Литературно-исторические заметки юного техника. Книга про маресьева


Повесть о настоящем человеке повесть Б.Н. Полевого (биографические сведения)

повесть Б.Н. Полевого Повесть о настоящем человеке

Издание 1947 г.

«Повесть о настоящем человеке» - произведение Бориса Николаевича Полевого (настоящая фамилия Камов, 1908 -1981 гг.), посвящённое подвигу военного лётчика, героя Советского Союза А.П. Маресьева.

В годы Великой Отечественной войны уже признанный советский писатель Б.Н.Полевой находился в действующей армии в качестве корреспондента газеты «Правда». Он первым написал о подвиге 83-летнего крестьянина Матвея Кузьмича Кузьмина, повторившего, по мнению писателя, подвиг Ивана Сусанина, опубликовал целый ряд фронтовых репортажей. После войны вышли четыре книги его военных мемуаров «Эти четыре года». Менее известны материалы о присутствии Б.Полевого на Нюрнбергском процессе в качестве корреспондента газеты «Правда» - «В конце концов» (1969).

Истинную славу Б.Полевому принесла опубликованная в 1946 году «Повесть о настоящем человеке», в которой автор рассказал о лётчике Алексее Маресьеве (в повести – Мересьев). 4 апреля 1942 года его самолёт был подбит в бою. Оказавшись в заснеженном лесу, в тылу врага, раненный лётчик 18 суток полз к своим. Он отморозил ноги, и их пришлось ампутировать. Однако инвалид Алексей Маресьев сумел не просто вернуться к нормальной жизни – он встал в строй и продолжил бить врага в качестве военного лётчика-истребителя, совершая боевые вылеты и уничтожая самолёты противника.

История создания книги

Борис Полевой

В «послесловии» к «Повести о настоящем человеке» её автор, писатель Б. Н. Полевой, сообщает, что всё, рассказанное им, основано на реальных событиях.

Во время Великой Отечественной войны на одном из участков Брянского фронта военный корреспондент «Правды» Б.Полевой познакомился с лётчиком-истребителем Алексеем Маресьевым, о котором ему сказали, что это лучший лётчик полка. Тот пригласил писателя переночевать в его землянке. И вот здесь-то, когда они ложились спать, произошло то, что страшно поразило писателя:

«Что-то тяжело грохнуло об пол. Я оглянулся и увидел такое, чему сам не поверил. Он оставил на полу свои ноги. Безногий лётчик! Лётчик-истребитель! Лётчик, только сегодня совершивший шесть боевых вылетов и сбивший два самолёта! Это казалось совершенно невероятным».

В ответ на изумление писателя лётчик сказал: «...Хотите я расскажу вам всю эту историю с моими ногами?»

И он начал свой рассказ. «Удивительная повесть этого человека так захватила меня, - пишет автор, - что я старался записывать её как можно подробнее... Алексей Маресьев довёл свой рассказ до того дня, когда, сбив три немецких самолёта... он снова ощутил себя полноправным и полноценным лётчиком».

А.П. Маресьев

«...Неожиданная исповедь,- говорит писатель,- потрясла меня своей простотой и величием...

...С тех пор я не встречал Алексея Маресьева, но повсюду, куда ни бросала меня военная судьба, возил я с собой две ученические тетрадки, на которых ещё под Орлом записал необыкновенную одиссею (историю) этого лётчика».

История безногого лётчика не могла быть написана и опубликована автором во время войны. Гитлеровская пропаганда тут же взяла бы на вооружение этот факт и растиражировала информацию, что в Советской Армии дела совсем плохи, раз против асов «Люфтваффе» посылают воевать инвалидов.

По словам самого Алексея Маресьева, в него, как полноценного пилота-истребителя, долго никто не верил. После госпиталя и санатория его направили в Ибресинскую лётную школу (Чувашская АССР) – подальше от Москвы, чтобы легче было скрыть от высокого начальства, если бы с безногим пилотом что-то случилось. Потом, уже после назначения в 63-й Гвардейский истребительный авиационный полк, командир полка не выпускал лётчика Маресьева на боевые задания, пока тот, поднявшись в небо в качестве ведомого, не совершил настоящий подвиг – спас двух своих товарищей и уничтожил два самолёта противника.

Только после окончания войны, весной 1946 года, когда все военные инвалиды стали штатскими, пришло время обработать записанное со слов Маресьева.

«Многое в своё время я не успел записать,- признаётся автор в «послесловии»,- многое за четыре года потерялось в памяти. Многого, по скромности своей, не рассказал тогда Алексей Маресьев. Пришлось додумывать, дополнять. Стёрлись в памяти портреты его друзей, о которых тепло и ярко рассказывал он в ту ночь. Их пришлось создавать заново. Не имея здесь возможности строго придерживаться фактов, я слегка изменил фамилию героя и дал новые имена тем, кто сопутствовал ему, кто помогал ему на трудном пути его подвига.

Я назвал книгу «Повестью о настоящем человеке», потому что Алексей Маресьев и есть настоящий советский человек».

Через несколько лет после смерти Алексея Маресьева, его сын Виктор Маресьев сказал в одном из интервью российской прессе:

«Борис Николаевич Полевой рассказывал мне, что после войны поначалу не собирался писать книгу об отце. Но в 1946 году попал на Нюрнбергский процесс. Гуляя вечером по парку, вдруг в кустах заметил лису. Водителем у него был немец — бывший пилот «Люфтваффе», который чем-то напомнил ему безногого летчика и деталь из его рассказа: когда Маресьев полз на восток, за ним несколько дней следовала голодная лиса, ожидавшая его смерти.

А последним толчком, побудившим писателя сесть за «Повесть о настоящем человеке», стало признание на суде рейхсмаршала, нациста номер два Германа Геринга. Он заявил, что нападение Германии на Советский Союз было не преступлением, а ошибкой нацистской верхушки, знавшей численность Красной Армии, количество танков и самолетов и мощь советских военных заводов, но не знавшей советского народа…»

Сбитый лётчик Алексей Маресьев 18 суток только полз по лесу, пробираясь к своим, а писателю Б.Полевому понадобилось примерно столько же времени, чтобы создать действительно талантливое произведение о его подвиге. «Повесть о настоящем человеке» была написана за 19 дней, сразу же вышла в печать и вскоре была удостоена Сталинской премии. Только до 1954 года общий тираж её изданий составил 2,34 млн. экземпляров. Более восьмидесяти раз она издавалась на русском языке, сорок девять — на языках народов СССР, тридцать девять — за рубежом.

«Повесть о настоящем человеке» как орудие советской пропаганды

Кадр из фильма «Повесть о настоящем человеке», Мосфильм, 1948

После окончания войны историю лётчика Алексея Маресьева подхватили уже советские пропагандисты. Книгу Бориса Полевого знал каждый школьник, она прославила единственного героя на весь мир.

Уже в 1948 году по «Повести о настоящем человеке» режиссёром А. Столпером был снят одноимённый художественный фильм с П.П. Кадочниковым в главной роли. Столпер предлагал играть главную роль самому Маресьеву, но тот отказался.

В 1960 году поставлена опера Сергея Прокофьева «Повесть о настоящем человеке».

Сегодня совершенно очевидно, что если бы журналист Б.Полевой не встретил во время войны Алексея Маресьева и не написал о нём книгу, то фронтовой лётчик вряд ли стал бы столь знаменитым. Во время Великой Отечественной войны были и другие пилоты, воевавшие без ног, но их имена совершенно неизвестны широкой общественности. Зачем стране столько героев? Для воспитания подрастающего поколения одного положительного примера вполне достаточно.

Кадр из фильма «Повесть о настоящем человеке», Мосфильм, 1948

Не для кого не секрет, что сразу же после окончания войны советское руководство быстро поделило всех военных инвалидов на «настоящих» и «ненастоящих» людей. Обилие военных калек на улицах крупных городов не устраивало ни власти, ни то самое общество, которое пытались воспитывать на героическом примере сбитого лётчика.

В 1949 году Москва, Ленинград, столицы союзных республик и другие крупные города в одночасье оказались «закрытыми» для проживания военных инвалидов – тех, кто ещё вчера воевал за их освобождение от немецких захватчиков. От калек-попрошаек были вычищены улицы, их отлавливали по вокзалам и пригородным поездам. Тех, кто не имел родственников, которые бы ухаживали за ними, не смог найти в себе сил, чтобы встать на протезы, совершить, подобно Маресьеву, подвиг духовной и физической реабилитации, объявляли вне закона. Безногих, безруких, безглазых калек высылали туда, где, по мнению властей, следовало находиться людям «ненастоящим»: распределяли по закрытым домам инвалидов в глухой провинции, вывозили в отдалённые районы страны.

Кадр из фильма «Повесть о настоящем человеке», Мосфильм, 1948

Так относилась сталинская власть к истинным героям войны, которые пожертвовали в ней слишком многим. А народ? Народ безмолвствовал. Он видел на экране бравого лётчика Алексея Мересьева в блестящем исполнении своего любимца Кадочникова. Киношный Мересьев отплясывал «барыню» перед медицинской комиссией, дабы завоевать себе право, не попрошайничать в поездах, не ехать на 101-й километр, а бить врага и называться «настоящим человеком». В тот момент это казалось единственно верным и правильным.

Вот доклад министра МВД Круглова за 1954 год (почти десять лет после войны), в котором приводится печальная статистика о нищих – инвалидах Великой Отечественной:

Доклад МВД СССР в Президиум ЦК КПССо мерах по предупреждению и ликвидации нищенства

20.02.1954

Секретно

В ПРЕЗИДИУМ ЦК КПСС товарищу МАЛЕНКОВУ Г.М. товарищу ХРУЩЕВУ Н.С.

МВД СССР докладывает, что, несмотря на принимаемые меры, в крупных городах и промышленных центрах страны все еще продолжает иметь место такое нетерпимое явление, как нищенство.

За время действия Указа Президиума Верховного Совета СССР от 23 июля 1951 года «О мерах борьбы с антиобщественными, паразитическими элементами» органами милиции в городах, на железнодорожном и водном транспорте было задержано нищих:

  • во 2-м полугодии 1951 года — 107 766 человек
  • в 1952 году — 156 817 человек
  • в 1953 году — 182 342 человека

Среди задержанных нищих инвалиды войны и труда составляют 70%, лица, впавшие во временную нужду, — 20%, профессиональные нищие — 10% и в их числе трудоспособные граждане — 3%.

Приведенные данные не свидетельствуют о действительном количестве нищенствующих в стране, так как многие из них задерживались органами милиции по нескольку раз. Так, по городу Ленинграду до 5 раз задерживалось 2160 нищих, до 30 раз — более 100 человек, по гор. Горькому свыше двух раз задерживалось 1060 человек, по Сталинабаду — 50 человек и т.д.

Органы социального обеспечения и местные Советы депутатов трудящихся не уделяют должного внимания работе по предупреждению и ликвидации нищенства, плохо занимаются устройством нищих в дома инвалидов и престарелых, их трудоустройством, а также делом определения им пенсий и патронирования.

Так, из числа задерживаемых нищих по г.г. Москве, Ленинграду и Ростову трудоустраивается и помещается в дома инвалидов и престарелых не более 2–3 %.

Одной из основных причин неудовлетворительного устройства нищих является отсутствие достаточного количества домов для инвалидов и престарелых и интернатов для слепых инвалидов, строительство которых, предусмотренное Постановлением Совета Министров Союза ССР № 2590–1264с от 19 июля 1951 года, идет крайне медленно, а ассигнуемые на это средства ежегодно не осваиваются. Из 35 домов инвалидов и интернатов, строительство которых должно было быть закончено в 1952 году, на 1 января 1954 года построено всего лишь 4 дома.

В связи с этим органы милиции вынуждены подавляющее большинство задерживаемых нищих освобождать.

Борьба с нищенством затрудняется также и тем, что некоторая часть нищенствующих инвалидов и престарелых отказывается от направления их в дома инвалидов, а устроенные нередко самовольно оставляют их и продолжают нищенствовать.

Закона о принудительном содержании таких лиц в домах инвалидов нет.

