«Проклятая школа» Рейчел Хокинс читать онлайн - страница 1. Книга проклятая школа


Проклятая школа (Рейчел Хокинс) читать онлайн книгу бесплатно

Бал на Хэллоуин. Главное событие в школе Геката-Холл, где учатся подростки, обладающие паранормальными способностями. К нему готовятся все соперничающие девичьи компании — и каждая мечтает «убить» конкуренток, которые тоже претендуют на внимание самых популярных парней. Но одно дело — заставить соперницу или завистницу сдохнуть от зависти, а другое — покуситься на НАСТОЯЩЕЕ убийство! Жертвы — две самые зловредные девушки Геката-Холл из клана школьной «королевы красоты» Элоди. Подозреваемая — Дженна. О ее вражде с Элоди известно всем, и у нее уже были проблемы с законом. В ее невиновность не верит никто, кроме лучшей подруги Софи — девушки, обладающей колоссальным магическим даром. Если уж она не спасет подругу, кто тогда? И Софи начинает собственное расследование…

О книге

  • Название:Проклятая школа
  • Автор:Рейчел Хокинс
  • Жанр:Любовная фантастика
  • Серия:Проклятая школа
  • ISBN:978-5-271-44058-8
  • Страниц:58
  • Перевод:Майя Делировна Лахути
  • Издательство:Астрель
  • Год:2012

Электронная книга

Маме, папе, Джону и Уиллу, за всё.

Твердит мне мама, что нельзя

Глядеть подолгу в зеркала,

Не то посмотрит на меня

Девочка-ведьма из-за стекла,

И о запретном мне шепнет

Кроваво-красный рот!

Сара Морган Брайан Пайетт

Пролог

Фелиция Миллер плакала в туалете. Опять.

Я знала, что это именно она, потому что за три месяца в школе «Грин-Маунтин» я уже два раза видела, как Фелиция плачет в туалете. Плакала она очень узнаваемо, тоненько и взахлеб, точно маленький ребенок, хотя на самом деле Фелиции восемнадцать — на два года старше меня.

В те разы я к ней лезть не стала. Я считаю, каждая девушка имеет право время от времени поплакать в общественном туалете.

Но сегодня...

lovereads.me

Проклятая школа. Серия Проклятая школа. Страница 1

Annotation

Бал на Хэллоуин. Главное событие в школе Геката-Холл, где учатся подростки, обладающие паранормальными способностями. К нему готовятся все соперничающие девичьи компании — и каждая мечтает «убить» конкуренток, которые тоже претендуют на внимание самых популярных парней. Но одно дело — заставить соперницу или завистницу сдохнуть от зависти, а другое — покуситься на НАСТОЯЩЕЕ убийство! Жертвы — две самые зловредные девушки Геката-Холл из клана школьной «королевы красоты» Элоди. Подозреваемая — Дженна. О ее вражде с Элоди известно всем, и у нее уже были проблемы с законом. В ее невиновность не верит никто, кроме лучшей подруги Софи — девушки, обладающей колоссальным магическим даром. Если уж она не спасет подругу, кто тогда? И Софи начинает собственное расследование…

Рейчел Хокинс

Пролог

Глава 1

Глава 2

Глава 3

Глава 4

Глава 5

Глава 6

Глава 7

Глава 8

Глава 9

Глава 10

Глава 11

Глава 12

Глава 13

Глава 14

Глава 15

Глава 16

Глава 17

Глава 18

Глава 19

Глава 20

Глава 21

Глава 22

Глава 23

Глава 24

Глава 25

Глава 26

Глава 27

Глава 28

Глава 29

Глава 30

Глава 31

Глава 32

Благодарности

notes

1

2

3

4

Рейчел Хокинс

ПРОКЛЯТАЯ ШКОЛА

Маме, папе, Джону и Уиллу, за всё.

Твердит мне мама, что нельзя

Глядеть подолгу в зеркала,

Не то посмотрит на меня

Девочка-ведьма из-за стекла,

И о запретном мне шепнет

Кроваво-красный рот!

Сара Морган Брайан Пайетт

Пролог

Фелиция Миллер плакала в туалете. Опять.

Я знала, что это именно она, потому что за три месяца в школе «Грин-Маунтин» я уже два раза видела, как Фелиция плачет в туалете. Плакала она очень узнаваемо, тоненько и взахлеб, точно маленький ребенок, хотя на самом деле Фелиции восемнадцать — на два года старше меня.

В те разы я к ней лезть не стала. Я считаю, каждая девушка имеет право время от времени поплакать в общественном туалете.

Но сегодня был вечер по случаю окончания учебного года. Грустно как-то реветь в вечернем платье. Да я и вообще всегда жалела Фелицию. Точно такая девчонка была в каждой из школ, где я училась — на сегодняшний день их девятнадцать. Я, может, и странная, но меня в школе обычно не обижают — просто игнорируют. А вот над Фелицией измывались все, кому не лень. Над ней постоянно насмехались, обзывали по-всякому и воровали у нее деньги на школьные завтраки.

Заглянув под дверь кабинки, я увидела две ноги в желтеньких босоножках.

— Фелиция? — Я тихонько постучала в дверь. — Что случилось?

Она распахнула дверь и уставилась на меня злыми, покрасневшими глазами.

— Что случилось? Да так, Софи, просто сегодня дискотека. Ты видишь около меня кавалера?

— Э-э… Не вижу. Но мы с тобой находимся в женском туалете, так что я подумала…

— Что ты подумала? — Фелиция встала и вытерла нос комком туалетной бумаги. — Что кавалер дожидается меня за дверью? Я тебя умоляю! Я наврала родителям, будто иду на школьный вечер с мальчиком, поэтому они купили мне платье… — Она ударила ладонью по желтой тафте, словно хотела прихлопнуть жука. — Я их попросила меня отвезти — сказала, что мы договорились встретиться здесь, в школе. Ну не могла я им сказать, что потащилась на выпускной бал в одиночестве! Это разбило бы им сердце… — Фелиция скорчила гримасу. — Жалкое зрелище, правда?

— Ну почему жалкое? Многие девчонки пришли поодиночке.

Фелиция сердито сверкнула глазами.

— Ты-то не одна!

Да, я была не одна. Правда, пригласил меня Райан Хеллерман — единственный человек, которого в школе любили еще меньше, чем меня, а все-таки… И мама обрадовалась, что меня хоть кто-то пригласил. Она увидела в этом доказательство, что я стараюсь «вписаться в коллектив».

Мама считает, что это очень важно — вписаться в коллектив.

Фелиция стояла передо мной в желтом платье и вытирала нос. И тут я сказала несусветную глупость.

— Давай помогу.

Фелиция подняла на меня опухшие от слез глаза.

— Как?

Я взяла ее под руку и потянула за собой.

— Пойдем на улицу.

Мы вышли из туалета и протолкались через переполненный народом спортзал. Фелиция смотрела настороженно. Я привела ее на автостоянку.

— Если ты задумала какую-нибудь гадость, так у меня газовый баллончик есть! — Она прижала к груди желтенькую сумочку.

— Успокойся!

Я огляделась — на стоянке никого, кроме нас, не было.

Хоть дело было в апреле, погода стояла прохладная. Мы обе дрожали в тонких платьицах. Я снова повернулась к Фелиции.

— Вот скажи, если бы ты могла выбрать себе кого угодно, с кем ты хотела провести выпускной вечер?

— Ты нарочно меня мучаешь?

— Отвечай на вопрос!

Фелиция пробормотала, уставившись на свои желтые туфли:

— С Кевином Бриджесом…

Я ни капельки не удивилась. Президент школьного совета, капитан футбольной команды и вообще роскошный парень. Кевина Бриджеса почти любая девчонка выбрала бы.

— Ладно, пусть будет Кевин, — согласилась я, разминая пальцы.

Подняла руки к небу, закрыла глаза и представила себе Фелицию в объятиях Кевина. Она — в ярко-желтом платье, он — в смокинге. Несколько секунд я стараюсь сосредоточиться на этой картинке, а потом земля под ногами начинает легонько дрожать, и как будто вода поднимается снизу, — от подошв до вытянутых кверху рук. Волосы шевелятся на голове, и вдруг я слышу, как ахает Фелиция.

Открыв глаза, я увидела в точности то, на что и рассчитывала. Темная туча клубилась у нас над головами, в ее глубине вспыхивали фиолетовые молнии. Я сосредоточилась еще сильнее, и туча начала вращаться, быстро набирая темп. Скоро в небе образовался ровный круг с дыркой посередине.

Магический пончик — так я его назвала, когда впервые сотворила такую штуковину в день своего двенадцатилетия.

Фелиция скорчилась между двумя машинами, прикрывая голову руками, но останавливаться было уже поздно.

Дыру в центре тучи наполнило зеленоватое сияние. Держа в уме этот свет и образ Кевина с Фелицией, я сжала и вновь разжала кулаки. Из тучи ударила зеленая вспышка, сполох промчался по небу и скрылся вдали за деревьями.

Туча рассеялась. Фелиция встала на подгибающихся ногах, испуганно глядя на меня.

— Что это было? Ты что, ведьма какая-нибудь?

Я пожала плечами. От выпущенной на волю силы в голове остался приятный звон. Как мама говорит: пьяная от магии.

