Читать онлайн «Северная корона. Часть 1». Книга северная корона


Читать Северная корона. Часть 1 (СИ) - Джейн Анна - Страница 1

Анна Джейн

Северная корона

Часть 1

Пролог

С велением богов нам спорить не по силам.

Долг смертных-принимать, что властный рок судил им.

Жан Расин

Ровно посредине черно-белой цветочной поляны, над которой светило тусклое солнце, вырезанное из газетных обрывков, находилась серая фигура, принадлежащая молодому светловолосому человеку. Он, согнув ноги и опустив на колени локти с закатанными рукавами рубашки, сидел совершенно неподвижно, уставившись немигающим взглядом в одну точку - на застывший в своем цветении нераспустившийся бутон высокого цветка.

Этот парень не шевелился, не совершал не единого движения, но усиленно думал о чем-то, и его мысли в виде букв, вырезанных все из той же мятой бумаги, вылетали у него из головы и неспешно плыли по светло-серому мутному небу без облаков.

"Никого. У меня никого не осталось. И ничего не осталось - только воспоминания. Кому они нужны, эти воспоминания? Даже мне они не нужны. Глупая ноша. И сбросить нельзя. Так и придется таскать ее за собой всю оставшуюся жизнь.

Интересно, а сколько мне осталось? Чем меньше, тем лучше. Тем легче.

Тупая Судьба. Почему именно у меня она такая? Почему я? Что я сделал не так? Какого черта?!"

- Большого и косого. - Раздался в угнетающей тишине мужской глубокий твердый голос, искаженный едва слышным, доносящимся издалека визгливым смехом. Позади сидящего появился еще один мужской силуэт, закутанный в длинный, доходящий до пят плащ. Он материализовался на поляне совершенно нежданно.

- А? - от неожиданности вздрогнул парень и резко поднял голову. - Брат?

- Нет, олень, это троюродный дядя дедушки апельсина.

- Андрей, это ты? - потрясенно повторил светловолосый, вскакивая с земли. Человек в плаще стоял к нему спиной, но парень не сомневался, что перед ним его старший брат.

- Я сотни раз спрашивал сам у себя, почему у меня такой тупой братишка, но так и не получил ответа. Наверное, это философский вопрос. - Со смешком в голосе отозвался тот, кого звали Андреем. Или когда-то звали Андреем.

По черно-белой поляне пронесся слабый ветерок, покачнув все цветы, кроме того, с высоким стеблем, на который смотрел молодой человек, когда сидел на земле, погруженный в свои думы.

- Я тут слышал, ты на судьбу сетуешь, придурок. Орешь на всю Вселенную. Давай, малыш, собери остатки силы воли в кулак, вставай и делай что-нибудь. Иди против ветра, Никита, - почти ласково сказал человек в плаще. Он как будто не замечал удивления на лице младшего брата, смешанного с детским потрясением и гневной обидой.

- Эй, зачем ты пришел?! - вплотную подбежал к нему парень, тяжело дыша. - Тебе помочь? Ты как? Что с тобой? Отвечай, твою мать!

Как только Никита приблизился к брату, то почувствовал холод, исходящий от него. Ему даже показалось, что он увидел этот холод - едва заметный, с синеватым оттенком. Словно поняв это, человек в плаще исчез, и в ту же секунду появился в паре метров от парня, вновь стоя спиной.

- Вернись!

- Эй, потише, мелкий, я ведь могу и рассердиться, - впустив в голос нотку раздражения, сказал тот, кого звали Андреем, однако его голос все же оставался веселым. - Проявляй уважение к старшим, если ценишь целые кости.

- Что с тобой случилось?! Где ты? - вновь подбежал к брату Никита, понимая, что то, как колотиться его сердце - ненормально. Видимо, целые кости были у него не в почете. Но Андрей вновь исчез и появился за его спиной. Никита все так же не мог видеть его лица. А холодный ветер все только усиливался, заставляя бумажное газетное солнце трепетать в своих порывах не хуже цветков на земле.

- Куда ты все время уходишь!! - прокричал обиженный и испуганный Никита. - Стой! Хватит убегать!

Хотя Андрей не мог видеть его глаз, в которых впервые за много-много лет сосуды расширились и покраснели из-за появившихся и яро сдерживаемых слез, он по-доброму и как-то печально рассмеялся. Раньше он делал это крайне редко.

Визгливое хихиканье на заднем плане нехотя исчезло, чтобы появиться через несколько минут.

- Обидно, да? Тебе не суждено меня догнать, - приложил ладонь, обтянутую перчаткой, ко лбу Андрей.

Игра в догонялки продолжалась еще несколько минут. Как бы Никита не старался, поймать человека в плаще он не смог. Только искренне веселил. А ноги его все больше и больше делались ватными, замедляя скорость передвижения, что не могло не злить. От этого коктейля бессилия и злости Никита даже закричал, вызвав взрыв хохота у брата.

- Ну, пока, любитель салочек. Ты меня ими и в детстве напрягал. Вырос - и не изменился. Печально. Прощай. И иди против ветра, - почти ласково повторил Андрей, подумал немного и добавил:

- Я тут слышал прикол - Бог дает столько испытаний, сколько человек может выдержать. То, чего человек не выдержит, Бог ему и не предложит. Не разрушай Богу систему. Перестань ныть и уже вали против ветра, олень!

Ветер стал невыносимым и бил Никиту по лицу с дьявольской радостью. Визгливый смех, сопровождающий его, зазвучал громче.

- Опять ты уходишь, - со злостью прошептал парень в спину брату. - Вы все уходите.

- Ты один раз тоже ушел, - справедливо заметил едва слышным голосом тот, не совершая шагов, но необъяснимо отдаляясь от Никиты. - Но ты вернуться можешь, а я - нет.

- Не уходи! Стой!

Андрей вдруг послушно замер и все же повернулся в полу анфас, и Никите стало необъяснимо страшно, как загнанному в стойло животному, почуявшему несущее смерть землетрясение. Лицо старшего брата было бледным, будто облитым воском, только вот карие прищуренные глаза продолжали смеяться.

Противное хихиканье стало еще громче и резало слух совсем уж откровенно.

- Заткнись, - зло сказал смеху Андрей и исчез.

- Вернись!!

- Против... просто иди. - Прошептал ветер в спину Никите и тоже умчался. На том месте, где только что был брат парня, появилась небольшая черная лужа, которая все разрасталась и разрасталась. Миг - и Никита обнаружил, что стоит у берега идеально круглого озера, от которого исходит тот же терпкий недобрый синеватый холод, что и от Андрея. Ему казалось, что старший брат отправился туда, в непрозрачную воду, от близости которой кружилась голова.

Там, он скрывается там! Оттуда его можно будет вытащить! Забрать силой. Помочь!

Недолго думая, Никита сделал несколько шагов по направлению к озеру с твердыми намерениями помочь Андрею выбраться из вечного холода, и через пару секунд уже безвольно погрузился под ледяную воду с головой, перестав дышать. Никто не мог сопротивляться этому озеру. И кто сказал, что в нем была лишь обычная вода?

"Храбрый недоумок,- поплыли по небу чьи-то фиолетовые расплывчатые мысли, - куда полез, щенок! Вернись назад!!"

"Дерзкий поступок, - яркие буквы цвета морской волны взвились над горизонтом, они явно выражали ободрение. - Смелый мальчик. Пусть получит подарок за чистые помыслы и смелость".

Неведомая сила выбросила переставшего дышать Никиту из воды на берег, и над ним, на потемневшем и ставшим темно-синим небе, уничтожив бумажное помятое солнце, вспыхнули яркие звезды. Они образовали полукруглый венец, всполохами переливаясь прекрасным северным сиянием, а потом, одна за другой, под предводительством Геммы, самой яркой из них, заскользили по воздуху вниз, к груди Никиты.

Осторожно, одна за другой, звезды вошли в его сердце, запечатлев в нем рисунок Северной Короны.

Никита открыл глаза и резко сел в кровати.