Тем не менее, полная беспомощность и нежелание властей решать проблемы инвалидов заставила вчерашних фронтовиков становиться не только нищими попрошайками, но и настоящими героями уже в мирной жизни. Наполненная добротой и оптимизмом, книга Бориса Полевого вселяла надежду в тех, у кого ещё был шанс на спасение, давала им веру в себя. Многие военные инвалиды овладевали новыми профессиями, самостоятельно реабилитировались и социально адаптировались, постепенно превращаясь из обузы в кормильцев своих семей.

Не слишком высокие литературные достоинства не помешали «Повести о настоящем человеке» на долгие годы войти в обязательную школьную программу по литературе. Она стала настоящим бестселлером для мальчишек и девчонок, учила любить жизнь и не пасовать перед трудностями.

Судьба героя

Практически каждый школьник, прочитав повесть Б.Полевого, неизбежно задавался вопросом: а что же дальше? Как сложилась судьба этого «настоящего человека», практически супермена, живой легенды?..

Алексей Петрович Маресьев

За время войны лётчик, герой Советского Союза Алексей Петрович Маресьев совершил 86 боевых вылетов, сбил 11 самолётов врага: четыре до ранения и семь — после ранения.

В 1944 году А. Маресьев согласился с предложением стать инспектором-лётчиком и перейти из боевого полка в управление Вузов ВВС. В 1945 году он служил инструктором штаба ВВС Московского военного округа, находился под началом В.И.Сталина. С 1946 года – в отставке.

В наше время это выглядит нелепо и неправдоподобно, но писатель Борис Полевой, как выяснилось, даже не получил от Алексея Маресьева специального согласия на написание книги о нём.

Как уже было сказано, до выхода «Повести» автор более не интервьюировал своего героя. Он создавал произведение, руководствуясь исключительно материалами единственной встречи с лётчиком в 1943 году и своей собственной фантазией. Для Маресьева появление «Повести о настоящем человеке» в печати стало почти сюрпризом.

В 1946 году герой и автор встретились, чтобы уже постфактум обсудить только что вышедшую книгу. В одном из последних интервью журналистам бывший лётчик признавался, что далеко не всё ему понравилось в произведении Полевого. Например, Алексей Петрович всегда оставлял на совести писателя полностью выдуманный им эпизод с поеданием ёжика. Во время своего путешествия по зимнему лесу Алексей Маресьев никаких ёжиков не ел и даже их не видел. Впрочем, боевой лётчик не был большим знатоком в области литературы, а потому лишь слегка пожурил автора за его «писательские вольности»:

«Почти все, что ты написал, говорю, правда. Ну а привираешь зачем?» А он: «Прости, Петрович, это не документальная повесть, а художественное произведение. Видишь, даже фамилию твою хоть на одну букву, но изменил — Мересьев. И это дает автору право на домысел». Я тогда в литературных тонкостях не разбирался. Мыслил себе так: автор боялся, что вдруг запью и книгу запретят. Вот писатель и подстраховался. Ой, да я на него не в обиде! У каждого свой нелегкий хлеб.»

Действительно, «обижаться» на Б. Полевого Алексею Петровичу было не за что. Во многом благодаря его хрестоматийной «Повести», бывший лётчик после войны стал очень известен. Его постоянно приглашали на многие празднования, организовывались встречи со школьниками. В отличие от многих вчерашних героев-ветеранов, о подвигах которых забыли уже в 1950-е, Алексей Маресьев не запил, не опустился. Напротив, он стал публичным человеком, известным всему миру.

В 1949 году он был участником Первого Всемирного конгресса сторонников мира, проходившего в Париже. В 1952 году окончил Высшую партийную школу при ЦК КПСС, в 1956 году – аспирантуру Академии общественных наук при ЦК КПСС, защитил кандидатскую диссертацию по истории. С сентября 1956 года Алексей Маресьев стал ответственным секретарём Советского комитета ветеранов войны, в 1983 году – первым заместителем председателя комитета. В этой должности он проработал до последнего дня своей жизни.

Полковник в отставке А.П. Маресьев награждён двумя орденами Ленина, орденами Октябрьской Революции, Красного Знамени, Отечественной войны 1 степени, двумя орденами Трудового Красного Знамени, орденами Дружбы народов, Красной Звезды, Знак Почёта, «За заслуги перед Отечеством» 3 степени, медалями, иностранными орденами. Был почётным солдатом воинской части, почётным гражданином городов Комсомольск-на-Амуре, Камышин, Орёл. Его именем названы малая планета Солнечной системы, общественный фонд, молодёжные патриотические клубы. Избирался депутатом Верховного Совета СССР. Автор книги «На Курской дуге» (М., 1960).

Интересно, что после войны лётчику-инвалиду, отлично проявившему себя в воздушных боях, не хотели выдавать права на управление автомобилем. Помогла не столько его всесоюзная известность, сколько незаурядная настойчивость в достижении цели. Позднее, когда появились машины с ручным управлением (так называемые «инвалидки»), Маресьев продолжал «по особому разрешению» ездить на обычном автомобиле.

В 1989 году А.П. Маресьев был избран народным депутатом СССР.

18 мая 2001 года в Театре Российской армии намечался торжественный вечер по случаю 85-летия Маресьева, но за час до начала у Алексея Петровича случился сердечный приступ. Его доставили в реанимацию одной из московских клиник, где он скончался, не приходя в сознание. Торжественный вечер всё же состоялся, но начался он с минуты молчания. Похоронен А.П. Маресьев в Москве на Новодевичьем кладбище.

Вне сомнения, идеологическая растиражированность подвига Алексея Маресьева в советское время и хрестоматийный глянец, покрывший страницы «Повести о настоящем человеке», сыграли злую шутку с произведением Б. Н. Полевого.

В постперестроечное время «великих разоблачений и отречений» книга о советском лётчике Маресьеве была практически забыта молодым поколением читателей. В 1990-е годы, когда её герой был ещё жив, «Повесть» уже не переиздавалась. Многие самостоятельные государственные образования, возникшие на пространстве бывшего СССР, поспешили тут же выбросить это произведение из школьных программ, объявив истинную историю советского лётчика «наследием проклятого прошлого».

Сегодня невозможно и даже нелепо было бы отрицать значение этого произведения для нескольких поколений читателей. И те из современных российских школьников, кто ещё не разучился читать и воспринимать что-либо, кроме рекламных роликов и дозированной информации в СМИ, оценят её по достоинству. Ведь настоящий подвиг всегда остаётся подвигом, в какие бы идеологические рамки он не был втиснут, а мужеству и доблести победителей фашизма в нашей памяти нет ни границ, ни преград.

Елена Широкова

Литература 

ptiburdukov.ru

Маресьев Алексей Петрович — Мегаэнциклопедия Кирилла и Мефодия — статья

Маре́сьев Алексей Петрович (7 (20) мая 1916, Камышин, Саратовская губерния — 18 мая 2001, Москва) — советский военный летчик-истребитель, общественный деятель, Герой Советского Союза (24 августа 1943), полковник (1978), кандидат исторических наук (1956).

Алексей Маресьев родился 7 (20) мая 1916 года в г. Камышин Саратовской губернии в рабочей семье. После окончания школы поступил в училище при лесозаводе. Там он и начал свою трудовую деятельность токарем по металлу. Мечтал поступить в летное училище, дважды подавал документы, но не проходил по здоровью из-за перенесееной в детстве тяжелой формы малярии, которая дала осложения и привела к ревматизму. В 1934 году по направлению Камышинского райкома комсомола Алексей был направлен на строительство Комсомольска-на-Амуре. Там же, без отрыва от производства, Алексей начал заниматься в аэроклубе.

В 1937 году Алексей Маресьев был призвани в Красную Армию. Служил на Сахалине, затем учился в Читинской школе пилотов. Потом он был переведен в Батайскую военную авиационную школу, которую окончил в 1940 году. После окончания авиашколы остался там инструктором, там и застала его Великая Отечественная война.

В начале Великой Отечественной войны он был командиром звена, помощником командира и штурманом истребительного авиационного полка; в боях на Северо-Западном фронте сбил 4 самолета противника. В марте 1942 года в воздушном бою в районе Демянского плацдарма (Новгородская область) самолет Маресьева был подбит. Раненный в ноги летчик посадил самолет в тылу противника и 18 суток на покалеченных ногах, а затем ползком пробирался к линии фронта.

После ампутации голеней обеих ног, освоив протезы, Алексей Маресьев смог опять управлять боевым самолетом. С июня 1943 года летчик участвовал в боях на Курской дуге и в Прибалтике в составе 63-го гвардейского истребительного авиаполка, сбил еще 7 самолетов противника. Всего за годы войны он совершил 86 боевых вылетов. За успешное выполнение боевых заданий, за проявленные мужество и героизм А.П. Маресьеву было присвоено звание Героя Советского Союза. В 1944 году летчик был принят в ряды ВКП(б). С июня 1944 года майор Маресьев был инспектором-летчиком в Управлении высших учебных заведений ВВС, в июле 1946 года был уволен в отставку.

Подвиг Маресьева был описан в книге Б. Полевого «Повесть о настоящем человеке», по которой в 1948 году был снят одноименный фильм. В 1952 году А.П. Маресьев окончил Высшую партийную школу, в 1956 году защитил диссертацию на степень кандидата исторических наук и стал ответственным секретарем Советского комитета ветеранов войны.

С 1983 года А.П. Маресьев занимал должность первого заместителя председателя Советского комитета ветеранов войны.

Государственные награды

  • Медаль «Золотая звезда» Героя Советского Союза (24 августа 1943)
  • Орден «За заслуги перед Отечеством» III степени — за выдающиеся заслуги перед государством и большой вклад в патриотическое воспитание подрастающего поколения(16 мая 1996)
  • Орден Дружбы — за многолетнюю плодотворную работу по социальной защите ветеранов, патриотическому воспитанию молодежи и укреплению дружбы между народами (4 мая 2000)
  • Два ордена Ленина (24 августа 1943 и 19 мая 1986)
  • Орден Отечественной войны 1-й степени — за храбрость, стойкость и мужество, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, и в ознаменование 40-летия победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941—1945 годов (6 апреля 1985)
  • Орден Октябрьской Революции
  • Орден Красного Знамени — за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество (23 июня 1942)
  • Два ордена Трудового Красного Знамени
  • Орден Дружбы Народов (19 мая 1976)
  • Орден Красной Звезды
  • Орден «Знак Почета» — за особо плодотворную общественную деятельность, большой вклад в укрепление мира и сотрудничества между народами (26 июля 1991)
  • Орден Дружбы (ЧССР) (1986)
  • Герой Советского Союза (24 августа 1943)

Воинские звания

  • полковник, как участнику Великой Отечественной войны (1978)

Государственные поощрения

  • Почетная грамота Правительства Российской Федерации — за мужество, проявленное в годы Великой Отечественной войны 1941—1945 годов, большой личный вклад в развитие ветеранского движения, активное участие в патриотическом воспитании молодежи и в связи с 80-летием со дня рождения (14 мая 1996)
  • Благодарность Президента Российской Федерации — за многолетнюю плодотворную работу по патриотическому воспитанию молодежи, социальной защите ветеранов, укреплению дружбы между народами (27 апреля 2001)

megabook.ru

Маресьев Алексей Петрович - советский военный летчик Герой Советского Союза

Родился 20 мая 1916 года в городе Камышин, ныне Волгоградской области, в семье рабочего. Окончил 8 классов, школу ФЗУ, 3 курса рабфака. Работал механиком - дизелистом в городе Комсомольск-на-Амуре Хабаровского края. Окончил аэроклуб. С 1937 года в рядах Красной Армии. В 1940 году окончил Батайскую военную авиационную школу лётчиков.

С августа 1941 года лейтенант А. П. Маресьев в действующей армии. По март 1942 года сражался в составе 296-го ИАП; по апрель 1942 года - в 580-м ИАП; с июля 1943 года по апрель 1944 года - в 63-м Гвардейском ИАП.

К концу марта 1942 года лётчик 580-го истребительного авиационного полка (Северо-Западный фронт) лейтенант А. П. Маресьев в воздушных боях сбил 4 самолёта противника. 4 апреля 1942 года в бою над Демянским плацдармом (Новгородская область) его самолёт был подбит и упал в лес в тылу врага. 18 суток лётчик пробирался к своим войскам.