Я сказала:

— Да ничего не было. Пошли обратно.

Райан обретался возле стола с напитками.

— Что это с ней? — спросил он, кивая на Фелицию.

Та, поднявшись на цыпочки, с обалделым видом разглядывала танцующих.

Я взяла стакан безалкогольного пунша.

— Ей просто стало душно, мы вышли подышать свежим воздухом.

Сердце у меня все еще колотилось, и руки дрожали.

— Ясно, — отозвался Райан, кивая в такт музыке. — Пойдем потанцуем?

Я не успела ответить — подбежала Фелиция и схватила меня за руку.

— Его здесь вообще нет! А ты говорила, он будет моим кавалером?

— Тише! Да, будет, только надо потерпеть. Когда Кевин сюда приедет, он тебя найдет, не сомневайся.

Долго ждать не пришлось.

Мы с Райаном только начали первый танец, когда раздался оглушительный треск.

За ним последовали громкие хлопки, похожие на выстрелы, потом общий визг. Люди полезли под столы. Чаша с пуншем полетела на пол, заливая все вокруг красной жидкостью.

На самом деле никто не стрелял — это лопались воздушные шарики. Сотни шариков. Огромная арка из воздушных шаров рухнула на пол. Чудом уцелевший одинокий белый шарик взлетел под потолок и затерялся между балками.

www.booklot.ru

Проклятая школа читать онлайн - Рейчел Хокинс

Рейчел Хокинс

Проклятая школа

Маме, папе, Джону и Уиллу, за всё.

Твердит мне мама, что нельзя

Глядеть подолгу в зеркала,

Не то посмотрит на меня

Девочка-ведьма из-за стекла,

И о запретном мне шепнет

Кроваво-красный рот!

Сара Морган Брайан Пайетт

Пролог

Фелиция Миллер плакала в туалете. Опять.

Я знала, что это именно она, потому что за три месяца в школе «Грин-Маунтин» я уже два раза видела, как Фелиция плачет в туалете. Плакала она очень узнаваемо, тоненько и взахлеб, точно маленький ребенок, хотя на самом деле Фелиции восемнадцать — на два года старше меня.

В те разы я к ней лезть не стала. Я считаю, каждая девушка имеет право время от времени поплакать в общественном туалете.

Но сегодня был вечер по случаю окончания учебного года. Грустно как-то реветь в вечернем платье. Да я и вообще всегда жалела Фелицию. Точно такая девчонка была в каждой из школ, где я училась — на сегодняшний день их девятнадцать. Я, может, и странная, но меня в школе обычно не обижают — просто игнорируют. А вот над Фелицией измывались все, кому не лень. Над ней постоянно насмехались, обзывали по-всякому и воровали у нее деньги на школьные завтраки.

Заглянув под дверь кабинки, я увидела две ноги в желтеньких босоножках.

— Фелиция? — Я тихонько постучала в дверь. — Что случилось?

Она распахнула дверь и уставилась на меня злыми, покрасневшими глазами.

— Что случилось? Да так, Софи, просто сегодня дискотека. Ты видишь около меня кавалера?

— Э-э… Не вижу. Но мы с тобой находимся в женском туалете, так что я подумала…

— Что ты подумала? — Фелиция встала и вытерла нос комком туалетной бумаги. — Что кавалер дожидается меня за дверью? Я тебя умоляю! Я наврала родителям, будто иду на школьный вечер с мальчиком, поэтому они купили мне платье… — Она ударила ладонью по желтой тафте, словно хотела прихлопнуть жука. — Я их попросила меня отвезти — сказала, что мы договорились встретиться здесь, в школе. Ну не могла я им сказать, что потащилась на выпускной бал в одиночестве! Это разбило бы им сердце… — Фелиция скорчила гримасу. — Жалкое зрелище, правда?

— Ну почему жалкое? Многие девчонки пришли поодиночке.

Фелиция сердито сверкнула глазами.

— Ты-то не одна!

Да, я была не одна. Правда, пригласил меня Райан Хеллерман — единственный человек, которого в школе любили еще меньше, чем меня, а все-таки… И мама обрадовалась, что меня хоть кто-то пригласил. Она увидела в этом доказательство, что я стараюсь «вписаться в коллектив».

Мама считает, что это очень важно — вписаться в коллектив.

Фелиция стояла передо мной в желтом платье и вытирала нос. И тут я сказала несусветную глупость.

— Давай помогу.

Фелиция подняла на меня опухшие от слез глаза.

— Как?

Я взяла ее под руку и потянула за собой.

— Пойдем на улицу.

Мы вышли из туалета и протолкались через переполненный народом спортзал. Фелиция смотрела настороженно. Я привела ее на автостоянку.

— Если ты задумала какую-нибудь гадость, так у меня газовый баллончик есть! — Она прижала к груди желтенькую сумочку.

— Успокойся!

Я огляделась — на стоянке никого, кроме нас, не было.

Хоть дело было в апреле, погода стояла прохладная. Мы обе дрожали в тонких платьицах. Я снова повернулась к Фелиции.

— Вот скажи, если бы ты могла выбрать себе кого угодно, с кем ты хотела провести выпускной вечер?

— Ты нарочно меня мучаешь?

— Отвечай на вопрос!

Фелиция пробормотала, уставившись на свои желтые туфли:

— С Кевином Бриджесом…

Я ни капельки не удивилась. Президент школьного совета, капитан футбольной команды и вообще роскошный парень. Кевина Бриджеса почти любая девчонка выбрала бы.

— Ладно, пусть будет Кевин, — согласилась я, разминая пальцы.

Подняла руки к небу, закрыла глаза и представила себе Фелицию в объятиях Кевина. Она — в ярко-желтом платье, он — в смокинге. Несколько секунд я стараюсь сосредоточиться на этой картинке, а потом земля под ногами начинает легонько дрожать, и как будто вода поднимается снизу, — от подошв до вытянутых кверху рук. Волосы шевелятся на голове, и вдруг я слышу, как ахает Фелиция.

Открыв глаза, я увидела в точности то, на что и рассчитывала. Темная туча клубилась у нас над головами, в ее глубине вспыхивали фиолетовые молнии. Я сосредоточилась еще сильнее, и туча начала вращаться, быстро набирая темп. Скоро в небе образовался ровный круг с дыркой посередине.

Магический пончик — так я его назвала, когда впервые сотворила такую штуковину в день своего двенадцатилетия.

Фелиция скорчилась между двумя машинами, прикрывая голову руками, но останавливаться было уже поздно.

Дыру в центре тучи наполнило зеленоватое сияние. Держа в уме этот свет и образ Кевина с Фелицией, я сжала и вновь разжала кулаки. Из тучи ударила зеленая вспышка, сполох промчался по небу и скрылся вдали за деревьями.

Туча рассеялась. Фелиция встала на подгибающихся ногах, испуганно глядя на меня.

— Что это было? Ты что, ведьма какая-нибудь?

Я пожала плечами. От выпущенной на волю силы в голове остался приятный звон. Как мама говорит: пьяная от магии.

Я сказала:

— Да ничего не было. Пошли обратно.

Райан обретался возле стола с напитками.

— Что это с ней? — спросил он, кивая на Фелицию.

Та, поднявшись на цыпочки, с обалделым видом разглядывала танцующих.

Я взяла стакан безалкогольного пунша.

— Ей просто стало душно, мы вышли подышать свежим воздухом.

Сердце у меня все еще колотилось, и руки дрожали.

— Ясно, — отозвался Райан, кивая в такт музыке. — Пойдем потанцуем?

Я не успела ответить — подбежала Фелиция и схватила меня за руку.

— Его здесь вообще нет! А ты говорила, он будет моим кавалером?

— Тише! Да, будет, только надо потерпеть. Когда Кевин сюда приедет, он тебя найдет, не сомневайся.

Долго ждать не пришлось.

Мы с Райаном только начали первый танец, когда раздался оглушительный треск.

За ним последовали громкие хлопки, похожие на выстрелы, потом общий визг. Люди полезли под столы. Чаша с пуншем полетела на пол, заливая все вокруг красной жидкостью.

На самом деле никто не стрелял — это лопались воздушные шарики. Сотни шариков. Огромная арка из воздушных шаров рухнула на пол. Чудом уцелевший одинокий белый шарик взлетел под потолок и затерялся между балками.

Несколько учителей кинулись к двери.

А двери больше не было.

Ее сорвал с петель серебристый «лендровер».

С водительского места, шатаясь, выбрался Кевин Бриджес. Лоб и рука у него были разбиты, из ссадин на блестящий паркет капала кровь.

Кевин заорал во все горло:

— Фелиция! ФЕЛИЦИЯ!!!

— Ни хрена себе… — прошептал Райан.

С другой стороны автомобиля показалась Каролина Рид — с ней Кевин приехал на вечер.

Всхлипывая, она закричала:

— Он спятил! Все было нормально, а потом вдруг этот непонятный свет, и вот…

Она разрыдалась, а меня начало слегка подташнивать.

— Фелиция!!! — вопил Кевин, шаря по залу безумным взглядом.

Я оглянулась и увидела, что Фелиция прячется под столом. Глаза у нее были огромными.