Он проснулся, словно от удара по голове. Правая рука быстро нащупала рукоять ножа у изголовья в зазоре между спинкой дивана и матрасом - привычками разбрасываться Ник не мог да и не желал. Оружие всегда было при нем, и в каждой новой квартире парень имел обычай равномерно распределять его по всем комнатам, чтобы оно находилось в зоне досягаемости. Да и не зря Март говорил, что холодное оружие в кровати оберегает от дурных снов, особенно если клинок отлично, до зеркального блеска, отполирован. Тогда злые духи видят свои жуткие отражения в нем и пугаются, оставляя человека и его сны в покое. Правда, поверья гласили, что лучше всего хранить нож под подушкой, но с этим Андрей, а следом за ним и Ник, были не согласны. Слишком много лишних секунд пройдет в случае реальной угрозы, пока будешь доставать оттуда свой нож. Да и опасность порезаться существует - по крайне мере, Андрей всегда издевательски намекал младшему брату, что его руки не настолько прямые и ловкие, чтобы однажды не наткнуться на острие клинка, спрятанного под подушкой.

online-knigi.com

Читать книгу Северная корона

Посвящается Нонне Реймерс

Пролог

В тишине зародился чуть слышный вибрирующий звук. На зеленоватом экране, приближаясь к рубиновой черте, дрожала ярко светящаяся полоска. Звук постепенно нарастал и, когда трепещущая световая черта слилась с рубиновой, перешел в пронзительный свист.

Ведущий положил руку на золотистую панель автомата и отдал приказание. Свист резко оборвался. Наступила тишина и невесомость.

Гигантский межзвездный корабль прекратил разгон. Пересекая космическое пространство, он возвращался к планете Белой Звезды.

Ведущий обернулся к сидящей рядом спутнице.

— Я проверила, все спят и проснутся, когда наступит срок, — услышал он ее ответ.

Медленно раздвинулись шторы телескопического иллюминатора. В глубине космоса, среди бисерной россыпи звезд, чуть поблескивала Голубая планета.

Низкой нотой загудел автомат увеличения. Планета в иллюминаторе быстро росла. На фоне океанов стали различаться громады материков. Макушки полярных шапок терялись в лазурной дымке. Над поверхностью планеты плавали обширные облачные поля. Но вот ее диск заполнил черный глаз иллюминатора. Желтое пятно — пустыня громадного материка как бы неслась навстречу, и перед звездоплавателями открылось безжизненное плоскогорье. Оно обрывалось в равнину, покрытую застывшими волнами барханов. На краю плато, у каменной площадки, толпились обитатели Голубой планеты.

— Прощайте, младшие братья! — низким грудным голосом произнес Ведущий. Пройдут века, окрепнет ваш, пока еще слабый, разум, и откроется вам путь к познанию Вселенной, к счастью! Прощайте!

Изображение исчезло. Шторы медленно сомкнулись. Ведущий взглянул на спутницу:

— Пора!

Звездоплаватели наглухо застегнули эластичные костюмы и в последний раз оглядели кабину. Механизм управления работал по заданной программе. На телеэкране виднелись внутренние отсеки корабля и в них — застывшие в анабиозе астронавты. В кружке индикатора автомата горела цифра — срок пробуждения. Ведущий нажал черную кнопку. В кабину с легким шипением начал поступать газ.

— Пора! — повторил он, откидывая голову на спинку кресла, и, вдохнув полной грудью, погрузился в длительный сон.

Часть I НЕЗЕМНОЙ ТАЛИСМАН

Эта часть является переработанной и дополненной версией повести «Неземной талисман», вышедшей в одноименном сборнике в 1964 г.

Глава 1. Видение на экране

Воскресный день был солнечный, жаркий. Почти все население маленького курортного городка высыпало к морю.

В пене прибоя копошились ребятишки. Дальше, в зеленых волнах, мелькали разноцветные шапочки купающихся. На берегу расположились любители загорать. Солидные дамы, залепив носы лоскуточками бумаги, часами поджаривались на солнцепеке. Под полосатым тентом собрались преферансисты. Лысеющий толстяк, тасуя карты, рассказывал бородатый курортный анекдот, его партнеры в нужных местах смеялись.

Из прибрежных кустов вышел молодой человек. Насвистывая, он прошел мимо шумной стайки молодежи, играющей в мяч.

Трах!

Что-то сильно ударило его по затылку. Светофильтровые очки упали на гальку. Во все стороны брызнули осколки.

— Ой! — раздался позади возглас.

Он обернулся. Перед ним стояла маленькая рыжеволосая девушка в голубом костюме.

— Это вам я обязан?

— Простите! Я нечаянно в вас зафутболила!

— Не завидую команде, за которую играете. Так можно забить гол в собственные ворота. — Он поднял мяч, подал его смутившейся девушке и улыбнулся: — На первый раз прощаю.

С сожалением взглянув на разбитые очки, молодой человек пошел вдоль пляжа к скалистому мысу.

Выбрав местечко поудобнее, он сбросил верхнюю одежду и в плавках присел на камень. Здесь не было народа. Из-за мыса вырывались порывы свежего ветра и закручивали на волнах пенистые гребешки. Прибой с шумом разбивался о скалы. В каскадах брызг и водяной пыли сияла радужная дуга. Отступая, волны обнажали скользкие зеленые камни. Длинные волосы водорослей тянулись за убегающей водой. На мокром песке, между камней, копошились маленькие серые крабы.

Молодой человек встал и закинул руки за голову, подставляя ветру смуглое тело. Потом бросился в набегающую волну, вынырнул за гребнем и поплыл, выкидывая саженками мускулистые руки.

Вдоволь накупавшись, он вышел из воды и стал одеваться. Раздался скрип гальки. По берегу не спеша шел высокий тучный мужчина.

— Не помешаю? — учтиво осведомился он, присаживаясь рядом.

— Нисколько, — ответил молодой человек и пристально на него посмотрел. В интонации голоса пришедшего было что-то знакомое. Ну, конечно, он где-то видел эти темные, зачесанные назад волосы над высоким лбом и близорукий прищур умных добродушных глаз… Но где?

И тут его осенило:

— Петька! Звездочет! Ты?

Мужчина удивленно обернулся, потом вскочил, узнав друга детства.

— Лешка! Черныш! Вот так встреча!

Они крепко обнялись.

— Постой, постой! Дай хоть на тебя взглянуть! — воскликнул Алексей. — Эк тебя разнесло! — похлопал он приятеля по животу.

— Растет трудовая мозоль от сидячей работы, — рассмеялся Звездочет. — А ты все такой же поджарый, как гончий пес! — щуря глаза, рассматривал он друга.

— Все такой же! Ты как сюда попал?

— О-о, я здесь давно. Вон там пустил корни. — Петр указал на вершину горы, где над лесом возвышался купол обсерватории.

— Молодец! Значит, мечты сбылись?

— Ну, а как же… А где ты скитался?

— Я кончил школу, отслужил в армии, а теперь — студент, будущий археолог, — улыбнулся Алексей, причесывая шевелюру.

— Что ж, неплохо! Отдыхать приехал?

— Ага.

— Где устроился?

— Пока нигде. Чемодан на вокзале.

— Отлично, будешь жить у меня. Пошли!

Друзья по живописной тропинке поднялись к обсерватории.

— Вот и моя резиденция! — отдуваясь, Петр показал на спрятанный в буковой роще домик. — Прошу!

Они прошли в маленькую комнату.

— Здесь и устраивайся. Чувствуй себя, как дома, — сказал Петр и вышел за дверь.

— Ма-ама! — загремел с балкона его зычный голос.

— Ну что ты кричишь? Я здесь! — отозвалась, выходя из сада, миловидная блондинка.

— Мама! Радость-то какая! Нашел друга, с которым вместе рос! — Петр приподнял жену и звонко чмокнул ее в губы.

— С ума сошел! Бессовестный! — вспыхнула она, заметив вышедшего на веранду гостя.

— Ничего! Здесь все свои! Моя жена Лида, мой школьный приятель Алексей, представил Петр.

Почти минуя сумерки, наступила ночь. Алексей облокотился на подоконник. Над кипарисами блестели серебряные капли звезд. Их отражения покачивались на морской зыби. Светлая дорога Млечного Пути скрывалась за линией горизонта.

Ветер стих. Звенели цикады. Внизу, у берега, блестела россыпь огней. Откуда-то доносилась мелодия танцевальной музыки.

Алексей закрыл глаза. В голове слегка шумело от выпитого за ужином вина и избытка впечатлений.

