Рецензии и отзывы на книгу "Жить и восхищать. Синди Кроуфорд" Кроуфорд, О`Лири. Книга синди кроуфорд


«Becoming» — новая книга Синди Кроуфорд

«Я никогда не хотела написать обычную биографию или издать гигантский альбом „для интерьера“, размером с журнальный столик, а по сути являющийся сборщиком пыли», — так охарактеризовала жанр своей новой книги на автограф-сессии Barnes & Noble в Нью-Йорке ярчайшая звезда подиума Синди Кроуфорд, которой в феврале 2016 года исполняется 50 лет.

Новая книга Синди, изданная в Rizzoli, получила название «Becoming», и представляет собой сборник из 150 самых знаковых образов с сопровождающими эссе, в которых автор делится уроками, извлеченными из жизни: оставшийся позади маленький родной город, умение говорить «нет» окружающим и «да» — себе, искусство модельного бизнеса, и как некоторые из самых больших модных фотографов помогли сформировать правильное отношение Синди к изображениям собственного тела и его изменениям. Кроме того, в этих заметках Синди вместе с литературным соавтором Кэтрин О’Лири (Katherine O’Leary) изучает тот поворотный исторический момент, когда манекенщицы стали культурным феноменом, определяя образ целых десятилетий.

Несколько эссе посвящено ее знаменитой родинке, от которой, по признанию Синди, в детстве она сильно переживала. Синди вспоминает, как один парень над ней все время издевался: «Эй, Кроуфорд, вытри свой шоколад со рта!». На просьбу ее удалить, мудрая мама ей ответила: «Ты хорошо знаешь, как она выглядит, но ты не знаешь, как может выглядеть шрам, который придет ей на смену». И даже после того, как лицо прекрасной Синди появилось на обложке Vogue, некоторые нерадивые визажисты упорно старались скрыть знаменитую родинку, подчас превращая ее макияжем в гигантский прыщ.

www.love2beauty.ru

Отрывки из автобиографической книги Синди Кроуфорд

10 октября 2017Кулакова Мария

Издательство «Эксмо» представляет книгу, которую супермодель написала к своему 50-летию

В копилку своих достижений, где уже числятся головокружительная карьера, счастливый брак и материнство, Синди Кроуфорд решила добавить еще одно – к своему юбилею супермодель выпустила книгу. По ее словам, «Жить и восхищать» – это гибрид автобиографии и иллюстрированного подарочного издания. Кстати о фотографиях: в книге собраны редкие кадры из личного архива, которые мы никогда не видели в статьях или на обложках глянцевых журналов. ELLE приводит отрывки из некоторых глав будущего бестселлера.

Искусство моделинга

«…Для работы моделью недостаточно смазливой мордашки. На самом деле даже из самых красивых людей далеко не всегда получаются хорошие модели. В работе моделью огромную роль играют фотогеничность и умение вести себя перед камерой. Первым делом нужно усвоить основы — научиться стоять так, чтобы бедра казались уже, а плечи — шире, правильно откидывать волосы, не жмуриться, когда смотришь на заходящее солнце. Хорошим моделям достаточно взглянуть на полароидный снимок или экран фотоаппарата, чтобы понять, как они могут улучшить картинку».

Супермодели

«Весной 1989 года Герб Ритц собрал вместе Стефани Сеймур, Наоми Кэмпбелл, Линду Евангелисту и меня для проведения съемок для журнала Rolling Stone. Он сфотографировал нас обнаженными, прижавшимися друг к другу на дощатом полу его дома на Голливудских холмах. Ритц также пригласил пообедать с нами топ-модель Кристи Тарлингтон, а в последний момент уговорил ее присоединиться к съемкам для его личного портфолио. Кристи нельзя было участвовать в съемках из-за ее контракта с Calvin Klein, но Герб, словно предвидев будущее, все-таки решил, что она тоже должна быть среди нас. Культовая фотография, на которой были запечатлены мы впятером — «твистер с обнаженными моделями», — была показана широкой публике лишь в 1996 году».

Показ Versace 2017

ФОТОGettyImages

Материнский инстинкт

«Это было самое трудное и самое тяжелое, что я когда-либо делала в своей жизни, — но и награда, которую я получила за это, тоже не идет ни с чем ни в какое сравнение Хотелось бы мне сказать, что я была из тех женщин, которым понравилось быть беременными. На самом же деле я воспринимала беременность лишь как средство достижения прекрасной и такой долгожданной цели. Однако осознание того, как сильно меняется мое тело, вкупе с неуверенностью в том, станет ли оно когда-нибудь прежним, пугало меня до ужаса».

ФИГУРА

«Я никогда не сидела на диете и имела расплывчатое представление о правильном питании. Я выросла на мясе с картошкой и всяких сладостях на десерт. Кроме того, я никогда толком не занималась спортом, если не считать уроки физкультуры в школе Вскоре я поняла, что если хочу влезать в одежду, которую мне приходится надевать по работе, то нужно изменить свой подход. Я начала тренироваться с Раду, известным фитнес-тренером, который на тот момент работал с такими любимцами мира моды, как Кельвин Кляйн и Бьянка Джаггер. Каждый вечер после работы я плелась в его маленькую студию на Пятьдесят седьмой улице, где он занимался со мной по своей румынской методике. Никогда прежде в своей жизни я не была в такой хорошей форме. По сей день в основе моих тренировок лежат упражнения, которым научил меня Раду».

