стыдно, обозвала этого милое существо, он оказывается действовал по правилам своего мира, признал в ней сильную и добрую, а она одарила его таким гадским именем.

– Ну… признаться, это то же самое, что ругательное слово «гад», только ласкательное, – сгорая от стыда, призналась она ему. Похоже, он стал ей первым родным существом в чужом мире и начинать с вранья ей не хотелось.

– Правда! О…ооо, в нашем мире это не ругательство, а достойное имя для дэкар, а ты еще дала мне ласкательное имя и я счастлив, – она опять ощутила благодарное тепло.

– О какой печати ты говорил? – вспомнила она о важном вопросе, не понимая, о чем он говорит.

– Я не знаю, что это за печать, но на твоей душе стоит вот это, – он показал ей иллюзию того самого злополучного медальона – «подарка судьбы.»

– Жесть, – только и смогла она произнести. – Подожди, как я могу быть твоей хозяйкой, если ты дал клятву верности магу? – забеспокоилась она. Вопросы всплывали в ней со скоростью, перегоняя друг друга.

Гадюша взмыл вверх и завис напротив ее лица и проказливо улыбнулся, точнее, сгусток принял форму улыбки.

– Я дал клятву верности своему истинному хозяину, то есть тебе, ты исполнила ритуал принятия меня на службу и это ты дала мне имя, вот я и клялся тебе. А то, что этот легковерный и глупый маг принял мою клятву на свой счет – это его проблемы, – фыркнул дэкар.

– Эх, Гадюша, я угодила в тело, которое уже в рабстве у этого самого глупого мага, – печально вздохнула и притронулась к своему ошейнику и тут же скривилась от неприязни и покалывания.

Гадюша подлетел к ней и растворился в районе ее шейки. Она опять почувствовала его тепло, это было с родни тому, как будто она прижимает к себе пушистого кутенка.

– Думаю, со временем мы сможем его снять, точнее, я при помощи твоей силы, когда ты восстановишься, – раздался его голос с деловыми нотками у нее в голове. – Но, хозяйка, тебе нужно освоиться в новом теле и этом мире прежде, чем бежать.

– Да ты прав, я еще не освоила память бывшей хозяйки, да и ничего не знаю, – Вера, а точнее уже Кэйра почувствовала, как паника поднимается и грозит вылиться в истерику через слезы. Поэтому она приложила усилие воли и дрожащим голосом проговорила. – Нужно исполнить приказ мага, – и тут же скривилась от сказанных слов, – и идти отдыхать, сил нет совсем.

Развернувшись лицом к пентаграмме, она попыталась вспомнить и на ее счастье у нее получилось. Тело само двинулось выполнять работу, но ее остановил Гадюша.

– Хозяйка, иди отдыхай, я здесь сам преберусь.

– Кэйра! Называй меня Кэйра. И спасибо тебе друг, сил совсем нет, – она развернулась к выходу и ноги сами понесли ее в нужном направлении.

Она уже не видела, как Гадюша принял форму существа и посмотрел ей в след странным взглядом, в котором читался восторг и многое другое, не свойственное дэкарам. Мало того, что ему повезло вырваться из своей среды обитания, где сильный пожирает слабого, в этот мир, куда мечтают попасть многие. Так он еще обрел сильную хозяйку с магическим даром и может теперь забыть про голод и опасность быть съеденным. Но больше всего его поразило ее отношения к нему, как к равному, такого еще не было в этом мире.

Глава 2

А Кэйра из последних сил добрела до небольшой коморки. Зайдя вовнутрь, привычным жестом зажгла светляк и осмотрелась. Да не густо, в маленькой комнатушке умещалась одна кровать, небольшой шкаф и столик. Ее взгляд выхватил в полутемной коморке еще одну дверь, к ней она и направилась. Повинуясь ее жесту, светляк влетел в открывшую дверь. К восторгу девушке там оказалась купальня, не настолько комфортная, как в ее мире, но все же. Имелся слив, там же стояла большая лохань напротив нее полочка, на которой стояли баночки с моющими средствами. К ее удивлению, имелся водопровод, к нему она и направилась, открыв краник начала набирать воду, к ее неудовольствию холодную. Пока вода набиралась, ее взгляд скользнул по серым стенам и обнаружил старое пожелтевшее зеркало. Забыв про воду, она ринулась к нему, любопытство просто верещало в ней. Встав напротив него, она трясущейся рукой от волнения стянула косынку с головы и замерла, разглядывая себя новую. Из зеркала смотрела девчушка-подросток с аккуратными чертами милого лица, на котором сверкали серые перепуганные глаза. Нет, это явно не ее взгляд. Светлые блеклые волосы средней длины опускались ниже худеньких плеч тощей фигурки. Они ее делали блеклой и незаметной, в своем мире Вера была яркой эффектной девушкой с отличной фигурой и выдающимся бюстом. А сейчас, что она имеет? Невзрачное подростковое тело, правда, с милой мордашкой, затем сама себя отдернула. «Скажи спасибо, что жива и хоть такое тело имеешь», – буркнула она вслух, вспоминая ту тьму, в которой летала бесформенной кляксой.

Шум воды привлек ее внимание. Повернувшись к крану, она машинально закрыла воду и опустила руку в ледяную воду, ее губы зашептали привычное бытовое заклинание, вскоре вода нагрелась до нужной температуры. Быстро раздевшись, она опять глянула на свое отражение… да уж, тощая, не до конца сформировавшаяся фигурка с плоской грудью. Ничего, все у меня впереди, главное, хорошие питание и тут же скривилась, кормили ее на кухне плохо. К рабам, вообще, тут скотское отношение.

С этими мыслями она погрузилась в воду, накатила слабость во всем теле, приятная нега приносила блаженство. Блаженствовала она недолго, картины прошлой жизни этого тела начали мелькать в разуме, и это было болезненно. Тело прогнулось в воде, между тем было ощущение, что ее сущность, личность пытаются вытиснуть, как инородное чуждое. Маленький светлый источник магии словно загнал в угол ее сущность, которая успела измениться, пребывая в мире тьмы. Она отгородилась от него, при этом она почувствовала, как теряет управление над телом, еще немного и ее вытеснит за его пределы.

Кэйра стиснула зубы и сквозь боль прошептала: «Ну уж нет! Я так просто не сдамся! Я с тобой стану одним целым, это мой единственный шанс начать новую жизнь».

И она представила, как сливается с этим магическим источником в одно целое, обволакивая его своим сознанием. Ее сознание на этом не остановилась, и ринулось в центр памяти, принимая ее, как свою. При этом было одно желание – стать одним целым, наличие двух личностей в одном теле недопустимо, иначе будет шизофрения. Вначале ничего не получалось, ее больно обжигало и как будто отталкивало, но благодаря упорству и жажде жить все получилось. Большую роль еще сыграло то, что источник был небольшим и практически пустым, благодаря магу-мучителю, который вытянул из нее все силы. С криком: «Мы с тобой одно целое», – она представила, как впитывается в магический источник, становясь с ним одним целым.