«Пожалуй, пора спать», — со сладким зевком подумал Алексей.

Он разделся и лег.

«Итак, сегодня я получил по затылку, встретил друга и отлично устроился с жильем. Редкостный день!» — уже засыпая, подумал он.

Обсерватория стояла на вершине горы. Внизу, под обрывком, рокотал прибой, плакали чайки. Лесная дорога серпантином спускалась с вершины в город. Служащие обсерватории жили уединенно. К ним редко кто заходил. Только особенно дотошные туристы поднимались на гору.

Выросший в семье учителя, Петр Шабалин с детства увлекался астрономией. Поздними вечерами Петька Звездочет и Лешка Черныш забирались на крышу сарая и сидели там, болтая ногами. Петька с блестящими от воодушевления глазами рассказывал другу о звездах и планетах. Лешка, шмыгая носом, сначала внимательно слушал, но очень скоро это ему надоедало. Он начинал глазеть по сторонам и откровенно зевать, а когда возмущенный Звездочет давал ему тумака, Черныш показывал старшему товарищу язык и, соскочив с крыши на кучу соломы, мчался домой.

Там он вытаскивал из ящика письменного стола свое сокровище — толстую голубую книгу. У нее было волнующее название: «На рубеже столетий», а на тисненной серебром обложке по раскрытым томам шагал на костылях долговязый скелет.

Лешка раскрывал книгу и долго с увлечением рассматривал диковинных ящеров, пещерных людей, огнедышащие горы, гейзеры и белоснежные сталактиты Мамонтовой пещеры.

Потом Лешкиного отца, инженера-строителя, перевели на работу в большой промышленный город, и приятели расстались.

На следующий после неожиданной встречи день Петр пригласил друга осмотреть обсерваторию.

Около главного рефрактора Алексей заинтересовался необычным сооружением. Нижняя часть телескопа оканчивалась сложным механизмом, соединенным с корпусом устройства, похожего на телевизор со значительно увеличенным экраном.

— Не смотришь ли ты в эту штуку телепередачи с Марса? — в шутку спросил он Петра.

— К сожалению, нет, — улыбнулся тот, — но с помощью этой «штуки» мы надеемся детально рассмотреть, что делается на других планетах.

Алексей недоверчиво посмотрел на приятеля:

— Это серьезно?

Петр с деланным равнодушием пожал плечами.

— Ну, если думаешь, что я вчера хватил лишнего, принимай мои слова за продолжение застольных шуток. Пойдем дальше, — потянул он Алексея за рукав.

— Нет-нет! Я отсюда не двинусь, пока ты мне всего не объяснишь!

Петр пригладил широченной пятерней темный бобрик волос и с сомнением взглянул на друга.

— А зевать не будешь?

— Если хоть раз зевну — дай тумака.

Оба расхохотались. Петр подошел к механизму.

— Дело в том, — сказал он, — что эта электронно-оптическая приставка, по нашим расчетам, должна улавливать малейшие признаки световых волн и преобразовывать их настолько, что можно будет с подробностями видеть все происходящее на освещенной части наблюдаемой планеты.

Алексей изумленно вытаращил глаза.

— Так это же… — Он запнулся, подбирая подходящее слово. — Это же грандиозно! Сенсация мирового масштаба! И ты еще можешь спокойно говорить о таком огромном достижении! — Он перевел дух и возмущенно фыркнул: — Приставка! Лучшего названия не могли придумать? Словно к устаревшему фотоаппарату или к стиральной машине ее пристраивать собираетесь. Эх вы, сухари науки!

— Полегче, полегче! — прервал его Пётр. — Во-первых, о сенсациях кричать рановато. Приставка еще не готова. Расчеты расчетами, а что покажут испытания, — неизвестно. Поэтому о нашей работе знает только узкий круг людей.

— А во-вторых?

Петр улыбнулся:

— Во-вторых, название — дело переменчивое. Был Лешка Черныш — стал Алексей Николаевич. Зарекомендует себя прибор хорошо — дадим ему имя посолиднее.

— Кто его сконструировал? — спросил Алексей, разглядывая сложный механизм.

— Группа ученых из нашего научно-исследовательского института.

— И ты в их числе?

Петр кивнул.

— А кто у вас главный?

— Это не столь важно, — поморщился Петр и стал накрывать приставку чехлом.

— Молодчина все же ты! — с уважением проговорил Алексей.

— Ну вот и все, — расправив на чехле складки, сказал Петр, — пойдем!

Но Алексей не хотел уходить.

— Когда прибор будет готов? — спросил он.

— Теперь уже скоро. На днях должны прислать кое-какие детали к преобразователю. Тогда сборку закончу и проверим, как он себя поведет.

— Может быть, и мне удастся при сем присутствовать? — с надеждой спросил Алексей. — Разрешишь?

— Уж не знаю, что с тобой и делать, — ответил Петр, пряча за стеклами очков смеющиеся глаза. Немного подумав, он хлопнул Алексея по плечу так, что тот крякнул и присел. — Ладно. За то, что не зевал, — разрешу, если к тому времени еще будешь здесь.

Отпуск у Алексея подходил к концу, когда наконец пришла посылка с деталями преобразователя. Петр быстро закончил сборку. Прибытие товарищей из института он ожидал на следующий день, и первое включение аппаратуры должно было состояться в ночь перед отъездом Алексея.

Под вечер Петр, уже в который раз, проверил аппаратуру. Все было в порядке. Убрав чертежи в стол, он вышел из обсерватории и направился к дому. На веранде Лида и Алексей ожидали его к ужину.

— Добрый вечер! — приветствовал он их и, заметив расстроенный вид приятеля, спросил: — Чем ты обеспокоен?

Алексей указал на запад. Солнце опускалось в тучу.

— Вот, полюбуйся! Погода портится, а ты сказал, что включать аппаратуру можно только при ясном небе.

Петр взглянул на хмурый закат.

— Да, может статься, тебе не повезет. А нельзя отложить отъезд на денек-другой?

Алексей отрицательно покачал головой:

— Нет. Все резервы времени исчерпаны. Билет уже в кармане.

— Жаль…

Наступило молчание.

— А что если попробовать этой ночью? — умоляюще глядя на Петра, спросил Алексей.

Тот нахмурился.

— Я понимаю, — продолжал Алексей, — тебе не хочется включать аппаратуру без коллег…

— Да, это не совсем удобно.

— А мне кажется, опробовать приставку после сборки твое право, неожиданно вмешалась Лида. — Ты ее и конструировал и собирал.

Петр махнул рукой и принялся за куриную ножку.

Ночью Алексей долго ворочался в постели: не спалось. Не выдержав, он встал, надел пижаму и на цыпочках, чтобы не разбудить хозяев, прошел на веранду.

Там его окружил безмолвный мрак. Густой неподвижный воздух почти ощутимо давил на грудь. Дышалось с трудом. Все замерло. Даже неугомонный прибой затих, притаился где-то внизу, в кажущейся бездонной черноте. И только звезды, крупные, яркие, переливчато блистая в разрывах наползающих туч, бросали вызов всеобъемлющей тяжелой тьме.

Скрипнула дверь, Алексей вздрогнул.

— Пойдем, попробуем, — прошептал подошедший Петр.

Алексей обрадованно сжал ему руку. Ага! Петру тоже не терпится! Конечно, нужно опробовать аппаратуру сейчас. Если будут неполадки, он сможет их устранить до приезда комиссии, чтобы испытание прошло как можно лучше.

В обсерватории было темно. Больно стукнувшись о какой-то выступ, Алексей чертыхнулся. Петр уверенно прошел к столу. Щелкнул выключатель. Мягко засветился абажур настольной лампы. Из полумрака показалась огромная труба телескопа.

Петр включил рубильник. Наверху, как шмель, запел мотор. В открывшуюся щель заглянули звезды.

Непривычная, немного таинственная обстановка возбуждала. Нетерпеливо прохаживаясь, Алексей следил за действиями товарища. Как долго Петр возится! Того и гляди, все небо тучами затянет.

— На какую планету будешь наводить? — спросил он.

Астроном не спеша осмотрел аппаратуру, покрутил какие-то рукоятки, потом сел за пульт управления электронно-оптической приставкой.