СТАРЕНИЕ

«Могу сказать, что спокойно отношусь к тому, что старею. В конце концов, у меня ведь с этим телом связано столько всяких классных воспоминаний. Я постоянно дразню свою дочку — которая, по всеобщему мнению, является копией меня — и говорю: «У тебя мои прежние волосы — а ну верни!» или «У тебя мои прежние ноги — а ну верни!». Она только хихикает в ответ и говорит: «Теперь моя очередь». И она права».

www.elle.ru

Синди Кроуфорд откровенно рассказывает о начале карьеры, своем первом провале и первом успехе

Имя Синди Кроуфорд уже больше 30 лет на слуху даже у тех, кто модой не интересуется. Что уж говорить о фанатах, увлеченных жизнью и стилем легендарных супермоделей. Однако даже те, кто знаком с биографией этой красавицы, откроют для себя много нового благодаря книге «Жить и восхищать», в которой Кроуфорд раскрывает ранее неизвестные факты из своей жизни. Как скромная девочка из многодетной семьи, которая видела себя только в науке и страшно стеснялась свой родинки на лице, пришла к мировой славе, о которой и не мечтала? Woman.ru предлагает познакомиться с началом истории Синди, рассказанной от первого лица, и публикует отрывок из автобиографии Кроуфорд.

Синди Кроуфорд всегда была целеустремленной и трудолюбивой. Попасть в модельный бизнес, о котором, проживая в маленьком городке, толком ничего не знала, она даже не мечтала. Однако судьба распорядилась иначе. Детство маленькой Синди не было безоблачным — в нем хватало трагедий и испытаний. Нелегкими были и первые шаги в мире моды. Разменяв шестой десяток, Кроуфорд решила откровенно поведать поклонникам о всех трудностях на своем пути — впрочем, про радости она тоже не забыла. В издательстве «Эксмо-non-fiction» выходит книга супермодели «Жить и восхищать». Woman.ru предлагает ознакомиться с самой первой главой из мирового бестселлера.

Я всегда была убеждена в том, что просто замечательно быть родом из Иллинойса (штат на Среднем Западе США). Поэтому большая часть меня уходит корнями в места, где я родилась, и я надеюсь, что никогда полностью не утрачу дух Среднего Запада. Именно среди живущих там благородных и трудолюбивых людей я и познала истинную ценность доброты, верности своему слову и чувство удовлетворения после тяжелого рабочего дня.

Провинциальная девочка 

В детстве я хотела быть физиком-ядерщиком, потом мечтала стать первой женщиной-президентом — это были две самые выдающиеся профессии, которые я только могла себе представить.

Я расскажу вам про свою жизнь. Родилась я в Де-Калбе, небольшом городке в штате Иллинойс в 60-ти милях к востоку от Чикаго.

Я была вторым ребенком в типичной семье американских рабочих — нас было три сестры, а еще у нас был маленький братик.

Отец работал машинистом, электриком и стекольщиком. Мама, вышедшая замуж и забеременевшая в 16 лет, была домохозяйкой, а позже работала медсестрой в больнице.

Бабушки и дедушки, тети, дяди и кузены жили неподалеку, и все мы чувствовали себя одной большой семьей: играли в софтбол (командная спортивная игра с мячом, разновидность бейсбола) на улице до наступления темноты и никогда не запирали двери дома; устраивали барбекю во дворе и ходили смотреть парад в честь Четвертого июля (День независимости США). Словом, у меня было замечательное детство.

«Мы научились жить дальше, однако я не уверена, что моя семья когда-нибудь оправится от смерти Джеффа»

Когда мне было восемь лет, моему брату Джеффу диагностировали лейкемию. Он умер два года спустя. Это стало серьезным ударом для всех нас. Горе не обсуждалось вслух, однако мы с сестрами были убеждены, что умереть должен был кто-то из нас, а не единственный мальчик в семье. В конце концов, именно поэтому наши родители и решили завести четвертого ребенка.

Мы также негласно договорились стараться больше не делать родителям больно, а вести себя так, чтобы они могли нами гордиться. Мы научились жить дальше, однако я не уверена, что моя семья когда-нибудь оправится от смерти Джеффа. Мама никогда не показывала свою боль, она продолжала все время двигаться вперед, помогая нам с сестрами ценить радость жизни. В итоге я пришла к мысли о том, что энергия Джеффа стала своего рода ракетным ускорителем для моей жизни и успеха.

К несчастью, отцу после этой трагической утраты оказалось куда тяжелее вернуться к нормальной жизни.

На следующий день после смерти Джеффа ему пришлось идти на работу, терзаемым мучительным чувством из-за того, что он не смог спасти своего единственного сына. Эта ноша оказалась для него неподъемной. Развод родителей четыре года спустя стал вторым потрясением для моей невинной детской души.

«Я всегда любила школу — возможно, потому что хорошо училась»

Может быть, мое детство и не было беззаботным, однако я любила свой маленький городок. Тем не менее я уже тогда знала, что жизнь так или иначе уведет меня далеко от этого родного места. Одно время я хотела быть физиком-ядерщиком, потом мечтала стать первой женщиной-президентом — это были две самые выдающиеся профессии, которые я только могла представить.

В четвертом классе учитель-практикант прозвал меня «Будущая Мисс Америка», и хотя подобной задачи я перед собой и не ставила, мысль о том, что кто-то не из моих родственников способен представить для меня такое большое будущее, открыла моему сознанию возможности, лежащие далеко за пределами Де-Калба.

Я всегда любила школу — возможно, потому что хорошо училась. В шестом классе я заключила пари с отцом, что у меня не будет ни одной четверки в табеле успеваемости. К окончанию школы я выиграла спор, а заодно и 200 долларов. Я также удостоилась чести произносить прощальную речь на выпускном вечере и получила стипендию, полностью покрывшую расходы на обучение в Северо-Западном университете на химико-технологическом факультете. До сих пор не смогу сказать, чем занимается инженер-химик, но все усилия, которые я приложила к учебе, полностью себя оправдали. 

