Текст книги "Потеряшка". Книга потеряшка


Потеряшка (Брайан Макгиллоуэй) читать онлайн книгу бесплатно

На опушке зимнего леса найдена маленькая девочка, бредущая в ночной рубашке и босиком, с руками, покрытыми кровью — и это не ее кровь...С этого момента она не сказала ни слова — девочка вообще ни на кого и ни на что не реагировала. Кроме разве что сержанта полиции Люси Блэк, которая нашла ее. Люси была занята розыском другого ребенка — дочери самого богатого человека в округе, — когда натолкнулась на эту потеряшку. Постепенно сержант Блэк пришла к выводу, что обе девочки каким-то образом связаны, и если найденная наконец-то заговорит, то отыскать другую будет несложно. Но когда она заговорит?.. И вот однажды девчушка открыла детскую книжку со сказками, которую принесла ей Люси, и страшно испугалась, увидев на странице рисунок волка...

О книге

  • Название:Потеряшка
  • Автор:Брайан Макгиллоуэй
  • Жанр:Полицейский детектив, Триллер, Детективы: прочее
  • Серия:Люси Блэк
  • ISBN:978-5-699-87613-6
  • Страниц:72
  • Перевод:А. С. Петухов
  • Издательство:Эксмо
  • Год:2016

Электронная книга

* * *

Бену, Тому, Дэвиду и Люси посвящается

Глава 1

Что-то действительно двигалось среди деревьев. Он чувствовал это уже несколько минут, ловя краем глаза какие-то перепархивающие движения между черными стволами, вертикально торчавшими из снежного наста на опушке. Сначала мужчина подумал, что это просто эффект усталости глаз. Он слишком долго и пристально вглядывался в непрекращающуюся круговерть снежинок перед ветровым стеклом…

Подъехав к невысокому холму, по которому дорога вела в Прехен, Майкл Махон переключился на первую скорость, но, не успев еще завершить движение, понял, что совершил ошибку.

Водитель сразу же почувствовал, как колеса молоковоза стали пробуксовывать в снежной каше на дороге, и увидел, что капот машины нацелился в сторону обочины. Майкл слегка отпустил акселератор и нажал на тормоза, пытаясь выро...

lovereads.me

Читать онлайн книгу «Потеряшка» бесплатно — Страница 1

Брайан Макгиллоуэй

Потеряшка

Brian McGilloway

Little girl lost

Copyright © 2012 by Brian McGilloway

© Петухов А. С., перевод на русский язык, 2014

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Э», 2016

***

Бену, Тому, Дэвиду и Люси посвящается

Глава 1

Что-то действительно двигалось среди деревьев. Он чувствовал это уже несколько минут, ловя краем глаза какие-то перепархивающие движения между черными стволами, вертикально торчавшими из снежного наста на опушке. Сначала мужчина подумал, что это просто эффект усталости глаз. Он слишком долго и пристально вглядывался в непрекращающуюся круговерть снежинок перед ветровым стеклом…

Подъехав к невысокому холму, по которому дорога вела в Прехен, Майкл Махон переключился на первую скорость, но, не успев еще завершить движение, понял, что совершил ошибку.

Водитель сразу же почувствовал, как колеса молоковоза стали пробуксовывать в снежной каше на дороге, и увидел, что капот машины нацелился в сторону обочины. Майкл слегка отпустил акселератор и нажал на тормоза, пытаясь выровнять машину, но безрезультатно. Он понимал, что колеса уже заблокированы, однако цистерна продолжала свое неуправляемое движение поперек дороги, пока наконец не остановилась около противоположной обочины…

Негромко выругавшись, Махон выключил двигатель и выбрался из машины. Прямо перед ним простирался вековой лес, протянувшийся на несколько миль от Прехена прямо до Гобнаскла. Отражаясь от снежного покрова, свет дорожных фонарей проникал в чащу деревьев гораздо дальше, чем обычно бывало в это время года. Было видно, что в некоторых местах ветви деревьев сильно прогнулись под тяжестью навалившего снега.

Махон непроизвольно передернул плечами и посмотрел на молоковоз. Пришлось достать небольшую лопату, которую он возил с собой именно для таких случаев. Перед тем как начать откапывать колеса машины, Майкл опять заметил периферическим зрением какое-то движение в лесу.

Было очень холодно, и гусиная кожа, появившаяся на его руках и спине, заставила мужчину поскорее приняться за работу. Сжав лопату покрепче двумя руками, Майкл опять повернулся к лесу и почувствовал, как его охватил ужас.

Из леса на опушку вышла маленькая девочка. Ее длинные волосы, которые казались темными на фоне белого снега, покрывавшего лес, выглядели совершенно мокрыми и свисали сосульками ей на плечи. У нее было круглое и бледное лицо. Девочка была одета в пижаму, на груди которой виднелась какая-то вышивка. На ногах у нее ничего не было – она была босой.

Когда малышка увидела Махона, она остановилась, уставившись на лопату, которую тот продолжал сжимать в руках, а потом перевела взгляд на лицо мужчины. Она смотрела с вызовом, не отводя глаз, а кожа ее была почти голубой в свете фонарей, отражавшемся от снежного наста. И только когда Майкл стал осторожно приближаться к ней, пригнувшись и расставив руки, так, как обычно приближаются к дикому животному, стараясь не спугнуть его, – девочка повернулась и опять убежала в лес.

Глава 2

Люси Блэк почувствовала, что в ее комнате кто-то есть. Еще плохо соображая спросонья, она протянула руку к выключателю лампы, стоявшей на прикроватной тумбочке. Однако пальцы другой ее руки сомкнулись на рукоятке служебного пистолета.

– Ну, ты идешь? – услышала она в темноте шепот отца.

Выругавшись про себя, Люси попыталась зажечь лампу, однако вместо этого просто свалила ее с тумбочки.

– Ложись спать, папа, – пробормотала она, еще не до конца проснувшись.

Вспыхнул верхний свет и ослепил ее. Девушка села на кровати, поправляя ночную рубашку и пытаясь натянуть ее на плечи.

– Так ты идешь? – повторил старый Джим Блэк.

Он стоял в дверном проеме, не убирая руки с выключателя. Прямо на пижаму отец надел серый костюм, а на ногах у него красовались тщательно отполированные выходные туфли. В руке отец Люси держал чемодан, который, судя по тому, как легко он постукивал им по ноге, был пуст. Остатки пены для бритья все еще покрывали одну его щеку. На скуле, в том месте, где он порезался, виднелись капельки крови. Кровь уже успела засохнуть на щетине, которую мужчина пропустил во время бритья.

– Папа, сейчас всего только половина четвертого утра, – произнесла девушка, выбираясь из постели.

– Говорят, он приедет в девять. Так что нам надо уже двигаться. Ты что, не будешь одеваться?

– Кто приедет?

– Папа римский, – ответил старик с раздражением. – Я ведь уже говорил тебе, что мы должны его увидеть. А из-за тебя мы можем опоздать.

– Пойдем-ка, я уложу тебя в постель. – Люси подошла к отцу и взяла его за руку.

Тот быстро вырвал свою руку, из-за чего чемодан резко дернулся и ударил девушку по голени.

– Мы обязательно опоздаем, – прошипел старик сквозь стиснутые зубы. – Одевайся быстрее.

Стоя прямо перед ним, Люси протерла глаза:

– А где он сейчас? Я имею в виду Папу?

– В Дрогеде, – ответил ее отец. – Сейчас он служит мессу в Дрогеде.

– Па, он был в Дрогеде тридцать лет назад.

Старик сжал челюсти, и его цыплячья грудь заходила от учащенного дыхания.

– Вечно ты со мной споришь. Я говорю тебе, что он приедет сегодня.

– Он приезжал в семьдесят девятом году, папочка. – Люси говорила негромко, спокойно, почти умоляюще. Она надеялась, что ее ровный голос сможет пробиться сквозь его путаные мысли.

Отец стоял перед ней, скривив рот. Мисс Блэк слышала, как его зубные протезы стучат об оставшиеся зубы, пока он обдумывает то, что она ему сказала. Потом он фыркнул, и девушка увидела, как его глаза наполняются слезами, как будто в этот момент до него наконец дошло, что он совершил ошибку.

– И все-таки еще очень рано, папочка, – сказала Люси, не обращая внимания на его слезы, – мы можем выехать попозже. Почему бы тебе не поспать еще?

– Может быть, – произнес наконец старик, бросив на дочь вызывающий взгляд. – Я предупрежу твою мать.

– Не волнуйся, я сама ей все скажу, – успокоила его мисс Блэк, осторожно беря за руку. – Давай пойдем к тебе в спальню.

Девушка привела Джима в его комнату. Он уже отдернул шторы, и когда Люси подошла, чтобы закрыть их, она увидела, что горы на дальнем конце Фойлвэлли все покрыты снегом.

Отражение городских огней в воде позволили ей проследить за самой рекой, которая несла вдалеке свои воды, разделяя город Дерри[1] на две почти равные половины.

Отец лег на постель и позволил снять с себя костюм.

Мисс Блэк накрыла старика одеялом, наклонилась и поцеловала его в лоб, чувствуя у себя на щеке его дыхание, пропахшее табаком.

– Спокойной ночи, Джанет, – сказал он дочери и повернул голову на подушке. В тусклом свете спальни его щеки внезапно стали выглядеть ввалившимися, а кожа натянулась и приняла восковой оттенок.

– Люси, – тихо поправила в темноте девушка, – я Люси.

Она вернулась в постель и уже засыпала, когда раздался звонок ее мобильного. Ей пришлось выпрыгнуть из постели и схватить трубку, чтобы звонок не разбудил отца.

– Сержант Блэк, говорит старший суперинтендант Трэверс.

– Слушаю вас, сэр, – ответила Люси.

– Вы мне срочно нужны. Кажется, мы нашли Кейт Маклафлин. Водитель молоковоза утверждает, что видел ее в лесу в Прехене. Сейчас он рядом с нижним входом в лес, около гостиницы. Из-за снега туда сложно добраться, а вы, как я понимаю, живете где-то рядом. Оперативная группа уже выехала.

– Да, суперинтендант, постараюсь добраться туда, как только смогу, – ответила девушка. – Сиделка отца появится не раньше…

– Пошевеливайтесь! – рявкнул Билл Трэверс.

Глава 3

Люси потребовалось пятнадцать минут, чтобы выйти из дома. Ей пришлось накрыть стол к завтраку на тот случай, если ее отец проснется раньше девяти, когда обычно появлялась сиделка – женщина средних лет, которую звали Сара Кинг. Войти Сара сможет сама: у нее есть ключи, и старик давно привык к ней.

Снегопад все не утихал. Мисс Блэк надела плотное черное пальто на толстый шерстяной свитер. Кроме того, на ней были джинсы и пара шерстяных колготок для тепла. Но даже в такой одежде она задохнулась от холода, когда вышла из дома и почувствовала, как ледяной ветер впился ей в щеки.

Перчатки успели промокнуть, пока девушка сметала снег с ветрового стекла. Наконец она тронулась, на скорости десять миль[2] в час, периодически вытирая ладонью снежные узоры с внутренней стороны окна, которые появлялись из-за ее дыхания.

Покрышки стали проскальзывать, и Люси почувствовала, что машину несет поперек дороги. Она быстро вспомнила, что в этом случае руль необходимо поворачивать в направлении, противоположном движению. Девушка старалась не обращать внимания ни на снег, стучащий ей в переднее стекло, ни на давящее присутствие самого леса, черной громадой возвышавшегося за оранжевым флуоресцентным светом дорожных фонарей. Лес протянулся на всю длину Прехена, почти до новостроек с одной стороны и до самого Гобнаскла с другой. В этот лес можно было войти с нескольких сторон, включая вход с дальнего конца улицы, на которой жила Люси. Однако, принимая во внимание слова Трэверса о том, что вход находится недалеко от гостиницы, район поиска ребенка значительно сужался. Когда сержант Блэк в конце концов добралась до нижнего входа, она поняла, что, несмотря на ее собственную черепашью скорость, оперативная группа все еще была в пути. Молоковоз, который казался покинутым, стоял под углом к обочине с зажженным дальним светом фар, освещавших опушку леса. Длинные темные тени деревьев терялись в черноте чащи.

Как только она подъехала, из кабины молоковоза выбрался мужчина и направился к ней.

– Там кто-то есть! – закричал он. – Думаю, что это девчонка Маклафлин. Я уже позвонил в полицию.

– И она уже здесь, – ответила Люси, помахав фонарем, который держала в руке. – Детектив-сержант Блэк. Это вы ее увидели?

Мужчина наконец подошел к ней. Щеки его были красными от мороза.

– Майкл Махон, – представился он, утвердительно кивая в ответ на ее вопрос. – Она убежала вон туда. – Водитель махнул рукой вправо.

– А вы не пытались остановить ее? – спросила Люси, стараясь, чтобы в вопросе не было слышно обвинительных нот. Это ей не удалось.

– Конечно, попытался, – обиделся водитель. – Но она повернулась и убежала.

Девушка помолчала, обдумывая свою следующую фразу.

– В одиночку преследовать ее было бы небезопасно, – произнесла она в конце концов.

Шофер какое-то время молча смотрел на нее, как будто выискивал в ее фразе намек на оскорбление, а потом кивнул.

– А где все остальные? – спросил он.

– На подходе. Сегодня тяжелый день, сэр.

Махон проворчал что-то в знак согласия, плюнул на землю перед собой, а затем вытер рант ботинка о снег.

– Думаю, это была она. Эта самая девчонка Кейт.

– Да неужели? – переспросила Люси.

Мужчина сморщился, как бы извиняясь, и виновато пожал плечами:

– Она недолго стояла на месте, поэтому хорошо рассмотреть я ее не смог.

– Все понятно, сэр, – заметила сержант. – Скоро мы все узнаем.

Она надула щеки, а затем стала пробираться сквозь снег к опушке леса. Мисс Блэк знала, что должна подождать прибытия опергруппы, однако по такой погоде они приедут не раньше чем через час. К тому моменту ребенку уже ничем не поможешь.

