Евгений ГаглоевСкорпион. Книга скорпион


Книга "Скорпион" из жанра Детективы

Последние комментарии

Tararam

онлайн

Как выжить на свадьбе

Книга с юмором, довольно лёгкая. Местами довольно забавные ситуации. Между героями отношения неровные, иногда были неприятные моменты (хотя в жизни именно так всегда и случается).  Первую книгу серии

taba
Лека-а
Tararam

онлайн

Расколотый рай

Согласна, что роман больше детективный, чем любовный. Про отношения между героями рассказано как бы вскользь. События происходят в местечке, где главенствует, я бы так назвала, секта.

Judi
Judi
Tararam

онлайн

Для Него

Подобный сюжет уже встречала (только без наличия БДСМ), поэтому подозревать развязку начала сразу, сюрприза не получилось. Не моё совершенно.

 
 

Скорпион

 

www.rulit.me

Читать онлайн книгу «Скорпион» бесплатно — Страница 1

Евгений Гаглоев

Скорпион

Здравствуй, Александр!

Надеюсь, ты получишь это письмо, прежде чем твоя мать успеет его перехватить. Знаю, старуха ненавидит меня, но и я испытываю к ней те же чувства! Tit for tat, око за око! Но ты можешь больше не беспокоиться! Я отпускаю тебя! Живи, как хочешь! Не будет больше мести и ненависти, но только в том случае, если ты поможешь мне осуществить задуманное!

Ты знаешь, у меня теперь другая цель в жизни. Я хочу вернуть свою дочь! Вернуть невинное дитя, которое стало жертвой моей глупости, а еще трусости и жадности членов Клуба Калиостро! И ты должен мне в этом помочь!

Я знаю, что в вашем доме уже много лет хранится хрустальный ключ от зеркальной машины Калиостро. А не так давно мне стало известно, что ты нашел утраченный механизм в подземельях «Иллюзиона». И теперь заклинаю тебя, Александр, помоги мне попасть на ту сторону зеркала! Сделай это в память о нашей прежней любви. Я знаю, ты тоже ненавидишь меня за все то, что я совершила, но моя девочка не должна страдать за наши ошибки! Я отыщу своего ребенка, во что бы то ни стало! А если потребуется – отомщу за нее! Я смогу… ты знаешь, что это правда.

Во имя торжества справедливости, для достижения своих целей я превратилась в то чудовище, каким меня все считали! Я предавала, воровала и убивала… Чего греха таить? В Клубе Калиостро у всех есть свои скелеты в шкафу, так что я не испытываю ни малейших угрызений совести! Ради спасения Полины я готова на все.

Ты тоже считаешь меня монстром? Но я лишь такая, какой меня заставили стать. Родители, нелюбимый муж, правление Клуба Калиотро и ты, человек, предавший нашу любовь! Помоги мне, Александр, и я навсегда оставлю в покое тебя и членов твоей семьи.

Я знаю, вы с Казимиром Поплавским уже переходили на ту сторону. Прошу тебя, в следующий раз возьми меня с собой. Для меня это очень важно! Если ты откажешь мне, Александр, я не знаю, что тогда сделаю…

Я найду способ проникнуть в Зерцалию! Найду его… любой ценой! А ты знаешь: я не бросаю слов на ветер!

Письмо Виолетты Шадурской,

адресованное Александру Державину.

Адресатом получено не было.

Глава первая

СТЕКЛЯННЫЕ СТАТУИ «ИЛЛЮЗИОНА»

Снег ложился на землю крупными хлопьями, плавно опускаясь с серого, затянутого свинцовыми тучами неба. На площадях города уже ставили елки, в магазинах устраивали рождественские распродажи. В преддверии празднования Нового года горожане пребывали в приподнятом настроении, уже начав строить планы на дни отдыха. Однако Панкрату Легостаеву и Эмме Воробьевой было не до праздника. Молодые следователи департамента безопасности Санкт-Эринбурга, кутаясь в меховые куртки, наблюдали, как бойцы специального отряда полиции взламывают входные двери театра «Иллюзион». Площадь перед зданием была заполнена полицейскими машинами. После случившегося на старом кладбище, когда Панкрат и Эмма стали свидетелями невероятных событий, когда их шеф воочию увидел стеклянные осколки следователя Яблонского, они наконец получили ордер на обыск в театре и решили заняться этой историей вплотную. Руководство прислушалось к их словам. Как оказалось, они шли по правильному пути. В деле всплывало все больше и больше шокирующих подробностей. Все нити вели в «Иллюзион», и Панкрат подозревал, что началось все именно с обнаружения в подвале заброшенного театра тела исчезнувшего много лет назад Николая Назарова.

Вскрыть старинный замок массивной двери оказалось не под силу даже опытному специалисту. Прежние владельцы «Иллюзиона» охраняли свое имущество не хуже, чем в банковском хранилище. Панкрат и Эмма уже подумывали проникнуть в здание, выбив окна первого этажа, но тут рослый полицейский вставил в щель между дверью и косяком самую увесистую монтировку из всех, что нашлись в фургоне, и начал расшатывать замок. Дерево трещало, но все же не торопилось поддаваться. Массивные двери театра, покрытые витиеватой резьбой, были сделаны на славу.

– Похоже, это займет немного больше времени, – вздохнул Легостаев.

Эмма смахнула крупные снежинки с ордера на обыск, который держала в руке. Официальный документ разрешал взлом дверей всех запертых помещений. Его следовало предъявить владельцам здания, но, как оказалось, все они бесследно исчезли. Да, что и говорить, «Иллюзион» хранил в себе немало загадок.

– Сложно было получить разрешение Мерзликина? – спросила девушка.

– Вовсе нет, – ответил Панкрат. – С тех пор как он увидел осколки Яблонского, стал куда сговорчивее.

– Любой бы стал, – кивнула Эмма. Не так давно она вышла из больницы, и на ее виске все еще был приклеен белый пластырь. Она и сама теперь была готова во многое поверить. Особенно после того побоища на дворянском кладбище, в результате которого она и оказалась на больничной койке.

– Никогда прежде не видела ничего подобного, – призналась Эмма. – И знаешь, впервые в жизни… мне немного страшно.

– Мне тоже происходящее совсем не нравится, – согласился Панкрат. – Но мы должны во всем разобраться. Прекратить все это… Покончить с этим безумием.

– Как всегда, – вздохнула Эмма.

Дверь наконец с треском поддалась. Она распахнулась с такой силой, что полицейский с монтировкой не удержался на ногах и рухнул в сугроб, наметенный на мраморной лестнице. Товарищи тут же кинулись поднимать его.

Панкрат и Эмма вошли в пустой, холодный театр.

