Анн Анселин Шутценбергер СИНДРОМ ПРЕДКОВ. Трансгенерационные связи, семейные тайны, синдром годовщины, передача травм и практическое использование геносоциограммы. Книга синдром предков


Анн Анселин Шутценбергер СИНДРОМ ПРЕДКОВ. Трансгенерационные связи, семейные тайны, синдром годовщины, передача травм и практическое использование геносоциограммы

Анн Анселин Шутценбергер

СИНДРОМ ПРЕДКОВ. Трансгенерационные связи, семейные тайны, синдром годовщины, передача травм и практическое использование геносоциограммы

(пер. с фр. И.К.Масалков) М: изд-во Института Психотерапии, 2001

1 (с.13)

Можно с уверенностью утверждать, что в своей жизни мы менее свободны, чем полагаем. Однако мы можем отвоевать нашу свободу и избежать повторений, понимая происходящее, осознавая эти нити в их контексте и сложности. Таким образом мы сможем наконец прожить «свою» жизнь, а не жизнь наших родителей или бабушек и дедушек, или, к примеру, скончавшегося брата, которого мы «заменили», порой даже не осознавая этого… Эти сложные связи поколений можно увидеть, прочувствовать или предвосхитить, по крайней мере, частично. Но чаще всего мы не говорим о них: они проживаются как неуловимые, несознаваемые, невысказанные или тайные.

2 (с.168)

Один из самых потрясающих примеров — жизнь художника Винсента Ван Гога, родившегося 30 марта 1852 года, ровно через год после смерти старшего брата, тоже Винсента. В семье не хотели о нем говорить, но ребенку передали без изменений его двойное имя — Винсент—Вильгельм. Жизнь у Винсента Ван Гога была трагической, как будто кто—то запрещал ему существовать. Его сводный брат по отцу, Тео, с которым он был очень дружен и который любил его, женился. У него родился ребенок, и он назвал его Винсентом—Вильгельмом, именно из любви к брату. Несколькими месяцами позже Тео пишет брату—художнику о своем сыне: «Я надеюсь, что этот Винсент будет жить, сможет реализовать себя». Получив это письмо, Винсент Ван Гог покончил с собой. Как будто для него не могло быть двух живых Винсентов Ван Гогов одновременно. Как будто брат указал ему на несовместимость присутствия обоих.

3 (с.75)

Тайна - это всегда проблема. … Фрейд напоминал нам, что тот, у кого есть глаза, чтобы видеть, и уши, чтобы слышать, констатирует, что смертные не могут хранить никаких тайн. «Тот, чьи губы хранят молчание, выбалтывает кончиками пальцев. Он выдает себя всеми порами». Это приводит нас к пониманию и правильной оценке важности невербальной коммуникации и выражения чувств как языком тела, так и красноречивым молчанием.

4 (с.68)

Николя Абрахам (1968) рассказывает историю об одном пациенте, который совершенно ничего не знал о прошлом своего деда. Этот господин был геологом—любителем. Каждое воскресенье он отправлялся искать камни, собирал их, раскалывал. Кроме того, он охотился за бабочками, ловил их и умерщвлял в банке с цианидом. Что может быть банальнее! Однако этот человек чувствовал себя очень некомфортно и старался найти способ справиться со своим состоянием. Он лечился у нескольких врачей, в том числе у психоаналитика, но без особого успеха. Ему было неуютно в жизни. Тогда он обратился к Николя Абрахаму, которому пришло в голову провести исследование его семьи, поднявшись на несколько поколений выше. И тут он узнает, что у пациента был дед (отец матери), о котором никто не рассказывал! Это было тайной. Терапевт посоветовал клиенту навестить родню своего деда. Тот выяснял, что дед совершал поступки, в которых невозможно признаться, — его подозревали в том, что он ограбил банк и, возможно, сделал еще что—то похуже. Его отправили в африканский батальон, в каменоломни, а затем казнили в газовой камере. И внук об этом ничего не знал. А чем занимался в выходные дни наш пациент? Он как геолог—любитель отбивал камни и, охотясь на крупных бабочек, умерщвлял их в банке с цианидом. Символический круг замыкается, он выражает тайну (принадлежавшую его матери), тайну, неизвестную ему самому.

5 (с.31)

Отсюда вытекают понятия справедливости и семейной справедливости. Когда справедливость не соблюдается, это проявляется в неверии, эксплуатации одних членов другими (иногда в бегстве, реванше, мести), даже в болезни или несчастных случаях. И наоборот, когда справедливость соблюдается, существует привязанность, взаимное уважение членов семьи, «семейные счета» ведутся аккуратно. Можно говорить о «балансе семейных счетов» и «семейном гроссбухе», где видны кредит и дебет, долги, обязанности, заслуги. В противном же случае мы имеем ряд проблем, повторяющихся из поколения в поколение.

6 (с.37)

Именно здесь видно, как показал Ален Мижолла, до какой степени семейные проблемы, например, поэта Артюра Рембо, мешали ему жить: ему не удавалось их решить, и он обратился в бегство. Одной из его проблем был уход отца, военного, когда мальчику было 6 лет. Но если обратиться к предшествующим поколениям, то наблюдается тот же факт: на сто лет раньше его прадедушка оставил своего сына в 6 лет, и мужчины по отцовской линии продолжали оставлять своих сыновей в том же возрасте, уезжая или умирая: это были «неоплаченные счета изначальной семьи». Именно эту реактивацию в одном и том же возрасте Жозефина Хилгард называет синдромом годовщины или «двойной годовщиной» (если явление повторяется с каждым из детей).

7 (с.146)

В жизни каждого человека бывают плохие периоды, черные серии неприятностей и неудач. Люди не знают, что их томит, им не по себе, они плохо спят, плохо себя чувствуют, подхватывают любую инфекцию, с ними случается то грипп, то небольшое дорожное происшествие, то вывих лодыжки, то что—то более серьезное, а иногда и смертельное. Они часто испытывают недомогание, которое не выявляет ни рентген, ни анализ крови. Они переживают полосу неудач, сами не зная отчего. Они ходят по врачам, которые ничего не выявляют. Но иногда у них обнаруживается рак или срочно нужна операция, а с ними что—нибудь случается во время операции или же возникают послеоперационные осложнения. При составлении геносоциограммы, то есть генеалогического древа, на котором отмечаются важные события жизни, даты и возраст, можно заметить, что очень часто все это происходит в тот же самый период и в том возрасте, в котором кто—то в их семье умер, или расстался с кем—то, или лежал в больнице. […] Напомним, что президент Кеннеди сам отказался ставить пуленепробиваемый верх на свою машину в Далласе 22 ноября 1963 г., «забыв» об угрозе смерти и о том, что отец его деда Патрик умер 22 ноября 1858 г. Он забыл об этом событии, а рисковать не забыл.

8 (с.105)

Начиная формулировать историко—экономико—социологические гипотезы, вы замечаете, что если до этого времени клиент говорил, что не может ни о чем вспомнить, то в этот момент можно сказать, что какая—то «задвижка» открылась в его голове, и он сейчас воскликнет: «Ах, да, это правда, я вспоминаю, семья стала очень бедной не во время панамских событий, это произошло в момент событий на Суэцком канале, когда (мой отец или моя бабушка) сменили школу, так как возникли осложнения». Внезапно открываются целые блоки памяти — просто потому, что, так сказать, сняты замки с зон запоминания: начинают возникать свободные ассоциации, и люди оказываются в состоянии вспомнить о чрезвычайно значимых вещах, которые они знали, не ведая того. После этого они смогут вспомнить, что знали двоюродную бабушку, соседку крестной матери или бабушки, полкового друга дедушки, с которым двоюродная бабушка еще общается… Они, наконец, смогут навести справки.

9 (с.112)

Я стала вместе с Элен искать смысл ее имени и предположила, что оно может быть сокращением — L.N., «эл», «эн» (американцы любят давать имена—инициалы). Я подумала, что речь идет о тайном напоминании, об имени—травести, о тайном смысле, который надо разгадать, об инициалах. Тогда я посоветовала ей посмотреть список профессоров и преподавателей, которые могли работать в том колледже во время учебы ее матери. Элен искала имена на L.N. и нашла некоего Луи Николя. Она поехала к нему и спросила, не был ли он знаком с ее матерью. Оказалось, что этот мужчина и в самом деле был ее отец, он не знал, что студентка тогда забеременела от него, и был счастлив, что у него обнаружилась дочь.

10 (с.161, 164)

Не веря в проклятие, можно задуматься об эффекте сильного слова, сопровождающего сильную эмоцию, особенно исходящего от авторитетной фигуры — священника, лекаря, родителя, учителя. […] Крестьяне Савойи во время революции прятали у себя священника, после террора тот вышел из укрытия. Он их отблагодарил — благословил, сказав: «Да будет старший ребенок в каждом поколении вашим хранителем». С тех пор уже два века старший ребенок в каждом поколении становится как бы «небесным ангелом» и охраняет их покой. … Я долго говорила с этой дамой и объяснила, что все можно понимать иначе, что есть разница между благословением и проклятием, что фразу «Старший ребенок в каждом поколении будет вашим хранителем» можно истолковать по—разному в зависимости от используемой референтной рамки. … Заботиться о семье можно по—разному… Либо лечить (врач, медсестра), либо быть полезным членом общества, помощником. Итак, мы поместили фразу и предсказание в другую смысловую рамку. С тех пор что—то изменилось в ее видении, в жизни, и малышка поправилась. Десять лет спустя она по—прежнему жива и хорошо себя чувствует. Впервые со времени революции старший ребенок в семье не умирает. Повторение событий в каждом поколении вот уже две сотни лет — как такое возможно? Почему? Что происходит? Где это записывается в семейное и персональное бессознательное? Как осуществляется передача?