— Попробую на Марс. Он и близко, и его поверхность практически никогда не бывает прикрыта облаками. Выключай свет.

Засветился экран. По голубому полю временами пробегали золотистые искры. Изображения не было.

— Не работает? — с тревогой спросил Алексей.

— Чего бы это она не работала, — проворчал Петр. — Наша, земная, облачность мешает.

— Давай поищем в разрывах что-нибудь другое.

— Что же, можно и поискать.

Алексей сел в кресло. Напряженно всматриваясь в голубой квадрат, он потерял представление о времени. Сколько прошло — полчаса, три часа, определить было трудно. Монотонное гудение трансформатора притупляло сознание. Перед глазами поплыли разноцветные пятна. Появилась болотистая равнина, редко поросшая причудливыми деревьями. Над гнилой водой стелился тяжелый желтый туман. В мутном воздухе кружились странные птицы. Они метались, как гонимые вихрем черные разодранные лоскуты. Вот одна отделилась от стаи и помчалась на Алексея. Раскинув огромные перепончатые крылья, сверкая красными, как рубин, глазами, птица нависла над его головой и вытянула вперед растопыренные когтистые лапы. «Птеродактиль», — с ужасом догадался он. Чудовище раскрыло усеянную острыми зубами щучью пасть…

— Кха! — громко раздалось в тишине. Алексей вздрогнул и открыл глаза.

— Кха-кха, — покашливал астроном.

— Тьфу, черт! — выругался про себя Алексей, вытирая со лба холодный пот. Приснится же такая мерзость!

— Включай свет. Ничего, видно, сегодня не высидим, — сказал Петр.

Алексей потянулся к настольной лампе, но тут его острые глаза заметили на экране расплывчатое пятно.

— Постой, там что-то есть! — остановил он приятеля, собравшегося было выключить установку.

— Где?

— Да вот здесь, посередине! Смотри лучше!

Петр подстроил аппаратуру, пятно выступило отчетливее.

— Ага! Теперь вижу и я, — проговорил он тоном охотника, заметившего дичь.

Пятно то исчезало, то появлялось вновь. Увеличиваясь, оно становилось ярче и контрастнее. Постепенно начал вырисовываться пейзаж, словно наблюдаемый с высоты. Как из тумана, выплыли ряды барханов. Тускло поблескивая, среди песков извивалась река. На ее берегах, под деревьями, виднелись постройки и кибитки. Невдалеке паслись стада. Алексей вскочил с кресла и подбежал к Петру.

— Видишь, видишь?! А ты еще сомневался! — крикнул он, тряся приятеля за плечи.

— Не мешай, садись на место! — отмахнулся астроном, хватаясь за фотоаппаратуру.

Изображение прояснилось. Теперь были хорошо видны животные и охраняющий их всадник в остроконечной шапке, с копьем в руках. Он не спеша объезжал стада и временами зорко поглядывал вдаль из-под ладони.

— Да это же овцы и человек на лошади! — воскликнул Алексей.

— Пожалуй, ты прав, — отозвался Петр.

— Так что же мы видим? Землю?

Петр неопределенно хмыкнул и, бросив фотоаппаратуру, взялся за рукоятку настройки.

Пустынный ландшафт поплыл по экрану. Замелькали унылые бугры, но вот друзья увидели плоскогорье. На его краю, у обрыва, виднелось странное сооружение. Бег земной поверхности прекратился. В центре экрана высился гигантский цилиндр. Его корпус был увенчан серебристым шаром с вытянутым вверх острием. Основание расходилось в широкий раструб, опирающийся четырьмя массивными лапами на площадку, сложенную из громадных каменных плит. В стороне, у небольшого обелиска, установленного на пирамидальном постаменте, толпились какие-то существа. Оттуда к цилиндру ползло что-то похожее на громадную черепаху. Друзья, забыв обо всем, не отрываясь, смотрели на фантастическое видение.

Странная черепаха подползла к площадке, вскарабкалась на плиты, и ее панцирь раскрылся. Изнутри вышло несколько существ с большими блестящими головами.

Петр вывел рукоятку увеличения. Светящаяся стрелка прибора подошла к предельной черте.

— Увеличь еще! — крикнул Алексей.

— Нельзя, угробим аппаратуру, — ответил астроном, торопливо фотографируя экран.

Загадочные, похожие на людей существа в эластичных скафандрах и прозрачных поблескивающих шлемах подошли к основанию цилиндра. В его корпусе, над раструбом, открылся широкий люк. Оттуда к подножию опустилась платформа. Вездеход-черепаха и существа в скафандрах перебрались на нее. Платформа поползла вверх и остановилась у люка.

— Это космический корабль! — взволнованно проговорил Петр.

— Уходят! Неужели не разглядим! — Алексей даже заерзал в кресле.

Вездеход и космонавты скрылись в корабле. На платформе остались двое. Один, меньший ростом, поднял руки.

Петр решительно довел рукоятку увеличения до отказа.

На экране отчетливо выступило продолговатое, совершенно белое лицо. Из широко расставленных раскосых глаз струился чистый синий свет. Чуть золотистые волосы мягкими волнами спадали на плечи. Это было прекрасное лицо ожившей мраморной статуи. Губы женщины иного мира шевелились. Она что-то говорила или пела.

Друзья смотрели, как зачарованные. Алексей, вскочив с кресла, подался вперед и затаил дыхание. Менее эмоциональный Петр тоже настолько увлекся, что не заметил, как от волнения до крови прикусил губу. Вдруг волна тумана заволокла экран.

— Что случилось? — крикнул Алексей.

— Облачность, черт ее побери! — выругался астроном.

Но вот тучу пронесло. Снова на экране выступили очертания космического корабля. Платформы уже не было, люк закрылся.

Внезапно под раструбом вспыхнуло яркое пятно. Заклубились дымные вихри. Свет становился все ослепительнее. Заполыхало голубое пламя… И тут — резкий щелчок, словно лопнула туго натянутая струна. Экран погас. Запахло горелой изоляцией.

Петр рванул рубильник.

— Все! Сожгли аппаратуру! — услышал Алексей из темноты его голос.

Над морем глухо заворчал гром. По фиолетовому ночному небу, гася звезды, ползли черные грозовые тучи. Вспышки молний озаряли запенившиеся волны. По листве зашуршали первые капли дождя.

Друзья вышли из обсерватории и побежали к дому, подгоняемые косыми струями ливня.

В ту ночь, пораженный увиденным в обсерватории, Алексей не мог заснуть. Стоило закрыть глаза, как перед ним появлялось прекрасное мраморное лицо космонавтки иного мира и воображение начинало рисовать фантастические картины.

Что это было? Чудный мираж или действительные события? От какой планеты отразились лучи, которые донесли до Земли удивительное видение?

Не зная, что думать, Алексей чуть свет поспешил к Петру. Дома его не оказалось. Алексей пошел в обсерваторию и, открыв дверь, остановился на пороге.

В кресле, у стола, сидел его приятель. Лицо Петра было бледно и перекошено. Одна щека дергалась.

— Что с тобой? — б

www.bookol.ru

Северная корона читать онлайн, Реймерс Георгий Константинович

Annotation

Реймерс, Георгий Константинович (р. 1915, ) - русский писатель-фантаст. Летчик по профессии. Окончил Тамбовское летное училище (1937). Работал пилотом ГВФ в Казахстане, Сибири, Средней Азии, налетал более миллиона километров.

Первые публикации - 1961.

Повесть "Северная Корона" (1969) представляет собой значительно дополненную и расширенную переделку повести "Неземной талисман" (1964).

Реймерс Георгий

Пролог

Часть I НЕЗЕМНОЙ ТАЛИСМАН

Глава 1. Видение на экране

Глава 2. Рождение «Эфы»

Глава 3. Начало пути

Глава 4. Забытыми тропами

Глава 5. Находка в развалинах башни

Глава 6. Буря

Глава 7. Здесь что-то есть!

Глава 8. По следам легенды

Глава 9. Мавзолей властелина Лу-Хото

Глава 10. В пещере Великого Дракона

Глава 11. Неземной талисман

Часть II

Глава 12. Талисман раскрывается

Глава 13. Излучение устремилось в космос

Глава 14. Прощай, Земля!