«Я всегда относилась к работе моделью именно как к работе. Это моя профессия, а не сущность»

Летом после окончания школы я работала моделью в Европе, а осенью вернулась в Чикаго, чтобы начать учиться на первом курсе в Северо-Западном университете. Я выбрала предметы таким образом, чтобы у меня была возможность подрабатывать моделью по вечерам. В каком-то смысле учеба здесь не особо отличалась от моего последнего года в школе, разве что добираться до центра Чикаго стало куда быстрее. Однако через месяц я начала осознавать, что учеба в колледже требует куда больших усилий, чем в школе, и мне приходилось впахивать по полной программе — лекции в первой половине дня, работа в Чикаго до пяти или шести вечера, а затем снова на вечерние занятия или в библиотеку. По окончании первого семестра я решила бросить колледж.

Мне не нравилось, что я не выкладываюсь на все 100 процентов, и я понимала, что не смогу преуспеть и в учебе, и в модельном бизнесе одновременно.

Нелегко мне далось решение оставить университет, ведь я приложила столько усилий, чтобы в него поступить. Тем не менее к учебе всегда можно было вернуться, а модельная карьера не стала бы меня ждать. До того как я стала моделью, я занималась разной работой, в том числе убирала дом моей тети (она даже заставляла меня чистить водопроводные краны зубной щеткой), сидела с детьми и складывала свитера в магазине одежды. Вся эта работа — главным образом, за минимальный оклад — научила меня по-настоящему ценить тяжелый труд и возможность самой зарабатывать себе на жизнь. Думаю, моя профессиональная репутация начала складываться еще тогда. Я всегда относилась к работе моделью именно как к работе. Это моя профессия, а не сущность.

Судьба ждет

Вопреки расхожему поверью меня не нашли в кукурузе. Я действительно каждое лето после восьмого класса работала в поле, однако так делали почти все дети из Де-Калба. Нас всех собирали в семь утра, вооруженных солнцезащитным кремом и большим запасом еды. Каждый из нас был ответственен за свой участок с кукурузой в 200 рядов.

Мы должны были в течение 10 часов в день обходить ряд за рядом кукурузные грядки, выполняя различную черную работу, в том числе удаляли соцветия, срезали початки и прививали стебли.

В определенный момент мы даже удобряли почву мочевиной (азотное минеральное удобрение), — та еще гадость! Это был непосильный труд под знойным солнцем, однако за лето можно было заработать почти 1000 долларов — достаточно денег, чтобы купить все необходимое к школе, новое платье и много шампуня для волос. К счастью, наш отряд состоял из одних девушек, и, борясь с жарой, мы работали почти голые: в майке, коротких шортах и с хвостиками, как у Элли Мэй Клэмпетт (героиня комедии «Деревенщина в Беверли-Хиллз», 1993 г.), покрытые грязью, потом и пыльцой. Пусть этот образ и отлично вписывается в историю о том, «как меня нашли», однако на деле все было по-другому. Когда я училась в 10-м классе, мне позвонили из местного магазина одежды, чтобы предложить поработать для них моделью.

Я никогда не мечтала стать моделью и даже не думала, что существует такая профессия.

Я читала журнал моды и красоты Seventeen и знала, кто такие Фиби Кейтс (американская актриса и певица) и Брук Шилдс (американская актриса и модель), но на этом мои знания о модельном бизнесе заканчивались.

«Где-то год спустя открылся новый магазин одежды и стал набирать среди старшеклассниц команду амбассадоров (в то время я и не знала, что это значит). Я была счастлива, что меня выбрали»

На встречу я надела свои лучшие джинсы от Глории Вандербилт (одна из первых дизайнеров синих джинсов), свитер с воротником и туфли на платформе. Накрутив волосы на бигуди, я направилась на аналог Мэйнстрит (самая крупная улица в населенном пункте) в Де-Калбе. Я зашла в магазин и сказала девушке на кассе, что пришла по поводу работы моделью. Она посмотрела на меня непонимающим взглядом. Я попросила позвать менеджера. Через несколько минут вышла менеджер и, извиняясь, сообщила, что не знает, кто мне звонил, но точно не она.

У меня земля ушла из-под ног. Я быстро выбежала из магазина, заметив на улице двух девочек из моей школы, которые смеялись в углу. Это был удар ниже пояса.

Где-то год спустя открылся новый магазин одежды и стал набирать среди старшеклассниц команду амбассадоров (в то время я и не знала, что это значит). Я была счастлива, что меня выбрали, — и в восторге от предоставленной ими скидки в 20%. Мы даже участвовали в модном показе и фотосъемке для местной газеты! Как-то за год до окончания школы местный фотограф Роджер Лежел попросил меня позировать для газеты университета Северного Иллинойса. Он снимал все главные события в Де-Калбе, от школьных футбольных матчей до пожаров. Также он каждую неделю делал фото студентки недели для газеты DeKalb Nite Weekly. И хотя я еще училась в школе, он захотел, чтобы я ему позировала.