1 2

www.litlib.net

Подарок судьбы (слушать аудиокнигу бесплатно)

33:40

01 Ариэлла Подарок судьбы

40:09

02 Ариэлла Подарок судьбы

41:59

03 Ариэлла Подарок судьбы

30:42

04 Ариэлла Подарок судьбы

28:33

05 Ариэлла Подарок судьбы

32:26

06 Ариэлла Подарок судьбы

24:14

07 Ариэлла Подарок судьбы

27:22

08 Ариэлла Подарок судьбы

26:46

09 Ариэлла Подарок судьбы

27:00

10 Ариэлла Подарок судьбы

29:57

11 Ариэлла Подарок судьбы

22:02

12 Ариэлла Подарок судьбы

36:10

13 Ариэлла Подарок судьбы

26:58

14 Ариэлла Подарок судьбы

34:18

15 Ариэлла Подарок судьбы

34:21

16 Ариэлла Подарок судьбы

34:32

17 Ариэлла Подарок судьбы

28:16

18 Ариэлла Подарок судьбы

knigavuhe.ru

Читать онлайн "Подарок судьбы!" автора Одесская Ариэлла - RuLit

Одесская Ариэлла

Подарок судьбы!

Весенние солнце обогревало своим теплом, его яркие лучи играли бликами на больших витринах магазинов центральных улиц города, вызывая улыбки и хорошие настроение у прохожих. Которые, не спеша, прогуливались медленным шагом, наслаждаясь весной и общаясь со своими спутниками. Праздничный дух женского очарования украшал сегодня этот город. "Ах, Одесса - жемчужина у моря".

Двери офиса резко распахнулись, и Вера вышла с гордо поднятой головой, неся огромный букет цветов. Вот только настроение было такое, что этот букет больше подходил, как траурный атрибут к ее личной жизни, а не к праздничному восьмому марту. Но как всегда на ее лице не отразилось истинное состояние души. Искренние улыбки щедро раздавались коллегам по работе и с восторгом принимались поздравления. Что-что, а хорошо прятать свое истинное настроение глубоко в себе и закрываться от всех она умела.

Ее парень, гад, преподнес ей шикарный подарок к восьмому марту. Понятно, что их отношения давно себя исчерпали, но можно было расстаться не в этот праздничный день. Его практичная, а может быть жадная натура решила не тратиться на подарок перед расставанием. И не понятно, что ее больше злило: то, что они расстались, или то, что он не сделал прощальный подарок, расставшись с ней именно в праздник. Ему не хватило даже смелости сообщить ей это лично и посмотреть в глаза, смс прислал падлюка! Он ведь любитель широких жестов и тут до нее дошло. Да ведь этот гад уже встретил новую пассию! Внутренне воскликнув: "Сволочь!", при этом мило улыбнулась, проходя мимо знакомой парочки влюбленных. Да настроение гадкое, как будто в душу нагадили эти самые мартовские коты. Но самое худшие ее будет ждать на работе, когда девчонки начнут ее расспрашивать, а что тебе подарил твой любимый?

Вера прикрыла глаза, только представив, как ее начнут жалеть, надо же какой гад, бросил на восьмое марта. Слух быстро разлетится по всему офису и начнется злорадство, прикрытое сочувствием. Нет! Только не это!

Ее мысли вернулись к себе любимой. Нет, она себя не жалела: все, что не происходит, все к лучшему, тем более, что уж скрывать, влюбленность давно прошла, осталось рутина отношений ни к чему не обязывающих. Но настроение было гадское, как и ее бывший. Ничего не поднимает настроение, как подарки. И тут ее взгляд натолкнулся на маленький антикварный магазинчик. А почему собственно нет, ответила она сама себе. Сделаю себе подарок. Пусть Бог меня простит за ложь, выдам его, как за подаренный мне "любимым гадом и падлюкой." Врать, конечно, ужасно, она практически всегда избегала лжи, но быть посмешищем... ни за что и никогда!

Ноги сами понесли в магазинчик, где было все пропитано стариной, в этом месте даже запах был особый, магазин пах историями и, как ни печально, дороговизной. Последнею мысль она со злостью пнула, куда подальше, для себя любимой нечего жалеть. От обилия и разнообразия красивых вещиц она застыла в середине зала, не зная, с какого прилавка начать свой осмотр. И тут ее что-то потянула к одному из прилавков справа. Интуиция ее еще ни разу не подводила и она с горящими глазами отправилась к сияющему прилавку, подсвеченному изнутри яркими лампами, на котором разместились всевозможные украшения.

Взгляд начал лихорадочно перебегать от одной вещицы к другой, не задерживаясь, она сама не знала, что ищет. И тут ее кольнуло в самое сердце, когда она остановила свой взгляд на медальоне с цепочкой. Вещица была очень привлекательна, немного грубоватая, массивная. Темный металл узором, словно змея, обвил крупный камень, который поблескивал, словно завлекая ее и заигрывая, богатое воображение шептало: "Купи меня".

- Что заинтересовало столь красивую девушку? - Вера вздрогнула от неожиданно раздавшего голоса. Она настолько погрузилась в гипнотическое созерцание этой манящей вещицы, что не заметила подошедшего продавца. - Так сколько щедрый кавалер выделил на подарок? - улыбнулся мужчина преклонного возраста, приукрасив ее действительность, прекрасно понимая, почему она здесь сама.

Вера быстро включилась в игру "кому нужна эта правда".

- Покажите, мне, пожалуйста, этот медальон, - ткнула она пальчиком с длинным ноготком на желанное украшение.

- Хороший выбор говорит о Вашем вкусе, - начал льстит продавец, доставая вещицу.

Когда Вера взяла в руки вожделенный медальон, была очень удивлена: вблизи камень оказался тусклым и невзрачным, сама оправа грубой, ее дополняла такая же грубая массивная цепь, делая его еще более непривлекательным.

- И сколько вы хотите за эту вещь? - разочаровано спросила она для виду. Его она точно не купит, это надо же, как бывает обманчиво зрение, прямо наваждение какое-то.

www.rulit.me

Читать онлайн книгу Подарок судьбы

сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 10 страниц) [доступный отрывок для чтения: 6 страниц]

Назад к карточке книги

Барбара КартлендПодарок судьбы

Глава 1

1818 год

Лакей в богатой ливрее поспешно распахнул тяжелую дубовую дверь, и из дворца стремительно выбежал виконт Окли. Его лицо, обычно приветливое и открытое, теперь исказилось от бессильной ярости, упрямый подбородок дрожал. Одним прыжком он преодолел каменные ступени и бросился к своему щегольскому фаэтону.

Схватив вожжи, он стегнул кнутом по крупам лошадей, и те рванули с места с такой стремительностью, что мальчишка-грум, державший их под уздцы и немного замечтавшийся от долгого стояния, едва успел отскочить в сторону.

Через несколько мгновений фаэтон был уже далеко от дворца. Мчавшиеся галопом лошади несли его с бешеной скоростью вниз по дороге, прочь от ненавистного дома, так что гравий летел из-под колес. У ворот имения разгневанный возница резко, буквально на одном колесе, развернул упряжку влево.

