Шанс. Книга шанс


Читать онлайн книгу «Шанс» бесплатно — Страница 1

Оксана Ильина

Шанс

Проснувшись утром и выглянув в окно, я застонала, хватаясь за голову:

— У-У-У, что за напасть-то такая? Всю ночь на тряпочках спала и все бестолку? — с отчаянием смотрела на оседающий на землю густой туман. Вчера вымыв голову, накрутила локоны на тряпочки и легла спать с намерением сегодня придти на работу с красиво уложенной прической. И все мои старания пошли коту под хвост! Стоит выйти с накрученными волосами на влажный воздух, как все тут же выпрямляется. И не просто выпрямляется, а принимает такой вид, словно мои волосы кто-то старательно обсмоктал, обсосал…короче, вы поняли, о чем я.

В период бабьего лета, когда каждый день не знаешь, чего ждать от погоды — то холодает, то снова тепло — частенько по утрам выплывает густой молочный туман, из-за которого ничего не видно на расстоянии вытянутой руки. Вот и сегодня погода меня "порадовала" молочным покрывалом, которое так и норовило забраться под одежду и прилипнуть к телу.

— Бр-р-р, мерзопакостная погода! — поежилась от влажности, выходя из подъезда и плотнее запахивая ворот плаща. На расстоянии пары метров невозможно было что-либо разобрать. Да еще прошедший вчера дождик не радовал оставленными после себя лужами и растоптанной многочисленными ногами жижей. — Не люблю такую погоду. А особенно, если надо куда-то идти, — бурчала себе под нос, обходя очередную лужу и старательно смотря себе под ноги, чтобы еще для пущего "счастья" не поскользнуться и не навернуться в грязь. Внезапно боковым зрением уловила какое-то движение слева. Взметнув взгляд туда, увидела только размытую тень в толще тумана, удаляющуюся от меня.

— Не одна я такая, оказывается, кому дома не сидится, — хмыкнула я и продолжила путь к остановке, не обращая больше ни на какие раздражители внимания.

— Ты — то, ч-ш-што нуж-ш-шно моей Гос-с-спож-ш-ше! — что-то зловещее зашипело прямо передо мной из тумана. Вскинув глаза, я увидела неподвижную тень, достигающую размером моего пояса и очертаниями похожую на собаку.

— К-к-кто т-т-там? — почему-то мне вдруг стало так жутко, что мои коленки начали мелко трястись. Ведь разговаривающих собак не бывает?! А то, что эта тень только что разговаривала, могу поклясться чем угодно. И вокруг ни зги не видно! Куда бежать? Где хоть кто-нибудь?

— В-ф-ф з-с-с-самк-х-хе в-ф-ф-с-се и уз-с-снаеш-ш-шь, — еще зловеще ответили мне и я начала наблюдать, как тень встает и… расправляет крылья? В стороны от нее метнулись две огромные тени, разгоняя туман вокруг себя. То, что я увидела в следующую секунду, заставило мой рот открыться в беззвучном крике ужаса. Передо мной стояло что-то настолько уродливое и страшное, что все мои инстинкты завопили не своим голосом, предупреждая об опасности и заставляя уносить оттуда ноги. Вот только мои ноги, будто приросли к одному месту и не желали двигаться. На меня смотрело чудовище из фэнтезийных сказок о горгульях…или вампиршах из "Ван Хелсинга". Лысую голову покрывали небольшие рожки, уши были почти приплюснуты к вискам. Огромные кожистые крылья на концах заканчивались острыми шипами и двумя пальцами-когтями. Тело этого существа покрывали струпья, свисающие с него словно лохмотья. Нервно дергающийся лысый хвост с острием на конце свидетельствовал о том, что эта тварь зла. О-о-очень зла.

Я с усилием проглотила, вставший ком ужаса, и начала пятиться назад.

— А в-ф-фот этог-х-хо делать не с-с-стоит! — усмехнулась зверюга своим ртом-щелью и оскалилась острющими зубами. Ее глаза фосфоресцировали ядовитой зеленью, заставляя мою душу спрятаться в самый дальний угол пятки. — Я в-ф-федь в-ф-фс-с-се рав-ф-ф-фно тебя не отпущ-щ-щу!

— Что Вам от меня нужно? И что Вы, черт побери, такое? — надо же?! Ни разу не заикнулась. Это достижение в данных обстоятельствах. Я старалась изо всех сил не потерять сознание, которое пыталось от меня скрыться в неизведанные дали. Такого ужаса я не испытывала ни разу в своей недолгой жизни. Двадцать четыре года — это ведь так мало!

— Я не Ч-Ш-ШТО! — разобиделась зверюга. — Я К-Х-ХТО! Я — ГАРПИЙ! Я долж-ш-шен с-с-спас-с-сти с-с-св-ф-фою Гос-с-спож-ш-шу, — распахнул крылья этот ужастик и выпятил грудь, всем своим видом показывая, как он горд возложенной на него миссией. Только я-то каким боком до их дел?

— Желаю удачи! — гаркнула я, резко развернулась и дала деру. Куда я бежала, не знала. Вернее, я предполагала, где находилась на тот момент. Вот только поможет ли мне это?! От дома я ушла недалеко, но добежать до него не успею. Поэтому бежала сейчас к чужому подъезду.

— Вот черт! — выругалась, наткнувшись на кодированную железную дверь. Руки от страха стали ледяными и плохо слушались. Я нажимала различные комбинации, известные мне по другим домам, и со всей дури дергала проклятую дверь, только она никак не поддавалась.

— Да, что там спят все, что ли? — чуть не плача и сдирая пальцы в крови, бушевала я.

— И далеко ты убеж-ш-шала? Я ж-ш-ше с-с-сказ-с-сал, ч-ш-што не отпущ-щ-щу, — раздалось над самым ухом.

— А-А-А-А! — завопила, что есть мочи, прижимаясь спиной к железяке и во все глаза смотря на висящую вверх ногами тварь. И за что только держится, плита-то абсолютно гладкая?! Ее, или его, морда оказалась в опасной близости от моего лица, щеря на меня выступившие клыки, с которых капала ядовито-желтая слюна. Я заторможенно пронаблюдала, как ярко-желтая капля срывается с пасти зверюги и несется к каменным плитам лестницы. Ударяется об них и прожигает в бетоне дыру. Этого моя психика уже не выдержала, отправляя-таки мое сознание в делакие дали.

* * *

— Молодец, Шипс, ты отлично справился со своим заданием, — надо мной прозвучал то ли женский, то ли мужской голос, сразу и не разобрать. У одной моей знакомой тетечки точно такой голос — грубый, резкий, почти мужской. Если его услышать по телефону, решишь, что общаешься с мужиком. Так и здесь, подозреваю, что это именно женщина только что пробасила. Почему так решила? Да потому что Горгул, или кто он там по национальности, говорил о загадочной Госпоже. И как вывод… открываем глазки и упираемся взглядом в… СВОЮ КОПИЮ! Мне это снится? Говорят, увидеть своего двойника — это не к добру. "Не добро" началось еще до того, как я ее увидела, если разобраться. Ведь не по собственной же воле я здесь оказалась. Еще бы узнать, куда именно меня затащила эта тварюга.

— О! Вот и наша спасительница, — в этом слове прозвучало столько яда, что меня им окутало с ног до головы, — проснуться соизволила, — лицо моей копии искривилось в презрении, словно оно смотрело на что-то настолько гадкое, что сейчас побежит в душ отмываться. А то вдруг моя гадкость на нее ненароком попала.