Морозный ветер, ворвавшийся в безлюдный вестибюль, поднял с пола целое облако пыли. Они не сомневались, что в здании сейчас никого нет. После их последнего посещения те подростки вряд ли снова сюда сунутся. Оно и к лучшему. Полицейские собирались осмотреть все здание, все помещения от подвала до гримерок, узнать, какие еще секреты скрывает старинный театр.

Панкрат разделял волнение и тревогу своей напарницы. Владельцы «Иллюзиона» бесследно исчезли при невыясненных обстоятельствах, а во всей этой истории фигурировали такие темные личности, что при воспоминании о них просто мороз по коже продирал. Оба следователя отлично помнили ту высокую блондинку в шубе и то, что она вытворяла на горящем кладбище.

Полицейские рассредоточились по зданию, в котором царила мертвая тишина. Строительные инструменты все так же в беспорядке валялись на полу. Когда все случилось, в здании полным ходом шел ремонт, и семейство Державиных строило большие планы на будущее. Все оборвалось, не успев даже начаться. Панкрат и Эмма не сомневались, что в этом театре произошло нечто ужасное и исчезновение Яблонского, Державиных и Назаровых – это все звенья одной цепи. А еще – с этим как-то связаны стеклянные люди, время от времени разлетающиеся на осколки, а также члены пресловутого дворянского собрания во главе со спесивой княгиней Ольгой Щергиной.

Обыск планировалось начать с подвала, где несколько месяцев назад было обнаружено тело Назарова, а немного позже того гигантского пса, который так напугал горожан в ночь лунного затмения.

Полицейские уже две недели следили за зданием театра, но в «Иллюзионе» никто не появлялся. Наблюдение было также установлено и за жилищем его владельцев. Молодой коллега Панкрата и Эммы Андрей Чехлыстов несколько дней дежурил в здании напротив особняка Державиных, но пока не заметил ничего подозрительного. Однако Панкрат нутром чуял, что кто-то обязательно нагрянет в опустевший дом.

Этот парень, Матвей Воронин, последний из семьи владельцев, с ним что-то было не так, в этом он был абсолютно уверен. Мальчишка-циркач, вооруженный настоящими боевыми мечами, скрывался в театре не случайно. Он не отваживался вернуться в свой дом, и Панкрат догадывался, по какой причине. Ведь они сами столкнулись там с Щергиной и ее телохранителем. Но теперь и путь в театр был ему закрыт, значит, Матвей скрывается где-то еще. Они бы хотели с ним пообщаться. Стоит ему только приблизиться к дому Державиных, Андрей сразу оповестит Панкрата. Они не собирались арестовывать парня, хотели лишь расспросить его о происходящем. Ему явно было известно очень многое, и он мог бы пролить хоть какой-то свет на всю эту чересчур запутанную историю.

Тем временем кто-то открыл двери, ведущие в зрительный зал. Новое облако пыли взметнулось к потолку вестибюля, полицейские закашлялись. Когда пыль немного осела, Эмма заглянула в помещение.

– Здесь темно, хоть глаз выколи, – сообщила она, обернувшись. – И ни одного выключателя на стене.

– Вообще-то свет в зале обычно включается из-за сцены либо из будки звукорежиссера, – сказал Панкрат. – Во всех театрах так.

– Откуда тебе это известно?

– У меня бабушка работала художником по свету. Я частенько бывал у нее на работе, когда родители уезжали.

Панкрат включил фонарик и посветил в черный дверной проем. И тут же едва не выронил его.

– Черт! – выдохнул он.

– Что это?! – побледнела Эмма. Полицейские подошли к распахнутым дверям. Панкрат вновь направил луч фонаря в темноту зрительного зала.

В центральном проходе между рядами кресел стояли люди. Они не шевелились. Панкрат медленно двинулся вперед. Луч фонаря то и дело выхватывал из мрака испуганные лица, широко раскрытые, поблескивающие в темноте глаза. Это были стеклянные статуи, сделанные с фантастическим мастерством! Их покрывал толстый слой пыли, с одежды клочьями свисала паутина. Но одежда была настоящей! Из ткани и кожи! Панкрат вдруг ощутил сильную дрожь в коленях.

– Это ведь люди! – подтвердила его догадку Эмма. – Пропавшая труппа цирка… Такие же… Каким стал Яблонский!

В темном зале стояли почти четыре десятка человек разного возраста, все застывшие. Среди них были молодые мужчины и женщины, подростки лет пятнадцати – семнадцати, несколько людей достаточно зрелого возраста. И все они были стеклянными!

– Похоже, мы действительно нашли пропавших циркачей, – сдавленно проговорил Панкрат.

Один из криминалистов при виде стеклянных фигур даже выронил папку с документами. Хлопок в пустом зале прозвучал словно грохот выстрела, все невольно вздрогнули.

– И что же прикажете с ними делать?! – нервно спросил он. – Оставлять их здесь нельзя.

– Но они, похоже, стоят здесь уже довольно долго, пожалуй, несколько недель, – тихо произнес Панкрат.

– Предлагаете снова все закрыть и опечатать здание? Но это как-то… не по-людски! Их нужно осмотреть в наших лабораториях!

– Да-да, конечно, – поспешно кивнула Эмма. – Нужно вывезти их отсюда. Но сделайте это очень аккуратно! Когда-то эти люди были живыми.

Она взглянула на Панкрата и добавила вполголоса, чтобы ее мог расслышать только он:

– И кто знает, может, они все еще могут вернуться к жизни. Ведь Яблонский мог…

– Интересно, сколько времени он водил всех за нос? – вдруг спросил Панкрат. – Притворялся обычным человеком.

– Организуйте транспортировку так, чтобы ни один волосок не упал с их головы, – попросила Эмма.

– Не волнуйтесь, мы все сделаем, – кивнул командир полицейского отряда.

Первый шок у сотрудников полиции прошел, и все вернулись к своим обязанностям. Обыск здания продолжился, а к дверям театра вскоре подъехало несколько полицейских грузовиков. Стеклянные статуи бережно заворачивали в толстые войлочные одеяла, выносили из «Иллюзиона» и грузили в фургоны.

Напротив театра на крыше дома на заснеженном бетонном парапете стояли Матвей Воронин, Никита Легостаев и Артем Бирюков. Матвей, несмотря на сильный мороз, так и ходил в джинсах и короткой кожаной курточке. В длинных волосах парня виднелись запутавшиеся снежинки, рюкзак с мечами висел у него за спиной. Никита в черной меховой парке и кожаных штанах сидел на корточках, упираясь руками в парапет, на самом краю крыши. Он словно приготовился к прыжку. Артем в зимней куртке, меховой шапке и теплых брюках дрожал от холода рядом. Он был не из стекла и не принадлежал к роду оборотней, поэтому ощущал и сильный пронизывающий ветер, и крепкий мороз, но, стараясь сохранять самообладание, стоически все переносил. Ребята сосредоточенно смотрели вниз, наблюдая за погрузкой статуй в полицейские машины. Матвей лишь хмурил густые брови, чувствовалось, что он сильно переживает, хотя и старается не показывать вида. Никита с любопытством наблюдал за полицией. Артем же думал, что еще немного, и он превратится в гигантскую сосульку.