Я подумала: я так старалась на этот раз быть аккуратнее! Ведь я уже почти научилась…

Тут Кевин заметил Фелицию и выволок ее из-под стола.

— Фелиция!

Он улыбался во весь рот. На его сияющее лицо, все в крови, было жутко смотреть. Можно понять, что Фелиция завизжала изо всех сил.

Один из учителей, наблюдавших за порядком, — тренер Генри, — бросился на помощь и схватил Кевина за руку.

Кевин, не отпуская Фелицию, свободной рукой заехал Генри по лицу. Тренер, ростом под метр девяносто и килограммов девяносто весом, отлетел, как пушинка.

Дальше начался сумасшедший дом.

Все бросились к дверям, возникла давка, учителя навалились на Кевина, истошно кричала Фелиция, и только Райан был в полном восторге.

— Классно! — орал он, глядя, как две девчонки перелезают через «лендровер», лишь бы выбраться поскорее из зала. — Вот это, я понимаю, дискотека!

Кевин, все еще держа Фелицию за руку, упал на одно колено. Слышно было плохо, потому что все так орали, но, кажется, он пел ей серенаду.

Фелиция перестала визжать, зато начала шарить в сумочке.

— Ох, нет!

Я бросилась к ним, но поскользнулась и шлепнулась в лужу пунша.

Фелиция выхватила красный аэрозольный баллончик и выпустила его содержимое Кевину в лицо.

Серенада оборвалась невнятным криком боли. Кевин выпустил Фелицию и схватился за глаза, а она кинулась бежать.

— Не волнуйся, детка! — заорал он ей вслед. — Я все равно тебя вижу! Вижу глазами души! Фелиция! Сердце мое!!!

Замечательно. Мало того, что чары у меня получились сильнее, чем нужно, так еще и пошлятина поперла.

Я сидела в луже пунша, а вокруг бушевал созданный мною хаос. Возле моего плеча покачивался одинокий белый шарик. Мимо пробежала, спотыкаясь, учительница алгебры, миссис Дэвидсон. Она кричала в телефон:

— Говорю я вам: школа «Грин-Маунтин»! Не знаю я, кого прислать… «Скорую»? Отряд спецназа? Пришлите хоть кого-нибудь!

И тут раздался вопль:

— Это все она! Софи Мерсер!

Фелиция, вся дрожа, показывала на меня пальцем.

Ее голос разнесся по спортзалу, перекрывая шум:

— Она… Она ведьма!

Я вздохнула. Ну вот, опять начинается…

Глава 1

— Как тебе здесь?

Я выбралась из машины в густую душную жару позднего лета в штате Джорджия.

— Замечательно, — буркнула я, сдвигая темные очки на макушку.

Из-за влажности волосы у меня завились и увеличились в объеме, кажется, раза в три. Я чувствовала, как они пытаются пожрать очки, наподобие какого-нибудь хищного тропического растения.

— Мне всегда было любопытно, каково это — жить у кого-нибудь во рту…

Перед нами возвышался Геката-Холл — согласно брошюрке, зажатой у меня в потной руке, «первоклассное исправительное заведение для подростков-экстраординариев».

Экстраординарии… Красивое латинское слово, означающее «монстры». Вот кто учится в этой школе под названием «Геката-Холл».

И я — такая же.

Я уже прочитала брошюрку четыре раза в самолете, на пути из Вермонта в Джорджию, два раза — на пароме, идущем к острову Греймалкин, у самого побережья (именно там, как выяснилось, в 1854 году был построен Геката-Холл), и еще один раз — пока взятая напрокат машина громыхала по щебенке от берега до школы. Могла бы за это время выучить текст наизусть, но я не выпускала тоненькую книжечку из рук и все продолжала ее перечитывать, как заведенная.

«В Геката-Холле содержатся и обучаются несовершеннолетние оборотни, ведьмы и феи, которые проявили свои способности при людях и тем самым создали угрозу для безопасности всего Экстраординариума в целом».

Пока мы вытаскивали из багажника мои вещи, я покосилась на маму.

— Все-таки не понимаю, чем может повредить безопасности других ведьм, если я помогла одной несчастной девчонке найти себе поклонника на школьный вечер.

Эта мысль не давала мне покоя с тех пор, как я в первый раз прочитала брошюру, только случая спросить все как-то не было. Мама всю дорогу притворялась, будто спит — наверное, чтобы не смотреть на мою кислую физиономию.

— Дело не только в той девочке, Соф, ты и сама понимаешь. Был еще мальчик со сломанной рукой в Делаваре, и еще один случай в Аризоне, когда ты хотела, чтобы учитель забыл о контрольной…

Я сказала:

— В конце концов память к нему вернулась. Ну, почти вся.

Мама только вздохнула, поставив на землю потрепанный чемодан — мы его купили в благотворительном магазине Армии спасения.

— Мы с папой тебя предупреждали, что использование магии не обходится без последствий. Мне тоже все это совсем не нравится, но здесь, по крайней мере, рядом с тобой будут другие… такие же дети, как ты.

— То есть полные раззявы. — Я закинула тяжелую сумку на плечо.

Мама сдвинула на лоб очки от солнца и внимательно посмотрела на меня. Лицо у нее было усталое, возле рта залегли морщины, который я там раньше не видела. Маме было под сорок, но обычно она казалась лет на десять моложе.

— Софи, ты не раззява! — Мы с двух сторон ухватили чемодан. — Просто ты совершила несколько ошибок.

Не то слово! Да уж, быть ведьмой оказалось совсем не так замечательно, как я думала. Во-первых, я не летаю на помеле. Когда только-только обрела волшебные силы, я спрашивала маму, она сказала — нет, я должна и дальше ездить на автобусе, как все. У меня нет книги с заклинаниями и говорящего кота (увы, аллергия на кошек), и я понятия не имею, где берут глаза тритонов и прочее в том же духе.

Зато я умею колдовать. С двенадцати лет умею — во влажной от моей руки брошюрке написано, что все экстраординарии обретают волшебную силу в двенадцать. Видимо, это как-то связано с половым созреванием.

Мы уже подходили к крыльцу. Мама сказала:

— И вообще, школа здесь хорошая.

С виду это было не очень похоже на школу — скорее, на нечто из старого ужастика или на «Дом с привидениями» в парке Диснейуорлд. Во-первых, выглядело строение лет на двести. Третий этаж сидел на нем как верхушка на свадебном пироге. Когда-то дом, наверное, был белым, а сейчас выцвел до сероватого оттенка, почти такого же, как гравий на дорожке. Казалось, это не дом, а часть прибрежных скал.

— Гм, — сказала мама.

Мы поставили чемодан на землю. Мама прошлась вдоль стены до угла.

— Иди-ка посмотри!

Я побежала за ней и сразу поняла, что она имела в виду. В брошюрке говорилось, что Геката-Холл «за время своего существования расширялся и перестраивался». Оказывается, под этим подразумевалось, что у дома оттяпали заднюю половину и вместо нее присобачили новую. Метров через двадцать серые доски заканчивались и начиналась розовая штукатурка, которая тянулась до самого леса.

Сделано это было явно с помощью магии — на месте стыка не было ни шва, ни следа известки. В принципе, можно бы сделать и поизящнее — а то впечатление такое, словно две половинки дома слепил вместе какой-то сумасшедший.

Сумасшедший с очень плохим вкусом.

Перед домом росли огромные дубы. С их ветвей свисали гирлянды испанского мха. Растений вообще было огромное количество. По бокам от входной двери стояли в пыльных кадках папоротники, похожие на большущих зеленых пауков. Стену оплело какое-то ползучее растение с фиолетовыми цветами. Казалось, будто лес постепенно поглощает здание.

Я одернула новенькую синюю юбочку из шотландки — странный гибрид килта и школьной формы. Школьный килт? Шкилт? Непонятно, почему руководство школы, расположенной в глубине дремучего Юга, требует от учеников носить шерстяную форму. И все-таки меня пробрала дрожь. По-моему, каждый, кто увидит это здание, обязательно заподозрит, что учатся в нем сплошные уроды.

— Красиво, — сказала мама бодро.

Давайте, мол, во всем находить хорошее.

— Ага, красивая тюрьма.

Мама покачала головой.

— Не нужно подросткового бунтарства, Софи. Какая же это тюрьма?

Тюрьма и есть.

Мы снова взялись за чемодан.

— Тебе действительно здесь будет лучше, — сказала мама.

— Да, наверное, — промямлила я.

«Для твоей же пользы» — эти слова по поводу Геката-Холла повторялись как мантра. Через два дня после той дискотеки от папы пришел е-мейл, в котором, по сути, говорилось, что я запорола все свои шансы на будущее и Совет приговорил меня к пребыванию в школе имени Гекаты, пока мне не исполнится восемнадцать лет.

Совет — это группа старичков, которые сочиняют правила жизни для Экстраординариума.

Ага, совет, который сам себя называет Советом с большой буквы. Очень оригинально.

В общем, папа работает в Совете, поэтому ему разрешили самому сообщить печальную новость. В е-мейле было сказано: «Надеюсь, это научит тебя более разумно пользоваться своими способностями».

