Книга: «Расставание. Как жить дальше». Книга расставание


Журнальный зал: Интерпоэзия, 2017 №4 - Светлана Михеева

 

Светлана Михеева родилась в 1975 году в Иркутске. Поэт, прозаик. Окончила Литературный институт им. Горького. Публикации в журналах «Дружба народов», «Интерпоэзия», «Волга», «День и ночь», «Сибирские огни». Живет в Иркутске.

 

 

Уйти. Остаться. Жить. Антология литературных чтений «Они ушли. Они остались». Сост. Б.О. Кутенков, Е.В. Семенова, И.Б. Медведева, В.В. Коркунов. – М.: ЛитГОСТ, 2016.

 

Нет темы крепче: ни в быту, ни в религии, ни в искусстве. О чем бы мы ни говорили – мы говорим о смерти. Ведь это наше будущее, индивидуальное человеческое и общее единое – переход. Переход, а не исчезновение. Даже наука давно сказала нам, что ничто не пропадает, все – переходит. Но высок трагизм расставания, которое неизбежно последует.

Я еще не видала поэта, который бы окончание своей жизни предвидел как абсолютное исчезновение. Для поэта смерть – катализатор, благодаря которому его существование в этом мире поднимается на уровень куда более высокий: встраивается в мифологический блок, иллюстрирует архетипическое, занимает, наконец, свое место в коллективном бессознательном. Лишаясь «физики», лирик становится почвой, пригодной для освоения. И он сам понимает это. «Бездна новую жизнь создает», –обронил куртуазный маньерист Константин Григорьев, один из авторов той самой книги, о которой идет речь – об антологии литературных чтений «Они ушли. Они остались». Собственно, и чтения, и книга заостряют вопрос, который каждый задавал себе хоть раз: как нам отнестись к любой ранней, а значит неестественной, смерти, если погибает поэт. Как найти равновесие между отношением к человеку – то есть горем, и отношением к поэту – то есть неким очищением, если хотите: тело иссякло и не затемняет больше написанного, не отбрасывает на него тени. Мертвых поэтов любят больше, чем живых. В книге есть отсылки на авторитетные мнения по этому странному поводу. Вот, к примеру, Лидия Гинзбург: «Смерть неимоверно повышает долю историчности в нашем переживании человеческой судьбы. Человек, которого мы плохо видим оттого, что стоим с ним рядом, вдруг, в некоторый неуследимо короткий момент, резко отодвигается и занимает место среди исторических, ретроспективно обозримых явлений…» Или – жестче, бытовей, ехидней у Гандлевского: «Умру – полюбите, а то я вас не знаю…» Мы имеем дело с вопросом повышенной сложности, сталкиваемся с волнующей расстановкой, с последней дилеммой: расставание это значит обретение – или обретение это значит расставание? Мучительное раздумье, о котором, сбиваясь порой на чистую эмоцию, толкуют в книге обозреватели самих чтений, грозит превратиться в когнитивный диссонанс, если не обратиться к общеизвестному: у каждой медали две стороны. Обретение значит расставание. Расставание значит обретение.

Книга содержит стихи ушедших и эссе присутствующих. Книга содержит бесстрашие – и сожаление о расставании. Расставание – это тот порожек, который заменяет поэтам легендарное ньютоново яблоко. Споткнувшись, можно сделать открытие.

 

*

О чем они сожалеют? О чем сожалеют те, кто покинул нас? А те, кто был покинут?

Трагизм расставания всегда – двухсторонний, как и любые отношения: ушедший и тот, кто о нем помнит. На этой единственно правильной диспозиции основана книга: стихи тех, кто попрощался с нами, в ответ им – эссе живых, воспоминания, кое-где терзания, кое-где осознание, иногда (не без этого) самолюбование. Весь набор, свидетельствующий о том, что мы – еще здесь.

Ее собственное название – «Уйти. Остаться. Жить» – говорит нам о расставании, исполнившемся не до конца – его придумали живые по отношению к мертвым. Мы тяжело отпускаем. Впрочем, и они ведь не рвутся погаснуть. Помните, какова была практика захоронения, известная со времен Средневековья, исполняющаяся до наших дней? Сердца аристократии и даже некоторых людей искусства по их воле или же по стечению обстоятельств (как, например, в истории Перси Шелли), захоронены отдельно в особенных местах. Поэтам нет нужды в таком грубом ритуале.

Живые на страницах этой книги часто скорбят, отягощенные тем самым диссонансом. Не считайте это жестокосердным, но здесь, на этих страницах, я не вижу причин для скорби – судьбы уже исполнены, а мы с вами обязаны принять этот факт. Пафос и наша благодарность – вот каким должен быть ответ. Поэзия и смерть – части целого: сотворение вечно, как идея и форма, но в каждом частном случае преходяще – ибо поэт во плоти лишь частный случай организации материи. В смерти растворяется лишь материя, ничто другое ей не подвластно.

 

*

Впрочем, книга ничуть не похожа на братскую могилу. Эти записки, развернутые мемории, пожалуй, обладают большой витальностью. В первую очередь потому, что живые в ней демонстрируют волю к памяти, отрицают забывчивость, проявляют желание понять и принять. Они исследуют сопряжение судьбы и таланта, а также возможность предопределения: почему случилось так, а не иначе? И почти всякая интерпретация в данном случае будет уместна.