Поднимая густые клубы пыли на немощеной дороге, виконт вихрем промчался по деревне, и удивленные жители долго смотрели ему вслед, гадая, с чего бы такая спешка в их сонных и мирных краях.

Фаэтон летел так около трех миль, затем лошади начали уставать и постепенно перешли на легкую рысь. Однако их возница даже не заметил этого. Погруженный в одному ему ведомые, но явно невеселые мысли, он глядел прямо перед собой; его серые глаза потемнели от гнева, рот упрямо сжался в узкую, прямую линию, подбородок выдвинулся вперед.

Виконт был исключительно хорош собой – мужественное и располагающее к себе лицо с правильными, почти классическими чертами, тонкая талия, широкие плечи; он считался одним из лучших спортсменов в Джексоновской академии бокса для джентльменов.

Помимо этого он мог по праву стяжать и лавры искусного возничего, когда ему попадалась хорошая упряжка лошадей. Не имел он себе равных и в стипль-чезе, скачках с препятствиями.

При таких бесспорных достоинствах он, конечно же, пользовался немалым успехом у особ прекрасного пола, особенно с тех пор, как удостоился чести быть принятым в избранный круг придворных щеголей. Эти легкомысленные прожигатели жизни ничто так не ценили – помимо карточной игры, где проигрывались целые состояния, – как возможность похвастаться перед приятелями своей очередной победой над какой-нибудь «несравненной» прелестницей.

Лондонский светский сезон близился к концу. Одной из его самых ярких звезд стала на этот раз мисс Ниоба Баррингтон. Одним взмахом густых ресниц эта красавица пленила сердца не одного десятка джентльменов. Впрочем, такой бурный успех юной особы никого не удивлял, ведь она была не только прелестна, но и обещала принести будущему счастливцу немалое приданое.

Правда, как утверждали злые языки, ее отец, сэр Эйлмер Баррингтон, был «далеко не подарок». Тем не менее он обладал огромным состоянием и прилагал немалые усилия, чтобы дать это почувствовать всем окружающим.

Когда подросла его единственная дочь, он все свои старания направил на то, чтобы Ниоба привлекла к себе внимание лондонской аристократии. В его дворце давался один бал за другим, по своей пышности далеко превосходивший все прочие торжества, устраивавшиеся в столице королевства в этом сезоне.

Он готов был демонстрировать свое щедрое гостеприимство любому аристократу, проявившему желание воспользоваться им. Разумеется, на определенных условиях: во-первых, этот джентльмен непременно должен быть холост, а во-вторых, он должен был участвовать в матримониальных состязаниях, за возможность оказаться перед алтарем рука об руку с юной, прелестной наследницей отцовского богатства.

Надо сказать, что виконт, чей шаловливый и зоркий глаз не пропускал ни одной привлекательной женщины, был смертельно ранен, да что там ранен – сражен наповал с первых же минут, как только увидел Ниобу.

А произошло это так. Однажды, в одном из самых престижных лондонских клубов, Уайт-клубе, он обнаружил присланное на его имя приглашение. Прочитав его, он презрительно фыркнул; оно покоробило виконта своей пышной претенциозностью, зарождавшей серьезные сомнения относительно вкуса приславших его людей. Впрочем, больше в тот вечер ему все равно было нечего делать, и он решил проявить снисходительность и отправился по указанному в приглашении адресу.

Вскоре он обнаружил, что большинство его знакомых джентльменов, также предпочитавших Уайт-клуб всем прочим, пришли к аналогичному решению и осчастливили своим появлением дворец сэра Эйлмера на Гросвенор-сквер. Хотя многие из них были настроены также несколько скептически: в прошлом им частенько приходилось убеждаться, что у богатой невесты не было абсолютно ничего привлекательного, кроме огромного банковского счета. И тем не менее все надеялись на чудо.

Но на этот раз действительность превзошла все самые смелые ожидания.

Ниоба была не просто красива, она была ослепительно хороша собой: волосы цвета спелой пшеницы, огромные васильковые глаза и кожа, при виде которой поэты во все времена лихорадочно хватались за перо и с восторгом воспевали небесную красоту дщерей земных.

И когда ее синие глаза, опушенные густыми черными ресницами, ласково заглянули в серые глаза виконта, он в то же мгновение почувствовал, что погиб.

С этого мгновения он стал добиваться благосклонности Ниобы, проявляя при этом такое неистовое рвение и такую пылкость, что удивлял этим даже своих самых близких друзей. В конце концов им пришлось признать после стольких лет знакомства, что они, оказывается, совсем его не знали.

А вот его кредиторов это не только удивило, но и в немалой степени обрадовало – они уже почти отчаялись получить назад те суммы, которые время от времени давали ему в долг, причем долговые счета виконта с каждым годом становились все длиннее и длиннее.

Его портной на радостях даже откупорил дома бутылку вина, когда до него дошло известие, что виконт, похоже, основательно «завяз», а предмет его страсти – одна из самых богатых невест, какие появлялись на лондонском горизонте за последние несколько лет.

– Да пусть даже у нее за душой не было бы ни гроша, мне абсолютно все равно! – уверял тем не менее виконт своего давнего приятеля, Фредерика Хинлипа.

– Зато ей едва ли будет все равно, если она поселится в твоем ветхом дворце, который уже давно нуждается в основательном ремонте, – ответил Фредди. – А на ремонт у тебя нет средств. Да и лошадей тебе не мешало бы сменить, и ты это знаешь не хуже меня.

Виконт соизволил слегка покраснеть.

– Фредди, я не перестаю повторять, что невероятно признателен тебе за фаэтон и упряжку, которыми ты разрешаешь мне пользоваться.

– Да ничего, пустяки, – ответил с усмешкой приятель, – вот только я порой не прочь и сам на них прокатиться!

– О чем разговор? Я немедленно верну тебе твой фаэтон. Сегодня же!

– Ладно, пользуйся моей добротой! Не станешь же ты ездить во дворец сэра Эйлмера в наемном экипаже.

– Ниоба самая прелестная девушка на свете, я еще в своей жизни ни разу не встречал такой красавицы! – горячо воскликнул виконт, отвлекшись на мгновение от своего самого любимого предмета – породистых лошадей.

Полностью согласен с тобой; вот только не забывай, дружище, что принять твою руку и сердце должна не только она, но и ее папаша. И ты должен прилагать все усилия, чтобы понравиться ему не меньше, чем его прелестной дочке.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Сэр Эйлмер человек упрямый и невероятно упорный – если уж он чего задумал, его с намеченной цели не свернешь. И для своей Ниобы он подыскивает самого лучшего жениха в Лондоне. Да и кто его за это осудит? Старик имеет на это полное право, ведь дочка-то у него единственная.

– Так ты имеешь наглость намекать, что я для нее недостаточно хорош? – воскликнул виконт.

– Слышал я, что во дворец на Гросвенор-сквер зачастил небезызвестный тебе маркиз Порткол и оказывает твоей красавице всяческое внимание.