– Одна вы ее там никогда не найдете! – выкрикнул Махон у нее за спиной.

– Но ведь я не одна, правда? – ответила ему Люси.

Пока они пробирались к опушке, верхняя корка снега отражала луч ее фонаря. Поводя фонарем из стороны в сторону, девушка пыталась обнаружить следы ребенка или хотя бы малейшее повреждение наста, которое могло бы подтвердить то, о чем рассказывал водитель молоковоза. Даже в такой снегопад воздух вокруг них был необычайно прозрачен и полон запаха гниющих листьев.

– Ничего, – заметила Люси.

– Что? – Майкл слегка наклонился, чтобы не наткнуться лицом на окружающие их ветки.

– А вы уверены, что действительно кого-то видели? – спросила сержант Блэк, непроизвольно осветив своего спутника фонарем, когда повернулась, чтобы посмотреть на него.

– Богом клянусь, – ответил он, слегка приподняв правую руку перед лицом, чтобы защитить глаза от света. – Мне кажется, что она вошла в лес где-то здесь, хотя все эти чертовы деревья выглядят одинаково. Но я абсолютно уверен в том, что видел. Девочку.

Сотрудница полиции опять повернулась лицом к лесу. Посмотрев направо и налево, она смогла увидеть только ряды голых стволов, в то время как снег с приглушенным шуршанием продолжал засыпать все вокруг нее.

Почему-то девушке вспомнилось, как она укладывала своего отца в постель, укутывая одеялом его плечи и шепотом желая ему спокойной ночи.

Луч ее фонаря был не очень силен, и за его пределами деревья превращались в непроницаемую стену, окрашенную в разные оттенки черного.

– Может быть, это было вон там, чуть в стороне, – сказал Махон, обгоняя Люси и делая широкие шаги, чтобы пробраться через глубокий снег, окружавший их со всех сторон. – В такой каше она точно замерзнет насмерть, – пробормотал он почти себе под нос.

Они двигались вдоль опушки, стараясь ступать как можно осторожнее, чтобы не затоптать возможных следов. Ярдах[3] в шестистах – семистах от того места, откуда они начали, мисс Блэк наконец увидела первые следы, уже полузанесенные падавшим снегом. Создавалось впечатление, что ребенок на нетвердых ногах кружил вокруг деревьев. Люси была абсолютно уверена, что следы принадлежали именно девочке.

– Я же говорил! – произнес Махон, показывая на следы. – Я же говорил, что кого-то видел.

Сержант пробурчала что-то в знак согласия и остановилась, чувствуя, как снег проваливается под ее тяжестью. Она двигала вдоль дорожки следов лучом фонаря, высунув от усердия язык, совсем как маленький ребенок, старающийся соединить прямой линией несколько точек на бумаге. След несколько раз пересекал сам себя, подходил к опушке, где, по-видимому, девочка увидела водителя молоковоза, а затем повернул и под углом ушел влево.

– Сюда, – махнула рукой Люси, двигаясь параллельно следу и тщательно стараясь сохранить его на тот случай, если им придется возвращаться и двигаться в противоположную сторону.

Следы обошли вокруг ствола дерева, чьи нижние ветки, хотя и без листьев, заросли множеством тоненьких веточек, на которых собралось довольно много снега. Казалось, что кто-то или что-то задело их – возможно, что это и был проходящий мимо ребенок, – потому что снег с них осыпался и теперь лежал на насте, как горка сахарного песка.

– Может, стоит ее позвать, или как там это делается? – спросил Махон, пробираясь вслед за девушкой.

– Это может ее испугать, – ответила та, – здесь надо действовать лаской.

Тихий шепот падающего снега был нарушен завыванием полицейских сирен, свидетельствовавшим о том, что опергруппа наконец прибыла. На несколько секунд мисс Блэк, казалось, была сбита с толку комбинацией белого безмолвия и ритмичными сполохами мигалок, похожими на лучи стробоскопов. Она подумала, что ей надо вернуться на дорогу: Трэверс точно будет недоволен тем, что она одна углубилась в лес. С другой стороны, одинокий ребенок в подобных погодных условиях гораздо важнее любых должностных инструкций и правил, подумала девушка и продолжила свое продвижение в глубину чащи.

Дыхание ее сбилось – ей приходилось вытаптывать себе местечко, прежде чем сделать шаг вперед.

Восстановить дыхание ей так и не удалось, хотя она была благодарна за эту физическую работу, которая не позволяла ей замерзнуть.

Раньше Люси часто ходила по этим лесам и знала достаточно ориентиров, которые позволяли в них не потеряться. Например, она смутно помнила, что где-то недалеко должна была находиться балка, в которой, по слухам, циркулировавшим в дни ее юности, был похоронен слон, умерший во время гастролей в городе передвижного цирка. С годами балка стала гораздо глубже, что только доказывало правдивость всей истории.

Однако забираться так далеко в лес сержанту не пришлось. Да и вряд ли бы она туда добралась, ведь снегопад все усиливался. Через пять минут Люси услышала какие-то звуки на фоне давящей тишины и падающего снега. Она задержала дыхание, прислушиваясь и опустив фонарь так, чтобы луч, отражаясь от снега, освещал как можно большую площадь. Казалось, что ветер принес какие-то хрипящие звуки. Какое-то время Люси плохо видела происходящее вокруг, так как фонарь освещал только снежные заряды, летящие ей прямо в лицо. Но потом, постепенно, она смогла разглядеть фигуру, скорчившуюся около куста боярышника приблизительно в пятидесяти футах[4] от нее.

Девочка, скрючившись, сидела под кустом, подтянув колени к подбородку и натянув тонкую материю пижамы на свои худые коленки. Ее волосы были прямыми, и некоторые пряди, казалось, прилипли прямо к фарфоровой коже ее лица. Губы были совершенно синими, а зубы выбивали громкую, отчетливую дробь, особенно когда она пыталась сдерживать свое дыхание. Когда девочка поняла, что Люси увидела ее, она еще глубже залезла под куст и зажала рот рукой.

Опустив фонарь еще ниже, мисс Блэк стала медленно приближаться к сидящему ребенку, вытянув руки и согнувшись, чтобы ее лицо оказалось на одном уровне с его лицом.

– Все хорошо, милая, – произнесла она. – Я не сделаю тебе ничего плохого. Меня зовут Люси, а тебя как?

Блестя глазами из-под темных бровей, ребенок с опаской смотрел на нее. Девочка сильнее сжала руки, обхватывающие ее колени, как будто хотела сделаться еще меньше и незаметнее.

– Я не сделаю тебе больно, – повторила девушка. Она чувствовала, что Махон стоит у нее за спиной с правой стороны, но не поворачивала головы, боясь, что это движение может привлечь внимание ребенка к мужчине.

– Тебе, наверное, холодно, – продолжала Люси. – Хочешь, пойдем со мной?

Малышка, крепко зажмурив глаза, отрицательно покачала головой.

Теперь сержант Блэк была совсем рядом с ней, почти касалась ее, чувствовала холод ее кожи и видела замерзшие дорожки детских слез на щеках.

– Пойдем со мною, милая, – повторила Люси и протянула свои руки, открытыми ладонями вверх, к девочке. – Давай, бери меня за руку, и пойдем, – негромко проговорила она еще раз.

Девочка не шевелилась. Было видно только, как непроизвольные судороги сотрясают ее тельце и как напряглись мускулы на ее шее.

Люси поняла, что этот ребенок не мог быть Кейт Маклафлин. Той было шестнадцать лет, а сидящей перед ней девочке никак нельзя было дать больше восьми-девяти.

– Как тебя зовут? – повторила свой вопрос сержант.

Малышка открыла рот, словно хотела заговорить, но было видно, что слова ей не даются.

– Я Люси, – повторила еще раз сотрудница полиции, еще больше нагибаясь к ребенку и протягивая руки до тех пор, пока кончики ее пальцев не дотронулись до его промерзшей руки.

Сначала это касание заставило девочку непроизвольно вздрогнуть и напрячься, но потом она расслабилась и посмотрела на Люси. Внезапно ее глаза закатились и она упала прямо в снег около ее ног. Глядя на нее, раскинувшуюся на снегу, девушка впервые смогла рассмотреть аппликацию на груди ее пижамы: это был медвежонок, сжимающий в руках алое сердце, под которым было вышито имя «Элис».

Люси оглянулась, ища глазами помощь. Водитель молоковоза застыл за деревом, с открытым ртом наблюдая за ее действиями. Тогда она стала звать Трэверса.

Мигание фонарей за обнаженными стволами деревьев показало, что прибыли остальные полицейские. Старший суперинтендант Билл Трэверс возглавлял группу констеблей в форме, которая двигалась по снежной целине, совсем не беспокоясь о сохранении детских следов. Когда он добрался до Люси, то увидел, что она сидит, согнувшись, в снегу около ребенка. Сержант сняла пальто и укутала им девочку, которая билась в конвульсиях. Суперинтендант направил на малышку луч фонаря так, чтобы не ослепить ее, но в то же время иметь возможность ясно ее разглядеть.

Трэверс внимательно осмотрел девочку и ее темные волосы.

– Она что-нибудь говорила? – поинтересовался он.

Люси отрицательно покачала головой и обняла ребенка за плечи, почувствовав, как по ее телу прокатилась волна судороги.

Ее начальник достал рацию и нажал на кнопку.

– Это не она, – сказал он с ноткой разочарования в голосе. – Это не Кейт Маклафлин.

Услышав это, мисс Блэк, сама не понимая почему, только крепче прижала к себе найденную девочку, прижалась щекой к ее лбу и сжала ее пальцы в своих ладонях.

Глава 4

Стоя перед палатой, в которой осматривали Элис, Люси прислушивалась к хорошо знакомым звукам больницы, дожидаясь прибытия социального работника.

За последний месяц, прошедший с момента ее приезда в Дерри, она бывала в этой больнице вместе с отцом несчетное количество раз. Однажды, вылезая из ванны, он упал и повредил руку, в другой раз поскользнулся на ступеньках лестницы… Каждый из таких несчастных случаев требовал, чтобы старик провел в клинике по крайней мере одну ночь, и дочери приходилось дежурить у его кровати.

Она постаралась отключиться от шума больницы, но не смогла: ее окружали стук инструментов в процедурных, скрип колес кроватей, которые перевозили по коридору, тихие, почти бесшумные шаги санитаров, эхо их приглушенных голосов… И все это периодически заглушалось криками найденной девочки.

Когда ребенок пришел в себя, он мертвой хваткой вцепился в Люси, пока та несла его до машины «Скорой помощи». Девочка не позволяла больше никому дотронуться до себя, поэтому ее спасительнице самой пришлось нести ее сквозь деревья. Только когда замерзшая малышка обнимала девушку за шею и могла видеть ее лицо, она позволяла другим полицейским помочь Люси нести ее. Сержант Блэк чувствовала холод в тех местах, где руки Элис касались ее шеи. Девочка не говорила ни слова и никому не смотрела в глаза.

Именно поэтому Трэверс предложил Люси проехать вместе с ребенком в больницу. Та ничего не имела против. Объятия ребенка невозможно было разорвать. Многие офицеры потеряли к девочке всякий интерес, как только стало ясно, что найденная – не Кейт Маклафлин. Трэверс сказал, что сам свяжется с отцом Кейт.

Люси должна была находиться с девочкой до тех пор, пока не появится социальный работник, а потом вернуться на базу: шеф назначил очередное совещание со всеми сотрудниками, занимающимися поисками пропавшей Маклафлин.

В машине «Скорой помощи» девочка начала стонать и беспокойно крутиться под одеялом, которым ее накрыли после того, как вернули Люси ее пальто. По мере того как они приближались к больнице, стоны превращались в визгливые вопли. Сейчас их характер опять изменился: это были вопли человека в агонии, и каждый из них заставлял все остальные звуки в приемном отделении замолкать. Некоторые пациенты из других палат в полусне выходили в коридор и, щурясь от дневного света ламп, пытались разглядеть, кто же издает такие ужасающие крики.

Наконец, уверенная, что случилось что-то страшное, сержант Блэк решительно вошла в палату. Ребенок скорчился в углу комнаты, подтянув ноги к подбородку, – в той же самой позе, в которой Люси нашла его в лесу. Маленькая пациентка была укутана в одеяло с металлическим покрытием, от которого она пыталась освободиться, не понимая, что сама сидит на его краях.

Педиатр давала распоряжения одной из сестер, которая рылась в содержимом шкафчика с лекарственными препаратами.

– Почему она так кричит? – спросила Люси.

Врач, индианка с загнанным выражением лица, посмотрела на нее, словно пытаясь понять, имеет ли эта женщина право задавать здесь вопросы.

– Все дело в том, что она согревается, – объяснила она устало. – А когда замерзший человек согревается, кровь опять начинает поступать в конечности. Когда она была на морозе, ее тело не испытывало боли, а теперь на нее обрушилась как бы отложенная боль.

– А вы что, ничего не можете дать ей?

Девушка указала на сестру, в руках у которой была игла, – она набирала через нее лекарство из маленького флакона в шприц. Шприц этот медсестра передала врачу, а та кивнула ей и Люси, чтобы они покрепче зафиксировали девочку.

Мисс Блэк подошла к девочке с левой стороны. Она чувствовала свою вину перед этим ребенком, который смотрел на нее странными, пустыми глазами, непонятным образом постоянно избегая ее взгляда. Сержант обняла девочку за плечи, как будто хотела покрепче прижать ее к себе. На какое-то мгновение Элис расслабилась, вроде бы поверив в искренность намерений Люси.

Но потом она увидела подходящего к ней врача со шприцем в руках и стала вырываться, молотя руками и ногами, которые были не толще тростинок, в разные стороны. Она повернулась лицом к державшей ее девушке, и ее глаза широко раскрылись.

Люси хотела отвернуться, хотела посмотреть в пол, но что-то не позволило ей это сделать, и она смотрела в глаза малышки, не отводя взгляда. Сначала глаза ребенка расширились, а затем потускнели, и неожиданно потяжелевшие веки стали сами собой закрываться. Судороги ее конечностей прекратились, и Элис стала сползать на пол. Крепко обняв ее за плечи, Люси позволила девочке опереться на нее.