К читательскому счастью, эссеисты не вязнут в сослагательном наклонении. Также они не склонны раздавать авансов, трубить о гениальности. И вправду, кто нам дал право рассуждать о поэзии в сослагательном наклонении? Лучше посмотреться в мертвых как в зеркало.

Вопрос, что мы там увидим? Социальную составляющую проблемы? Безусловно. Виктор Куллэ, исследуя в своем эссе положение искусства, приходит к выводу, что «мы живем в эпоху, когда мирному сосуществованию культуры и цивилизации пришел конец», что искусство стало объектом потребления, а значит, у подлинного стихотворца, который не собирается заниматься «чесанием» чьих бы то ни было «пяток», все меньше шансов быть услышанным. «Перспектива абсолютной глухоты» социума приводит поэтов к отчаянному шагу. Впрочем, прямых самоубийц в этом томе на 450 страниц – меньшинство. Это и оформившиеся голоса, и робкие – теперь навсегда робкие.

Еще увидим общую растерянность – человеческое предстало перед вечным.

Еще увидим: смерть в них самих, они ее познают. Каждый по-своему, то с долей юмора, то с дозой отчаяния, а то и с холодной головой. Последние – их меньшинство – в общем талантливом шуме производят какую-то стратегическую работу. Их выдающиеся возможности улавливать и говорить, их столь же своеобразный, сколь и доступный голос формируют даже и при тотальных обстоятельствах грядущего суицида – странное дело – жизнеполагающую, а не жизнеотвергающую картину. Разве стихи Анастасии Харитоновой, выбросившейся из окна, говорят о смерти? Они говорят о жизни. Разве стихи Анны Горенко, умершей от передоза, говорят об исчезновении? Они, обозначенные в статье Данилы Давыдова «поэтикой последовательного ухода», говорят об обретении личности – единство, «Я», созревающее в осмыслении жизни через смерть и наоборот.

«Призрак во плоти» Денис Новиков, последовательно уходящий и, в конце концов, ушедший, Алексей Колчев, опрощающий смерть до состояния «девы с веслом», молодой Арсений Бессонов, умаляющийся «до детского роста», Михаил Лаптев, отбывающий «на некую звезду», – все идут одной дорогой, все они разведчики одной разведки.

Мы, кто еще решает свои отношения с жизнью и смертью, примем во внимание чужой опыт, который поможет нам обрести свое равновесие.

 

*

Составители книги сделали еще одно большое дело – они представили читателям поэтов, которые в силу своей ранней кончины или других обстоятельств не смогли как следует представиться сами. За редким, конечно, исключением – Шевченко, Новиков, Харитонова. Но если фигура Дениса Новикова вошла уже под сень волшебного леса и того и гляди превратится в фигуру мифологическую, то та же Харитонова, явление потрясающее, окончившее себя на 38-м году жизни в далеком 2003-м, уже стоит на пороге едва ли не забвения, хотя за плечами у нее 12 поэтических книг. А что уж говорить, к примеру, об Андрее Туркине, яркой фигуре полуподпольной московской тусовки, умершем в 1997 году без единой книги, – единственная его книга вышла посмертно, в 2002 году. Кто в моем родном Иркутске скоро вспомнит Андрея Тимченова, в миру – бомжа и алкоголика, в поэзии – свободного странника? Для культуры официальной он и при жизни не существовал, неофициальная превратила его в символ поэта-бродяги…

Нет смысла сейчас толковать о значимости того или иного поэта. Понятно, что они – разных весовых категорий, стихи у них, хотя бы в силу возраста, разной зрелости. Есть исключение, вроде юного Ильи Тюрина, но оно как раз подтверждает правило, Тюрин жил на ускоренных оборотах, известных истории литературы. Здесь же уместно будет сказать о том, что и все они, до того как уход осуществился, задавались тем же вопросом: обретение значит расставание или расставание значит обретение? И вот что явно: в поисках ответа они зашли куда дальше, чем мы, если не примирив себя с фактом расставания («смертная сирень» Алексея Сомова, безусловно, страшна), то отпустив страх летать на воле безвидным, но громким потоком. Мечты о телесном бессмертии – высшее выражение человеческого страха. Поэты, собранные под этой обложкой, подтверждают эту мысль, никак не проявляя страха, но свободно предсказывая. Наиболее удивительный случай из представленных в этой книге – пожалуй, случай Дмитрия Банникова. Погибший в автокатастрофе, Банников говорил о дороге много, о дороге конкретной, о шоссе и даже о количестве погибших: четверо.

 

*

Если бы составители антологии ограничились подборками стихов, пусть даже и более полными, поэты остались бы в границах поэтической реальности – но для стороннего читателя этого мало. Вопрос о расставании и обретении не был бы заострен. Столкнув один мир с другим – живое с погибшим, материю и речь как явление бессмертия, поэта и его человеческий образ, транслируемый в воспоминаниях, – они обозначили главные вопросы.