«Мы сели за стол напротив агента. Она сказала довольно приятные вещи, но выразила сомнения по поводу моей родинки над губой, предложив ее удалить»

Родители отнеслись к этой затее с понятной настороженностью. Роджер заверил их, что все совершенно законно, и пригласил прийти их вместе со мной на съемку, которая должна была пройти в ближайшем парке и у бассейна моего парня. Один из снимков этой фотосессии стал первым, попавшим на обложку. Роджер познакомил меня с женщиной, которая делала прически и макияж. Мы втроем работали на нескольких пробных съемках, и в конечном счете она воодушевила меня пройти пробы на участие в выставке Midwest Beauty Show (где собираются все известные стилисты, косметологи и парикмахеры) в Чикаго, где парикмахерам требовались модели для стрижек и укладок. Платили 200 долларов. В итоге мы с подругой прошли кастинг и отправились в поездку.

К счастью, парикмахер, который работал со мной, Кармин Минарди, не обрил меня налысо, вместо этого я получила прелестные локоны.

Он порекомендовал мне обзавестись агентом. Кармин Минарди был первоклассным парикмахером из Нью-Йорка, поэтому к его мнению стоило прислушаться. Он черкнул парочку имен и пожелал мне удачи. В первом агентстве мне назначили собеседование. Родители взяли отгул с работы и отвезли меня в Чикаго. Мы сели за стол напротив агента. Она сказала довольно приятные вещи, но выразила сомнения по поводу моей родинки над губой, предложив ее удалить.

«Я всегда стеснялась своей родинки («той самой родинки», как ее называют сегодня). Сестры внушили мне, что если бы родинка была на правой стороне лица, тогда бы она была красивой»

Я всегда стеснялась своей родинки («той самой родинки», как ее называют сегодня). Сестры внушили мне, что если бы родинка была на правой стороне лица, тогда бы она была красивой. Они утверждали, что любая родинка слева просто уродство. Хуже того, в первый день обучения в старших классах я нечаянно прошла мимо компании взрослых парней. Когда я, прижавшись к стенке, старалась проскользнуть незамеченной, один из футболистов закричал: «Эй, малышка Кроуфорд, у тебя на лице шоколад!» Я пыталась сдержать слезы. Понадобились годы, чтобы я снова осмелилась пройти по той лестнице.

В детстве я неоднократно заговаривала с мамой об удалении родинки. Она каждый раз отвечала: «Если хочешь, можешь ее удалить, но ты знаешь, как смотрится твоя родинка. А как будет выглядеть шрам никому неизвестно».

Раньше ее совет меня успокаивал, но теперь модельный агент сказала, что я должна ее удалить!

Мы с родинкой решили не сдаваться и все-таки приняли участие в пробных съемках. Эти снимки были самыми вульгарными из всех, которые у меня когда-либо были. В одном из образов на мне было короткое красное кимоно и желтые тени, в руках я держала зонтик и белого кота. Не особо похоже на будущую американскую топ-модель. На этой съемке я познакомилась с парикмахером, который без моего ведома показал мои снимки своей подруге Мэри Андерсон. Она была агентом Stewart Talent Agency, позже ставшего Elite Model Management в Чикаго. Несмотря на ужасный макияж, Мэри что-то во мне увидела и предложила встретиться.

«Моей первой оплачиваемой работой были съемки в рекламе бюстгальтеров Cross Your Heart. Фотография была опубликована в газете Chicago Tribune, и за считаные часы ею была обклеена вся моя школа»

На этот раз все прошло совсем не так, как в первом агентстве. Мэри понравилось, как я выгляжу, и она ни словом не обмолвилась о моей родинке. Она устроила пробные съемки с очень многообещающим чикагским фотографом по имени Боб Фрейм. Это были мои первые профессиональные фотосъемки. На фотографиях Боба я выглядела очень естественно и впервые разглядела в них перспективную молодую модель. Когда я принесла снимки Мэри, она с радостью предложила мне работу.

Моей первой оплачиваемой работой были съемки в рекламе бюстгальтеров Cross Your Heart. Фотография была опубликована в газете Chicago Tribune, и за считаные часы ею обклеили всю мою школу.

Думаю, кто-то из учеников пытался поставить меня в неудобное положение, но какое мне было до этого дело? Я заработала 150 долларов.

Работа моделью по всем параметрам была лучше каторги на кукурузных полях. Когда я начала активно работать, вопрос о моей родинке практически никогда больше не поднимался. Несколько раз фотографы ее ретушировали, а однажды японский визажист попытался замазать ее косметикой (тот еще ужас!) — она стала выглядеть как гигантский прыщ. После того как моя фотография появилась на обложке американского Vogue, я больше никогда о ней не переживала. Если она устраивает Vogue, то и всех остальных тоже не должна волновать. Разве не иронично, что моей главной фишкой стало то, из-за чего я переживала больше всего? 

www.woman.ru

Кроуфорд Синди. Жить и восхищать. Синди Кроуфорд

Псевдонимы Настоящее имя Дата рождения Место рождения Рост Вес Грудь Талия Бёдра Цвет волос Глаза Размер одежды Размер обуви Гражданство
Синди Кроуфорд

Cindy Crawford

Cynthia Ann Crawford

20 февраля 1966(1966-02-20) (46 лет)

Де-Калб, Иллинойс, США

177 см

59 кг

86 см

66 см

89 см

Каштановый

Карие

38 (EU)

41 (EU)

 США

Си́нтия «Си́нди» Энн Кроуфорд[1](англ. Cindy Ann Crawford, МФА: [ˈsɪndi ˈæn ˈkrɔfɚd]; род. 20 февраля 1966) — американская супермодель, ведущая MTV, актриса.

Юные годы

Родилась в городе Де-Калб, штат Иллинойс, США 20 февраля 1966 года. Отец — Дэн Кроуфорд, электрик, мать — Дженнифер Кроуфорд, медсестра.