– Этот старый пустомеля? – презрительно фыркнул виконт. – Разве он мне соперник? Он и руку-то пожать как следует не может, она у него как котлета. И вообще, при виде его мне всегда приходит на ум то ли мокрая и скользкая рыбина, то ли болотная жаба!

– Милый мой, и тем не менее он все-таки маркиз!

– Мне кажется нелепой даже мысль о том, что Ниоба посмотрит в его сторону, когда здесь есть я, – хвастливо заявил виконт, гордо тряхнув головой и выпятив» грудь.

Впрочем, как бы то ни было, а виконта тем не менее терзали тревожные предчувствия, ведь за неделю до этого разговора Ниоба сообщила ему, что ее отец не видит в нем серьезного претендента на ее руку и сердце.

– И что ты хочешь этим сказать? – поинтересовался тогда виконт.

– Именно то, что сказала, – ответила красавица. – Папа считает, что ты слишком безответственный и не сможешь стать мне хорошим супругом. И вообще, милый Валайент, я опасаюсь, что скоро он откажет тебе от дома.

– Тогда нам придется устроить твой побег – и сразу же обвенчаться! – твердо заявил виконт.

Ниоба взглянула на него широко раскрытыми от удивления глазами, и он добавил:

– Я достану специальное разрешение, чтобы нам не пришлось мчаться сломя голову в Гретна-Грин или в другое место, где венчают кого угодно без всякого разрешения. И тогда нас обвенчают в первой же церкви. А когда ты станешь моей женой, твой отец уже ничего не сможет сделать, и ему придется просто смириться с нашим браком.

– Он страшно рассердится, – со вздохом ответила Ниоба. – Да к тому же я всегда мечтала о пышной свадебной церемонии! Чтобы она прошла в Вестминстерском аббатстве и после нее чтобы был непременно устроен грандиозный прием, такой, о котором весь Лондон говорил бы потом целую неделю или еще дольше!

– Все так и будет, дорогая моя, если твой отец даст согласие на наш брак, – убеждал ее виконт. – Но в том случае, если он мне откажет, нам не останется ничего другого, как самим решать свою судьбу.

Ниоба порывисто поднялась с роскошной софы розового дерева, на которой они сидели вдвоем, и грациозной походкой – она прекрасно это сознавала – прошла через комнату к широкому окну салона.

Дворец ее отца, который был приобретен им несколько лет назад, после того как сэр Эймлер разбогател, находился на аристократической Парк-Лейн, позади него рос пышный сад. Юная кокетка не сомневалась, что ее стройный силуэт выглядит весьма выигрышно на фоне зеленых деревьев, а если к тому же на ее золотые волосы падают солнечные лучи, ни одно мужское сердце не останется равнодушным перед такой восхитительной картиной.

Ее хитрый расчет мгновенно оправдался: виконт смотрел на нее словно околдованный.

– Ты так прекрасна, Ниоба, так изысканна и воздушна! – пылко воскликнул он, простирая к ней руки. – Я умру, если утрачу надежду на то, что наши сердца соединятся в небесном блаженстве!

Она ответила ему чуть заметной благосклонной улыбкой, которую он расценил как приглашение, ибо тут же подскочил к ней и заключил в свои объятия.

– Я люблю тебя! Я люблю тебя, о моя Ниоба!

Он покрыл ее лицо и шею поцелуями, страстными, неистовыми, и, когда почувствовал, что она отвечает ему, понял, что может не беспокоиться за свое будущее.

У обоих тотчас же закружилась голова, и тогда Ниоба осторожно высвободилась из его рук.

– Я забыла сообщить тебе, Валайент, что в конце недели мы едем в Суррей, в наш загородный дворец. Папа намерен дать там еще один бал в мою честь и пригласить на него наших соседей по имению. Не сомневаюсь, что все получится восхитительно, – огни фейерверков, гондолы на озере, один цыганский оркестр будет играть в саду, а другой в бальном зале.

– Я сыт по горло этими балами! – недовольно воскликнул виконт. – Мне нужна ты. Ты одна! Может, мне стоит поговорить с твоим отцом и настоять на том, чтобы мы сыграли свадьбу еще в этом сезоне, не дожидаясь его окончания?

Ниоба испуганно всплеснула руками:

– Нет, нет, что ты! Это только рассердит его, и тогда он и впрямь запретит нам видеться.

Немного помолчав, она добавила:

– Ведь и без того тебе не будет прислано приглашение на этот бал.

– Значит ли это, что я до такой степени не нравлюсь твоему отцу? – недоверчиво спросил виконт.

Еще ни разу в своей жизни он не получал отказа от дома, в котором желал бывать, и ему казалось просто невероятным, что сэр Эйлмер решается подвергнуть его подобному унижению.

Ниоба опустила глаза:

– Милый Валайент, вся беда в том, что папа заметил, как нежно я к тебе отношусь. И ему это не нравится, он сердится на меня.

В глазах виконта вспыхнул огонек надежды.

– Ты нежно ко мне относишься? Об этом я как раз и мечтаю, вот только мне хотелось бы еще услышать из твоих прелестных уст, что ты меня любишь.

– По-моему, так оно и есть, я почти уверена в этом, – простодушно ответила Ниоба. – Но вот папа говорит, что любовь – это одно, а замужество – совсем другое дело.

– И что же он имеет в виду? – сердито воскликнул виконт, гордо расправив плечи. Ниоба тихонько вздохнула.

– Папа давно мечтает, чтобы я вышла замуж за очень знатного человека.

Пораженный до глубины души, виконт уставился на нее непонимающим взглядом.

– Так ты хочешь сказать, – спросил он наконец сдавленным голосом, – что твой отец считает мой род недостаточно знатным? Тогда позволь заметить, что Окли считают себя равными всякой другой громкой фамилии в стране. Не найти ни одной книги по истории, в которой бы не упоминался наш род.

– Да, да, конечно, я это знаю, – поспешно ответила Ниоба. – Вот только у моего папы имеются другие соображения на этот счет.

– Какие еще другие соображения? – зловещим тоном поинтересовался виконт.

Ниоба снова всплеснула своими нежными ручками. Не стоит и говорить, что все ее жесты были изящными и весьма выразительными.

– Ты намекаешь на то, что твой отец благоволит к кому-то другому больше, чем ко мне? – спросил виконт.

Ниоба промолчала, и он снова заключил ее в объятия.

– Ты моя, и ты меня любишь, ведь ты знаешь, что любишь именно меня, и никого другого! Так наберись же храбрости, моя дорогая, и скажи отцу все, что ты думаешь.

– Он не захочет даже слушать!

– Тогда мы устроим побег.

Виконт собрался было пуститься в объяснения, как они это сделают, однако Ниоба подняла к нему свое прелестное личико и произнесла:

– Поцелуй меня, Валайент! Я обожаю твои поцелуи и так боюсь тебя потерять!

Виконт вновь осыпал ее страстными поцелуями, забыв обо всем, кроме восторга, который всегда испытывал, обнимая и лаская ее.