Сопроводительные эссе – произведения разной степени накала, разной информативности и убедительности – полны ремарок о ранней и всегда неожиданной, преждевременной смерти. Но поэт – что такое? А его смерть, особенно преждевременная? Мир попал в капкан, и теперь отрезает себе лапу…

Срок смерти – обязательно точный. Этим исполняется общий закон, о котором живые имеют догадку, но – никакого понятия. У поэтов проблема решается легко – мотивом возвращения. Доверие их безгранично: «Ведь до гроба?» — «Не только!», – транслирует Арсений Бессонов. Пускается в плаванье Василий Кондратьев: «Мыслями память крепить и словами налаживать якорь» – и путь приводит к любви и приятию, родительскому, божественному. Обращается в иное будущее Илья Тюрин, утонувший в 19 лет: «Я счастлив, что нащупал дно ногой…» В этом будущем допустим обратный ход: «Я возвращусь, гоним судьбой другой…» Трагизм расставания искуплен и, может быть, в какой-то степени преодолен.

Другое настораживает их. С максимализмом, достойным юности, Тюрин заявляет о том, что вторжение поэзии в любую жизнь уже трагедия – на том основании, что «поэт находится там, где человека нет», и «трагедия поэта заключается в невозвратимости «оттуда». Расставание при жизни – непонимание, невнимание, это словно ты здесь, но уже умер. Отсюда же – посыл в эссе о Тимченове авторства Виталия Науменко: «Андрей не любил людей – ничего хорошего они ему не сделали». Эта нелюбовь – проекция нужды: он не любит их именно потому, что нуждается в них. Но как об этом сказать, если ты – разделен, если части твои рассогласованы? Как примириться с тем, что птица в тебе невидима, но мир невидимости естествен для нее? Вечный спор духа и тела и примирение их – это главный вопрос. А вопрос равновесия и есть вопрос поэзии. «В один прекрасный день обнаружишь, что у тебя осталась единственная проблема – ты сам», – съязвил как-то Генри Миллер. Ровно об этом же говорит и Тюрин, и Тимченов, и Марина Георгадзе, задача которой – научиться воскресать, и все другие. Они воскресают в равновесии стихотворения – мы наблюдаем за ними, за тем, как они становятся едины, целостны.

Живые создают книгу. Они пытаются систематизировать смерть, как делает это, например, Александр Лаврин: вот смерть-вход, вот смерть-выход, а вот смерть-исход. Они пеняют на драматические и губительные времена – но какие времена были для поэтов иными? Ведь только масса бессмертна – напоминает сама себе Лола Звонарева. Книга эта, да и весь проект, скорее, не «налаживание мостиков между поэзией и смертью, между тем миром и этим, между необходимостью помнить – и преодолением исконного людского беспамятства», как выразился во вступительном эссе Борис Кутенков, идейный вдохновитель проекта. Это те самые «прения Живота со Смертью»: о взаимоотношении Жизни и жизни, поэзии и читателя, фигуры расставания и фигуры обретения. За все эти важные вопросы мы и поблагодарим.

 

 

 

magazines.russ.ru

Книга Расставание, глава Расставание, страница 1 читать онлайн

Расставание

Три месяца, как они расстались. Костя уже смирился и начал привыкать к старой жизни, которую подзабыл за пролетевшие два года. Расстались без скандала. Все шло к этому. Мелкие обиды превращались в недельные молчания, близость становилась реже, вроде все еще было по старому, но уже что-то сломалось. Он хотел продолжать, что-то менять, что-то делать, но не она. Это все шло от нее. Еле слышное, еле заметное, дуновение осени. Он даже знал, когда примерно в ее голове щелкнул переключатель. Знал, но упорно стоял на своем, допуская те, же ошибки, от которых они молчали. Но в этом была не столько его вина. Это обстоятельства заставляли повторять одни и те же ошибки. Да и не ошибки это были вовсе, а сама жизнь, с ее не самой лучшей стороны. Когда на работе не получается и вместо улучшения приходят новые промахи. Когда этот груз несешь домой, копишь в себе, замыкаешься и молчишь. А она все видит и не понимает происходящих перемен. Ее схема проще и бескомпромисснее - значит разлюбил.

Так пролетела зима, наступила весна, которая, казалась, принесет перемены, и эти перемены вроде наступали, так, во всяком случае считал он, но в мае, когда зацвели сады и природа стала рождаться в тысячный раз, она сказала коротко и сухо:

- Нам надо расстаться.

Костя ощутил некую неестественность этих слов. Чуждых для нее, такой хрупкой и покладистой, всегда веселой. Но она это произнесла, и он понял, что эти слова долго собирались в ее голове, выстраивались в логическую связь и только ждали момента, когда не сказать их было уже нельзя.

- Надо, так надо.

И хотя он знал, что это может когда-то случиться, чувствовал. Что нет ничего вечного, идеального, что последние месяцы он сам подталкивал к этому, но произнесенное обожгло кипятком.

Он даже слегка покраснел, хотя случалось это крайне редко. Быть сильным, не раскисать - это то, что сейчас нужно, думал он. Даже если бы бросился на колени и стал упрашивать, умолять подождать, дать шанс, поскольку любил ее не меньше, а даже больше, чем в первые встречи, ничего бы не изменилось. Лишь бы усилилось ее отвращение и отвращение его самого к себе.

На этом они поставили точку.

- Я завтра, послезавтра соберу вещи и уеду, - сказал Костя.