В 1984 году Синди окончила старшую школу с высшим баллом и получила академическую стипендию в Северо-западном университете, где изучала химическую технологию. После первой четверти Синди бросила учёбу, чтобы сосредоточиться на карьере модели. Поработав с фотографом Виктором Скребнески в Чикаго, Кроуфорд переехала на Манхэттен в 1986 году.

На Синди обратил внимание газетный фотограф, который заметил шестнадцатилетнюю девушку во время летней работы по сбору кукурузы и сфотографировал её. Фотография и положительная реакция на неё, убедили девушку заняться модельным бизнесом. Синди принимала участие в конкурсе «Look of the Year» нью-йоркского модельного агентства Elite Model Management и заняла там второе место.

Отличительная особенность Синди Кроуфорд — заметная родинка над губой. Она так сильно связана с этой чертой, что даже появилась в рекламной кампании шоколада, «слизывая» собственную родинку. Примечательно, что родинка была удалена со многих её ранних модельных фотографий, включая первую фотографию для обложки журнала Vogue.

Карьера

Рост Синди Кроуфорд — 177 сантиметров, у неё карие глаза и каштановые волосы. Её параметры 86-66-89. С конца 1980-х по 1990 годы Синди находилась в числе самых популярных супермоделей, постоянно появлялась на обложках журналов, на подиуме и была лицом модных компаний. С 1989 по 2000 год Синди являлась лицом Revlon. Она стала первой супермоделью, которая позировала обнаженной для журнала Playboy, её фотографии делал Герб Ритц, а знаменитый Swimsuit Calendar Синди с фотографиями Марко Главиано (Marco Glaviano) стал международным бестселлером.[2]

Синди Кроуфорд появлялась на обложках свыше 600 журналов во всем мире, включая такие журналы, как Vogue, W, People, Harper’s Bazaar, ELLE, Cosmopolitan и Allure. Синди также была лицом многих модных домов таких, как Gianne Versace, Escada и др. Известный дизайнер Карл Лагерфельд сказал о ней: «В ней сочетаются классическая красота и девушка мечты каждого американца». Когда Кроуфорд пришла в модельный бизнес, её прозвали «Малышкой Джиа» из-за сходства с супермоделью Джией Каранджи. В 2000 году Кроуфорд ушла из модельного бизнеса.

Кроуфорд заняла пятое место в списке 100 самых сексуальных звёзд XX века по версии журнала Playboy. В 1997 году по результатам опроса журнала Shape Синди была названа второй (после Деми Мур) самой красивой женщиной в мире из 4000 претенденток. В 2002 году Кроуфорд была названа одной из пятидесяти самых красивых людей мира журналом People. В 40 лет она заняла 26 место в рейтинге журнала Maxim Hot 100.

С 1989 по 1995 год Синди вела программу «Дом стиля» на канале MTV. В середине 1990-х годов Синди снялась в рекламе Pepsi. В 1995 году состоялся полноценный дебют Синди в кино, она исполнила главную роль в фильме «Честная игра» с Уильямом Болдуином. Её игра не понравилась критикам, и фильм оказался финансовым провалом с затратами в 50 миллионов долларов и кассовыми сборами всего в 11 миллионов долларов. С тех пор она сыграла ещё несколько второстепенных ролей в разных фильмах, ни один из которых не пользовался успехом у критиков и не принёс большого дохода.

Наиболее коммерчески успешными оказались видеоуроки фитнеса с её участием. В 1992 Синди выпустила «Cindy Crawford: Shape Your Body», в 1993 — «Cindy Crawford: The Next Challenge», в 2000 — «Cindy Crawford: A New Dimension» (снято вскоре после рождения первенца и адресовано молодым матерям).

Личная жизнь

Брак Кроуфорд с актёром Ричардом Гиром длился с 1991 по 1995 год. В мае 1998 года она вышла замуж за Рэнди Гербера, бывшего манекенщика и владельца модных ресторанов и ночных клубов в Нью-Йорке и Лос-Анджелесе. У Кроуфорд и Рэнди Гербера двое детей: сын Пресли Уолкер (родился 2 июля 1999 года) и дочь Кайа Джордан (родилась 3 сентября 2001 года). Обоих детей Кроуфорд родила дома. В настоящее время Кроуфорд проживает в Малибу. Модель никогда не скрывала, что этот мир ей вовсе не подходит, в интервью она часто говорила о своих двух других детях. Она писала в своем дневнике о другой жизни параллельной, где нет ничего человеческого, это напоминало Рай и часто упоминая фразу Princess and Prince (принцесса и принц, дословно в переводе с англ.) изменят мир. Кроуфорд продала дневник за большую денежную сумму, он был выкуплен на аукционе DROUOT в Париже, фанатом Синди. С ее слов она ни о чем не жалеет. В записях явно просвечивалось имя Zafar (имя собственное арабского происхождения), она так много писала о этом человеке. Так как присутствие паранормального было очевидно, фразы о том как она потеряла дом, детей, мужа. В twitter она читает Nadirova Zafara. Возможно это и есть тот про кого писалось в дневнике - это останется загадкой.

Брат Синди умер в раннем возрасте от лейкемии, поэтому Кроуфорд занимается благотворительностью в пользу детей, больных лейкемией, перечисляя доходы от календарей со своим изображением на медицинские исследования. Синди занимается также помощью брошенным и нуждающимся детям через собственный благотворительный фонд Little Star Foundation [3].