– Они нашли их, – убитым голосом произнес Матвей. – Нашу труппу.

– Рано или поздно это должно было случиться, – отозвался Никита. – Панкрат очень умный и дотошный, настоящий следователь! Надо признать, что он всегда все выясняет. Потому-то я и стараюсь лишний раз не показываться ему на глаза.

– П-повезло тебе с братцем! – вздохнул дрожащий Артем.

– Двоюродным! – поправил его Никита.

– Н-неважно! Главное – приходится хранить секреты даже от домашних, а не только от друзей.

– Они что? Заберут их в Департамент безопасности? – поинтересовался Матвей.

– Да это и к лучшему – успокоил его Артем. – П-по крайней мере там до них не доберутся эти маньяки из Клуба Калиостро. Ведь в театр они могли нагрянуть в любой момент!

– И все же мне не нравится, что в это дело вмешалась полиция. Интересно, что они обо всем этом думают? Мы ведь никогда бы не поверили во все происходящее, если бы сами не влипли в эту историю по уши.

– А мне кажется, что полиция в курсе необычных событий, творящихся в Санкт-Эринбурге, – тихо сказал Никита. – Время от времени в городе происходят такие вещи, которые трудно объяснить с рациональной точки зрения. Да еще ходят слухи о всяких невероятных вещах. Полицейские наверняка знают о происходящем, хотя и стараются все скрыть. Их задача расследовать такие дела и делать это по-тихому, чтобы горожане ни о чем не догадывались.

– Но почему? – спросил Артем.

– Чтобы не началась паника.

– Невероятные вещи? Как, например, существование оборотней? – спросил Матвей.

Никита молча кивнул, не сводя прищуренных глаз с полицейских фургонов внизу.

– Но вы же всегда стараетесь держаться в тени?

– Стараемся. Но не всегда это удается. А началось все с проклятого Штерна. До того как он начал проводить свои эксперименты, оборотни жили тихо и спокойно, и об их существовании никто даже не догадывался.

– Что же он натворил? – спросил Матвей.

– Долго рассказывать, – уклончиво ответил Никита. – Да и не время сейчас.

– Если учесть, что Штерн состоял в Клубе Калиостро, то наверняка ничего хорошего, – хмыкнул Матвей. – Знаешь, я благодарен тебе за все, что ты делаешь, Никит. Но все же… Ты уже столько времени помогаешь нам, а сам ведь так и не узнал ничего нового о профессоре Штерне. К чему тебе все это? Ты можешь уйти в любой момент.

Никита повернулся к Матвею. Его зрачки сузились, словно у кошки.

– А может, я не хочу уходить. Вы отличные ребята, – тихо начал он. – Но влезли в очень опасное дело. Я просто знаю, что могу оказаться вам полезным, потому и хочу довести начатое до конца. Если я уйду сейчас, а с вами что-то случится… Я себе этого не прощу. К тому же Клуб Калиостро был тесно связан со Штерном, и я все еще могу найти какую-нибудь интересующую меня информацию. А потому я с вами. До конца.

Матвей и Артем посмотрели на него с искренней благодарностью.

– Главное, чтобы о моем участии не узнали Ирина и Дасова, – усмехнулся Никита. – Проблематично будет все им объяснить.

– Об этом не беспокойся, – заверил его Артем. – Кажется, Клепцова поверила, что ты с нами больше не тусуешься. А Маринке это безразлично. Она классная девчонка и умеет хранить наши секреты.

– Твой страх перед Ириной, – хохотнул Матвей. – Это так смешно!

– Она сильна, как десять миллионов мужиков! – заявил в свое оправдание Никита. – Ее боится половина школы! Как не опасаться такой громилы? Но больше я опасаюсь, что мой секрет раскроется. Неизвестно, как отреагирует на это Клепцова. Она ведь журналистка до мозга костей! Еще захочет выложить про меня информацию на своем сайте городских легенд, а мне это точно выйдет боком!

– Она так не сделает, – заверил его Матвей.

– Но все же лучше не рисковать, – решил Никита. Наконец один из фургонов, стоящих у театра, полностью заполнили стеклянными фигурами. Машина отъехала, и ее место тут же заняла другая.

– А где ты сейчас скрываешься? – спросил Никита Матвея.

– Какое-то время жил у Артема, пока его родители и брат были в отъезде. Сейчас подумываю вернуться в дом Державиных, – ответил Воронин.

– Но это может быть опасно. Там же паслись наемники Клуба Калиостро! Может, тебе стоит принять приглашение Феофании и пожить у нее?

– Ну и что? Они узнали, что в доме нет ничего интересного, и вряд ли еще туда сунутся. А что до Феофании… Меня немного пугает эта женщина, – неохотно признался Матвей. – Она искренне хочет помочь, но ее связь с Клубом Калиостро напрягает меня. Мне становится не по себе, когда мы остаемся с ней наедине. Не знаю, связано ли это с моим нынешним состоянием, но я прямо ощущаю, как от нее исходит какая-то темная энергия. Как и от всех тех, кто причастен к оккультным делам.

– Без нее нам все равно не справиться, – хмуро заметил Артем. – Только она четко знает, что делать. Хотя и не все нам говорит.

– Хорошо, что хоть кто-то знает, что делать! Одно зеркало уже у нас, – рассуждал Никита. – Другое у Клуба. Осталось найти третье. Но что потом? Уничтожить зеркала мы не можем, они тут же восстанавливаются…

– У Феофании наверняка есть какой-то план, – подтвердил Матвей. – Она сказала, что обо всем сообщит нам, как только все выяснит до конца. Потому-то и сидит день и ночь над разными книгами по черной магии. А нам бы только выяснить, где хранится третье зеркало Трианона…

– Я прослушал все записи Сухорукова, – оживился Артем. – Он ни единым словом не обмолвился о том, куда спрятал третье стекло. Даже не намекнул! Если Клуб Калиостро доберется до зеркала раньше нас, это будет очень скверно!

– Феофания упоминала, что у нее есть свой человек в дворянском собрании, – сказал Воронин. – Иногда он снабжает ее информацией, так что как только они что-то выяснят, мы тут же обо всем узнаем.

– Какая полезная женщина! – усмехнулся Никита.

В этот момент в кармане Матвея зазвонил мобильный телефон.

– А вот и она, – сказал он, взглянув на дисплей, и включил громкую связь. – Здравствуйте, Людмила.

– Добрый день, – сухо ответила гадалка. – Ребята, вы сейчас где?