— Вы кто? — после такого ко мне даже дар речи вернулся. — Где я? И что Вам от меня надо?

Она прищурилась и все это время молча меня рассматривала, будто к чему-то примерялась.

— Голос не похож, — выдала копия умную мысль. Это ж надо было столько думать, чтобы придти к такому выводу. Мой голос был мягким и мелодичным, короче, женственным. — Ну, ничего! Повесим амулет…хотя может ведь и почувствовать. Он же сильный, зараза! — уже бурчала себе под нос эта ненормальная. Меня как-будто и не слышали вовсе. Ну, это наглость!

— Вы кто такая? Я спрашиваю кого? — возмутилась я от всего сердца.

— С этого момента я — твоя ГОСПОЖА! — оскалились возле самого моего лица. — Еще раз повысишь на меня свой голос и вообще его лишишься. Амулет его прекрасно заменит, — ехидненько так просветили меня. После ее слов проверять их правдивость мне резко расхотелось. Это что за злая ведьма из "Русалочки"? Амулеты голоса — что за бред? — Мне нравится, когда слуги быстро осознают свое место, — похвалила она меня. Ошибаешься, уважаемая, просто я задумалась над ситуацией, в которую попала. Надо все проанализировать и найти выход…вернее, путь домой. А я его все равно найду!

— На чем я остановилась? Ах, да! Я хотела ввести тебя в курс дела, дорогуша. Так вот, тебя нашли и доставили ко мне домой, чтобы ты сыграла роль моей замены на моей же свадьбе, — она ходила перед моей скромной кроватью и картинно размахивала ручкой. И тут мой взгляд уперся в ее наряд. Я что попала в Средневековье? На ней было тяжелое платье с широкой юбкой в пол из темно-красного бархата с золотым шитьем. С одной руки, прижатой к боку, свисал такой же расцветки веер, украшенный белыми тончайшими кружевами по краю. Белоснежные волосы (вот еще одно разниличие между нашим обликом — у меня-то волосы русые) были забраны в высокую витиеватую прическу с кучей драгоценностей в ней. И как голова еще не отвалилась под их тяжестью? Вес-то, судя по размерам и колличеству побрякушек, немаленький. — Так вот, сейчас срочно перекрашиваем тебя… хотя это и не обязательно, все равно не увидит, — пробурчала себе под нос копия, отвлекаясь от своего увлекательного спектакля, предназначенного исключительно для меня, — но слуг еще никто не отменял и их длинные языки, — будь они прокляты! — могут все испортить.

— А почему не увидит? — я только и услышала, что эти слова, все остальное меня как-то мало взволновало.

— Не важно, — отмахнулись от меня, как от мухи. — Потом все узнаешь, — моя копия чуть ли не бегом кинулась к входной двери и тут же выскочила из комнаты. Замок в двери щелкнул, оповещая, что меня заперли. Я бы подскочила к двери и попыталась вырваться отсюда, если бы не сильное головокружение. Даже немного подташнивало. Я начала глубоко дышать, хватая ртом воздух, чтобы хоть чуточку полегчало.

— Это от перех-х-хода меж-ш-шду мирами, откат нач-ш-шалс-с-ся, — прошипели над моей головой знакомым голосом. Мне даже вверх смотреть не хотелось. А смысл? Можно подумать, увижу кого-то другого. Эта тварь скорее всего висит под потолком вверх ногами, или лапами — это больше соответствует действительности.

— И что ты здесь забыл? — устало поинтересовалась у него. — Твоя любимая Госпожа там, — ткнула пальцем в сторону двери.

— З-с-снаю, но мне з-с-сдес-с-сь интерес-с-снее. ТЫ интерес-с-сная, — взмах крыльями и Шипс, кажется так его Хозяйка назвала, явил перед мои очи свою нетопыриную морду.

— Что вам от меня надо? Кто-нибудь объяснит? — вопросила этого уродца.

— Ну, тут нет никакой тайны, — довольный тем, что знает больше меня и может просветить такую темную особу, упыреныш рассматривал меня, уцепившись лапами за быльцу кровати. — Моей Х-х-хоз-с-сяйке приш-ш-шел приказ-с-с от Императора, ч-ш-што она обяз-с-сана ч-ш-шерез-с-с фаз-с-су Лика выйти з-с-самуж-ш-ш з-с-са кера В-ф-фальдара Дерка, — гарпий замолчал и почесал лысую башку когтем.

— И? — подтолкнула его к продолжению

— Ну-у-у, она и реш-ш-шила найти с-с-себе з-с-самену, — пожал он плечами.

— Зачем? Будущий муж так страшен? Или стар, как пень? — о, какие у них тут страсти разыгрываются. Ну, прям "Санта Барбара".

— Как тебе с-с-сказать? С-с-с ним никто не х-х-хоч-ш-шет с-с-в-ф-фяз-с-сывать с-с-св-ф-фою ж-ш-шиз-с-снь, по-з-с-сорно, — гарпий подпрыгнул и приземлился у меня в ногах на кровати. Я тут же подогнула ноги под себя и забилась в противоположной стороне.

— Почему? — но вопрос все же задала.

— Понимаеш-ш-шь…х-х-хотя дав-ф-фай, я тебе с-с-с с-с-самого нач-ш-шала рас-с-скаж-ш-шу, — я с готовностью кивнула, подтягивая одеяло к самому подбородку. — Моя Гос-с-спожш-ша, Мариока Арис-с-с-са, ч-ш-шелов-ф-фек, в-ф-ф роду у которой мног-х-хо магов-ф-ф. И в-ф-фс-с-се надеютс-с-ся, ч-ш-што и у нее прос-с-снутьс-ся магичш-шес-с-ские с-с-силы…

— …но пока никого, — подсказала я, он кивнул.

— Ес-с-сли не у нее, то у ее детей точ-ш-шно…

— …и поэтому ее хотят связать с кем-то знатным и наделенным магией? — развивала я дальнейшие мысли.

— Да, в-ф-ф-от только партию ей подобрали…, - гарпий тяжко вздохнул.

— Какую? — да, блин, скажи уже, сколько можно тянуть кота за хвост?!

— Он — дракон…

— …ни фига себе! Самый настоящий? — выпучила я глаза на собеседника. Кому сказать, с кем я веду задушевные беседы, не поверили бы. Или от зависти удавились бы. Особенно любители ролевых игрищ.

— Ес-с-стес-с-ственно нас-с-стоящий, вот только списанный.

— В смысле? Откуда списанный?

— В-ф-ф пос-с-следней битв-ф-фе с-с-с багров-ф-фыми драконами, он потерял оба глаз-с-са (ему плес-с-снули кис-с-слотой в морду) и он с-с-стал калекой, а для дракона нет нич-ш-шего с-с-страш-ш-шнее этого. У нас-с-с гов-ф-форят — ис-с-скалеч-ш-шенный дракон, мертв-ф-фый дракон. Х-х-хоть он и не потерял покров-ф-фительс-ств-ф-фа Императора и до с-с-сих-х-х пор яв-ф-фляетс-с-ся его с-с-ов-ф-фетником, но летать больш-ше не мож-ш-шет и с-с-стать примером для с-с-св-ф-фоих будущ-ш-ших детей не с-с-сможет. Их поднять на крыло обяз-с-сан отец-с-с.

