Онлайн чтение книги Сфинкс без загадки The Sphinx Without a Secret. Книга сфинкс


Книга о сфинксах / Сфинксы. Начало — Донской Сфинкс Крысик

Инопланетная внешность Сфинксов

Доброй ночи, уважаемые любители сфинксов и кошек. Первая статья из «Книги о сфинксах» называется «Сфинксы.Начало». В этой статье мы расскажем о том, как люди воспринимают голых кошек, об их уникальности и индивидуальности, перечислим породы сфинксов и расскажем об упоминаниях в древней истории о кошках без шерсти. Полное содержание книги смотрите тут. Сфинксы удивительны, они уникальны, они не обычны и их внешность не привычна для человеческого взора. Оригинальнее кошки не найдешь. Желаете удивить любимого человека – подарите ему сфинкса. По мнению французов, сфинксы в мире кошек занимают такое же положение, как и бульдоги в мире собак. Нельзя остаться равнодушным, любуясь этими созданиями. Кошки всегда вызывали у людей положительные эмоции, умиление и спокойствие. Однако, при виде сфинксов у людей возникают разные эмоции и впечатления: восторг, удивление, восхищение, неприязнь, страх и даже отвращение.

Очень многие сразу начинать жалеть сфинкса, считая, что ему холодно без шерстки. Для них он становится маленьким, бедным, беззащитным животным с грустными глазками. Но это ошибочное мнение. Едва ли взгляд у сфинксов грустный или печальный. В их взгляде можно утонуть. С одной стороны их взгляд трудно понять, а с другой он настолько «человечен», что аж мурашки по спине бегут.  Очень часто встречаются фотографии сфинксов, которые из-за особенностей строения черепа и размера глаз выглядят как самые настоящие инопланетяне. Сколько бы сайтов о сфинксах я не посетил, сколько бы мнений не прочитал, в них все время проскальзывает инопланетная сущность  этих кошек. Ни одна другая порода не удостаивалась такого сравнения. Это говорит о многом.

Книга о сфинксах / Сфинксы. Начало

Не смотря на отсутствие шерсти, сфинксы очень комфортно чувствуют себя в домашних условиях. Конечно же нужно учитывать их особенность. Комфортной для них будет температура немного выше комнатной. Особенно в зимнее время. Хочу отметить, что практически все кошки любят тепло. В былые времена кошки всегда любили спали на печах. У моих родителей кот (не сфинкс) любит спать в ванной комнате, где находится котел отапливающий дом в холодное время года.

Аватар, производитель питомника канадских сфинксов «Ness-Ha-Teva»

Сфинксы очень дружелюбные кошки, для них важно внимание хозяев. Любое ваше дело не останется без их внимания. Порой это внимание начинает быть навязчивым и раздражает. Они очень умны и сообразительны. Любое ваше возвращение домой будет обозначено приветственным мяуканьем и вилянием хвостом.

Какие породы сфинксов существуют в мире?

Всего человечеству на сегодняшний день известны три породы сфинксов:

  • Канадский
  • Донской
  • Петербургский

Далее, по мере публикации новых статей, мы подробно расскажем о каждой породе сфинксов.

Канадский сфинкс является самой стабильной породой сфинксов из ныне существующих.  Уже более 40 лет она признана фелинологическими ассоциациями по всему планете.  Донской и петербургский сфинксы относительно новые породы. Они проходят процесс своего становления по всему миру и завоевывают все больше человеческих сердец. Зарождение и развитие двух последних пород происходили в нашей стране. Именно стараниями Российских фелинологов сегодня всему миру представлены такие замечательные представители сфинксов.

Однако давайте заглянем в более древние времена и попробуем там обнаружить следы сфинксов. Кошках вообще повезло в том плане, что жили они из века в век рядом с человеком и почти не подвергались какой-либо селекционной работе. У них сохранялись лишь те изменения , которые происходили в следствии естественных мутаций. Не маловажную роль играло  и географическое расположение. В принципе голые кошки могли появиться везде, где существовала их многочисленная популяция. Естественно выжить они могли только в странах с теплым климатом. Упоминания о кошках без шерсти встречаются в древних античных документах, а некоторые предметы искусства хранят на себе рисунки голых кошек. Вполне логично было бы предположить, что у величественных  ацтеков были бесшерстные мурлыкающие домашние питомцы. Это предположение вытекает из того факта, что у них же были и  голые собаки. Ацтеки обладали мощной культурой, и скорее всего такие кошки были бы у них в большом почете. А стоит ли говорить о древнем Египте, где кошек просто обожествляли, им поклонялись, статуями кошек украшали гробницы, храмы и покои фараонов и знатных вельмож. Очень часто в сувенирных лавках различных стран встречаются статуэтки кошек из камня. Возьмите такую статуэтку, посадите рядом живого сфинкса и вы поразитесь сходству. Величественная поза, из которой просто как из чащи льются кошачьи «самостоятельность» и «независимость» .

За последнее столетие не один раз, в различных частях мира, спонтанно появлялись отдельные особи кошек без шерсти. Исчезали они так же внезапно, как и появлялись. Не удавалась человечеству закрепить бесшерстность у кошек.

Когда-то существовала древняя порода кошек, которая названа была мексиканской бесшерстной. Ее представители принимали активное участие в выставках и шоу  в Соединенных штатах Америки  в самом начале прошлого столетия. Мексиканские бесшерстные кошки имели  много  отличий от нынешних голых кошек: у них было тело очень длинное  и вытянутое, глаза цвета янтаря и длиннющие усы. Усы для кошки это обычное дело, но вот только у сфинксов они либо совершенно отсутствуют, либо есть в небольшом количество и в закручено-изломанной  форме. Мексиканские «сфинксы» зимой обрастали шерстью на спине и хвосту. У сегодняшних отечественных сфинксов тоже случаются частичные обрастания шерстью в различные годы жизни и во время похолодания. Позже во многих уголках планеты случались единичные случаи появления бесшерстных кошек: Индия, Марокко, Парагвай.

В следующей статье мы приведем более подробный портрет сфинксов, расскажем об их особенностях. Не забывайте подписываться на новые статьи нашего сайта. Форма подписки находится вверху. В статье использованы фотографии кошек питомника канадских сфинксов Ness-Ha-Teva и кота Донского Сфинкса Вениамина Анастасии Абрамовой.

Следующие статьи:

Похожие статьи:

xn--h1adbwf3d.xn--p1ai

Читать онлайн электронную книгу Сфинкс - II бесплатно и без регистрации!

Учитель немецкого языка предупредил заранее, еще на прошлом уроке, что классное задание будет не из легких, но что вполне взрослому пятому классу нечего бояться трудной темы, так как каждая из девиц наверное знает, как «Отче наш», Шиллера и его влияние на современников.