11 (с.182)

Говоря упрощенно, при рождении и даже во чреве ребенок получает определенное количество посланий: ему передают фамилию и имя, ожидание ролей, которые ему придется играть или же избегать. Эти ролевые ожидания могут быть позитивными и/или негативными. На ребенка, например, может проецироваться идея о том, что он — «копия дедушкиного брата Жюля», и все вокруг начинают думать, что он будет авантюристом, «недобропорядочным гражданином», как и дед. Из ребенка сделают козла отпущения, не него «наденут одежду покойного», которого ему придется замещать. Как феи вокруг колыбели Спящей Красавицы, ему много всего предскажут — предписания, сценарии, будущее. Это будет сказано явно или останется невысказанным и будет подразумеваться «по умолчанию» и храниться в строгой тайне. Однако явные или неявные ожидания будут «программировать» ребенка.

12 (с.188)

…при современном уровне знаний нам, клиницистам, следует наблюдать и описывать эти явления — скажем, странные случаи передачи от одного бессознательного другому, собирать факты, клинические описания, публиковать их, проводить клинические и одновременно статистические исследования (как сумела сделать Жозефина Хилгард по синдрому годовщины). Тогда, может быть, понимание этих «фантомов» бессознательного, этих «повторений», «годовщин», приблизит нас к пониманию взаимодействующих существ, имеющих интуицию и язык, т.е. нас.Мертвец хватает живого, как гласит поговорка и римское право.

http://www.psy-analyst.ru/autoref/3schut8.asp

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

psy.wikireading.ru

Синдром предков - мистика или психология? ITC Genesisitc GENESIS

«...отцы ели кислый виноград, а у детей на зубах оскомина»

Книга Пророка Иезекииля, глава 18, стихи 1-4

Привет всем «продвинутым», начинающим и просто интересующемся вопросами психологии, а если быть точнее вопросами сценарного перепрограммирования. Наш Клуб уже в течении многих лет занимается этим вопросом и достаточно успешно. При этом достаточно часто мы встречаемся с ситуациями, которые тяжело объяснить, использую традиционный подход. Люди начинают сталкиваться с необъяснимыми вещами, начинают происходить события, которые с точки зрения обычной теории о сценариях не объяснить.

Ну, например как объяснить такое явление, что в семье, в каждом поколении умирает именно старший ребенок, а все последующие остаются жить. Или такое, что женщина каждую ночь просыпается в страшном отчаянии именно с 5 до 6 утра, а потом все резко проходит? Подобных примеров великое множество.

Большинство сразу кидаются искать ответы там, где их просто быть не может. Судьба, карма… Да, такие направления дают «объяснение», и одно круче другого. Почитаешь, и вообще жить не хочется

Так что же это? Мистика? Злые духи? Или еще что не из мира сего?

А все гораздо проще. Это наука, наука о человека и если конкретнее, наука о наших предках. Да, да именно о них. А теперь вернемся в самое начало.

Большинство направлений психологии, работая со сценарными механизмами человека, как правило, детально изучают жизненный путь самого клиента. Идет анализ его ранних лет жизни, воздействия близких людей, оказавших наибольшее влияние на формирование характера, а так же того, как эти механизмы проявляли себя на протяжении всей жизни. Но, кроме этого есть и еще один механизм, которому обычно внимания не уделяют – сценарии «прошлого». Сценарии наших предков. Да, именно, сценарии наших бабушек, прабабушек и т.д. Это направление в психологии получило название «Синдром предков».

Существует такое определение этого явления.

Синдром предков — происходящие в одном и том же роду на протяжении нескольких поколений совпадение дат значимых событий, повторение обстоятельств жизни и смерти, а также передача «по наследству» невыполненного семейного долга.

Вот так все просто. Но, все же стоит пояснить ряд моментов.

Действие синдрома предков связано с «бессознательным» семьи, которое незримо присутствует в жизни любого человека, от момента зачатия до смерти. Как оно работает? Еще находясь в «проекте», внутри мамы, ребенок уже становится объектом ожиданий со стороны своей семьи: в кого уродится ребенок, чьи надежды он оправдает своим появлением на свет и т.п. Многие родители заранее хотят узнать пол, чтобы подобрать имя. Нередко у папы или мамы есть желание назвать мальчика или девочку в честь своего предка. А когда ребенок уже родился, в нем непременно отыщут «черты предков».

При внешнем сходстве с кем-либо из родственников, нередко возникают ожидания, что ребенок будет похож на него и поведением, и чертами характера (особенно если речь идет о семейном герое, образце для подражания). Но бывает и так, что с этим человеком связаны не героические поступки, а дурные воспоминания. Тогда о нем стараются говорить пореже или вообще молчать: ведь иначе ребенок может пойти по его стопам. Увы, здесь неизбежно вступают в действие механизмы «синдрома предков»: если ожидания превращаются в опасения, ребенок все равно будет бессознательно копировать поведение злополучного родственника.

Неважно, высказываются ожидания родственников вслух или подразумеваются «по умолчанию». Важно то, что они невольно формируют «сценарий прошлого» будущей жизни ребенка. А семейная тайна всегда лишь повышает вероятность того, что потомки повторят негативный опыт или тяжелую судьбу членов семьи, живших ранее.

Маленький пример, для раскачки.

А., 42 года, автомеханик сервисного центра крупного автодилера. Его семилетний сын попала в автокатастрофу. Авария произошла в конце августа. При анализе прошлого выяснилось следующее. Когда А. было 7 лет и он первый раз шел в школу, произошла авария, которая его сильно напугала. Удивительно, но и его отец, когда первый раз шел в школу, попал в дорожное происшествие. А вот у деда А. аварий по дороге в школу не было по той причине, что он туда не ходил. Его отца убили на Второй мировой, семья осталась без средств к существованию, и шестилетнего сына вместо школы отправили работать на поля в колхоз. С тех пор в каждом поколении начало учебного года омрачалось происшествием по пути в школу. И это не случайность. Чувство обиды, которое пережил прадед А., когда его вместо школы отправили заниматься тяжелым трудом, стало передаваться по наследству. Оно вызывало неосознанное чувство вины у последующих поколений и стремление как бы наказать себя за возможность получать образование. Причем особенно ярко в этой ситуации следующее: все аварии происходят в конце августа, начало сентября — месяца начала школьных занятий

Вот как то так. Но, не будем печалиться, а пойдем дальше и потихоньку все разберем.

Каковы механизмы передачи «сценария предков»?

Необходимо разделять две формы передачи «семейных сценариев».

Первый – это наследование от предыдущих поколений, основанное на личном общении (то, что мы узнали, общаясь с родителями, бабушками, дедушками, какие семейные ценности и установки они заложили в нас в процессе воспитания). Эта форма передачи в большей степени основана на вербальном способе общения. И если с детства девочка видела как мама, бабушка (да и прабабушка тоже) жили по формуле — «кухня-муж-дети», то скорее всего, главным ее достоянием будет: сковородка Tefal, пылесос Samsung, парочка сериалов, домашние задания по математике и русскому и «вечная» надежда, что все таки сегодня «милый» ей купит цветов. И вряд ли для нее профессиональная самореализация будет приоритетной.

Чтобы распознать сигналы прямой передачи, достаточно проанализировать самые повторяемые фразы вашей мамы или бабушки. Как чаще всего называли в детстве ребенка — «ах, моя красавица!» (программирование на экстраверсивный стиль поведения), «ах, моя умница!» (закладка важности интеллектуальных особенностей), «ты наш первенец и любимчик!» (программирование на лидерскую позицию) — и т.д. Причем очень часто оценка и ожидания родителей могут кардинально расходиться с истинными личностными особенностями ребенка. Кроме того, могло часто произносится, что-то типа «в нашей семье не принято выходить замуж раньше двадцати пяти лет» или «мы — работники умственного труда, никогда в нашей семье не будет артистов и прочих комедиантов»…

Что бы перейти ко второму типу передачи, рассмотрим следующий момент.

Как и большинство сценарных моментов, «синдром предков» относится к неосознаваемым человеком механизмам.

В 1978 году два французских психоаналитика Николя Абрахам и Мария Тёрёк ввели такое понятие как «склеп» и «призрак». Авторы объясняли эти явления следующим образом:

«Призрак – это образование «бессознательного». Его особенность состоит в том, что оно никогда не было осознанным (то есть, мы так можем и не знать, что есть какая-то тайна, однако наше бессознательное считывает и воспринимает информацию, которая является тайной). «Призрак» является результатом передачи из бессознательного родителя в бессознательное ребенка.

«Призрак» – это работа в бессознательном «тайны» другого, в наличии которой нельзя признаться (инцест, преступление, внебрачный ребенок,…). Навязчиво преследуют не усопшие, а те пробелы, которые остаются в нас из-за тайн других. Его проявление, его преследование – это возвращение «призрака» в странных словах и поступках, в симптомах и болезнях. Так проявляется и прячется то, что покоится как «живая — мертвая» наука тайны другого».

Немного запудрено, теперь попробую «покороче» и «по-русски»! Бессознательное уже присутствует в ребенке, когда он находится в утробе мамы. И в этом бессознательном выделяется некая область (типа «черного ящика»), куда происходит закладка «тайны» или «призрака», который потом, на протяжении жизни человека будет периодически выползать на свет.

И вот теперь поговорим о втором типе передаче!

Второй тип – трансгенерационная передача. Она происходит через несколько (иногда сильно удаленных друг от друга) поколений и базируется на невербальном языке. Чтобы понять механизм трансгенерационной передачи, надо вникнуть в суть семейных невербальных установок. К примеру, вы можете ничего не знать о своей прабабушке, потому что ни ваша мать, ни бабушка никогда ничего о ней не говорили. Но подсознание гораздо внимательнее вас, оно не пропускает ни одного жеста-поступка, косвенно выдающего связь между каким-либо событием и вашей родственницей. Допустим, прабабушка овдовела в 31 год, через год после рождения ребенка. Причем каким-то образом она стала причиной гибели своего мужа и больше замуж не выходила. Разумеется, подробности трагедии в семье замалчиваются. И даже ваша бабушка может быть не в курсе того, что случилось с ее отцом. Но ровно через год после рождения вашей матери она разводится со своим мужем. И больше не выходит замуж. Ваша мать в свою очередь теряет своего мужа — вашего отца. Будет ли неожиданным тот факт, что вы до сих пор не обрели семейное счастье или имели опыт неудачных отношений?