– Около «Иллюзиона», – ответил Матвей. – Полиция обнаружила статуи моих друзей по цирку. Они забирают их куда-то…

– О, – удивилась Людмила Феофанова. – Но возможно, сейчас это даже кстати. Зато дворянскому собранию до них не добраться. Гертруда не сможет. Я удивлена, почему она до сих пор не поступила с ними, как с теми стеклянными рыцарями в поместье Сухорукова.

– Видимо, пока у нее другие заботы! – предположил Артем.

– Вам удалось что-то выяснить? – спросил Никита.

– Поэтому я и звоню. Вы можете приехать ко мне прямо сейчас? Разговор не совсем телефонный.

– Конечно, – пообещал Матвей.

– Тогда жду вас у себя. – И Феофания отключила связь. Матвей убрал телефон в карман куртки и взглянул на Артема:

– Ты с нами?

– Нет уж, увольте, – замахал руками Артем. – Я поеду в редакцию газеты. Ирина ждет от меня помощи – надо верстать новый номер газеты, а если я снова откажусь, она запрет меня в шкафчике в раздевалке и будет держать там до тех пор, пока я не запрошу пощады. К тому же мы так давно не обновляли наш сайт! Пришла пора рассказать миру о всей чертовщине, что творится в нашем городе!

– А ты? – Матвей обернулся к Никите.

– Я поеду, – кивнул Легостаев. – На сегодня у меня нет никаких планов.

– Отлично, – обрадовался Матвей.

– Расскажете потом, чем дело кончилось, – сказал Артем.

Они в последний раз взглянули на полицейские фургоны, которые медленно заполнялись стеклянными фигурами циркачей, и направились к двери, ведущей на чердак здания.

Глава вторая

ЗАЛ ВИТРАЖЕЙ

Момент, когда Магистр решил испытать магические способности Катерины, настал спустя несколько дней после прибытия Державиной и ее новых друзей в тайную цитадель ордена Созерцателей. Об этом было объявлено накануне, поэтому все желающие посмотреть собрались заранее в большом каменном зале с колоннами и занимали места на трибунах вдоль стен.

С самого приезда Катерина не теряла зря времени. Она тренировалась с Владом, а иногда и с самим Магистром, они фехтовали, упражнялись в верховой езде, но что конкретно ее ожидало на испытаниях – этого Катерина не знала. Магистр частенько твердил о том, что она не такая, как все, но девушка не ощущала в себе особых перемен. Темная сила, которая проявилась в ней во время сражения в подземном некрополе Норд-Шпигеля, за все это время не давала о себе знать. Катерина втайне надеялась, что этого больше не случится, что теперь она самая обыкновенная девушка, но Магистр почему-то не разделял ее уверенности.

– Темный Гламор не уходит просто так, – заявил он. – Однажды проявившись, он тебя больше не оставит. Этот темный дар со временем становится только сильнее и вскоре может завладеть тобой полностью. Очень важно научиться контролировать его, пока он сам не начал контролировать тебя. Именно так случилось с членами Флэш-Ройяля.

Его слова пугали Катерину, поэтому она и тренировалась, не жалея себя. Тем более все дисциплины были ей с детства знакомы. Фехтовать она умела, но Влад учил ее биться на мечах. В Зерцалии рапиры и шпаги были не в ходу. Тем более гадкая Маура сломала ее любимую рапиру, а раздобыть новую здесь не представлялось возможным. Вместо рапиры Влад подарил Катерине длинный меч с узким лезвием, и она отрабатывала приемы с Алексом либо с Андреем. Катерина уже многому научилась, это отмечали и ребята, и сам Магистр.

Тайное убежище Созерцателей, ставшее временным приютом для Катерины и ее друзей, располагалось высоко в горах, посреди дремучего непроходимого леса. Огромный храм, стоявший здесь с незапамятных времен, казалось, вырастал прямо из темных скал. В его гигантском куполе были сделаны огромные отверстия, через которые на большую каменную площадку приземлялись воздушные корабли повстанцев. В глубь скалы уходило множество извилистых коридоров, настоящий лабиринт, где располагались подземные пещеры, в которых и обитали Созерцатели.

Со стороны храм казался древними, давно заброшенными развалинами, никто и представить не мог, что в глубине, под землей, кипит жизнь. В подземных залах постоянно шли тренировки. Юные воспитанники, которых Созерцателям удалось спасти от приспешников Властелинов, учились сражаться с противником, применяя оружие и свои необычные способности. Старики – члены ордена, носившие длинные темные мантии, рассказывали ученикам о легендах и подлинных событиях в Зерцалии, об истории создания самого ордена. Именно от них Катерина узнала немало интересного. Некоторых молодых Созерцателей обучали искусству воздухоплавания, ведь в подземном храме имелся свой небольшой флот кораблей. Особенно этому радовался Алекс. Он-то всю жизнь считал, что Созерцатели уничтожены, что и он, и мать Катерины Марго – последние представители этого славного клана. А оказалось, что Созерцатели не только сумели выжить, но их становилось все больше и больше. Тайные агенты искали их по всей Зерцалии и собирали в убежищах, подобных этому. Под самым носом у Властелинов росла мощная, настоящая армия Сопротивления. Катерина случайно узнала, что только в этом храме обитает почти пять сотен Созерцателей самого разного возраста.

– Почему же вы все еще не выступили против Властелинов? – спросила как-то Катерина у Влада.

– Подходящий момент еще не наступил, – уклончиво ответил тот. – Но он близится. Нас останавливает лишь пророчество о Сестре Тьмы. Мы не совсем понимаем, о чем именно оно предупреждает. Появление этой девушки может как спасти нас, так и навсегда уничтожить.

– Вы считаете, что речь идет обо мне?

– Пока все указывает на это. Потому-то Магистр и оказывает тебе такое внимание, Катерина.

Девушка и сама это понимала. Но она не могла понять, каким образом может повлиять на исход будущей схватки. Она – обыкновенная школьница и циркачка с Земли! В ней нет ничего особенного, что бы ни говорили окружающие. Может, в будущем и должно произойти нечто, что навсегда ее изменит? Вот этого Катерина как раз и боялась больше всего.

На душе у девушки было неспокойно. Все твердили об ее исключительной роли, о том, что ей нужно учиться и тренироваться. А она уже который день хотела лишь одного – хоть ненадолго, но вернуться домой. Обнять Матвея, повидаться с ребятами. Она бы давно сделала это с помощью того же Алекса, да только в подземном храме совсем не было больших зеркал, через которые можно было пройти. От них давно избавились из соображений безопасности. Обитатели горного храма использовали в быту маленькие зеркальца, через которые на их территорию не смогли бы проникнуть прихвостни Демонической Пятерки. Вот почему при всем своем желании Катерина не могла совершить путешествие обратно на Землю, а ее так тянуло домой. Она чувствовала, что там происходит что-то неладное. Матвея в зеркале она видела, с ним, похоже, все в порядке. А что с остальными? И чем занимаются члены Клуба Калиостро? Эти злодеи явно не сидят сложа руки.