Нечего и говорить, что «каждая из девиц» задала изрядного труса; многие о Шиллере успели уже позабыть, так как его проходили в начале года, а теперь уже, слава Богу, подползала весна. Другие же, добросовестно изучив биографию немецкого гения, совсем упустили из виду полюбопытствовать о его влиянии на современников. И немудрено поэтому, что для многих из класса нетрудная, по мнению преподавателя, задача оказалась какою-то китайскою грамотою или чем-либо в этом роде.

Наступил злополучный день. К немецкому уроку многие не явились. Никогда за весь год не насчитывалось столько заболевших в пятом классе, как в это утро. У тех же, которые предпочли явиться в класс, были далеко не спокойные лица в ожидании рокового часа.

Одна Нина Махрова, по-видимому, оставалась спокойной. Ее удлиненные, как у египтянки, глаза сияли обычным тихим светом, на матово-смуглом лице не было ни тени румянца, первого признака волнения, того самого румянца, который украшал разгоряченные лица ее подруг.

— Счастливица! — с плохо скрытой завистью шептали девочки. — Вот счастливица! Что ей письменная работа! Один пустой звук! Подготовлена она прекрасно, языки знает на славу…. Богачка! Известное дело, родители могли дать какое угодно воспитание. Миллионеры. Англичанка одна чего стоит. О чем же ей беспокоиться! Заранее обеспечена пятеркой! Нечего и говорить.

А Сфинкс, и не подозревавшая обо всех этих толках, спокойно сидела на своем месте с раскрытой тетрадкой на пюпитре и готовым к работе пером.

С первым дребезжащим звуком колокольчика в класс вошел учитель.

— Nun, wie geht es?[1]Ну, как дела? — шутливо осведомился он у класса.

Девочки дружно промолчали в ответ. Уныние уже успело свить себе прочное гнездо в их молоденьких душах и теперь лишало их возможности встряхнуться и хоть чуточку ожить.

Немец снова добродушно пошутил над молодыми девицами, раньше времени повесившими носики, и, внезапно сделавшись серьезным, громко произнес заданную тему.

Теперь оставалось только писать. Те, кто настрочил с помощью старших сестер свои сочинения дома, чуть-чуть приободрились. Вытащив со всевозможною осторожностью из карманов готовые черновики, они усердно занялись перепиской того, что было заранее уже сфабриковано чьей-нибудь благодетельною рукою. Но не у каждой из девочек имелись дома добрые души, охотно согласившиеся прийти на выручку. Большая часть класса должна была, как говорится, работать на «чистоту».

Рядом со Сфинксом сидела Саша Роговцева, тугодумная и к тому же нерадивая ученица. Языки, особенно немецкий, не давались Саше, и она вела с ними непримиримую, ожесточенную борьбу. Впрочем, борьба эта выражалась довольно странно: Саша предпочитала совсем не учить немецких уроков, за что на нее как манна небесная сыпались единицы… Саша плакала и опять не учила. И опять единицы валились на нее с головокружительной быстротой.

Сейчас Роговцева была уже готова расплакаться самым позорным образом на глазах учителя, посреди урока. О Шиллере у Саши не сохранилось положительно никакого воспоминания. То, что говорилось про него в классе, пролетело бесследно как сон.

Немудрено поэтому, что никакая мысль не приходила ей в голову на эту тему. А рядом Нина писала и писала своим мелким, как бисер, почерком букву за буквой, строку за строкой.

Нина писала, Саша грызла перо и смотрела на соседку злыми, завистливыми глазами. Конечно, получить единицу ей, Саше, совсем не в новинку, но все же как-то совестно подавать учителю белый, чистый, без единой строчки листик. Вот если бы…

— Послушайте! — неожиданно чуть слышным шепотом обратилась к Нине Саша. — Послушайте… Сфинкс, если бы вы захотели мне немного помочь…

Нина подняла голову и взглянула на Сашу так, точно ее только что разбудили от долгого крепкого сна.

— Что?

— Помогите, умоляю, написать сочинение, Сфинкс!

— Помочь нельзя… Дайте я напишу за вас, а вы перепишете…

— Как, все сочинение?

— Так ведь иного выхода нет!

— Ах, спасибо вам, голубушка! Никогда не забуду! Сфинкс откладывает свой наполовину исписанный листок в сторону, незаметно вынимает из парты новый и пишет, пишет…

Саша Роговцева тревожно следит за тонкой холеной рукой своей соседки с отшлифованными, как зеркало, ногтями. Рука Сфинкса летает как птица. Полстраницы готово… Три четверти… Вся. Теперь только перевернуть и на другой стороне дописать немного. Роговцева считается слабой ученицей, она на дурном счету. Ее классная работа не должна быть слишком длинной, а то не поверят, что она, Саша, писала ее сама. И выражения должны быть самые незамысловатые, простые. Ну вот и готово! Готово как раз в ту самую минуту, когда учитель, господин Шталь, начинает беспокоиться на кафедре, находя подозрительным бесцельное верчение пера в пальцах Роговцевой.

— Вот! Переписывайте, скорее!

И Нина незаметно подсовывает соседке листок. Саша, красная как рак, рассыпается в благодарностях:

— Уж и не знаю, чем отплатить вам, Сфинкс!

Не требую награды! — шутливо отвечает словами из шиллеровской «Перчатки» девочка, и ее загадочные глаза египтянки смеются.

Роговцева с лихорадочной поспешностью принимается за переписку.

До звонка, возвещающего окончание урока, остается двадцать минут, если верить никелевым часикам, пришпиленным на фартук. Слава Богу, надзирательница вышла из класса. А сам Шталь занялся проверкой уже поданных двумя лучшими ученицами готовых работ. Только бы успеть! Только бы докончить!

Сфинкс тоже торопится. Но без малейшего признака волнения и суеты. Начало ее работы вышло весьма и весьма недурно, а что не придется довести до конца… Что делать!..

Звонок. Сфинкс медленно дописывает последнюю фразу о гении Шиллера, о бессмертных трудах этого великого человека. Господин Шталь ходит по классу и отбирает листки.

У красной как пион Саши поставлена последняя точка. Она без помехи успела переписать все до конца.

— Благодарю вас, — сияя, обращается она к соседке, — вы спасли меня, Сфинкс!

Та смотрит на нее глубоким серьезным взором.

— Как жаль, — говорит она, отчеканивая каждое слово, — как жаль, что причина вашего спасения — ложь и обман.

— Что?

— Ну да, ведь мы преспокойно обманули господина Шталя… А разве это красиво?

Лицо Саши вспыхивает горячим румянцем.

— Ах, Боже мой! — окончательно теряясь, лепечет она… — Но ведь… но ведь все же так делают, кто не может, кто… — И, совсем уже смущенная и потерянная, она смолкает, потупив взор.

— Хотите, я буду заниматься с вами немецким? Тогда вам не придется пользоваться подобного рода услугами, — неожиданно предлагает Сфинкс.

Саша смутилась от неожиданности. Хотела отказаться, но подумала и тихонько прошептала: — Да, если это вас не затруднит.