Е-мейлами да изредка телефонными звонками мое общение с папой, в общем, и ограничивалось. Они с мамой расстались еще до моего рождения. Оказывается, папа ей рассказал о том, что он колдун (так принято называть мальчиков-ведьм), только когда они уже прожили вместе целый год. Мама восприняла известие не очень хорошо — решила, что папа псих, и сбежала к своим родителям. А потом узнала, что беременна мною, и на всякий случай вместе с книжками о младенцах запаслась экземпляром «Энциклопедии колдовства». К тому времени как я появилась на свет, мама стала специалистом по всяческим потусторонним явлениям. Общаться с папой она мне разрешила с большой неохотой после того, как у меня в двенадцатый день рождения открылись магические способности. Сама она к нему все еще относится весьма прохладно.

С тех пор как папа сообщил, что меня отправляют в Геката-Холл, прошел месяц. Я очень старалась примириться с приговором. Серьезно. Говорила себе, что наконец-то окажусь среди таких же, как я. Не нужно будет больше скрывать свою истинную сущность. И можно изучить новые симпатичные заклинания — это, конечно, большой плюс.

Но как только мы с мамой поднялись на паром, идущий к заброшенному острову, меня начало подташнивать — и совсем не от морской болезни.

Если верить брошюрке, остров Греймалкин выбрали из-за его отдаленности, чтобы легче было сохранить Геката-Холл в тайне. Местные жители думают, что это просто суперэксклюзивная школа-интернат.

К тому времени как паром подошел к густо заросшей лесом полоске земли, которой предстояло на два года стать моим домом, мне уже было сильно не по себе.

На лужайке перед домом толпились ученики. Очень немногие выглядели новичками, как я. Все они тащили чемоданы и всевозможные сумки. У многих багаж был обшарпанный, как у меня, но я заметила и пару сумок от «Луи Виттон». Одна девочка, темноволосая, с чуть крючковатым носом, выглядела моей ровесницей, остальные новенькие казались младше.

Я не могла определить на взгляд, кто они — ведьмы и колдуны или оборотни. С виду все мы похожи на обычных людей, не отличить.

Зато феи прямо-таки бросались в глаза. Выше среднего роста, с горделивой осанкой и блестящими прямыми волосами разных оттенков — от бледно-золотого до густо-фиолетового.

И с крыльями.

Мама говорила, феи применяют заклинание отвода глаз, чтобы казаться незаметными среди людей. Это довольно сложные чары — они подправляют сознание каждого встречного, и в результате люди видят фей такими, как они сами, а не разноцветными крылатыми… созданиями. Мне пришло в голову, что феи, приговоренные учиться в Геката-Холле, наверное, чувствуют облегчение. Тяжело, должно быть, постоянно поддерживать такие трудные чары.

Я остановилась, поправляя ремешок сумки на плече.

Мама сказала:

— По крайней мере здесь безопасно. Это уже кое-что, правда? Я хоть буду за тебя спокойна, в кои-то веки.

Мама, конечно, беспокоилась из-за того, что мне придется жить так далеко от дома, и в то же время радовалась, что здесь мне не грозит выдать себя. Когда постоянно читаешь о разных способах, какими люди испокон веков расправляются с ведьмами, невольно становишься параноиком.

Подходя к зданию школы, я чувствовала, как пот скапливается в самых неожиданных местах, где я никогда раньше не потела. Ну разве могут потеть уши?! На маму, как всегда, жара не действовала. Это закон природы — моя мама всегда выглядит прямо-таки до неприличия красивой. Хотя она была одета в простые джинсы и футболку, многие оглядывались ей вслед.

knizhnik.org

Читать онлайн книгу «Проклятая школа» бесплатно — Страница 1

Рейчел Хокинс

Проклятая школа

Маме, папе, Джону и Уиллу, за всё

© Rachel Hawkins, 2009

© Cover image by Ali Smith, 2010

Reprinted by permission of Disney Hyperion

Школа перевода В. Баканова, 2012

© Издание на русском языке AST Publishers, 2014

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

©Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)

Проклятая школа

Твердит мне мама, что нельзя

Глядеть подолгу в зеркала,

Не то посмотрит на меня

Девочка-ведьма из-за стекла,

И о запретном мне шепнет

Кроваво-красный рот!

Сара Морган Брайан Пайетт

Пролог

Фелиция Миллер плакала в туалете. Опять.

Я знала, что это именно она, потому что за три месяца в школе «Грин-Маунтин» я уже два раза видела, как Фелиция плачет в туалете. Плакала она очень узнаваемо, тоненько и взахлеб, точно маленький ребенок, хотя на самом деле Фелиции восемнадцать – на два года старше меня.

В те разы я к ней лезть не стала. Я считаю, каждая девушка имеет право время от времени поплакать в общественном туалете.

Но сегодня был вечер по случаю окончания учебного года. Грустно как-то реветь в вечернем платье. Да я и вообще всегда жалела Фелицию. Точно такая девчонка была в каждой из школ, где я училась – на сегодняшний день их девятнадцать. Я, может, и странная, но меня в школе обычно не обижают – просто игнорируют. А вот над Фелицией измывались все, кому не лень. Над ней постоянно насмехались, обзывали по-всякому и воровали у нее деньги на школьные завтраки.

Заглянув под дверь кабинки, я увидела две ноги в желтеньких босоножках.

– Фелиция? – Я тихонько постучала в дверь. —

Что случилось?

Она распахнула дверь и уставилась на меня злыми, покрасневшими глазами.

– Что случилось? Да так, Софи, просто сегодня дискотека. Ты видишь около меня кавалера?

– Э-э… Не вижу. Но мы с тобой находимся в женском туалете, так что я подумала…

– Что ты подумала? – Фелиция встала и вытерла нос комком туалетной бумаги. – Что кавалер дожидается меня за дверью? Я тебя умоляю! Я наврала родителям, будто иду на школьный вечер с мальчиком, поэтому они купили мне платье… – Она ударила ладонью по желтой тафте, словно хотела прихлопнуть жука. – Я их попросила меня отвезти – сказала, что мы договорились встретиться здесь, в школе. Ну не могла я им сказать, что потащилась на выпускной бал в одиночестве! Это разбило бы им сердце… – Фелиция скорчила гримасу. – Жалкое зрелище, правда?

– Ну почему жалкое? Многие девчонки пришли поодиночке.

Фелиция сердито сверкнула глазами.

– Ты-то не одна!

Да, я была не одна. Правда, пригласил меня Райан Хеллерман – единственный человек, которого в школе любили еще меньше, чем меня, а все-таки… И мама обрадовалась, что меня хоть кто-то пригласил. Она увидела в этом доказательство, что я стараюсь «вписаться в коллектив».

Мама считает, что это очень важно – вписаться в коллектив.

Фелиция стояла передо мной в желтом платье и вытирала нос. И тут я сказала несусветную глупость.

– Давай помогу.

Фелиция подняла на меня опухшие от слез глаза.

– Как?

Я взяла ее под руку и потянула за собой.

– Пойдем на улицу.

Мы вышли из туалета и протолкались через переполненный народом спортзал. Фелиция смотрела настороженно. Я привела ее на автостоянку.

– Если ты задумала какую-нибудь гадость, так у меня газовый баллончик есть! – Она прижала к груди желтенькую сумочку.

– Успокойся!

Я огляделась – на стоянке никого, кроме нас, не было.

Хоть дело было в апреле, погода стояла прохладная. Мы обе дрожали в тонких платьицах. Я снова повернулась к Фелиции.

– Вот скажи, если бы ты могла выбрать себе кого угодно, с кем ты хотела провести выпускной вечер?

– Ты нарочно меня мучаешь?

– Отвечай на вопрос!

Фелиция пробормотала, уставившись на свои желтые туфли:

– С Кевином Бриджесом…

Я ни капельки не удивилась. Президент школьного совета, капитан футбольной команды и вообще роскошный парень. Кевина Бриджеса почти любая девчонка выбрала бы.

– Ладно, пусть будет Кевин, – согласилась я, разминая пальцы.

Подняла руки к небу, закрыла глаза и представила себе Фелицию в объятиях Кевина. Она – в ярко-желтом платье, он – в смокинге. Несколько секунд я стараюсь сосредоточиться на этой картинке, а потом земля под ногами начинает легонько дрожать, и как будто вода поднимается снизу, – от подошв до вытянутых кверху рук. Волосы шевелятся на голове, и вдруг я слышу, как ахает Фелиция.

Открыв глаза, я увидела в точности то, на что и рассчитывала. Темная туча клубилась у нас над головами, в ее глубине вспыхивали фиолетовые молнии. Я сосредоточилась еще сильнее, и туча начала вращаться, быстро набирая темп. Скоро в небе образовался ровный круг с дыркой посередине.

Магический пончик – так я его назвала, когда впервые сотворила такую штуковину в день своего двенадцатилетия.

Фелиция скорчилась между двумя машинами, прикрывая голову руками, но останавливаться было уже поздно.

Дыру в центре тучи наполнило зеленоватое сияние. Держа в уме этот свет и образ Кевина с Фелицией, я сжала и вновь разжала кулаки. Из тучи ударила зеленая вспышка, сполох промчался по небу и скрылся вдали за деревьями.

Туча рассеялась. Фелиция встала на подгибающихся ногах, испуганно глядя на меня.

– Что это было? Ты что, ведьма какая-нибудь?