Он знал, что надо торопиться, что лучше все сделать быстро и сразу, но переночевать с этой новой реальностью стоило. Он давно знал, что любую неприятность лучше переспать, пропустить через сон, крепкий сон, который был ему подвластен при любых обстоятельствах. Это спасает от спонтанных непродуманных действий, которые порой смешны и еще более ошибочны.

Этой ночью они как обычно оказались в одной постели, под одним одеялом, поскольку другого просто не было, но спиной к спине, как это было во время ссор. Только сейчас держали еще и расстояние, боясь коснуться друг друга. Прохладный воздух проникал в укрытие, в образовавшееся пространство и неприятно бродил по одиноким спинам.

На следующий день он уехал. Ждать еще сутки, мучиться не имело смысла. Она отдала все, что он купил для их совместной жизни.

- Забирай все, - сказала она.

И это прозвучало так, что вроде: "Забирай все, что хочешь, но только сделай это, сделай. Не мучай меня"! И он это почувствовал, он это понял. И внутри впервые образовался злой комок.

Собирался он основательно, неторопливо и молча. Лишь в конце сказал:

- Я тебе оставлю телевизор.

- Нет, не надо, - сказала она.

- Не тебе, а детям, твоим детям.

Голос его был спокоен, и она решила, что лучше не спорить.

 

Спустя три недели Костя вернулся. Он забыл документы. Все в спешке, понимал он. Хорошо это или плохо, или знак, какой? Может, обойдется и этот договор не так существенен. Но он понадобился и к своему неудовольствию и эмоциональным переживаниям, которые так и не утихли, пришлось возвращаться. Сначала он набрал ее номер телефона, и сделал это впервые с момента расставания. Голос на другом конце был такой же приветливый, как и в лучшие времена, словно ничего не произошло. Костя сказал, что заедет, объяснил причину, что бы ни дай бог не возникло побочных мыслей, уточнил время.

- Лучше в выходной, - сказала она.

- Ок.

 

Это случилось, он вновь увидел ее. Новые брючки, новая маечка, новые сандалии, купленные уже после расставания, которые так ей к лицу. Новая жизнь, новые перемены, маленькие хитрости, способные увести от лишних раздумий, подвести черту между прошлым. Маленькие радости перевоплощения. Лишь привычные волосы и та же улыбка и озорные глаза. Он понял, что соскучился.

Когда поднимались в лифте, чтобы ступить за порог такой знакомой, но ставшей чужой квартиры Костя не удержался, прижался и поцеловал. Нагло поцеловал, в губы, которые ему уже не принадлежали, но были его губами, к которым он касался ежедневно много, много раз. Она лишь улыбнулась, не отстранилась. Отстранение было в глазах, ставших вдруг холодными и растерянными. И он понял - она испугалась возвращения прошлого.

 

Костя забрал документы, от предложенного чая отказался. Последний раз, окинув взглядом пространство, боясь увидеть что-то необычное - новые предметы, незнакомые тапочки, чужое присутствие, дух, вроде сигаретного дыма, ведь они оба не курили, покинул прошлое навсегда.

 

Спустя месяц, он начал звонить. Просто так, на правах старого знакомого. Он не стеснялся новой роли. Волна первых обид прошла и он понимал, что прожив с человеком несколько лет, разделяя постель, еду, радости и недоразумения, так просто бросить и не общаться просто глупо, как-то по-мальчишески. Тем более что ничего плохого они друг другу не сделали. Было разное, веселое, грустное, но плохого не было. Просто у нее иссякли чувства, она выдохлась. Он, понимал устройство жизни по-другому и знал, что перетерпи этот кризис, у них все бы наладилось, начался прилив новых чувств и красок, но ничего сделать больше не мог. В ней что-то перемкнуло. Она такая. Вот такая и все. Она сама говорила, что приняв решение, не отступает от него никогда. Это ее принцип. И ее старые расставания, о которых он знал с ее же слов. И он этому верил.

litnet.com

5 книг, которые помогут пережить расставание / Находки

Любые отношения между двумя людьми обречены. Как минимум, в конце всех ждет смерть и трогательная надежда на то, что вы встретитесь в следующей жизни. Но что делать, если вы расстались, а ты не умерла? Наша новая подборка предлагает тебе 5 способов начать новую жизнь – или переписать старую.

Фредерик Бегбедер «Любовь живет три года»

Не плачь:

Композиционно роман делится на две части. В первой главный герой, журналист светской хроники и, судя по всему, резонер, Марк Марронье излагает теорию о том, что любовь в романтическом ее понимании ограничена 3 годами. Марк никогда не любил больше трех лет: после трех лет брака с Анной он начал чувствовать к ней отвращение, и тут под горячую руку попала не менее прекрасная Алиса. В конце романа герой сообщает, что их отношения с Алисой приближаются к заветной дате – 3 года, – поэтому на читателя выливается водопад слез и сокрушений по этому поводу.

Поной:

Бегбедер – тот самый демон, давший в руки разочаровавшимся одиноким людям мощнейшее оружие-аргумент. Проще говоря, именно после выхода книги Бегбедера «Любовь живет три года» скептики стали активно использовать мысль о любви как исключительно физической реакции всегда и везде. Это примерно как религиозные споры: атеисты всегда взывают к фактам и научным доказательствам существования Бога, а верующие верят. Поначалу теория Бегбедера кажется вполне логичной: мозг вырабатывает определенный гормон (дофамин), а спустя три года все возвращается на круги своя и любовь проходит. Но доверять автору на 100% мы бы не стали: его уверенность в своей правоте чем-то напоминает метод Дэна Брауна. Бегбедер ничего не говорит про восприятие любви человеком. Возвышенное понимание любви, данное нам искусством, - это социальный посредник, который помогает людям не ограничивать себя зоной комфорта.