Доктор откинула волосы со лба и рукавом вытерла пот с бровей. Выглядела она так, как будто долго занималась тяжелыми физическими упражнениями.

– Давайте положим ее на кровать, – произнесла она.

Вместе с сестрой Люси смогла поднять ребенка с пола и уложить в постель. Даже во сне лицо бедняжки сводила судорога, а ее глазные яблоки метались под тонкой кожей век. Кожа ее все еще была холодной на ощупь, однако к губам стал потихоньку возвращаться цвет.

Натягивая резиновые перчатки, педиатр подошла к кровати. Сначала она ощупала голову девочки, раздвинув пряди ее волос, чтобы убедиться в отсутствии травм головы. Потом мягко провела руками по шее и плечам ребенка. Затем настала очередь рук и предплечий, ног и ступней, после чего индианка приподняла пижаму девочки и осмотрела ее живот.

– Ну что же, как всегда, есть и хорошие, и плохие новости, – сказала педиатр, закончив осмотр. – Ребенок не получил никаких серьезных физических травм, пока находился на морозе.

– А какие же тогда плохие новости?

– Девочка страдает от очень тяжелой гипотермии[5], – сказала врач, снимая перчатки. – Ей придется некоторое время провести в больнице. Вы уже нашли ее родителей?

– Я надеялась, что смогу узнать у нее самой, как с ними связаться, – ответила Люси, качая головой.

– Лекарство, которое мы ей вкололи, будет действовать несколько часов, – слегка улыбнулась медичка. – Так что, боюсь, поговорить вы с ней сможете только поздним утром.

Где-то через полчаса в палате появился эксперт-криминалист. Так как в деле был замешан ребенок и нельзя было исключить вероятность сексуального насилия, то Элис рассматривалась как некое «место преступления», которое соответствующим образом должно было быть осмотрено в присутствии педиатра.

Пришел и дежурный социальный работник – сопящая полная женщина, которая сказала, что ее зовут Сильвия. Поставив большую сумку у двери, она подошла посмотреть на девочку и наклонила голову, чтобы получше разглядеть ее лицо. Наконец, слегка разочарованная, повернулась к Люси:

– Я надеялась, что это окажется она. Знаете, как это иногда случается…

– Но это не она, – покачала головой сержант.

– А как она себя чувствует?

– Они дали ей успокоительное. Девочка сильно кричала.

– Ну, я-то с ней работать не буду, – рассеянно покачала головой Сильвия. – Робби начинает свое дежурство в девять. Так что я сижу здесь только до того момента, как он появится.

– Понятно, – ответила мисс Блэк.

Она уже собралась уходить, но вдруг вспомнила, что ей не на чем ехать домой, поскольку в больницу она приехала на машине «Скорой помощи». Придется ей ждать, пока закончит эксперт-криминалист, в надежде что тот сможет подвезти ее до базы.

1 2 3 4 5

www.litlib.net

Книга Потеряшка читать онлайн бесплатно, автор Брайан Макгиллоуэй на Fictionbook

Brian McGilloway

Little girl lost

Copyright © 2012 by Brian McGilloway

© Петухов А. С., перевод на русский язык, 2014

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Э», 2016

***

Бену, Тому, Дэвиду и Люси посвящается

Глава 1

Что-то действительно двигалось среди деревьев. Он чувствовал это уже несколько минут, ловя краем глаза какие-то перепархивающие движения между черными стволами, вертикально торчавшими из снежного наста на опушке. Сначала мужчина подумал, что это просто эффект усталости глаз. Он слишком долго и пристально вглядывался в непрекращающуюся круговерть снежинок перед ветровым стеклом…

Подъехав к невысокому холму, по которому дорога вела в Прехен, Майкл Махон переключился на первую скорость, но, не успев еще завершить движение, понял, что совершил ошибку.

Водитель сразу же почувствовал, как колеса молоковоза стали пробуксовывать в снежной каше на дороге, и увидел, что капот машины нацелился в сторону обочины. Майкл слегка отпустил акселератор и нажал на тормоза, пытаясь выровнять машину, но безрезультатно. Он понимал, что колеса уже заблокированы, однако цистерна продолжала свое неуправляемое движение поперек дороги, пока наконец не остановилась около противоположной обочины…

Негромко выругавшись, Махон выключил двигатель и выбрался из машины. Прямо перед ним простирался вековой лес, протянувшийся на несколько миль от Прехена прямо до Гобнаскла. Отражаясь от снежного покрова, свет дорожных фонарей проникал в чащу деревьев гораздо дальше, чем обычно бывало в это время года. Было видно, что в некоторых местах ветви деревьев сильно прогнулись под тяжестью навалившего снега.

Махон непроизвольно передернул плечами и посмотрел на молоковоз. Пришлось достать небольшую лопату, которую он возил с собой именно для таких случаев. Перед тем как начать откапывать колеса машины, Майкл опять заметил периферическим зрением какое-то движение в лесу.

Было очень холодно, и гусиная кожа, появившаяся на его руках и спине, заставила мужчину поскорее приняться за работу. Сжав лопату покрепче двумя руками, Майкл опять повернулся к лесу и почувствовал, как его охватил ужас.

Из леса на опушку вышла маленькая девочка. Ее длинные волосы, которые казались темными на фоне белого снега, покрывавшего лес, выглядели совершенно мокрыми и свисали сосульками ей на плечи. У нее было круглое и бледное лицо. Девочка была одета в пижаму, на груди которой виднелась какая-то вышивка. На ногах у нее ничего не было – она была босой.

Когда малышка увидела Махона, она остановилась, уставившись на лопату, которую тот продолжал сжимать в руках, а потом перевела взгляд на лицо мужчины. Она смотрела с вызовом, не отводя глаз, а кожа ее была почти голубой в свете фонарей, отражавшемся от снежного наста. И только когда Майкл стал осторожно приближаться к ней, пригнувшись и расставив руки, так, как обычно приближаются к дикому животному, стараясь не спугнуть его, – девочка повернулась и опять убежала в лес.

Глава 2

Люси Блэк почувствовала, что в ее комнате кто-то есть. Еще плохо соображая спросонья, она протянула руку к выключателю лампы, стоявшей на прикроватной тумбочке. Однако пальцы другой ее руки сомкнулись на рукоятке служебного пистолета.

– Ну, ты идешь? – услышала она в темноте шепот отца.

Выругавшись про себя, Люси попыталась зажечь лампу, однако вместо этого просто свалила ее с тумбочки.

– Ложись спать, папа, – пробормотала она, еще не до конца проснувшись.

Вспыхнул верхний свет и ослепил ее. Девушка села на кровати, поправляя ночную рубашку и пытаясь натянуть ее на плечи.

– Так ты идешь? – повторил старый Джим Блэк.

Он стоял в дверном проеме, не убирая руки с выключателя. Прямо на пижаму отец надел серый костюм, а на ногах у него красовались тщательно отполированные выходные туфли. В руке отец Люси держал чемодан, который, судя по тому, как легко он постукивал им по ноге, был пуст. Остатки пены для бритья все еще покрывали одну его щеку. На скуле, в том месте, где он порезался, виднелись капельки крови. Кровь уже успела засохнуть на щетине, которую мужчина пропустил во время бритья.

– Папа, сейчас всего только половина четвертого утра, – произнесла девушка, выбираясь из постели.

– Говорят, он приедет в девять. Так что нам надо уже двигаться. Ты что, не будешь одеваться?

– Кто приедет?

– Папа римский, – ответил старик с раздражением. – Я ведь уже говорил тебе, что мы должны его увидеть. А из-за тебя мы можем опоздать.

– Пойдем-ка, я уложу тебя в постель. – Люси подошла к отцу и взяла его за руку.

Тот быстро вырвал свою руку, из-за чего чемодан резко дернулся и ударил девушку по голени.

– Мы обязательно опоздаем, – прошипел старик сквозь стиснутые зубы. – Одевайся быстрее.

Стоя прямо перед ним, Люси протерла глаза:

– А где он сейчас? Я имею в виду Папу?

– В Дрогеде, – ответил ее отец. – Сейчас он служит мессу в Дрогеде.

– Па, он был в Дрогеде тридцать лет назад.

Старик сжал челюсти, и его цыплячья грудь заходила от учащенного дыхания.

– Вечно ты со мной споришь. Я говорю тебе, что он приедет сегодня.

– Он приезжал в семьдесят девятом году, папочка. – Люси говорила негромко, спокойно, почти умоляюще. Она надеялась, что ее ровный голос сможет пробиться сквозь его путаные мысли.

Отец стоял перед ней, скривив рот. Мисс Блэк слышала, как его зубные протезы стучат об оставшиеся зубы, пока он обдумывает то, что она ему сказала. Потом он фыркнул, и девушка увидела, как его глаза наполняются слезами, как будто в этот момент до него наконец дошло, что он совершил ошибку.

– И все-таки еще очень рано, папочка, – сказала Люси, не обращая внимания на его слезы, – мы можем выехать попозже. Почему бы тебе не поспать еще?

– Может быть, – произнес наконец старик, бросив на дочь вызывающий взгляд. – Я предупрежу твою мать.

– Не волнуйся, я сама ей все скажу, – успокоила его мисс Блэк, осторожно беря за руку. – Давай пойдем к тебе в спальню.

Девушка привела Джима в его комнату. Он уже отдернул шторы, и когда Люси подошла, чтобы закрыть их, она увидела, что горы на дальнем конце Фойлвэлли все покрыты снегом.

Отражение городских огней в воде позволили ей проследить за самой рекой, которая несла вдалеке свои воды, разделяя город Дерри1   Так католики в Северной Ирландии называют город Лондондерри.

[Закрыть] на две почти равные половины.

Отец лег на постель и позволил снять с себя костюм.

Мисс Блэк накрыла старика одеялом, наклонилась и поцеловала его в лоб, чувствуя у себя на щеке его дыхание, пропахшее табаком.

– Спокойной ночи, Джанет, – сказал он дочери и повернул голову на подушке. В тусклом свете спальни его щеки внезапно стали выглядеть ввалившимися, а кожа натянулась и приняла восковой оттенок.

– Люси, – тихо поправила в темноте девушка, – я Люси.

Она вернулась в постель и уже засыпала, когда раздался звонок ее мобильного. Ей пришлось выпрыгнуть из постели и схватить трубку, чтобы звонок не разбудил отца.

– Сержант Блэк, говорит старший суперинтендант Трэверс.

– Слушаю вас, сэр, – ответила Люси.

– Вы мне срочно нужны. Кажется, мы нашли Кейт Маклафлин. Водитель молоковоза утверждает, что видел ее в лесу в Прехене. Сейчас он рядом с нижним входом в лес, около гостиницы. Из-за снега туда сложно добраться, а вы, как я понимаю, живете где-то рядом. Оперативная группа уже выехала.

– Да, суперинтендант, постараюсь добраться туда, как только смогу, – ответила девушка. – Сиделка отца появится не раньше…

– Пошевеливайтесь! – рявкнул Билл Трэверс.

Глава 3

Люси потребовалось пятнадцать минут, чтобы выйти из дома. Ей пришлось накрыть стол к завтраку на тот случай, если ее отец проснется раньше девяти, когда обычно появлялась сиделка – женщина средних лет, которую звали Сара Кинг. Войти Сара сможет сама: у нее есть ключи, и старик давно привык к ней.

Снегопад все не утихал. Мисс Блэк надела плотное черное пальто на толстый шерстяной свитер. Кроме того, на ней были джинсы и пара шерстяных колготок для тепла. Но даже в такой одежде она задохнулась от холода, когда вышла из дома и почувствовала, как ледяной ветер впился ей в щеки.

Перчатки успели промокнуть, пока девушка сметала снег с ветрового стекла. Наконец она тронулась, на скорости десять миль2   Миля – 1,609 км.

[Закрыть] в час, периодически вытирая ладонью снежные узоры с внутренней стороны окна, которые появлялись из-за ее дыхания.

Покрышки стали проскальзывать, и Люси почувствовала, что машину несет поперек дороги. Она быстро вспомнила, что в этом случае руль необходимо поворачивать в направлении, противоположном движению. Девушка старалась не обращать внимания ни на снег, стучащий ей в переднее стекло, ни на давящее присутствие самого леса, черной громадой возвышавшегося за оранжевым флуоресцентным светом дорожных фонарей. Лес протянулся на всю длину Прехена, почти до новостроек с одной стороны и до самого Гобнаскла с другой. В этот лес можно было войти с нескольких сторон, включая вход с дальнего конца улицы, на которой жила Люси. Однако, принимая во внимание слова Трэверса о том, что вход находится недалеко от гостиницы, район поиска ребенка значительно сужался. Когда сержант Блэк в конце концов добралась до нижнего входа, она поняла, что, несмотря на ее собственную черепашью скорость, оперативная группа все еще была в пути. Молоковоз, который казался покинутым, стоял под углом к обочине с зажженным дальним светом фар, освещавших опушку леса. Длинные темные тени деревьев терялись в черноте чащи.

 

Как только она подъехала, из кабины молоковоза выбрался мужчина и направился к ней.

– Там кто-то есть! – закричал он. – Думаю, что это девчонка Маклафлин. Я уже позвонил в полицию.

– И она уже здесь, – ответила Люси, помахав фонарем, который держала в руке. – Детектив-сержант Блэк. Это вы ее увидели?

Мужчина наконец подошел к ней. Щеки его были красными от мороза.

– Майкл Махон, – представился он, утвердительно кивая в ответ на ее вопрос. – Она убежала вон туда. – Водитель махнул рукой вправо.

– А вы не пытались остановить ее? – спросила Люси, стараясь, чтобы в вопросе не было слышно обвинительных нот. Это ей не удалось.

– Конечно, попытался, – обиделся водитель. – Но она повернулась и убежала.

Девушка помолчала, обдумывая свою следующую фразу.

– В одиночку преследовать ее было бы небезопасно, – произнесла она в конце концов.

Шофер какое-то время молча смотрел на нее, как будто выискивал в ее фразе намек на оскорбление, а потом кивнул.