— В таком случае приходите завтра ко мне от пяти до шести, я свободна. Мой адрес: Морская, восемь. Квартира князя N. И мы вместе приготовим следующий немецкий урок.

librebook.me

Книга о кошках сфинксах — Донской Сфинкс Крысик

Добрый день, уважаемые любители кошек. Мы начинаем публиковать на нашем сайте серию статей о сфинксах. Можно сказать, что совокупность этих статей будет составлять некую книгу об этих удивительных кошках. Мы приведем подробное описание таких пород как канадский сфинкс, петербургский и донской. Поговорим об их особенностях и отличиях. Это будет полноценное руководство, которое поможет Вам в таких сложных вопросах, как кормление, содержание, воспитание. Все-таки уход  за бесшерстными кошками имеет некоторые особенности. Я надеюсь, что  из всех статей получится замечательная  книга-пособие для начинающих заводчиков сфинксов. Конечно же постараюсь уделить графическому наполнению статей особое внимание. Текст будет сопровождаться тематическими фотографиями и при возможности видео. Наш сайт работает уже более 7 месяцев. За это время уже было написано немало всевозможных материалов про сфинксов. Из текста новых статей обязательно будут ссылки на старые статьи, если они подходят по теме. Естественно хочется сделать оформление статей максимально удобным для читателей. Надеюсь, что у нас все получится. Вот примерное содержание будущих статей:

  1. Канадский сфинкс
  2. Донской сфинкс
  3. Петербургский сфинкс (петерболд)
  • Как выбрать сфинкса
  • Что нужно знать о сфинксах и аллергии
  • Сколько стоит котенок сфинкса
  • Основные аспекты содержания сфинкса:
  1. Уход за сфинксом
  2. Кормление сфинкса
  3. Важные вопросы разведения
  4. Все о болезнях сфинксов
  • Выставочная карьера:
  1. Основные правила выставок
  2. Готовим сфинкса к выставке
  3. Критерии здоровья, физиологического состояния и кондиции сфинксов
  4. Общепринятые требования выставочного грумминга
  5. Окрасы сфинксов
  6. Аксессуары для выставки
  7. Регистрация и поведение на выставке

Возможно по ходу написания статей содержание будет незначительно меняться. Какие-то пункту будут разбиты на несколько подпунктов. Надеюсь на Вашу поддержку.  Советую Вам подписаться на новые статьи нашего сайта, чтобы не пропустить публикации новых материалов. Не забывайте заглядывать в гости к нам в социальных сетях. Удачи.

Похожие статьи:

xn--h1adbwf3d.xn--p1ai

Сфинкс — какой он? Общее описание голых кошек — Донской Сфинкс Крысик

Я перечитал огромное количество мнений и описаний сфинксов, описаний именно их необыкновенности. Это были мнения и заводчиков сфинксов и счастливых обладателей отдельных представителей породы, и людей, которые имели возможность пообщаться с этими кошками, посмотреть и потрогать их. В принципе, я бы коротко высказался о сфинксах двумя словами: необыкновенное чудо. Многие со мной согласятся. Чудо в том, что они абсолютно голые (в общей своей массе), а необыкновенность их проявляется во всей их сущности, в том какие они есть. Конечно читатели могут обвинить меня в предвзятости, ведь у меня дома живет донской сфинкс, и именно ему я посвятил этот сайт, но ведь вы читаете сейчас книгу о сфинксах. Не о британцах, абиссинах или мейн-кунах, а именно о сфинксах. Конечно я мог завести себе, например, бобтейла и писать статьи о нем, восхищаясь его хищным строением тела, его мощностью и отсутствием хвоста. Я считаю, что не возможно не считать именно голых кошек чудом и не восхищаться их необыкновенностью.  

Книга о сфинксах: Сфинкс — какой он? Общее описание голых кошек

Предыдущие статьи:

Для того, чтобы упорядочить необъятное количество всех живых организмов на нашей планете, были придуманы классификации. В разные времена они были разными. В современной редакции классификации сфинксы, имея принадлежность к домашним кошкам, как животные имеют следующее описание:

  • Класс: млекопитающие (Mammalia)  – класс позвоночных животных, особенностью которых является живорождение и вскармливание потомства в раннем возрасте молоком. Существует во всем мире по разным оценкам от 5000 до 5416 видов млекопитающих;
  • Инфракласс: плацентарные  (Placentalia) – самая распространенная когорта млекопитающих. Их особенностью является наличие плаценты, которая позволяет рождаться животным в относительно развитой стадии. Достигается это благодаря плаценте;
  • Отряд: хищные (Carnivora) — отряд плацентарных млекопитающих, в переводе с латыни означает «плотоядные», то есть пожирающие мясо. Однако не все хищники питаются исключительно мясом;
  • Семейство: кошачьих (Felidae) — семейство млекопитающих отряда хищных. Кошачьи наиболее адаптированы из всех  хищников, которые приспособленные к добыванию пищи путём подкрадывания, подкарауливания, и иногда преследования;
  • Род: малые кошки (Felis) —  обозначение «малые кошки» не означает, что среди них не встречаются и крупные виды, такие как пума. Одним из отличительных признаков является то, что большие кошки в отличие от малых умеют рычать. Урчать могут все кошачьи, однако большие только на выдохе, а малые и при вдохе и при выдохе;
  • Вид: домашние кошки (Felis catus) – на сегодняшний день во всем мире насчитывается около 600 миллионов  домашних кошек, выведено около 256 пород кошек, (алфавитный указатель некоторых пород кошек представлен на этой странице нашего сайта) от длинношёрстных (персидская кошка) до голых кошек (наши любимые сфинксы), признанных и зарегистрированных различными фелинологическими организациями.

Инопланетная внешность сфинксов

Желаете иметь общее представление о внешнем виде сфинксов? Тогда отбросьте в сторону привычные для вас нормы внешнего вида кошек. Пару лет назад мне в голову пришла одна замечательная мысль. Представьте себе, что в семье жили сфинксы. Один, два или более – не важно. Вскоре в семье родился ребенок, который в младенческом возрасте все время видел только голых кошек. Он играл с ними, забавлялся, таскал их за хвосты. Будем считать, что ребенок не смотрел ни телевизор и ему не показывали картинки кошек в книгах. То есть ребенок рос с полной уверенностью, что все кошки должны быть голыми, без шерсти. Ребенок встал на ноги, начал разговаривать. И вдруг в один прекрасный момент вы оказались с ребенком в гостях у ваших друзей или родственников, у которых самая обычная кошка с шерстью? Как вы думаете какова будет реакция ребенка, для которого рушатся все представления о внешнем виде кошек? Оказывается, что они бывают и пушистыми. Ребенок либо скажет, что она страшная, либо, что она красивая. В любом случае он удивится.