Установки предков могут быть разными. Но как бы они ни звучали, всегда вызывают у человека высокую степень доверия. Ведь мы слышим их с самого раннего детства и от самых значимых для нас людей.

О чем еще хотелось сказать. Как и в традиционной сценарной теории, здесь тоже выделяют несколько направлений. Не буду приводить их все. Скажу для примера следующие.

«Замещающий ребенок и ребенок восстанавливающий»

«Необъяснимые факты замечены и в тех случаях, когда речь идет о «замещающем ребенке», т. е. том, когда зачинают ребенка, чтобы заменить недавно умершего маленького ребенка иди родственника. Часто новорожденного называют именем покойного и/или он рождается в годовщину смерти, хотя траур не был совершен. Если об этом покойном не вспоминают и не оплакивают его, то жизнь замещающего ребенка проходит не самым счастливым образом…»

Анн Анселин Шутценбергер

 Эффект «сильного слова»

«Не веря в проклятие, можно задуматься об эффекте сильного слова, сопровождающего сильную эмоцию, особенно исходящего от авторитетной фигуры — священника, родителя, учителя. Именно из-за бессознательного характера воздействия того, что говорится или предсказывается, я не доверяю астрологии, гаданию на картах, чтению линий на руке, ясновидению, так как никто не знает, реализуется ли иногда предсказанное несчастье именно из-за произнесенного сильного словца, которое в сознании людей ведет к неудаче, смерти, несчастному случаю и делает, таким образом, их возможными или прогнозируемыми, воздействуя тем самым на изменение тела — пространства — времени -будущего (это как бы приближает «автоматическое свершение предсказаний» и как бы создает стресс пророчества). Именно это и может быть сглазом, знакомым нам по многочисленным сказкам, легендам, историям о колдунах и превратностях судьбы. Но от отрицательного предсказания может возникнуть стресс, аналогичным образом может улучшаться ситуация при благоприятном предсказании и позитивном взгляде…»

Анн Анселин Шутценбергер

«Синдром годовщины»

«У бессознательного хорошая память, и, как нам кажется, оно любит семейные связи и помечает важные события жизненного цикла повтором даты или возраста: это синдром годовщины.

Мы нередко наблюдали, что рождение часто происходит тогда, когда как будто надо напомнить о важном событии в семье, грустном или веселом.

Очень многие дети рождаются как бы для того, чтобы отметить годовщину (дня рождения или смерти) матери мамы (Я преднамеренно говорю и пишу «мать матери», а не бабушка, так как для бессознательного это меняет смысл. Оно слышит то, что произносят.), как бы напоминая о связи матери с ее собственной матерью (или отцом), о том же самом месте рождения, — как будто существовала договоренность между бессознательным матери и предсознанием ее будущего ребенка о том, чтобы эти даты рождения стали значимыми.

Таким образом, часто можно расшифровать смысл преждевременного или запоздалого рождения по отношению к важному члену семьи — мертвому либо живому…»

Анн Анселин Шутценбергер

Существует еще несколько «сценариев прошлого». Но, главный вопрос:

«что теперь с этим совсем делать»?

Приведу несколько вариантов работы с этим синдромом. Учтите, что это только для примера, т.к. в самостоятельных условиях это сделать трудно.

  1. 1.     Если семья является источником психических травм, то можно преодолеть многие проблемы, «погрузившись» в историю семейных отношений и разрешив там изначальные конфликты. Если с историей рода связана наша судьба, то можно «переиграть» события прошлого, ослабив влияние роковых обстоятельств. Можно «встретиться» с кем-то из предков, прояснить с ним отношения, получить от него разрешение или другое послание, используя его как ресурс. Одной из методик, решающих подобные задачи, является заимствованное из трансактного анализа «родительское интервью», которое заключается в терапии родительского эго-состояния и «прояснении» отношений с реальным родителем. Психодраматический «диалог с предком» похож на родительское интервью, но у него другая задача — ослабить пагубную психологическую связь с проблемами предков, развести свою и чужие судьбы или, например, освободиться от «проклятия рода».
  1. 2.     Одна из форм работы с ранними сценарными решениями заключается в методике «терапии перерешения», хорошо реализуемой с помощью техник психодрамы. Для этого находится ранняя детская сцена, в которой ребенок принимает сценарное решение, становящееся основой будущих сценарных убеждений. Эту сцену нужно психодраматически переиграть, помогая «ребенку» принять новое решение, «отменяющее» прежние пагубные сценарные убеждения. С помощью таких техник можно работать с любыми сценарными запретами. Для преодоления запрета «не живи», например, «переигрывают» сцену рождения человека, организовывая игру таким образом, чтобы человек получил новый опыт принятия его миром.
  1. 3.     Многие наши проблемы имеют более длинную историю и связаны с контекстом истории рода. Мы получаем из глубины рода послания, среди них есть положительные (играющие роль наших ресурсов) и отрицательные (создающие неконструктивные страхи и ограничения). Некоторые из положительных ресурсных посланий не доходят до нас по разным причинам. Как посылки «до востребования» они ждут своего адресата. Это происходит из-за нарушенной системы коммуникации в системе рода, когда важная информация замалчивается, вытесняясь в область родового бессознательного. Очень интересным методом является «реконструкция рода» — синтез методов психодрамы и геносоциограммы, позволяющий наиболее полно работать с родовой системой. С помощью «воссозданного» рода можно решить много терапевтических задач, прежде всего получить мощную ресурсную поддержку от предков, принять инициацию, «взять» позитивное из группового бессознательного и «отдать» негативное, которое таким образом может быть осознано. Психодраматический разговор со значимым предком, который является частью этой методики, должен состоять в укреплении тех ресурсов, которые он дает нам, и в одновременном отделении своей судьбы от его судьбы, в автономизации собственной жизни.

Согласен, многое не понятно. И именно с этой целью я запускаю семинар-тренинг и цикл вебинаров. Кроме того, по итогам семинаров и вебинаров будет создана группа в контакте, где я буду помогать разбирать появляющиеся вопросы.

На мой взгляд в психологической практике, будь то индивидуальная или групповая работа, большое значение имеет контекст, в котором человек живет сейчас и в котором он рос и воспитывался, прежде всего — обстоятельства жизни его семьи и рода в целом. Без учета этой информации психологическая помощь может оказаться неполной, а иногда и неэффективной. Как писала А.А. Шутценбергер, «если мы лечим индивида, не обращаясь к семье в целом, если мы не поняли, что существуют трансгенерационные повторения, значит, мы ничего значимого не сделали в терапии. В лучшем случае мы можем получить только временное облегчение». Наоборот, учет этой важной информации дает новые возможности для психологического вмешательств, предоставляет ресурсы для решения многих проблем, которые без этого контекста являются трудноразрешимыми.

comments powered by HyperComments

itcgenesis.ru

Глава 2. Синдром предков. История вашего будущего

Глава 2. Синдром предков

...28 июня 1389 года сербы на Косовом поле потерпели сокрушительное поражение от турок. Был убит сербский принц Лазарь и, как считают ныне, именно в этот день настал закат Великой Сербии.

28 июня 1914 года сербский студент Таврило Принцип убил в Са-раеве эрцгерцога Фердинанда, что послужило если не причиной, то поводом к началу Первой Мировой войны.

28 июня 1919 года был подписан Версальский договор, заложивший основу практически всех межгосударственных проблем Европы в последующие годы и в конце концов приведший ко Второй Мировой войне.

28 июня 1949 года тогдашний лидер Югославии Йошо Броз Тито был исключён из Коминтерна и тем фактически отрешён не только от влияния, но и от помощи Советского Союза.

28 июня 1989 года новый югославский лидер Слободан Милошевич возвратил останки Святого Лазаря в Косово, где в результате этого деяния или нет, но произошла резня мусульман, произведшая крайне негативное впечатление на западные страны.

28 июня 1992 года Франсуа Миттеран приезжает в Косово, чтобы остановить кровопролитие, но безуспешно. После этого Запад принимает решение о начале военных действий против Югославии, которые в конце концов привели к распаду этого когда-то единого государства.

28 июня 2000 года Слободан Милошевич предстаёт перед Гаагским трибуналом в качестве военного преступника.

Нет, все вышеописанное — не простое совпадение. А одно из явственных и ярких проявлений Синдрома Годовщины — одной из форм или ипостасей так называемого Синдрома Предков.

Всех, кто желает познакомится с этой увлекательной темой, так сказать, теоретически, решительно отсылаю к ну очень популярной книге Анн Анселин Шутценбергер «Синдром предков». Потому что здесь я не собираюсь (да и не собирался) влезать в дебри этого сложнейшего феномена. Моя задача куда как проще: обучить вас нескольким (точнее — трём) способам работы над собой. Позволяющим если и не убрать, то значительно ослабить обусловливание вашей жизни вашими же предками со всеми их нерешёнными проблемами, закрытыми сценариями и прочими заморочками. Оттого и глава эта будет самой короткой в этой книге. Что вполне естественно, если учесть то, какой только хрени в чисто методологическом плане по поводу психогенетических проблем не навыдумывали как психогенетики, так и родственные им семейные расстановщики! Первые, например, до сих пор долго и нудно составляют всякие там генограммы, после чего, найдя предка с подобными клиентским проблемами в основном (до сих пор!) радостно кричат: «Теперь ты понял? Иди и не греши!». А вторые, используя для моделирования трансгенерационных проблем так называемых заместителей — случайных людей из зала, которые должны как бы исполнять роли чужих родственников и предков, — даже не подозревают (или не показывают, что и подозревают, и знают...), что результатом этого может стать серьёзное психическое одержание, а в случае замещения больных или умерших — болезнь и даже безвременная смерть!

Нет, у нас всё и проще, и чище. Потому что при работе с клиентами и в демонстрациях на семинарах я свято блюду главный принцип медицины: «Не навреди!». И потому заниматься мы будет тремя вещами. Устранением созависимости от «некондиционных» предков. Уборкой последствий излишней семейной лояльности. И решением переданных вам по психосоматической линии проблем.