Примечания

Ссылки

dic.academic.ru

«Жить и восхищать». Синди Кроуфорд — Digital-журнал The Mood

В 2016 году одна из самых сексуальных и востребованных моделей мира Синди Кроуфорд отметила свое 50-тилетие. К своему юбилею она написала автобиографическую книгу «Жить и восхищать» о начале карьеры, работе со знаменитыми фотографами, смене приоритетов и старении. В этом месяце издательство «Эксмо» выпустило книгу на русском языке.

По словам самой Кроуфорд, «Жить и восхищать» — это симбиоз автобиографии и подарочного издания с ее фотографиями. В книги собраны редкие кадры из личных архивов, которые еще никто не видел ранее. За всю свою карьеру модель появилась более чем на 600 обложках журналов (Vogue, ELLE, Harper’s Bazaar и др.), побывала лицом многих модных домов (Versace, Escada и др.), а также ведущей программы «Дом стиля» на MTV и популярных в 90-х видеоуроков фитнеса. Цитаты из книги:

«В детстве я хотела быть физиком-ядерщиком, потом мечтала стать первой женщиной-президентом — это были две самые выдающиеся профессии, которые я только могла себе представить».

«Я никогда не была обладательницей типичной модельной фигуры. В начале моей карьеры, когда моделям дозволялось иметь 44-й размер, мои формы все равно были более пышными. К чести многих фотографов, с которыми мне доводилось работать, вместо того чтобы обращать внимание на мою фигуру и говорить, что мне нужно похудеть, они придавали мне уверенность в своем внешнем виде, показывая, какое у меня красивое тело».

«К сожалению, я никогда не относилась к числу девушек, которые могут есть, что пожелают и при этом не набирать вес (черт бы тебя побрал, Кейт Мосс!). На протяжении многих лет я экспериментировала с разными диетами — низкожировой, низкоуглеводной, до обеда только фрукты, овощной и высокобелковой. В конечном счете я остановилась на том, чтобы 80 % времени питаться правильно. Это было мне под силу. Буду ли я когда-нибудь тощей, как вешалка? Не думаю. Хотя иногда очень хочется».

...

«Как бы то ни было, мода — это в первую очередь бизнес, и порой к качественным переменам могут подтолкнуть только сильные убытки. Самая главная идея, которую я хотела бы до вас донести и которой могу быть примером, заключается в том, насколько важно сохранять свою индивидуальность и следить за своим здоровьем».

.Фото: Пресс-служба издательства ЭКСМО ©

themoodmagazine.ru

"Жить и восхищать Синди Кроуфорд" Кроуфорд, О`Лири: рецензии и отзывы на книгу | ISBN 978-5-699-93849-0

Эту книгу одна из самых известных супермоделей планеты написала накануне своего 50-летия, в 2016 году, причем все фото для своей автобиографии Синди Кроуфорд отобрала лично. Как раз на фотоальбом «Жить и восхищать» больше всего и похожа - собственно текст занимает от силы треть издания. Конечно, шикарные снимки, большинство из которых никогда не публиковались ранее, вы будете рассматривать с огромным интересом. Именно превосходные фотографии – главный и, на мой взгляд, единственный плюс книги Кроуфорд. Не ищите в «Жить и восхищать» никаких сенсаций, откровений и просто интересных фактов, касающихся личной жизни Синди – их там просто нет. О первом муже Кроуфорд, знаменитом актере Ричарде Гире, сказано буквально несколько слов: «Я оставалась одна всего несколько месяцев, после чего встретила Ричарда Гира, с которым была вместе на протяжении шести лет. Мои вторые серьезные отношения многому меня научили, и я смогла учесть все полученные мной уроки в своем браке с Рэнди Гербером». И дальше: «Как-то после работы Ричард сделал мне предложение, мы тем же вечером полетели в Лас-Вегас, где быстренько сыграли свадьбу в компании нескольких друзей, после чего торжественно отметили в Dennys это дело блинчиками». И это все – больше о Гире в книге нет ни слова. Впрочем, и о втором супруге Синди, Рэнди Гербере, сказано немногим больше – он по-джентльменски открывает перед Синди двери, он невероятно легок в общении, с ним всегда весело и беззаботно. Так же кратко пишет Синди о своей семье – да, они жили в маленьком городке недалеко от Чикаго, да, ее отец работал машинистом, а мать медсестрой, да, у Синди были еще две сестры и рано умерший маленький братик. Все эти сведения занимают в книге всего-навсего два абзаца, и больше темы семьи Синди не касается. Так получилось, что я прочел книгу Кроуфорд сразу же после другой новой автобиографии – «Неудержимой» Марии Шараповой. Признаюсь, мемуары нашей прославленной теннисистки понравились мне куда больше, чем воспоминания американской супермодели. Дело не только в том, что стилистически «Неудержимая» написана куда лучше «Жить и восхищать» - Мария не боится высказывать свое собственное мнение, ее книга полна метких, точных наблюдений о людях, с которыми ее сводила жизнь, она достаточно откровенно говорит о своей семье и о своих соперницах на теннисном корте. Ничего подобного нет в воспоминаниях Кроуфорд – ее книга наполнена бесцветными фразами типа: «Именно среди живущих там благородных людей я познала истинную ценность доброты, верности своему слову и чувство удовлетворения после тяжелого рабочего дня». По страницам «Жить и восхищать» вереницей проходят множество персонажей – семья, фотографы, стилисты, имиджмейкеры – но никого из них невозможно представить в своем воображении, как будто это не живые люди из плоти и крови, а какие-то пластиковые, лишенные всякой индивидуальности марионетки. Странно, но даже о себе Синди говорит точно так же. Мы узнаем, что она очень хорошо училась и окончила школу с отличием, что никогда не соответствовала общепринятым модельным параметрам и иногда с трудом влезала в дизайнерскую одежду, что она наблюдательна, пунктуальна и трудолюбива. И все же у нас не создается реальный, а не с глянцевой обложки, образ этой красавицы, старательно вставляющей в свою автобиографию стандартные правильные слова и тщательно охраняющей свою жизнь от посторонних людей. Перелистнув последнюю страницу, я поймал себя на мысли, что не могу вспомнить ни одного яркого, оставившего отклик в душе, эпизода – мир книги Кроуфорд заселен безликими людьми, ничем не отличающимся друг от друга и быстро сливающимися при чтении в общую массу. Как автобиография «Жить и восхищать» не представляет собой никакой ценности – Синди Кроуфорд предстает перед нами очень закрытым человеком, никого не пускающим в свою душу и старающимся не сказать о себе ничего лишнего. Кроме того, сам перевод с английского сделан не всегда корректно – стилистические погрешности порой бросаются в глаза. Однако в книге есть то, за что ее стоит купить – просто сногсшибательный набор фотографий. Не спеша пересматривать эти великолепные снимки – одно удовольствие. К тому же издана книга очень качественно – шикарный твердый переплет, мелованная бумага и красивый шрифт.