— То есть его положение не завидное и у своих же сородичей он изгой? — вывела я итог рассказа. — И поэтому Император решил связать его с человеком, в котором есть задатки магии, чтобы увеличить магический потенциал этого Рода, раз тот пришел в негодность?!

— Х-х-хм, — заинтересованно посмотрел на меня горгул, — неплох-х-хо! Быс-с-стро с-с-соображ-ш-шаеш-ш-шь. Мож-ш-шет и выж-ш-шивеш-шь рядом с-с-с ним, — и снова вернулся к интересующей меня теме. — С-с-с ним общ-ш-шаютс-с-ся, долж-ш-шнос-с-сть в-ф-фыс-с-сокая, — с отвращением фыркнул уродец то ли на занимаемую драконом должность, то ли на тех подхалимов, которые не гнушаются ничем, — да и с-с-статус-с-с не маленький.

— …но за спиной шепчутся и избегают?

— Точ-ш-шно, — кивнул он головой. — Нев-ф-фес-с-сты на выданьи с-с-стараютс-с-ся не попадатьс-с-ся у него на пути. Он хоть и с-с-слеп, но ч-ш-шутье у него, ч-ш-што надо! — восхитился нетопырь, даже подскочил от переполнивших его чувств, взмахнув крыльями. — Когда на него с-с-мотриш-шь, никогда не с-с-скажеш-ш-шь, ч-ш-што он с-с-слепой. Его дв-ф-фиж-ш-шения ч-ш-шеткие и в-ф-фыв-ф-ференные, с-с-слов-ф-фно он в-ф-фс-с-се в-ф-фидит. Однако его мас-с-ска на гла-з-с-сах пугает дамоч-ш-шек.

— И твоя Госпожа тоже боится? По ее виду не скажешь, что ее могла испугать его слепота, — хмыкнула я, вспоминая ту Горгону, которая была тут совсем недавно.

— Ее больш-ш-ше пугает тот ф-ф-акт, ч-ш-што…

— …от нее все отвернутся и перестанут приглашать в гости и на балы? — искривилась я в отвращении к своему клону, выдавая догадку.

Гарпий некоторое время очень внимательно меня разглядывал и молчал.

— Что? Хочешь сказать, я не права? — с вызовом спросила у него.

— Х-х-хм, ну, да ладно! — махнул он острющим когтем. Хорошо, что я отползла на безопасное расстояние от этого Фреди Крюгера. — Короч-ш-ше говоря, теперь ты долж-ш-шна будеш-ш-шь с-с-стать парой для кера В-ф-фальдара в-ф-фмес-с-сто моей Гос-с-спож-ш-ши.

— Шипс, объясни мне, непонятливой, почему ваши супер-пуперские маги не смогли вылечить его глаза?

— Магия может вылечить, но не вернуть утраченное, — вытянул он коготь вверх в поучительном жесте.

— В смысле?

— Пока добрались до целителей, кислота выжгла глаза полностью, остались одни пустые глазницы, — покосился на меня гарпий, наблюдая за моей реакцией. Естесственно моя реакция была соответсвующей, я же не привыкла ко всяким ужастикам — меня всю передернуло.

— Ужас какой! — прошептала, обхватывая себя руками за плечи в защитном жесте.

— Проняло? В-ф-фот и мою Гос-с-спож-ш-шу пробрало, и она с-с-срочно нач-ш-шала ис-с-скать в-ф-фых-х-ход из с-с-ситуац-с-сии.

— А что в это время будет делать твоя Госпожа? Подменив меня собой, она же не сможет в открытую продолжать ходить в гости и на балы? Рано или поздно ему станет об этом известно, а прятаться где-нибудь в глуши…толк тогда от этой подмены? Что-то не пойму я этого момента?! — после моих слов глазки у него забегали и он начал как-то нервно от меня отползать.

— Мне пора. Меня Гос-с-спож-ш-ша в-ф-фыз-с-сыв-ф-фает, — и запрыгнув на подоконник, он сложил крылья и камнем рухнул в раскрытое окно.

— Осторожнее! — заорала я, бросаясь к окну и тут же от него отскакивая. До ужаса боюсь высоты, а то, что предстало перед моими глазами, заставило мое сердце упасть мертвым грузом в пятки. Внизу раскинулось жерло вулкана с кипящей и булькающей лавой. Мамочка, а если вулкану вздумается проснуться? Что тогда будет со мной? Я, сидя на попе, начала потихоньку отползать подальше от окна, чувствуя, что задыхаюсь. Воздуха катастрофически не хватало. Надо взять себя в руки! Только приступа астмы сейчас и не доставало.

— Что за крики? — ворвался в комнату мой клон, осматриваясь вокруг. — Ты чего орешь, как потерпевшая? — не дождавшись от меня ответа, она наконец соизволила обратить свой взор на меня. — Что с тобой? Эй, ты меня слышишь? — встряхнула меня за плечи, внимательно всматриваясь в мои ошалелые глаза. Проследив за моим взглядом, она подошла к окну и выглянула наружу. — Что ты там такого увидела? — недоумевала она.

— В-в-вулкан, — еле выдавила из себя.

— А-а-а, так это иллюзия! — усмехнулась Мариока. — Я за нее кучу золота отвалила одному архимагу. Люблю, знаешь ли, риск. Смотря на эту картину, чувствуешь, как кровь начинает по телу свой забег, заставляя сердце бешено биться.

— Тогда тебе прямая дорога в объятия дракона, экстрима на всю жизнь хватит, — пробурчала я, с трудом поднимаясь и сразу же заваливаясь на кровать. Она фыркнула в ответ и смылась из комнаты. Я же провалилась в сон.

* * *

— Эй, ты! Вставай! Тебя сюда не для отдыха пригласили! — недовольно пнула меня в бок Горгона.

— Во-первых, меня зовут Марлена Игоревна, — начала заводиться и я. — Во-вторых, хорошо же у вас в гости приглашают! Если я гость, почему нахожусь взаперти?

— Мне плевать, как тебя звали, теперь тебя зовут Мариока Арисса, уяснила?! — аж побагровела "госпожа" и сжала руки в кулаки, воззрившись на меня со вселенской злобой. — И ты тут не гость, ты моя марионетка. Что скажу, то и будешь выполнять, а иначе…пожалеешь, что на свет появилась.

Я с такой же злобой смотрела на нее и молчала. Начать злить ее еще больше неразумно, потому как я не знаю, что может за этим последовать. Я же хочу вернуться домой? Хочу, еще и как хочу! Ну, или хотя бы отсюда выбраться, да безопасное место найти, а там видно будет.

В дверь постучали и после ее разрешения в комнату вошла пышнотелая дородная бабенка, укутанная с ног до головы во все черное. В смысле, платье с воротником стойкой из черной ткани, черная шляпка с длинным черным пером, свисающим сзади до самой попы, и черные ажурные перчатки. А в сочетании с черными волосами и смуглым лицом…смотрелось очень устрашающе. За ней тенью следовала девочка, лет тринадцати на вид, с тяжелым черным саквояжем. А дитя-то зачем в черное вырядила? Она итак бледная, как поганка. Или, может, эта дамочка на фоне ребенка хочет казаться эффектной? Я зло на тетку уставилась.

Троица на меня воззрилась, как на ненормальную, и чуть-чуть отступила от кровати, не зная, чего от меня еще можно ожидать. Ага, сейчас отращу зубки и начну всех кусать.