Я пожала плечами. От выпущенной на волю силы в голове остался приятный звон. Как мама говорит: пьяная от магии.

Я сказала:

– Да ничего не было. Пошли обратно.

Райан обретался возле стола с напитками.

– Что это с ней? – спросил он, кивая на Фелицию.

Та, поднявшись на цыпочки, с обалделым видом разглядывала танцующих.

Я взяла стакан безалкогольного пунша.

– Ей просто стало душно, мы вышли подышать свежим воздухом.

Сердце у меня все еще колотилось, и руки дрожали.

– Ясно, – отозвался Райан, кивая в такт музыке. – Пойдем потанцуем?

Я не успела ответить – подбежала Фелиция и схватила меня за руку.

– Его здесь вообще нет! А ты говорила, он будет моим кавалером?

– Тише! Да, будет, только надо потерпеть. Когда Кевин сюда приедет, он тебя найдет, не сомневайся.

Долго ждать не пришлось.

Мы с Райаном только начали первый танец, когда раздался оглушительный треск.

За ним последовали громкие хлопки, похожие на выстрелы, потом общий визг. Люди полезли под столы. Чаша с пуншем полетела на пол, заливая все вокруг красной жидкостью.

На самом деле никто не стрелял – это лопались воздушные шарики. Сотни шариков. Огромная арка из воздушных шаров рухнула на пол. Чудом уцелевший одинокий белый шарик взлетел под потолок и затерялся между балками.

Несколько учителей кинулись к двери.

А двери больше не было.

Ее сорвал с петель серебристый «лендровер».

С водительского места, шатаясь, выбрался Кевин Бриджес. Лоб и рука у него были разбиты, из ссадин на блестящий паркет капала кровь.

Кевин заорал во все горло:

– Фелиция! ФЕЛИЦИЯ!!!

– Ни хрена себе… – прошептал Райан.

С другой стороны автомобиля показалась Каролина Рид – с ней Кевин приехал на вечер.

Всхлипывая, она закричала:

– Он спятил! Все было нормально, а потом вдруг этот непонятный свет, и вот…

Она разрыдалась, а меня начало слегка подташнивать.

– Фелиция!!! – вопил Кевин, шаря по залу безумным взглядом.

Я оглянулась и увидела, что Фелиция прячется под столом. Глаза у нее были огромными.

Я подумала: я так старалась на этот раз быть аккуратнее! Ведь я уже почти научилась…

Тут Кевин заметил Фелицию и выволок ее из-под стола.

– Фелиция!

Он улыбался во весь рот. На его сияющее лицо, все в крови, было жутко смотреть. Можно понять, что Фелиция завизжала изо всех сил.

Один из учителей, наблюдавших за порядком, – тренер Генри, – бросился на помощь и схватил Кевина за руку.

Кевин, не отпуская Фелицию, свободной рукой заехал Генри по лицу. Тренер, ростом под метр девяносто и килограммов девяносто весом, отлетел, как пушинка.

Дальше начался сумасшедший дом.

Все бросились к дверям, возникла давка, учителя навалились на Кевина, истошно кричала Фелиция, и только Райан был в полном восторге.

– Классно! – орал он, глядя, как две девчонки перелезают через «лендровер», лишь бы выбраться поскорее из зала. – Вот это, я понимаю, дискотека!

Кевин, все еще держа Фелицию за руку, упал на одно колено. Слышно было плохо, потому что все так орали, но, кажется, он пел ей серенаду.

Фелиция перестала визжать, зато начала шарить в сумочке.

– Ох, нет!

Я бросилась к ним, но поскользнулась и шлепнулась в лужу пунша.

Фелиция выхватила красный аэрозольный баллончик и выпустила его содержимое Кевину в лицо.

Серенада оборвалась невнятным криком боли. Кевин выпустил Фелицию и схватился за глаза, а она кинулась бежать.

– Не волнуйся, детка! – заорал он ей вслед. – Я все равно тебя вижу! Вижу глазами души! Фелиция! Сердце мое!!!

Замечательно. Мало того, что чары у меня получились сильнее, чем нужно, так еще и пошлятина поперла.

Я сидела в луже пунша, а вокруг бушевал созданный мною хаос. Возле моего плеча покачивался одинокий белый шарик. Мимо пробежала, спотыкаясь, учительница алгебры, миссис Дэвидсон. Она кричала в телефон:

– Говорю я вам: школа «Грин-Маунтин»! Не знаю я, кого прислать… «Скорую»? Отряд спецназа? Пришлите хоть кого-нибудь!

И тут раздался вопль:

– Это все она! Софи Мерсер!

Фелиция, вся дрожа, показывала на меня пальцем.

Ее голос разнесся по спортзалу, перекрывая шум:

– Она… Она ведьма!

Я вздохнула. Ну вот, опять начинается…

Глава 1

– Как тебе здесь?

Я выбралась из машины в густую душную жару позднего лета в штате Джорджия.

– Замечательно, – буркнула я, сдвигая темные очки на макушку.

Из-за влажности волосы у меня завились и увеличились в объеме, кажется, раза в три. Я чувствовала, как они пытаются пожрать очки, наподобие какого-нибудь хищного тропического растения.

– Мне всегда было любопытно, каково это – жить у кого-нибудь во рту…

Перед нами возвышался Геката-Холл – согласно брошюрке, зажатой у меня в потной руке, «первоклассное исправительное заведение для подростков-экстраординариев».

Экстраординарии… Красивое латинское слово, означающее «монстры». Вот кто учится в этой школе под названием «Геката-Холл».

И я – такая же.

Я уже прочитала брошюрку четыре раза в самолете, на пути из Вермонта в Джорджию, два раза – на пароме, идущем к острову Греймалкин, у самого побережья (именно там, как выяснилось, в 1854 году был построен Геката-Холл), и еще один раз – пока взятая напрокат машина громыхала по щебенке от берега до школы. Могла бы за это время выучить текст наизусть, но я не выпускала тоненькую книжечку из рук и все продолжала ее перечитывать, как заведенная.

«В Геката-Холле содержатся и обучаются несовершеннолетние оборотни, ведьмы и феи, которые проявили свои способности при людях и тем самым создали угрозу для безопасности всего Экстраординариума в целом».

Пока мы вытаскивали из багажника мои вещи, я покосилась на маму.

– Все-таки не понимаю, чем может повредить безопасности других ведьм, если я помогла одной несчастной девчонке найти себе поклонника на школьный вечер.

Эта мысль не давала мне покоя с тех пор, как я в первый раз прочитала брошюру, только случая спросить все как-то не было. Мама всю дорогу притворялась, будто спит – наверное, чтобы не смотреть на мою кислую физиономию.

– Дело не только в той девочке, Соф, ты и сама понимаешь. Был еще мальчик со сломанной рукой в Делаваре, и еще один случай в Аризоне, когда ты хотела, чтобы учитель забыл о контрольной…

Я сказала:

– В конце концов память к нему вернулась. Ну, почти вся.

Мама только вздохнула, поставив на землю потрепанный чемодан – мы его купили в благотворительном магазине Армии спасения.

– Мы с папой тебя предупреждали, что использование магии не обходится без последствий. Мне тоже все это совсем не нравится, но здесь, по крайней мере, рядом с тобой будут другие… такие же дети, как ты.

– То есть полные раззявы. – Я закинула тяжелую сумку на плечо.

Мама сдвинула на лоб очки от солнца и внимательно посмотрела на меня. Лицо у нее было усталое, возле рта залегли морщины, который я там раньше не видела. Маме было под сорок, но обычно она казалась лет на десять моложе.

– Софи, ты не раззява! – Мы с двух сторон ухватили чемодан. – Просто ты совершила несколько ошибок.

Не то слово! Да уж, быть ведьмой оказалось совсем не так замечательно, как я думала. Во-первых, я не летаю на помеле. Когда только-только обрела волшебные силы, я спрашивала маму, она сказала – нет, я должна и дальше ездить на автобусе, как все. У меня нет книги с заклинаниями и говорящего кота (увы, аллергия на кошек), и я понятия не имею, где берут глаза тритонов и прочее в том же духе.

Зато я умею колдовать. С двенадцати лет умею – во влажной от моей руки брошюрке написано, что все экстраординарии обретают волшебную силу в двенадцать. Видимо, это как-то связано с половым созреванием.

Мы уже подходили к крыльцу. Мама сказала:

– И вообще, школа здесь хорошая.

С виду это было не очень похоже на школу – скорее, на нечто из старого ужастика или на «Дом с привидениями» в парке Диснейуорлд. Во-первых, выглядело строение лет на двести. Третий этаж сидел на нем как верхушка на свадебном пироге. Когда-то дом, наверное, был белым, а сейчас выцвел до сероватого оттенка, почти такого же, как гравий на дорожке. Казалось, это не дом, а часть прибрежных скал.

– Гм, – сказала мама.

Мы поставили чемодан на землю. Мама прошлась вдоль стены до угла.

– Иди-ка посмотри!

Я побежала за ней и сразу поняла, что она имела в виду. В брошюрке говорилось, что Геката-Холл «за время своего существования расширялся и перестраивался». Оказывается, под этим подразумевалось, что у дома оттяпали заднюю половину и вместо нее присобачили новую. Метров через двадцать серые доски заканчивались, и начиналась розовая штукатурка, которая тянулась до самого леса.