– А где все остальные? – спросил он.

– На подходе. Сегодня тяжелый день, сэр.

Махон проворчал что-то в знак согласия, плюнул на землю перед собой, а затем вытер рант ботинка о снег.

– Думаю, это была она. Эта самая девчонка Кейт.

– Да неужели? – переспросила Люси.

Мужчина сморщился, как бы извиняясь, и виновато пожал плечами:

– Она недолго стояла на месте, поэтому хорошо рассмотреть я ее не смог.

– Все понятно, сэр, – заметила сержант. – Скоро мы все узнаем.

Она надула щеки, а затем стала пробираться сквозь снег к опушке леса. Мисс Блэк знала, что должна подождать прибытия опергруппы, однако по такой погоде они приедут не раньше чем через час. К тому моменту ребенку уже ничем не поможешь.

– Одна вы ее там никогда не найдете! – выкрикнул Махон у нее за спиной.

– Но ведь я не одна, правда? – ответила ему Люси.

Пока они пробирались к опушке, верхняя корка снега отражала луч ее фонаря. Поводя фонарем из стороны в сторону, девушка пыталась обнаружить следы ребенка или хотя бы малейшее повреждение наста, которое могло бы подтвердить то, о чем рассказывал водитель молоковоза. Даже в такой снегопад воздух вокруг них был необычайно прозрачен и полон запаха гниющих листьев.

– Ничего, – заметила Люси.

– Что? – Майкл слегка наклонился, чтобы не наткнуться лицом на окружающие их ветки.

– А вы уверены, что действительно кого-то видели? – спросила сержант Блэк, непроизвольно осветив своего спутника фонарем, когда повернулась, чтобы посмотреть на него.

– Богом клянусь, – ответил он, слегка приподняв правую руку перед лицом, чтобы защитить глаза от света. – Мне кажется, что она вошла в лес где-то здесь, хотя все эти чертовы деревья выглядят одинаково. Но я абсолютно уверен в том, что видел. Девочку.

Сотрудница полиции опять повернулась лицом к лесу. Посмотрев направо и налево, она смогла увидеть только ряды голых стволов, в то время как снег с приглушенным шуршанием продолжал засыпать все вокруг нее.

Почему-то девушке вспомнилось, как она укладывала своего отца в постель, укутывая одеялом его плечи и шепотом желая ему спокойной ночи.

Луч ее фонаря был не очень силен, и за его пределами деревья превращались в непроницаемую стену, окрашенную в разные оттенки черного.

– Может быть, это было вон там, чуть в стороне, – сказал Махон, обгоняя Люси и делая широкие шаги, чтобы пробраться через глубокий снег, окружавший их со всех сторон. – В такой каше она точно замерзнет насмерть, – пробормотал он почти себе под нос.

Они двигались вдоль опушки, стараясь ступать как можно осторожнее, чтобы не затоптать возможных следов. Ярдах3   Ярд – 0,914 м.

[Закрыть] в шестистах – семистах от того места, откуда они начали, мисс Блэк наконец увидела первые следы, уже полузанесенные падавшим снегом. Создавалось впечатление, что ребенок на нетвердых ногах кружил вокруг деревьев. Люси была абсолютно уверена, что следы принадлежали именно девочке.

– Я же говорил! – произнес Махон, показывая на следы. – Я же говорил, что кого-то видел.

Сержант пробурчала что-то в знак согласия и остановилась, чувствуя, как снег проваливается под ее тяжестью. Она двигала вдоль дорожки следов лучом фонаря, высунув от усердия язык, совсем как маленький ребенок, старающийся соединить прямой линией несколько точек на бумаге. След несколько раз пересекал сам себя, подходил к опушке, где, по-видимому, девочка увидела водителя молоковоза, а затем повернул и под углом ушел влево.

– Сюда, – махнула рукой Люси, двигаясь параллельно следу и тщательно стараясь сохранить его на тот случай, если им придется возвращаться и двигаться в противоположную сторону.

Следы обошли вокруг ствола дерева, чьи нижние ветки, хотя и без листьев, заросли множеством тоненьких веточек, на которых собралось довольно много снега. Казалось, что кто-то или что-то задело их – возможно, что это и был проходящий мимо ребенок, – потому что снег с них осыпался и теперь лежал на насте, как горка сахарного песка.

– Может, стоит ее позвать, или как там это делается? – спросил Махон, пробираясь вслед за девушкой.

– Это может ее испугать, – ответила та, – здесь надо действовать лаской.

Тихий шепот падающего снега был нарушен завыванием полицейских сирен, свидетельствовавшим о том, что опергруппа наконец прибыла. На несколько секунд мисс Блэк, казалось, была сбита с толку комбинацией белого безмолвия и ритмичными сполохами мигалок, похожими на лучи стробоскопов. Она подумала, что ей надо вернуться на дорогу: Трэверс точно будет недоволен тем, что она одна углубилась в лес. С другой стороны, одинокий ребенок в подобных погодных условиях гораздо важнее любых должностных инструкций и правил, подумала девушка и продолжила свое продвижение в глубину чащи.

Дыхание ее сбилось – ей приходилось вытаптывать себе местечко, прежде чем сделать шаг вперед.

Восстановить дыхание ей так и не удалось, хотя она была благодарна за эту физическую работу, которая не позволяла ей замерзнуть.

Раньше Люси часто ходила по этим лесам и знала достаточно ориентиров, которые позволяли в них не потеряться. Например, она смутно помнила, что где-то недалеко должна была находиться балка, в которой, по слухам, циркулировавшим в дни ее юности, был похоронен слон, умерший во время гастролей в городе передвижного цирка. С годами балка стала гораздо глубже, что только доказывало правдивость всей истории.

Однако забираться так далеко в лес сержанту не пришлось. Да и вряд ли бы она туда добралась, ведь снегопад все усиливался. Через пять минут Люси услышала какие-то звуки на фоне давящей тишины и падающего снега. Она задержала дыхание, прислушиваясь и опустив фонарь так, чтобы луч, отражаясь от снега, освещал как можно большую площадь. Казалось, что ветер принес какие-то хрипящие звуки. Какое-то время Люси плохо видела происходящее вокруг, так как фонарь освещал только снежные заряды, летящие ей прямо в лицо. Но потом, постепенно, она смогла разглядеть фигуру, скорчившуюся около куста боярышника приблизительно в пятидесяти футах4   Фут – 30,48 см.

[Закрыть] от нее.

Девочка, скрючившись, сидела под кустом, подтянув колени к подбородку и натянув тонкую материю пижамы на свои худые коленки. Ее волосы были прямыми, и некоторые пряди, казалось, прилипли прямо к фарфоровой коже ее лица. Губы были совершенно синими, а зубы выбивали громкую, отчетливую дробь, особенно когда она пыталась сдерживать свое дыхание. Когда девочка поняла, что Люси увидела ее, она еще глубже залезла под куст и зажала рот рукой.

Опустив фонарь еще ниже, мисс Блэк стала медленно приближаться к сидящему ребенку, вытянув руки и согнувшись, чтобы ее лицо оказалось на одном уровне с его лицом.

– Все хорошо, милая, – произнесла она. – Я не сделаю тебе ничего плохого. Меня зовут Люси, а тебя как?

Блестя глазами из-под темных бровей, ребенок с опаской смотрел на нее. Девочка сильнее сжала руки, обхватывающие ее колени, как будто хотела сделаться еще меньше и незаметнее.

– Я не сделаю тебе больно, – повторила девушка. Она чувствовала, что Махон стоит у нее за спиной с правой стороны, но не поворачивала головы, боясь, что это движение может привлечь внимание ребенка к мужчине.

– Тебе, наверное, холодно, – продолжала Люси. – Хочешь, пойдем со мной?

Малышка, крепко зажмурив глаза, отрицательно покачала головой.

Теперь сержант Блэк была совсем рядом с ней, почти касалась ее, чувствовала холод ее кожи и видела замерзшие дорожки детских слез на щеках.

– Пойдем со мною, милая, – повторила Люси и протянула свои руки, открытыми ладонями вверх, к девочке. – Давай, бери меня за руку, и пойдем, – негромко проговорила она еще раз.

Девочка не шевелилась. Было видно только, как непроизвольные судороги сотрясают ее тельце и как напряглись мускулы на ее шее.

Люси поняла, что этот ребенок не мог быть Кейт Маклафлин. Той было шестнадцать лет, а сидящей перед ней девочке никак нельзя было дать больше восьми-девяти.

– Как тебя зовут? – повторила свой вопрос сержант.

Малышка открыла рот, словно хотела заговорить, но было видно, что слова ей не даются.

– Я Люси, – повторила еще раз сотрудница полиции, еще больше нагибаясь к ребенку и протягивая руки до тех пор, пока кончики ее пальцев не дотронулись до его промерзшей руки.

Сначала это касание заставило девочку непроизвольно вздрогнуть и напрячься, но потом она расслабилась и посмотрела на Люси. Внезапно ее глаза закатились и она упала прямо в снег около ее ног. Глядя на нее, раскинувшуюся на снегу, девушка впервые смогла рассмотреть аппликацию на груди ее пижамы: это был медвежонок, сжимающий в руках алое сердце, под которым было вышито имя «Элис».

Люси оглянулась, ища глазами помощь. Водитель молоковоза застыл за деревом, с открытым ртом наблюдая за ее действиями. Тогда она стала звать Трэверса.

Мигание фонарей за обнаженными стволами деревьев показало, что прибыли остальные полицейские. Старший суперинтендант Билл Трэверс возглавлял группу констеблей в форме, которая двигалась по снежной целине, совсем не беспокоясь о сохранении детских следов. Когда он добрался до Люси, то увидел, что она сидит, согнувшись, в снегу около ребенка. Сержант сняла пальто и укутала им девочку, которая билась в конвульсиях. Суперинтендант направил на малышку луч фонаря так, чтобы не ослепить ее, но в то же время иметь возможность ясно ее разглядеть.

Трэверс внимательно осмотрел девочку и ее темные волосы.

– Она что-нибудь говорила? – поинтересовался он.

Люси отрицательно покачала головой и обняла ребенка за плечи, почувствовав, как по ее телу прокатилась волна судороги.

Ее начальник достал рацию и нажал на кнопку.

– Это не она, – сказал он с ноткой разочарования в голосе. – Это не Кейт Маклафлин.

Услышав это, мисс Блэк, сама не понимая почему, только крепче прижала к себе найденную девочку, прижалась щекой к ее лбу и сжала ее пальцы в своих ладонях.

Глава 4

Стоя перед палатой, в которой осматривали Элис, Люси прислушивалась к хорошо знакомым звукам больницы, дожидаясь прибытия социального работника.

За последний месяц, прошедший с момента ее приезда в Дерри, она бывала в этой больнице вместе с отцом несчетное количество раз. Однажды, вылезая из ванны, он упал и повредил руку, в другой раз поскользнулся на ступеньках лестницы… Каждый из таких несчастных случаев требовал, чтобы старик провел в клинике по крайней мере одну ночь, и дочери приходилось дежурить у его кровати.

Она постаралась отключиться от шума больницы, но не смогла: ее окружали стук инструментов в процедурных, скрип колес кроватей, которые перевозили по коридору, тихие, почти бесшумные шаги санитаров, эхо их приглушенных голосов… И все это периодически заглушалось криками найденной девочки.

 

Когда ребенок пришел в себя, он мертвой хваткой вцепился в Люси, пока та несла его до машины «Скорой помощи». Девочка не позволяла больше никому дотронуться до себя, поэтому ее спасительнице самой пришлось нести ее сквозь деревья. Только когда замерзшая малышка обнимала девушку за шею и могла видеть ее лицо, она позволяла другим полицейским помочь Люси нести ее. Сержант Блэк чувствовала холод в тех местах, где руки Элис касались ее шеи. Девочка не говорила ни слова и никому не смотрела в глаза.

Именно поэтому Трэверс предложил Люси проехать вместе с ребенком в больницу. Та ничего не имела против. Объятия ребенка невозможно было разорвать. Многие офицеры потеряли к девочке всякий интерес, как только стало ясно, что найденная – не Кейт Маклафлин. Трэверс сказал, что сам свяжется с отцом Кейт.

Люси должна была находиться с девочкой до тех пор, пока не появится социальный работник, а потом вернуться на базу: шеф назначил очередное совещание со всеми сотрудниками, занимающимися поисками пропавшей Маклафлин.

В машине «Скорой помощи» девочка начала стонать и беспокойно крутиться под одеялом, которым ее накрыли после того, как вернули Люси ее пальто. По мере того как они приближались к больнице, стоны превращались в визгливые вопли. Сейчас их характер опять изменился: это были вопли человека в агонии, и каждый из них заставлял все остальные звуки в приемном отделении замолкать. Некоторые пациенты из других палат в полусне выходили в коридор и, щурясь от дневного света ламп, пытались разглядеть, кто же издает такие ужасающие крики.

Наконец, уверенная, что случилось что-то страшное, сержант Блэк решительно вошла в палату. Ребенок скорчился в углу комнаты, подтянув ноги к подбородку, – в той же самой позе, в которой Люси нашла его в лесу. Маленькая пациентка была укутана в одеяло с металлическим покрытием, от которого она пыталась освободиться, не понимая, что сама сидит на его краях.

Педиатр давала распоряжения одной из сестер, которая рылась в содержимом шкафчика с лекарственными препаратами.

– Почему она так кричит? – спросила Люси.

Врач, индианка с загнанным выражением лица, посмотрела на нее, словно пытаясь понять, имеет ли эта женщина право задавать здесь вопросы.

– Все дело в том, что она согревается, – объяснила она устало. – А когда замерзший человек согревается, кровь опять начинает поступать в конечности. Когда она была на морозе, ее тело не испытывало боли, а теперь на нее обрушилась как бы отложенная боль.

– А вы что, ничего не можете дать ей?

Девушка указала на сестру, в руках у которой была игла, – она набирала через нее лекарство из маленького флакона в шприц. Шприц этот медсестра передала врачу, а та кивнула ей и Люси, чтобы они покрепче зафиксировали девочку.