— Кхм, — прочистила горло Мариока и обратилась к матроне, — уважаемая кера Арисса, я пригласила Вас к этой особе, чтобы Вы вбили ей в голову всего за неполную фазу Лика правила поведения в высшем обществе. Она не должна запятнать наш славный Род своим безобразным поведением. А что оно безобразно до неприличия, Вы убедились только что сами, — и с победной улыбкой посмотрела на меня. Типа, ты сама себя подставила, а не я постаралась.

Матрона также молча качнула головой Мариоке на дверь и вышла из комнаты. Мариока со всех ног кинулась за ней, оставив меня и девчушку одних.

— Госпожа, прошу Вас, не злите керу Ариссу, — взмолился детский голосок и на меня посмотрели такие несчастные глаза чистого небесного оттенка. — Госпожа никогда не показывает свой гнев на людях, но наедине она вымещает его на мне, — и ребенок шмыгнула курносым носиком, пытаясь сдержать накатывающие слезы. Эта картина взорвала в моем мозгу ядерную бомбу, чуть пар из ушей не повалил. Ну, я вам устрою Кузькину мать! Я уже подозреваю, что задумал этот самый Род Арисса, который я не должна запятнать. Я стану соответствовать их нормам! Вот только буду гордиться только своей фамилией — Суворова. Хотите сделать из меня марионетку? Не выйдет! Дайте только понять, где я нахожусь, и определиться в ситуации. После этого вы станете плясать под мою дуду, иначе…пожалеете, что пригласили меня!

— Госпожа, я буду Вам во всем помогать, только не перечьте ей, — продолжала умолять меня девочка, испугавшись моих сверкающих гневом глаз.

— Как тебя зовут? — попыталась взять себя в руки.

— Улика, госпожа, — пропищала она.

— Значит так, Улика, договариваемся следующим образом: днем я безропотно стараюсь выполнять ее указания, а по ночам ты рассказываешь о Мире, в который меня выдернули, и вводишь в курс всех дел, — девчушка активно кивала головой и расцветала улыбкой, а потом вдруг, словно маску восковую надела на лицо, и в следующую секунду дверь снова отворилась, чтобы явить нам давешних дамочек. Я сидела на кровати в позе лотоса и напряженно наблюдала за их лицами. Мариока щеголяла хитрой ухмылочкой, а лицо матроны было непроницаемым, как и прежде. Я тоже умею держать маску — работа обязывала, как в том фильме "улыбаемся и машем!". Я заставлю ее показать мне свои истинные чувства, не подставляя под удар малышку. Моим условием будет только одно — Улика от меня не отходит ни на минуту или пусть ищат себе другую замену. Ох, не хочу думать, что будет в этом случае со мной, но ведь и я не должна сдаваться так легко.

Меня обвели пронизывающим до костей взглядом, словно лазером, слегка дернув уголком губ. Видимо, не нашли ничего примечательного.

— Хорошо постаралась, племянница. Волосы перекрасить и не отличишь вас друг от друга.

— Голос разный, — скривила недовольно губы копия.

— Это исправимо, даже амулет не понадобится, — я и глазом моргнуть не успела, как матрона махнула рукой и в мою шею впились невидимые руки, придавливая меня к подушке. Я попыталась отцепить их от себя, но на шее ничего не было. Чувствуя, что задыхаюсь, начала отбиваться еще яростнее.

— Тетя, не перестарайся, она мне еще нужна, — раздался спокойный голос Мариоки, я бы даже сказала, довольный.

— Так я же для дела и стараюсь. Придавив голосовые связки, мы добьемся нужного результата. Ну, более-менее нужного. Если что, можем сказать, что это последствия простуды. Ты же у нас чистокровный человек, без магических задатков и лечить сама себя не умеешь, а помощь не поспела вовремя, — зловеще улыбалась мне в лицо матрона. — Так что, милочка, даже родная мать вас не отличит! Уж я добьюсь нужного результата. А если и перестараюсь чуток, за фазу Лика подлечим.

— По мне, так немая — оно еще и лучше! Меньше языком трепать будет, — безразлично отозвалась за спиной матроны блондинистая стерва. Интересно, если меня перекрасят, я тоже стану такой же стервозой? Он слепой, она немая — идеальная парочка!

— Ей еще свое согласие на брак озвучивать надо. Да так, чтобы все это услышали и не ставили потом сей факт под сомнение, — хватка на моем горле стала ослабевать и я сипло захрипела. — Думаю, достаточно, — кивнула своим мыслям матрона и отошла от кровати, окончательно выпуская меня на свободу и отряхивая перчатки от несуществующей грязи. Ко мне тут же подбежала Улика со стаканом воды. Только я протянула руку к вожделенной влаге, с благодарностью смотря на ребенка, как стакан был выбит из тоненьких ручек малышки и со звоном разлетелся, встретившись со стойкой камина. А девочка уже летела в другую сторону, отправленная туда злющей госпожой "черные тряпки".

— Кто тебе разрешил давать ей воду? — заорала она во всю глотку.

Кто-то утверждал, что на людях она не проявляет своих эмоций. Оу, я поняла! Она не считает нас за людей. Мы для нее всего лишь расходный материал. Попользовался и выбросил. Не на ту напала! Но пока ей об этом знать не обязательно. Пока не буду уверена, что Улика в безопасности, буду тупой и безропотной овцой. Но потом…выпущу свою Багиру повеселиться. В смысле, душеньку отведу на некоторых личностях. Но как же руки чесались заехать этой мымре в ее холеную физиономию. Я девочка тихая и незаметная — до поры, до времени, пока не вывели из себя.

— Ни капли воды следующие пол-часа, нужно закрепить результат, — развернулась она к Мариоке, инструктируя ее. Та, как болванчик, кивала головой. Ну, ничего, будет и на нашей улице праздник.

Я посмотрела на малышку и еле удержала себя на месте. Она же, поймав мой взгляд, неистово затрясла головкой с растрепавшимися русыми курчавыми волосенками, останавливая мой порыв. А у меня внутри бушевал натуральный смерчь при виде девочки, сметая остатки моего самообладания. Ее щека от удара начала наливаться синевой и распухла, из уголка рта струился ручеек крови. И плечо, скорее всего, вывихнула, со всего маха врезавшись в стену. Я чувствовала, что на глаза от бешенства наплывает красная пелена, как у быка на карриде.

— Племяшка, ты позвала надежных людей в качестве ее учителей? — постукивала пальчиком себя по подбородку и внимательно меня рассматривала старая карга. — Ты же понимаешь, что потом эти люди должны исчезнуть…навсегда! Чтобы даже некроманты до них не добрались.

— Спрашиваете! — хмыкнула довольная собой прЫнцесска местного разлива. — Я сделала круче! Они все дали мне клятву Жизни, — ее счастливая улыбка расцветала все ярче по мере появления неземного удивления на морде старой мымры, именуемой ее тетей.

— И они пошли на это? — никак не могла отойти от шока тетя.

— А Вы во мне сомневались, кера Арисса? Я всегда добиваюсь желаемого! — гордо вскинув голову и выпятив грудь, зло сверкнула глазами Мариока. Кстати! Оказывается не только голосом и цветом волос мы различаемся. Ее грудь на пару размерчиков больше моей будет. Как они собираются избавиться от этого… хм, сказать "недостатка", звучит, словно я ущербная какая-то. А "достоиства" и менять не надо. К слову отметить, я итак довольна своими размерами. Делаем вывод: терпеть не стану, даже ради Улики, если затронут мои достоинства!