Но в принципе «Любовь живет три года» – вполне приемлемый вариант для тех, кто хочет немного пострадать. Ключевое слово – немного. Не три года. Прочитать Бегбедера, поскорбеть об обреченности любви и спокойно идти дальше. Увы, на большее эта книга не претендует.

Элизабет Гилберт «Есть, молиться, любить»

Не плачь:

Не просто художественная литература – мемуары, – автора, которая после развода с мужем получила шанс на изменение своей жизни и отправилась на Бали. В книге три условных части, которые соответствуют названию: «Есть» - рассказ о пребывании главной героини в Италии, «Молиться» – путешествие в Индию и «Любить» - история об обретении новой любви.

Уезжай в Индию:

Книга набрала значительно количество «классов» после выхода фильма с Джулией Робертс в главной роли – там в раздражающе теплой цветовой гамме показано, как «сломленная» тяжелой жизнью женщина находит новую себя, побывав в разных странах и пережив массу приключений. Повесть о жизнерадостности всегда раскупается миллионными тиражами – сложно сказать, знала об этом Гилберт или нет.

Пожалуй, «Есть, молиться, любить» – одна из самых удачных находок для женщин, которые пытаются пережить расставание. Автобиографический мотив усиливает эффект, словно реклама в «Магазине на диване»: у меня получилось – и у тебя получится. Этого эффекта хватит ненадолго, но при условии, что ты начнешь действовать сразу по прочтении книги (или даже не дочитав ее), больше времени и не понадобится. Конечно, можно сколько угодно придираться к автору мемуаров с ворчанием по поводу финансов и жизненных условностей – а можно использовать историю Гилберт как катализатор. Даже если ты не решишься на путешествие в Исландию на последние деньги, как минимум на курсы йоги запишешься – и возможно, даже сходишь на первое занятие.

Стефани Майер «Сумерки. Сага. Новолуние»

Не плачь:

Как эта книга оказалась в нашей подборке – сами в шоке.

История любви вампира и человека продолжается – но случается страшное (в масштабах представления о страшном Стефани Майер): Эдвард бросает Бэллу. Конечно, ради лучшего будущего девушки, ведь он так и не смирился с тем, что его возлюбленную вполне устраивает перспектива присоединиться к его семье в качестве вампира. Бросает намеренно жестоко – еще одно неочевидное действие для человека, который живет уже несколько веков. Хорошо, не совсем человека. Антропоморфичного существа. Бэлла тем временем страдает от кошмаров и галлюцинаций, совершает неоднократные и достаточно нелепые попытки суицида – и находит себе нового парня.

Высоси всю кровь из новой жертвы:

Мы не станем впутывать тебя во все сюжетные линии произведения Майер, ибо это бессмысленная и беспощадная затея. Мы лишь обратим внимание на метод избавления от депрессии главной героини. Вряд ли идея о новом парне была осознанной – Бэлла явно не самый одаренный персонаж саги. И все же она интуитивно догадалась, как ей разобраться с чувствами к бывшему парню: она просто нашла другого. Менее умного, более накачанного.

Конечно, это жестокий способ. И то, что в последующих частях саги Стефани Майер облегчила судьбу Джейкоба (тот самый молодой и новый), совсем не соответствует тому, что ожидает тебя в реальности. Поэтому лучше даже не пытаться бросаться в омут с головой: во-первых, вряд ли получится пересилить свое страдание по былой любви, а во-вторых, свидание не влечет за собой детей и свадьбу. Можно отвлечься от депрессии в спортзале, а можно забыть о мрачных мыслях, не выходя из собственной спальни. «Я не знаю, что я чувствую» – классический женский ответ, который уже совершенно не удивляет мужчин. И все же лучше всего заранее сказать новому избраннику о том, чтобы не начинал копить на обручальное кольцо – пусть лучше свозит тебя на Бали.

Чак Паланик «Бойцовский клуб»

Не плачь:

В центре сюжета находится герой, страдающий бессонницей, которая вызвана неприятием общества потребления. Следуя совету своего доктора, он начинает посещать группы поддержки для больных различными заболеваниями, вследствие чего бессонница отступает. Но через некоторое время такой способ перестаёт действовать. В процессе дальнейшей борьбы с этим герой встречает таинственного человека по имени Тайлер Дёрден и создаёт подпольный бойцовский клуб как радикальную форму психотерапии.

Вмажь::

Еще один метод нетрадиционной медицины, который, по мнению автора и его последователей, гораздо эффективнее, чем традиционный подход. После того, как жизнь главного героя окончательно зашла в тупик, они с Тайлером бьют друг друга, проецируя свои проблемы на конкретного человека. Этот подход обретает черты философского течения, а компания Тайлера и главного героя превращается в бойцовский клуб. Опуская утрированные повороты сюжета, свойственные Чаку Паланику, можно сказать, что в начале славных дел эта идея имела смысл.