После ампутации голеней обеих ног, проявив необычайную силу воли, в июне 1943 года вернулся в строй. Во время боёв на Курской дуге заместитель командира эскадрильи 63-го Гвардейского истребительного авиационного полка (3-я Гвардейская истребительная авиационная дивизия, 1-й Гвардейский истребительный авиационный корпус, 15-я Воздушная армия, Брянский фронт) Гвардии старший лейтенант А. П. Маресьев сбил 3 самолёта противника.

25 августа 1943 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.

В 1946 году Гвардии майор А. П. Маресьев уволен из армии по состоянию здоровья. В 1952 году окончил Высшую партийную школу при ЦК КПСС, в 1956 году - аспирантуру Академии общественных наук. Кандидат исторических наук. В 1956 - 1983 годах ответственный секретарь, с 1983 года 1-й заместитель председателя Советского комитета ветеранов войны. Автор сочинений: "На Курской дуге" и других. Умер 18 мая 2001 года, похоронен в Москве.

Награждён орденами: Ленина (дважды), Октябрьской революции, Красного Знамени, Отечественной войны 1-й степени, Трудового Красного Знамени (дважды), Дружбы народов, Красной Звезды, "Знак Почёта", "За заслуги перед Отечеством" 3-й степени; медалями. Почётный солдат воинской части.

*     *     *

Алексей Маресьев родился 20 мая 1916 года на Волге в городе Камышине. Его отец, Пётр Маресьев, солдат - окопник Первой Мировой войны - вернулся домой полуживым и вскоре умер. Алёше исполнилось тогда всего 3 года. Мать, Екатерина Николаевна, - добрая, работящая женщина, сама растила и воспитывала детей. Она работала уборщицей, получала мало и потому сыновей Петю, Колю и Лёшу с детства приучала к труду, честности и справедливости.

Алексей после 8-го класса поступил в ФЗУ. Там он получил специальность слесаря. Юноша работал и учился на рабфаке. Затем подал заявление в Московский авиационный институт. Но вместо института по комсомольской путёвке отправился на далёкий Амур строить город юности - так тогда называли Комсомольск-на-Амуре. Алексей с бригадой пилил лес в тайге, строил бараки, а потом и первые жилые кварталы. Там же на Амуре Маресьев поступил в аэроклуб. Парень успевал и работать (со стройки его перевели на водный транспорт в качестве моториста-дизелиста), и учиться лётному делу.

В 1937 году Алексея призвали в армию. Его настойчивую просьбу послать в авиацию уважили и направили служить в 12-й авиационный пограничный отряд (на острове Сахалин). Но там, по словам самого Маресьева, он не летал, а "заносил хвосты" у самолётов. "Взлетел" Алексей уже в Батайской военной школе пилотов в 1940 году, где был оставлен инструктором. Там же, в Батайске, он встретил войну.

Первый боевой вылет совершил 23 августа 1941 года в районе Кривого Рога, сражаясь в составе 296-го ИАП. Маресьев в составе звена истребителей вылетел на штурмовку переднего края противника. Вышли на цель, снизились до высоты 40 метров и на бреющем полёте по сигналу ведущего начали штурмовку. Сделали несколько заходов, обрушили на головы врагов град свинца и реактивных снарядов. Выполнив боевое задание, истребители вернулись на свой аэродром.

В начале 1942 года, уже в составе 580-го истребительного авиационного полка, лейтенант А. П. Маресьев выполнял задачи на Северо-Западном фронте. Именно здесь, в небе над Демянским выступом, Алексей записал на свой боевой счёт первый сбитый самолёт противника, им стал трёхмоторный транспортный Ju-52.

Можно представить себе радость молодого военного лётчика, когда он настиг "Юнкерса", взял его в перекрестие прицела, выпустил реактивный снаряд и увидел, как длинный фюзеляж Ju-52 развалился на 2 части. От него посыпались осколки...

Военно - транспортный самолёт Junkers Ju-52.  Основная "рабочая лошадка" Люфтваффе.

К концу марта 1942 года Маресьев увеличил счёт сбитых вражеских самолётов до 4-х (некоторые источники указывают на 6 побед, возможно с учётом групповых), а 4 апреля в воздушном бою в районе Старой Руссы его истребитель Як-1 был подбит. Двигатель остановился. Пилот стал планировать к земле, высматривая местечко для вынужденной посадки. Впереди в гуще леса блеснул белый островок - занесённое снегом болото. Алексей направил туда падающий самолёт, но запаса сил у истребителя не хватило, и он свалился на косматые ели...

Дальнейшая судьба лётчика, упавшего в лесу в тылу врага, его 18-суточная отчаянная схватка с самой смертью - всё это описано Борисом Полевым в книге "Повесть о настоящем человеке", которая стала учебником мужества для нескольких поколений советских людей, и показано в одноимённом фильме. От неменуемой гибели его спасли жители деревни Плавни - подобрали, начали выхаживать. Но раненые и обмороженные ноги воспалились, нужна была срочная операция. Через линию фронта его вывез на связном У-2 командир эскадрильи Андрей Дехтяренко.

Всё, что произошло со старшим лейтенантом А. П. Маресьевым потом - госпитализация, ампутация голеней обеих ног, первые шаги на протезах, почти смертельный для него приговор военно - врачебной комиссии, снова отчаянная борьба за возвращение в небо - это долгий сплошной подвиг. Его мог совершить только человек железной воли и огромного мужества. Наконец, назло всем преградам и даже самой смерти - возвращение в июне 1943 года в боевой лётный строй. Это - вторая жизнь Алексея Маресьева. Она похожа на легенду, но на самом деле - непридуманная земная жизнь сильного, настоящего Человека...

В июне 1943 года старший лейтенант Маресьев на протезах прибыл в 63-й Гвардейский истребительный авиаполк, на Брянский фронт. Алексей ужасно переживал, боялся, что его не примут лётчики полка. К новому месту службы он прибыл накануне Курской битвы, когда борьба в воздухе шла жесточайшая. Поэтому любой лётчик, взявший его к себе ведомым, определенно рисковал поднимаясь с ним в небо.

Командир полка берёг его - оставлял на аэродроме не выпуская на боевые задания. Алексею разрешали лишь подниматься в воздух лишь к моменту возвращения наших самолётов - для их прикрытия при посадке от внезапной атаки "охотников".

Алексей всё понимал, но однажды не выдержал и обратился к командиру полка за разрешением идти в бой. Хорошо, что в полку оказался сочувствующий ему комэск капитан Александр Числов. Он видел, как Маресьев переживает, а потому предложил полетать с ним. Алексею сопутствовала удача - 6 июля 1943 года он открыл новый счёт воздушным победам - "завалил" Ме-109, причём на глазах комэска. Доверие к нему после этого сразу возросло. Словом, Александр Числов стал его крёстным отцом. Позже Алексей узнал, что комполка перед вылетом сказал Числову: мол, сильно в драку не лезь, береги ведомого. Затем Маресьев слетал с комэском ещё раз. И опять удачно. Так он вписался в коллектив и уже никто не мог упрекнуть его в том, что он стал обузой для полка.

В воздушных боях на Курской дуге безногий лётчик доказал, что не только может пилотировать боевой истребитель, но и выходить победителем в схватках с немецкими асами. 20 июля 1943 года 10 истребителей под командованием Гвардии майора А. А. Федотова провели воздушный бой с 20 бомбардировщиками Ju-87, которых прикрывали 24 истребителя FW-190. В этой напряжённой схватке наши лётчики уничтожили 13 самолётов врага. Алексей Маресьев сбил 2 истребителя FW-190.

15 декабря 1943 года 8 истребителей под командованием Гвардии капитана И. М. Березуцкого провели воздушный бой с 25 пикировщиками Ju-87, шедших под прикрытием 6 истребителя FW-190. Со второй атаки Иван Березуцкий сбил один "Юнкерс", другой поджёг Алексей Маресьев. В момент, когда он добивал Ju-87, его ведомого К. И. Короткова атаковала пара FW-190. Обладая удивительной осмотрительностью в бою, Маресьев заметил раньше самого Короткова, что тому грозит опасность. Предупредив своего напарника, Алексей послал длинную очередь вдогонку горящему "Юнкерсу" и поспешил на выручку боевому товарищу.

В одной из лобовых атак самолёт Маресьева получил пробоину в левой верхней части мотора. Искусно сманеврировав, Алексей вышел из боя и произвёл посадку на своём аэродроме. "Юнкерс", подбитый им в этом бою, вскоре упал и был официально записан на его личный счёт.

Все эти победы были одержаны Алексеем Маресьевым на новейшем советском истребителе Ла-5ФН. Затем начались ожесточённые схватки с врагом в небе Прибалтики...

Боевая слава о нём стала греметь по всей 15-й Воздушной армии и всему фронту. В полк зачастили корреспонденты. Тогда - то и встретился с Маресьевым корреспондент "Правды" Борис Полевой. На обложке самого популярного журнала - "Огонёк" появился крупным планом портрет героя.

За образцовое выполнение боевых заданий, проявленное личное мужество и высокое лётное мастерство 24 августа 1943 года Указом Президиума Верховного Совета СССР Гвардии старшему лейтенанту А. П. Маресьеву было присвоено звание Героя Советского Союза.

Представляя героя к награде, командир полка H. П. Иванов писал: "Истинный русский патриот, он, не жалея жизни и крови, сражается против врагов и, несмотря на серьёзный физический недостаток, добивается в воздушных боях отличных успехов".

Однако, нагрузки всё время возрастали и поэтому уже в 1944 году, когда Маресьеву предложили стать инспектором - лётчиком и перейти из боевого полка в управление Вузов ВВС, он согласился. Но сам об этом, он никого не просил... К тому времени Гвардии старший лейтенант А. П. Маресьев совершил 87 боевых вылетов и сбил 11 вражеских самолётов, в том числе 7 - после возвращения на фронт после ранения и ампутации голеней обеих ног. [М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 8 побед лётчика.]

[Пользуясь случаем, хочется отметить, что после тяжёлых ранений, приведших к частичной ампутации одной или обеих ног, кроме А. П. Мересьева вновь сумели подняться в воздух ещё, по меньшей мере, 8 человек. Из них, 7 были лётчиками - истребителями: майор Л. Г. Белоусов, майор А. Ф. Белецкий, Гвардии полковник А. И. Грисенко, Гвардии капитан З. А. Сорокин, старший лейтенант И. М. Киселёв, Гвардии капитан Г. П. Кузьмин, Гвардии подполковник И. С. Любимов. Один пилот, старший лейтенант И. А. Маликов, представлял бомбардировочную авиацию.

Г. П. Кузьмин, вернувшись в строй после ранения весной 1942 года, летая без ног сбил более 15 вражеских самолётов. В одном из боёв погиб. Остальные пилоты благополучно пережили войну. Все они, кроме Белецкого и Грисенко, стали Героями Советского Союза.]

В 1946 году А. П. Маресьев был уволен из ВВС. Свои последние вылеты на самолёте (учебном У-2 ) Алексей Петрович совершил в начале 1950-х годов в качестве инструктора спецшколы ВВС в Москве. На этом его небесная эпопея закончилась. Самое удивительное, что все эти годы он жалел не об отрезанных ногах, а о том, что не дано ему управлять реактивным самолётом. И то, и другое было безвозвратно потеряно для него, но о ногах Маресьев не говорил никогда, а о самолётах - всегда.

- Я так хотел полетать на "Аэрокобрах" ! - признался он однажды. - Но у них тормоза ногами управляются - мне это не подходит. Я ещё в госпитале врачам пообещал, что не полезу на рожон: если б не чувствовал, что могу летать, не просился бы на фронт. А я не то что чувствовал, я знал! Я все движения свои оттачивал буквально с линейкой: засовывал протезы между перекладинами стула, отворачивался и представлял, что управляю самолётом. Потом измерял всё расстояния линейкой и начинал сначала. Но всё равно никто в меня не верил. Под Москвой полно аэродромов, а меня после госпиталя аж в Чувашию услали - чтоб, если что со мной случится, никто не узнал...

Со свойственной ему неукротимой волей Маресьев взялся за учёбу. В 1952 году успешно окончил Высшую партийную школу при ЦК КПСС, а в 1956 году - аспирантуру Академии общественных наук при ЦК КПСС. В том же году кандидат исторических наук Алексей Петрович Маресьев вошёл в состав Советского комитета ветеранов войны. Был первым заместителем председателя Российского комитета ветеранов войны и военной службы. В последние годы возглавлял Общероссийский фонд инвалидов Великой Отечественной войны.