Кстати, о пресловутой лояльности. Для того, чтобы, получив результаты, вы не погрязли в болоте псевдонаучных иллюзий оккультного толка, поясню, что в основу трансгенерационной психотерапии заложено вполне даже наукообразное понятие невидимой лояльности. Под которым в этой самой психогенетике понимается феномен подчинения собственных реакций на окружение, состояний, моделей поведения, убеждений и образов себя чему-то действительно не слишком очевидному. А именно, некоему социальному (ну, разумеется, семейному) единству, выражающему этакую системную (для искомой системы) справедливость. Как своеобразного баланса счетов. Мы как бы продолжаем цепь поколений и оплачиваем прошлые долги, обслуживая потребности сети социальных и семейных обязательств. И именно это — независимо от нашего желания — заставляет нас делать самые различные глупости. Отказываясь от собственного счастья и благополучия ради абстрактной верности предкам со всеми их ошибками и заблуждениями (ныне рассматриваемыми едва ли не как заслуги). Поскольку отношения якобы всегда должны учитывать дух закона правоты и справедливости внутри системы, в которой мы пребываем. И потому, например, в каждой семье, наряду со своим скелетом в шкафу (или в связи с ним) существует свой семейный гроссбух, где есть свой дебет и кредит: долги, обязанности и заслуги. А ещё в любой семье возможна парентификация: инверсия долгов и заслуг, предполагающая, что дети до скончания своего века обязаны расплачиваться со своими папами и мамами, фактически становясь родителями своих родителей!

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

psy.wikireading.ru

Синдром предков анн шутценбергер — Теремок

Анн Анселин Шутценбергер: «Психоаналитики сочли меня ненормальной»

Подводя итог многолетней работе, в которой были находки интуиции, изыскания и исцеления, создательницa психогенеалогии Анн Анселин Шутценбергер рассказывает о своем методе и о том, как непросто ему было завоевать признание.

Как вы придумали психогенеалогию?

Термин «психогенеалогия» я придумала в начале 1980-х, чтобы разъяснить своим студентам-психологам в Университете Ниццы, что такое семейные связи, как они передаются и как вообще «работает» цепь поколений. Но это уже был итог определенных изысканий и результат моего двадцатилетнего клинического опыта.

На самом деле нет. В начале 1950-х, закончив учебу в США и вернувшись на родину, я захотела пообщаться с антропологом. Я выбрала в качестве психоаналитика специалиста в этой области, директора Музея человека Робера Жессена, работавшего до этого врачом в экспедициях на Северный полюс. В каком-то смысле именно он приоткрыл мне дверь в мир межпоколенческих связей, рассказав о таком эскимосском обычае: если мужчина погибает на охоте, его часть добычи достается в наследство его внуку.

Робер Жессен рассказал, что однажды, войдя в иглу, с большим удивлением услышал, как хозяйка почтительно обратилась к своему малышу со словами: «Дедушка, если позволишь, мы пригласим этого чужестранца поесть с нами». А несколько минут спустя уже снова говорила с ним как с ребенком.

Эта история открыла мне глаза на те роли, которые нам достаются, с одной стороны, в нашей собственной семье, а с другой – под влиянием наших предков.

Все дети знают о том, что происходит в доме, особенно то, что от них скрывают

Потом, после Жессена, была Франсуаза Дольто: в то время считалось хорошим тоном, уже завершив свой анализ, заглянуть еще и к ней.

И вот я прихожу к Дольто, и она первым делом просит меня рассказать о сексуальной жизни моих прабабушек. Я отвечаю, что понятия об этом не имею, поскольку прабабушек застала уже вдовами. А она с укоризной: «Все дети знают о том, что происходит в доме, особенно то, что от них скрывают. Ищите…»

И наконец, третий важный момент. Как-то раз подруга попросила меня встретиться с ее родственницей, умиравшей от рака. Я пришла к ней домой и в гостиной увидела портрет очень красивой женщины. Выяснилось, что это мать больной, умершая от рака в 34 года. Женщине, к которой я пришла, тогда было столько же.

С этого момента я начала обращать особое внимание на даты годовщин, места событий, болезни… и на их повторяемость в цепочке поколений. Так родилась психогенеалогия.

Другие методы работы с семейной историей

Американский психотерапевт Вирджиния Сатир применяла метод семейной реконструкции, восстанавливающей связи и детали взаимодействия в трех поколениях.

Метод немецкого психотерапевта Берта Хеллингера – это психогенеалогическая терапия, которая помогает выявить семейные бессознательные сценарии. В ее основе – семейная расстановка: человек участвует в сценах, которые проясняют расхождение между структурой идеальной семьи и семейным мифом.

В психодраме известен жанр «драмы предка»: разыгрывая жизнь одного из своих родственников, идентифицируясь с ним, можно понять, как его (прежние) чувства и поступки влияют на нашу жизнь.

Какова была реакция психоаналитического сообщества?

Психоаналитики меня не знали, и кое-кто наверняка счел меня фантазеркой или сумасшедшей. Но это не имеет никакого значения. Я не считаю, что они мне ровня, – за немногими исключениями. Я занимаюсь групповым анализом, практикую психодраму – в общем, делаю вещи, которые они презирают.

Я не вписываюсь в их строй, но мне все равно. Я люблю открывать двери и знаю, что психогенеалогия еще покажет свою эффективность. И потом, ортодоксальный фрейдизм тоже меняется со временем.

В то же время со стороны публики вы встретили невероятную заинтересованность…

Психогенеалогия появилась в тот момент, когда все больше людей стали интересоваться своими предками и ощутили потребность отыскать свои корни. Однако я даже жалею о том, что все так увлеклись.

Сегодня кто угодно может заявить, что использует психогенеалогию, не имея при этом серьезной подготовки, которая должна включать и высшее специальное образование, и клиническую работу. Некоторые настолько невежественны в этой области, что совершают грубые ошибки в анализе и интерпретации, направляя своих клиентов по ложному пути.

Тем, кто ищет себе специалиста, нужно навести справки о профессионализме и квалификации людей, которые берутся им помогать, а не действовать по принципу: «все вокруг к нему ходят, пойду и я».

«Я перестала обвинять себя»

Карина, 36 лет, страховой агент

Спустя два года после рождения дочери я, не выдержав постоянных ссор, ушла от мужа. Как-то в случайном разговоре с тетей я узнала, что бабушкин муж не был настоящим отцом моей матери. Более того, уже в нескольких поколениях старшие дочери в нашей семье рождались вне брака. Я была потрясена этим открытием.

Специалист по психогенеалогии помог мне понять, что, расставшись с мужем, я невольно повторяю семейный сценарий. Пожалуй, я впервые задумалась о том, сколько ошибок совершила в своей семейной жизни. Не знаю, решусь ли поговорить об этом с бывшим мужем, но я перестала обвинять себя.

Вы чувствуете, что у вас отняли то, что принадлежит вам по праву?

Да. И еще меня используют те, кто применяет мой метод, не понимая его сути.

Идеи и слова, будучи пущены в оборот, дальше живут своей жизнью. Я никак не могу контролировать использование термина «психогенеалогия». Но я хотела бы повторить, что психогенеалогия – такой же метод, как и прочие. Она не является ни панацеей, ни отмычкой: это просто еще один инструмент для исследования своей истории и своих корней.

Не надо упрощать: психогенеалогия не сводится к тому, чтобы применять определенную матрицу или находить простые случаи повторяющихся дат, которые не всегда сами по себе что-то значат, – так мы рискуем впасть в нездоровую «манию совпадений». Трудно также заниматься психогенеалогией самому, в одиночку. Взгляд терапевта необходим, чтобы проследить за всеми хитросплетениями мыслительных ассоциаций и оговорок, как в любом анализе и в любой психотерапии.

Геносоциограмма Бернара, 33 года

Когда Бернару исполнилось 33 года, он стал болеть, попадал в дорожные происшествия.

Вместе с Анн Анселин Шутценбергер он составил свою геносоциограмму и обнаружил: его старший брат Люсьен умер в 33 года, а в четырех поколениях семьи девять детей (все их имена начинались на «Лю»: Люсьен, Люк, Люси или Люсьенна) скончались молодыми из-за несчастных случаев. Оказалось, что его прадедушка и прабабушка (Люсьен и Мария) были приемными детьми в одной семье, но, став взрослыми, поженились, совершив тем самым «генеалогический инцест ». С тех пор семья словно наказывала себя, «принося в жертву» потомков от этого брака.

Поняв, что сам он бессознательно пытался повторить их судьбу, Бернар освободился от семейного сценария.

Успех вашего метода показывает, что множество людей не находят своего места в семье и страдают от этого. Почему это так трудно?

Потому что нам лгут. Потому что какие-то вещи от нас скрывают, а умолчание влечет за собой страдание. Поэтому надо пытаться понять, почему мы заняли именно это место в семье, проследить цепь поколений, в которой мы – лишь одно из звеньев, и подумать, как нам освободиться.

Всегда наступает момент, когда нужно принять свою историю, ту семью, которая тебе досталась. Прошлое не изменишь. От него можно защититься, если знаешь его. Вот и все. Кстати, психогенеалогия интересуется и радостями, которые стали вехами в жизни рода. Копаться в своем семейном саду стоит не затем, чтобы накопать себе бед и страданий, а чтобы разобраться с ними, если этого не сделали предки.

«Я спокойна за своего ребенка»

Виктория, 42 года, психоаналитик

К моменту беременности я уже несколько лет проходила личный психоанализ. Было непонятно, почему меня вдруг настиг сильнейший страх за будущего ребенка. Более того: меня стали преследовать сны о мертворожденных детях. У меня не было проблем со здоровьем, ничто не беспокоило врачей, и я не могла понять причину того, что со мной происходит.