И лишь удаляясь от Парк-Лейн, он вдруг с досадой вспомнил, что не успел поделиться с ней своими планами, как именно он устроит ее побег из дома.

Правда, он уже послал ей письмо, полное нежной страсти, которое его слуга должен был потихоньку вручить, надежной горничной Ниобы, так чтобы оно не попало в руки сэру Эйлмеру.

В ответ он получил две торопливо нацарапанные строчки. Ниоба приглашала его навестить ее в следующий понедельник в загородном дворце ее отца в Суррее.

Виконт знал, что бал, на который он не удостоился чести быть приглашенным, должен состояться в субботу, и решил, что Ниоба хочет увидеться с ним наедине, после того как разъедутся гости.

Однако он с негодованием обнаружил, что большинство его друзей и знакомых намеревались погостить несколько дней либо в огромном дворце сэра Эйлмера, либо в соседних имениях.

И ему ничего не оставалось, как отправиться к себе домой в Хартфордшир, прекрасно сознавая, что заброшенный вид фамильного гнезда его отнюдь не обрадует и что его единственной надеждой остается богатое приданое Ниобы, которое без труда поможет возродить старинную усадьбу в ее былом великолепии.

Недавняя война с Францией почти разорила отца виконта. К сожалению, он не только имел неосторожность вложить большую часть своих капиталов в различные предприятия на континенте, но к тому же еще никогда не стеснял себя в тратах; ему даже не приходило в голову, что нужно хотя бы немного умерить свои личные расходы.

И когда старый виконт Окли благополучно переселился в мир иной – а это произошло через полгода после возвращения его сына в Англию с полей сражений, – новоявленный виконт обнаружил, что унаследовал разваливающийся старинный особняк, давно не знавший ремонта, целую гору долгов и ни пенни в банке, – короче, ничего, что помогло бы ему справиться хотя бы с самыми неотложными проблемами.

После трудных военных походов виконту хотелось наслаждаться всеми радостями мирной жизни и наверстать то, что казалось ему потерянным вместе с годами молодости. Он легкомысленно выбросил из головы насущные проблемы и окунулся в те многочисленные развлечения, которые щедро предоставлял своим жителям Лондон.

Не обращая внимания на безрассудство своих трат, он зажил на широкую ногу, как лорд, в фамильном дворце Окли на Беркли-сквер. И это несмотря на то, что он уже заложил и перезаложил все, что еще мог, а у него самого, как он сказал однажды Фредди, в карманах гулял ветер.

Так он прожил около двух лет, все больше и больше сознавая, что рано или поздно ему придется где-то изыскивать средства к существованию и что, вероятно, единственный для него выход – это женитьба на богатой наследнице.

Надо заметить, что мужчины из семейства Окли не раз прибегали к подобному выходу из затруднительных денежных ситуаций.

Многие поколения виконтов Окли следовали велению разума, а не сердца и брали себе в жены девушек, приносивших им большие деньги или богатые земли в качестве приданого.

Глядя на их портреты, украшавшие стены фамильного дворца, виконт с присущим ему веселым цинизмом размышлял, что богатство было единственным достоянием большинства невест, поскольку перед ним собралась обширная коллекция женщин либо просто невзрачных и бесцветных, либо вовсе безобразных.

И нередко, отдыхая после кровавых сражений на горных склонах Португалии или в жаркой и пыльной Франции, он ловил себя на романтических мыслях, представляя себе свою будущую избранницу.

Разумеется, он хорошо знал себе цену и видел, какое впечатление производит его., внешность на представительниц прекрасного пола, и, встречая нежные взгляды юных и не очень юных прелестниц, легко догадывался о том, как трепещут женские сердца при его приближении.

И ему хотелось найти жену под стать себе самому. Вместе с ней он рассчитывал произвести на свет таких детей, которые в будущем заметно улучшили бы галерею фамильных портретов и более радовали глаз потомков, чем прежние виконтессы и виконты.

Красавица Ниоба показалась ему благословенным ответом небес на его молитвы. Опираясь на свой обширный опыт в любовных делах, виконт видел, что его поцелуи приводят ее в экстаз и что в ее глазах появляется особый блеск, когда она глядит на него, а как раз это ему и было нужно.

Направляясь в Суррей утром в понедельник, он не погонял лошадей, несмотря на свое нетерпеливое желание увидеть Ниобу. Лошади принадлежали не ему, а Фредди, и Валайент не мог забыть об этом ни на минуту.

К тому же он уверял себя, что послеполуденное время – наиболее подходящее для того, чтобы явиться к Ниобе с визитом.

На предыдущей неделе он был занят тем, что продумывал тщательный план ее побега из родительского дома; и теперь во внутреннем кармане его превосходно сшитого, облегающего фигуру дорожного сюртука, счет за который, как и многие другие счета, был пока неоплачен, лежало специальное разрешение архиепископа на их бракосочетание.

«Сэр Эйлмер, возможно, будет раздосадован, – размышлял виконт, – но, раз уж мы обвенчаемся, он ничего не сможет поделать. К тому же у Ниобы есть собственные деньги, которых он никак не сможет ее лишить».

Одним словом, виконту казалось, что все идет так, как ему и хотелось. Правда, одна тревожная мыслишка все же продолжала его беспокоить – ведь Ниоба настойчиво подчеркнула свое желание устроить грандиозную свадьбу…

Ему припомнилось, как однажды она заметила, что принц-регент был гостем на свадьбе одной из ее подруг и что она будет просто в отчаянии, если он не осчастливит своим присутствием и ее свадьбу.

Виконту, разумеется, не раз доводилось встречаться с принцем-регентом, однако он не испытывал особого желания познакомиться с ним поближе, так как находил невероятно утомительными затянутые обеды в Карлтон-Хаус, а на музыкальных вечерах, обычно устраивавшихся после этих обедов, он зевал и отчаянно скучал.

Зато он вместе со своими приятелями был прилежным завсегдатаем игральных салонов, всяческих увеселительных заведений и выступлений танцовщиц, нередко присутствуя в таких местах не только в качестве зрителя; немалое удовольствие он получал и от так называемых «хулиганских вечеринок». Правда, все это стоило, к сожалению, немалых денег.

Зато можно было не сомневаться, что скучать там не придется, так же как и на ночном стипль-чезе или на скачках в Нью-маркете и Эпсоне, завершавшихся, как правило, грандиозными попойками.

«Я не сомневаюсь, что его королевское высочество будет рад присутствовать на нашей свадьбе», – поспешно сказал виконт, зная, что именно такого ответа и ожидает от него гордая красавица.

Говоря это, он прекрасно отдавал себе отчет в том, насколько сомнительна вероятность присутствия принца-регента на их свадьбе. Тем не менее он был уверен, что найдет способ, как утешить разочарованную Ниобу: у него имелся огромный арсенал методов, способных заставить женщину забыть обо всем на свете.