Сделано это было явно с помощью магии – на месте стыка не было ни шва, ни следа известки.

В принципе, можно бы сделать и поизящнее – а то впечатление такое, словно две половинки дома слепил вместе какой-то сумасшедший.

Сумасшедший с очень плохим вкусом.

Перед домом росли огромные дубы. С их ветвей свисали гирлянды испанского мха. Растений вообще было огромное количество. По бокам от входной двери стояли в пыльных кадках папоротники, похожие на большущих зеленых пауков. Стену оплело какое-то ползучее растение с фиолетовыми цветами. Казалось, будто лес постепенно поглощает здание.

Я одернула новенькую синюю юбочку из шотландки – странный гибрид килта и школьной формы. Школьный килт? Шкилт? Непонятно, почему руководство школы, расположенной в глубине дремучего Юга, требует от учеников носить шерстяную форму. И все-таки меня пробрала дрожь. По-моему, каждый, кто увидит это здание, обязательно заподозрит, что учатся в нем сплошные уроды.

– Красиво, – сказала мама бодро.

Давайте, мол, во всем находить хорошее.

– Ага, красивая тюрьма.

Мама покачала головой.

– Не нужно подросткового бунтарства, Софи. Какая же это тюрьма?

Тюрьма и есть.

Мы снова взялись за чемодан.

– Тебе действительно здесь будет лучше, – сказала мама.

– Да, наверное, – промямлила я.

«Для твоей же пользы» – эти слова по поводу Геката-Холла повторялись как мантра. Через два дня после той дискотеки от папы пришел е-мейл, в котором, по сути, говорилось, что я запорола все свои шансы на будущее и Совет приговорил меня к пребыванию в школе имени Гекаты, пока мне не исполнится восемнадцать лет.

Совет – это группа старичков, которые сочиняют правила жизни для Экстраординариума.

Ага, совет, который сам себя называет Советом с большой буквы. Очень оригинально.

В общем, папа работает в Совете, поэтому ему разрешили самому сообщить печальную новость. В е-мейле было сказано: «Надеюсь, это научит тебя более разумно пользоваться своими способностями».

Е-мейлами да изредка телефонными звонками мое общение с папой, в общем, и ограничивалось. Они с мамой расстались еще до моего рождения. Оказывается, папа ей рассказал о том, что он колдун (так принято называть мальчиков-ведьм), только когда они уже прожили вместе целый год. Мама восприняла известие не очень хорошо – решила, что папа псих, и сбежала к своим родителям. А потом узнала, что беременна мною, и на всякий случай вместе с книжками о младенцах запаслась экземпляром «Энциклопедии колдовства». К тому времени как я появилась на свет, мама стала специалистом по всяческим потусторонним явлениям. Общаться с папой она мне разрешила с большой неохотой после того, как у меня в двенадцатый день рождения открылись магические способности. Сама она к нему все еще относится весьма прохладно.

С тех пор как папа сообщил, что меня отправляют в Геката-Холл, прошел месяц. Я очень старалась примириться с приговором. Серьезно. Говорила себе, что наконец-то окажусь среди таких же, как я. Не нужно будет больше скрывать свою истинную сущность. И можно изучить новые симпатичные заклинания – это, конечно, большой плюс.

Но как только мы с мамой поднялись на паром, идущий к заброшенному острову, меня начало подташнивать – и совсем не от морской болезни.

Если верить брошюрке, остров Греймалкин выбрали из-за его отдаленности, чтобы легче было сохранить Геката-Холл в тайне. Местные жители думают, что это просто суперэксклюзивная школа-интернат.

К тому времени как паром подошел к густо заросшей лесом полоске земли, которой предстояло на два года стать моим домом, мне уже было сильно не по себе.

На лужайке перед домом толпились ученики. Очень немногие выглядели новичками, как я. Все они тащили чемоданы и всевозможные сумки. У многих багаж был обшарпанный, как у меня, но я заметила и пару сумок от «Луи Виттон». Одна девочка, темноволосая, с чуть крючковатым носом, выглядела моей ровесницей, остальные новенькие казались младше.

Я не могла определить на взгляд, кто они – ведьмы и колдуны или оборотни. С виду все мы похожи на обычных людей, не отличить.

Зато феи прямо-таки бросались в глаза. Выше среднего роста, с горделивой осанкой и блестящими прямыми волосами разных оттенков – от бледно-золотого до густо-фиолетового.

И с крыльями.

Мама говорила, феи применяют заклинание отвода глаз, чтобы казаться незаметными среди людей. Это довольно сложные чары – они подправляют сознание каждого встречного, и в результате люди видят фей такими, как они сами, а не разноцветными крылатыми… созданиями. Мне пришло в голову, что феи, приговоренные учиться в Геката-Холле, наверное, чувствуют облегчение. Тяжело, должно быть, постоянно поддерживать такие трудные чары.

Я остановилась, поправляя ремешок сумки на плече.

Мама сказала:

– По крайней мере здесь безопасно. Это уже кое-что, правда? Я хоть буду за тебя спокойна, в кои-то веки.

Мама, конечно, беспокоилась из-за того, что мне придется жить так далеко от дома, и в то же время радовалась, что здесь мне не грозит выдать себя. Когда постоянно читаешь о разных способах, какими люди испокон веков расправляются с ведьмами, невольно становишься параноиком.

Подходя к зданию школы, я чувствовала, как пот скапливается в самых неожиданных местах, где я никогда раньше не потела. Ну разве могут потеть уши?! На маму, как всегда, жара не действовала. Это закон природы – моя мама всегда выглядит прямо-таки до неприличия красивой. Хотя она была одета в простые джинсы и футболку, многие оглядывались ей вслед.

А может, это они на меня таращились, когда я пыталась незаметно вытереть пот между грудями так, чтобы не казалось, будто я осыпаю саму себя страстными ласками? Трудно сказать.

Меня окружали существа, о которых я раньше только читала в книжках. Слева фея с голубыми волосами и крыльями цвета индиго, рыдая, обнимала своих крылатых родителей, а те парили в воздухе, дюйма на два не доставая до земли. Хрустальные слезинки падали не из глаз девочки, а стекали с крыльев, и ее ноги болтались над ярко-синей лужицей.

Мы вступили в тень от громадных старых деревьев, и стало, может, на полградуса прохладнее. Когда мы уже подходили к крыльцу, в тягучем влажном воздухе раздался потусторонний вой.

Мы с мамой обернулись и увидели… тварь, воющую на двух расстроенных взрослых. Те не испугались, только, кажется, слегка рассердились.

Оборотень.

Сколько ни читай о них, увидеть перед собой настоящего оборотня – совершенно особое переживание.

Во-первых, он был совсем не похож на волка. И на человека тоже. Скорее, что-то вроде здоровенного свирепого пса, поднявшегося на задние лапы. Меху него был короткий, светло-коричневый, а глаза желтые, даже издали видно. Сам размером гораздо меньше, чем я ожидала. Ростом намного ниже человека, на которого оборотень рычал.

Человек резким тоном произнес:

– Прекрати, Джастин!

Женщина с волосами такого же светло-каштанового оттенка, как и шерсть оборотня, положила руку мужу на локоть.

– Солнышко, – сказала она мелодичным голосом с легким южным акцентом, – послушай папу! Не дури!

Оборотень – то есть Джастин – на секунду замер, наклонив голову набок, и от этого стал похож не на кровожадное чудовище, а на коккер-спаниеля.

От этой мысли я захихикала.

И вдруг желтые глаза уставились на меня.

Оборотень снова взвыл и, не успела я опомниться, бросился.

Глава 2

Родители оборотня кричали что-то предостерегающее, а я отчаянно пыталась вспомнить какое-нибудь заклинание, исцеляющее разорванную глотку – мне оно явно скоро должно было понадобиться. И, конечно, не придумала ничего лучше, как заорать мчащемуся на меня зверю:

– Вредная собака!!!

Тут я краем глаза заметила слева синюю вспышку. Не добежав до меня всего несколько дюймов, оборотень словно налетел на невидимую стену. Жалобно тявкнув, он кубарем покатился на землю. Мохнатая шкура пошла рябью, начала расплываться, и скоро перед нами возник обычный мальчишка в брюках цвета хаки и синей рубашке. Он жалобно хныкал. Родители кинулись к нему, а моя мама – ко мне, волоча за собой чемодан.

– Господи! – выдохнула она. – Солнышко, ты цела?

– Все нормально, – ответила я, отряхивая со шкилта травинки.

– Знаете, – сказал кто-то слева от меня, – я всегда считал блокирующее заклинание более эффективным, чем крик «Вредная собака». Но, возможно, я и ошибаюсь.

Я обернулась. К стволу дерева прислонился нахально улыбающийся мальчишка. Воротник рубашки у него был расстегнут, галстук распущен, форменный пиджак висел на сгибе локтя.

– Ты же ведьма?

Он оттолкнулся от дерева и провел рукой по черным волнистым волосам. Когда парень подошел ближе, я заметила, что он ужасно худой, чтобы не сказать – тощий, и притом на несколько дюймов выше меня.

Он сказал:

– На будущее – постарайся больше так не позориться.

И удалился неспешной походкой.