Изучая свою геносоциограмму, я заметила совпадения: в нескольких поколениях моей семьи рождались мертвые дети, а моя мать была ребенком, рожденным «на замену», вскоре после смерти ее брата. Этого оказалось достаточно для того, чтобы я перестала бояться. Мой сын родился благополучно, в свой срок. И у меня все хорошо.

Итак, зачем нам психогенеалогия?

Чтобы сказать себе: «Что бы там ни было в моем семейном прошлом, что бы ни натворили и ни испытали мои предки, что бы там от меня ни скрывали, мой род – это мой род, и я принимаю его, потому что не могу изменить». Работать над своим семейным прошлым – значит учиться отстраняться от него и брать в свои руки нить жизни, своей жизни. А когда настанет время – передать ее своим детям с более спокойной душой.

«Я освободилась от своего страха»

Наталия, 28 лет, секретарь

В 18 лет я решила научиться водить машину. Но мне мешал сильный иррациональный страх: я боялась, что, получив права, обязательно попаду в автокатастрофу. Специалист по психогенеалогии помог мне сопоставить факты и понять, что именно было причиной моего страха.

Только на геносоциограмме я увидела, что мою семью в нескольких поколениях преследовали смерти в результате автомобильных аварий. Мой отец, дед и прадед в разные годы погибли на дорогах, оставив после себя вдов и сирот. Поняв это, я почувствовала, какой груз свалился с плеч.

Я получила права, но водить все же не люблю. Думаю, это не связано с историей моей семьи: от своего страха я полностью освободилась.

Эта книга — одна из первых книг, изданных в России, посвященных работе семейного терапевта с семейной историей, трансгенерационными связями, синдромом годовщины, и семейными тайнами. Примеры из жизни, и из истории, которые Анна Шутценбергер приводит, заставляют задуматься — а так ли нужна индивидуальная терапия? Может быть, большинство проблем и сценариев привнесено в наши жизни семьей, как системой, а не папой или мамой, как отдельными людьми?

Например, живет человек, горя не знает. А в 29 лет — ломает позвоночник и не может передвигаться самостоятельно. При анализе генограммы выясняется, что его отец получил точно такую же травму в этом возрасте. А если заглянуть еще дальше, то и среди других предков были такие же травмы. И это вовсе не проклятье, а "синдром годовщины" — а один из ключевых феноменов. Информация о таких событиях, равно как и "программирование" членов семьи находится в коллективном бессознательном этой семьи.

Общеизвестно, что детей лучше не называть в честь родственников, чья судьба сложилось трагически, поскольку существует вероятность, что дети унаследуют их судьбу. Этому есть вполне материалистическое объяснение: если детей называют в чью-то честь, то на них проецируются ожидания, что они будут такими же, как и те родственники, кто отдал им свое имя.

"Николя Абрахам (1968) рассказывает историю об одном пациенте, который совершенно ничего не знал о прошлом своего деда. Этот господин был геологом-любителем. Каждое воскресенье он отправлялся искать камни, собирал их, раскалывал. Кроме того, он охотился за бабочками, ловил их и умерщвлял в банке с цианидом. Что может быть банальнее! Однако этот человек чувствовал себя очень некомфортно и старался найти способ справиться со своим состоянием. Он лечился у нескольких врачей, в том числе у психоаналитика, но без особого успеха. Ему было неуютно в жизни. Тогда он обратился к Николя Абрахаму, которому пришло в голову провести исследование его семьи, поднявшись на несколько поколений выше. И тут он узнает, что у пациента был дед (отец матери), о котором никто не рассказывал! Это было тайной. Терапевт посоветовал клиенту навестить родню своего деда. Тот выяснял, что дед совершал поступки, в которых невозможно признаться, — его подозревали в том, что он ограбил банк и, возможно, сделал еще что-то похуже. Его отправили в африканский батальон, в каменоломни, а затем казнили в газовой камере. И внук об этом ничего не знал. А чем занимался в выходные дни наш пациент? Он как геолог-любитель отбивал камни и, охотясь на крупных бабочек, умерщвлял их в банке с цианидом. Символический круг замыкается, он выражает тайну (принадлежавшую его матери), тайну, неизвестную ему самому."

Неписаные правила, по которым живут семьи, так же находятся внутри коллективного бессознательного. Более того, паттерны семейных отношений, могут передаваться из поколения в поколения, и сильно влиять на жизнь членов семьи. Отдельно следует упомянуть авторскую позицию по поводу неприглядных и трагических случаев в истории семьи. Шутценбергер считает, что замалчивание и избегание упоминания этих случаев приводит к тому, что следующее поколение в семье (внуки) будет расплачиваться за то, что было совершено их предками (дедами).

Из неоспоримых плюсов можно упомянуть примеры, и детальное описание генограмм. Анализ случаев очень подробен. Некоторые примеры настолько интересны и красочны, что временами понимаешь, что жизнь богаче и интереснее любой выдумки писателя.

Из недостатков — низкая структурированность материала, книгу сложно читать неподготовленному читателю. Книга содержит много примеров, которые интересно читать, однако, они не структурированы.

И будьте готовы к тому, что книга изменит ваше представление о собственной семье: у вас вполне может возникнуть желание познакомиться со своими предками поближе.

А. Шутценбергер. Синдром предков. Содержание

«Body mind connection»

Трансгенерационные связи. Бухгалтерия долгов и заслуг. Пережитая несправедливость http://healthy-back.livejournal.com/295302.html#trans

Семейные бессознательные повторения в день годовщины: несчастный случай со вдовцом http://healthy-back.livejournal.com/296206.html#anniversary

Тайна смерти родителей и своего происхождения: дети депортированных http://healthy-back.livejournal.com/296206.html#deported

Геноцид и пережитая несправедливость: рабство, депортация, массовое бегство http://healthy-back.livejournal.com/296206.html#genocide

Биографическая реконструкция. Метки, ключи, границы памяти и ограничения метода http://healthy-back.livejournal.com/296751.html#biography

Основы идентичности: имя и фамилия. Фамилия или отчество: «Как тебя зовут?» http://healthy-back.livejournal.com/296751.html#basics

Жизненный контекст (учёба, путешествия, проживание в дальних краях) Имя-код, имя-травести, имя-криптограмма http://healthy-back.livejournal.com/296751.html#study

Трансгенерационное и интергенерационное. Память, к которой вновь обращаются: живая память или провалы памяти http://healthy-back.livejournal.com/296990.html#generation

Валери и Роже: существует ли наследственная предрасположенность к дорожно-транспортным происшествиям? http://healthy-back.livejournal.com/297554.html#Roger

Две молодые мадам Раванель: непрояснённый генеалогический инцест http://healthy-back.livejournal.com/297880.html#incest

Лже-братья и сёстры, воспитанные под одной крышей или расширенная семья http://healthy-back.livejournal.com/297880.html#false

Семья де Мортелак: смерть детей в раннем возрасте в нескольких поколениях http://healthy-back.livejournal.com/297880.html#death

Ван Гог, Дали и Фрейд: замещающий ребёнок и ребёнок восстанавливающий http://healthy-back.livejournal.com/298054.html#Dali

Четыре других примера: мусульмане; Жак/Жаклин; понедельник на Пасху 1965 г. — след Севастополя; Изабель http://healthy-back.livejournal.com/298054.html#four

Определение «склепа» и «призрака» по Никола Абрахаму и Марии Тёрёк

Статистические исследования синдрома годовщины, проведенные Жозефиной Хилгард (работы с 1952 по 1989 гг.) http://healthy-back.livejournal.com/298679.html#statistic

Синдром годовщины, «столкновение времен» и национальные трансгенерационные травмы в истории (Косово — 28 июня 1389 г. — 28 июня 1914 г. — 28 июня 1989 г.) http://healthy-back.livejournal.com/298909.html#time

Семейное и групповое со-бессознательное (Дж.Л. Морено). Социальное и межличностное бессознательное (Эрих Фромм, КаренХорни, С.Х. Фулкс) http://healthy-back.livejournal.com/298909.html#unconscious

Типовая рамка для генеалогического древа

Типовая рамка для семейной геносоциограммы

«Мёртвые невидимы, но они не отсутствуют».

2 Rosny, Eric de. Les Yeux de ma chevre. Paris, Plon, 1981.

Те мнения, которые яростнее всего отстаивают, являются самыми сомнительными применительно к нашей системе воспитания детей. Догматизация фальшивых теорий защищает подвергавшихся в детстве жестокому обращению людей от осознания болезненной правды. Ту же функцию выполняют теории Фрейда об инфантильной сексуальности, Эдиповом комплексе и инстинкте смерти. Изначально Фрейд сделал открытие, отчасти благодаря технике гипноза, что все пациенты, как мужчины, так и женщины, подвергались в детстве жестокому обращению, о чём говорили и их симптомы. После того, как Фрейд сделал доклад о своем открытии в кругу коллег, он оказался в полной изоляции, поскольку никто из его соратников не был готов разделить его точку зрения. Фрейд не смог долго выдержать этой изоляции. Несколько месяцев спустя, в 1897 году, он описал признания своих пациентов о совершенном над ними сексуальном насилии, трактуя их как фантазии, возникшие под влиянием инстинктивных влечений. Человечество ненадолго обрело и вновь потеряло шанс проснуться и осознать реальность.

«Мы постулируем существование коллективной души (. ) [и то, что] чувство как бы передаётся от поколения к поколению в привязке к той или иной ошибке, которую люди больше не держат в сознании и о которой вспоминают меньше всего» (Фрейд З. «Тотем и табу» , Petite Bibliotheque Payot, 180).

«Синдром предков»: когда прошлое семьи вредит вашему настоящему

История любого человека, который приходит на психотерапию, — история целого рода. Каждый из нас — часть большой семейной системы, все члены которой, даже те, с кем мы давно не общаемся или кого уже нет в живых, оказывают влияние друг на друга. Внутри нашего внутрипсихического поля нет времени: вся история семьи и рода передается и воспроизводится сквозь поколения.