Если ты никак не может избавиться от грусти, обмани себя. Материализация проблем хороша тем, что ты наконец можешь им хорошенько врезать. Правда, мы не думаем, что стоит делать лицом своих проблем бывшего парня – все-таки это попахивает криминальной Россией. Лучше записаться на курсы борьбы или купить боксерскую грушу. Это отличная альтернатива фитнесс-залу и тренировка реакции, которая может понадобиться в будущем.

Пола Хокинс «Девушка в поезде»

Не плачь:

Очередной детективный бестселлер от очередной талантливой писательницы, по которому собираются снять/сняли фильм в духе Финчера (а может, и он сам). Рейчел разводится с мужем и каждый день ездит на поезде в Лондон якобы на работу, а на самом деле с целью проследить за счастливой жизнью счастливой семейной пары. В какой-то момент девушка узнает, что женщина из этого дома пропала, а главным подозреваемым в ее исчезновении оказывается ее муж.

Скройся во тьме:

С тем, что у Рейчел определенно были маньяческие наклонности, не поспоришь. И все же каждой девушке знакомо это чувство: как только у бывшего появляется новая девушка, ты проводишь весь вечер, листая фотографии в ее соцсетях и сравнивая ваши внешние параметры. Как правило, несчастная оказывается на порядок страшнее, глупее и скучнее, чем ты. От тяги к доскональному знанию личной жизни бывшего парня крайне сложно избавиться – с течением времени она обретает черты фанатизма, ты создаешь фейковые страницы, пытаешься поссорить его с новой избранницей и напрочь забываешь о самоуважении. По книге отклонение от психической нормы у главной героини даже сыграло на руку расследованию – она действительно помогла разобраться, что к чему в снежном коме из измен, двойной жизни и взаимной лжи. Однако это не означает, что в твоем случае слежка хоть в чем-то будет иметь положительные черты.

club.trendsbrands.ru

Книга: Расставание. Как жить дальше

Расставание. Как жить дальшеВ проблеме расставания, развода, а также переживания этой ситуации есть общие закономерности, которые хорошо известны составителям книги, на основе их огромного опыта работы с тысячами истории. Не… — Белорусский Экзархат, (формат: 80x100/32, 528 стр.) Компас для души Подробнее...2014126бумажная книга
Расставание. Как жить дальше...В проблеме расставания, развода, а также переживания этой ситуации есть общие закономерности, которые хорошо известны составителям книги, на основе их огромного опыта работы с тысячами истории. Не… — Издательство Белорусского Экзархата - Белорусской Православной Церкви, (формат: 84x108/32, 368 стр.) Компас для души Подробнее...201480бумажная книга
Семеник Д., Хасьминский М. (сост.)Расставание. Как жить дальше…В проблеме расставания, развода, а также переживания этой ситуации есть общие закономерности, которые хорошо известны составителям книги, на основе их огромного опыта работы с тысячами истории. Не… — Белорусский Экзархат Минск, (формат: Мягкая глянцевая, 367 стр.) Подробнее...2012124бумажная книга
Расставание. Как жить дальше...В проблеме расставания, развода, а также переживания этой ситуации есть общие закономерности, которые хорошо известны составителям книги, на основе их огромного опыта работы с тысячами истории. Не… — Издательство Белорусского Экзархата - Белорусской Православной Церкви, (формат: Мягкая глянцевая, 367 стр.) Компас для души Подробнее...2014129бумажная книга
Травкова МаринаПроститься, чтобы жить. Метафора переживания горя и утратыПеред вами колода метафорических ассоциативных карт, специально созданных для психологической работы с горем и утратой. Она содержит 64 изображения, метафорическиотражающих различные аспекты… — Генезис, (формат: 118x184, 528 стр.) Метафорические карты Подробнее...20171355бумажная книга
Травкова МаринаПростится, чтобы жить. Метафора переживания горя и утраты (+ 96 карт)Перед вами колода метафорических ассоциативных карт, специально созданных для психологической работы с горем и утратой. Она содержит 64 изображения, метафорическиотражающих различные аспекты… — Генезис, (формат: Мягкая глянцевая, 367 стр.) Метафорические карты Подробнее...2016807бумажная книга
Сесилия АхернP. S. Я люблю тебяБестселлер прославленной ирландки Сесилии Ахерн "P. S. Я люблю тебя" - современная история о том, как любовь оказывается сильнее смерти. Потеряв любимого мужа, тридцатилетняя Холли Кеннеди впадает в… — Иностранка, (формат: 80x100/32, 528 стр.) Подробнее...2009200бумажная книга
Ахерн, СесилияP. S. Я люблю тебя: РоманБестселлер прославленной ирландки Сесилии Ахерн "P. S. Я люблю тебя" - современная история о том, как любовь оказывается сильнее смерти. Потеряв любимого мужа, тридцатилетняя Холли Кеннеди впадает в… — Иностранка, (формат: 191.00mm x 125.00mm x 28.00mm, 528 стр.) книги сесилии ахерн Подробнее...2017307бумажная книга
Сесилия АхернP. S. Я люблю тебяБестселлер прославленной ирландки Сесилии Ахерн «P. S. Я люблю тебя» – современная история о том, как любовь оказывается сильнее смерти. Потеряв любимого мужа, тридцатилетняя Холли Кеннеди впадает в… — Азбука-Аттикус, (формат: 84x108/32, 368 стр.) электронная книга Подробнее...2004169электронная книга
Сесилия АхернP. S. Я люблю тебяБестселлер прославленной ирландки Сесилии Ахерн «P. S. Я люблю тебя» – современная история о том, как любовь оказывается сильнее смерти. Потеряв любимого мужа, тридцатилетняя Холли Кеннеди впадает в… — Азбука-Аттикус, (формат: 84x108/32, 368 стр.) аудиокнига можно скачать Подробнее...2006299аудиокнига
Сесилия АхернP. S. Я люблю тебяБестселлер прославленной ирландки Сесилии Ахерн «P. S. Я люблю тебя» – современная история о том, как любовь оказывается сильнее смерти. Потеряв любимого мужа, тридцатилетняя Холли Кеннеди впадает в… — Азбука-Аттикус, (формат: 84x108/32, 368 стр.) Подробнее...2015бумажная книга
Сесилия АхернP. S. Я люблю тебяБестселлер прославленной ирландки Сесилии Ахерн "PS. Я люблю тебя" - современная история о том, как любовь оказывается сильнее смерти. Потеряв любимого мужа, тридцатилетняя Холли Кеннеди впадает в… — Азбука-Аттикус, Иностранка, (формат: 70x100/32, 528 стр.) Подробнее...2016105бумажная книга
Сесилия АхернP. S. Я люблю тебяБестселлер прославленной ирландки Сесилии Ахерн "P. S. Я люблю тебя" - современная история о том, как любовь оказывается сильнее смерти. Потеряв любимого мужа, тридцатилетняя Холли Кеннеди впадает в… — Иностранка, (формат: 118x184, 528 стр.) Подробнее...2016275бумажная книга
Ахерн С.P. S. Я люблю тебяБестселлер прославленной ирландки Сесилии Ахерн "P. S. Я люблю тебя" - современная история о том, как любовь оказывается сильнее смерти. Потеряв любимого мужа, тридцатилетняя Холли Кеннеди впадает в… — Иностранка, (формат: Твердая бумажная, 528 стр.) Подробнее...2017304бумажная книга