Глава 15. Планета двух звезд

Глава 16. Сомнения Никрима

Глава 17. На Лоне

Глава 18. Друзья готовятся к встрече

Глава 19. Борьба за жизнь

Глава 20. Люди рассказывают о себе

Глава 21. Ночная гроза

Глава 22. Признание Аолы

Глава 23. Я готов остаться!

Глава 24. Нападение

Глава 25. Гибель Ниры

Часть III

Глава 26. Лева держит речь

Глава 27. Пленники космических пиратов

Глава 28. Западня

Глава 29. Под властью порожденных тьмой

Глава 30. В погоню

Глава 31. Следы погибшей культуры

Глава 32. В лесных дебрях

Глава 33. Эрей направляется к зендам

Глава 34. Опять вместе

Глава 35. Борьба в космосе

Глава 36. Развязка

Глава 37. Снова в Лу-Хото

Реймерс Георгий

Северная корона

Посвящается Нонне Реймерс

Пролог

В тишине зародился чуть слышный вибрирующий звук. На зеленоватом экране, приближаясь к рубиновой черте, дрожала ярко светящаяся полоска. Звук постепенно нарастал и, когда трепещущая световая черта слилась с рубиновой, перешел в пронзительный свист.

Ведущий положил руку на золотистую панель автомата и отдал приказание. Свист резко оборвался. Наступила тишина и невесомость.

Гигантский межзвездный корабль прекратил разгон. Пересекая космическое пространство, он возвращался к планете Белой Звезды.

Ведущий обернулся к сидящей рядом спутнице.

— Я проверила, все спят и проснутся, когда наступит срок, — услышал он ее ответ.

Медленно раздвинулись шторы телескопического иллюминатора. В глубине космоса, среди бисерной россыпи звезд, чуть поблескивала Голубая планета.

Низкой нотой загудел автомат увеличения. Планета в иллюминаторе быстро росла. На фоне океанов стали различаться громады материков. Макушки полярных шапок терялись в лазурной дымке. Над поверхностью планеты плавали обширные облачные поля. Но вот ее диск заполнил черный глаз иллюминатора. Желтое пятно — пустыня громадного материка как бы неслась навстречу, и перед звездоплавателями открылось безжизненное плоскогорье. Оно обрывалось в равнину, покрытую застывшими волнами барханов. На краю плато, у каменной площадки, толпились обитатели Голубой планеты.

— Прощайте, младшие братья! — низким грудным голосом произнес Ведущий. Пройдут века, окрепнет ваш, пока еще слабый, разум, и откроется вам путь к познанию Вселенной, к счастью! Прощайте!

Изображение исчезло. Шторы медленно сомкнулись. Ведущий взглянул на спутницу:

— Пора!

Звездоплаватели наглухо застегнули эластичные костюмы и в последний раз оглядели кабину. Механизм управления работал по заданной программе. На телеэкране виднелись внутренние отсеки корабля и в них — застывшие в анабиозе астронавты. В кружке индикатора автомата горела цифра — срок пробуждения. Ведущий нажал черную кнопку. В кабину с легким шипением начал поступать газ.

— Пора! — повторил он, откидывая голову на спинку кресла, и, вдохнув полной грудью, погрузился в длительный сон.

Часть I НЕЗЕМНОЙ ТАЛИСМАН

Эта часть является переработанной и дополненной версией повести «Неземной талисман», вышедшей в одноименном сборнике в 1964 г.

Глава 1. Видение на экране

Воскресный день был солнечный, жаркий. Почти все население маленького курортного городка высыпало к морю.

В пене прибоя копошились ребятишки. Дальше, в зеленых волнах, мелькали разноцветные шапочки купающихся. На берегу расположились любители загорать. Солидные дамы, залепив носы лоскуточками бумаги, часами поджаривались на солнцепеке. Под полосатым тентом собрались преферансисты. Лысеющий толстяк, тасуя карты, рассказывал бородатый курортный анекдот, его партнеры в нужных местах смеялись.

Из прибрежных кустов вышел молодой человек. Насвистывая, он прошел мимо шумной стайки молодежи, играющей в мяч.

Трах!

Что-то сильно ударило его по затылку. Светофильтровые очки упали на гальку. Во все стороны брызнули осколки.

— Ой! — раздался позади возглас.

Он обернулся. Перед ним стояла маленькая рыжеволосая девушка в голубом костюме.

— Это вам я обязан?

— Простите! Я нечаянно в вас зафутболила!

— Не завидую команде, за которую играете. Так можно забить гол в собственные ворота. — Он поднял мяч, подал его смутившейся девушке и улыбнулся: — На первый раз прощаю.

С сожалением взглянув на разбитые очки, молодой человек пошел вдоль пляжа к скалистому мысу.

Выбрав местечко поудобнее, он сбросил верхнюю одежду и в плавках присел на камень. Здесь не было народа. Из-за мыса вырывались порывы свежего ветра и закручивали на волнах пенистые гребешки. Прибой с шумом разбивался о скалы. В каскадах брызг и водяной пыли сияла радужная дуга. Отступая, волны обнажали скользкие зеленые камни. Длинные волосы водорослей тянулись за убегающей водой. На мокром песке, между камней, копошились маленькие серые крабы.

Молодой человек встал и закинул руки за голову, подставляя ветру смуглое тело. Потом бросился в набегающую волну, вынырнул за гребнем и поплыл, выкидывая саженками мускулистые руки.

Вдоволь накупавшись, он вышел из воды и стал одеваться. Раздался скрип гальки. По берегу не спеша шел высокий тучный мужчина.

— Не помешаю? — учтиво осведомился он, присаживаясь рядом.

— Нисколько, — ответил молодой человек и пристально на него посмотрел. В интонации голоса пришедшего было что-то знакомое. Ну, конечно, он где-то видел эти темные, зачесанные назад волосы над высоким лбом и близорукий прищур умных добродушных глаз… Но где?

И тут его осенило:

— Петька! Звездочет! Ты?

Мужчина удивленно обернулся, потом вскочил, узнав друга детства.

— Лешка! Черныш! Вот так встреча!

Они крепко обнялись.

— Постой, постой! Дай хоть на тебя взглянуть! — воскликнул Алексей. — Эк тебя разнесло! — похлопал он приятеля по животу.

— Растет трудовая мозоль от сидячей работы, — рассмеялся Звездочет. — А ты все такой же поджарый, как гончий пес! — щуря глаза, рассматривал он друга.

— Все такой же! Ты как сюда попал?

— О-о, я здесь давно. Вон там пустил корни. — Петр указал на вершину горы, где над лесом возвышался купол обсерватории.

— Молодец! Значит, мечты сбылись?

— Ну, а как же… А где ты скитался?

— Я кончил школу, отслужил в армии, а теперь — студент, будущий археолог, — улыбнулся Алексей, причесывая шевелюру.

— Что ж, неплохо! Отдыхать приехал?

— Ага.

— Где устроился?

— Пока нигде. Чемодан на вокзале.

— Отлично, будешь жить у меня. Пошли!

Друзья по живописной тропинке поднялись к обсерватории.

— Вот и моя резиденция! — отдуваясь, Петр показал на спрятанный в буковой роще домик. — Прошу!

Они прошли в маленькую комнату.

— Здесь и устраивайся. Чувствуй себя, как дома, — сказал Петр и вышел за дверь.

— Ма-ама! — загремел с балкона его зычный голос.

— Ну что ты кричишь? Я здесь! — отозвалась, выходя из сада, миловидная блондинка.

— Мама! Радость-то какая! Нашел друга, с которым вместе рос! — Петр приподнял жену и звонко чмокнул ее в губы.

— С ума сошел! Бессовестный! — вспыхнула она, заметив вышедшего на веранду гостя.

— Ничего! Здесь все свои! Моя жена Лида, мой школьный приятель Алексей, представил Петр.

Почти минуя сумерки, наступила ночь. Алексей облокотился на подоконник. Над кипарисами блестели серебряные капли звезд. Их отражения покачивались на морской зыби. Светлая дорога Млечного Пути скрывалась за линией горизонта.

Ветер стих. Звенели цикады. Внизу, у берега, блестела россыпь огней. Откуда-то доносилась мелодия танцевальной музыки.