Примерно такая же реакция бывает у людей, никогда ранее не видевших сфинксов. Они (эти голые, морщинистые кошки) как пришельцы с других планет. Пришельцев  мы тоже никогда не видели. По крайней мере я не знаю людей, которые бы видели инопланетян. Если Вы наблюдали подобные явления, то поделитесь с нами увлекательным рассказом о НЛО 🙂

У сфинксов большие  уши, напоминающие диковинные ракушки, длинный хвост и длинные, утонченные лапы.  Кстати говоря, форма ушей у разных пород сфинксов отличается. Также отличается и форма головы. В одной из прошлых статей мы обсуждали отличие сфинксов разных пород. Почитайте эту статью — она интересная. Задние лапы немного длинней передних. Если впервые видите сфинкса, то обратите внимание на их пальчики на лапках. Да, да! Именно пальчики. Передними лапками они могут хватать предметы в процессе игры. Еще одной очень отличительной чертой сфинксов являются их глаза. В их облике присутствует некая магическая гармония.

 

Чем больше морщинок на теле сфинкса, тем лучше. Наибольшее скопление складок бывает на мордочке в районе скул, на подбородке и шее, на лапках и немного на животе. Кожа очень эластичная. Часто голорожденных кошек называют «резинками».  Несмотря на некоторую утонченность они обладают хорошей мускулатурой, которую прекрасно видно на голом теле без шерсти.

Еще один плюс в пользу некой «человечности» сфинксов – их кожа потеет, когда им жарко и загорает под солнечными лучами. С последним нужно быть повнимательнее. Все кошки любят греться на солнце. Однако кожа сфинксов не защищена шерстью от ультрафиолета, и поэтому она, также, как и кожа человека может получить солнечный ожог при чрезмерном нахождении под солнцем. Вспомните себя, когда вы приезжаете летом на южный курорт и идете на море. Если вы не загорали до этого и не воспользовались специальным средством защиты от загара, то вероятнее всего вы обгорите и последующих дня 2-3 будете страдать из-за болевых ощущений. Поэтому рекомендуется принимать солнечные ванны постепенно и использовать защитные крема. То же самое и у сфинксов. Защитный крем использовать нельзя, так как кошка может слизнуть его языком и получить отравление, а вот ограничивать время пребывания на солнце необходимо. Если ваш сфинкс бывает на солнышке регулярно, то беспокоиться особо не о чем. Ну, а если он живет в квартире, и вы, например взяли его на дачу, то не оставляйте его долго на солнышке. В этом ничего страшного нет, однако бдительность не помешает. Наш кот, донской сфинкс, пару раз получал излишнюю дозу ультрафиолета и после этого его кожа 1-2 дня становилась розовой, а потом принимала цвет бронзы и он ходил у нас как загорелый мачо.

Еще одной особенностью кожи сфинксов является выделение специальной смазки. На ощупь она как воск, а по цвету светло-коричневая или красноватая. Очень хорошо заметна она бывает вокруг когтей и в ушных раковинах. Подобная смазка помогает сфинксам справляться с вредными воздействиями окружающей среды на их кожу. Заметна эта смазка бывает на светлых сфинксах. Иногда складывается впечатление, что они просто чумазые, и хозяева пытаются отмыть их всевозможными шампунями и средствами. Делать этого не следует. Достаточно протирать кожу сфинксу тряпочкой теплой водой. Купать голых кошек можно раз в 1-2 недели. Наш донской сфинкс очень любит купаться. Иногда он сам забирается в ванну. Купая кошек, следуя следить, чтобы вода не попадала в уши – возможны осложнения. После купания стоит завернуть кошку в махровое, мягкое полотенце и дать ему высохнуть.

Окрасы

 

Естественно, если нет шерсти, то появляется сложность с определением окраса. У сфинксов окрас проявляется в пятнах на коже, которые напоминают татуировки. Кстати, в интернете я видел пару раз фотографии сфинксов с реальными татуировками на коже. Я не могу высказать свое мнение по этому поводу — плохо это или хорошо, так как  не сталкивался с этим в жизни, а видел только фотографии.  Может быть это были не татуировки, а боди-арт (живопись на теле). Про боди-арт  кошек хотелось бы написать отдельную статью, поэтому давайте продолжим рассматривать необычную внешность сфинксов.  Вернемся к окрасу. Кожный пигмент не передает всей яркости цвета, он всего лишь дает небольшой оттенок. Например, любой яркий окрас на взрослой кошке будет смотреться также, как и окрас более мягкого цвета. В самой юном возрасте, когда у котенка остается мягкая детская шерстка (если она вообще есть), заводчик может определить генетический окрас котенка. В результате, на выставке взрослых кошек  судят без какого-либо учета типа рисунка на  коже. Хочется посвятить окрасам сфинксов отдельную статью, что и будет сделано в ближайшем будущем. Статья про окрасы обязательно войдет в серию публикаций «Книга о сфинксах».

Характер сфинксов

Они очень умные и ласковые. По крайней мере, таковыми их вижу я. Если хозяин дома, то обязательно долю внимания он должен уделить своему голому питомцу. Сфинксы очень общительны и любопытны, они с радостью встречают хозяев на пороге дома, лезут целоваться, показывая всем своим видам, что ужасно соскучились. Расскажу на примере своего кота, донского сфинкса. Крысик (так мы его зовем) почти всегда встречает нас, когда мы возвращаемся с работы. В комнате рядом с дверью стоит компьютерный стол, и он взбирается на него, чтобы как только мы вошли, то обязательно погладили его. Он очень любит забираться ко мне на плечи. Не важно где он находится: на полу, на диване или на столе, — он смело прыгает и вскарабкивается ко мне на плечи. Однако он знает, что нельзя на меня запрыгивать, если я еще не переоделся в домашнюю одежду. Как только он оказывается на моих плечах, то начинается хождение с одного на другое и с каждой стороны он лезет мордочкой, чтобы почесаться о щетину на моем подбородке. Если мы принесли пакеты с продуктами, то он обязательно проверит каждый. То же самое он делает с незнакомыми сумками – залезет мордой, понюхает, посмотрит и пойдет дальше.

Сфинксы не терпят отсутствия внимания. Часто сфинкс требует голосом  элементарного присутствия хозяина в комнате или сообщают ему о чем то важном (пришло время кормежки, сходил в туалет, что-то случилось по его вине).

К незнакомым людям голые кошки относятся дружелюбно. Все зависит от воспитания. Одни сфинкс может сразу же забраться на колени к незнакомцу за своей долей ласки, а другой подожмет ушки и будет тихо сидеть в уголочке. Наш сфинкс адаптируется в обществе новых людей очень быстро, но в первые минуты осторожничает. Я думаю, что это правильное поведение. Кошке важно понять, что можно ожидать от конкретного человека.

Их очень легко увлечь игрой, даже в самом зрелом возрасте, а если кошек в доме несколько, то кошачьи игры и веселье вам обеспечены.