dic.academic.ru

Книги про разрыв отношений и расставание.

Предыдущий пост | Следующий пост

██ Сесилия Ахерн - P.S. Я люблю тебя (2002) ██ Бестселлер прославленной ирландки Сесилии Ахерн "P.S. Я люблю тебя" - современная история о том, как любовь оказывается сильнее смерти. Потеряв любимого мужа, тридцатилетняя Холли Кеннеди впадает в отчаяние, перестает выходить из дому, общаться с людьми. И вдруг получает по почте пакет с письмами: распечатывать их можно лишь по одному в месяц, а написаны они тем самым человеком, расставание с которым приносит ей такие страдания. Оказывается, незадолго до смерти он решил помочь ей жить дальше. Всякий раз она с нетерпением ждет первого числа, чтобы вскрыть очередной конверт и, строго следуя наставлениям, сделать еще один шаг, возвращающий ее к жизни: купить новое платье, принять участие в конкурсе караоке, съездить на море. ██ Джоджо Мойес - До встречи с тобой (2012) ██ Лу Кларк знает, сколько шагов от автобусной остановки до ее дома. Она знает, что ей очень нравится работа в кафе и что, скорее всего, она не любит своего бойфренда Патрика. Но Лу не знает, что вот-вот потеряет свою работу и что в ближайшем будущем ей понадобятся все силы, чтобы преодолеть свалившиеся на нее проблемы. Уилл Трейнор знает, что сбивший его мотоциклист отнял у него желание жить. И он точно знает, что надо сделать, чтобы положить конец всему этому. Но он не знает, что Лу скоро ворвется в его мир буйством красок. И они оба не знают, что навсегда изменят жизнь друг друга. Грустная история о маленькой жизни и больших мечтаниях, которая заставит вас плакать. ██ Сара Джио - Фиалки в марте (2015) ██ В жизни Эмили Уилсон, некогда самой удачливой девушки Нью-Йорка, наступает темная полоса. Творческий кризис, прохладные отношения с родными, а затем и измена мужа вынуждают Эмили уехать из мегаполиса и отправиться на остров Бейнбридж к своей двоюродной бабушке Би, в дом, рядом с которым растут дикие фиалки, а океан пенится прямо у крыльца. Эмили вскоре находит датированный 1943 годом дневник некой Эстер Джонсон, чьи записи проливают свет на странное поведение местных жителей и меняют взгляд Эмили на остров, который она обожала с самого детства.  ██ Лиана Мориарти - Последняя любовь гипнотизера. ██ Это очень странная книга. Можно даже не читать. Я все ждала развития событий, и ждала долго, учитывая количество страниц. Но - ничего. Какой-то бессмысленный поток описаний. Плохо-плохо-плохо. В описании сказано - "умный любовный роман с неожиданным сюжетным поворотом". Умного ничего обнаружить не удалось. Сюжетных поворотов тоже. На половине книги я все же пришла у выводу, что очень скучно. Это из той категории произведений, которые читаешь и думаешь - зачем? Наверное, этот роман какой-то уж слишком американизированный.