Мисс Блэк подошла к девочке с левой стороны. Она чувствовала свою вину перед этим ребенком, который смотрел на нее странными, пустыми глазами, непонятным образом постоянно избегая ее взгляда. Сержант обняла девочку за плечи, как будто хотела покрепче прижать ее к себе. На какое-то мгновение Элис расслабилась, вроде бы поверив в искренность намерений Люси.

Но потом она увидела подходящего к ней врача со шприцем в руках и стала вырываться, молотя руками и ногами, которые были не толще тростинок, в разные стороны. Она повернулась лицом к державшей ее девушке, и ее глаза широко раскрылись.

Люси хотела отвернуться, хотела посмотреть в пол, но что-то не позволило ей это сделать, и она смотрела в глаза малышки, не отводя взгляда. Сначала глаза ребенка расширились, а затем потускнели, и неожиданно потяжелевшие веки стали сами собой закрываться. Судороги ее конечностей прекратились, и Элис стала сползать на пол. Крепко обняв ее за плечи, Люси позволила девочке опереться на нее.

Доктор откинула волосы со лба и рукавом вытерла пот с бровей. Выглядела она так, как будто долго занималась тяжелыми физическими упражнениями.

– Давайте положим ее на кровать, – произнесла она.

Вместе с сестрой Люси смогла поднять ребенка с пола и уложить в постель. Даже во сне лицо бедняжки сводила судорога, а ее глазные яблоки метались под тонкой кожей век. Кожа ее все еще была холодной на ощупь, однако к губам стал потихоньку возвращаться цвет.

Натягивая резиновые перчатки, педиатр подошла к кровати. Сначала она ощупала голову девочки, раздвинув пряди ее волос, чтобы убедиться в отсутствии травм головы. Потом мягко провела руками по шее и плечам ребенка. Затем настала очередь рук и предплечий, ног и ступней, после чего индианка приподняла пижаму девочки и осмотрела ее живот.

– Ну что же, как всегда, есть и хорошие, и плохие новости, – сказала педиатр, закончив осмотр. – Ребенок не получил никаких серьезных физических травм, пока находился на морозе.

– А какие же тогда плохие новости?

– Девочка страдает от очень тяжелой гипотермии5   Гипотермия – переохлаждение; состояние организма, при котором температура тела падает ниже уровня, требуемого для поддержания нормального обмена веществ и функционирования.

[Закрыть], – сказала врач, снимая перчатки. – Ей придется некоторое время провести в больнице. Вы уже нашли ее родителей?

– Я надеялась, что смогу узнать у нее самой, как с ними связаться, – ответила Люси, качая головой.

– Лекарство, которое мы ей вкололи, будет действовать несколько часов, – слегка улыбнулась медичка. – Так что, боюсь, поговорить вы с ней сможете только поздним утром.

Где-то через полчаса в палате появился эксперт-криминалист. Так как в деле был замешан ребенок и нельзя было исключить вероятность сексуального насилия, то Элис рассматривалась как некое «место преступления», которое соответствующим образом должно было быть осмотрено в присутствии педиатра.

Пришел и дежурный социальный работник – сопящая полная женщина, которая сказала, что ее зовут Сильвия. Поставив большую сумку у двери, она подошла посмотреть на девочку и наклонила голову, чтобы получше разглядеть ее лицо. Наконец, слегка разочарованная, повернулась к Люси:

– Я надеялась, что это окажется она. Знаете, как это иногда случается…

– Но это не она, – покачала головой сержант.

– А как она себя чувствует?

– Они дали ей успокоительное. Девочка сильно кричала.

– Ну, я-то с ней работать не буду, – рассеянно покачала головой Сильвия. – Робби начинает свое дежурство в девять. Так что я сижу здесь только до того момента, как он появится.

– Понятно, – ответила мисс Блэк.

Она уже собралась уходить, но вдруг вспомнила, что ей не на чем ехать домой, поскольку в больницу она приехала на машине «Скорой помощи». Придется ей ждать, пока закончит эксперт-криминалист, в надежде что тот сможет подвезти ее до базы.

Соцработница что-то тихо пробормотала себе под нос, подняла свою сумку и уселась в одно из кресел, стоявших около кровати. Из сумки она достала таблоид и погрузилась в чтение.

Эксперт-криминалист продолжал молча осматривать девочку, только изредка шепотом обмениваясь мнениями с педиатром.

– Сохрани Господь эту бедную семью, – произнесла вдруг Сильвия. Люси взглянула на портрет Кейт Маклафлин на первой странице таблоида.

– И семью этой девочки пусть Бог тоже сохранит, – услышала она свой ответ, понимая, что он звучит несколько напыщенно.

– Но Кейт все еще ищут. Слава богу, этого-то ребенка уже нашли! – объяснила Сильвия свою точку зрения, шелестя страницами газеты.

Мисс Блэк смотрела, как девочка неспокойно вертится под воздействием лекарства. Она лежала здесь совсем одна, рядом не было ни ее родителей, ни друзей. У нее нет ни имени, ни голоса, ни даже чувства собственного достоинства, подумала Люси, глядя, как врач и криминалист снимают с нее одежду.

– Что-то она не кажется мне такой уж благополучной, – пробормотала сержант.

fictionbook.ru

Потеряшка. Брайан Макгиллоуэй. 2012. DETECTED. Тайна, покорившая мир. (Современные детективы)

Пожаловаться на книгу

Автор: Брайан Макгиллоуэй

Жанр: Современные детективы

Серия: DETECTED. Тайна, покорившая мир

Год: 2012

На опушке зимнего леса найдена маленькая девочка, бредущая в ночной рубашке и босиком, с руками, покрытыми кровью – и это не ее кровь… С этого момента она не сказала ни слова – девочка вообще ни на кого и ни на что не реагировала. Кроме разве что сержанта полиции Люси Блэк, которая нашла ее.

Люси была занята розыском другого ребенка – дочери самого богатого человека в округе, – когда натолкнулась на эту потеряшку. Постепенно сержант Блэк пришла к выводу, что обе девочки каким-то образом связаны, и если найденная наконец-то заговорит, то отыскать другую будет несложно.

Но когда она заговорит?И вот однажды девчушка открыла детскую книжку со сказками, которую принесла ей Люси, и страшно испугалась, увидев на странице рисунок волка…

Метки: Маленькая девочка Ночная рубашка Богатый человек Детская книжка Похищения Полицейское расследование Криминальные детективы Расследование убийств

Предлагаем Вам скачать ознакомительный фрагмент книги «Потеряшка» автора Брайан Макгиллоуэй в электронном виде в формате FB2 а также TXT. Также есть возможность скачать книгу в других форматах, таких как RTF и EPUB (электронные книги). Советуем выбирать для скачивания формат FB2 или TXT, которые на сегодняшний день поддерживаются практически любым мобильным устроиством (в том числе телефонами / смартфонами / читалками электронных книг под управлением ОС Андроид и IOS (iPhone, iPad)) и настольными ПК. Книга издана в 2012 году в серии «DETECTED. Тайна, покорившая мир».

Сохранить страничку в социалках/поделиться ссылкой: Скачать ознакомительный фрагмент в разных форматах (текст предоставлен ООО «ЛитРес»)FB2TXTRTFEPUBЧитать книгу «Потеряшка» онлайн Читать онлайнЗакрыть читалкуЛегально скачать полную версию произведения в элетронном виде (а так же заказать печатную книгу) «Потеряшка» можно в книжном интернет магазине Литрес Купить и скачать

Похожие книги

Цвет боли: черный

Эва Хансен Современные детективы Цвет боли

«Этот роман еще раз доказывает, что шведский детектив – сегодня № 1 в мире!» Svensk Expressen «В этом эротическом детективе страсть переплетается с преступлениями настолько тесно, что любовь окрашивается в цвета боли…» Stockholm amat?r avl?sningar «История, которая началась как рома…

Мы здесь

Майкл Маршалл Ужасы и Мистика DETECTED. Тайна, покорившая мир

У каждого человека есть мечты о том, каким он хочет быть в будущем, и сожаления о том, кем ему уже никогда не стать. Но что случается с этими воображаемыми людьми, когда о них забывают? На самом деле они отделяются от своих создателей и живут рядом – незримо бродят с нами по одним улицам, скитаются…

Цвет боли: белый

Эва Хансен Современные детективы Цвет боли

«Новый триумф шведского детектива, покорившего весь мир!» Stockholm Kuriren «Кто лучше поймет психологию жестокого серийного убийцы, чем женщина, посвященная в тайны запретного мира БДСМ?» Svenska magasin f?r kvinnor «В этом эротическом детективе любовь рифмуется с болью, страсть с престу…

Скверные менты. Детективы

Вадим Голубев Современные детективы Отсутствует

«В основе всякого преступления лежит жадность» – гласит народная мудрость. Как бы хитро не планировали свои действия отрицательные герои этого сборника детектива, жадность в конце концов ослепляла их, приводила к ошибкам. Ну а положительные герои – толковые сыщики этим пользовались и лихо раскрывал…

Клиент

Джон Гришэм Современные детективы Гришэм: лучшие детективы

Один из лучших триллеров за всю историю существования жанра. Роман, ставший основой культового фильма, главные роли в котором сыграли Сьюзен Сарандон и Томми Ли Джонс. В лесных зарослях близ Мемфиса обычный подросток невольно оказался свидетелем суицида солидного мужчины. А перед смертью самоубий…

Сборник детективов

Антония Таубе Современные детективы Отсутствует

Погрузитесь в мир викторианской Англии, когда преступления рождались вместе с религией и лишь изредка дается возможность увидеть картину жизни, быстро уходящую в глубину веков. Погрузитесь в мир венецианского карнавала, где всегда царит тайна маски и нельзя узнать, кто за ней, ибо это недоказуемо, …

Тайны «Монастырского приюта»

Александр Трапезников Современные детективы Отсутствует

Тринадцать человек, на первый взгляд никак не связанных друг с другом, оказываются в одном горном монастыре, переделанном под высококлассный отель. Сначала все идет хорошо, но вдруг постояльцев – одного за другим – забирает Смерть: один убит из арбалета, другой – повешен, третий – отравлен… Московс…

Незнакомец

Харлан Кобен Современные детективы Звезды мирового детектива

Он подойдет к человеку в баре, или в магазине, или на парковке. Не назвав своего имени, сообщит шокирующие сведения. Например, скажет матери, что ее дочь занимается интернет-проституцией. Мужу – что жена имитировала беременность. Отцу – что сын-спортсмен подсел на стероиды. Иногда незнакомец требу…

Показать еще

bookash.pro

Читать Потеряшка (СИ) - Май Андрей Николаевич - Страница 1

Май Андрей Николаевич

Потеряшка… в гневе…?

Глава 1

Чем дальше, тем интереснее

Бляттт!!! Ёбстудэй энд тудэй!!!! Это, что за, на…? Блин, что за мозгоонанизм? Вспышкой мысли пронеслись в голове. Всё это буйство негатива было связано с абсолютным непониманием происходящего. Только что я подходил к своему «Соболю» и, — бах! Валяюсь на траве, непонятно где, как, и зачем…

Я собирался ехать на фазенду: сумка на плече, в руках ключи от машины, что стояла под окнами дома. В итоге, ни машины, ни, тем более, дома, а сам я непонятно где! Мдяя-яа!!!!

Мож я того, преставился???

Но для рая больно поганое место: тянет сыростью, трава в рост, пахнет не шибко приятно. Для ада… нууууу, не знаю… Это место уж точно как-то иначе должно выглядеть. Или чистилище? Мол, помыкайся, душой очистись, остатки мозгов приведи в порядок. Тогда и получишь билет на один из двух эскалаторов, вниз или вверх.

Ах, да! Простите великодушно, не обозначился. В общем, так. Я, Сергей Николаевич Хапков, для завистников — «Хапок» или «Хопёр инвест», для друзей — Николаич, а для моих бывших подчинённых — «ШМАЙСЕР». Именно так, всё большими буквами. Мне, грешному, 45 лет. Женат, четверо сыновей. В последние годы работаю только на себя. Тихо так, фермерствую. Скотинка, овощи, цветочная рассада и т. п. Был токарем — универсалом пятого разряда, оператором станка с ЧПУ, на службе государевой малехо службу справно тянул. Мастером в Федеральной Службе охраны леса, где прозвище и заработал от своих мужиков. Напомните, потом расскажу, за что и как. Если бы не разогнали нас, ей — Богу, работал бы там и работал. Мне нравилось. Лес — это настоящая мини-вселенная. Асфальтовым не понять сразу. А кому-то и никогда. Я хоть «асфальтовым» и не был с детства, но после работы в лесу многое в окружающем мире воспринимаю иначе. И может, Уральская тайга и не такая нехоженая, как на Лене и Енисее. Но не забывайте, что Уральские горы — самые древние горы на Земле. И до сих пор мало изучены. Понятно, что восхождения на Эльбрус с Монбланом и Эверестом престижнее. Познакомьтесь с Уральскими горами — быстро поймёте, что уникальностей и загадок в них немерено. Как-то дважды ходил со студентами-археологами. Всё следы «Арктов» искали. По их мнению, они потом Аркаим построили. Было пару моментов, логикой и законами физики не объяснимых. Ладно, не суть.

По ситуации. Лежу вот я в густой высокой траве, и тихо так офигеваю. Малость подтрясывает, в мыслях сплошной мат.

Юз баш баласэ! Сиктым-косиктым! А ля косе де морэлес, ёрис эрикантэ! Кутак баш! Это ещё не полный список выражопованиев, которыми я сыпал от переполнявшей меня радости от такого близкого общения с первозданной природой. Я, хоть и русский по паспорту, но в родословной по обеим линиям кого только не было. По матери из курганских казаков, по отцу — из тех запорожских, что осели в треугольнике стыка трёх областей — Сумской, Белгородской и Курской. А там… В роду кого только не было. Начиная от татар и поляков и заканчивая обрусевшим цыганом. Сборная солянка — короче, истинный русский. Посему ругался я разноязычно и с чувством.