В большей части сфинксы полностью доверяют человеку. Они позволяют им чистить уши, стричь ногти, делать уколы. Иногда, конечно, они могут пустить в ход когти и зубы, но знают в этом меру. К другим животным сфинксы относятся избирательно, но в большей мере положительно. Они больше расположены к дружбе, чем к вражде. Даже если другое животное сразу не приняло дружбу и продолжает выказывать свое недружелюбное расположение к сфинксу, он будет пытаться снова и снова подружиться. Наш сфинкс очень хорошо себя чувствует в обществе двух собак Чау-Чау и кошки Тучи, к которым приезжает в гости 1-2 раза в месяц. В первое время Туча была настроена довольно агрессивно, однако сейчас держит строгий нейтралитет. Ее не тронь и она не тронет. Часто в интернете встречаю фотографии сфинксов с другими животными (собаками, кроликами). Еще забавнее бывают видео.

 

Эти кошки завораживают своим характером, проделками, умом и жизнерадостностью. Бывают настолько ручными, что не хочется отпускать их от себя. Если эти строки читает человек, у которого сфинкс живет уже несколько лет, то пусть он ответит на простой вопрос: где спал ваш сфинкс, когда был котенком и где он спит сейчас?  Наш кот спит с нами под одеялом, на одеяле или рядом под боком и лишь изредка устраивается на ночь в кресле на мягком пледе.

Немного о разведении сфинксов

Если говорить о кошках, то течки у них бывают относительно редко, а роды проходят чаще всего легко и спокойно. Сфинксы-коты при спаривании очень деликатны и никогда не сделают партнерше больно. Взросление у котов происходит по разному. Некоторые начинают активно метить территорию. У рожденных котят очень рано открываются глазки.  Эта особенность напрямую связана со степенью бесшерстности сфинксов. К примеру, у брашей и велюров глазки открываются лишь на 4-5 день после рождения, а вот голорожденные сфинксы либо рождаются с открытыми, либо открывают глаза на 1-2 день. Заводчикам известны случаи, когда котята рождались с открытыми глазами. Период зрелости у сфинксов наступает в 8-12 месяцев.

В следующей статье мы расскажем о существующих типах голых кошек. Следите за выходом новых статей из серии «Книга о сфинксах». Дальше будет намного интереснее.

Следующие статьи:

Похожие статьи:

xn--h1adbwf3d.xn--p1ai

Книга Красный Сфинкс читать онлайн Александр Дюма

Александр Дюма. Красный Сфинкс

 

Часть первая

 

I

ГОСТИНИЦА «КРАШЕНАЯ БОРОДА»

 

Путешественник, решивший в конце года 1628-го от Рождества Христова провести по делам или для собственного удовольствия несколько дней в столице королевства Лилий, как поэтически выражались в ту эпоху, мог по рекомендации или без таковой с уверенностью остановиться в гостинице «Крашеная борода», расположенной на улице Вооруженного Человека: можно было не сомневаться, что у метра Солея его ждет хороший прием, хороший стол и хороший ночлег.

Немногим более двух лет назад прежний хозяин, Клод Сиприен Меланжуа, чье имя произносилось в квартале с уважением, уступил свое заведение за тысячу пистолей новому владельцу метру Блезу Гийому Солею. Тот без всякого уважения к вековым правам ласточек вить гнезда снаружи, а пауков — ткать свою паутину внутри, как только акт продажи был подписан, пригласил художников и обойщиков, распорядившись очистить фасад и обставить комнаты своей гостиницы.

Кумушки с улицы Сент-Круа-де-ла-Бретонри и улицы Белых Плащей, вследствие почтенного возраста обладавшие качествами сивилл, в первое время качали головами и пророчили, что все эти украшательства принесут несчастье дому, к виду которого клиентура успела привыкнуть за несколько веков. Но, к великой досаде сплетниц и крайнему изумлению тех, кто считал их прорицательницами, зловещие предсказания не сбылись. Напротив, заведение процветало благодаря новой, ранее незнакомой клиентуре, которая, не в ущерб прежней, увеличила — мы бы сказали даже удвоила — доходы гостиницы «Крашеная борода», по сравнению с тем временем, когда ласточки спокойно устраивали там свои гнезда в углах оконных проемов, а пауки не менее спокойно ткали свою паутину по углам комнат.

Но мало-помалу эта великая тайна начала проясняться: пронесся слух, что г-жа Марта Пелажи Солей, особа весьма сообразительная, весьма ловкая, весьма приятная, еще молодая и хорошенькая — ей было не больше тридцати лет, — приходилась молочной сестрой одной из самых влиятельных придворных дам, и эта дама из своих средств (или из средств другой, более могущественной дамы) ссудила метра Солея необходимой для обзаведения суммой; кроме того, эта молочная сестра рекомендовала гостиницу «Крашеная борода» знатным иностранцам, и тех стали часто видеть на до того весьма подозрительных улицах квартала Веррери и улице Сент-Авуа.

Что было правдой, что ложью в этих разговорах, мы узнаем из продолжения нашей истории.

А пока посмотрим, что происходит в нижнем зале гостиницы «Крашеная борода» 5 декабря 1628 года (то есть через четыре дня после возвращения кардинала де Ришелье со знаменитой осады Ла-Рошели — ее описание стало одним из эпизодов нашего романа «Три мушкетера») около четырех часов пополудни — иными словами, в пору, когда узкую улицу Вооруженного Человека с ее высокими домами начинают окутывать сумерки.

В зале находился всего один посетитель, но, будучи завсегдатаем этого заведения, он поднимал такой же шум и занимал столько же места, сколько четверо обычных гостей.

Он опорожнил уже один кувшин вина и половину второго; разлегшись на трех стульях, он развлекался тем, что колесиками шпор превращал в труху солому четвертого стула, а своей дагой старательно вырезал на поверхности стола нечто вроде миниатюрного поля для игры в классы.

Рапира, эфес которой находился у него под рукой, опускалась вдоль его бедра и исчезала меж скрещенных ног подобно ужу.

Этому человеку было тридцать шесть — тридцать восемь лет; свою шляпу он повесил на оконный шпингалет, и в последнем луче дневного света, пробивавшемся сквозь узкие ромбовидные стекла со свинцовыми переплетами, можно было хорошо разглядеть его лицо: черные волосы, такие же брови и усы, загорелое лицо южанина; жесткий взгляд; насмешливые губы, которые, приоткрываясь движением, похожим на оскал тигра, позволяли увидеть сверкающую белизну зубов; прямой нос и выступающий подбородок говорили о воле, граничащей с упрямством, тогда как изгиб нижней челюсти был таким же, как у хищных животных, что свидетельствовало о той безоглядной храбрости, за которую не приходится благодарить ее обладателя, ибо она оказывается не результатом свободной воли, а проявлением плотоядного инстинкта.

knijky.ru

Читать онлайн электронную книгу Сфинкс без загадки The Sphinx Without a Secret - бесплатно и без регистрации!