Боевые и трудовые заслуги перед Родиной Гвардии полковника в отставке, кандидата исторических наук Алексея Петровича Маресьева отмечены наряду с "Золотой Звездой" Героя многими государственными наградами. Он удостоен многих иностранных орденов и медалей. Алексей Петрович - почётный солдат одной из воинских частей, Почётный гражданин городов Комсомольска-на-Амуре, Камышина, Орла и других; его именем названы общественный фонд, молодёжные патриотические клубы. Избирался депутатом Верховного Совета СССР. Автор книги "На Курской дуге" и других.

18 мая 2001 года в Театре Российской армии намечался торжественный вечер по случаю 85-летия Маресьева, но за час до начала у Алексея Петровича случился сердечный приступ. Его доставили в реанимацию одной из московских клиник, где он скончался, не приходя в сознание. Торжественный вечер всё же состоялся, но начался он с минуты молчания...

Список всех известных побед Гвардии капитана А. П. Маресьева:( Из книги М. Ю. Быкова - "Победы сталинских соколов".  Издательство "ЯУЗА - ЭКСМО", 2008 год. )

airaces.narod.ru

Неизвестный Маресьев. Сын легендарного летчика нарисовал неприукрашенный образ отца

20 мая исполнится 100 лет со дня рождения Алексея Маресьева — Героя Советского Союза, на подвиге которого был воспитан каждый школьник. Сын отважного летчика Виктор Алексеевич рассказал нам о неизвестном Маресьеве. О том, как его отец воспринял прокофьевскую оперу, как «выбил» яхту для Юрия Гагарина и как из-за Брежнева герой не попал на похороны матери.

Сегодня, спустя более семидесяти лет, к счастью, нет нужды рассказывать, что именно совершил этот летчик в свои 26 лет. А если есть такие, кто не знает о его подвиге, прочитайте «Повесть о настоящем человеке» — и попробуйте представить: смогли бы вы в схватке со смертью проползти 18 суток по лесу, пережить ампутацию ног, вернуться в авиацию и сбить семь вражеских самолетов? Нет? Вот то-то же!

«Написал бы книгу о таких, как он»

«У меня сейчас проблемы со здоровьем — глаза плохо видят, гипертония», — жалуется Виктор Алексеевич, ворча скорее для порядка. Он ведет нас в один из двух двухэтажных домов, что у него на участке. Дом утопает в зелени деревьев, которые тут растут повсюду. Жить здесь — благодать, меньше часа до Москвы на электричке, рядом — водохранилище, где у Маресьевых и катер стоит. Один дом, деревянный, — с современным ремонтом и шикарной барной стойкой, которую мастерил сам хозяин. В нем и живут. Другой дом, каменный, недостроен, хозяев «кинули» рабочие.

— Однажды я попал в больницу с очень низким гемоглобином — 40. А недавно оказалось, что к этой проблеме еще прибавилась хворь в сердце. Врачи мне порекомендовали наркомовскую норму — 150 граммов — хоть каждый день. Я послушался и каждый день теперь за обедом выпиваю. Но только водку. Это кощунство — жить в России и пить коньяк, паршивый виски или самогонку. Я уже сегодня выпил и поэтому такой говорливый, но секретов вы у меня не выведаете. У меня с моих 18 до 67 лет даже фотографий нет. Ни одной.

— С отцом разве не снимались — на параде или в семье?

— Как только видел фотоаппарат наизготовку, переходил на другую сторону улицы.

— Вы родились в 1946 году — в тот самый год, когда была написана «Повесть о настоящем человеке» и через четыре года после описанных в ней событий. И отца видели всегда...

— И отца видел всегда таким — без ног.

— В каком возрасте вы осознали, что отец — герой и что вся страна восхищается им?

— Такого осознания никогда не было, отец мне всегда говорил: «Если узнаю, что ты, Витька, используешь мое имя в своих целях, запорю!»

— И вы послушались? Или — признайтесь уж честно — когда-нибудь использовали?

— Нет! Ни я, ни сын мой. Я называю себя не сыном своего отца, а его заместителем. Отец ведь никогда не считал себя легендой. Без ног воевали человек сорок, без рук тоже. А вы, вот вы знаете тех, других? Эх... Вот Иван Антонович Леонов, старший лейтенант из Тулы, — без руки воевал на штурмовике. (Леонов — Герой России и единственный в мире боевой летчик, воевавший в небе с ампутированной рукой, занесен в Книгу рекордов Гиннесса. — Прим. авт.) Его мы наградили титулом «Настоящий человек». Этот титул учредил Фонд Маресьева, созданный в 1997 году. Им пока награждены только два человека — Леонов и детский врач Рошаль. У Леонова, кстати, украли его звездочку (она похожа на Звезду Героя, но только с лучиками и надписью «Настоящий человек»), а такие награды не восстанавливаются. Их изготавливает Монетный двор.

— Отец пытался сделать так, чтобы об этих героях без ног и рук узнала страна?

- Когда ему говорили, что он должен написать еще одну книгу про свою жизнь, отец всегда отвечал, что если бы был корреспондентом или писателем, то написал бы о них, о тех героях: «На меня Полевой нашелся, а на них не нашлось». Не нашлось Полевых и на современных героев, о которых мы вообще ничего не знаем.

Например, Андрей Иванович Плахута (начальник 332-й учебной воздушно-десантной Митинской сотни Центрального казачьего войска. — Прим. авт.). Он сидит на коляске, с которой — он на меня не обидится — ничего не свисает, но глаза его полны жизни. Он и живет полноценной жизнью: ездит на автомобиле, ходит в гости, выступает перед школьниками. Он подполковник, который четыре года прослужил без ног в ВДВ, после того как подорвался на мине в Чечне. Эта сила, заставляющая людей оставаться нормальными при такой безусловной инвалидности, — огромный пример для подрастающего поколения.

— Как отметите столетие отца?

- Прежде всего я настоял, чтобы торжества прошли не в Москве, как планировали, а в Камышине. Столица и так за свою историю повидала много парадов и концертов. Прибудут в Камышин и хор Александрова, и «Русские витязи» (авиационная группа высшего пилотажа ВВС России. — Прим. авт.), и вообще планируется большая программа. Возможно, приедет и президент.

Владимир Владимирович очень хорошо относился к Алексею Петровичу. Он с ним много раз виделся, душевно беседовал. Помню впечатления отца после первой встречи с Путиным. Отец был человек взвешенный и решительный. Если он ненавидел Горбачева, на дух его не переносил, Ельцина считал пьяницей, то в Путина он поверил сразу. Как-то говорит мне: «Витька, мне Путин будет докладывать, почему в школах не проходят книгу Полевого «Повесть о настоящем человеке». Вскоре звонят из администрации по поручению президента и докладывают, что у нас сейчас такие законы, что сам учитель решает, по каким произведениям учить.

— Ваш отец — почетный житель многих городов, не только родного Камышина. А какая связь у него с теми, другими городами?

— Первый памятник (в 2005 году. — Прим. авт.) ему поставили в Комсомольске-на-Амуре. Отец считается одним из первых строителей этого города, туда его в 17 лет направили из Камышина. Он сначала отказывался. Но его мать сказала: «Лешка, как же ты супротив власти пойдешь?» А Лешка лет с 12 до 17 много болел: ангина, несколько раз воспаление легких было... Мать посчитала, что он там поправит свое здоровье. И действительно, отец в Сибири окреп. А в Камышине ему поставили памятник в 2006 году. Это была инициатива мэра, но деньги жертвовали простые люди и предприниматели. Памятник стоит в шикарном месте — на возвышении, — и вид оттуда такой нараспашку, как душа у Алексея Петровича. Но это все было после смерти. При жизни памятников не ставят.

Этот портрет Алексея Маресьева его сын собирается подарить Президенту России на столетие Героя Советского Союза

«Отрежем, отрежем Маресьеву ноги!»

— 9 Мая в каждой семье принято вспоминать войну, подвиги своих ветеранов... Как это происходило у вас?

— Мы все это проходили в школе, знали о Лизе Чайкиной, Александре Матросове, Зое Космодемьянской. Кстати, мать Зои была с отцом во многих ветеранских командировках.

— Ваши одноклассники относились к вам по-особенному, потому что вы сын всенародного героя?

— Относились. Когда вышла опера (Прокофьева, в 1960 году. — Прим. авт.), они пели: «Отрежем, отрежем Маресьеву ноги!» (Делает страшное лицо и тут же заливисто смеется.) Такое было, но мы все дружили. Премьера оперы была в Большом театре. Когда прозвучали последние аккорды, отца, как прототипа героя, попросили выйти к народу. Он, конечно, вышел. Корреспондент спросил его о впечатлении, а Алексей Петрович ведь made in Камышин, что он может знать про такую музыку? Он насупился и ответил: «Хорошо сымитирован звук мотора!» Вывернулся! Когда он встретился с Кибкало, который исполнял его партию, тот сказал, что тоже проявляет некий героизм, потому что оперному певцу невероятно трудно петь... лежа.

— Как он относился к тому, что в книге использована фамилия Мересьев, а не Маресьев?

— Никак. Известность его вообще не интересовала. Она только толкала его на более активную деятельность в пользу государства. Как в китайском анекдоте: «Рядовой Сяо, возьмите гранату и взорвите мост». — «Полковник Ляо, дайте две гранаты, и я взорву два моста!». Действительно, Алексей Петрович работал, не жалея себя. А я стараюсь хранить о нем память — выступаю в школах, училищах...

— О чем спрашивают дети?

— Какой он был как отец, драл или не драл.

— Какой он был как отец, драл или не драл?

— Мать была суровее, чем отец. Он меня лупил иногда солдатским ремнем, а мать меня однажды шнуром от пылесоса отходила за то, что я «кол» на «четверку» переправил.

— Ремень же тяжелее.

— Э-э нет, милая, видно вас никогда не лупили. Ремень что, вот шнур от пылесоса! Алексей Петрович не помогал мне делать уроки, а требовал, чтобы я их делал сам. А я их не делал — некогда. А как-то раз меня у «Метрополя» задержала милиция за то, что менял значки на жвачку. Ну за это, конечно, получил по полной! Мы жили на Пушкинской площади в доме на углу Тверской и Большой Бронной. Напротив располагался кинотеатр «Центральный», где в 9 часов был детский сеанс по 10 копеек. Жизнь шла, и идеологически она была неплохая. Надо было только дать народу джинсы, колу и обеспечить свободу движения и малого бизнеса — булочные, шиномонтаж и прочее. Я много спорил об этом с отцом. Тот говорил: «Ты линию партии не тронь!» А я настаивал, что партия не неприкосновенна.

— Алексей Петрович хотел, чтобы вы были коммунистом?

— Хотел, но я коммунистом не был. Говорил, что стану, когда партия исправит свои ошибки, что его страшно возмущало. Но он меня не подавлял как сына. Осторожненько спрашивал о моих планах после школы. А я собирался крутить педали, так как занимался велосипедным спортом. За две недели до окончания 8-го класса я занял второе место за сборную Центрального совета «Союз—Динамо». А отметки у меня были «три» с минусом и «двойки» — и, естественно, ремень.

— При том, что родители были грамотные, образованные люди...

— Алексей Петрович имел степень кандидата исторических наук. Как говорила бабушка, «он поднаторел». По окончании войны занимался распределением матпомощи нашим военнослужащим. А затем его вызвали в ЦК и предложили или Академию Генштаба или Высшую партийную школу. Он сказал, что в мирное время безногие генералы не нужны, и пошел в ВПШ. Занимался очень усердно, сидел до 2 ночи за столом под зеленой лампой. Потом окончил аспирантуру при Академии общественных наук, защитил диссертацию по Курской дуге. Она даже издана. В ней рассматривал причины нашей победы над Гитлером.

— В чем их видел ваш отец?

— Главная причина была в том, что мы отстаивали свою землю.

«Ему писали даже немцы»

— Знаете ли вы тех, кому книга о вашем отце помогла встать на ноги?

—Да, ко мне как-то приходили и рассказывали, что актриса Наталья Гундарева после инсульта проходит путь Маресьева — зарядка, упражнения. А мы сегодня забросили такие книги в разряд совковой литературы и забыли о них.