— Ладно, надо за дело браться, времени итак немного, а материал…, - матрона обвела меня неприязненным взглядом. Это кто "материал"? Вещью меня еще никто не называл! УРОЮ! — Ее ко мне! И срочно! — она резко развернулась и на всех парах рванула из комнаты. Улика, хромая, побежала за ней, на выходе обернувшись и виновато улыбнувшись мне.

— ЖЕРЕЛЬ! — взвыла сиреной Мариока, кого-то призывая.

— Да, Хозяйка?! — словно из воздуха возник махонький бородатый мужичок, вытянувшись в струнку перед этой ведьмой.

— Портал к кере Ариссе, немедленно! И всех учителей туда же! — гаркнула его хозяйка, при этом рассматривая меня, будто вошь под микроскопом. — Пусть она сама с ними потом розбирается, — пробормотала блонди себе под нос, видимо имея в виду избавление от ненужных свидетелей в конце всего процесса. Ну, что ж! Надо набраться терпения. Мне его столько потребуется, что даже страшно становится, как представлю. Я хоть человек терпеливый и сдержанный, но и моя воля не безгранична. Пора вспомнить уроки медитации. Занималась когда-то самостоятельно по книгам.

— Эй, как там тебя? — небрежно обратилась ко мне копия.

— Я не "ЭЙ"! Меня зовут Суворова Марлена Игоревна! — зло рыкнула я в ответ на ее реплику.

— Интересное имечко, — хмыкнула она, не обратив внимания на мою разгневанную мимику.

— Папа хотел назвать Мариной, а мама — Леной, и чтобы не ругаться из-за этого, назвали обоими именами сразу. Получилось что-то среднее, — буркнула я. Блин, и чего я перед ней отчитываюсь?

— Оно и видно, — презрительно окинула взглядом меня Мариока. — Середнячок он и есть серединка на половинку, — фыркнула и, подхватив свои необъятные юбки, выскочила за дверь.

1 2 3 4 5 6

www.litlib.net

Книга Шанс, глава Глава 1-5, страница 1 читать онлайн

Глава 1-5

Глава 1

  В город мы с Лешкой приехали через два с половиной часа. Поездка так сильно вымотала, что мне банально хотелось кинуть вещи на пороге, принять душ и завалиться на кровать. Последствия бессонной ночи давали о себе знать: глаза слипались, ноги еле держали, что шла из последних сил.

— Убейте меня, если я еще раз захочу поехать на отдых! — простонала, открывая двери. Вошла в квартиру и разулась.

— Мар, ты ж сама хотела, — Лешка зашел следом и закрыл за собой.

  Я прислонилась спиной к стене и выдохнула от облегчения. Дом… Милый дом! Хоть на душе стало спокойнее, но сердце продолжало судорожно сжиматься от ноющей боли. Она распространялась по телу пронизывающими колючками. Горькие слезы так и подступали к глазам, пришлось часто моргать, дабы не разреветься перед братом. Приказывая себе не раскисать, улыбнулась сквозь боль.

Лешка топтался на пороге, явно не собираясь оставаться в родительском доме надолго.

— В общем, я погнал к себе, ты тут справишься без меня?

 Я кивнула, не смея задерживать брата.

— Иди, я все равно в душ и спать, — даже говорила через силу.

  Лешка хмыкнул и, махнув рукой, скрылся за дверью. Заперев замок, как и хотела, поплелась в желанный душ. Взяв из комнаты свою любимую футболку брата, которая мне доставала до середины бедра, вошла в ванную и глянула на отражение. Ой, мамочки… И это я? Пугало в огороде и то краше! Волосы слегка растрепанные, глаза красные, от довольного блеска ничего не осталось.

  Стараясь всеми силами гнать от себя мысли о Росе, скинула одежду и шагнула в кабинку. Настроив температуру воды, терла мочалкой кожу до тех пор, пока та не покраснела. Я хотела смыть с себя любое напоминание о том… проклятом отдыхе и мужчине, никак не желающего покидать мои мысли. Даже закрыв глаза, его образ преследовал меня, он улыбался и игриво подмигивал, отчего бабочки в животе летали в беспорядке и щекотали кончиками крылышек. Интересно, проснулся ли уже Рос? Заметил ли мое отсутствие? Обрадовался? Или… Так, все! С силой треснула ладонью по стеклу кабинки и сделала глубокий вдох. Рос — прошлое.

  Кое-как обмывшись, лениво обтерла тело и волосы, вошла в спальню. Дикая усталость давила на плечи, ноги подкашивались, а в горле образовался противный ком.

— Спать, — пробубнила себе под нос. Сняв с головы полотенце, отбросила на пол.

  Юркнув под простынку, опустила голову на подушку и смогла наконец расслабиться. Ускользая в сон, припомнила, что мой мобильник так и остался в прихожей, как и сумка. Вставать казалось той еще пыткой, поэтому лишь мысленно махнула рукой и отдалась в сладостные объятия Морфея.

  Подорвалась резко, глубоко вдохнула и проморгалась. Усталость все еще оставалась, глаза не хотели разлепляться, сделала это с огромным трудом. С кровати сползать и подавно нет никакого желания, но этот настойчивый трезвон в дверь так шумел в ушах, что силой соскребла себя с кровати и поплелась открывать.

  Предварительно глянула в глазок и застонала. Янка! Ну, конечно, кто бы сомневался… Протерев заспанные глаза, повернула замок и впустила в квартиру подругу. Она ворвалась и сразу же с криком: «ура» кинулась меня обнимать.

— Ну, все, Янусь, задушишь еще, — еле отлепилась от нее и закрыла двери. — Сколько время?

— Ты что, спала?

  Я беззаботно кивнула и в подтверждение сладко зевнула. А что? Имею полное право!

— Ну и ну! Жаркая ночка выдалась, да? — хитро улыбнувшись, она скинула босоножки.

  На кухне я сразу же достала турку и кофе. Нужно взбодриться, да и ясность мысли не помешает. Очень сильно хотелось спать, стрелки часов показывали всего лишь второй час дня, а я чувствовала себя вареной как никогда.

— Кофе будешь?

 Янка кивнула, устраиваясь удобнее на стуле. Пока закипал напиток, собирала мысли в кучку, что-то я хотела сделать, еще когда ехала домой, вот только уже и не вспомню, что именно.

— Эй, не зажимай подробности! Я хочу знать все!! — последнее слово подруга особо выделила.

  Как-то в эсэмэске я намекнула, что решила развлечься с одним из соседей. Не уточняла с кем именно, хотя Янка засыпала меня сообщениями и угрозами, требуя немедленно предоставить фото.

— Сейчас, подожди… — сделала акцент на том, что пристально слежу за процессом приготовления.

  Но на самом деле пыталась выкроить для себя пару минут. Яна покорно ждала, хотя сама нетерпеливо выстукивала барабанную дробь пальцами по столу, чем сильно нервировала мои и без того шалящие нервы.

  Разлив кофе по кружкам, я достала сыр и порезала его.

— Держи.

  Поставила чашки и тарелку на стол. Присев, набрала в легкие побольше воздуха и уткнулась печальным взглядом в черноту дымящегося ароматного напитка.