Как-то днем я сидел в Cafe de la Parix, на бульваре, созерцал убожество и пышность парижской жизни и дивился той причудливой панораме роскоши и нищеты, которая передо мною развертывалась. Вдруг я услышал, что кто-то громко произнес мое имя. Я оглянулся и увидал лорда Мёрчисона. Мы не встречались почти десять лет — с тех пор, как покинули колледж, так что я искренне обрадовался, увидав его снова, и мы сердечно поздоровались В Оксфорде мы были с ним друзьями. Я его очень любил — он был такой красивый, веселый и такой благородный. Мы всегда говорили, что он был бы милейшим человеком, не будь у него страсти всегда говорить правду, но, в сущности, эта прямота его характера только усиливала наше благоговение перед ним. Теперь я нашел его значительно изменившимся. Он казался озабоченным, смущенным, словно в чем-то не уверенным. Это не могло быть от современного скептицизма, так как Мёрчисон был тори до мозга костей и так же свято верил в Пятикнижие, как и в палату лордов. Поэтому я решил, что причина здесь — женщина, и спросил, не женат ли он.

 — Я недостаточно понимаю женщин, — ответил он.

 — Но, дорогой Джеральд, — сказал я, — женщины созданы для того, чтобы их любить, а не понимать.

 — Я не могу любить там, где не могу доверять, — возразил он.

 — Мне кажется, вы храните какую-то тайну, Джеральд! — воскликнул я. — Расскажите же мне, в чем дело.

 — Пройдемся куда-нибудь, — сказал Мёрчисон, — здесь слишком много людей. Нет, только не желтую коляску, какого угодно цвета, только не желтую. Вот — возьмите темно-зеленую.

 И несколько минут спустя мы катили бульваром по направлению к Мадлен.

 — Куда же мы поедем? — спросил я.

 — Куда хотите. По-моему — в Restaurant des Bois; мы можем там пообедать, и вы расскажете мне про себя.

 — Я сперва хотел бы узнать про вас, — сказал я. — Расскажите же вашу таинственную повесть.

 Он достал из кармана небольшой сафьяновый футляр, отделанный серебром, и протянул его мне. Я раскрыл его. В нем была фотография женщины. Высокого роста, гибкая, женщина казалась особенно прекрасной благодаря большим, неопределенным глазам и распущенным волосам. Она походила на какую-то ясновидящую и была одета в дорогие меха.

 — Что вы скажете об этом лице? Кажется ли оно вам искренним?

 Я внимательно рассматривал его. Оно показалось мне лицом человека, хранящего какую-то тайну; хорошую или дурную — сказать я не мог. Красота этого лица была словно соткана из многих тайн, красота — внутренняя, а не телесная, мимолетная же улыбка на устах казалась слишком тонкой, чтобы быть действительно ласкающей и нежной.

 — Ну, что вы скажете?

 — Это — Джоконда в соболях, — ответил я. — Расскажите же, что вы о ней знаете.

 — Не теперь, после обеда. — И он заговорил о другом.

 Как только слуга принес кофе и папиросы, я напомнил Джеральду его обещание. Он встал, прошелся раза два по комнате, потом опустился в кресло и рассказал мне следующее:

 — Однажды под вечер, часов около пяти, шел я по Бонд-стрит. Была страшная толчея экипажей и людей, так что еле можно было пробиваться вперед. Около самого тротуара стояла маленькая желтая двухместная коляска, привлекшая, не помню почему, мое внимание. Когда я с ней поравнялся, из нее выглянуло личико, которое я вам только что показал. Оно меня тотчас же обворожило. Всю ночь напролет и весь день я не переставал о нем думать. Я бродил вверх и вниз по этой проклятой улице, заглядывал в каждый экипаж и все ждал желтую двухместную коляску. Но увидать вновь прекрасную незнакомку мне не удалось, и в конце концов я решил, что она мне просто померещилась.

 Неделю спустя я обедал у мадам де Растель. Обед был назначен на восемь часов, но в половине девятого мы все еще ждали кого-то в гостиной. Наконец слуга доложил: леди Алрой. Это и была та дама, которую я так тщетно разыскивал. Она медленно вошла в гостиную и была подобна лунному лучу в серых кружевах. К моей великой радости, мне пришлось вести ее к столу. Как только мы сели, я заметил ей без всякой задней мысли:

 — Мне кажется, леди Алрой, я вас как-то мельком видел на Бонд-стрит.

 Она вся побледнела и тихо сказала:

 — Ради бога, не говорите так громко, нас могут подслушать.

 Мой неудачный дебют немало смутил меня, я отважно пустился в пространное рассуждение о французской драме. Она говорила очень мало, все тем же мягким музыкальным голосом и как будто все беспокоилась, не подслушивает ли кто-нибудь. Я тут же в нее влюбился, страстно, безумно, а неопределенная атмосфера загадочности, которая ее окружала, лишь сильнее разжигала мое любопытство. При прощании — она вскоре по окончании обеда ушла — я спросил у нее разрешения посетить ее. Она заколебалась на мгновение, оглянулась, нет ли кого поблизости, и затем сказала:

 — Пожалуйста, завтра в три четверти пятого.

 Я попросил мадам де Растель рассказать мне о ней все, что она знает, но я добился только того, что она вдова и владеет красивым особняком в Парк-лейн. Когда же какой-то ученый болтун стал защищать диссертацию на тему о вдовах, как наиболее приспособленных, по пережитому опыту, к брачной жизни, я встал и распрощался.

 На следующий день я был аккуратно в назначенный час в Парк-лейн, но мне сказали, что леди Алрой только чтов ышла. Расстроенный, не зная, что думать, я направился в клуб и после долгих размышлений написал ей письмо с просьбой позволить мне попытать счастья в другой раз. Прошло дня два, и я все не получал ответа, когда вдруг пришла маленькая записка с извещением, что она будет дома в воскресенье, в четыре часа, и с таким необычайным, неожиданным постскриптумом:

 "Пожалуйста, не пишите мне больше по моему домашнему адресу; при свидании объясню вам причины".

 В воскресенье она меня приняла и была очаровательна, но, когда я прощался, она попросила меня, если бы мне пришлось ей что-нибудь написать, адресовать свои письма так:

 "М-с Нокс, почтовый ящик книжной торговли Уайтэкера, Грин-стрит".

 — Есть причины, — сказала она, — по которым я не могу получать письма у себя дома.

 В течение этого "сезона" я встречался с нею довольно часто, но никогда не покидала она этой атмосферы загадочности. Иногда приходило мне в голову, что она во власти какого-нибудь мужчины, но она казалась такой неприступной, что эту мысль нельзя было не отбросить. Да и трудно было мне прийти к какому-нибудь определенному выводу или решению, так как леди Алрой была похожа на один из тех удивительных кристаллов, которые можно видеть в музеях и которые то прозрачны, то, через мгновение, совсем мутны. Наконец я решился сделать ей предложение; я окончательно измучился, устал от этой беспрестанной таинственности, которую она требовала от всех моих посещений и от тех двух-трех писем, которые мне довелось ей послать. Я написал ей в книжный магазин, прося принять меня в ближайший понедельник в шесть часов. Она согласилась, и я был на седьмом небе. Я был просто ослеплен ею, несмотря на всю загадочность, окружавшую ее (как я тогда думал), или именно вследствие этой загадочности (как я полагаю теперь). Впрочем, нет!.. Я любил в ней женщину, только женщину. Загадочное, таинственное раздражало меня, сводило меня с ума. Ах! Зачем случай натолкнул меня на следы!