Когда на тебя с одной стороны кидается Джастин, человек псообразный, а с другой – какой-то посторонний парень, сам не такой уж сногсшибательный красавец, учит жить и объясняет, какая ты никчемная ведьма, это дико бесит.

Я оглянулась – видела ли мама, – но она уже подошла к родителям Джастина. Мне показалось, что она спрашивает: «Неужели он хотел ее укусить?!»

– Значит, я никудышная ведьма? – проговорила я сквозь зубы, сосредоточенно глядя в спину уходящему парню.

Подняла руки и мысленно призвала самые гадкие чары, какие только смогла придумать – там фигурировали гной, вонь изо рта и тяжелое расстройство половой функции.

И ничего.

Не было ощущения воды, поднимающейся до самых кончиков пальцев, сердце не ускорило ритм, волосы на голове не зашевелились.

Я так и осталась стоять, дура дурой, вытянув руки в сторону незнакомого мальчишки.

Что за ерунда? У меня еще ни разу не было осечки с колдовством!

И тут раздался голос, который звучал так сладко, словно цветок магнолии окунули в сироп.

– Достаточно, моя дорогая!

Я оглянулась – на крыльце, меж страхолюдными папоротниками, стояла немолодая женщина в темно-синем костюме. Она улыбалась, но улыбка была застывшая, как у куклы – от таких мороз по коже.

Дама нацелила на меня длинный указательный палец и произнесла мягким, ласковым, мелодичным голосом:

– У нас не разрешается применять колдовские способности против других экстраординариев, даже если очень хочется.

По-моему, если бы здание школы вдруг заговорило, голос у него был бы в точности такой, как у этой тетеньки.

– Позволь также заметить, Арчер, – продолжала она, обращаясь к темноволосому мальчику, – что эта барышня – новенькая, а вот тебе следовало бы знать, что нельзя нападать на других учеников.

Он фыркнул.

– Значит, надо было позволить, чтобы он ее съел?

– Не все можно решить с помощью магии, – ответила дама.

– Арчер? – Я высоко подняла брови. Ладно, пусть у меня отняли магические способности, но способность к иронии все еще при мне. – А фамилия как – Ньюпорт или Вандербильт? Может быть, еще и с номером? О-о! – Я округлила глаза. – А может, ты вообще «эсквайр»?

Я надеялась его обидеть или хотя бы разозлить, но мальчик только улыбнулся.

– На самом деле я Арчер Кросс, причем первый. А тебя как зовут? – Он прищурился. – Дай подумать…

Каштановые волосы, веснушки, в общем – образ простой соседской девочки… Элли? Лэси? Наверняка что-нибудь такое, миленькое, оканчивается на «и»…

С вами так бывало – губы шевелятся, а звука не выходит? Вот именно это со мной и сделалось. И, конечно, как раз тут моя мамочка закончила разговор с родителями Джастина и позвала:

– Софи! Подожди меня!

– Я так и знал! – расхохотался Арчер. – До встречи, Софи! – крикнул он через плечо и скрылся в доме.

Я стала разглядывать пожилую даму. Лет пятидесяти, русые волосы завиты, закручены и запутаны до такой степени, что послушно сложились в сложную прическу. Судя по прямо-таки королевской осанке и костюму характерного синего цвета, принятого в Геката-Холле, она и есть директриса, миссис Анастасия Каснофф. Это я вспомнила, не заглядывая в брошюрку. Такое имя захочешь – не забудешь.

Дама действительно оказалась директрисой с заковыристым именем. Мама поздоровалась с ней за руку.

– Я – Грейс Мерсер. А это София.

– Соу-фи-йа, – по-южному врастяжку произнесла миссис Каснофф.

В ее устах мое простецкое имя стало похоже на название какой-нибудь экзотической закуски из китайского ресторана.

– Можно просто Софи, – сказала я быстро, опасаясь, как бы не остаться для всех в новой школе навеки Соу-фи-йей.

– Вы родом не из наших краев, если я правильно помню? – продолжила беседу миссис Каснофф, направляясь вместе с нами к школе.

– Да, – ответила мама, перекладывая тяжелую сумку на другое плечо. А чемодан мы по-прежнему тащили вдвоем. – Моя мать из Теннесси. Да в каких только штатах мы не жили, вот только в Джорджии как раз и не пришлось. Мы довольно часто переезжали.

Довольно часто – это еще мягко сказано.

Девятнадцать штатов за мои шестнадцать лет жизни. Дольше всего мы задержались в Индиане – переехали туда, когда мне было восемь, и остались на четыре года. Самая короткая остановка – три года назад, в Монтане. Две недели.

– Понимаю, – сказала миссис Каснофф. – А кем вы работаете, миссис Мерсер?

– Мисс, – машинально поправила мама. Ее голос прозвучал чуточку громче, чем нужно. Она прикусила губу и поправила воображаемый завиток за ухом. – Я учительница. Преподаю историю религии – главным образом, мифологию и фольклор.

1 2 3 4

www.litlib.net

Книга "Демоническое стекло" из серии Проклятая школа 2

 
 

Демоническое стекло

Автор: Хокинс Рейчел Жанр: Любовно-фантастические романы Серия: Проклятая школа #2 Язык: русский Год: 2013 Издатель: АСТ ISBN: 978-5-17-078499-8 Город: Москва Переводчик: М. Лахути Добавил: Admin 30 Окт 13 Проверил: Admin 30 Окт 13 Формат:  FB2 (308 Kb)  RTF (286 Kb)  TXT (268 Kb)  HTML (308 Kb)  EPUB (340 Kb)  MOBI (1270 Kb)  

Рейтинг: 5.0/5 (Всего голосов: 1)

Аннотация

Софи Мерсер, ученица школы Геката-Холл, с ужасом узнает, что она — представительница расы демонов. А ее парень Арчер Кросс — агент таинственной организации «Око Божье», занимающейся уничтожением демонов!Софи уверена: она представляет угрозу для всех, кого любит.И теперь ей остается только одно — отправиться в уединенный загородный особняк и совершить смертельно опасный ритуал Отрешения.Если он пройдет удачно, то Софи лишится своих магических способностей.Если нет — она погибнет.Шансы — пятьдесят на пятьдесят, а за каждым шагом Софи следят не только демоны, но и их преследователи…

Объявления

Где купить?

Нравится книга? Поделись с друзьями!

Другие книги автора Хокинс Рейчел

Другие книги серии "Проклятая школа"

Похожие книги

Комментарии к книге "Демоническое стекло"

Комментарий не найдено
Чтобы оставить комментарий или поставить оценку книге Вам нужно зайти на сайт или зарегистрироваться
 

www.rulit.me

О книге Проклятая школа «

Автор: Светлана Дементьева

Впреддверии Хеллоуина было бы правильным поговорить о книгах, связанных с нечистой силой. В принципе можно просто прочитать статьи раздела «Фэнтези» или «Мистика«. Там собрано много разного материала: о книгах про вампиров, про зомби или про эльфов, есть отдельные статьи про книги о ведьмах или про монстров. Но мне бы хотелось собрать всю нечисть вместе. И чтобы непременно был бал, посвященный Хеллоуину.

Вот тогда я и решила разместить отзыв о книге «Проклятая школа». Именно в ней Рейчел Хокинс рассказывает про самых ярких представителей нечистой силы: ведьм, вампиров, оборотней, фей, приведениях и демонах. Редко встретишь книгу, где вся братия в сборе. Да и что мы знаем о мире нечисти? Мы привыкли к мысли, что все они «плохие», но почему-то крайне редко задумывались над вопросом «А так ли это?» и «Если так, то почему?» Мы искренне верим, что человечество вправе истреблять других существ, если они неожиданно в чем-то стали неугодны. Словно ведьмы или оборотни — это обычные тараканы, которых нужно вывести из своего дома — планеты Земля. Между тем с чего бы это Человек так возгордился и решил, что право имеет уничтожать целые виды существ на нашей планете? Веками человечество истребляло всякого рода нечисть, считая их злом. Но при этом Человек сам стал походить на жестокого убийцу. Зачастую без суда и следствия люди убивали ведьм просто потому, что они ведьмы. Так может быть потому колдуны и маги перестали быть людям друзьями? А ведь были времена, когда люди и нечисть жили в мире. Возможно у чародеев и бывали осечки. Но разве Человек никогда не ошибался? Или может Человек в чем-то лучше тех же вампиров? По сути такой же хищник. И точно так же для пропитания вынужден УБИВАТЬ. Пусть он не пьет кровь, подобно расе вампиров, но зато он ест плоть животных. Получается, что Человеку можно убивать для пропитания животных, а вампирам — нет? А почему? Разве эта мысль — не повод для раздумий?

Многие говорят, что чародейства на самом деле нет. Может потому мы в этом так уверены, что кто-то всесильный очень для этого постарался? В целях безопасности. Безопасности не для людей, а для нечисти. Иначе Человек-хищник, ополоумевший от чувства вседозволенности и алчности, своего лицемерия и двойных стандартов, просто изведет другие виды существ на Земле! Он ведь ХОЗЯИН! Жалкий неряха, загадивший свою планету и паразитирующий на всем живом.

Да, именно этой мыслью пронизана книга Рейчел Хокинс «Проклятая школа».