Когда же вдалеке показался огромный загородный дворец, принадлежавший сэру Эйлмеру, нетерпение, сжигающее виконта, изгнало из его сознания все прочие мысли, и он подхлестнул лошадей, и без того резво бежавших по ухоженной и гладкой дороге.

Красавица Ниоба ждала его в салоне, который мог бы показаться виконту безвкусным из-за своей пышности, если бы влюбленный повеса был в состоянии замечать что-либо вокруг, кроме предмета своей страсти.

Его глаза были устремлены только на Ниобу, которая при его появлении поднялась со стоявшего у окна стула. Она показалась ему в этот день еще красивее, чем обычно.

Ярко-голубое платье под цвет ее удивительных глаз подчеркивало изящные линии ее фигуры. Критическое око могло бы отметить, что на ней было надето слишком много ювелирных украшений, неподобающих юному возрасту девушки, однако виконт видел только соблазнительные формы и зовущий изгиб ее прекрасных губ.

Он обнял ее.

– Нет, нет, Валайент! Что ты! – Ниоба испуганно вскочила со стула и слегка оттолкнула его от себя своими изящными белыми ручками.

– Что значит «нет»? – удивился виконт.

– Не нужно меня целовать! Прежде ты должен выслушать меня.

– Я тоже должен тебе многое сказать, – нетерпеливо воскликнул виконт, но, желая ей угодить, он заставил себя сосредоточиться и приготовился слушать; ему даже стало интересно, что за важное известие намеревалась ему сообщить Ниоба.

– Боюсь, что мои слова сильно тебя огорчат, Валайент, однако мы с папой пришли к выводу, что я должна сказать тебе обо всем сама.

– О чем сказать? – удивленно переспросил виконт.

Подчиняясь настояниям Ниобы, он опустил руки и теперь, с трудом сдерживаясь, чтобы не прикасаться к девушке, стоял перед ней, высокий и элегантный, горящий от нетерпения и страсти. Ему трудно было думать о чем-то, кроме ее красоты и нежности ее алых губок, которые ему невыносимо хотелось поцеловать.

– Я должна сказать тебе следующее, – объявила Ниоба. – Дело в том, что я дала согласие маркизу Портколу стать его женой!

На мгновение виконту показалось, что до него не доходит смысл ее слов. Как будто она произнесла их на каком-то незнакомом ему языке.

Но когда он все-таки осознал их значение, то побледнел и пошатнулся, как от сильного удара. У него даже перехватило дыхание.

– Ты пошутила? – с трудом произнес он. – Но зачем ты так жестоко шутишь со мной?

– Нет конечно же, я не шучу, – ответила Ниоба, нахмурив свой хорошенький лобик. – Папа в восторге. Наша свадьба с маркизом назначена на следующий месяц.

– Я не могу поверить! – воскликнул виконт. – Если так решил твой отец, нам нужно немедленно осуществить задуманное и подготовить побег!

Однако, уже произнеся эти слова, он прочитал на лице девушки отчетливое нежелание куда-либо бежать. И все-таки он должен был сам услышать от нее этот жестокий приговор.

– У меня есть специальное разрешение, – продолжал он. – Мы обвенчаемся, и тогда твой отец уже не сможет отнять тебя у меня.

– Ах, Валайент! Мне очень жаль, «поверь! Я так и знала, что тебя огорчит мое сообщение. Хотя я и люблю тебя и готова была бы выйти за тебя замуж, но отказать маркизу никак не смею.

Виконт тяжело вздохнул.

– Из твоих слов я понял, – медленно произнес он, и в его голосе звучала неподдельная горечь, – что ты играла мной все это время, вероятно, приберегая меня на случай, если что-либо не получится с Портколом. И теперь, раз он готов взять тебя в жены, я стал лишним и меня можно просто отбросить в сторону, как ненужный хлам!

Произнося эти горькие слова, виконт неожиданно почувствовал, что не ошибся.

– Мне очень жаль, что все так получилось, – снова повторила Ниоба. – Но я надеюсь, что мы останемся друзьями и после того, как я выйду замуж.

И тут виконт взорвался. Валайент никогда не отличался спокойным нравом, так же как и многие поколения виконтов Окли. Правда, он всегда прекрасно владел собой и старался сдерживать свой темперамент Но в тех редких случаях, когда его бурному темпераменту удавалось вырваться на свободу, зрелище это было поистине устрашающим.

Впоследствии виконт даже не мог вспомнить в подробностях, что именно он тогда наговорил Ниобе. Он только сознавал, что, когда он говорил – не кричал, а именно говорил, с горечью и сарказмом, так что его обидные слова хлестали по ней словно удары плетки, – красавица становилась все бледнее и бледнее.

Когда же она, ничего не ответив, закрыла лицо руками, он понял, что сказал достаточно, и стремглав выбежал из салона, охваченный желанием немедленно оказаться как можно дальше от этой коварной предательницы.

И вот постепенно приходя в себя и чувствуя, что он уже может свободно вдохнуть полной грудью, виконт наконец-то заметил, что крупы его лошадей все в мыле от бешеной скачки, а у него самого от жары неприятно взмокла спина.

При мысли о жаре он обратил внимание на незнакомый шерстяной плед, невесть откуда появившийся на дне фаэтона. Вещь была явно чужой, да и солнечная летняя погода делала ненужным и странным ее присутствие здесь.

Все еще не придя окончательно в себя после пережитого потрясения, он тупо уставился на плед, удивляясь, зачем кому-то вообще может понадобиться плед в фаэтоне в такой жаркий день. Тут материя внезапно зашевелилась, и виконт в крайнем удивлении уставился на показавшееся из-под нее овальное бледное личико. Темные огромные глаза взволнованно смотрели на него в тревожном ожидании.

– Можно я теперь… выберусь наружу? – спросил тихий голос. – Мне ужасно жарко.

– Кто вы? – раздраженно воскликнул виконт. – И какие черти занесли вас сюда?

Вместо ответа плед откинулся в сторону, и худенькая девушка, почти девочка, вскарабкалась на сиденье фаэтона рядом с виконтом.

Платье ее изрядно помялось, густые темные волосы растрепались, а головной убор – давно вышедший из моды капор – болтался на спине на двух лентах, завязанных под подбородком.

Виконт продолжал с изумлением смотреть на нее, затем перевел взгляд на лошадей, потом снова на нее и наконец поинтересовался:

– Я вынужден предположить, что у вас нашлись какие-то весьма веские причины, по которым вы оказались в моем фаэтоне, я прав?

– Я сбежала.

– От кого же?

– От моего дяди Эйлмера.

– Уж не хотите ли вы сказать, что сэр Эйлмер Баррингтон ваш дядя? – спросил виконт голосом, в котором с новой силой забурлила стихшая было ярость.

– Да.

– В таком случае немедленно убирайтесь из моего экипажа! У меня нет ни малейшего желания иметь дело с Баррингтонами до конца своих дней!

– Я так и думала, что вы это скажете, учитывая все то, что они с вами сделали…

– Так и думали? – взревел виконт. – А какое, собственно, вы имеете отношение ко всему этому?..