Об этом впервые заговорила известный психолог Анн А. Шутценбергер. В книге «Синдром предков» она рассказывает о результатах двадцатилетних научных исследований в области психогенеалогии, невербальной коммуникации и семейных связей. Анн Шутценбергер составляла с клиентами геносоциограмму — дерево рода. На ней можно было увидеть, как связи между поколениями, семейные истории и давние трагедии влияют на всех членов семьи. Межпоколенческие связи нагружены огромным количеством информации: памятью о травматических событиях, конфликтах и потерях. Все это хранится в общем бессознательном поле, которое можно назвать родовой памятью.

Как это может проявляться в жизни?

Бывает, что бессознательное «напоминает» о важных событиях жизненного цикла повтором даты или возраста. Это могут быть повторы несчастных случаев, браков, разводов, рождения детей, болезней в одном и том же возрасте в двух, трех, пяти поколениях.

Некоторые из нас каждый год в один и тот же день чувствуют тревогу, подавленность, одиночество, но не могут понять, почему, пишет Анн Шурценбергер. Не знают они и о том, что на этот день приходится годовщина трагического события далекого прошлого. Такие совпадения встречаются тогда, когда связи между поколениями сильно заряжены эмоционально, много невысказанных слов и невыплаканных слез. Весь груз передается следующим поколениям.

«Провалы» в семейной истории

В истории семьи могут быть временные отрезки, о которых никто не знает или не принято говорить. В этом «семейном склепе» могут храниться целые десятилетия, пишет Анн Шутценбергер.

Возможно, среди ваших предков были репрессированные или без вести пропавшие. Об этом невыносимо было помнить, а говорить вообще невозможно. Такие тайны уходят вместе со старшим поколением, но продолжают влиять на судьбы детей. Например, в семьях, где бабушки или дедушки пережили блокаду, с особым трепетом относятся к еде, никогда не выбрасывают излишки. Это передается не только детям, но внукам, правнукам.

Во многих семьях есть родственники, о которых ничего не известно или которых сознательно вычеркнули из семейной истории. Как правило, это люди, ведущие маргинальный образ жизни, нарушившие моральные законы общества, те, за кого стыдно или в чьей жизни произошли трагические события — внезапная смерть, тяжелая болезнь.

Если такого человека «изгоняют», рано или поздно в семье обязательно родится ребенок со схожими чертами характера, а иногда судьбой «изгоя», пишет в своей книге Анн Шутценбергер. Все невысказанное и тайное бессознательно проявляется через жизнь потомков.

Имя как идентичность

Знаете ли вы, кому обязаны своим именем? Может, вас назвали в честь одного из родителей, бабушки или дедушки или в честь героя романа? А может, в вашей семье принято так называть детей? Какой смысл вкладывали в это имя родители?

Это может послужить разгадкой вашего поведения и событий, которые происходят в жизни. Например, вас назвали в честь дедушки, которым все гордились, и у родственников вы невольно с ним ассоциируетесь. От вас ждут таких же успехов в математике или незаурядных организаторских способностей. И вы всю жизнь пытаетесь достичь того, что не интересно и не близко.

Ощущение сиротства, отсутствия корней, связи с предками

© Getty Images «Синдром предков»: когда прошлое семьи вредит вашему настоящему

Бывает, что мы чувствуем оторванность, изолированность, не понимаем, какое место занимаем в роду, семье и вообще в жизни. Возможно, кто-то из ваших был сиротой, жил при семье родственников «из милости», чувствовал себя обузой. Это восприятие себя могло передаться через поколения и закрепиться как семейная черта характера.

Эти симптомы лишают жизненной энергии. Психика пытается справиться с чувствами, накопленными за много поколений до нас. Унаследованный груз печалей, тревог, скорби, чувства одиночества тянет назад. Мы можем не замечать его, но он оказывает на нас огромное влияние: нам трудно даются простые вещи, мы чувствуем себя неудачниками, теряем смысл жизни. Собственным желаниям нет места, их замещают стремления, предписания и установки предыдущих поколений нашего рода. В результате мы живем не своей жизнью.

Как избавиться от синдрома предков

Вернуть свою жизнь вполне возможно, но для этого нужно проделать работу. Вам придется:

Углубиться в семейную историю, поговорить с родственниками о жизни предков, понять, есть ли темы или люди, о которых не принято говорить, сделать запросы в архивы

Быть готовым к тому, что всплывут совершенно неожиданные факты из жизни семьи, не всегда однозначные и приятные.

Совместно с психотерапевтом, который работает в психогенеалогическом подходе, составить геносоциограмму вашей семьи.

При его поддержке переработать груз семейных тайн и тяжелых чувств, связанных с ними.

Эти шаги помогут озвучить то, что замалчивалось, прожить, что было не прожито, наладить эмоциональные связи между поколениями, улучшить отношения с родными и встретиться с самим собой.

Виктория Вдовых — психолог, работает в направлении парной и семейной психоаналитической психотерапии. Ее страница .

Синдром предков анн шутценбергер

Как излечить семейные раны и обрести себя? Думаю, мало для кого уже секрет, что мы в первую очередь замечаем то, что для нас актуально на данный момент. В частности, и в книгах.

Я давно интересуюсь семейной терапией, системным подходом в терапии семей и всем, что с этим связано. И эту книгу, конечно, читала не просто так. Но первое, чем хочу поделиться и на что обратить внимание, что книга может быть полезна тем, кто склонен мистифицировать и во всём видеть семейную «карму».

Я бы не назвала данную книгу серьёзной монографией или путеводителем по методу. Для меня это, скорее, краткие заметки на тему. И даже, я бы сказала, не самые структурированные, а иногда, по ощущениям, и незавершенные, как бы оборванные.

Название, конечно, слишком многообещающее. Вряд ли по прочтении книги вы сможете исцелить душевные раны и обрести себя. Но направление, в каком смотреть, заметить можно. Что мне очень импонирует в текстах автора, что она не раз упоминает о необходимости трезво смотреть на вещи и не видеть в любом совпадении психологическую закономерность. Вызывает уважение и доверие рассказ автора о том, какая необходима работа по сбору фактов из своей семейной истории, и то, что для различения реальной семейной закономерности и простого совпадения, нужен скрупулезный подход и немалый опыт. Всё это, на мой взгляд, может помочь интересующимся спуститься с небес на землю и, возможно, хоть чуточку меньше мистифицировать в этой теме.

Думаю, это полезная и важная книга. Особенно в настоящее время, когда существует заметная тенденция и среди психологов, и просто интересующихся, интерпретировать происходящее с человеком через историю семьи, уходящую в далёкое прошлое, используя при этом не очень ясные и очевидные основания, и не особо заботясь при этом о поиске и сборе реальной информации из истории семьи. Также, на мой взгляд, книга будет интересна и полезна тем, кого интересует история семьи сама по себе, а не как средство решения психологических проблем. В частности, здесь можно взять для себя некоторые идеи для составления родового дерева, обозначения каких- то связей и событий в истории семьи. Аннотация к книге: Психотерапевт, групп- аналитик и всемирно известный психодраматист, создатель термина «Психогенеалогия», Анн Анселин Шутценбергер написала эту книгу как продолжение своей знаменитой книги «Синдром предков». Она рассматривает здесь самое существенное из того, что надо знать о незримой семейной лояльности, о синдроме годовщины и о памяти тела, и показывает, как создать и осмыслить свое генеалогическое древо. В своей работе она открывает возможности осознать все то хорошее, что нам досталось от предков, сбросить с себя груз прошлых ошибок, ран и страданий и избавиться от всего плохого, стыдного и невысказанного, что может храниться в семье, — чтобы, наконец, прожить свою собственную жизнь.

Шутценбергер Анн Анселин — «Синдром предков» (скачать). Шутценбергер Анн Анселин (посмотреть). Автор: Шутценбергер Анн Анселин Скачать: Каждый из нас является звеном в цепи поколений, и порой нам приходится, к собственному удивлению, оплачивать «долги» наших предков. Она является результатом двадцатилетней научной-деятельности и клинической практики Анн Анселин Шутценбергер. Скачать эту книгу (400k) в формате: fb2, lrf, epub, mobi, txt, html.

Психотерапевт, групп-аналитик и всемирно известный психодрама-тист, создатель термина ‘психогенеалогия’, Анн Анселин Шутценбергер написала эту книгу как продолжение своей знаменитой книги ‘Синдром предков’. Психотерапевт, групп-аналитик и всемирно известный психодраматист, создатель термина «психогенеалогия», Анн Анселин Шутценбергер написала эту книгу как продолжение своей знаменитой книги «Синдром предков». Она является результатом двадцатилетней научной-деятельности и клинической практики Анн Анселин Шутценбергер. Полный текст книги (читать онлайн) Скачать эту книгу в формате: fb2 400k, lrf 432k, epub 415k, mobi 662k, txt, html.