— Любил Алексей Петрович перечитывать книгу о себе?

— Нет, не любил. В доме было много изданий на разных языках, но вспоминать о тех событиях он не хотел. Он и в деревне Плав (Валдайского района Новгородской области. — Прим. авт.), где его нашли, по той же причине больше никогда не бывал. И славой своей не гордился, но радовался, когда ему в 1949 году написала испанка, которая собиралась надеть на шею петлю, но, прочитав книгу, отбросила эту мысль напрочь. И ее жизнь сложилась счастливо: она нашла себе любимого, родила ребенка. И таких людей было много. Например, к нему обратился человек, который был разведчиком и провел на нелегальной работе 12 лет, а у него здесь дочка в 14 лет заболела менингитом и лежала в полной апатии два месяца. И он попросил, чтобы отец не просто дал ей автограф, а написал наставления по жизни. Алексей Петрович взял книгу и пошел к ней сам. Минут 45 пробыл у нее, а на следующий день она встала. Потом они нас даже приглашали на ее свадьбу.

— Много ему писали?

— В 1940–1950-е писали очень многие. «Москва. Кремль. Маресьеву». Наверное, думали, что Маресьев живет в Кремле.

— На все письма отвечал?

— На все письма тут не ответишь, но он старался. Очень ответственный человек был. Писали ему и из-за рубежа — Испания, Италия, Франция, Германия.

— Что писали немцы?

— От немцев было много покаянных писем. «Алексей Петрович, я с 1941 по 1943 год был обманом втянут в армию и ранен за дело. Но больше я не стал воевать… хотя мне это стоило таких-то мук». Однажды отца навестила наша общественная организация, которая получила просьбу от немцев отдавать им останки, если это немецкая могила. Спросили его мнения — как одного из основателей ветеранского движения. Алексей Петрович ответил, что он воевал с немцами в воздухе, а под землей не будет. С мертвыми мы не воюем.

— Слава никогда его не тяготила?

— Нет, хотя был один случай. 9 Мая 1961 года Брежнев сделал первый раз нерабочим днем, и отец должен был чуть ли не речь говорить с трибуны Мавзолея. И в итоге он не попал на похороны матери, которая скончалась накануне.

— Много у него было фронтовых друзей?

— Из закадычных друзей был дядя Саша, который помог ему с возвращением в строй. До этого он объездил 10 полков, но инвалида никто не брал. Это был 1943 год, шла настоящая война со смертью. Дядя Саша несколько раз ходил к командиру полка, который его отфутболивал, и наконец разрешил взять под расписку, что если с Маресьевым что-то случится, он пойдет под трибунал. Дядя Саша такую расписку написал, а потом призадумался, как инвалид будет летать, и взял его с собой в пару сначала ведомым — и отец не отставал, а потом ведущим — и сам еле поспевал за ним. Потом в одном бою отец замкомандира полка спас, сбив самолет, который атаковал его.

— Не завидовали фронтовые друзья, что о нем книга написана, а о них нет?

— Абсолютно не завидовали.

— Были у отца увлечения?

— На мандолине играл, а так увлекаться ему некогда было. Придет часов в 6 домой, в 7–8 сядет телевизор смотреть, а в полдесятого он уже спал. Вставал рано, делал зарядку в 8 и в 9 — на работу в Советский комитет ветеранов войны.

— Чиновничья работа?

— Да, он был чиновник. Там было много дел. Однажды сказал: «Надо бы помочь одному ветерану, но такая сволочь за него просит! А потом будет говорить, что ветерану помог». Главное же для него было вытащить забытых героев, а через забытых вытащить современных героев, которых тоже очень много.

В этом доме в затерянной в валдайской глуши деревне Плав выхаживали раненого летчика. Сейчас там живет внук одного из спасителей Маресьева

«Пробил катер для первого космонавта»

— Гагарин, который был знаком с вашим отцом, после своего полета встречался с Софи Лорен, Джиной Лоллобриджидой... У Маресьева такие встречи были — с красотками западного кинематографа?

- Мать бы ему дала Софи Лорен! А Гагарина он в последний раз видел за три дня до его смерти. Алексей Петрович лежал в ЦКБ, и там лежала с язвой жена Гагарина, Валентина, которую он пришел проведать. Они с отцом пообщались, про водные лыжи поговорили. Ничто не предвещало, как говорится. Благодаря отцу, кстати, первому космонавту разрешили иметь свой катер. Его ему подарила датская королева.

Но в КГБ, куда Гагарина по этому случаю вызвали, ему сказали, что советскому человеку свой катер иметь не положено. Предложили сдать на Лубянку, пообещав его и семью катать, когда те захотят. А штука в том, что мой отец к тому времени имел свою посудину! Когда он работал в Комсомольске-на-Амуре, у него был небольшой катер с дизельком, на котором они возили рабочих и строительные материалы с берега на берег. А потом было принято правительственное решение продать Маресьеву катер в виде исключения с судоверфи ВЦСПС за наличный расчет. И вот отец добился разрешения, чтобы и Гагарину разрешили иметь постоянно этот датский катер. Посудины их вместе стояли, на одном причале тут неподалеку, на Химкинском водохранилище.

— У вашего отца был советский катер, а у Гагарина от датской королевы. В этом вся разница?

— Советский катер тоже ходил, будь здоров! Просто у нас не разрешалось иметь катер, потому что на нем можно было запросто усвистать в Швецию или Турцию.

— Но не с Химкинского же водохранилища!

— А что мешает перевезти его тайком на Балтику?

— Боялись, что Гагарин может убежать?

— Не боялись, но это была наша советская неграмотность, о которой я тоже спорил с отцом. Почему не продавать грузовики? Покупай и помогай нашему народному хозяйству. Нет, ты должен обязательно работать в организации — заводе, фабрике, институте, — а сам ничего иметь не можешь. Отец не был подкован в экономике. А с Гагариным отец прошел путь вместе, потому что уже знал, куда обращаться насчет катера. И вот за три дня до смерти Гагарин меня звал покататься вместе на Пироговском водохранилище и отца обещал тоже пригласить. Посмеялись и разошлись, а через три дня узнал, что Гагарин разбился.

— Они дружили?

— Это были люди занятые, разного возраста. Но они прекрасно относились друг к другу. И с Полевым отец не дружил, но относился к нему превосходно. Были в совместных делегациях, выступали в редакциях.

Алексею Маресьеву «Повесть о настоящем человеке» зачитывал сам автор — Борис Полевой.

«В опере анекдоты травил»

— В повести Полевого совсем не описан обычный, не героический быт человека без ног.

— Быт самый обычный. Вы тапочки надеваете за три секунды, а он протезы надевал минуты четыре-пять. На ночь снимал. Там было два кожуха, шнуровка из сыромятной кожи, три ремня.

— Советский протез?

— Да.

— Хороший?

— Как он начал на одной модели, так и закончил на ней. В 1990-е годы ему позвонили ребята из Нормандии-Неман (французский истребительный авиационный полк, воевавший против гитлеровской коалиции. — Прим. авт.), с которыми у него были дружеские отношения, и позвали приехать сделать новый протез, с которым можно бегать, как Брумель (знаменитый советский легкоатлет, олимпийский чемпион. — Прим. авт.) прыгает. Оказалось, что нужно приезжать не меньше чем на полгода, чтобы ему сломали кости под их протезы. Отец не поехал. А на своих протезах он и на коньках катался, и на лыжах, и на самолете летал. Алексей Петрович все старался делать сам.

— В отношениях ваших родителей присутствовала романтика?

— Сначала была. Он пригласил мать в оперу на «Онегина» Чайковского и во время арии предложил рассказать анекдот. Простой мужик из Камышина... Мать была прагматичная. У нее на примете имелись музыкант, поэт и герой. Она решила, что музыкант будет пить, поэт гулять, а герой без ног никуда не денется.

— Как они познакомились?

— На работе. Он был инструктором школы ВВС Московского военного округа, а мать там бумажки перекладывала с места на место. До столовой было метров 500, а у отца была машина с шофером, на которой он ездил. Увидел дивчину и предложил ее подвезти, она отказалась. Потом ее вызвали в отдел кадров и расспросили о жизни по просьбе отца. Потом начали встречаться, месяцев семь гуляли, а 31 декабря 1945 года расписались. А на девятый месяц, в сентябре, я появился.

— У вас еще был младший брат, Алексей. Как про него написано в «Википедии» — инвалид с детства?

— Нет. Он не был инвалидом с детства, с ним трагедия случилась. ЦК Компартии Чехословакии пригласил отца отдохнуть в Карловы Вары на месяц, подлечиться водами. Мне было лет 15, а Алешке года три. Его отдали в совминовский детский сад на Войковской, где он отодрал щепку от паркета, засунул в нос, а кусочек обломился. Началось нагноение, инфекция попала в мозг, воспалились оболочки головного мозга. Начало расти внутричерепное давление, он стал отключаться — непроизвольно терять сознание, и в 5 лет поставили диагноз эпилепсия. Он четыре раза в день пил по 9–11 таблеток, которые очень дорого стоили. Отец даже просил зарплату ему поменять на доллары по низкому курсу, чтобы покупать в венской аптеке очень редкие лекарства. Так и прожил с родителями всю жизнь. Ни рюмочки не выпил, ни разу не поцеловался. В основном с ним занимался отец, потому что мать была гипертоник, а он был поздоровее. Алешкина болезнь нам всем была как ножом по сердцу. Умер он в 2002 году. Ему было 44 года.

— В смерти вашего отца меня смущает тот факт, что его 85-летний юбилей решили отмечать за два дня до даты рождения. И он скоропостижно скончался за пару часов до намеченных в Театре Российской армии торжеств...

— Это решили не мы, просто пятница была, удобно праздновать. Не думаю, что это как-то связано с его смертью. Каждому столько-то отпущено. Я был с отцом с полдесятого утра. Мы должны были в 6 часов вечера выехать в театр. Отец лежал до 2 часов, потому что боялся натереть ногу. Потом пообедал, начал одеваться, даже похвастался своими советскими орденами передо мной, пошел в ванну причесываться, и там у него защемило сердце. Это было в 16.40. Я посоветовал ему полежать. Нам нужно было выехать в 17.30. Как раз позвонил тогдашний министр транспорта (путей сообщений. — Прим. авт.) Аксененко, который хотел поздравить его первым. И пока мы с ним говорили по телефону, мать закричала: «Витя, папа хрипит!» Я подбежал, приложил щеку к груди и ничего не услышал. «Скорая помощь» приехала через 8 минут, применили дефибриллятор, сражались минут сорок. Потом врач вышел и сказал в качестве утешения, что все мы были при нем и что он даже не понял, что происходит. Вскоре приехали из морга. У нас лестница узкая, и чтобы отца пронести на носилках, надо было бы поднимать их одному на вытянутых руках, а он был тучный — и это отказалось невозможно. Решили спускать на лифте. Его закутали в простыню, спеленали как младенца с головой и перевязали крест-накрест шелковыми галстуками. Поставили в лифт. А я сбежал вниз. Как только отца вынесли из лифта и поставили на первую ступеньку, у него вдруг открылось лицо, хотя он был закутан очень плотно. Как будто человек, который жил здесь с 1948 года, решил попрощаться с родным домом. Теперь-то на этом доме мемориальная плита. А похоронен отец на Новодевичьем кладбище. Кстати, когда приезжали иностранцы — его друзья из той же Нормандии-Неман, он никогда не ходил с ними на экскурсии на Новодевичье кладбище, наверное, предполагал, что там его и похоронят.

Исторический документ — наградной лист гвардии старшего лейтенанта Маресьева Алексея Петровича

«Внук героя растет националистом»

— Кем вы работали за свою жизнь?

— С погонами ходил. Работал автомобилистом, есть диплом МАДИ, который меня выручает. Был директором станции техобслуживания, когда был так называемый хапремонт. Но я сам набрал слесарей и сказал им, чтобы в счетах проставляли настоящую стоимость деталей. За свою работу разрешил им договариваться с клиентами, и все были довольны. Потом мне все это надоело — не мое.

— Любовь к небу передалась от отца?

— Нет, я высоты боюсь.

— Даже не брал вас с собой в полеты?