– Никакого, – последовал кроткий ответ, – просто я долго наблюдала, как вас держат на поводке, просто так, про запас, на тот случай, если маркиз в самый последний момент все-таки сорвется с крючка.

Эти слова, произнесенные девушкой, настолько подтверждали его собственные предположения, что ярость вспыхнула в виконте с еще большей силой. Он резко натянул вожжи и остановил лошадей.

– А ну-ка, убирайтесь отсюда! – взревел он. – Убирайтесь с глаз моих и будьте вы все прокляты! Да передайте еще своему дядюшке и его коварной дочери, что я буду проклинать их всю жизнь и молить Бога, чтобы они сгорели живьем в аду!

Эта бурная вспышка и перекошенное от злости лицо, казалось, должны были бы напугать сидевшую рядом с ним девушку.

Но этого не произошло, она и не думала пугаться. Вместо этого она с нескрываемым сожалением взглянула на него и сочувственно произнесла:

– Я понимаю, вы сейчас очень расстроены, но вообще-то, хотите – верьте, хотите – нет, но я вам скажу, что вы удачно отделались и можете считать себя просто счастливчиком.

– Что вы имеете в виду, черт побери? – раздраженно спросил виконт.

– Что было бы гораздо хуже, если бы она выбрала вас! Вы не знали Ниобу так, как знаю я. Она очень злая и коварная. Вы были бы с ней очень несчастливы, если бы она стала вашей женой.

– Никогда не поверю, что Ниоба такая, как вы говорите! И если я еще раз услышу что-либо подобное, то не удержусь и дам вам пощечину! – вскричал виконт.

– Ну, в этом ничего нового для меня не будет, – грустно ответила девушка. – Сегодня утром, когда дядя Эйлмер меня бил, я твердо решила, что убегу из его дома. Вот почему я и оказалась здесь.

– Бил вас? – искренне изумился виконт. – Вот уж никогда не поверю!

– Если хотите, я могу показать рубцы, – ответила девушка. – Он постоянно меня бил. В первый раз потому, что так велела ему Ниоба; это случилось вскоре после того, как я стала жить у них в доме. А потом ему и самому это понравилось.

Виконт уставился на нее с недоверчивым изумлением.

Он просто не хотел верить своим ушам, и в то же время явственно ощущал, что девушка говорит правду. Ее спокойный и грустный тон убеждал его сильнее, чем слезы и мольбы.

Повернувшись все телом, он пристально посмотрел на нее в упор.

И еще раз убедился, что она выглядела совсем юной, почти ребенком.

– Сколько вам лет? – спросил он.

– Восемнадцать.

– А как вас зовут?

– Джемма Баррингтон.

– Вы и в самом деле кузина Ниобы?

– Моя мать была сестрой сэра Эйлмера. Она убежала из дома с моим отцом, Джоном Баррингтоном, их дальним родственником, и они жили потом очень бедно, но невероятно счастливо! А когда мои родители умерли и я осталась сиротой, дядя Эйлмер взял меня в свой дом. Вот почему я могу утверждать, что вы легко отделались.

Когда разговор вновь вернулся к больной теме, виконт нахмурился:

Назад к карточке книги "Подарок судьбы"

itexts.net

Книга: Ирина Семина. Подарок судьбы

Ирина СеминаПодарок судьбы"Подарок Судьбы" - десятая по счету книга автора Ирины Семиной, более известной как сказочница Эльфика. События, описанные в книге, начинаются с жизненной катастрофы. Крушение отношений, планов и… — Речь, (формат: 70x90/16, 240 стр.) Сказки Эльфики Подробнее...2012125бумажная книга
Ирина СеменоваПодарок судьбы"Подарок судьбы" - десятая по счету книга автора Ирины Семиной, более известной как сказочница Эльфика. События, описанные в книге, начинают — Речь, (формат: Твердая бумажная, 240 стр.) Подробнее...2015149бумажная книга
Ариэлла ОдесскаяПодарок судьбы"Как вы яхту назовете, так она и поплывет!" Вера назвала свой подарок – "Подарок Судьбы" и ее судьба круто изменилась, забросив ее в магический мир — Мультимедийное издательство Стрельбицкого, (формат: 70x90/16, 240 стр.) Селдан электронная книга Подробнее...89.9электронная книга
Ариэлла ОдесскаяПодарок судьбы"Как вы яхту назовете, так она и поплывет!" Вера назвала свой подарок – "Подарок Судьбы" и ее судьба круто изменилась, забросив ее в магический мир — Мультимедийное издательство Стрельбицкого, (формат: Твердая бумажная, 240 стр.) Селдан Подробнее...бумажная книга
Барбара КартлендПодарок судьбыВиконт Окли, обманутый богатой красавицей, сгоряча дает клятву жениться на первой встречной и тут же находит в своем экипаже нежданный подарок судьбы - юную кузинусвоей коварной возлюбленной. Девушка… — Иностранка, Азбука-Аттикус, (формат: 70x100/32, 288 стр.) Romantic Collection Подробнее...201361бумажная книга
Куонг В.Подарок судьбыТакси, в котором добросовестная секретарша Марилу мчится на работу со сверхважными документами в сумке, застревает в пробке. Сходя с ума от волнения - опоздание грозит ей увольнением, - она… — Поколение, (формат: Твердая бумажная, 240 стр.) Подробнее...2010188бумажная книга
Марина Эдуардовна ГрошеваПодарок судьбыНик жил своей размеренной жизнью, все шло как нельзя лучше. Он уже собрался сделать своей девушке предложение, как вдруг судьба решила бросить игральные кости на свой стол и начать с парнем игру… — ЛитРес: Самиздат, (формат: Твердая бумажная, 240 стр.) электронная книга Подробнее...201854.99электронная книга
Марина ГрошеваПодарок судьбыНик жил своей размеренной жизнью, все шло как нельзя лучше. Он уже собрался сделать своей девушке предложение, как вдруг судьба решила бросить игральные кости на свой стол и начать с парнем игру… — ЛитРес: Самиздат, (формат: Твердая бумажная, 240 стр.) Подробнее...2018бумажная книга
Валентина ПоваляеваПодарок судьбы. ПовестьСудьба – известная шутница и может вручить свой подарок в любой, самый неожиданный момент. К примеру, Антонину, менеджера агентства недвижимости, судьба решила отблагодарить за долготерпение во время… — Издательские решения, (формат: Твердая бумажная, 240 стр.) электронная книга Подробнее...5.99электронная книга
Валентина ПоваляеваПодарок судьбы. ПовестьСудьба – известная шутница и может вручить свой подарок в любой, самый неожиданный момент. К примеру, Антонину, менеджера агентства недвижимости, судьба решила отблагодарить за долготерпение во время… — Издательские решения, (формат: Твердая бумажная, 240 стр.) Подробнее...бумажная книга
Евгения ШульгаПодарок судьбы. Роман о жизни и любвиЭта книга расскажет о жизни в целом: такая, какая она есть. Ни хорошая, ни плохая. Любовь, предательство – все это есть на страницах романа — Издательские решения, (формат: 70x90/16, 240 стр.) электронная книга Подробнее...2015400электронная книга
Евгения ШульгаПодарок судьбы. Роман о жизни и любвиЭта книга расскажет о жизни в целом: такая, какая она есть. Ни хорошая, ни плохая. Любовь, предательство – все это есть на страницах романа — Издательские решения, (формат: 70x90/16, 240 стр.) Подробнее...бумажная книга
Валерий Сергеевич ПроняевПодарок судьбы. Сборник рассказовВозможно, что наша цивилизация одна из немногих во Вселенной в ходе своего развития не утратила духовности, способность чувственно воспринимать этот мир, любить иценить эти чувства. Все рассказы… — ЛитРес: Самиздат, (формат: Твердая бумажная, 240 стр.) электронная книга Подробнее...2018электронная книга
Валерий ПроняевПодарок судьбы. Сборник рассказовВозможно, что наша цивилизация одна из немногих во Вселенной в ходе своего развития не утратила духовности, способность чувственно воспринимать этот мир, любить иценить эти чувства. Все рассказы… — ЛитРес: Самиздат, (формат: Твердая бумажная, 240 стр.) Подробнее...2018бумажная книга
Марина ГрошеваПодарок судьбы. Изумрудные крыльяЭта книга будет изготовлена в соответствии с Вашим заказом по технологии Print-on-Demand. Иногда для того, чтобы найти свой истинный путь, бывает достаточно смены работы, аиной раз надо и вовсе… — Литрес, (формат: Твердая бумажная, 240 стр.) - Подробнее...2018260бумажная книга