Она поговорила об этом с Магистром.

– Здесь есть большие зеркала, – с улыбкой сказал он. – Ведь мы Созерцатели! Как бы мы без них обходились? Но они скрыты глубоко в подземельях, в закрытых пещерах. Мы пользуемся ими только при крайней необходимости. Я понимаю твое желание увидеться с друзьями, Катерина. Сразу после испытания ты и Алекс совершите переход на Землю. Но ненадолго, – сразу предупредил он.

– Конечно! – обрадованно кивнула Катерина. – Я все понимаю!

У нее появился еще один повод ожидать это самое испытание.

Андрей и Вера тоже принимали участие в тренировках, Катерина их почти не видела. София, Елена, Рива и Данил от них не отставали и целыми днями пропадали в учебных и тренировочных залах.

Игорь Назаров не отставал от них и делал успехи в сражении на мечах и рукопашном бою, но он очень сильно переживал из-за очередного предательства Наташи. Катерина прекрасно это понимала, хоть он и старался не показывать вида. Имя Наташи иногда всплывало в разговорах, и в такие моменты Игорь становился мрачнее тучи. Наташа похитила Тетрагон и скрылась вместе с ним в неизвестном направлении. Кто-то видел, как в ту ночь она сошла с корабля, прижимая колдовскую книгу к груди, и направилась в лес. А вскоре поляну осветила холодная голубая вспышка магического зеркала. Наташу, несомненно, там ждали, и она выполнила чью-то просьбу. Но чью? На чью сторону она встала в этот раз? Катерина не хотела даже думать об этом. Очередное предательство бывшей подруги и ее здорово выбило из колеи.

Игорь же пытался отвлечься от грустных мыслей, постоянно совершенствуясь в фехтовании. Он неплохо научился отбивать удары, но до совершенства ему было еще далеко. Алекс неустанно подтрунивал над ним, что нередко выводило того из себя. Но он продолжал упорно тренироваться, не давая себе поблажек. Как ни странно, но о возвращении домой Игорь даже не заговаривал. Несмотря на все испытания, ему нравилось в Зерцалии. Возможно, он хотел сначала отыскать свою сестру и вместе с ней вернуться на Землю?

Он скучал по Наташе, это было видно невооруженным взглядом. Какие бы неприглядные поступки она ни совершила, прежде всего она – его сестра. Он хотел найти ее, увидеть снова.

Как и Катерина мечтала увидеть Маргариту. Теперь, когда все прояснилось, когда она узнала, что вовсе не родная мать пыталась убить ее в детстве, девушка чувствовала сильные угрызения совести. Раньше она не знала, как относиться к Марго, не понимала причин ее поступков, но теперь все встало на свое место.

1 2 3 4 5 6

www.litlib.net

Читать онлайн книгу «Скорпион его Величества» бесплатно — Страница 1

Владимир Сухинин

Скорпион его величества

Как ночь рождает тьму,

И как огонь к теплу нас манит.

Смирись! Прими свою судьбу

И Скорпиона знак, что остро жалит.

Ария императора.Лигирийский императорский театр

Пролог

Десять всадников на быках приблизились к лагерю свидетелей Худжгарха. Один из них поднял руку и остановился. Остальные, следуя команде, натянули поводья, сдерживая боевых лорхов, и тоже остановились. Поднявший руку внимательно всмотрелся. Перед ним был не воинский лагерь, а нагромождение фургонов, расставленных в полном беспорядке. Он скорее напоминал табор беженцев от войны. Не было обычных разъездов, которые должны были уйти на полдня от лагеря и вести разведку. Часовых на своих постах тоже не было, сам лагерь стал вдвое меньше, и было понятно, что часть орков покинули его. Лагерь свидетелей был запущен и представлял жалкое зрелище. Не воинский лагерь, а стойбище козлопасов, подумал Грыз. Более оскорбительного прозвища для воинов не существовало. Когда видели орка в плохом снаряжении и с оружием, которому он не уделял должного внимания, то его презрительно называли козлопасом. Коз пасли самые никудышные рабы, которым не доверяли ничего другого, они были вечно голодные, грязные и оборванные.

Было видно, что в середине лагеря собралась большая толпа и слушала очередного проповедника. Грыз помнил, как не так давно такие проповедники вещали от имени Худжгарха и смущали умы орков. Они появлялись толпами, как грибы после дождя, и пытались учить и вести за собой толпу. На тот момент последователи Худжгарха были как стадо лорхов, без вожака. Нечто подобное происходило и сейчас.

Грыз снова дал отмашку, и отряд шагом двинулся дальше. Орк брезгливо поморщился, когда увидел под ногами неубранный навоз от лорхов. «Неужели сюда собрались только самые недостойные?» – подумал он. Он пригляделся к бунчукам племен. Техколо, самарард, чивчаки и еще десяток таких же достойных уважения племен. Но грязь под ногами и спящие под повозками орки, безразличные ко всему, у Грыза вызывали протест. Он недоумевал, как за такой короткий срок воинский лагерь в походе – а именно таким он оставлял его – превратился в стоянку пастухов, обросшую нечистотами. Он ехал вдоль шатров, у которых и там и сям сидели орки и курили какую-то траву. Некоторые были неподвижны как статуи, уставившись пустыми глазами перед собой.

У первого встречного орка, который лениво шел мимо, не замечая приезжих, он спросил:

– Что делают эти воины? – Грыз пригнулся к луке седла и указал плетью на куривших.

Орк посмотрел на сидящих, следом так же лениво перевел взгляд на Грыза.

– Они познают истину, заблудший. – Тон и выражение лица орка не давали повода сомневаться, что он относится к Грызу и сопровождающим его воинам с презрением, что было само по себе странно. Грыза хорошо запомнили все последователи, его авторитет был непререкаемым, а отсутствовал он всего ничего.

– Ты меня знаешь? – на всякий случай спросил он орка. Может, он из новых и не видел предводителя последователей Худжгарха.

– Ты Грыз заблудший, – усмехнулся все так же с ленцой орк. – Чего тебе надо?

– А где Шаргныз, которого я оставлял за себя? – спросил Грыз.

Орк зло посмотрел на своего бывшего предводителя.

– Этот неверный убит, – ответил он и, презрительно сплюнув под копыта его лорха, пошел дальше.

– Неверный? – удивленно повторил Грыз и приказал: – Быть готовыми к нападению! Странные дела творятся нынче здесь. Поехали, послушаем этого проповедника. – И он ударом пяток подстегнул быка.

Толпа стояла плотно и благоговейно слушала, как вещал с телеги невысокий худощавый орк. Телегу окружил десяток воинов, которые не подпускали толпу близко к говорившему. Орк хорошо поставленным голосом просвещал слушателей:

– И увидел тот, имя которому Отец наш, что орки ослабли духом, стали мягкие, как души женщин, и вознегодовал. Послал он Меч свой карающий для вразумления детей своих. Чтобы кровью укрепить сердца их, чтобы телами братьев своих выстелили они дорогу храбрости и мужества к сердцам верных. Как имя этому Мечу? – заорал проповедник и приложил руку к уху.