— Знаешь, мне так кажется, я не любила Диму, — неожиданно начала разговор не с того.

litnet.com

Книга Шанс, глава Глава первая., страница 1 читать онлайн

Глава первая.

Сегодня был как раз такой день, когда хотелось оказаться, как можно дальше от этого места. Но в колдовском мире, взрослея, ты несешь ответственность за подрастающее поколение, и, чем выше твои знания, тем больше груз ответственности, этой гребанной ответственности, которую Снейп ненавидел всей душой. Да, он был талантливым зельеваром, и да, ему нравились котлы и колбы в подземелье. Но сейчас даже плесень на стенах кричала о том, что он здесь явно лишний, что день не задался, и еще с утра просто необходимо было придумать какое-нибудь особенное дело за пределами Хогвартса. Где угодно, только не здесь. Но… поздно. Сегодня он мог позволить себе лишь ненавидеть запах сырости и сквозняки, к которым тело давно адаптировалось, и бесчисленные ряды колб и пробирок, которые сегодня раздражали своим бесконечным позвякиванием на сквозняке. Обычно ухо не улавливало этих звуков, но сегодня даже слух был чрезвычайно обострен.

Непонятно чем так раздражал Северуса этот типичный день английской осени. Типичный, но, тем не менее, какой-то другой – отталкивающий, заставляющий думать и переосмысливать, заставляющий ненавидеть. Да, сегодня был как раз такой день, когда хотелось сбежать от ответственности, но, вместе этого, декан Слизерина поднялся из глубокого кресла своего кабинета и направился вдоль полок с жалобно звенящими пробирками прочь из комнаты, в которой настроение успело испортиться окончательно.

Этот день действительно был особенным в той степени, которая ожидалась каждый год. Но это было вполне ожидаемо. Сегодня всего лишь прибудет пополнение к его факультету. К нему и к другим деканам прикрепят кучку маленьких недорослей, которые будут наводить хаос в аудиториях, испортят массу отборного материала и взорвут не один магический котел. Непонятно, как они умудряются делать это, ведь котлы специально укрепляются производителями для защиты от подобных неприятностей. Но первоклассники могут все! Неписанная истина, которую Снейп признал много лет назад – буквально в первый же год своего вступления на должность декана Слизерина.

Быстрые размеренные шаги Северуса гулко отдавались в стенах коридоров. Сегодня было гораздо светлее, чем обычно, ведь дети, прибывшие в замок, нуждались в обществе и свете. Директор придерживался именно такого мнения. Они отчаянно озирались по сторонам уже с первых шагов по вечно холодному камню магической школы. По тому самому камню, который звонко отражал звук каждого шага. Казалось, он настолько привык к шагам некоторых волшебников, обитающих в замке, что стремился опередить событие, и посылал звук чуть раньше или одновременно с шагом, а не позже, как это обычно бывает. Снейп никогда не придавал этому значения, но сегодня он отметил и это.

― Черт меня дернул довериться Дамблдору, ― бурчал Снейп по дороге в Большой Зал. ― Ненавижу эту кучку недомерков!  ― Как ни странно, голос не отдавался в коридоре таким эхом, как шаги. Замок словно помогал хранить в секрете случайные мысли.

И все же профессор слегка кривил душой. Он достаточно тепло относился к своему факультету, однако, первый день зачисления нового курса всегда был для него испытанием. Новые лица, к которым предстояло привыкнуть, новое вдалбливание элементарного материала в пустые головы тех, кто отнюдь не собирался тратить свою жизнь на изучение зелий. Все это было лирикой, и мысли пронеслись в голове Северуса лишь мельком. Он постарался сконцентрироваться и направил свой взгляд туда, где уже слышались голоса – цели своего пути.

Короткий путь показался чертовски длинным, так велико было нежелание находиться за преподавательским столом на главной церемонии года. И все-таки он дошел… вернее, ноги привели. Он всегда приходил в нужное место в назначенный час – это черта каждого волшебника, всецело познавшего свою интуицию. Ту самую интуицию, которая вела Снейпа в Большой Зал, при этом, страшно сопротивляясь своему же стремлению его туда привести. Нонсенс, но и это случается в мире магии чуть ли не каждый день.

 

Чувство дежавю неприятно холодило грудь. Немного «сосало» под ложечкой и все то время, которое длилась церемония  зачисления студентов на факультеты, он ощущал своим шестым чувством, будто что-то идет не так. Не так, как всегда. Что-то влечет за собой необратимые изменения. Хмурился и Дамблдор, сидящий по левую руку от него. Хмурился и периодически встречался озабоченным взглядом со Снейпом. Он тоже что-то чувствовал. Возможно… А, может, был просто занят какими-то своими проблемами. В последнее время их становилось все больше.

На удивление все прошло как обычно, и Снейп, проследив, чтобы староста забрал всех первокурсников его факультета в подземелья Слизерина, отправился спать с надеждой, что дурные предчувствия стали следствием его недавнего срыва в предвкушении начала года.

 

Утро первого дня учебы выдалось на редкость промозглым, и, даже за несколько часов сна не удалось избавиться от вчерашних неприятных ощущений. Ни холодная вода, ни свежий воздух из открытого окна не избавили от остатков тяжелых мыслей, лишь заставили мышцы привычно сжаться, тело, мокрое после принятого душа, сотрясала мелкая дрожь.

Северус любил вставать рано. Каждое утро глаза открывались сами собой вне зависимости от того времени, которое он провел в постели. Сегодня было почти также. Почти… Он проснулся почти на два часа позже назначенного времени, а все потому, что нечто во сне – тяжелое и неприятное, мешало нормально выспаться и не давало отдохнуть. Он пытался скинуть это нечто силой мысли, пытался проснуться – все тщетно. Липкие сети продержали его в борьбе с самим собой вплоть до того времени, когда он обычно уже находился в своей маленькой подсобке, перекладывая и подготавливая ингредиенты для зелий.

Уже через перу часов с небольшим начнутся занятия и его первое знакомство с новыми учениками слизеринского факультета – это было своего рода традицией. Сейчас есть еще время, чтобы морально подготовиться к очередному испытанию. Очень мало времени, но оно есть.

litnet.com

Книга Шанс, глава Шанс, страница 1 читать онлайн

Шанс

Шанс.

Пролог. ‘’Побег’’

Чувство, не выговоренное вслух и вовремя, приобретает необычайную силу и выразительность. (Ф. Достоевский)

Перемены происходят лишь тогда, когда мы идем против того, наперекор тому, к чему привыкли. (Пауло Коэльо)