Алексей закрыл глаза. В голове слегка шумело от выпитого за ужином вина и избытка впечатлений.

«Пожалуй, пора спать», — со сладким зевком подумал Алексей.

Он разделся и лег.

«Итак, сегодня я получил по затылку, встретил друга и отлично устроился с жильем. Редкостный день!» — уже засыпая, подумал он.

Обсерватория стояла на вершине горы. Внизу, под обрывком, рокотал прибой, плакали чайки. Лесная дорога серпантином спускалась с вершины в город. Служащие обсерватории жили уединенно. К ним редко кто заходил. Только особенно дотошные туристы поднимались на гору.

Выросший в семье учителя, Петр Шабалин с детства увлекался астрономией. Поз ...

knigogid.ru

Северная корона. Часть 1 читать онлайн, Джейн Анна

Пролог

С велением богов нам спорить не по силам.

Долг смертных-принимать, что властный рок судил им.

Жан Расин

Ровно посредине черно-белой цветочной поляны, над которой светило тусклое солнце, вырезанное из газетных обрывков, находилась серая фигура, принадлежащая молодому светловолосому человеку. Он, согнув ноги и опустив на колени локти с закатанными рукавами рубашки, сидел совершенно неподвижно, уставившись немигающим взглядом в одну точку - на застывший в своем цветении нераспустившийся бутон высокого цветка.

Этот парень не шевелился, не совершал не единого движения, но усиленно думал о чем-то, и его мысли в виде букв, вырезанных все из той же мятой бумаги, вылетали у него из головы и неспешно плыли по светло-серому мутному небу без облаков.

"Никого. У меня никого не осталось. И ничего не осталось - только воспоминания. Кому они нужны, эти воспоминания? Даже мне они не нужны. Глупая ноша. И сбросить нельзя. Так и придется таскать ее за собой всю оставшуюся жизнь.

Интересно, а сколько мне осталось? Чем меньше, тем лучше. Тем легче.

Тупая Судьба. Почему именно у меня она такая? Почему я? Что я сделал не так? Какого черта?!"

- Большого и косого. - Раздался в угнетающей тишине мужской глубокий твердый голос, искаженный едва слышным, доносящимся издалека визгливым смехом. Позади сидящего появился еще один мужской силуэт, закутанный в длинный, доходящий до пят плащ. Он материализовался на поляне совершенно нежданно.

- А? - от неожиданности вздрогнул парень и резко поднял голову. - Брат?

- Нет, олень, это троюродный дядя дедушки апельсина.

- Андрей, это ты? - потрясенно повторил светловолосый, вскакивая с земли. Человек в плаще стоял к нему спиной, но парень не сомневался, что перед ним его старший брат.

- Я сотни раз спрашивал сам у себя, почему у меня такой тупой братишка, но так и не получил ответа. Наверное, это философский вопрос. - Со смешком в голосе отозвался тот, кого звали Андреем. Или когда-то звали Андреем.

По черно-белой поляне пронесся слабый ветерок, покачнув все цветы, кроме того, с высоким стеблем, на который смотрел молодой человек, когда сидел на земле, погруженный в свои думы.

- Я тут слышал, ты на судьбу сетуешь, придурок. Орешь на всю Вселенную. Давай, малыш, собери остатки силы воли в кулак, вставай и делай что-нибудь. Иди против ветра, Никита, - почти ласково сказал человек в плаще. Он как будто не замечал удивления на лице младшего брата, смешанного с детским потрясением и гневной обидой.

- Эй, зачем ты пришел?! - вплотную подбежал к нему парень, тяжело дыша. - Тебе помочь? Ты как? Что с тобой? Отвечай, твою мать!

Как только Никита приблизился к брату, то почувствовал холод, исходящий от него. Ему даже показалось, что он увидел этот холод - едва заметный, с синеватым оттенком. Словно поняв это, человек в плаще исчез, и в ту же секунду появился в паре метров от парня, вновь стоя спиной.

- Вернись!

- Эй, потише, мелкий, я ведь могу и рассердиться, - впустив в голос нотку раздражения, сказал тот, кого звали Андреем, однако его голос все же оставался веселым. - Проявляй уважение к старшим, если ценишь целые кости.

- Что с тобой случилось?! Где ты? - вновь подбежал к брату Никита, понимая, что то, как колотиться его сердце - ненормально. Видимо, целые кости были у него не в почете. Но Андрей вновь исчез и появился за его спиной. Никита все так же не мог видеть его лица. А холодный ветер все только усиливался, заставляя бумажное газетное солнце трепетать в своих порывах не хуже цветков на земле.

- Куда ты все время уходишь!! - прокричал обиженный и испуганный Никита. - Стой! Хватит убегать!

Хотя Андрей не мог видеть его глаз, в которых впервые за много-много лет сосуды расширились и покраснели из-за появившихся и яро сдерживаемых слез, он по-доброму и как-то печально рассмеялся. Раньше он делал это крайне редко.

Визгливое хихиканье на заднем плане нехотя исчезло, чтобы появиться через несколько минут.

- Обидно, да? Тебе не суждено меня догнать, - приложил ладонь, обтянутую перчаткой, ко лбу Андрей.

Игра в догонялки продолжалась еще несколько минут. Как бы Никита не старался, поймать человека в плаще он не смог. Только искренне веселил. А ноги его все больше и больше делались ватными, замедляя скорость передвижения, что не могло не злить. От этого коктейля бессилия и злости Никита даже закричал, вызвав взрыв хохота у брата.

- Ну, пока, любитель салочек. Ты меня ими и в детстве напрягал. Вырос - и не изменился. Печально. Прощай. И иди против ветра, - почти ласково повторил Андрей, подумал немного и добавил:

- Я тут слышал прикол - Бог дает столько испытаний, сколько человек может выдержать. То, чего человек не выдержит, Бог ему и не предложит. Не разрушай Богу систему. Перестань ныть и уже вали против ветра, олень!

Ветер стал невыносимым и бил Никиту по лицу с дьявольской радостью. Визгливый смех, сопровождающий его, зазвучал громче.

- Опять ты уходишь, - со злостью прошептал парень в спину брату. - Вы все уходите.

- Ты один раз тоже ушел, - справедливо заметил едва слышным голосом тот, не совершая шагов, но необъяснимо отдаляясь от Никиты. - Но ты вернуться можешь, а я - нет.

- Не уходи! Стой!

Андрей вдруг послушно замер и все же повернулся в полу анфас, и Никите стало необъяснимо страшно, как загнанному в стойло животному, почуявшему несущее смерть землетрясение. Лицо старшего брата было бледным, будто облитым воском, только вот карие прищуренные глаза продолжали смеяться.

Противное хихиканье стало еще громче и резало слух совсем уж откровенно.

- Заткнись, - зло сказал смеху Андрей и исчез.

- Вернись!!

- Против... просто иди. - Прошептал ветер в спину Никите и тоже умчался. На том месте, где только что был брат парня, появилась небольшая черная лужа, которая все разрасталась и разрасталась. Миг - и Никита обнаружил, что стоит у берега идеально круглого озера, от которого исходит тот же терпкий недобрый синеватый холод, что и от Андрея. Ему казалось, что старший брат отправился туда, в непрозрачную воду, от близости которой кружилась голова.

Там, он скрывается там! Оттуда его можно будет вытащить! Забрать силой. Помочь!

Недолго думая, Никита сделал несколько шагов по направлению к озеру с твердыми намерениями помочь Андрею выбраться из вечного холода, и через пару секунд уже безвольно погрузился под ледяную воду с головой, перестав дышать. Никто не мог сопротивляться этому озеру. И кто сказал, что в нем была лишь обычная вода?

"Храбрый недоумок,- поплыли по небу чьи-то фиолетовые расплывчатые мысли, - куда полез, щенок! Вернись назад!!"

"Дерзкий поступок, - яркие буквы цвета морской волны взвились над горизонтом, они явно выражали ободрение. - Смелый мальчик. Пусть получит подарок за чистые помыслы и смелость".

Неведомая сила выбросила переставшего дышать Никиту из воды на берег, и над ним, на потемневшем и ставшим темно-синим небе, уничтожив бумажное помятое солнце, вспыхнули яркие звезды. Они образовали полукруглый венец, всполохами переливаясь прекрасным северным сиянием, а потом, одна за другой, под предводительством Геммы, самой яркой из них, заскользили по воздуху вниз, к груди Никиты.