— Ему был положен в поездках сопровождающий, и это часто был я. В такие полеты брал, но летать не учил. У меня был сильный астигматизм.

— У вас самого уже взрослый сын... И тоже Виктор!

— Так вышло, что я кормящий отец. Была у меня жена — Алла Николаевна, старше меня года на три, прекрасно готовила, подружки у нее были, дикторши с телевидения. Она не работала, денег хватало на все, а ей нравился высший свет, любила покупать себе дорогие вещи. Прожили мы вместе лет 10, и я ушел от нее, оставив машину и квартиру. Она лет семь как умерла от опухоли мозга. А мама Виктора, сына моего, работала секретаршей у одного начальника. Наш общий знакомый музыкант пригласил нас поужинать в модный загородный ресторан. Поужинали — и Витька родился. Меня попросили дать отчество. Согласился, но не женился, за что меня возненавидели. А потом мне спихнули сына, и я его ращу.

— Чем занимается внук героя?

— Сын выучился на менеджера. Пробовал организовать бизнес, выпускать паркет, но все развалилось — и вот уже месяцев пять ходит без работы. Ему скоро 30, но мышление как у восемнадцатилетнего. Спрашиваю, есть ли у него девчонки, а он про кавказцев что-то бормочет. Я ему говорю, что никогда ни одной нации национализм счастья не принес. Людей различать по национальному признаку — это дикая безграмотность.

Блиц о книге

— Вам за свою жизнь с героем удалось найти ответ на вопрос — как он смог с таким заражением, без еды, в холод продержаться 18 дней?

— Мне он на этот вопрос никогда не отвечал.

— Сколько раз сами перечитывали книгу?

— Два.

— Есть у вас любимый отрывок из книги, который вы могли бы рассказать наизусть?

— Могу спеть наизусть песню португальских партизан.

— Было ощущение, что живете с великим человеком?

— Нет. Не понимаю, как это, отец — великий человек или мать — красавица. Мать есть мать. Красавицы на улице.

Елена Мильчановска 

dislife.ru

Летчик Алексей Петрович Маресьев

Биография Алексея Маресьева

Маресьев Алексей Петрович, подвиг которого лег в основу школьного курса советской литературы, родился 20 мая 1916 года в г. Камышине. Отец мальчика умер, когда ему было всего три года и мать – уборщица на заводе, осталась одна с тремя детьми. Получив среднее образование, Алексей Маресьев стал токарем по металлу на лесозаводе, хотя все его мечты были о небе. Молодой парень два раза подавал документы с просьбой о зачислении в летное училище и оба раза получал отказ из-за проблем со здоровьем. В детстве Алексей Петрович перенес тяжелую форму малярии, которая привела к ревматизму.

В 1934 году по заданию райкома комсомола Алексей Маресьев отправился на возведение Комсомольска-на–Амуре, параллельно посещая занятия в местном аэроклубе. После службы в армии, в которую Маресьева Алексея Петровича призвали в 1937 г, он наконец-то был отправлен в авиационное училище имени А.К.Серова в г. Батайске, которое успешно окончил в 1940 г. в звании младшего лейтенанта. Так началась его летная биография - а дальше была Великая Отечественная война… Первый боевой вылет Маресьева Алексея Петровича состоялся 23 августа 1941 г недалеко от города Кривой Рог. В то время будущий герой СССР уже состоял в 296-м авиационном истребительном полку. К 1942 г, когда Алексея перебросили на Северо-западный фронт, биография лейтенанта уже насчитывала четыре подвига в виде четырех сбытых вражеских самолета.

Легендарный подвиг Алексея Петровича Маресьева

Но свой наиболее известный подвиг, легший в основу произведения Бориса Полевого «Повесть о настоящем человеке» Маресьев Алексей Петрович совершил в апреле 1942 г. Истребитель Маресьева был сбит в одном из лесных районов Новгородской области, когда тот прикрывал советские бомбардировщики. Летчика тяжело ранило в обе ноги, но он смог совершить посадку. Территория вокруг была занята немцами и ему, раненому, сначала на ногах, а потом и ползком пришлось осторожно продвигаться в сторону линии фронта.

Покалеченные ноги болели, а питаться приходилось шишками, ягодами и корой деревьев. Через 18 суток обессилевшего Алексея встретили отец и сын из деревни Плав, приняли его за немца и поспешили уйти. После этого, уже еле живого мужчину обнаружили мальчики из той же деревни. Один из них позвал отца, который отвез раненого домой. Деревенские жители ухаживали за ним больше недели, но срочно была нужна профессиональная помощь, и вскоре тяжелобольного Маресьева отправили воздухом в московский госпиталь. Как позднее вспоминал эти факты из биографии отца сын Маресьева – Виктор, выходить раненого в госпитале не получилось и Алексея Петровича, практически полуживого, уже готовили к отправке в морг – началась гангрена и заражение крови. Случайно мимо умирающего проходил профессор Теребинский, который и спас ему жизнь, ампутировав обе ноги.

Казалось бы, конец всем подвигам и карьере летчика, но Маресьев Алексей Петрович и тут не позволил судьбе взять над ним верх. Еще в госпитале, а потом и в санатории этот волевой мужчина начал понемногу тренироваться для того, чтобы летать с протезами вместо ног. И чудо свершилось! В 1943 г. Маресьев прошел медкомиссию и был командирован в Ибресинскую летную школу в Чувашии, а в том же году совершил свой первый пробный вылет без ног. Все закончилось благополучно, поэтому Маресьев Алексей Петрович стал просить об отправке на фронт. В ответ поступило разрешение на службу в 63-й гвардейский истребительный авиационный полк, хотя на боевые задания инвалида долго не пускали.  Переживания Алексея заметил командир эскадрильи А. Числов и взял его с собой на боевое задание. Затем еще и еще, пока, наконец, доверие со стороны высшего начальства не возросло и его стали пускать в небо наравне с другими.

Уже 20 июля 1943 года Маресьев Алексей Петрович совершил новый подвиг - спас жизни двум советским летчикам во время воздушного боя с перевесом сил на стороне фашистов. Во время этого боя были сбыты два немецких истребителя FW 190, которые прикрывали бомбардировщики. За этот подвиг 24 августа этого же года Маресьева А.П. наградили медалью «Золотая звезда» и удостоили звания Героя Советского Союза. Слава о нем разнеслась по всему фронту, а в полк героя стали наведываться корреспонденты, среди которых и был будущий писатель Б. Полевой, прославивший подвиг Маресьева на всю страну.

В 1944 году Маресьев дал согласие стать инспектором-летчиком в управлении вузов ВВС. За все время войны его боевая биография подвигов насчитывала 86 боевых вылетов и 11 сбитых самолетов врага. После своего выхода в отставку Маресьев А.П. постоянно поддерживал себя в хорошей физической форме, занимался плаваньем, катаньем на коньках, лыжах и велосипеде.

Благодаря вышедшей в свет хрестоматийной «Повести о настоящем человеке», он стал широко известен по всей стране. На подвиге и примере мужества «настоящего человека» воспитывали подрастающее поколение. Маресьева Алексея Петровича много раз приглашали на встречи со школьниками. Умер герой 18 мая 2001 года за час до начала торжественного вечера, посвященного собственному 85-летию. Был похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

По мотивам «Повести о настоящем человеке» Б. Полевого на Мосфильме еще в 1948 году был снят одноименный фильм. А уже в наше время в 2005 году – документальный фильм «Судьба настоящего человека».

В тех местах, где проходил жизненный путь Маресьева, чтят память отважного летчика. Ему установлен бюст в Комсомольске-на-Амуре, который он когда-то строил. Есть мемориальная доска в Батайске, где он учился в летном училище в 1940 году. В чувашском Ибресине, где он восстанавливал свои летные навыки после госпиталя в 1943 в местной летной школе, также имеется мемориальная доска и улица его имени. Также памятная доска и улица есть в Москве, где он жил в послевоенные годы.

А на малой родине Алексея Маресьева, в городе Камышин Волгоградской области в день его 90-летия, 20 мая 2006 года был открыт посвященный ему монумент, работы волгоградского скульптора Сергея Щербакова, заслуженного художника России. Маресьев запечатлен в образе летчика в летном костюме, который напряженно смотрит вдаль. Трехметровая бронзовая фигура установлена на гранитном пьедестале, на котором высечены слова Маресьева о родном городе - «Никогда и нигде я не видел такого чистого неба и голубой лазури, как в Камышине. Как захотелось мне тогда летать…». Монумент расположен на пересечении двух центральных улиц рядом с домом, в котором жил когда-то летчик.

..

Биографии и подвиги Героев Советского Союза и кавалеров Советских орденов:

ordenrf.ru

Тепло руки Алексея Маресьева | Православие и мир

22 апреля 1942 года в Валдайском районе деревенские мальчишки Саша Вихров и Серёжа Малин обнаружили израненного, полуживого лётчика. Его звали Алексей Маресьев.

Мне посчастливилось общаться с этим легендарным героем. Настоящий человек был обаятелен, улыбчив, пожалуй, даже моложав. Его не раздавили ни ранения, ни слава – а испытание медными трубами подчас сложнее…

Достаточно вспомнить, что ему была посвящена (разумеется, прижизненно) книга, вошедшая в школьную программу. В лучших театрах страны шла опера Прокофьева «Повесть о настоящем человеке», с экранов не сходил фильм, где роль лётчика исполнил популярный Павел Кадочников.

Павел Кадочников, “Повесть о настоящем человеке”

Правда, журналист Борис Полевой прославил лётчика, немного переиначив его фамилию: в художественной литературе он остался Мересьевым. Но этот нехитрый маневр никого не вводил в заблуждение: страна носила Алексея Петровича на руках. И всё это случилось, когда Алексей Маресьев был ещё молодым человеком.

Как он поборол искушения, как сохранил себя? Наверное, действительно был настоящим человеком, для которого и вражеский огонь, и соблазны не страшны.

Генерал Анатолий Сульянов таким запомнил Маресьева:

«Меня удивляла маресьевская школа общения – он находил общий язык с любой аудиторией: будь то летчики, техники, механики, школьники или учителя. Его потрясающее обаяние, умный добрый взгляд, скупые жесты, паузы в беседах – все влияло на людей так, что слушали они его словно завороженные. От Маресьева исходили невидимые флюиды некой скрытой энергии, которая активизировала людские души на восприятие всего того, о чем он им рассказывал».

И мне Алексей Петрович запомнился таким же – мудрым, заинтересованным. В те годы он тяжело переживал трагедию распада Советского Союза, резко не принимал гайдаровских реформ, говорил о развале армии…

К тому же реформы уничтожили накопления полковника Маресьева, а персональная пенсия, которую он получал, в те годы была скромнее, чем зарплата продавца в коммерческом ларьке. Но никакого уныния и в помине не было. Он отстаивал свои принципы, но не впадал в отчаяние, когда торжествовали противники.

История подвига начинается с детства, когда Алексею приходилось преодолевать слабость: он страдал болезнью суставов. В три года их многодетная семья осталась без отца… В юности дважды подавал заявление в лётную школу, но врачи не допускали до приёмных экзаменов из-за ревматизма.

Он выучился на токаря. А в 1934 году Маресьева по комсомольской путёвке направили на Дальний Восток. Сначала он отказывался от командировки, не хотел оставлять родной Камышин, но всё-таки направился на край света. И дальневосточный климат оказался для него спасительным: болезнь прошла, в походке проявилась сила.

Там Алексей начал заниматься в аэроклубе. Наступило время служить в армии – и там он добился поступления в Батайское авиационное училище. Там его и застала война – правда, летом 41-го Маресьев был уже не учеником, а инструктором и лейтенантом.

Свой первый воздушный бой Маресьев провёл в первое фронтовое лето, 23 августа, в районе Днепродзержинска. В январе 1942 года Красная армия окружает в районе города Демьянска шесть вражеских дивизий.

Гитлеровское командование стремилось любой ценой разорвать кольцо окружения. В ожесточенных боях в «Демьяновском котле» лётчик Маресьев снова проявил себя с лучшей стороны. Но 4 апреля его подбили. Маресьев попытался сесть на заледеневшее озерцо, но Як-истребитель рухнул на ели…

18 дней он полз к своим – врачи до сих пор выдвигают разные версии состояния Маресьева в те дни. Воля оказалась сильнее ранений.