В то солнечное утро ноября уже выпал первый снег и города окрасились в белый, словно бархатное покрывало снег лежал на крышах домов, машинах и дорогах, словно покрытый стразами он блестел на солнце. В то утро всё было так плавно и медленно никакой суеты городских улиц, нечего, ни единой души, и только белоснежные снежинки, падающие с неба, придавали этой картине чувство времени. Воскресенье, то чудное воскресенье ноября, именно в него я совершила тот поступок, который обдумывала несколько лет, именно в этот день я, наконец, то освободилась, по крайней мере, так казалось тогда. Я встала ещё засветло. В комнате царила темнота, но сквозь её можно было разглядеть всю комнату. Компьютерный стол, за которым я обычно проводила, большую часть времени, стоял неподвижно и безжизненно в этой темноте, мне было, очень не привычно видеть монитор на столе выключенным ведь обычно я, оставляла его ночью в качестве ночника, да и к тому же мало когда может понадобиться компьютер. Я быстрым движением рук открыла, ящики компьютерного стола и долго не, всматриваясь в их содержимое, вытащила свой дневник, несколько карандашей, ручку и альбом и сложила всё это в мой школьный рюкзак. Шкаф с моими вещами был куда меньше чем у других девушек моего возраста, да и скажем, вкусом я особым не, отличалась, носила только свободные кофты и свитера, а летом и вовсе ходила в мужской майке и шортах. Гардеробчик у меня так себе, но все вещи очень уютные и в них мне было очень комфортно, поэтому, долго не церемонясь, я взяла все вещи в охапку и запихнула их в средний карман рюкзака. Мой школьный рюкзак, в который с лёгкостью залезли, все вещи, был немного не школьного образца, а скажем, он был более похож на походный или военный типаж, всё у меня как не у людей, но мне так удобно, поэтому пусть катятся все кому не нравиться. Буквально опустошив шкаф и забрав письменные принадлежности из стола, я опустошила половину своей комнаты, оставалось взять, лишь нижнее бельё и пару пар чистых носков из комода и всё каюк комната, чиста за исключением компьютера и учебников. Я быстро собрала эти немногие остатки моих вещей, что хранились, в моей комнате, накинула рюкзак на спину, взяла скопленные сбережения и устремилась к двери. Благо мои родители в такое раннее утро тихо и мирно спали, иначе бы устроили они бы мне нагоняй. Быстрым, но тихим шагом я прокралась мимо их комнаты и таким же тихим шагом прошла к прихожей. В прихожей стояли несколько пар обуви, висело несколько курток и на полке сверху лежали меховые шапки, а также стояли два громадных шкафа по обе стены лицом  друг к другу, словно два исполина стоящих на одной дороге и не хотящих уступать друг другу. В правом шкафу хранился всякий хлам по типу туалетной бумаги, крема для обуви и щёток для одежды. Я часто расспрашивала отца, зачем нам такой огромный запас крема и щёток, но он не отвечал мне, за исключением одного раза, когда он просто ткнул в сторону мамы. Это и был ответ на вопрос, ведь моя мама была, жуткой чистюлей вечно драила квартиру по несколько раз на дню и орала на всех как её всё это уже, достало, почему именно она должна этим заниматься? Папа и мама очень часто ссорились даже по пустякам, бывало что даже доходило до того что мама выгоняла отца. Отец у меня просто отличный мужик, ведь он терпит эту истеричку и ещё ни разу не ударил её - любит, хотя, по-моему, эта любовь больше напоминает мазохизм, постоянно терпеть эти крики без причины и слова я тебя ненавижу, нет, я бы так не смогла. В левом шкафу был огнетушитель и пару старых пальто, а также моё личное место под одежду. Я надела лёгкую куртку, самую удобную из тех что там были, хотя и не самую тёплую, если бы я пошла в такой на большое расстояние то точно бы отморозила себе чего-нибудь. И вот в полном обмундировании я стояла на пороге своего дома, последний раз оглянуться, последний раз подумать про себя и про родителей, последний шанс. Вспоминая этот момент я всё время заливаюсь слезами, ведь всё могло быть иначе, но я упустила этот шанс. Я вышла из квартиры закрыв дверь на ключ, и оставив его под ковриком, удалилась вниз по лестничной площадке. Выйдя из подъезда я почуяла лёгкий холодок, ну почему именно сегодня должен был выпасть снег? Быстренько пораскинув мозгами и поняв, что это мне только на пользу ведь мои следы заметутся или же потеряются среди множества других, я направилась к намеченной цели. Через несколько минут я уже стою на пироне и жду утреннего поезда, вместе с несколькими зеваками. Вот поезд подошёл к пирону, вот я погрузилась на поезд и заняла своё место около окна, и вот я мертва.

Глава 1. ‘’Второй шанс’’

Шанс не бывает единственным в жизни. Единственной бывает только жизнь.

Часть 1. “Пробуждение’’

Тишина стала мне ответом.

Я могу мыслить.

  • Если я могу, мыслить то, значит, я ещё жива, но почему я не могу пошевелиться?
  • Что случилось?

Как только я начала задумываться о том, что же на самом деле произошло, меня, одолела сильнейшая головная боль

  • Ох, моя голова трещит, как будто её чем то, приложили.
  • Стоп приложили? Но я ведь…..
  • Поезд!

И понеслась, мысли и воспоминания единым потоком, сшибающим, всё на своём пути, хлынули прямо мне в голову. Я начала вспоминать. Воспоминание были быстрыми и настойчивыми, я не могла от них отмахнуться, не могла задержать и не могла ускорить свою муку. Я думала что свихнусь, но тут вдруг они разом исчезли, и вновь наступила тишина. Прошло, несколько часов как я, боялась даже подумать о чём-либо, хотя сама и понимала все эти размышления тоже часть мыслей и раз из-за них со мной нечего не случается то и из-за чего-то другого не случиться, но страх был сильнее.

litnet.com

Книга Шанс, глава Шанс, страница 1 читать онлайн

Шанс

1

«Какого черта», – подумалось мне, когда, еще в полудреме, я ощутил ее противно-слюнявые поцелуи. Мне сейчас не до нежности: голова расползается гнилым яблоком, а в глотке полыхает ядерный реактор с привкусом кошачьего дерьма. Кажется, вчера кому-то было очень хорошо.

Медленно начинаю осознавать свое возвращение в реальный мир. Мозги сделали головокружительный кульбит и небрежно шмякнулись на место, вызвав жуткую боль. Эта дура все ещё дышала нежно в шею, прикасаясь влажными губами к щеке.

Кто она такая – я понятия не имел.

Страдая от боли и придерживая ладонью рвущийся через рот желудок, я чуть приоткрыл левый глаз.

На мгновение сердце замерло, затем, пихнув желудок коленом под зад, застряло в горле.

– Ой, блиин! – с этим боевым кличем я вскочил на ноги с лавочки в парке и тут же осел на землю. С минуту тупо молчал, а затем, глядя прямо во влажно-печальные глаза, разразился потоком нескончаемой речи на непереводимом местном диалекте.

Стайка воробьев испуганно вспорхнула с дерева, зачирикала, заистерила, местами заглушая своим гомоном особо сильные места в моем монологе.

Выплюнув из себя сгустки красноречия, я перевел дух и прикрыл глаза. Липкий пот испариной окутал тело. Сердце все еще резво колотило в бубен.

Я открыл глаза и посмотрел на несчастного пса. Мне вдруг стало стыдно: животное не виновато в том, что я напился вчера до положения риз, уснул на лавке в парке и очнулся от жуткого похмелизма, приняв его влажный нос за губы девушки.

– Ну… ты это… прости, друг, -  промямлил я, протягивая в знак примирения руку.

Пес обиды не держал. Доверчиво подошел и ткнулся лбом в мою ладонь.

Я сгреб его в объятия, почувствовал тепло и окончательно успокоился.

Собака не была дворнягой. Но, хоть и на шее болтался ошейник, не выглядела домашней. Минимум – потерялась. Максимум – выгнали, наигравшись.

Рыже-белая, с тёмными подпалинами шерсть, длинные уши, печальные глаза. Я не знал, как называется эта порода. Да и какая разница? Меня начинало колотить.