Психотерапевт Семёнова Л.Ф. Краснодар

  • ЖИЗНЬ С ГЕШТАЛЬТПОДХОДОМ (406)
    • Гештальттуризм (3)
    • Мероприятия (15)
    • О жизни (29)
    • О книгах (330)
    • Отзывы о фильмах (27)
  • НАГРАДЫ САЙТА (3)
  • НОВОСТИ САЙТА (6)
  • ПСИХОТЕРАПИЯ (90)
    • Возрастные кризисы (5)
    • Вопросы воспитания (12)
    • Психотерапевтическая работа с детской и взрослой психосоматикой (2)
    • Психотерапия для "чайников" (38)
      • Базовые человеческие эмоции (13)
      • Психологические защиты (13)
    • Работа с зависимостями, в том числе пищевыми (9)
    • Работа с пограничными состояниями и неврозами (5)
    • Семейная терапия (5)
    • Терапия отношений (11)
    • Терапия травмы (4)
    • Только для женщин (2)
    • ЮМОР (4)
    • Коллекция материалов

      • Апрель 2018 (1)
      • Февраль 2018 (1)
      • Декабрь 2017 (2)
      • Ноябрь 2017 (3)
      • Июль 2017 (8)
      • Июнь 2017 (9)
      • Май 2017 (9)
      • Апрель 2017 (8)
      • Март 2017 (9)
      • Февраль 2017 (8)
      • Январь 2017 (9)
      • Декабрь 2016 (9)
      • Ноябрь 2016 (9)
      • Октябрь 2016 (8)
      • Сентябрь 2016 (9)
      • Август 2016 (9)
      • Июль 2016 (9)
      • Июнь 2016 (8)
      • Май 2016 (9)
      • Апрель 2016 (9)
      • Март 2016 (9)
      • Февраль 2016 (8)
      • Январь 2016 (9)
      • Декабрь 2015 (9)
      • Ноябрь 2015 (8)
      • Октябрь 2015 (9)
      • Сентябрь 2015 (9)
      • Август 2015 (8)
      • Июль 2015 (9)
      • Июнь 2015 (9)
      • Май 2015 (9)
      • Апрель 2015 (8)
      • Март 2015 (9)
      • Февраль 2015 (8)
      • Январь 2015 (9)
      • Декабрь 2014 (9)
      • Ноябрь 2014 (8)
      • Октябрь 2014 (9)
      • Сентябрь 2014 (9)
      • Август 2014 (9)
      • Июль 2014 (9)
      • Июнь 2014 (8)
      • Май 2014 (9)
      • Апрель 2014 (9)
      • Март 2014 (8)
      • Февраль 2014 (8)
      • Январь 2014 (9)
      • Декабрь 2013 (9)
      • Ноябрь 2013 (9)
      • Октябрь 2013 (9)
      • Сентябрь 2013 (8)
      • Август 2013 (9)
      • Июль 2013 (9)
      • Июнь 2013 (8)
      • Май 2013 (9)
      • Апрель 2013 (9)
      • Март 2013 (9)
      • Февраль 2013 (8)
      • Январь 2013 (9)
      • Декабрь 2012 (8)
      • Ноябрь 2012 (8)
      • Октябрь 2012 (1)
      • Шутценбергер Анн Анселин «Практические занятия по психогенеалогии. Раскрыть семейные секреты, отдать долги предкам, выбрать свою собственную жизнь»

        Характеристика книги

        Название: Практические занятия по психогенеалогии. Раскрыть семейные секреты, отдать долги предкам, выбрать свою собственную жизнь.

        Оригинальное название: Exercices pratiques de psychogenealogie: Pour decouvrir ses secrets de famille, etre fidele aux ancetres, choisir sa proper vie.

        Автор: Анн Анселин Шутценбергер.

        Серия: «Библиотека психологии и психотерапии».

        Анн Анселин Шутценбергер

        Анна Семеновна. Предисловие к русскому изданию

        Глава 1. Перестаньте терпеть напряжение неоплаканного горя. Эффект Зейгарник

        Глава 2. Откройте «большую книгу семейного учета». Невидимая и бессознательная «семейная лояльность»

        Глава 3. Отмечайте бессознательные счастливые или несчастливые повторения семейной истории. Синдром годовщины

        Глава 4. Мысленно воссоздайте прошлое, чтобы почувствовать, как жили ваши предки. «Экологическая ниша»

        Глава 5. Переверните страницу, чтобы «горячая картофелина» не обжигала все руки, переходя от одного поколения к другому. Искусство прощать, не забывая

        Глава 6. Что для вас значимо? Нарисуйте ваш социальный атом

        Глава 7. Эмоции вашей памяти. Сделайте вашу геносоциограмму

        Глава 8. Выбор материалов

        Глава 9. Где найти информацию, которую вы ищете?

        О книге и авторе от издателя

        Exercices pratiques de psychogenealogie: Pour decouvrir ses secrets de famille, etre fidele aux ancetres, choisir sa proper vie

        Анн Анселин Шутценбергер — французский психолог, доктор психологических наук, почетный профессор университета Ниццы, где она более двадцати лет руководила лабораторией клинической и социальной психологии, автор более десятка книг по психотерапии. В настоящее время живет в Париже.

        Анн Анселин изучала математику, философию и юриспруденцию в Парижском университете, но из-за начала Второй мировой войны была вынуждена прервать образование, которое продолжила сразу после окончания войны. Участвовавшая в военные годы в сопротивлении нацистской оккупации, Анн Анселин стала изучать психологию. В 1948 году она вышла замуж за Марселя-Поля Шутценбергера, в 1950 году у них родилась дочь Елена. В том же году Анн Анселин получила стипендию Фулбрайта и переехала в Америку, чтобы изучать процессы взаимодействия и групповой динамики у Курта Левина. Тогда же она познакомилась с Якобом Леви Морено. Основатель социометрии Морено был впечатлен личностью и работой Анн настолько, что называл ее своей приемной дочерью, она была близка с ним до последних дней его жизни.

        Анн Анселин всю жизнь активно занималась психодрамой. Ученица Якоба Леви Морено и Франсуазы Дольто, она тесно сотрудничала с Грегори Бейтсоном и Карлом Роджерсом. Вклад Шутценбергер в групповую психотерапию и психодраму признан во всем мире: она была организатором Первого международного конгресса психодрамы в Париже в 1964 году, она является сооснователем, экс-вице-президентом и с 2003 года почетным архивариусом Международной ассоциации групповой психотерапии.

        В 1970 году Анн ввела практику дополнительных мер лечения больных раком и работы с их семьями, в 1985 году начала работать с раковыми пациентами с последней стадией болезни (некоторые из ее тогдашних пациентов живы до сих пор).

        В 1998 году она опубликовала книгу «Aie, mes aieux», выдержавшую более 15-и изданий только на французском языке. Эта книга переведена на многие языки, на русском она впервые выпущена в 2001 году под названием «Синдром предков» и с тех пор дважды переиздавалась.

        Анн Анселин Шутценбергер — создатель термина «психогенеалогия», демонстрирует в этой книге, как можно распутать сложный клубок семейных историй, выявить связи между поколениями и прервать цепь бессознательных повторений ситуаций прошлого, — создав и осмыслив свое генеалогическое древо.

        Геносоциограмма — один из основных инструментов методов трансгенерационной психогенеалогической контекстуальной терапии, который позволяет увидеть скрытые факты семейной биографии, невидимые семейные лояльности, все «стыдное» и невысказанное, что годами, а порой и веками хранится в семье. Шутценбергер убеждена, что мы менее свободны, чем полагаем, однако мы можем отвоевать нашу свободу и перестать «оплачивать долги» предков, осознавая устройство нашей семейной системы.

        Книга будет интересна всем тем, кто хочет глубоко осмыслить семейную историю, залечить семейные раны и обрести себя.

        Шутценбергер Анн Анселин

        «У меня есть обыкновение говорить, что человеческие существа подобны коровам: они занимаются пережевыванием и делают это всю свою жизнь, на протяжении многих поколений. Они пережевывают свои семейные секреты, свои неоплаканные потери и свое прошлое благополучие, свои чувства несправедливости, свои обиды и горечь и т. д. Семейная история будет повторяться вплоть до того момента, когда они перестанут пережевывать прошлое, когда секрет будет раскрыт.

        «С высоты этих пирамид на вас взирают сорок веков», — говорил Наполеон своим войскам 21 июля 1798-го в Египте, перед тем как началась его знаменитая Битва у пирамид. У психогенеалогии более скромные инструменты: с помощью однократно нарисованного генеалогического дерева, дополненного главными событиями жизни и комментариями к ним, она позволяет внезапно, с одного взгляда, обрести общее видение двух веков собственной семейной истории и ощутить на себе их воздействие».

        «Большую часть жизни Анн работала с тяжелыми, иногда невыносимо тяжелыми травмами, случившимися порой так давно, что, казалось бы, изменить уже ничего нельзя. В том — личном или историческом — прошлом действительно случилось то, что случилось; не лучше ли забыть? Не лучше, говорит эта книга.

        Не лучше, ибо мы все равно носим в себе всех персонажей и все драмы своей семейной истории, все эти «свитки» семейного предания, выраженного или не выраженного в словах, все умолчания и многоточия, невыплаканные слезы и невысказанный страх. И поскольку мы-то здесь, сделать с этим грузом что-то можно. А иногда и нужно, ибо «неразвернутый свиток» может таить в себе опасность для нашей самореализации, отношений с миром, иногда даже здоровья. И «срока давности» тут не бывает», — Екатерина Михайлова.

        Заказать эту книгу можно в книжной лавке .

        Все права защищены © 2012-2016 Семёнова Л. Ф.

  • teremok1.ru

    когда прошлое семьи вредит вашему настоящему

    История любого человека, который приходит на психотерапию, — история целого рода. Каждый из нас — часть большой семейной системы, все члены которой, даже те, с кем мы давно не общаемся или кого уже нет в живых, оказывают влияние друг на друга. Внутри нашего внутрипсихического поля нет времени: вся история семьи и рода передается и воспроизводится сквозь поколения.

    Об этом впервые заговорила известный психолог Анн А. Шутценбергер. В книге «Синдром предков» она рассказывает о результатах двадцатилетних научных исследований в области психогенеалогии, невербальной коммуникации и семейных связей. Анн Шутценбергер составляла с клиентами геносоциограмму — дерево рода. На ней можно было увидеть, как связи между поколениями, семейные истории и давние трагедии влияют на всех членов семьи. Межпоколенческие связи нагружены огромным количеством информации: памятью о травматических событиях, конфликтах и потерях. Все это хранится в общем бессознательном поле, которое можно назвать родовой памятью.

    Как это может проявляться в жизни?

    Синдром годовщины

    Бывает, что бессознательное «напоминает» о важных событиях жизненного цикла повтором даты или возраста. Это могут быть повторы несчастных случаев, браков, разводов, рождения детей, болезней в одном и том же возрасте в двух, трех, пяти поколениях.

    Некоторые из нас каждый год в один и тот же день чувствуют тревогу, подавленность, одиночество, но не могут понять, почему, пишет Анн Шурценбергер. Не знают они и о том, что на этот день приходится годовщина трагического события далекого прошлого. Такие совпадения встречаются тогда, когда связи между поколениями сильно заряжены эмоционально, много невысказанных слов и невыплаканных слез. Весь груз передается следующим поколениям.