Толпа разноголосо прокричала:

– Худжга-арх!

– Не слышу! – повторил проповедник, и толпа уже сплоченнее и громче заорала:

– Худжга-арх!

– Кто он? – так же громко прокричал, вопрошая, проповедник.

Грыз оглядел собравшихся, их глаза горели фанатичным огнем, и они, по всему было видно, верили тому, что говорил худой орк, стоявший на телеге.

– Он – Меч, карающий неверных! – в один голос ответила заведенная толпа.

– Воздадим же ал-лая нашему господину! За то, что он вспомнил о нас и послал вразумление! – снова во все горло заорал тщедушный проповедник, и крик его громом разнесся по лагерю.

Толпа подхватила этот крик и, подняв руки, заорала:

– Ал-лая! Ал-лая!

– Дети неразумные, – продолжил проповедник, – я поведу вас к величию и бессмертию! Это трудный путь, он требует самопожертвования, и только самые верные достигнут его. А все сомневающиеся, слабые станут хворостом для костра святой мести. Вы хотите стать таким хворостом? – снова усилив голос, вопросил проповедник.

И толпа, впавшая в экстаз, в едином порыве закричала:

– Не-эт!

Орк вытащил из поясной сумки горсть самокруток и кинул их в толпу.

– Дым просвещения поможет избранным познать правильный и единственно верный путь, – сопроводил он бросок словами.

По толпе прошло судорожное движение, и разлетевшиеся самокрутки расхватали, отталкивая друг друга, счастливчики. Орк между тем продолжал завывать, подняв руки к небу:

– Открой мне знания, господин мой!

Грыз перекинул ногу через седло и, поудобнее усевшись, подтянул колено к груди. Посмотрел на небо и снова обратил взгляд на застывшего проповедника.

– Жулик, – негромко сказал он.

Толпа примолкла, и его тихие слова были хорошо слышны в установившейся после драки за самокрутки тишине. На него с негодованием стали оборачиваться ближайшие слушатели.

– Ал-лая! – вдруг завопил проповедник во все горло, и толпа, ожидавшая какого-то чуда, вздрогнула.

Грыз внимательно оглядел лица слушателей. На них было выражение восторга, но глаза были пусты.

– Мне открылось небо! – опустил руки проповедник.

Грыз перевел взгляд на него.

– Ал-лая! – заревел тот.

И толпа в едином порыве бешено заорала:

– Ал-лая! Ал-лая!

Дождавшись, когда крики смолкнут, проповедник продолжил:

– И голос с небес мне сказал: «Иди к детям заблудшим моим и научи их любить меня. Кто будет любить брата, жену, или мать, или дитя свое больше меня, тот недостоин меня!» И вот я пришел испытать вас, не сам пришел, господин наш послал меня. – Он оглядел горящим взором собравшихся. – Есть ли среди вас те, кто хочет показать свою веру?

– Есть, учитель! – ответил громко кто-то, и, расталкивая толпу, к телеге пробился старый орк, таща за собой связанного юношу.

– Это младший сын мой, – дернул он веревку, и молодой орк упал на колени. – Неверующий он, меня соблазняет, чтобы ушел я и бросил господина нашего. Я хочу принести его в жертву.

– Вот достойный пример для подражания, братья! – показал на пожилого пальцем проповедник. – Воздадим господину нашему ал-лая и поддержим брата на пути его праведном.

Толпа заревела, повторяя:

– Ал-лая! Ал-лая! Ал-лая!

Грыз, смотревший до этого с ироничной улыбкой на представление худого, понял, что шутки закончились. Здесь под личиной свидетеля Худжгарха стоял самозванец и творил невообразимое. Что могло случиться с орками, что они потащили на жертвенник своих детей? И он, перекрикивая шум толпы, заорал:

– Стоя-ать!

Орки, окружившие телегу, оглянулись, и их крики смолкли. Они удивленно воззрились на Грыза, который в гневе смотрел на них.

– Остановитесь, орки, разве вы не видите, что вас обманывают! Это не свидетель Худжгарха, он его и не видел никогда.

Но толпа в ответ зароптала. Орк, стоявший на телеге, взмахнул рукой:

– Тише, братья, здесь у нас заблудший. Он не познал еще истину и не видел силу, дарованную Худжгархом, нам, его верным последователям. Если ты смел, воин, то выйди и сразись с одним из нас. – Он показал на орков, охранявших телегу. – Пусть победа достанется тому, кто прав, – вкрадчиво сказал проповедник. Довольный, он свысока смотрел на собравшихся. – Мы поступаем по нашим освященным творцом обычаям. Не так ли, братья?

– Так, учитель! – снова завопила толпа.

Грыз окинул быстрым, цепким взглядом собравшихся. Возбужденные орки с пустыми глазами обступили отряд Грыза и готовы были разорвать их. По всему было видно, этот проповедник применяет какую-то мерзкую волшбу.

– Я лучше призову молнию с неба, откуда к тебе пришел голос, незнакомец, и посмотрим, ответит ли оно мне. – Он оскалил клыки, вытянул руку и крикнул: – Молния, все разом!

И десяток молний ударили по телеге с неба. Часть из них попала в проповедника, а часть прошлась по его охране. Сверкнул щит. Орк упал, но тут же, шатаясь, поднялся. От него шел дым и пахло паленой шерстью. Молнии пробили защиту, но, ослабленные, только оглушили проповедника. Он стоял покачиваясь, и все, кто были вокруг повозки, увидели, что вместо орка-учителя поднялся серый демон. Его хвост бешено стегал по телеге. Он помутневшими глазами оглядел толпу, тычущую в него пальцами, посмотрел на свои руки и, вдруг поняв, что разоблачен, ловко извернулся, спрыгнул с телеги и опрометью, длинными скачками бросился бежать.

Толпа в страхе раздалась в стороны и пропустила его. Но тут тонко тренькнула тетива, и стрела вонзилась ему между лопатками. Раздался оглушительный взрыв, голова демона высоко подлетела вверх и, вращаясь, стала падать. В полной тишине она упала и подкатилась к ногам спешившегося Грыза. Он наступил на нее сапогом и остановил движение. Потом с силой ударил ногой и снова отправил голову в полет. Спокойно подошел к молодому орку и, разрезая веревки, которыми тот был связан, с грустной усмешкой сказал:

– Хорошего вы выбрали себе учителя, орки, прямо из преисподней.

Глава 1

Провинция Азанар

Овор в последнее время от обилия девушек, привезенных Ирридаром, терялся.