А вот как вспоминал об этом митрополит Питирим, хорошо знавший лётчика:

«Народ наш был не только с партбилетом в кармане, но и с тайной молитвой, вложенной в партбилет, – об этом я, по прошествии 50 лет могу свидетельствовать, поскольку совершал таинства над многими старичками-генералами. В кругу моих знакомых было много замечательных людей. Вспоминаю знаменитого героя, летчика Маресьева. Он мне рассказывал в частной беседе, что им двигало, когда он полз по лесу, раненый, – патриотичность? воинский долг? – Вера в то, что он увидит свою мать, которая без него просто не выживет: он ее кормилец, он ее сын».

Сколько прополз раненый лётчик по территории, которую контролировал враг? – точно неизвестно. Место падения самолёта не установлено. То ли 6-7 километров, то ли 25… Его нашли мальчишки – с этого мы начали рассказ.

В деревне Плав не было врачей, Маресьева выхаживали народными средствами. Раненые и обмороженные ноги поразила гангрена. Через несколько дней за Маресьевым прибыл самолёт, лётчика вывезли в московский госпиталь. Замечательный хирург Николай Теребинский решился на операцию: лётчику ампутировали обе ноги в области голеней. Маресьеву спасли жизнь, но, как казалось, погубили его как лётчика.

Можно ли остаться полноценным человеком на протезах? 72 года назад трудно было ответить на этот вопрос оптимистически – да и сегодня, несмотря на успехи медицины, это непросто. А вернуться на фронт? И не кем-нибудь, а действующим лётчиком?

Долгие месяцы он провёл в госпитале и санатории, привыкал к протезам, боролся с отчаянием и делал всё, чтобы вернуться в авиацию. Он самостоятельно разработал серию изнурительных упражнений – и, к ужасу и восхищению врачей, занимался ежедневно, исступлённо.

В начале 43 года он прошёл медкомиссию и был направлен в Чувашию, в Ибрессинскую лётную школу, где раненых готовили к возвращению на фронт. В школе многие не знали, что этот улыбчивый парень передвигается на протезах. В феврале он совершил первый пробный вылет, впервые после ранения поднялся в небо. И – успех. После этого можно было требовать возвращения на фронт. И Маресьев требовал, добивался.

Похожий случай нашёлся в истории авиации – и это вдохновляло Маресьева. Русский лётчик Первой Мировой войны Александр Николаевич Прокофьев-Северский потерял правую ногу, но вернулся не только в строй, но и в небо, стал одним из лучших асов. Историю Первой мировой («империалистической») в те годы не слишком пропагандировали, но лётчики своих не забывают.

Он рвался в бой. Какая там инвалидность! В одиночку на войне проявить себя невозможно. И нашлись единомышленники, нашлись боевые товарищи, которые поверили в Маресьева. В июне 1943-го его зачислили в 63-й гвардейский истребительный авиационный полк.

На боевые задания его не посылали: многие скептически относились к возможностям инвалида, а рисковать лётчиком и машиной не хотели. Шанс проявить себя даст ему командир эскадрильи А. М. Числов. 6 июля Маресьев поднял в небо самолёт Ла-5 и направился в бой. За несколько дней он сбил три вражеских самолёта. Не просчитался Числов!

Главные события развивались тогда под Курском и Орлом. Всю жизнь он будет вспоминать эти сражения каждый день – без исключения. 20 июля 1943 года во время воздушного боя Алексей спас жизни двух советских лётчиков и сбил сразу два вражеских «Фоккевульфа», прикрывавших бомбардировщики. Вот это было сражение! За этот подвиг Маресьев был награждён звездой Героя Советского Союза. О «безногом лётчике» в армии ходили восхищённые слухи.

Маресьев вспоминал о тех боях:

«Я сам, в новом для себя физическом состоянии, потом, стал участвовать в Орловско-Курской битве. И вот, те, кто участвовал в Сталинградской битве, говорят, что таких массовых воздушных боёв даже в Сталинградской битве не было! То есть в период Орловско-Курской битвы, в отдельные дни скапливалось по 350 самолетов с обеих сторон! Вы представляете себе! Там вот, когда получали задание на охрану или, как у нас говорят, на барражирование нашего участка сухопутных войск, и вот тебе показывают, в таком направлении идёт группа фашистских самолётов…

Посмотришь, – там туча, – здесь, вроде, ясное небо… А потом, когда туча начинает приближаться и силуэты самолётов начинают вырисовываться, и думаешь, а, вот, что это за туча! Слушаешь команду ведущего и, соответственно, – тактика… И начинается воздушный бой!

Вот какие массовые воздушные бои были, и наши лётчики выходили в них победителями!».

Пропаганда уже тогда могла бы сделать из Алексея Маресьева плакат. Но писали о нём в годы войны вполголоса: не хотели показывать немцам и союзникам, что «у нас уже инвалиды воюют». И всё-таки корреспонденты (в том числе – Борис Полевой) уже изучали его биографию.

В 1946-м году Полевой опубликовал «Повесть о настоящем человеке», через год писателя наградили Сталинской премией – и жизнь боевого лётчика снова переменилась.

После выхода книги Бориса Полевого слава Алексея Маресьева достигла седьмого неба. Его считали символом настоящего советского человека – самоотверженного, волевого, идущего к поставленной цели, не сворачивая. Казалось, что лётчик Маресьев вот-вот превратится в инструмент пропаганды.

А он оставался человеком! Его разрывали на части: то выступление перед школьниками, то – на каком-нибудь партийном форуме, то – перед иностранными гостями… Как легко было стать свадебным генералом – это печальный путь многих героев.

А он умел отделять художественный образ Мересьева от себя – простого русского солдата, хотя и с удивительной судьбой. А после 1991 года, когда началось осмеяние всех – без разбору – советских святынь, Алексей Петрович только улыбался, когда видел на газетных полосах такие заголовки: «Маресьев всё ещё жив».

В последнем интервью, за несколько дней до смерти, он признался:

«Я человек, а не легенда! В том, что я сделал, нет ничего необыкновенного. И то, что меня превратили в легенду, меня очень расстраивает».

Быть может, он не всегда так относился к славе, но вот показательный пример: книгу Бориса Полевого Алексей Маресьев так и не сумел прочитать от корки до корки, хотя брался несколько раз. Всё время что-то останавливало. Трудно было видеть себя безукоризненным героем. Тут не скромность и не гордыня, скорее – стремление сохранить себя, не стать глянцевым двойником собственного образа…

Фото: Юрий Рыбчинский

Он преподавал, не отдалялся от армии, от лётного братства, и много работал в ветеранских организациях – снова отнюдь не свадебным генералом. Помогал незаслуженно забытым горемыкам, находил забытых героев, протягивал руку помощи инвалидам. Он один – вместе с секретарями – заменял собой целую организацию.

В последние годы рядом с ним работал другой фронтовик – генерал армии Владимир Леонидович Говоров, сын маршала Леонида Александровича Говорова. Это самая заметная воинская династия в нашей истории: отец и сын – маршал и генерал армии, второго такого случая нет. И оба защищали блокадный Ленинград. Генерал Говоров и полковник Маресьев участвовали в организации парада ветеранов на Красной площади 9 мая 1995 года. К 50-летию Победы!

18 мая 2001 года я прочитал в интернете о смерти Алексея Петровича… В этот день в театре Армии должен был пройти торжественный вечер в его честь. Ведь через два дня лётчику исполнилось бы 85.

Вместо юбилея – похороны… Помню, что на прощание с Маресьевым не пришли первые лица государства: президент В.В.Путин и глава правительства М.М.Касьянов – только прислали соболезнования… Оплошали хитроумные советники…

Понятно, что политики столь высокого ранга живут по сложному регламенту, но это же Маресьев, настоящий человек, преодолевший себя, истинный герой войны.

Фото: clubistok.ru

В 2001-м ещё шла война в Чечне – и почтительное воспоминание о героике прошлого сражавшаяся армия восприняла бы с благодарностью. Уверен, что президенты Франции или США пришли бы склонить головы перед таким героем. Да и сегодняшний Путин, думаю, проводил бы героя на Новодевичьем.

На могиле Маресьева воздвигли деревянный крест. Горько было. Мы провожали благородство и простоту, провожали мечту о настоящем человеке. Но она всё равно жива. И тепло вашей руки, Алексей Петрович, забыть невозможно.

www.pravmir.ru

Он и был настоящим человеком. К 100-летию со дня рождения Алексея Маресьева (1916-2001)

Он и был настоящим человеком. К 100-летию со дня рождения Алексея Маресьева (1916-2001)

2016-05-20  Дмитрий Королёв Версия для печати

В советское время имя этого человека известно было каждому школьнику - в школьную программу была включена «Повесть о настоящем человеке» Бориса Полевого, где лётчик-герой звался немного изменённой фамилией Мересьев. Боюсь, многим представителям нового поколения имя это уже ни о чём не говорит, так что есть смысл напомнить, что за подвиг совершил Алексей Петрович Маресьев.

4 апреля 1942 года, во время ожесточённых боёв у т.н. «Демянского котла» (Новгородская область), его самолёт был сбит в воздушном бою. Тяжело раненый авиатор оказался на оккупированной территории и 18 дней пробирался к своим - ползком по снегу, питаясь только корой деревьев и тому подобным, что можно было раздобыть в зимнем лесу. Из-за гангрены и начавшегося заражения крови Маресьев едва не умер: в больнице его уже везли в морг, но доктор профессор Теребинский вернул молодого лейтенанта на операционный стол и спас ему жизнь.

Ценой спасения её стала ампутация обеих ног ниже колена. Однако Маресьев, упорно тренируясь, не только научился ходить и даже танцевать на протезах, но и вернулся в авиацию, добившись возвращения в действующую армию. Возвращение состоялось накануне Курской битвы - в составе 63-го гвардейского истребительного авиаполка. 20 июля 1943-го он сбил два «фокке-вульфа». За это 24 августа старший лейтенант Алексей Маресьев был удостоен звания Героя Советского Союза.

Боевую работу он продолжал до 1944 года, когда Маресьев согласился стать лётчиком-инспектором, занявшись воспитанием новых пилотов. Всего он выполнил 86 боевых вылетов (кстати, первый из них Маресьев провёл на Украине - 23 августа 1941 года в районе Кривого Рога) и одержал 11 побед (4 до ранения и 7 после), заслужив звание аса. Помимо Звезды Героя Советского Союза, он был награждён ещё двумя орденами Ленина, орденом Октябрьской революции, орденом Красного Знамени. В 1948 году по «Повести о настоящем человеке» сняли одноимённый фильм, а Сергей Прокофьев написал оперу, впервые поставленную лишь в 1960 году на сцене Большого театра. Именем Маресьева названа даже малая планета №2173.

 

Не наши «маресьевы»

Объективности ради нужно признать, что подвиг Алексея Маресьева не был единственным в своём роде. Да, в ряде стран были «свои Маресьевы», летавшие и воевавшие без ног. Самый известный из них, пожалуй, - британский лётчик Дуглас Бадер (1910-1982). Он лишился ног не на войне, а ещё до неё, в мирное время. После аварии в 1931 году Бадера в 1933-м комиссовали из Королевских ВВС.

Вернулся он туда в 1939 году и 1 июня 1940-го одержал свою первую победу в воздушном бою. Бадер стал одним из лучших английских асов периода Битвы за Британию - на его счету 23 победы. Что интересно, Бадер был одним из последних пилотов, летавших на модификации Supermarine Spitfire с чисто пулемётным - без пушек - вооружением, конкретно - на Spitfire Mk VA. Авиационным пушкам ас не доверял, поскольку на ранних английских истребителях с пушечным вооружением крыльевые пушки слишком часто заклинивало. Пулемёты же винтовочного калибра (7,7 мм) хоть и отличались большей надёжностью, но были малоэффективны против немецких бомбардировщиков, защищённых бронёй и с протектированными баками.

Удача отвернулась от Бадера 9 августа 1941 года, когда его самолёт в небе над Францией столкнулся с «мессером». Британец выпрыгнул с парашютом и попал в плен, где и оставался до конца войны. При этом он ухитрился совершить несколько попыток побега! Немцы, надо сказать, относились к нему с большим уважением.