 — Так вы открыли тайну? — спросил я.

 — Боюсь, что да. Но решайте сами.

 Наступил понедельник. Я позавтракал у дяди и в четыре часа был на Мэрилебонской улице. Дядя, как вы знаете, живет у Риджентс-парка. Мне надо было на Пикадилли, и, чтобы сократить путь, я пошел грязнейшими какими-то переулками. Вдруг я увидел перед собой леди Алрой. Она была под густой вуалью и шла очень быстро. У последнего дома в переулке она остановилась, поднялась по ступенькам, у двери достала ключ, отперла и вошла. "Вот где тайна", — сказал я себе и осмотрел снаружи этот дом. Он походил на один из тех, в которых сдаются комнаты. На ступеньках лежал платок, оброненный ею. Я поднял его и спрятал в карман. Затем стал раздумывать: что предпринять? Я пришел к выводу, что не имею никакого права выслеживать ее, и отправился в клуб.

 В шесть часов я был у нее. Она лежала на кушетке в капоте из серебряной парчи, застегнутом парой чудных лунных камней, которые она всегда носила. Она была пленительна.

 — Я так рада, что вы пришли, — сказала она, — я целый день не выходила из дому.

 Пораженный, я уставился на нее в упор, достал из кармана платок и протянул его ей.

 — Вы это сегодня обронили на Кёмнор-стрит, леди Алрой, — сказал я совсем спокойно. Она посмотрела на меня в ужасе, но платка не взяла. — Что вы там делали? — спросил я.

 — Какое имеете вы право меня об этом расспрашивать? — ответила она.

 — Право человека, который вас любит, — ответил я. — Я сегодня пришел просить вашей руки.

 Она закрыла лицо и залилась слезами.

 — Вы мне должны сказать все! — настаивал я.

 Она встала, посмотрела мне в лицо и сказала:

 — Мне нечего сказать вам, лорд Мёрчисон.

 — Вы с кем-то виделись там, вот где ваша тайна!

 Она страшно побледнела и сказала:

 — Я ни с кем не виделась там.

 — Скажите же мне правду! — молил я.

 — Я вам ее сказала!

 Я был вне себя, я сходил с ума. Не помню, что я ей тогда наговорил; должно быть, что-то ужасное. Наконец, я бежал из ее дома. На следующее утро я получил от нее письмо, но вернул его нераспечатанным и в тот же день уехал в Норвегию вместе с Алленом Колвилем. Когда же месяц спустя я вернулся, то первое, что мне бросилось в глаза в "Утренней почте", было объявление о смерти леди Алрой. Она простудилась в театре и дней через пять умерла от воспаления легких. Я удалился из общества и ни с кем не встречался. Как безумно я ее любил! Господи, как я любил эту женщину!

 — А вы были на той улице, в том доме? — спросил я.

 — Как же! — ответил он. — Я отправился вскоре на Кёмнор-стрит. Я не мог не пойти туда: меня мучили разные сомнения. Я постучался, какая-то очень почтенная женщина отперла мне. Я спросил, не сдаются ли у нее комнаты. "Да, — ответила она, — вот сдаются гостиные. Уже три месяца как дама, снимавшая их, не является". — "Не она ли это?" — спросил я и показал ей карточку леди Алрой. "Она самая. Когда же она придет?" — "Дама эта уже умерла", — ответил я. "Не может быть! — вскричала старуха. — Она была лучшей моей квартиранткой. Она платила целых три гинеи в неделю только за то, чтобы изредка приходить и посидеть в комнате". — "Она здесь встречалась с кем-нибудь?" — спросил я. Но старуха стала меня уверять, что леди всегда бывала одна и никто не приходил к ней. "Но что же она тут делала?" — воскликнул я. "Просто сидела в комнате, читала книжки, иногда пила здесь чай", — ответила женщина. Я не знал, что на это ответить, дал старухе золотой и ушел. А теперь что вы об этом скажете? Думаете ли вы, что старуха сказала правду?

 — Я в этом уверен.

 — Так зачем же леди Алрой нужно было ходить туда?

 — Дорогой Джеральд, — ответил я. — Леди Алрой была самой заурядной женщиной с манией к таинственному. Она снимала комнату, чтобы доставлять себе удовольствие ходить туда под густой вуалью и выставлять себя героиней какого-то романа. У ней была страсть к загадочному, но сама она была не более как Сфинкс без загадки.

 — Вы так думаете?

 — Я в этом твердо убежден.

 Лорд Мёрчисон снова достал сафьяновый футляр, раскрыл его и стал пристально разглядывать портрет.

 — Хотел бы я знать! — сказал он наконец.

librebook.me

Читать книгу Сфинкс »По Эдгар Алан »Библиотека книг

СфинксЭдгар Алан По

Эдгар Алан По

СФИНКС

В ту пору, когда Нью-Йорк посетила свирепая эпидемия холеры[1 - Имеется в виду эпидемия холеры начала 1830-х годов, распространившаяся из Европы на Северную Америку.], один мой родственник пригласил меня пожить недели две в его уединенном, комфортабельном коттедже на берегу реки Гудзон. Здесь к нашим услугам были все возможности для летнего отдыха; прогулки по лесам, занятия живописью, катание на лодке, рыбная ловля, купание, музыка и книги изрядно скрасили бы наш досуг, если б не ужасные известия, которые всякое утро приходили из многолюдного города. Не проходило и дня, чтобы мы не узнали о болезни того или другого знакомого. А бедствие все разрасталось, и вскоре мы стали повседневно ожидать смерти кого-нибудь из друзей. Дошло до того, что, едва завидя почтальона, мы содрогались. В самом ветре, когда он дул с юга, нам чудилось смрадное дыхание смерти. Мысль об этом леденила мне душу. Я не мог говорить, не мог думать ни о чем другом и даже во сне лишился покоя. Хозяин дома был по природе менее впечатлителен и, хотя сам не на шутку упал духом, всеми силами старался меня ободрить. Его серьезный, философский ум был чужд беспочвенных фантазий. Разумеется, действительные несчастья удручали его, но он не знал страха пред их зловещими призраками.

Однако его усилия рассеять мою болезненную мрачность оказались тщетны, и главной причиной тому были книги, которые я отыскал в его библиотеке. Книги эти были такого рода, что семена наследственных суеверий, сокрытые в моей душе, дали быстрые всходы. Я читал их без ведома моего друга, и он часто не мог понять, что же так сильно влияет на мое воображение.

Излюбленной темой разговора были для меня народные приметы — истинность их я готов был в то время доказывать чуть ли не с пеной у рта. Мы вели на эту тему долгие и горячие споры; мой друг утверждал, что все это лишь пустые суеверия, я же возражал, что предчувствия, возникающие в народе совершенно непроизвольно — то есть без какого-либо определенного повода, — обязательно содержат в себе зерно истины и, несомненно, заслуживают внимания.