Прикладываю несколько фотографий издания:

www.labirint.ru

Интервью. Синди Кроуфорд: своими словами - Fresh

Синди Кроуфорд рассказала журналисту Веронике Паркер о вере в сказки, образе «красивой соседки», о предрассудках, с которыми приходится бороться привлекательной женщине, и о своей новой книге-альбоме Becoming с подборкой лучших фотографий модели.

Синди Кроуфорд никогда не поддавалась обычному для супермодели 80-90-х соблазну «на века» погрузиться в нескончаемый поток вечеринок. Прожигать жизнь под стильные миксы диджеев, подкармливая желтую прессу скандальными заголовками, ей было неинтересно. Будущая звезда подиумов, выросшая в небольшом фермерском городке в 50 километрах от Чикаго и приехавшая в Нью-Йорк штурмовать модную индустрию в 16, всегда отличалась не только сногсшибательной красотой, но и амбициозным настроем и отличной деловой хваткой. Кроуфорд была первой в истории моды моделью, сумевшей превратить свое имя в бренд, ставший «путеводной звездой» для ее последовательниц. Она стала воплощением образа яркой американской модели, снимающейся для Playboy, но умудряющейся сохранить репутацию «хорошей девочки».

Поклонники модели еще помнят нашумевшую публикацию снимка 48-летней Синди якобы без фотошопа (справа) для журнала Marie Claire

После шумихи вкруг ее неудавшегося брака с Ричардом Гиром Кроуфорд смогла взять под контроль свое общение с репортерами, и желтой прессе приходится довольствоваться благопристойными новостями. Уже 17 лет — с 1998 года — Синди Кроуфорд замужем за бывшим манекенщиком и владельцем модных ресторанов и ночных клубов в Нью-Йорке и Лос-Анджелесе Рэнди Гербером, с которым она воспитывает двоих детей.

Не доверяя передергиваниям журналистов, историю своих взлетов и падений она описывает сама: ее новая книга Becoming — это автобиографические заметки, которые читаются как легкий, но вдохновляющий «мануал» от мудрой женщины, превратившейся в международную икону стиля и не растерявшей по дороге к славе своих ценностей. Легендарная модель, которую жаждут видеть на обложке самые влиятельные редакторы моды, не только стала частью истории ярчайших брендов, но и создала собственную бизнес-империю. А ее дети — 16-летний сын Пресли Уолкер и 14-летняя дочь Кайя Джордан, также пробующие себя в модельном деле, — знают, каких ловушек остерегаться.

«Эта книга — мой способ рефлексии, возможность вдумчиво оценить все то, что со мной происходило и повлияло на мое мировоззрение. И попытка поделиться жизненной мудростью, накопленной в пути, — рассказывает модель. — Это не автобиография в классическом понимании и не книга-исповедь, у меня не так много скелетов в шкафу, о которых я могла бы рассказать. Это книга о моем личном пути, о становлении моего взрослого „я“».

В полной юмора книге, выходящей в издательстве Rizolli, Кроуфорд рассказывает массу «модных анекдотов», вспоминает съемки у Херба Ритца, Ричарда Аведона, Ирвина Пенна, Стивена Майзела и Хельмута Ньютона, анализирует особенности «эпохи супермоделей», на которую пришелся пик ее карьеры, и откровенно говорит о построении собственного бизнеса, о своих проектах с косметическими брендами и о фитнесе.

В феврале модели исполнится 50, но она выглядит как минимум на 10 лет моложе, остается в прекрасной физической форме и в оптимистичном и задорном настроении. А рядом с ней — «мужчина-скала». «В молодости меня привлекали более напряженные, яркие отношения, но они очень изнурительные. Когда я встретила Рэнди, я сразу почувствовала, что он другой, „твердой“ породы, и даже забеспокоилась: „Подождите, а где же драма? Может быть, из этого ничего хорошего не выйдет?“ Но муж должен быть таким, тогда ты знаешь, что хочешь растить с ним детей, и знаешь, что он всегда будет рядом».

Вероника Паркер: Синди, вы символизируете поистине иконическую красоту. А какой вы виделись себе сами в начале вашей карьеры моделью?