anchiktigra.livejournal.com

Книга: Расставание

А. ЧижовРасставаниеРасставание — (формат: 135x205, 216 стр.) Подробнее...2016210бумажная книга
Л. БородинРасставаниеВашему вниманию представлен роман Леонида Бородина РАССТАВАНИЕ. Он построен вокруг идеи Бога. Его лирический герой - московский интеллигент, решающий начать новуюжизнь — Посев, (формат: 135x205, 216 стр.) Подробнее...1984158бумажная книга
Китамура КэтиРасставание"Предательство всегда ставит одного партнера в позицию осведомленности, а второго оставляет во мраке неизвестности" . Жизнь вынуждает ее играть роль жены даже после развода: они с Кристофером решили… — Клуб семейного досуга, (формат: 135x205, 216 стр.) Подробнее...2017463бумажная книга
Кэти КитамураРасставаниеПредательство всегда ставит одного партнера в позицию осведомленности, а второго оставляет во мраке неизвестности . Жизнь вынуждает ее играть роль жены даже послеразвода: они с Кристофером решили… — Клуб Семейного Досуга, Книжный клуб Клуб семейного досуга . Харьков, (формат: 135х205 мм, 208 стр.) Подробнее...201784бумажная книга
Л. БородинРасставаниеВашему вниманию представлен роман Леонида Бородина - `Расставание`. Формат издания: 14 см х 20, 5 см. ISBN:9785858872146 — Посев, (формат: 135х205 мм, 208 стр.) Подробнее...1984170бумажная книга
Китамура КэтиРасставаниеЖизнь вынуждает ее играть роль жены даже после развода: они с Кристофером решили, что их расставание пока что должно остаться в секрете. Но Кристофер неожиданно исчез, и она вынуждена отправиться на… — Клуб семейного досуга, (формат: 135х205 мм, 208 стр.) Подробнее...2017419бумажная книга
Китамура КэтиРасставаниеЭта история — о жизни женщины, пережившей предательство любимого мужа и сейчас вынужденной играть роль жены, делая вид, что ничего не случилось. Их развод — секрет, который должен остаться между… — Клуб семейного досуга, (формат: 135x205, 216 стр.) - Подробнее...2017334бумажная книга
Кэти КитамураРасставание«Предательство всегда ставит одного партнера в позицию осведомленности, а второго оставляет во мраке неизвестности&raquo — (формат: 135х205 мм, 208 стр.) Подробнее...201751бумажная книга
Ольга ПолянскаяРасставание без боли и слёз. Проверенная методика! 6 точных шагов и 11 техник«Расставание без боли и слёз» – настольная книга для тех, кто сейчас находится на этапе разрыва отношений. 6 точных шагов и 11 техник, описанные в данной книге, помогут быстро и безболезненно пройти… — Издательские решения, (формат: 135x205, 216 стр.) электронная книга Подробнее...400электронная книга
Ольга ПолянскаяРасставание без боли и слёз. Проверенная методика! 6 точных шагов и 11 техник«Расставание без боли и слёз» – настольная книга для тех, кто сейчас находится на этапе разрыва отношений. 6 точных шагов и 11 техник, описанные в данной книге, помогут быстро и безболезненно пройти… — Издательские решения, (формат: 135x205, 216 стр.) Подробнее...бумажная книга
В. Бузинов, Н. Крыщук, А. СамойловРасставание с мифамиКнига "Расставание с мифами" представляет собою сборник бесед Виктора Бузинова, Николая Крыщука и Алексея Самойлова с известными и по­пулярными людьми из разных сфер - литературы, искусства… — Геликон Плюс, (формат: 84x108/32, 424 стр.) Подробнее...2010105бумажная книга
Л.В. БетховенРасставание, WoO 124Эта книга будет изготовлена в соответствии с Вашим заказом по технологии Print-on-Demand. Л. В. Бетховен, Расставание, WoO 124, Ноты, Для голоса и фортепиано Тип издания: Ноты Инструменты: голос… — Музбука, (формат: 84x108/32, 424 стр.) - Подробнее...1795145бумажная книга
Джон Данн МакдональдРасставание в голубом. Глаза с желтизнойВ современной американской литературе Джон Д. Макдональд известен как автор остросюжетной прозы. В своих увлекательных детективных романах «Расставание в голубом» и «Глаза с желтизной» он рисует мир… — Просперус, Таурус, Эртранс, (формат: 84x108/32, 352 стр.) Любимый детектив Подробнее...199480бумажная книга
Виктор БузиновРасставание с мифами. Разговоры со знаменитыми современникамиКнига «Расставание с мифами. Разговоры со знаменитыми современниками» представляет собой сборник бесед Виктора Бузина, Николая Крыщука и Алексея Самойлова с известными и популярными людьми из разных… — ИП Князев, (формат: 84x108/32, 352 стр.) электронная книга Подробнее...201099.9электронная книга
Александр ГольдштейнРасставание с Нарциссом. Опыты поминальной риторикиПервое издание книги "Расставание с Нарциссом" замечательного критика, писателя, эссеиста Александра Гольдштейна вышло в 1997 году и было удостоено сразу двух премий(" Малый Букер" и "Антибукер" ). С… — Новое литературное обозрение, (формат: 60x90/16, 360 стр.) Подробнее...2011315бумажная книга

dic.academic.ru