В самом конце войны без ноги воевал и один из самых «раздутых» нацистской пропагандой лётчиков Люфтваффе - Ганс-Ульрих Рудель (1916-1982). Будучи штурмовиком (бóльшую часть войны он летал на пикировщике Junkers Ju 87, затем пересел на Focke-Wulf Fw 190), Рудель выполнил 2,5 тыс. боевых вылетов (мировой рекорд) и, если верить немецким данным, уничтожил более 500 советских танков, 4 бронепоезда и множество другой техники. Достоверно известно, что это именно он потопил на Балтике линкор «Марат». При этом его 32 раза сбивали огнём с земли!

В последние недели войны - уже без ноги - Рудель переквалифицировался в истребителя и успел стать асом, сбив 9 самолётов. Убеждённый, оголтелый нацист, Рудель и после поражения в войне не угомонился: в своих книгах он защищал «стратегический гений» фюрера и от лица всех фронтовиков заявлял о готовности снова воевать против большевиков за «жизненное пространство» на Востоке!

В дореволюционной царской России лётчиком без одной ноги был Александр Прокофьев-Северский (1894-1974). Морской лётчик-ас, одержавший 13 побед в 57 воздушных боях, кавалер многих боевых наград, он в 1918 году эмигрировал в Штаты, где занялся конструированием самолётов в основанной им фирме Seversky Aircraft. Впрочем, ничего выдающегося он не создал. Единственно что: принятый всё же на вооружение Армии США не слишком удачный истребитель Seversky P-35 впоследствии эволюционировал в знаменитый Republic P-47 Thunderbolt. Но к тому времени Александра Северского от руководства его компанией уже оттеснили, и она была переименована в Republic Aircraft. А главным конструктором фирмы являлся другой эмигрант из России - грузин Александр Картвели.

 

«Гвозди бы делать из этих людей!»

Но если англичане, американцы, немцы, японцы могут похвастаться одним лётчиком-инвалидом, то в ВВС Красной Армии таких героев наберётся с десяток! У нас это было, можно сказать, «почти что массовое» явление, и сегодня, вспоминая А. Маресьева, нужно обязательно вспомнить и эти малоизвестные публике имена.

Герой Советского Союза Илья Маликов (1921-90), выполняя боевое задание на бомбардировщике, был 29 августа 1942 года подбит в районе Ржева. Несмотря на тяжёлое ранение, он сумел дотянуть машину до своей территории, посадить её без шасси, уже после чего он потерял сознание. Вернувшись в строй после ампутации, лётчик сначала летал на связном У-2, а затем добился разрешения снова воевать на Пе-2. Участвовал в Курском сражении, в Битве за Днепр, в Берлинской операции.

Герой Советского Союза Иван Киселёв (1919-87). 20 августа 1944 года в бою над Каунасом ему снарядом оторвало ногу. Киселёв с обрубком ноги смог довести самолёт до аэродрома. Вернулся в строй в последние дни войны. Всего он в 135 воздушных боях сбил 14 самолётов лично и 2 в составе группы. Старший лейтенант в отставке Иван Киселёв был награждён Звездой Героя после войны - в 1965 году.

Александр Грисенко (1904-69) ещё юношей участвовал в Гражданской войне. В 1930-е годы был призван в армию по партийной мобилизации, выучился лётному делу, сражался в Китае против японцев, сбив 4 их самолёта, - и за это он получил первый из трёх своих орденов Красного Знамени. С самого первого дня воевал на фронтах Великой Отечественной войны. Ногу потерял в Сталинградском сражении в августе 1942 года. В мае 1943 года вернулся на фронт. Полковник, командовал авиадивизиями, сам выполнил 60 вылетов и сбил 4 немецких самолёта. После войны Александр Грисенко командовал Чугуевским военным училищем лётчиков. Беда преследовала его: в 1948 году он получил тяжёлые травмы во время Ашхабадского землетрясения, что и вынудило лётчика Грисенко уйти в отставку.

Герой Советского Союза Захар Сорокин (1917-78) был лётчиком Северного флота. Уже в первые месяцы войны сбил четверых фашистов. 25 октября 1941 года Сорокин совершил воздушный таран. Самолёт его упал в тундре, пилот за 6 суток прополз 70 км, отморозив ноги. Захар Сорокин продолжил воевать без ступней обеих ног; всего он лично сбил 18 самолётов противника (из них 12 - на протезах).

Помимо Звезды Героя и трёх орденов Красного Знамени, геройский лётчик был награждён ещё и орденом Британской Империи. Вручая эту высокую награду, военный атташе Великобритании сказал: пока в вашей стране есть такие люди, она непобедима. После войны Сорокин служил на Черноморском флоте, а затем, уйдя в отставку, стал журналистом, написал 15 книг.

Уроженец Одессы Герой Советского Союза Леонид Белоусов (1909-98) тоже служил на флоте. Ещё перед войной с ним случилась авария: он разбился на И-16, получил тяжёлые травмы, на обгоревшем лице пришлось сделать 35 пластических операций. Вроде бы молодой человек пошёл на поправку, вернулся в небо, воевал с финнами, защищал полуостров Ханко, прикрывал с воздуха «Дорогу жизни». Но потом вдруг стали сказываться последствия старого увечья: ноги начали болеть и отниматься, развилась газовая гангрена. Пришлось ампутировать сначала одну, а затем и вторую ногу - причём правую ногу отрезали выше колена. Но даже с такой инвалидностью Белоусов освоил для начала По-2, а затем и истребители Як-7 и Ла-5. Воевал до конца войны, совершил 300 боевых вылетов, лично сбил трёх врагов.

Герой Советского Союза Леонид Елькин (1916-44) тоже начал свой боевой путь в морской разведывательной авиации ещё в советско-финскую войну. Во время Великой Отечественной по добытым его усилиями разведданным торпедоносная авиация потопила несколько кораблей и транспортов противника. В июле 1942 года его обстреляла немецкая подводная лодка. Лётчик, правда, ноги не потерял, но получил настолько тяжёлое ранение в голову (ослеп на один глаз), что был признан негодным к военной службе. Добился разрешения летать; опять же, был награждён орденом Британской Империи. Всего через месяц после издания указа Президиума Верховного Совета СССР о награждении его званием Героя, 29 февраля 1944 года капитан Леонид Елькин погиб при выполнении боевого задания.

Но самый удивительный, воистину беспримерный подвиг (отмеченный, между прочим, Книгой рекордов Гиннеса) совершил Иван Леонов (род. 1923) - он вошёл в историю мировой авиации как единственный лётчик, летавший без руки! Верхней конечности авиатор лишился на Курской дуге. Снова стать истребителем (а Леонов тоже успел до ранения стать асом - 5 побед) он, естественно, никак уже не мог, но Леонов освоил простой По-2 и служил в эскадрилье связи, выполнив ещё 60 боевых вылетов. Лишь новое ранение - в ногу - заставило его перейти на штабную работу.

Несправедливость состояла в том, что И. Леонова не удостоили звания Героя Советского Союза, лишь в 1995 году он стал Героем России. Зато именем лётчика назван переулок в Пекине! Ему посвящено несколько книг и фильмов, да он и сам стал писателем. Со своей первой женой Иван Леонов, кроме собственных двоих детей, воспитали ещё пятерых приёмных, чьих родителей забрала война.

Алексею Маресьеву просто повезло - повезло, что именно на его жизненном пути оказался талантливый писатель и военный корреспондент Борис Полевой. Что, разумеется, никак не умаляет совершённый им подвиг.

 

Жизнь человека-легенды

Вообще-то, чудо было уже в том, что Алексей Петрович изначально попал в авиацию! В детстве он тяжело переболел малярией, осложнением стал ревматизм. Юный Алексей дважды подавал документы в лётное училище, но медкомиссия его «зарубала». Перед войной он по комсомольской путёвке строил Комсомольск-на-Амуре и там, без отрыва от производства, прошёл обучение в аэроклубе.

Закончив войну, Алексей Маресьев начал новую, мирную жизнь - и прожил её достойно. Слава его была сопоставимой со славой Гагарина двумя десятилетиями позже. Книга Бориса Полевого, впервые увидевшая свет в 1946 году и удостоенная Сталинской премии, только на русском языке издавалась более 80 раз, 49 раз - на языках народов бывшего СССР и 39 раз за границами Советского Союза.

Слава ни в коей мере не испортила его. Можно сказать, что Маресьев оказался столь же хорошо готов морально к «жизни после подвига», как и позже Гагарин. Кстати, первый космонавт планеты признавался, что во многом именно пример Маресьева позвал его в небо: «...Я любил Овода, но Маресьева я полюбил сильнее. Он был моим современником, жил вместе с нами на одной земле, и мне хотелось встретиться с ним, пожать его мужественную руку...» Они познакомились лично всего через несколько дней после полёта Юрия Алексеевича; высокий и крупный Маресьев крепко обнял Гагарина, сразу же перешёл на «ты», а вот Юрий, чувствуя, видимо, разницу в возрасте, робел и продолжал обращаться на «вы».

Последний раз им довелось общаться за три дня до гибели Гагарина.

Был Маресьев мужчиной энергичным, напористым, волевым, но вот актёр Павел Кадочников, сыгравший роль Мересьева в фильме и знавший лётчика лично, запомнил его очень скромным, даже застенчивым человеком. В последнем интервью незадолго до смерти Маресьев сказал: «Я человек, а не легенда! В том, что я сделал, нет ничего необыкновенного. И то, что меня превратили в легенду, меня очень расстраивает». На вопрос журналиста о том, что самое главное в жизни, Маресьев ответил: здоровье. А на второе место поставил честное отношение к труду.

Книгу о себе он читать не любил и, вообще, старался не вспоминать то, что с ним произошло во время войны. Но однажды Маресьева потрясло письмо от одной испанки. Из-за каких-то житейских неурядиц женщина хотела покончить с собой, но, прочитав в тот критический момент «Повесть о настоящем человеке», отбросила мысль о самоубийстве, через какое-то время вышла замуж, родила ребёнка. Маресьев, получается, вернул её к жизни, и таких случаев было немало. Писем к нему шло множество, в т.ч. из-за рубежа, а кое-кто писал адрес: «Москва. Кремль. Маресьеву». Люди почему-то думали, что герой в Кремле живёт! Встречались и покаянные письма от немцев, типа: «Алексей Петрович, я с 1941 по 1943 год был обманом втянут в армию и ранен за дело. Но больше я не стал воевать...»

Алексей Маресьев активно занимался общественной деятельностью по линии Советского комитета ветеранов войны и ряда других организаций, много встречался со школьниками и молодёжью, организовывал помощь участникам войны. В 1949 году стал делегатом первого Всемирного конгресса сторонников мира в Париже.

В 1952 году Алексей Петрович окончил Высшую партийную школу при ЦК КПСС, а в 1956-м защитил кандидатскую диссертацию по истории (была посвящена сражению на Курской дуге). В 1967 году он участвовал в церемонии зажжения Вечного огня у Могилы Неизвестного Солдата в Москве. В 1960 году вышла его книга «На Курской дуге».

И в лихие 90-е годы Маресьев остался верен своим убеждениям, называя себя «советским человеком». Он никогда не скрывал своего неприязненного отношения к Горбачёву и Ельцину, а про тех людей, кто говорит, что, мол, лучше б мы Гитлеру войну проиграли, высказывался с солдатской прямотой: их судить надо.

Женился А. П. Маресьев уже после войны. Как вспоминает один из двух его сыновей, его мать была человеком прагматичным, и у неё имелись трое ухажёров: музыкант, поэт и Маресьев. Девушка решила так: музыкант будет пить, поэт гулять, а герой без ног никуда от неё не денется! Так и прожили вместе больше полувека.

Долгое время Маресьеву удавалось поддерживать отменную физическую форму - лыжи, коньки, велосипед. Как-то, отдыхая в санатории под Куйбышевом, он переплыл Волгу, менее чем за час преодолев свыше двух километров!

Умер Маресьев 18 мая 2001 года, не дожив всего двух дней до 85-летия. В тот день в Театре Российской армии должен был состояться торжественный вечер по случаю юбилея героя, но за час до него юбиляр скончался от инфаркта. Вечер всё же состоялся, только начался он с минуты молчания...

2000

история

propaganda-journal.net