dic.academic.ru

Книга: Подарок судьбы

Ирина СеминаПодарок судьбы"Подарок Судьбы" - десятая по счету книга автора Ирины Семиной, более известной как сказочница Эльфика. События, описанные в книге, начинаются с жизненной катастрофы. Крушение отношений, планов и… — Речь, (формат: 70x90/16, 240 стр.) Сказки Эльфики Подробнее...2012125бумажная книга
Ирина СеменоваПодарок судьбы"Подарок судьбы" - десятая по счету книга автора Ирины Семиной, более известной как сказочница Эльфика. События, описанные в книге, начинают — Речь, (формат: Твердая бумажная, 240 стр.) Подробнее...2015149бумажная книга
Ариэлла ОдесскаяПодарок судьбы"Как вы яхту назовете, так она и поплывет!" Вера назвала свой подарок – "Подарок Судьбы" и ее судьба круто изменилась, забросив ее в магический мир — Мультимедийное издательство Стрельбицкого, (формат: 70x90/16, 240 стр.) Селдан электронная книга Подробнее...89.9электронная книга
Ариэлла ОдесскаяПодарок судьбы"Как вы яхту назовете, так она и поплывет!" Вера назвала свой подарок – "Подарок Судьбы" и ее судьба круто изменилась, забросив ее в магический мир — Мультимедийное издательство Стрельбицкого, (формат: Твердая бумажная, 240 стр.) Селдан Подробнее...бумажная книга
Барбара КартлендПодарок судьбыВиконт Окли, обманутый богатой красавицей, сгоряча дает клятву жениться на первой встречной и тут же находит в своем экипаже нежданный подарок судьбы - юную кузинусвоей коварной возлюбленной. Девушка… — Иностранка, Азбука-Аттикус, (формат: 70x100/32, 288 стр.) Romantic Collection Подробнее...201361бумажная книга
Куонг В.Подарок судьбыТакси, в котором добросовестная секретарша Марилу мчится на работу со сверхважными документами в сумке, застревает в пробке. Сходя с ума от волнения - опоздание грозит ей увольнением, - она… — Поколение, (формат: Твердая бумажная, 240 стр.) Подробнее...2010188бумажная книга
Марина Эдуардовна ГрошеваПодарок судьбыНик жил своей размеренной жизнью, все шло как нельзя лучше. Он уже собрался сделать своей девушке предложение, как вдруг судьба решила бросить игральные кости на свой стол и начать с парнем игру… — ЛитРес: Самиздат, (формат: Твердая бумажная, 240 стр.) электронная книга Подробнее...201854.99электронная книга
Марина ГрошеваПодарок судьбыНик жил своей размеренной жизнью, все шло как нельзя лучше. Он уже собрался сделать своей девушке предложение, как вдруг судьба решила бросить игральные кости на свой стол и начать с парнем игру… — ЛитРес: Самиздат, (формат: Твердая бумажная, 240 стр.) Подробнее...2018бумажная книга
Валентина ПоваляеваПодарок судьбы. ПовестьСудьба – известная шутница и может вручить свой подарок в любой, самый неожиданный момент. К примеру, Антонину, менеджера агентства недвижимости, судьба решила отблагодарить за долготерпение во время… — Издательские решения, (формат: Твердая бумажная, 240 стр.) электронная книга Подробнее...5.99электронная книга
Валентина ПоваляеваПодарок судьбы. ПовестьСудьба – известная шутница и может вручить свой подарок в любой, самый неожиданный момент. К примеру, Антонину, менеджера агентства недвижимости, судьба решила отблагодарить за долготерпение во время… — Издательские решения, (формат: Твердая бумажная, 240 стр.) Подробнее...бумажная книга
Евгения ШульгаПодарок судьбы. Роман о жизни и любвиЭта книга расскажет о жизни в целом: такая, какая она есть. Ни хорошая, ни плохая. Любовь, предательство – все это есть на страницах романа — Издательские решения, (формат: 70x90/16, 240 стр.) электронная книга Подробнее...2015400электронная книга
Евгения ШульгаПодарок судьбы. Роман о жизни и любвиЭта книга расскажет о жизни в целом: такая, какая она есть. Ни хорошая, ни плохая. Любовь, предательство – все это есть на страницах романа — Издательские решения, (формат: 70x90/16, 240 стр.) Подробнее...бумажная книга
Валерий Сергеевич ПроняевПодарок судьбы. Сборник рассказовВозможно, что наша цивилизация одна из немногих во Вселенной в ходе своего развития не утратила духовности, способность чувственно воспринимать этот мир, любить иценить эти чувства. Все рассказы… — ЛитРес: Самиздат, (формат: Твердая бумажная, 240 стр.) электронная книга Подробнее...2018электронная книга
Валерий ПроняевПодарок судьбы. Сборник рассказовВозможно, что наша цивилизация одна из немногих во Вселенной в ходе своего развития не утратила духовности, способность чувственно воспринимать этот мир, любить иценить эти чувства. Все рассказы… — ЛитРес: Самиздат, (формат: Твердая бумажная, 240 стр.) Подробнее...2018бумажная книга
Марина ГрошеваПодарок судьбы. Изумрудные крыльяЭта книга будет изготовлена в соответствии с Вашим заказом по технологии Print-on-Demand. Иногда для того, чтобы найти свой истинный путь, бывает достаточно смены работы, аиной раз надо и вовсе… — Литрес, (формат: Твердая бумажная, 240 стр.) - Подробнее...2018260бумажная книга

dic.academic.ru