Дети различных видов нечисти нуждаются в защите от жестоких людей. Никто уже и не помнит истинной истории о нечисти кроме самой нечисти. Преподаватели школы вынуждены ввести предмет истории, которую мало кто знает из людей. Люди предпочитают не помнить о «Божьем Оке», которое за века сожгли тысячи ведьм, казнили сотни вампиров, извели десятки оборотней. Вы думаете, что с ними все понятно. Все-таки ведьмы и вампиры опасны для людей. А вот, например, феи  даже полезны. Вы так считаете потому, что не учились в «Проклятой школе» и не посещали уроки истории. Да и откуда человечеству разобраться в богатом разнообразии представителей нечисти? Ведь они жестоко истребляли, а не изучали. Между тем феи не такие уж и безобидные. А ведьмы бывают белыми и темными. Так что не всякую ведьму следовало отправлять на костер.

А еще в «Проклятой школе» есть предмет «физкультура». И это самый ненавистный предмет школьников. На этих уроках отрабатывались приемы защиты от нападавших людей. Не просто отрабатывались, а с использованием болевых приемчиков. После таких занятий физкультурой болели не только мышцы, болело все, что только возможно.

И хотя школа была тщательно сокрыта от людских глаз, была защищена множеством заклятий против колдовских сил, но все равно «Божье Око» пробралось и туда. О! Как часто мы оправдываем действия подобных организаций. Осуждаем коварство демонов, но … почему же коварство «Божьего Ока» даже не замечаем?

Шпион этой организации проник в школу. Но никто не смог его даже заподозрить. Кто он и каким образом убивал ведьм, подставляя беззащитную вампирку? А, может быть, убийцей был вовсе и не он? Может быть, убийцей был вызванный ведьмами демон? Но как? Ведь против него в школе стоит мощнейшая защита!

Однако в конце книги на все вопросы находятся ответы.

Ах да! Чуть не забыла. Бал. Бал был великолепный. Правда его омрачили события очередного нападения на ведьму. Но все-таки читатель успеет насладиться танцами, музыкой и костюмами феечек, оборотней, ведьмочек… Кстати, ученики готовились к балу самым тщательным образом. На уроках отрабатывались заклинания, благодаря которым из обычной ночнушки получилось великолепное бальное платье. Представляете как удобно? Купили одну единственную вещь в своей жизни — дешевенькую ночную рубаху, пошептали, ручками помахали и …ву а ля! Перед вами костюм желаемой расцветки и фасона. Так на дню можно наряды менять хоть по сто раз. Вошли в дамскую комнату в синем, а вышли в розовом! Мечта любой женщины.

А еще, как и в любой школе, здесь было место для интрижек. И конечно же был парень мечты любой школьницы! Были и стычки между учащимися. Забавно видеть такое. Мы-то привыкли к простой перепалке или к драке. А тут школьники обладают весьма опасными способностями. Могут загрызть буквально или заколдовать ваше платье… Были и изгои. Например, с вампиркой никто не хотел водиться. Вообще с вампирами все сложно. И это не смотря на то, что среди преподавательского состава вампиры тоже были.

Одним словом, книга «Проклятая школа» интересная. Читается на одном дыхании. Событий и тайн много. Полезной информации тоже. Например, далеко не все люди знают чем отличаются демоны от ведьм и колдунов. Считается, что это одно и то же. На самом деле демоны опасны для нечисти. А знаете ли вы как ощущается колдовская сила у демонов и у ведьм? А по каким признакам отличить демона от приведения? А как демоны воплощаются, чтобы жить на Земле? А знаете ли вы, что и оборотни бывают разных видов?

Так что книга во всех отношениях достойная. С глубиной, с очень интересным увлекательным сюжетом, да еще и полезная. И как бы многим противникам фентези не хотелось, а книга учит нравственности и честности.

Полностью сюжет я описывать не стала. Иначе читать будет не интересно. Рекомендую книгу «Проклятая школа» подросткам от 15 лет.

Кстати, эта книга является бестселлером. Студия «Дисней» в 2010 г. планировала экранизировать произведение Рейчел Хокинс. Но либо съемки до сих пор не закончились, либо возникли проблемы с бюджетом. В одном месте говорится, что экранизация уже завершена и имела потрясающий успех, в других источниках утверждается, что Дисней готовит целый сериал по мотивам выпущенной трилогии «Проклятая школа». Во многих местах упоминается о выкупе студией Дисней авторского права на продолжение серии «Проклятая школа» (по мотивам книг «Проклятая школа», «Демоническое стекло», «Связанная заклятьем») и студия «Дисней» приступила к съемках целого сериала. Что из всей найденной информации является правдой сказать сложно. Я не нашла ни киноленты, ни сериала. Возможно, что просто плохо искала. Кто найдет что-либо, большая просьба дать ссылку в комментариях. Заранее благодарна за помощь.

С наступающим Хеллоунином!

P.S. Библиография: Хокинс Рейчел. Проклятая школа / Пер. с англ. М.Лахути.- М.: АСТ, 2014.- 318 с.- 978-5-17-072845-9

 

С Днем Хэллоунина! Веселых полетов!

demsvet.ru

Книги из серии «Проклятая школа»

  • Knyazhe о книге: Кристина Юраш - Венец Безбрачия, или А можно всех посмотреть? Читала с удовольствием! Где-то смеялась, где-то ржала! Книга написана с юмором, понятным каждому. Если ищите чего-то глубокого и философского, то не сюда. Если хочется чего-то легкого и необременительного - велком! Не думать, не вдумываться, а просто читать и наслаждаться. Если понравится кусочек - читайте, не понравился - не читайте.

    спойлер

    «Брак у нас бывает часто!» Женская фабрика иллюзий «Надежда» Ни что не согревает так, как надежда. Ни один камин, калорифер, батарея, костер, одеяло не сумеет согреть лучше, чем маленький огонек надежды, который зажигается после неосторожного слова и таинственного взгляда. В такой момент кажется, что можно бежать босиком по снегу и не замерзнуть, идти под проливным дождем без зонта и не простудиться, сидеть в холодной квартире и не подхватить воспаление легких… Некоторые мужчины не идут встречать любимую, забывшую зонт и экономят на женских зимних сапогах исключительно потому, что где-то работает фабрика женских иллюзий «Надежда». Она наладила несколько конвейерных линий: «Он изменится! Вот увидите!», «Рожу, и он изменится!», «Любовница – не тот свет! Вернется!», «Жена – не стенка. Подвинется!», «Принц на черном мерседесе обязательно приедет!». Эти линии работают без страйков и перебоев уже много столетий. Раньше они обеспечивали Сену и другие водоемы утопленницами, сейчас тормозят статистику разводов и улучшают демографию. Я, как и миллионы женщин, подрабатываю, правда, на полставки, на этой фабрике чесальщицей чувства мужской гордости и мотальщицей мужских нервов, смотрю на вновь прибывших мечтательниц грустными глазами и провожаю на пенсию разочарованных реалисток. И пока руководство клеит лозунги: «Всем по принцу! Даешь еще иллюзий!», честно кормит в столовой обещаниями, устраивает корпоративные посиделки с котиками, мои коллеги – бухгалтера выдают нам авансы контингентом, далеким от венценосного. «Вы потерпите немного! Скоро все наладится!», – кивают они, когда ты расписываешься в зарплатной ведомости под названием «Несостоятельность». «Кто еще не расписался за женатого любовника? А вот здесь, напротив ленивого идиота, кто будет ставить роспись?» – кричат они, пока мы стоим в очереди за личным счастьем. Недавно я уволилась. По собственному желанию «в связи с разбитыми иллюзиями!». А теперь мне звонит родная бухгалтерия, отдел по сведению концов с концами, в свое время научившая меня считать… причем, сразу всех мужчин козлами, и говорит, что без моих соплей ничего не клеится, а норматив по слезам в подушку никак не выполняется.
  • cmc0511 о книге: Ева Никольская - Азартные игры волшебников Когда читала первый раз книгу (давно читала) - мне реально понравилось. Сейчас решила перечитать (в виду того, что не могу найти ничего стоящего...)...и такой облом... ГГ-ня какая то неадекватная, глупая и жутко раздражает....
  • Knyazhe о книге: Анна Артуровна Стриковская - Профессия: королева Читала года 2а назад - помню до сих пор. Думаю, показательно. Второй шанс для бизнес-леди, так сказать работа над ошибками. Адекатно-ценичная ГГня понравилась. ГГрой слабее, будь он таким же сильным как и ГГня, думаю, не сложилось бы у них. А быть королевой (= быть управленцем) - это действительно профессия, и не важно в каком мире ты живешь.
  • Knyazhe о книге: Анна Артуровна Стриковская - Практикум для теоретика [СИ]Адекватная, рациональная ГГня. Может показаться суховатой, но скорее математически логична. Где вы в математике видели чувства? Вот и тут тот же. Прочитать стоит ради спокойного, ровного повествования.
  • Feyya о книге: Екатерина Кариди - Проданная королева Ну, серьезно? Это не от ненависти до любви, это от унижения до любви! Он ее по левой щеке, а она подумала-подумала, что лучше его нет и не будет, и подставила правую. И все, любовь Бросила. Не смогла. Разочарована.

www.litlib.net