Осторожно, одна за другой, звезды вошли в его сердце, запечатлев в нем рисунок Северной Короны.

Никита открыл глаза и резко сел в кровати.

Он проснулся, словно от удара по голове. Правая рука быстро нащупала рукоять ножа у изголовья в зазоре между спинкой дивана и матрасом - привычками разбрасываться Ник не мог да и не желал. Оружие всегда было при нем, и в каждой новой квартире парень имел обычай равномерно распределять его по всем комнатам, чтобы оно находилось в зоне досягаемости. Да и не зря Март говорил, что холодное оружие в кровати оберегает от дурных снов, особенно если клинок отлично, до зеркального блеска, отполирован. Тогда злые духи видят свои жуткие отражения в нем и пугаются, оставляя человека и его сны в покое. Правда, поверья гласили, что лучше всего хранить нож под подушкой, но с этим Андрей, а следом за ним и Ник, были не согласны. Слишком много лишних секунд пройдет в случае реальной угрозы, пока будешь доставать оттуда свой нож. Да и опасность порезаться существует - по крайне мере, Андрей всегда издевательски намекал младшему брату, что его руки не настолько прямые и ловкие, чтобы однажды не наткнуться на острие клинка, спрятанного под подушкой.

Нож в руке успокаивающие подействовал на Ника. Дыхание его до сих пор оставалось прерывистым, словно он пробежал несколько кругов на спортивной площадке. А там, где билось сердце, было холодно и вязко, словно его, сердце только что макнули во что-то мокрое, терпкое и ледяное.

Парень и сам не понял, отчего так резко подорвался и почему так жутко себя чувствует. Никогда раньше он не просыпался непонятно от чего, без видимой или слышимой причины. Осторожного и внимательного Никиту мог разбудить любой, даже самый незначительный шум, но сейчас было абсолютно тихо. Даже на улице не слышно было ни шороха. И никаких кошмаров ему вроде бы и не снилось. Ему вообще в последние месяцы почти ничего не являлось во сне: ни хорошее, ни плохое.

Да, Ник справедливо полагал, что раз на утро он ничего не помнит, то ночью ему ничего и не сниться. Ус ...

knigogid.ru

Читать книгу Северная корона »Реймерс Георгий »Библиотека книг

   

Опрос посетителей
Какой формат книг лучше?
   
   

На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.

   

   

Реймерс Георгий. Книга: Северная корона. Страница 1
ГЕОРГИЙ РЕЙМЕРС

СЕВЕРНАЯ КОРОНА

ПОСВЯЩАЕТСЯНОННЕ РЕЙМЕРС

ПРОЛОГ

В тишине зародился чуть слышный вибрирующий звук. На зе-леноватом экране, приближаясь к рубиновой черте, дрожала яр-ко светящаяся полоска. Звук постепенно нарастал и, когдатрепещущая световая черта слилась с рубиновой,- перешел впронзительный свист.Ведущий положил руку на золотистую панель автомата и от-дал приказание. Свист резко оборвался. Наступила тишина иневесомость.Гигантский межзвездный корабль прекратил разгон. Пересе-кая космическое пространство, он возвращался к планете БелойЗвезды.Ведущий обернулся к сидящей рядом спутнице.- Я проверила, все спят и проснутся, когда наступит срок,- услышал он ее ответ.Медленно раздвинулись шторы телескопического иллюминато-ра. В глубине космоса, среди бисерной россыпи звезд, чутьпоблескивала Голубая планета.Низкой нотой загудел автомат увеличения. Планета в иллю-минаторе быстро росла. На фоне океанов стали различатьсягромады материков. Макушки полярных шапок терялись в лазур-ной дымке. Над поверхностью планеты плавали обширные облач-ные поля. Но вот ее диск заполнил черный глаз иллюминатора.Желтое пятно - пустыня громадного материка как бы несласьнавстречу, и перед звездоплавателями открылось безжизненноеплоскогорье. Оно обрывалось в равнину, покрытую застывшимиволнами барханов. На краю плато, у каменной площадки, толпи-лись обитатели Голубой планеты.- Прощайте, младшие братья! - низким грудным голосом про-изнес Ведущий. - Пройдут века, окрепнет ваш, пока еще сла-бый, разум, и откроется вам путь к познанию Вселенной, ксчастью! Прощайте!Изображение исчезло. Шторы медленно сомкнулись. Ведущийвзглянул на спутницу:- Пора!Звездоплаватели наглухо застегнули эластичные костюмы и впоследний раз оглядели кабину. Механизм управления работалпо заданной программе, На телеэкране виднелись внутренниеотсеки корабля и в них - застывшие в анабиозе астронавты. Вкружке индикатора автомата горела цифра - срок пробуждения.Ведущий нажал черную кнопку. В кабину с легким шипением на-чал поступать газ.- Пора! - повторил он, откидывая голову на спинку кресла,и, вдохнув полной грудью, погрузился в длительный сон.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.