Он никак не мог предположить, что тот в свободное время займется тем, что будет спасать девиц. Ладно, предки с ними. Пусть спасает. Но он тащит их в поместье! Создавая двусмысленную, неопределенную ситуацию. Кем они стали для него и кем он стал для них? Этого не знали сами девушки и не говорил Ирридар. Он их привез, оставил и скрылся, а дядька должен был решать непосильную задачу, как заставить их мирно сосуществовать. Ситуация осложнялась завуалированным, а то и явным соперничеством. Вирона на дух не переносила Ринаду, та отвечала ей взаимностью. Они даже пытались перещеголять друг друга нарядами, но Лианора быстро это пресекла и выдала всем одинаковые платья. На робкие возражения она только приподняла левую бровь, и возмущение сразу угасло. Потом появилась эта очень странная черная красавица. Она не спорила, не старалась первенствовать. Не стала участвовать в этой подковерной борьбе, не стала становиться на чью-либо сторону, хотя хитрая берка пыталась сделать ее своим союзником. Она занялась магической защитой поместья и как-то естественно взяла на себя обязанности главы охраны. Ветераны-нехейцы убедились в ее профессионализме и спокойно, без возражений приняли ее старшинство. Здесь сказалось еще устройство общества нехейцев, где женщины часто возглавляли отряды самообороны селений, будучи избранными старостами. Поэтому у стариков не было проблем в том, чтобы признать женщину главной. Даже наоборот, они с гордостью называли ее «наша тана командир». Она установила следящие артефакты, усилила мины и наполнила ров хитроумными ловушками. Черная ловко орудовала кинжалами и владела неизвестными здесь приемами рукопашного боя. Деды готовы были идти за ней в огонь и воду и между собой считали ее нехейкой. Но в то же время ее необычная красота и нежность, с которой она вспоминала Ирридара, выводили из себя остальных двух девушек. Особенно часто бунтовала берка. Если Вирона работала в трактире, а Чернушка была вообще начальником, то положение берки было самым незавидным. Она была свинаркой. Ухаживала за поросятами и убирала за ними.

– Дядя Овор, – периодически плакала она, – я больше не могу. Этот запах меня всюду преследует, от меня ужасно воняет, и я чувствую, что сама скоро превращаюсь в свинью.

Овор тяжело вздыхал и обращал свой грустный взор на спасительницу-дворфу. Та не знала сомнений и всегда спокойно говорила:

– Дорогая, ты заблуждаешься. Поверь мне, ты всегда пахнешь как полевой цветочек. Хочешь пойти в трактир подавальщицей?

Ринада в ужасе замахала руками, вспомнив первый и единственный день, когда она «вышла в свет». Посетители ее сразу заметили, и один дворянин тут же силой усадил ее себе на колени. Недолго думая рукой залез ей под юбку. Ринада взревела как морская сирена и укусила нахала за нос. Потом огрела кружкой по голове и, когда тот упал, бросилась бежать от его охранника. Скандал тогда еле замяли, выплатив приличный откуп.

– Дело в том, что ты, дорогая Ринада, ничего не умеешь делать. Посуду мыть ты отказалась. В трактире работать не хочешь, остаются только поросята или работы в саду.

– Я не могу работать в саду, – ответила берка, – там этот ужасный пруд. Мне страшно. Научите меня сражаться на мечах, я в охрану пойду.

– Ринада, – мягко сказал Овор, – учить воинскому искусству вас уже поздно, это надо было делать с детства. Может быть… – Он замялся. – Не подумайте плохого… что я вас гоню. Но, может быть, вам лучше будет взять денег… я дам достаточно, чтобы вы могли прожить, – поспешно добавил он, – пока не устроитесь. И уехать?

Берка затравленно огляделась:

– Нет, тан Овор, я лучше останусь с поросятами.

Жизнь в поместье протекала вроде бы мирно, но, как серый страж, Овор отчетливо чувствовал разливающееся в воздухе напряжение. Это тревожило его и не давало обрести покой. Для него стало сильным потрясением, когда воспитанник в очередной раз привез девушку.

Он взглянул в ее черные блудливые глаза и обмер.

«Это конец, – подумал он. – Девочки сейчас сорвутся с цепи, на которую их посадила дворфа, и устроят погром».

Именно это и случилось. Смелое, откровенное заявление приезжей возмутило всех, в том числе и черную начальницу охраны, и орчанку, которая помогала в трактире наводить порядок. Уж к ней-то не лез ни один аристократ или подвыпивший наемник. Жезл за поясом, длинный кинжал, горящие яростью глаза и клыки отбивали желание у любого охочего до сладкого. С ней также не спорили охранники из оставшихся наемников. Мага Овор наградил и отпустил. Бывалые ребята сразу поняли все плюсы ее командования. Им теперь не было необходимости вмешиваться в разборки с дворянами. Достаточно было появления таны Ганги, и все склоки и драки прекращались сами собой. Никто не хотел связываться с орчанкой. Был, правда, один глупец, что пожелал удовлетворения, но после того, как она на дуэли отрубила ему руки, авторитет девушки взлетел до небес.

Овор сидел тихо в уголке, пока молодой Аббаи делал внушение женской половине поместья, и с небольшим расстройством в чувствах размышлял. Наивный юноша подарил надежду девушкам, пусть не сознательно, а из благородства, не преследуя далеко идущие цели. Но он опрометчиво сам поставил их в такое сомнительное положение и теперь хочет их лишить этой надежды, которую каждая из девушек взлелеяла в своей душе, может быть, даже украдкой от самой себя. И конечно же не смогла удержать в тайне с появлением еще одной смазливой мордашки.

Овор незаметно приглядывался к стоявшей за спиной орчанки девушке. И чем больше он думал и подмечал ее жесты, то, как она смотрит, стоит и двигается, тем явственнее понимал, что она больше подходит для шпионки, любовницы, тайного убийцы или телохранителя, но никак не годится на роль служанки. Вернее, роль служанки она могла играть в совершенстве, но он-то был обучен выявлять именно таких вот служанок. Имя странное – Рабэ, что за имя такое? Овор, погрузившись в свои мысли, особо не прислушивался к тому, что говорил Ирридар. А тот встал и ушел, словно разрешил все проблемы. Нет, он их только усугубил, подумал дядька и вздохнул, но, так как он сделал это несколько громче, чем надо было, на него обратили внимание. Орчанка, произнеся:

– Значит, так, слушайте… – замолчала и в упор уставилась на него.

Овор понял, что девушки решили все взять в свои руки и он им только мешает. Встал и, прощаясь, сказал:

– Вы, девушки, простите, но у меня дела, надеюсь, разберетесь тут без меня.

Девушки в полном молчании глазами проводили Овора и обратили взоры на орчанку.

– Значит, так, слушайте, – повторила она. – Не скрою, Ирридар меня выиграл как приз, но за это он получил право основать свой род, и я в него вошла как невеста. Он не может отказаться от меня, если я не нарушу правила приличия и не изменю ему. Поэтому он обещал жениться. – Она замолчала, обдумывая, как преподнести неприятную для нее правду, но все же продолжила: – Если я выполню его условия. – Она снова замолчала, прикидывая, что можно сказать, а о чем лучше умолчать.