    «Провалы» в семейной истории

    В истории семьи могут быть временные отрезки, о которых никто не знает или не принято говорить. В этом «семейном склепе» могут храниться целые десятилетия, пишет Анн Шутценбергер.

    Возможно, среди ваших предков были репрессированные или без вести пропавшие. Об этом невыносимо было помнить, а говорить вообще невозможно. Такие тайны уходят вместе со старшим поколением, но продолжают влиять на судьбы детей. Например, в семьях, где бабушки или дедушки пережили блокаду, с особым трепетом относятся к еде, никогда не выбрасывают излишки. Это передается не только детям, но внукам, правнукам.

    «Изгои»

    Во многих семьях есть родственники, о которых ничего не известно или которых сознательно вычеркнули из семейной истории. Как правило, это люди, ведущие маргинальный образ жизни, нарушившие моральные законы общества, те, за кого стыдно или в чьей жизни произошли трагические события — внезапная смерть, тяжелая болезнь.

    Если такого человека «изгоняют», рано или поздно в семье обязательно родится ребенок со схожими чертами характера, а иногда судьбой «изгоя», пишет в своей книге Анн Шутценбергер. Все невысказанное и тайное бессознательно проявляется через жизнь потомков.

    Имя как идентичность

    Знаете ли вы, кому обязаны своим именем? Может, вас назвали в честь одного из родителей, бабушки или дедушки или в честь героя романа? А может, в вашей семье принято так называть детей? Какой смысл вкладывали в это имя родители?

    Это может послужить разгадкой вашего поведения и событий, которые происходят в жизни. Например, вас назвали в честь дедушки, которым все гордились, и у родственников вы невольно с ним ассоциируетесь. От вас ждут таких же успехов в математике или незаурядных организаторских способностей. И вы всю жизнь пытаетесь достичь того, что не интересно и не близко.

    Ощущение сиротства, отсутствия корней, связи с предками

    Бывает, что мы чувствуем оторванность, изолированность, не понимаем, какое место занимаем в роду, семье и вообще в жизни. Возможно, кто-то из ваших был сиротой, жил при семье родственников «из милости», чувствовал себя обузой. Это восприятие себя могло передаться через поколения и закрепиться как семейная черта характера.

    Эти симптомы лишают жизненной энергии. Психика пытается справиться с чувствами, накопленными за много поколений до нас. Унаследованный груз печалей, тревог, скорби, чувства одиночества тянет назад. Мы можем не замечать его, но он оказывает на нас огромное влияние: нам трудно даются простые вещи, мы чувствуем себя неудачниками, теряем смысл жизни. Собственным желаниям нет места, их замещают стремления, предписания и установки предыдущих поколений нашего рода. В результате мы живем не своей жизнью.

    Как избавиться от синдрома предков 

    Вернуть свою жизнь вполне возможно, но для этого нужно проделать работу. Вам придется:

    • Углубиться в семейную историю, поговорить с родственниками о жизни предков, понять, есть ли темы или люди, о которых не принято говорить, сделать запросы в архивы
    • Быть готовым к тому, что всплывут совершенно неожиданные факты из жизни семьи, не всегда однозначные и приятные.
    • Совместно с психотерапевтом, который работает в психогенеалогическом подходе, составить геносоциограмму вашей семьи.
    • При его поддержке переработать груз семейных тайн и тяжелых чувств, связанных с ними.

    Эти шаги помогут озвучить то, что замалчивалось, прожить, что было не прожито, наладить эмоциональные связи между поколениями, улучшить отношения с родными и встретиться с самим собой.

    Об авторе

    Виктория Вдовых — психолог, работает в направлении парной и семейной психоаналитической психотерапии. Ее страница.

    Читайте также

    www.psychologies.ru

    Синдром предков. Трансгенерационные связи, семейные тайны, синдром годовщины, передача травм и практическое использование геносоциограммы, Анн Анселин Шутценбергер

    Автор: Анн Анселин Шутценбергер

    Доступно в форматах: EPUB | PDF | FB2

    Страниц: 256

    Год издания: 2011

    Язык: Русский

    Все мы являемся звеньями в цепи поколений, и порой нам приходится, к собственному удивлению, "оплачивать долги" прошлого наших предков. Эта своеобразная "невидимая преданность семье" подталкивает нас к неосознанному повторению приятных ситуаций или печальных событий. Мы менее свободны, чем полагаем, но у нас есть возможность отвоевать свою свободу и избежать роковых повторений в нашей семейной истории, поняв сложные хитросплетения в собственной семье. Эта книга во Франции выдержала 15 изданий. Она является результатом двадцатилетней научной деятельности и клинической практики Анн Анселин Шутценбергер. Случаи, которые она приводит, по драматизму, "эмоциональному градусу" и таинственности превосходит самые смелые фантазии авторов готических романов. Иногда они шокируют, иногда пронзают острой болью и всегда напоминают о том, что каждый из нас является частью общей для всех истории и даже самые отдаленные события гораздо ближе к отдельному человеку, чем можно себе представить. Исследовательский и терапевтический аспект книги представляет обоснования тех явлений, с которыми автор работает с помощью своего метода - трансгенерационной психогенеалогической контекстуальной терапии. Один из основных его "инструментов" - геносоциограммы - позволяет распутать сложный клубок семейных историй, выявить связи между поколениями и прервать цепь бессознательных повторений, чтобы человек мог осознать собственное предназначение и использовать свой шанс в жизни.

    Отзывы

    Роман, Рязань, 23.10.2017Порой книга нужна как воздух. Поездка в магазин не всегда может решить проблему, к тому же теряется драгоценное время. Поиск литературы в сети может растянуться на часы. Этот каталог является наиболее удобным из всех мне известных. Он достаточно многообразен, а также обладает простой процедурой скачивания информации. Ксения, Пермь, 26.06.2017Долгое время искала книгу "Синдром предков. Трансгенерационные связи, семейные тайны, синдром годовщины, передача травм и практическое использование геносоциограммы", обползала, десятки, наверное, сайтов. Книга нашлась здесь. Я счастлива!

    Те, кто смотрел эту страницу, также интересовались:

    dracobook.xyz

    «Синдром предков». Анн Анселин Шутценбергер: chto_chitat

    Автор - француженка, опытный психотерапевт, психодраматист, групповой аналитик, рассказывает о своем методе терапии с помощью составления геносоциограмм и обо всем, что привело её этому методу. Она убеждена, и в книге множество клинических примеров, а также результаты специальных исследований, подтверждающих её гипотезу, что прошлое через наше бессознательное воздействует на нас в течение всей жизни. Причем не только наше собственное прошлое, но прошлое нашей семьи, а иногда и народа, частью которого мы являемся. Механизм передачи такой информации неясен, но он существует. В результате скрытой лояльности семье человек неосознанно стремится к повторению приятного опыта прошлых поколений или к повторению травматических событий и даже смерти или болезням, если они в прошлых поколениях были несправедливы.

    Работа по предлагаемому автором методу со сложным названием «трансгенерационная психогенеалогическая контекстуальная терапия» позволяет проследить связи между поколениями, найти уязвимые точки, понять истоки проблемы, вывести их из бессознательной области в осознанную, проговорить и, таким образом, прервать порочный круг повторений, дать человеку шанс зажить собственной, а не навязанной ему собственным бессознательным жизнью.

    Много я наговорил, а удовлетворения нет. Будет гораздо понятнее, если приведу пример.Шутценбергер рассказывает, как в психодраматической группе одна дама поделилась своим беспокойством. Её внучка тяжело болела астмой, дама боялась, что девочка умрет. И объяснила причину такой тревоги: «Моя старшая дочь тоже болеет… Моя старшая сестра умерла… Мать потеряла старшую сестру… Бабушка потеряла старшего брата… Вот уже во многих поколениях нашей семьи старший ребенок умирает в детстве».В поисках события, которое могло стать причиной таких трагических повторов, они начинают работать над геносоциограммой, нанося на доску знаки, обозначающие родственников, связывающие их линии, даты значимых событий. Им удалось подняться на 7-8 поколений до времен французской революции. И тут дама вспоминает семейную легенду, как её предки (крестьяне Савойи) в своё время спрятали у себя священника. После террора тот вышел из укрытия. Желая отблагодарить своих спасителей, он произнес: «Да будет старший ребенок в каждом поколении вашим хранителем».

    И эта фраза была истолкована семьей в том смысле, что старший ребенок в каждом поколении будет небесным ангелом-хранителем. Неправильно понятое благословение превратилось в проклятие.

    «Я долго говорила с этой дамой и объяснила, что всё можно понимать иначе… Если бы вдруг дочь стала бы врачом или медсестрой, она могла бы заботиться о матери, когда та станет старой или заболеет. Заботиться о семье можно по-разному… Мы поместили фразу и предсказание в другую смысловую рамку».

    После этого разговора что-то изменилось в видении женщины, в её жизни, внучка поправилась. «Впервые со времен Революции старший ребенок в этой семье не умирает».

    В книге много подобных примеров из клинического опыта, а также из жизни знаменитых людей (Артюра Рембо, Ван Гога, Сальвадора Дали и других), примеров, которые рассматриваются под углом влияния событий из прошлого семьи, семейных тайн на жизнь человека. Есть совершенно невероятные истории, как, например, история, связанная с именем Деленда в арабских странах Северной Африки.

    Еще одно ключевое понятие, обсуждаемое в книге, синдром годовщины – когда какое-то важное событие в жизни семьи (смерть, рождение, тяжелая болезнь, несчастный случай) повторяется по определенным датам или при достижении членами семьи определенного возраста.

    Хочу предупредить, что стиль изложения автора (или переводчика?) несколько сложен для восприятия, много терминов, туманных мест, то и дело мелькают фамилии исследователей, работы которых Шутценбергер использовала при разработке своего метода. Но усилия, потраченные на эту книгу, на мой взгляд, с лихвой окупаются новым пониманием того, что происходит в голове у человека, что определяет его поступки, его жизнь.

    chto-chitat.livejournal.com