Первые мысли после словесного поноса были о том, как мои там, в деревне, без продуктов останутся, и как они вообще будут. Машина у дома осталась. Ладно, автобус два раза в день ездит. Но меня-то потеряют! И тут, не знаю, как даже и объяснить, так чётко в голове, промелькнуло. «Мол, не переживай, ты с ними воссоединишься!» И всё! Тишина… сижу, слушаю себя. А слышу шум травы, гоняемой ветром, птиц, насекомых и всё… злость ушла. Себе не верю, а убеждённость, что так и будет, прямо стальная!

Подымаюсь, оглядываюсь. Трава высоченная, выше меня. Запах болотный, тянет сильно, где-то видать озеро совсем рядом, и не маленькое. Утоптал себе полянку, решил ревизию устроить. Особо нечего и смотреть, но всё же. Жаль, что две большие сумки у меня в «Соболе» остались. Там продукты, стираное бельё, мазь от комаров и многое другое, заканчивая туалетной бумагой. В сумке, что со мной была, фотик с двумя флешкартами на 2 и 16 гектар, нетбук Samsung, электронная книга Ritmix с тремя флешкартами, забитыми литературой разного направления. Справочники, энциклопедии, полностью все годовые издания популярных и технических журналов советского и постсоветского периода. Журналы по оружию и боевой технике. Книги на немецком языке по производству оружия. В своё время чудом купил в Свердловском центральном книжном. Сам отсканировал, в электронном варианте не нашёл в сети. Уж странно, но факт. Может не там искал, но так вот. В общем, на трёх флешках 28 гектар разной литературы. Ну и две флешки с кинушками, ещё 32 гектара. Плюс внешний хард, на 500 гектар, наполовину занятый. Там разный хлам: проги, игры (в основном стратегии), картинки, музыка. В общем, всё то, что жалко удалить. Два комплекта аккумуляторов к фотику. Батарейки к фонарику, сам фонарик на 10 светодиодов. Пара трусов, носки, пара перуанок, хэбэшные трико, шорты джинсовые, джемпер на пуговицах. К этому две банки чёрного пороха, плюс банка «Сокола». В деревне была своя двустволка, 12 калибра. Дешёвый китайский нож-кукри, плюс «льдинка» — метательный нож с полуторной заточкой, младшего сына. Ещё шеф-нож для кухни — с час назад, как купил. И циркониевый — металлокерамика. Куплен в Ашане, месяца два назад. Это мяско резать. В деревне свои кролики, гуси, куры, свиньи. Жалко, свинокола не было — он в деревне, хороший такой штык. Стоил не кисло, но и сталь добрая. Увы, мне. Ножи моя слабость с раннего детства. Сколько я их переделал, не упомню. Особенно, когда работал в РМЦ, была у нас своя кузница. Вот там чуть ли не каждый месяц новый творил. Испробовал разные стали, разные способы закалки. Лучший нож получился из медицинской стали, калёный через масло в воду. Нам порой перепадали отбраковки проката. Точили сопла форсунок для едкой смеси, шедшей в производство плит ДСП. И на удар хорош, и на истирание. Заточку держал отменно. А делал и из обоймы подшипника, рессорной стали, стопорного кольца, тепловозных клапанов. Хорошие получались из какой-то кислотоупорной стали. Именно так было указано в спецификации. Выводить их морока: закалку брал при ковке только на воздух, и никак иначе. Поэтому при обдирке на наждаке очень аккуратно надо было не «отпустить». Всё это проза, а по факту я где-то в болотистой тайге. Без ствола, без путёвого ножа. Компас был, спички, Дэта от комаров, с капелькой дёгтя на флакон. Вернейшее средство. Проверено, рекомендую. Несколько газет и журналов «Популярная механика», два тюбика клея «Момент». Пяток свечей. Пара баночек пулек для воздушки — это младшему сыну брал. Ещё стальные омеднённые шарики для газобаллонного пистолета, десяток пулек для воздушки, которые при попадании дают вспышку. Пачка гвоздей, килограммовая, на сотку. Немного шпагата, пакет с моей медициной, маникюрный набор жены. Ну, там зарядные устройства к электронике, соединительные шнуры. В последний момент сунул в сумку коробку от автоаптечки, там у меня рыболовное всё лежало. Слава богу, на месте. Из продуктов наличествовало:

Две булки белого хлеба.

Булка чёрного.

Два батона.

Кило пряников.

Кило печенья.

10 пачек куриного доширака.

Батон варёной колбасы, средней паршивости.

Палка финского сервелата.

Кило леденцов, кило карамели.

Чай пакетированный с лимонником.

Чай пакетированный каркадэ.

Чай весовой китайский.

Двухкилограммовая железная банка томатной пасты.

Несколько пакетиков перца и соли.

Обуховская минералка, 2 литра.

Бутылка газировки «Мохито» в стеклянной бутылке, 0,5 литра.

Ну, вот и усё. Весь, так сказать стартовый набор! Совсем забыл, пачка презиков, 12 шт. В моей «ситуяции», ну совсем стратегически важный ресурс. Дней на пять пропитания хватит. Дальше переход на подножный корм. Блин, рис с пшеном сложил, как назло, в пакет, который ждал в «Соболе». Одет я в камуфляж «плёнка», не лучший вариант, знаю. Когда прохладно и сыро, нормально в нём. Я спину берегу, — хронический остеохондроз, это такая беда, прихватить может в любой момент. Поэтому промокать и простывать мне противопоказано. Но только солнышко пригреет — всё, в этой «плёнке», как сырок плавленый. Потеешь, хлеще сауны. На ногах резиновые сапоги с брезентовым верхом на шнуровке. Это более-менее по обстановке.

online-knigi.com

Читать книгу Потеряшка Брайана Макгиллоуэя : онлайн чтение

Текущая страница: 1 (всего у книги 19 страниц) [доступный отрывок для чтения: 13 страниц]

Брайан МакгиллоуэйПотеряшка

Brian McGilloway

Little girl lost

Copyright © 2012 by Brian McGilloway

© Петухов А. С., перевод на русский язык, 2014

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Э», 2016

***

Бену, Тому, Дэвиду и Люси посвящается

Глава 1

Что-то действительно двигалось среди деревьев. Он чувствовал это уже несколько минут, ловя краем глаза какие-то перепархивающие движения между черными стволами, вертикально торчавшими из снежного наста на опушке. Сначала мужчина подумал, что это просто эффект усталости глаз. Он слишком долго и пристально вглядывался в непрекращающуюся круговерть снежинок перед ветровым стеклом…

Подъехав к невысокому холму, по которому дорога вела в Прехен, Майкл Махон переключился на первую скорость, но, не успев еще завершить движение, понял, что совершил ошибку.

Водитель сразу же почувствовал, как колеса молоковоза стали пробуксовывать в снежной каше на дороге, и увидел, что капот машины нацелился в сторону обочины. Майкл слегка отпустил акселератор и нажал на тормоза, пытаясь выровнять машину, но безрезультатно. Он понимал, что колеса уже заблокированы, однако цистерна продолжала свое неуправляемое движение поперек дороги, пока наконец не остановилась около противоположной обочины…

Негромко выругавшись, Махон выключил двигатель и выбрался из машины. Прямо перед ним простирался вековой лес, протянувшийся на несколько миль от Прехена прямо до Гобнаскла. Отражаясь от снежного покрова, свет дорожных фонарей проникал в чащу деревьев гораздо дальше, чем обычно бывало в это время года. Было видно, что в некоторых местах ветви деревьев сильно прогнулись под тяжестью навалившего снега.

Махон непроизвольно передернул плечами и посмотрел на молоковоз. Пришлось достать небольшую лопату, которую он возил с собой именно для таких случаев. Перед тем как начать откапывать колеса машины, Майкл опять заметил периферическим зрением какое-то движение в лесу.

Было очень холодно, и гусиная кожа, появившаяся на его руках и спине, заставила мужчину поскорее приняться за работу. Сжав лопату покрепче двумя руками, Майкл опять повернулся к лесу и почувствовал, как его охватил ужас.

Из леса на опушку вышла маленькая девочка. Ее длинные волосы, которые казались темными на фоне белого снега, покрывавшего лес, выглядели совершенно мокрыми и свисали сосульками ей на плечи. У нее было круглое и бледное лицо. Девочка была одета в пижаму, на груди которой виднелась какая-то вышивка. На ногах у нее ничего не было – она была босой.

Когда малышка увидела Махона, она остановилась, уставившись на лопату, которую тот продолжал сжимать в руках, а потом перевела взгляд на лицо мужчины. Она смотрела с вызовом, не отводя глаз, а кожа ее была почти голубой в свете фонарей, отражавшемся от снежного наста. И только когда Майкл стал осторожно приближаться к ней, пригнувшись и расставив руки, так, как обычно приближаются к дикому животному, стараясь не спугнуть его, – девочка повернулась и опять убежала в лес.

Глава 2

Люси Блэк почувствовала, что в ее комнате кто-то есть. Еще плохо соображая спросонья, она протянула руку к выключателю лампы, стоявшей на прикроватной тумбочке. Однако пальцы другой ее руки сомкнулись на рукоятке служебного пистолета.

– Ну, ты идешь? – услышала она в темноте шепот отца.

Выругавшись про себя, Люси попыталась зажечь лампу, однако вместо этого просто свалила ее с тумбочки.

– Ложись спать, папа, – пробормотала она, еще не до конца проснувшись.

Вспыхнул верхний свет и ослепил ее. Девушка села на кровати, поправляя ночную рубашку и пытаясь натянуть ее на плечи.

– Так ты идешь? – повторил старый Джим Блэк.

Он стоял в дверном проеме, не убирая руки с выключателя. Прямо на пижаму отец надел серый костюм, а на ногах у него красовались тщательно отполированные выходные туфли. В руке отец Люси держал чемодан, который, судя по тому, как легко он постукивал им по ноге, был пуст. Остатки пены для бритья все еще покрывали одну его щеку. На скуле, в том месте, где он порезался, виднелись капельки крови. Кровь уже успела засохнуть на щетине, которую мужчина пропустил во время бритья.

– Папа, сейчас всего только половина четвертого утра, – произнесла девушка, выбираясь из постели.

– Говорят, он приедет в девять. Так что нам надо уже двигаться. Ты что, не будешь одеваться?

– Кто приедет?

– Папа римский, – ответил старик с раздражением. – Я ведь уже говорил тебе, что мы должны его увидеть. А из-за тебя мы можем опоздать.

– Пойдем-ка, я уложу тебя в постель. – Люси подошла к отцу и взяла его за руку.

Тот быстро вырвал свою руку, из-за чего чемодан резко дернулся и ударил девушку по голени.

– Мы обязательно опоздаем, – прошипел старик сквозь стиснутые зубы. – Одевайся быстрее.

Стоя прямо перед ним, Люси протерла глаза:

– А где он сейчас? Я имею в виду Папу?

– В Дрогеде, – ответил ее отец. – Сейчас он служит мессу в Дрогеде.

– Па, он был в Дрогеде тридцать лет назад.

Старик сжал челюсти, и его цыплячья грудь заходила от учащенного дыхания.

– Вечно ты со мной споришь. Я говорю тебе, что он приедет сегодня.

– Он приезжал в семьдесят девятом году, папочка. – Люси говорила негромко, спокойно, почти умоляюще. Она надеялась, что ее ровный голос сможет пробиться сквозь его путаные мысли.

Отец стоял перед ней, скривив рот. Мисс Блэк слышала, как его зубные протезы стучат об оставшиеся зубы, пока он обдумывает то, что она ему сказала. Потом он фыркнул, и девушка увидела, как его глаза наполняются слезами, как будто в этот момент до него наконец дошло, что он совершил ошибку.

– И все-таки еще очень рано, папочка, – сказала Люси, не обращая внимания на его слезы, – мы можем выехать попозже. Почему бы тебе не поспать еще?

– Может быть, – произнес наконец старик, бросив на дочь вызывающий взгляд. – Я предупрежу твою мать.

– Не волнуйся, я сама ей все скажу, – успокоила его мисс Блэк, осторожно беря за руку. – Давай пойдем к тебе в спальню.

Девушка привела Джима в его комнату. Он уже отдернул шторы, и когда Люси подошла, чтобы закрыть их, она увидела, что горы на дальнем конце Фойлвэлли все покрыты снегом.

Отражение городских огней в воде позволили ей проследить за самой рекой, которая несла вдалеке свои воды, разделяя город Дерри1   Так католики в Северной Ирландии называют город Лондондерри.

[Закрыть] на две почти равные половины.

Отец лег на постель и позволил снять с себя костюм.

Мисс Блэк накрыла старика одеялом, наклонилась и поцеловала его в лоб, чувствуя у себя на щеке его дыхание, пропахшее табаком.

– Спокойной ночи, Джанет, – сказал он дочери и повернул голову на подушке. В тусклом свете спальни его щеки внезапно стали выглядеть ввалившимися, а кожа натянулась и приняла восковой оттенок.

– Люси, – тихо поправила в темноте девушка, – я Люси.

Она вернулась в постель и уже засыпала, когда раздался звонок ее мобильного. Ей пришлось выпрыгнуть из постели и схватить трубку, чтобы звонок не разбудил отца.

– Сержант Блэк, говорит старший суперинтендант Трэверс.

– Слушаю вас, сэр, – ответила Люси.

– Вы мне срочно нужны. Кажется, мы нашли Кейт Маклафлин. Водитель молоковоза утверждает, что видел ее в лесу в Прехене. Сейчас он рядом с нижним входом в лес, около гостиницы. Из-за снега туда сложно добраться, а вы, как я понимаю, живете где-то рядом. Оперативная группа уже выехала.

– Да, суперинтендант, постараюсь добраться туда, как только смогу, – ответила девушка. – Сиделка отца появится не раньше…

– Пошевеливайтесь! – рявкнул Билл Трэверс.

Глава 3

Люси потребовалось пятнадцать минут, чтобы выйти из дома. Ей пришлось накрыть стол к завтраку на тот случай, если ее отец проснется раньше девяти, когда обычно появлялась сиделка – женщина средних лет, которую звали Сара Кинг. Войти Сара сможет сама: у нее есть ключи, и старик давно привык к ней.