Из заднего кармана порванных и грязных джинсов достал смятую пачку и выудил сигарету. Зажимая её пляшущими губами, яростно попытался добыть огонек из газовой зажигалки. Наконец, удалось прикурить, и я блаженно опёрся спиной  о бетонный остов лавки. Жадно глотая едкий дым и машинально поглаживая пса, задумался над тем, что делать дальше.

Философско-риторический вопрос, однажды заданный господином Чернышевским, с педантичностью огромного молота периодически бил по наковальне моей жизни. Перед тем, как посмотреть правде в глаза и дать ответ, я напивался, а уж потом, выворачивая карманы потрепанной совести, пытался сложить пасьянс из колоды, в которой вечно не доставало парочки карт.

Мне тридцать два. Что называется, – ни родины, ни флага. Перекати-поле, вертопрах, бабник и пьяница. Нечесаный хиппи, тюрьма по мне плачет.

Список ярлыков и афоризмов при желании можно продолжить. Дай Бог вдохновения и долгих лет жизни бабулькам, что сидят на лавочках у подъездов и подозрительно обходят меня стороной на улицах.

«Опустившийся ты элемент, Нелипа», – частенько осуждала меня начальница ЖЭКа,  где я в последнее время работал дворником. Не гнала она меня только из морально-этических принципов. Ей все казалось, что я несчастный и обездоленный, поломанный жизнью и правительством. Иногда, в порыве откровения, мне хотелось выкричать ей, что никакой я не воин-интернационалист, не «афганец» и не «чеченец», никто в меня не стрелял, не бил по голове, и не уродовал психику. Я даже в армии не служил – не сложилось.

Когда-то давно был мальчик Костя. Жил с мамой, отчимом и маленькой сестренкой. Ходил в школу, играл в подворотне на гитаре. В институте учился. Все было бы хорошо, вот только жизнь его временами меняла полюса и вставала с ног на голову. И тогда случались всякие дикие истории, после которых приходилось принимать решения, как жить дальше.

Никто не понимал, какого рожна со мной творятся подобные вещи. Но стоило только моей жизни устаканиться, как тут же подворачивался случай, способный нарушить видимость хрупкого равновесия. И я не отказывал себе в удовольствии получить новую дозу приключений.

– Ты наркоман, твою мать! – кричала мама и таскала меня за длинные патлы. Когда она входила в раж, то в выражениях особо не церемонилась. Я мог ее понять: разукрашенный красным дневник призывал повлиять на поведение сына. В особо торжественных случаях маму вызывали к директору.

Я не был мелким хулиганом, что подкладывал кнопки учителям и привязывал концы лент девчоночьих фартуков к спинкам стульев. Мои истории носили глобальный характер.

Мини-взрыв на уроке химии с клубами удушающего дыма ещё долго служил погребальной темой бесед по технике безопасности.

Повальный гипнотический сон на уроке истории. После просмотра дурацкого фильма я, обезьянничая, скопировал действия главного героя. Тряс бабушкиным медальоном и гнусавил: «Спать, спать!». Кто ж думал, что одноклассники повалятся на парты, как спелые абрикосы с дерева? Насмерть перепуганная историчка подняла такой шум, что его отголоски добрались даже до отдаленных школ города.

litnet.com

Книга Шанс, глава ШАНС, страница 1 читать онлайн

ШАНС

Они, вероятно, доживали свои последние дни. Несчастные, когда-то родились на землях обетованных! Что с ними стало? Что произошло с ними? Как они не старались, но жизнь угасала! С каждым годом экология только ухудшалась. Они уже не могли справиться с происходящим. Их мир превратился в руины! А численность превышала возможности окружающей среды! Печальная картина. Кругом свалки отходов и пища, давно не пригодная к употреблению. Непосильный труд не приносил утешения! Даже этой пищи, если её можно было так назвать, не хватало на всех! Их тела покрылись язвами, подверженные многочисленным инфекциям! Их когда-то прочные дома не могли их защитить! И их давно не из чего было строить! Дома падали и лежали повсюду с видимыми разрушениями. Горы трупов, которые нередко становились добычей мародёров! Можно было утверждать, что существование зашло в тупик. Несчастные, несчастные! И впереди не единого просвета!

Но что это?! Совершенно случайным образом, невообразимым обстоятельством несколько особей попали в чудный край! Пусть не все, но спасшиеся продолжили существование всего вида!

Он пристально смотрел на зелёные, манящие вперёд просторы. Вокруг раскинулись первозданные джунгли! Чистейшая вода и обилие пропитания!

-Боже! Мы попали в рай! Боже! Это счастье! Спасибо тебе, боже! Как же нам повезло! Чистая вода, нетронутая растительность! А еда просто – манна небесная! Сама валится нам в рот! Боже… спасибо!!! – произнёс аквариумист, рассматривая быстро перемещающихся по стеклу его аквариума, маленьких улиток – катушек.

-Зачем они? – спросила, рядом стоящая жена, - ты всё время за ними наблюдаешь!

- Наверное, хочу увидеть, как слёзы умиления катятся с их глаз! – ответил мужчина, - Мне кажется, они именно так думают! Благодарят бога за судьбу! Ну, или могли бы так думать! Не иначе! Знаешь, я вычитал, что эти улитки помогут мне избавиться от излишней растительности. От водорослей, от гниющих останков. Я зашёл в зоомагазин и мне бесплатно дали пару штук. Продавцы на меня смотрели как на безумца! Они от них избавиться не могут, а я улиток самовольно набрал! И вот уже как месяц, я смотрю на их работу. Они прекрасно справились с водорослями! Я им даже благодарен. Одно только плохо… Они так быстро размножаются! Я не знаю, что делать с их приплодом! Посмотри сама, по стенкам ползают уже тысячи маленьких улиток! Скоро они заполонят весь аквариум! И он станет таким же запущенным, как в зоомагазине! Мне нужно что-то предпринять!

-Я не разбираюсь в этом, может их выкинуть? – спросила жена, - раз они сделали своё дело.

-По любому, нужно уменьшить их количество,- ответил аквариумист,- пожалуй, воспользуюсь твоим советом. И куплю препарат, уничтожающий улиток!

Мужчина ещё некоторое время постоял у аквариума и, вздохнув, вышел на террасу частного дома. Неяркий фонарь освещал каменную тропинку вглубь сада. Деревья тихо шелестели листьями и лёгкий ветерок доносил сладкий запах цветов.

«Боже мой, мы в раю! Спасибо, боже!» -снова подумал за улиток мужчина. Он усмехнулся и покачал головой  - «Разве я могу так поступить с ними?»

Он вернулся в дом и, набрав целую банку улиток, понёс их к большому пруду. Где он разводил карпов. Вывалив улиток в воду, мужчина присел на траву.

«Ну, теперь мы сами за себя постоим. По-крайней мере у нас есть шанс» - улыбнулся за улиток аквариумист.

И тут вдруг, мужчина почувствовал, как внутри него что-то заскрежетало. Он зажмурился, а затем, шмыгнув носом, закинул голову вверх. Не желая показывать слёзы.

Там в далёком ночном небе мерцали миллиарды звёзд, окружённые невообразимым количеством планет. Они подмигивали ему, будто хотели открыть великую тайну бытия! «Спасибо, спасибо…. Боже, спасибо за шанс! Какое счастье, что нам повезло!».

 

КОНЕЦ

litnet.com