Синди Кроуфорд: Правда в том, что я никогда не казалась себе красивой. В самом начале своей карьеры я чувствовала себя очень некомфортно, и никто в этом бизнесе не находил времени на то, чтобы сказать мне доброе слово. У меня было такое уничижающее представление о своей внешности, что мне понадобилось около десяти лет, чтобы примириться с самой собой и стать достаточно уверенной в себе, чтобы улыбаться на камеру по команде. Но и сегодня, когда я смотрю в зеркало, я вижу лицо с массой недостатков. Я никогда не вижу в зеркале идеальных черт.

— Ваша знаменитая родинка на лице — она как-то помогла вам в карьере?

— В юности я очень стеснялась своей родинки. И, конечно, хотела от нее избавиться, потому что из-за нее меня дразнили. Конечно, позже она помогла мне выделиться, и многие до сих пор считают ее самой узнаваемой чертой моего образа. Но что касается признания — оно пришло благодаря таким великим фотографам, как Херб Ритц, которые смогли представить меня в необычном свете. Именно тогда я научилась чувствовать себя красивой.

— Как вы связываете эволюцию своего образа с работой в команде супермоделей?

— Мне повезло попасть в индустрию в тот момент, когда она нуждалась в новом образе, отличном от классической белокурой и голубоглазой красавицы. Кристи Тарлингтон, Наоми Кэмпбелл, Линда Евангелиста и я — мы были очень разными, и это разнообразие помогало создать совершенно непересекающиеся образы.

— Как бы вы описали свой образ того времени?

— Я представляла понятную красоту, с которой можно было себя ассоциировать. Если говорить на языке лейблов, я была girl next door, простой сексуальной американкой, жившей по соседству. Плюс у меня было достаточно атлетичное телосложение, которое давало мне некоторое преимущество и ставило интересные задачи перед фотографами. Мой образ был своевременным. И я понимала, что должна воспользоваться его узнаваемостью, и принимала участие в интересных рекламных кампаниях, которые также помогли мне перейти на более серьезный уровень в профессии.

— Вы решились переехать в Нью-Йорк, еще буду студенткой колледжа. Каким было это время?

— Это решение я приняла под влиянием атмосферы в колледже: профессора не принимают тебя всерьез, потому что не думают, что ты можешь разбираться в химии или других науках с такой внешностью. О твоих интеллектуальных способностях судят по тому, как ты выглядишь. В нашей культуре такой подход по-прежнему актуален, и особенно от него страдают женщины. Даже моя дочь Кайя беспокоится о своей внешности, о своих бровях, эта тема ее волнует. Для девочек это очень непросто. Когда я бросила колледж, чтобы заняться модельным бизнесом, я увидела то же самое отношение: люди априори считали, что я глупа, и с этим было непросто мириться. Это делает тебя застенчивой, но в конечном счете я смогла с этим справиться и научилась относиться к такому высокомерию иначе: такие выводы больше говорят о тех, кто их делает, чем обо мне.

— Приезд в Нью-Йорк — это был культурный шок?

— В юности я была очень наивной. И Нью-Йорк для девушки со Среднего Запада показался каким-то совершенно другим миром. Я должна была привыкнуть к новому ритму жизни, в котором люди постоянно заняты, куда-то бегут. В таком мире слишком легко почувствовать себя аутсайдером. Жизнь в Нью-Йорке оказалась куда более изысканной, чем я ожидала, и прошло довольно много времени, прежде чем я почувствовала себя в своей тарелке в компании знаменитых и успешных людей.

— Почему вы взялись за написание книги Becoming?

— Мне хотелось вспомнить, собрать истории из жизни и понять какие-то ключевые моменты в моей карьере, которые помогли бы следующему поколению не бояться своих мечтаний и идти к своей цели. Я верю в сказки и в то, что каждый способен осуществить свои мечты. Половина всех «боев» в жизни — это бои с самим собой, с желанием сдаться, когда все идет не так. Никогда не знаешь, какое событие в итоге поможет тебе преуспеть, но если ты усердно работаешь и веришь в себя — велики шансы, что тебе повезет.

— Какой совет вы дали бы женщинам, заботящимся о своей фигуре и своем образе?

— Самое важное — регулярно заниматься спортом. Я по-прежнему занимаюсь три раза в неделю и питаюсь исключительно в рамках строгой здоровой диеты. Я уже не могу питаться так, как раньше, да и в 20 лет я уже понимала, что придется изменить некоторые свои привычки. Я очень редко пью вино, например, потому что от него опухает лицо.

— Помимо модных фотосессий что еще оказало серьезное влияние на вашу карьеру?

— Реклама Pepsi стала ярким проектом. Она получила широкое признание у мужской аудитории, и это сильно отличалось от работы с глянцевыми журналами, нацеленными в первую очередь на женщин.

— Как появился проект с фитнес-видео?

— Система упражнений Джейн Фонды очень меня вдохновила. Она открыла эту тему, но мне хотелось уйти от аэробики и разработать более интенсивный комплекс, схожий с моими собственными ежедневными тренировками со знаменитым тренером Раду. Мне хотелось представить жизнеспособную фитнес-систему для людей моего поколения, желавших оставаться в форме.

— В разговорах со своей дочерью как вы учите ее воспринимать себя и справляться с натиском чужих мнений?

— Самое важно — иметь здоровое восприятие своей внешности и своего тела. Я пытаюсь научить Кайю принимать себя такой, какая ты есть, правильно питаться и заботиться о своем весе не под давлением общественного мнения, а по разумным критериям. И не стесняться себя. Важно чувствовать себя комфортно «в своей шкуре» и принимать то, что отличает тебя от других. Каждая женщина уникальна.

Интервью предоставлено агентством Fotodom.ru

Источник

Чтобы не пропускать посты, присоединяйтесь к нашей группе на fb!

freshjournal-ru.livejournal.com