Снегопад все не утихал. Мисс Блэк надела плотное черное пальто на толстый шерстяной свитер. Кроме того, на ней были джинсы и пара шерстяных колготок для тепла. Но даже в такой одежде она задохнулась от холода, когда вышла из дома и почувствовала, как ледяной ветер впился ей в щеки.

Перчатки успели промокнуть, пока девушка сметала снег с ветрового стекла. Наконец она тронулась, на скорости десять миль2   Миля – 1,609 км.

[Закрыть] в час, периодически вытирая ладонью снежные узоры с внутренней стороны окна, которые появлялись из-за ее дыхания.

Покрышки стали проскальзывать, и Люси почувствовала, что машину несет поперек дороги. Она быстро вспомнила, что в этом случае руль необходимо поворачивать в направлении, противоположном движению. Девушка старалась не обращать внимания ни на снег, стучащий ей в переднее стекло, ни на давящее присутствие самого леса, черной громадой возвышавшегося за оранжевым флуоресцентным светом дорожных фонарей. Лес протянулся на всю длину Прехена, почти до новостроек с одной стороны и до самого Гобнаскла с другой. В этот лес можно было войти с нескольких сторон, включая вход с дальнего конца улицы, на которой жила Люси. Однако, принимая во внимание слова Трэверса о том, что вход находится недалеко от гостиницы, район поиска ребенка значительно сужался. Когда сержант Блэк в конце концов добралась до нижнего входа, она поняла, что, несмотря на ее собственную черепашью скорость, оперативная группа все еще была в пути. Молоковоз, который казался покинутым, стоял под углом к обочине с зажженным дальним светом фар, освещавших опушку леса. Длинные темные тени деревьев терялись в черноте чащи.

Как только она подъехала, из кабины молоковоза выбрался мужчина и направился к ней.

– Там кто-то есть! – закричал он. – Думаю, что это девчонка Маклафлин. Я уже позвонил в полицию.

– И она уже здесь, – ответила Люси, помахав фонарем, который держала в руке. – Детектив-сержант Блэк. Это вы ее увидели?

Мужчина наконец подошел к ней. Щеки его были красными от мороза.

– Майкл Махон, – представился он, утвердительно кивая в ответ на ее вопрос. – Она убежала вон туда. – Водитель махнул рукой вправо.

– А вы не пытались остановить ее? – спросила Люси, стараясь, чтобы в вопросе не было слышно обвинительных нот. Это ей не удалось.

– Конечно, попытался, – обиделся водитель. – Но она повернулась и убежала.

Девушка помолчала, обдумывая свою следующую фразу.

– В одиночку преследовать ее было бы небезопасно, – произнесла она в конце концов.

Шофер какое-то время молча смотрел на нее, как будто выискивал в ее фразе намек на оскорбление, а потом кивнул.

– А где все остальные? – спросил он.

– На подходе. Сегодня тяжелый день, сэр.

Махон проворчал что-то в знак согласия, плюнул на землю перед собой, а затем вытер рант ботинка о снег.

– Думаю, это была она. Эта самая девчонка Кейт.

– Да неужели? – переспросила Люси.

Мужчина сморщился, как бы извиняясь, и виновато пожал плечами:

– Она недолго стояла на месте, поэтому хорошо рассмотреть я ее не смог.

– Все понятно, сэр, – заметила сержант. – Скоро мы все узнаем.

Она надула щеки, а затем стала пробираться сквозь снег к опушке леса. Мисс Блэк знала, что должна подождать прибытия опергруппы, однако по такой погоде они приедут не раньше чем через час. К тому моменту ребенку уже ничем не поможешь.

– Одна вы ее там никогда не найдете! – выкрикнул Махон у нее за спиной.

– Но ведь я не одна, правда? – ответила ему Люси.

Пока они пробирались к опушке, верхняя корка снега отражала луч ее фонаря. Поводя фонарем из стороны в сторону, девушка пыталась обнаружить следы ребенка или хотя бы малейшее повреждение наста, которое могло бы подтвердить то, о чем рассказывал водитель молоковоза. Даже в такой снегопад воздух вокруг них был необычайно прозрачен и полон запаха гниющих листьев.

– Ничего, – заметила Люси.

– Что? – Майкл слегка наклонился, чтобы не наткнуться лицом на окружающие их ветки.

– А вы уверены, что действительно кого-то видели? – спросила сержант Блэк, непроизвольно осветив своего спутника фонарем, когда повернулась, чтобы посмотреть на него.

– Богом клянусь, – ответил он, слегка приподняв правую руку перед лицом, чтобы защитить глаза от света. – Мне кажется, что она вошла в лес где-то здесь, хотя все эти чертовы деревья выглядят одинаково. Но я абсолютно уверен в том, что видел. Девочку.

Сотрудница полиции опять повернулась лицом к лесу. Посмотрев направо и налево, она смогла увидеть только ряды голых стволов, в то время как снег с приглушенным шуршанием продолжал засыпать все вокруг нее.

Почему-то девушке вспомнилось, как она укладывала своего отца в постель, укутывая одеялом его плечи и шепотом желая ему спокойной ночи.

Луч ее фонаря был не очень силен, и за его пределами деревья превращались в непроницаемую стену, окрашенную в разные оттенки черного.

– Может быть, это было вон там, чуть в стороне, – сказал Махон, обгоняя Люси и делая широкие шаги, чтобы пробраться через глубокий снег, окружавший их со всех сторон. – В такой каше она точно замерзнет насмерть, – пробормотал он почти себе под нос.

Они двигались вдоль опушки, стараясь ступать как можно осторожнее, чтобы не затоптать возможных следов. Ярдах3   Ярд – 0,914 м.

[Закрыть] в шестистах – семистах от того места, откуда они начали, мисс Блэк наконец увидела первые следы, уже полузанесенные падавшим снегом. Создавалось впечатление, что ребенок на нетвердых ногах кружил вокруг деревьев. Люси была абсолютно уверена, что следы принадлежали именно девочке.

– Я же говорил! – произнес Махон, показывая на следы. – Я же говорил, что кого-то видел.

Сержант пробурчала что-то в знак согласия и остановилась, чувствуя, как снег проваливается под ее тяжестью. Она двигала вдоль дорожки следов лучом фонаря, высунув от усердия язык, совсем как маленький ребенок, старающийся соединить прямой линией несколько точек на бумаге. След несколько раз пересекал сам себя, подходил к опушке, где, по-видимому, девочка увидела водителя молоковоза, а затем повернул и под углом ушел влево.

– Сюда, – махнула рукой Люси, двигаясь параллельно следу и тщательно стараясь сохранить его на тот случай, если им придется возвращаться и двигаться в противоположную сторону.

Следы обошли вокруг ствола дерева, чьи нижние ветки, хотя и без листьев, заросли множеством тоненьких веточек, на которых собралось довольно много снега. Казалось, что кто-то или что-то задело их – возможно, что это и был проходящий мимо ребенок, – потому что снег с них осыпался и теперь лежал на насте, как горка сахарного песка.

– Может, стоит ее позвать, или как там это делается? – спросил Махон, пробираясь вслед за девушкой.

– Это может ее испугать, – ответила та, – здесь надо действовать лаской.

Тихий шепот падающего снега был нарушен завыванием полицейских сирен, свидетельствовавшим о том, что опергруппа наконец прибыла. На несколько секунд мисс Блэк, казалось, была сбита с толку комбинацией белого безмолвия и ритмичными сполохами мигалок, похожими на лучи стробоскопов. Она подумала, что ей надо вернуться на дорогу: Трэверс точно будет недоволен тем, что она одна углубилась в лес. С другой стороны, одинокий ребенок в подобных погодных условиях гораздо важнее любых должностных инструкций и правил, подумала девушка и продолжила свое продвижение в глубину чащи.

Дыхание ее сбилось – ей приходилось вытаптывать себе местечко, прежде чем сделать шаг вперед.

Восстановить дыхание ей так и не удалось, хотя она была благодарна за эту физическую работу, которая не позволяла ей замерзнуть.

Раньше Люси часто ходила по этим лесам и знала достаточно ориентиров, которые позволяли в них не потеряться. Например, она смутно помнила, что где-то недалеко должна была находиться балка, в которой, по слухам, циркулировавшим в дни ее юности, был похоронен слон, умерший во время гастролей в городе передвижного цирка. С годами балка стала гораздо глубже, что только доказывало правдивость всей истории.

Однако забираться так далеко в лес сержанту не пришлось. Да и вряд ли бы она туда добралась, ведь снегопад все усиливался. Через пять минут Люси услышала какие-то звуки на фоне давящей тишины и падающего снега. Она задержала дыхание, прислушиваясь и опустив фонарь так, чтобы луч, отражаясь от снега, освещал как можно большую площадь. Казалось, что ветер принес какие-то хрипящие звуки. Какое-то время Люси плохо видела происходящее вокруг, так как фонарь освещал только снежные заряды, летящие ей прямо в лицо. Но потом, постепенно, она смогла разглядеть фигуру, скорчившуюся около куста боярышника приблизительно в пятидесяти футах4   Фут – 30,48 см.

[Закрыть] от нее.

Девочка, скрючившись, сидела под кустом, подтянув колени к подбородку и натянув тонкую материю пижамы на свои худые коленки. Ее волосы были прямыми, и некоторые пряди, казалось, прилипли прямо к фарфоровой коже ее лица. Губы были совершенно синими, а зубы выбивали громкую, отчетливую дробь, особенно когда она пыталась сдерживать свое дыхание. Когда девочка поняла, что Люси увидела ее, она еще глубже залезла под куст и зажала рот рукой.

Опустив фонарь еще ниже, мисс Блэк стала медленно приближаться к сидящему ребенку, вытянув руки и согнувшись, чтобы ее лицо оказалось на одном уровне с его лицом.

– Все хорошо, милая, – произнесла она. – Я не сделаю тебе ничего плохого. Меня зовут Люси, а тебя как?

Блестя глазами из-под темных бровей, ребенок с опаской смотрел на нее. Девочка сильнее сжала руки, обхватывающие ее колени, как будто хотела сделаться еще меньше и незаметнее.

– Я не сделаю тебе больно, – повторила девушка. Она чувствовала, что Махон стоит у нее за спиной с правой стороны, но не поворачивала головы, боясь, что это движение может привлечь внимание ребенка к мужчине.

– Тебе, наверное, холодно, – продолжала Люси. – Хочешь, пойдем со мной?

Малышка, крепко зажмурив глаза, отрицательно покачала головой.

Теперь сержант Блэк была совсем рядом с ней, почти касалась ее, чувствовала холод ее кожи и видела замерзшие дорожки детских слез на щеках.

– Пойдем со мною, милая, – повторила Люси и протянула свои руки, открытыми ладонями вверх, к девочке. – Давай, бери меня за руку, и пойдем, – негромко проговорила она еще раз.

Девочка не шевелилась. Было видно только, как непроизвольные судороги сотрясают ее тельце и как напряглись мускулы на ее шее.

Люси поняла, что этот ребенок не мог быть Кейт Маклафлин. Той было шестнадцать лет, а сидящей перед ней девочке никак нельзя было дать больше восьми-девяти.

– Как тебя зовут? – повторила свой вопрос сержант.

Малышка открыла рот, словно хотела заговорить, но было видно, что слова ей не даются.

– Я Люси, – повторила еще раз сотрудница полиции, еще больше нагибаясь к ребенку и протягивая руки до тех пор, пока кончики ее пальцев не дотронулись до его промерзшей руки.

Сначала это касание заставило девочку непроизвольно вздрогнуть и напрячься, но потом она расслабилась и посмотрела на Люси. Внезапно ее глаза закатились и она упала прямо в снег около ее ног. Глядя на нее, раскинувшуюся на снегу, девушка впервые смогла рассмотреть аппликацию на груди ее пижамы: это был медвежонок, сжимающий в руках алое сердце, под которым было вышито имя «Элис».

Люси оглянулась, ища глазами помощь. Водитель молоковоза застыл за деревом, с открытым ртом наблюдая за ее действиями. Тогда она стала звать Трэверса.

Мигание фонарей за обнаженными стволами деревьев показало, что прибыли остальные полицейские. Старший суперинтендант Билл Трэверс возглавлял группу констеблей в форме, которая двигалась по снежной целине, совсем не беспокоясь о сохранении детских следов. Когда он добрался до Люси, то увидел, что она сидит, согнувшись, в снегу около ребенка. Сержант сняла пальто и укутала им девочку, которая билась в конвульсиях. Суперинтендант направил на малышку луч фонаря так, чтобы не ослепить ее, но в то же время иметь возможность ясно ее разглядеть.

Трэверс внимательно осмотрел девочку и ее темные волосы.

– Она что-нибудь говорила? – поинтересовался он.

Люси отрицательно покачала головой и обняла ребенка за плечи, почувствовав, как по ее телу прокатилась волна судороги.

Ее начальник достал рацию и нажал на кнопку.

– Это не она, – сказал он с ноткой разочарования в голосе. – Это не Кейт Маклафлин.

Услышав это, мисс Блэк, сама не понимая почему, только крепче прижала к себе найденную девочку, прижалась щекой к ее лбу и сжала ее пальцы в своих ладонях.

Глава 4

Стоя перед палатой, в которой осматривали Элис, Люси прислушивалась к хорошо знакомым звукам больницы, дожидаясь прибытия социального работника.

За последний месяц, прошедший с момента ее приезда в Дерри, она бывала в этой больнице вместе с отцом несчетное количество раз. Однажды, вылезая из ванны, он упал и повредил руку, в другой раз поскользнулся на ступеньках лестницы… Каждый из таких несчастных случаев требовал, чтобы старик провел в клинике по крайней мере одну ночь, и дочери приходилось дежурить у его кровати.

Она постаралась отключиться от шума больницы, но не смогла: ее окружали стук инструментов в процедурных, скрип колес кроватей, которые перевозили по коридору, тихие, почти бесшумные шаги санитаров, эхо их приглушенных голосов… И все это периодически заглушалось криками найденной девочки.