Надо сказать, что вскоре после приезда со мной произошел случай, столь необъяснимый и зловещий, что вполне простительно было счесть его за дурную примету. Он поверг меня в такой беспредельный ужас и смятение, что лишь много дней спустя я решился рассказать об этом случае своему другу.

На исходе знойного дня я сидел с книгой у открытого окна, из которого открывался прекрасный вид на берега реки и на склон дальнего холма, почти безлесный после сильного оползня. Я давно уже забыл о книге и мысленно перенесся в город, погруженный в скорбь и отчаянье. Подняв глаза, я рассеянно скользнул взглядом по обнаженному склону холма и увидел там нечто невероятное — какое-то мерзкое чудовище быстро спускалось с вершины и вскоре исчезло в густом лесу у подножья. При виде этой твари я подумал, что сошел с ума, — и уж, во всяком случае, не поверил своим глазам, — а потому прошло порядочно времени, прежде чем мне удалось убедить себя, что я не повредился в рассудке и все это не было сном. Боюсь, однако, что, когда я опишу чудовище (я видел его совершенно явственно и без помехи наблюдал, пока оно спускалось с холма), у читателей возникнет еще более сомнений, чем у меня самого.

Я прикинул на глаз величину чудовища, соразмерив его с толщиной вековых деревьев, меж которыми оно совершало свой путь, — тех немногих лесных великанов, каких пощадил оползень, — и убедился, что оно несравненно превосходит все существующие линейные корабли. Сравнение с линейным кораблем напрашивается само собой — корпус любого из наших семидесятичетырехпушечных судов может дать зримое представление о форме чудовища. Пасть его была расположена на конце хобота длиной футов в шестьдесят или семьдесят и толщиной едва ли не с туловище слона. Основание хобота сплошь заросло черной, косматой шерстью — столько шерсти не настричь и с двух десятков буйволов; из нее, загибаясь вниз и в стороны, торчали два сверкающих клыка, похожих на кабаньи, но неизмеримо более длинных. По обе стороны от хобота, параллельно ему, выступали вперед громадные отростки длиной футов в тридцать, а то и сорок, похожие на кристально-прозрачные призмы безупречной формы — они во всем великолепии отражали закат. Туловище напоминало клин, острием обращенный к земле. С боков распростерлись одна над другой две пары крыльев — размахом в добрую сотню ярдов, — густо усеянные металлической чешуей; каждая чешуйчатая пластина имела в поперечнике футов десять или двадцать. Мне показалось, что верхние и нижние крылья скованы тяжелой цепью. Но всего поразительней и ужасней было изображение Черепа едва ли не во всю грудь, так отчетливо выделявшееся в ослепительном свете на темном туловище, словно оно было выписано кистью художника. Когда я в ужасе и удивлении разглядывал это страшилище, и в особенности его грудь, с предчувствием близкой беды, которое не могли заглушить никакие доводы рассудка, огромная пасть на конце хобота вдруг разверзлась и исторгла звук, столь громкий и неизъяснимо горестный, что он сокрушил мое сердце, как похоронный звон, и когда чудовище исчезло у подножия холма, я без чувств рухнул на пол.

Едва я опомнился, первой моей мыслью было поделиться с другом всем, что я видел и слышал, — но какое-то необъяснимое чувство отвращения заставило меня промолчать.

Лишь дня три или четыре спустя, под вечер, нам случилось быть вдвоем в той самой комнате, откуда я видел призрак, — я опять сидел в кресле у окна, а мой друг прилег на диване. Совпадение места и времени побудило меня рассказать ему о необычайном явлении, которое я наблюдал. Он выслушал, не перебивая, — сначала посмеялся от души, потом стал необычайно серьезен, словно убедился в моем безумии. В этот миг я снова явственно увидел чудовище и с криком ужаса указал на него другу. Он стал пристально вглядываться, но сказал, что ничего не видит, хотя я подробно описал весь путь зверя, спускавшегося по обнаженному склону холма.

Теперь я пришел в совершеннейший ужас, решив, что видение предвещает либо мою смерть, либо, еще того страшней, надвигающееся помешательство. В отчаянье я откинулся на спинку кресла и закрыл лицо руками. Когда я опустил руки, призрак уже исчез.

Однако к хозяину дома вернулось его хладнокровие, и он принялся обстоятельно расспрашивать меня, как выглядело это невероятное существо. Когда я ответил на все его вопросы, он глубоко вздохнул, словно сбросив с души тяжкое бремя, и с невозмутимостью, которая показалась мне бесчеловечной, возобновил прерванный разговор об отвлеченных философских материях. Помнится, между прочим, он настоятельно подчеркивал ту мысль, что ошибки в исследованиях обычно проистекают из свойственной человеческому разуму склонности недооценивать или же преувеличивать значение исследуемого предмета из-за неверного определения его удаленности от нас.

— Так, например, — сказал он, — чтобы правильно оценить то влияние, которое может иметь на человечество всеобщая и подлинная демократия, необходимо учесть, насколько удалена от нас та эпоха, в которую это возможно осуществить. Но сумеете ли вы назвать хоть одно сочинение о государстве, где автор уделял бы этой стороне вопроса хоть сколько-нибудь внимания?

Помолчав немного, он подошел к книжному шкафу и взял с полки начальный курс «Естественной истории». Затем он попросил меня поменяться с ним местами, чтобы ему легче было читать мелкий шрифт, сел в кресло у окна и, открыв книгу, продолжал разговор в том же тоне.

— Если бы вы не описали чудовище во всех подробностях, — сказал он, — я попросту не мог бы объяснить, что это было. Но позвольте для начала прочитать вам из школьного учебника описание одного из представителей рода сфинксов, — семейство бражников, отряд чешуекрылых, класс насекомых. Вот что здесь сказано:

«Две пары перепончатых крыльев усеяны мелкими цветными чешуйками с металлическим отливом; ротовые органы имеют вид спирально закрученного хоботка, образованного удлиненными челюстями, причем по бокам от него находятся недоразвитые челюстные придатки и ворсистые щупики; верхние крылья сцеплены с нижними посредством жестких щетинок; усики имеют продолговатую, призматическую форму; брюшко заострено книзу. Сфинкс вида Мертвая голова внушает простонародью суеверный ужас своим тоскливым писком, а также эмблемой смерти на грудном покрове».

Тут он закрыл книгу и подался вперед, старательно приняв то самое положение, в каком сидел я, когда увидел «чудовище».

— Ага, вот она где! — тотчас воскликнул он. — Опять лезет на холм, и должен признать, что вид у него престранный. Но оно отнюдь не так огромно и не так удалено отсюда, как вам почудилось: дело в том, что оно взбирается по паутинке, которую соткал за окном паук, и, сколько я могу судить, имеет в длину не более одной шестнадцатой дюйма, да и расстояние от него до моего глаза никак не более одной шестнадцатой дюйма.

notes

1

Имеется в виду эпидемия холеры начала 1830-х годов, распространившаяся из Европы на Северную Америку.

www.libtxt.ru