НЕЗЕМНОЙ ТАЛИСМАН

ВИДЕНИЕ НА ЭКРАНЕ

Воскресный день был солнечный, жаркий. Почти все населе-ние маленького курортного городка высыпало к морю.В пене прибоя копошились ребятишки. Дальше, в зеленыйволнах, мелькали разноцветные шапочки купающихся. На берегурасположились любители загорать. Солидные дамы, залепив носылоскуточками бумаги, часами поджаривались на солнцепеке. Подполосатым тентом собрались проферансисты. Лысеющий толстяк,тасуя карты, рассказывал бородатый курортный анекдот, егопартнеры в нужных местах смеялись.Из прибрежных кустов вышел молодой человек. Насвистывая,он прошел мимо шумной стайки молодежи, играющей в мяч.Трах!Что-то сильно ударило его по затылку. Светофильтровые оч-ки упали на гальку. Во все стороны брызнули осколки.- Ой! - раздался позади возглас. Он обернулся. Перед нимстояла маленькая рыжеволосая девушка в голубом костюме.- Это вам я обязан?- Простите! Я нечаянно в вас зафутболила!- Не завидую команде, за которую играете. Так можно за-бить гол в собственные ворота. - Он поднял мяч, подал егосмутившейся девушке и улыбнулся: - На первый раз прощаю.С сожалением взглянув на разбитые очки, молодой человекпошел вдоль пляжа к скалистому мысу.Выбрав местечко поудобнее, он сбросил верхнюю одежду и вплавках присел на камень. Здесь не было народа. Из-за мысавырывались порывы свежего ветра и закручивали на волнах пе-нистые гребешки. Прибой с шумом разбивался о скалы. В каска-дах брызг и водяной пыли сияла радужная дуга. Отступая, вол-ны обнажали скользкие зеленые камни. Длинные волосы водорос-лей тянулись за убегающей водой. На мокром песке, между кам-ней, копошились маленькие серые крабы.Молодой человек встал и закинул руки за голову, подстав-ляя ветру смуглое тело. Потом бросился в набегающую волну,вынырнул за гребнем и поплыл, выкидывая саженками мускулис-тые руки.Вдоволь накупавшись, он вышел из воды и стал одеваться.Раздался скрип гальки. По берегу не спеша шел высокий тучныймужчина.- Не помешаю? - учтиво осведомился он, присаживаясь ря-дом.- Нисколько, - ответил молодой человек и пристально нанего посмотрел. В интонации голоса пришедшего было что-тознакомое. Ну, конечно, он где-то, видел эти темные, зачесан-ные назад волосы над высоким лбом и близорукий прищур умныхдобродушных глаз... Но где?И тут его осенило:- Петька! Звездочет! Ты?Мужчина удивленно обернулся, потом вскочил, узнав другадетства.- Лешка! Черныш! Вот так встреча!Они крепко обнялись.- Постой, постой! Дай хоть на тебя взглянуть! - восклик-нул Алексей. - Эк тебя разнесло! - похлопал он приятеля поживоту.- Растет трудовая мозоль от сидячей работы,- рассмеялсяЗвездочет. - А ты все такой же поджарый, как гончий пес!- щуря глаза, рассматривал он друга.- Все такой же! Ты как сюда попал?- О-о, я здесь давно. Вон там пустил корни. - Петр указална вершину горы, где над лесом возвышался купол обсервато-рии.- Молодец! Значит, мечты сбылись?- Ну, а как же... А где ты скитался?- Я кончил школу, отслужил в армии, а теперь - студент,будущий археолог,- улыбнулся Алексей, причесывая шевелюру.- Что ж, неплохо! Отдыхать приехал?- Ага.- Где устроился?- Пока нигде. Чемодан на вокзале.- Отлично, будешь жить у меня. Пошли!Друзья по живописной тропинке поднялись к обсерватории.- Вот и моя резиденция! - отдуваясь, Петр показал наспрятанный в буковой роще домик. - Прошу!Они прошли в маленькую комнату.- Здесь и устраивайся. Чувствуй себя, как дома, - сказалПетр и вышел за дверь.- Ма-ама! - загремел с балкона его зычный голос.- Ну что ты кричишь? Я здесь!- отозвалась, выходя из са-да, миловидная блондинка.- Мама! Радость-то какая! Нашел друга, с которым вместерос! - Петр приподнял жену и звонко чмокнул ее в губы.- С ума сошел! Бессовестный! - вспыхнула она, заметив вы-шедшего на веранду гостя.- Ничего! Здесь все свои! Моя жена Лида, мой школьныйприятель Алексей, - представил Петр.Почти минуя сумерки, наступила ночь. Алексей облокотилсяна подоконник. Над кипарисами блестели серебряные каплизвезд. Их отражения покачивались на морской зыби. Светлаядорога Млечного Пути скрывалась за линией горизонта.Ветер стих. Звенели цикады. Внизу, у берега, блестелароссыпь огней. Откуда-то доносилась мелодия танцевальной му-зыки.Алексей закрыл глаза. В голове слегка шумело от выпитогоза ужином вина и избытка впечатлений."Пожалуй, пора спать",- со сладким зевком подумал Алек-сей.Он разделся и лег."Итак, сегодня я получил по затылку, встретил друга и от-лично устроился с жильем. Редкостный день!" - уже засыпая,подумал он.Обсерватория стояла на вершине горы. Внизу, под обрывком,рокотал прибой, плакали чайки. Лесная дорога серпантиномспускалась с вершины в город. Служащие обсерватории жили уе-диненно. К ним редко кто заходил. Только особенно дотошныетуристы поднимались на гору.Выросший в семье учителя, Петр Шабалин с детства увлекал-ся астрономией. Поздними вечерами Петька Звездочет и ЛешкаЧерныш забирались на крышу сарая и сидели там, болтая нога-ми. Петька с блестящими от воодушевления глазами рассказывалдругу. о звездах и планетах. Лешка, шмыгая носом, сначалавнимательно слушал, но очень скоро это ему надоедало. Он на-чинал глазеть по сторонам и откровенно зевать, а когда воз-мущенный Звездочет давал ему тумака, Черныш показывал стар-шему товарищу язык и, соскочив с крыши на кучу соломы, мчал-ся домой.Там он вытаскивал из ящика письменного стола свое сокро-вище - толстую голубую книгу. У нее было волнующее название:"На рубеже столетий", а на тисненной серебром обложке пораскрытым томам шагал на костылях долговязый скелет.Лешка раскрывал книгу и долго с увлечением рассматривалдиковинных ящеров, пещерных людей, огнедышащие горы, гейзерыи белоснежные сталактиты Мамонтовой пещеры.Потом Лешкиного отца, инженера-строителя, перевели на ра-боту в большой промышленный город, и приятели расстались.На следующий после неожиданной встречи день Петр пригла-сил друга осмотреть обсерваторию.Около главного рефрактора Алексей заинтересовался необыч-ным сооружением. Нижняя часть телескопа оканчивалась сложныммеханизмом, соединенным с корпусом устройства, похожего нателевизор со значительно увеличенным экраном.- Не смотришь ли ты в эту штуку телепередачи с Марса? - вшутку спросил он Петра,- К сожалению, нет, - улыбнулся тот, - но с помощью этой"штуки" мы надеемся детально рассмотреть, что делается надругих планетах.Алексей недоверчиво посмотрел на приятеля:- Это серьезно?Петр с деланным равнодушием пожал плечами.- Ну, если думаешь, что я вчера хватил лишнего, принимаймои слова за продолжение застольных шуток. Пойдем дальше,-потянул он Алексея за рукав.- Нет-нет! Я отсюда не двинусь, пока ты мне всего не объ-яснишь!Петр пригладил широченной пятерней темный бобрик волос ис сомнением взглянул на друга.- А зевать не будешь?- Если хоть раз зевну - дай тумака.Оба расхохотались. Петр подошел к механизму.- Дело в том,- сказал он,- что эта электронно-оптическаяприставка, по нашим расчетам, должна улавливать малейшиепризнаки световых волн и преобразовывать их настолько, чтоможно будет с подробностями видеть все происходящее на осве-щенной части наблюдаемой планеты.Алексей изумленно вытаращил глаза.- Так это же... - Он запнулся, подбирая подходящее слово.- Это же грандиозно! Сенсация мирового масштаба! И ты ещеможешь спокойно говорить о таком огромном достижении! - Онперевел дух и возмущенно фыркнул: - Приставка! Лучшего наз-вания не могли придумать? Словно к устаревшему фотоаппарату-или к стиральной машине ее пристраивать собираетесь. Эх вы,сухари науки!- Полегче, полегче! - прервал его Петр. - Во-первых, осенсациях кричать рановато. Приставка еще не готова. Расчетырасчетами, а что покажут испытания, - неизвестно. Поэтому онашей работе знает только узкий круг людей.- А во-вторых?Петр улыбнулся:- Во-вторых, название - дело переменчивое. Был Лешка Чер-ныш - стал Алексей Николаевич. Зарекомендует себя прибор хо-рошо - дадим ему имя посолиднее.- Кто его сконструировал? - спросил Алексей, разглядываясложный механизм.- Группа ученых из нашего научно-исследовательского инс-титута.- И ты в их числе?Петр кивнул.- А кто у вас главный?- Это не столь важно, - поморщился Петр и стал накрыватьприставку чехлом.- Молодчина все же ты! - с уважением проговорил Алексей.- Ну вот и все, - расправив на чехле складки, сказалПетр, - пойдем!Но Алексей не хотел уходить.- Когда прибор будет готов? - спросил он.- Теперь уже скоро. На днях должны прислать кое-какие де-тали к преобразователю. Тогда сборку закончу и проверим, какон себя поведет.- Может быть, и мне удастся при сем присутствовать? - снадеждой спросил Алексей. - Разрешишь?- Уж не знаю, что с тобой и делать,- ответил Петр, прячаза стеклами очков смеющиеся глаза. Немного подумав, он хлоп-нул Алексея по плечу так, что тот крякнул и присел.- Ладно. За то, что не зевал, - разрешу, если к тому вре-мени еще будешь здесь.Отпуск у Алексея подходил к концу, когда наконец пришлапосылка с деталями преобразователя. Петр быстро закончилсборку. Прибытие товарищей из института он ожидал на следую-щий день, и первое включение аппаратуры должно было состо-яться в ночь перед отъездом Алексея.Под вечер Петр, уже в который раз, проверил аппаратуру.

Все книги писателя Реймерс Георгий. Скачать книгу можно по ссылке

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

   

   

Поиск по сайту
   
   

   

Теги жанров Альтернативная история, Биографии и Мемуары, Боевая Фантастика, Боевики, Военная проза, Детектив, Детская Проза, Детская Фантастика, Детские Остросюжетные, Детское: Прочее, Другое, Иронический Детектив, Историческая Проза, Исторические Любовные Романы, Исторические Приключения, История, Классическая Проза, Классический Детектив, Короткие Любовные Романы, Космическая Фантастика, Криминальный Детектив, Любовные романы, Научная Фантастика, Остросюжетные Любовные Романы, Полицейский Детектив, Приключения: Прочее, Проза, Публицистика, Русская Классика, Сказки, Советская Классика, Современная Проза, Современные Любовные Романы, Социальная фантастика, Триллеры, Ужасы и Мистика, Фэнтези, Юмористическая Проза, Юмористическая фантастика, не указано

Показать все теги

www.libtxt.ru