Когда ребенок пришел в себя, он мертвой хваткой вцепился в Люси, пока та несла его до машины «Скорой помощи». Девочка не позволяла больше никому дотронуться до себя, поэтому ее спасительнице самой пришлось нести ее сквозь деревья. Только когда замерзшая малышка обнимала девушку за шею и могла видеть ее лицо, она позволяла другим полицейским помочь Люси нести ее. Сержант Блэк чувствовала холод в тех местах, где руки Элис касались ее шеи. Девочка не говорила ни слова и никому не смотрела в глаза.

Именно поэтому Трэверс предложил Люси проехать вместе с ребенком в больницу. Та ничего не имела против. Объятия ребенка невозможно было разорвать. Многие офицеры потеряли к девочке всякий интерес, как только стало ясно, что найденная – не Кейт Маклафлин. Трэверс сказал, что сам свяжется с отцом Кейт.

Люси должна была находиться с девочкой до тех пор, пока не появится социальный работник, а потом вернуться на базу: шеф назначил очередное совещание со всеми сотрудниками, занимающимися поисками пропавшей Маклафлин.

В машине «Скорой помощи» девочка начала стонать и беспокойно крутиться под одеялом, которым ее накрыли после того, как вернули Люси ее пальто. По мере того как они приближались к больнице, стоны превращались в визгливые вопли. Сейчас их характер опять изменился: это были вопли человека в агонии, и каждый из них заставлял все остальные звуки в приемном отделении замолкать. Некоторые пациенты из других палат в полусне выходили в коридор и, щурясь от дневного света ламп, пытались разглядеть, кто же издает такие ужасающие крики.

Наконец, уверенная, что случилось что-то страшное, сержант Блэк решительно вошла в палату. Ребенок скорчился в углу комнаты, подтянув ноги к подбородку, – в той же самой позе, в которой Люси нашла его в лесу. Маленькая пациентка была укутана в одеяло с металлическим покрытием, от которого она пыталась освободиться, не понимая, что сама сидит на его краях.

Педиатр давала распоряжения одной из сестер, которая рылась в содержимом шкафчика с лекарственными препаратами.

– Почему она так кричит? – спросила Люси.

Врач, индианка с загнанным выражением лица, посмотрела на нее, словно пытаясь понять, имеет ли эта женщина право задавать здесь вопросы.

– Все дело в том, что она согревается, – объяснила она устало. – А когда замерзший человек согревается, кровь опять начинает поступать в конечности. Когда она была на морозе, ее тело не испытывало боли, а теперь на нее обрушилась как бы отложенная боль.

– А вы что, ничего не можете дать ей?

Девушка указала на сестру, в руках у которой была игла, – она набирала через нее лекарство из маленького флакона в шприц. Шприц этот медсестра передала врачу, а та кивнула ей и Люси, чтобы они покрепче зафиксировали девочку.

Мисс Блэк подошла к девочке с левой стороны. Она чувствовала свою вину перед этим ребенком, который смотрел на нее странными, пустыми глазами, непонятным образом постоянно избегая ее взгляда. Сержант обняла девочку за плечи, как будто хотела покрепче прижать ее к себе. На какое-то мгновение Элис расслабилась, вроде бы поверив в искренность намерений Люси.

Но потом она увидела подходящего к ней врача со шприцем в руках и стала вырываться, молотя руками и ногами, которые были не толще тростинок, в разные стороны. Она повернулась лицом к державшей ее девушке, и ее глаза широко раскрылись.

Люси хотела отвернуться, хотела посмотреть в пол, но что-то не позволило ей это сделать, и она смотрела в глаза малышки, не отводя взгляда. Сначала глаза ребенка расширились, а затем потускнели, и неожиданно потяжелевшие веки стали сами собой закрываться. Судороги ее конечностей прекратились, и Элис стала сползать на пол. Крепко обняв ее за плечи, Люси позволила девочке опереться на нее.

Доктор откинула волосы со лба и рукавом вытерла пот с бровей. Выглядела она так, как будто долго занималась тяжелыми физическими упражнениями.

– Давайте положим ее на кровать, – произнесла она.

Вместе с сестрой Люси смогла поднять ребенка с пола и уложить в постель. Даже во сне лицо бедняжки сводила судорога, а ее глазные яблоки метались под тонкой кожей век. Кожа ее все еще была холодной на ощупь, однако к губам стал потихоньку возвращаться цвет.

Натягивая резиновые перчатки, педиатр подошла к кровати. Сначала она ощупала голову девочки, раздвинув пряди ее волос, чтобы убедиться в отсутствии травм головы. Потом мягко провела руками по шее и плечам ребенка. Затем настала очередь рук и предплечий, ног и ступней, после чего индианка приподняла пижаму девочки и осмотрела ее живот.

– Ну что же, как всегда, есть и хорошие, и плохие новости, – сказала педиатр, закончив осмотр. – Ребенок не получил никаких серьезных физических травм, пока находился на морозе.

– А какие же тогда плохие новости?

– Девочка страдает от очень тяжелой гипотермии5   Гипотермия – переохлаждение; состояние организма, при котором температура тела падает ниже уровня, требуемого для поддержания нормального обмена веществ и функционирования.

[Закрыть], – сказала врач, снимая перчатки. – Ей придется некоторое время провести в больнице. Вы уже нашли ее родителей?

– Я надеялась, что смогу узнать у нее самой, как с ними связаться, – ответила Люси, качая головой.

– Лекарство, которое мы ей вкололи, будет действовать несколько часов, – слегка улыбнулась медичка. – Так что, боюсь, поговорить вы с ней сможете только поздним утром.

Где-то через полчаса в палате появился эксперт-криминалист. Так как в деле был замешан ребенок и нельзя было исключить вероятность сексуального насилия, то Элис рассматривалась как некое «место преступления», которое соответствующим образом должно было быть осмотрено в присутствии педиатра.

Пришел и дежурный социальный работник – сопящая полная женщина, которая сказала, что ее зовут Сильвия. Поставив большую сумку у двери, она подошла посмотреть на девочку и наклонила голову, чтобы получше разглядеть ее лицо. Наконец, слегка разочарованная, повернулась к Люси:

– Я надеялась, что это окажется она. Знаете, как это иногда случается…

– Но это не она, – покачала головой сержант.

– А как она себя чувствует?

– Они дали ей успокоительное. Девочка сильно кричала.

– Ну, я-то с ней работать не буду, – рассеянно покачала головой Сильвия. – Робби начинает свое дежурство в девять. Так что я сижу здесь только до того момента, как он появится.

– Понятно, – ответила мисс Блэк.

Она уже собралась уходить, но вдруг вспомнила, что ей не на чем ехать домой, поскольку в больницу она приехала на машине «Скорой помощи». Придется ей ждать, пока закончит эксперт-криминалист, в надежде что тот сможет подвезти ее до базы.

Соцработница что-то тихо пробормотала себе под нос, подняла свою сумку и уселась в одно из кресел, стоявших около кровати. Из сумки она достала таблоид и погрузилась в чтение.

Эксперт-криминалист продолжал молча осматривать девочку, только изредка шепотом обмениваясь мнениями с педиатром.

– Сохрани Господь эту бедную семью, – произнесла вдруг Сильвия. Люси взглянула на портрет Кейт Маклафлин на первой странице таблоида.

– И семью этой девочки пусть Бог тоже сохранит, – услышала она свой ответ, понимая, что он звучит несколько напыщенно.

– Но Кейт все еще ищут. Слава богу, этого-то ребенка уже нашли! – объяснила Сильвия свою точку зрения, шелестя страницами газеты.

Мисс Блэк смотрела, как девочка неспокойно вертится под воздействием лекарства. Она лежала здесь совсем одна, рядом не было ни ее родителей, ни друзей. У нее нет ни имени, ни голоса, ни даже чувства собственного достоинства, подумала Люси, глядя, как врач и криминалист снимают с нее одежду.

– Что-то она не кажется мне такой уж благополучной, – пробормотала сержант.

iknigi.net

Книга Потеряшка, глава Потеряшка, страница 1 читать онлайн

Потеряшка

Сегодня сочельник. Люди снуют туда-сюда, стараясь скорее добраться домой к своим родным и сесть за праздничный стол. Всюду Рождественская суета. Магазины забиты товарами, на кассах дикие очереди. Такси носятся как оголтелые. В противовес им медленно, грузно ползут автобусы и троллейбусы. Такси для меня роскошь, а посему я пассажир забитого под потолок общественного транспорта.

- Девушка, присаживайтесь, - вежливо окликнула меня женщина средних лет, освобождая пассажирское место.

Ее руки были заняты всевозможными пакетами, а на плече болталась сумка. Тяжёлая ноша, но здесь таких пол автобуса. Сама я была налегке, если так можно сказать.

- Спасибо. Мне и так неплохо, - поспешила отказаться. Я не считала свое положение тяжелым.

- Ну как же? -  удивилась женщина, - вдруг автобус тряхнет, и вы ненароком ударитесь. Не дай Бог, что-то с ребеночком случится, - и она внимательно посмотрела на мой девятимесячный живот.

- Небось, рожать скоро? - не отставала пассажирка, чем начала меня раздражать.

- Скоро, - прошептала себе под нос, -  мне на следующей, - и как только двери автобуса открылись, я скоро выскочила наружу.

Как же мне надоели все эти взгляды, поздравления, советы и радостные улыбки. Просто в печенках сидят.

Он тоже улыбался, уступал место, заботился и ухаживал. Говорил, что буду хорошей мамой. Каждый вечер поглаживал живот и придумывал имена. Обещал, как только рожу, сыграем свадьбу, и он заберет меня к себе.

"Зачем с животом за праздничным столом маяться? Перенапряжение и нервы не на пользу ребенку" - его слова. Нет, его отговорки. Только осознание этого пришло слишком поздно.

Его нет. Никого нет. Только чужое сердце под ребрами бьется.

Я перешла дорогу. До моего дома еще две остановки, но терпеть внимание посторонних людей выше моих сил. Лучше бы этой тяжести и вовсе не было. Одна. Я снова хочу остаться одна. Еще пару деньков, и я исполню свое желание. Всего чуть-чуть в больнице, и я уйду. Одна.

Я никогда не верила, что в ночь перед Рождеством желания сбываются. Да и гаданиями никогда не увлекалась. Но сейчас я прошу. Прошу впервые и искренне. Дай мне решимости сделать выбор и не пожалеть о нём! Кто бы ты ни был, услышь мое желание.

Но никто меня не услышал, и никто не откликнулся. Похоже, я начинаю бредить. Что на меня нашло? Никогда не полагалась на сверхъестественные силы. Еще с детства уяснила, что доверять можно только себе и добиваться всего тоже самой. Не прилетит фея, не взмахнет палочкой и не избавит тебя от проблем. Если только ты сама не фея. Вот только нет палочки волшебной, есть самая обычная рутинная работа.

За такими обыденными мыслями, что повторялись каждый день, я не заметила, как во что-то врезалась. Равновесие удалось удержать чудом, чего не скажешь о ребенке, что оказался неожиданным препятствием на моём пути. Девчонка тут же разревелась и начала громко и завывающе кричать. Боги, и сегодня праздник? Скорее уж пятница тринадцатого, чем шестое января.

- Ну чего ты ревешь? Сама же меня чуть не сбила, - отчитала девчушку.

Наверное, я сделала что-то не так, поскольку ребенок начал реветь навзрыд. К тому же еще и заикаться. На вид мелкой было не больше пяти лет. Но тогда где же ее родители?

Я начала торопливо озираться по сторонам, но вокруг были только спешащие домой прохожие, да разбрасывающие во все стороны грязную снежную кашу машины. Просто великолепно!

- Где твои родители? - попыталась выудить из ребенка хоть что-то?

Она вдруг затихла, неуклюже поднялась с замерзшего тротуара и внимательно посмотрела на меня своими большими заплаканными карамельными глазами.

- Мама, - произнесло это маленькое пугало.

Ватная куртка была вся испачкана в грязи, на руках перчаток не было, а шапка съехала на бок с повисших сосульками волос. Это явно не ее первое падение и не первый час на морозе. Поразительно, насколько всем вокруг наплевать на маленькое существо, что явно потерялось.

- Как зовут твою маму? - предприняла еще одну попытку.

- Мама! - взвизгнуло пугало и кинулось ко мне обниматься.

- Э нет, мелкая, ты обозналась.

Я начала усиленно отдирать девчонку от своих ног. Как бы не так! Вцепилась на славу, да ещё голосит на всю улицу "Мама! Мама!".

Теперь я понимаю родителей, которые стоят посреди магазина, краснеют, и не знают, что делать с ребёнком, бьющимся в истерике на полу из-за того, что ему не купили игрушку. У меня сейчас была та же проблема.

- Пусти! Пусти, говорю! Не твоя я мама!

- И как не стыдно ребенку такое говорить? А еще вторым беременна, - бурчала какая-то старая карга, проходя мимо творящегося действа.

Как мне осточертели все вокруг. Каждый знает, как лучше жить. Каждый уверен, что лучше, и каждый в курсе, как должны поступать другие. Бесит! Все и вся!

- Да отцепись ты, наконец! - не выдержала я.

Мелкая не удержалась и приземлилась на коленки. Очередной крик и плач, только уже в исполнении коленопреклоненной девчонки, собрал гораздо больше народу.

- Изверг!

- Да ты не мать! - раздавалось со всех сторон порицание.

- Да, черт возьми! Я не мать! - выкрикнула в сердцах.

И это все мне кричат люди, что по меньшей мере часов пять не обращали на замерзшую, грязную, голодную, потерявшуюся девочку внимания. Лицемеры! Живут в своем маленьком мирке, гадят там и не выносят этот мусор на обозрение. Но не дай Бог заметить чужой мусор. Обхамят, оболгут и польют грязью. Хлебом не корми, дай посплетничать.

- Иди сюда! - гаркнула, прекращая безостановочный плач. Подхватила мелкую на руки и стремглав выбежала из этого лицемерного окружения. По памяти определила, что всего в двухстах метрах видела опорный пункт.

Шла я быстро, не смотря на двойной детский груз. Пара минут, и я вхожу в полицейский участок.

litnet.com