– Какие условия? – не выдержала берка.

Орчанка наконец решила для себя, что можно говорить, а что нет, и продолжила:

– Это не важно, хотите, у него спросите. Я же в ответ выставила свои условия.

Девушки жадно внимали ей, желая услышать откровения.

– Условия такие. Я дам согласие на других жен, если они будут красивые. – Она оглядела всех, и их щеки стали пунцовыми. Видимо, каждая примеряла на себя наряд невесты, определяя, насколько она соответствует эталону красоты. – Если они будут послушны ему, покажут свое искреннее уважение… – Она с усмешкой посмотрела на каждую в отдельности и закончила: – И если я увижу, что они его искренне любят.

В столовой воцарилась тишина. Девушки обдумывали сказанное орчанкой. Ганга тоже молчала, все, что было нужно, она сказала, она была первой невестой, и с этим уже ничего не поделаешь.

– Как жаль! – наконец произнесла Лианора. – Я уважаю хозяина и люблю его, но я некрасива-а-я-а, – прорыдала она.

Остальные сначала оторопело уставились на нее, а потом все вместе стали уговаривать и утешать.

– Ну что ты, Лия, ты очень красивая. – Вирона встала, пересела к ней поближе и обняла ревущую дворфу. – Ты гораздо красивее некоторых.

– Правда-а? – прохлюпала дворфа. – Ты считаешь, что я красивая? Но я маленькая и широкая!

– Успокойся, ты хоть и маленькая, но красивее той же Ринады, – погладила ее по голове Вирона.

Берка вскочила:

– Да, Лия, ты красивее многих. Хоть ты и невысокая, но ты не такая толстая, как Вирона, вот ей уже никогда не стать невестой нашего спасителя. Что касается меня, – она обвела всех горящими от негодования глазами, – то я не претендую на роль невесты. Да и зачем барону иметь жену-свинарку. – Она развернулась и выбежала из комнаты.

Девушки удивленно посмотрели ей вслед.

Дворфа укоризненно взглянула на Вирону и покачала головой.

– Ну что ты ее все время задираешь? – мягко спросила она.

Лианора уже успокоилась и стала прежней – твердой как скала и доброй, как бабушка.

– Да больно нужно задирать эту выскочку, – прошипела Рона. – Меня тоже вычеркните из невест. Не гожусь я для этого. – Она раздраженно дернула плечом, набычилась и вышла вслед за Ринадой.

– Ой! – спохватилась дворфа. – Мне же надо продукты принять! – И быстро покинула зал.

В столовой остались трое: Ганга, с удивлением наблюдавшая за происходящим, Рабэ, стоявшая тихо как мышка за ее спиной, и Чернушка, сидевшая задумчиво, устремив взор в потолок.

– Странное у тебя имя, Чернушка, – прервала затянувшееся молчание Ганга. Она украдкой разглядывала замечтавшуюся чернокожую девушку и не могла не отдать ей должное – та была красива, неповторимо красива своей необычностью.

Чернушка посмотрела на Гангу:

– Это имя мне дал мой друг, а раньше меня звали Ильридана.

Орчанка оглядела чернокожую красавицу: спокойная, решительная, воинственная, красивая, надежная. Да, она была бы не прочь иметь такую сестру, но кое-какие сомнения все же оставались…

– Это не ты ли хотела принести в жертву Ирридара? – сопоставив услышанное от Фомы про черных ведьм и увиденную здесь в поместье Ильридану прищурилась орчанка.

– Нет, это мои сестры. Они хотели и меня принести в жертву, но… но не смогли.

– А почему? – Ганга подалась вперед, поняв, что наконец-то подобралась близко к тайне жениха.

– Спроси у него, – неожиданно ответила девушка и поднялась. – Мне тоже пора, скоро смена караулов.

Она ушла, оставив разочарованную Гангу наедине со служанкой и невеселыми мыслями. Орчанка не ожидала, что у нее появится столько соперниц, не понимала мотивов своего жениха, который заполнил дом Овора красавицами. С одной стороны, он не проявлял к ним никаких чувств, с другой стороны, зачем было их собирать. Он был для нее непонятен и притягателен одновременно.

Вирона, пылая яростью, гневом и ревностью, вошла в свою комнату. Поместье было большое, строилось с размахом, и свободных комнат было достаточно. У нее даже была не комната, а апартаменты: спальня, гардеробная и маленький уютный зальчик с камином. Она бухнулась в кресло и разревелась. Все в этой жизни происходит не так, как ей думалось в детстве, не так, как она представляла себе в своих девичьих мечтах. Вместо счастливой жизни на какой-нибудь обитаемой планете она торчит тут одна. И единственную отдушину, которая у нее была, и ту забрали. Вирона вытерла глаза и уставилась на огонь в камине. Она, конечно, отдавала себе отчет, что когда-нибудь, возможно, даже скоро ее отзовут и она вернется в мир, напичканный плодами цивилизации. Она бросит все здесь и забудет как страшный сон. Юный барон тоже останется здесь, и, быть может, она даже будет по нему скучать. Но сейчас ей нужна была его грубая ласка, нужно было чувствовать его сильные руки на своем теле и пылать жаром желания, чтобы потом млеть, лежа рядом с ним.

– Бесчувственный чурбан! Эгоист! Любит только себя. Натаскал девок и рад, что спихнул на дядьку. У-у! Убила бы! Вместе с этой противной мышью! – Она разговаривала сама с собой.

Перейдя в спальню, Вирона разобрала постель и легла, уткнувшись в подушку. Как он не понимает: он ей очень нужен, только он не дает ей сойти с ума в этой проклятой дыре! Зачем ее здесь держат? Она не работает по специальности, с ней нет связи, ей не дают выхода на спутник. Она может только принимать сообщения. Неужели там, в АДе, работают одни идиоты? Какую информацию она будет здесь анализировать? Количество поросят в свинарнике у Ринады? Ее мысли перескочили с любовника на начальство и вернулись обратно. Любит ли она его? Наверное, да. Только как-то по-другому, не как человека, с которым могла бы связать свою жизнь. Он не был ее первым мужчиной, он не использует, как другие, разные электронные стимуляторы, скачанные на нейросеть и продлевающие наслаждение. Скорее, это влечение к сильному мужчине, к красивому любовнику. Хотя встречи их редки и пусть полны бурных бессонных ночей, но это не то, что она хочет получить от жизни. Он не приносит с собой покой и умиротворение, вместе с ним приходит тревога, скандалы и какие-то происшествия. Он всегда в гуще событий и полон тайн. С ним нелегко, думала Вирона, засыпая.

Она не покидала свои комнаты, пока Ирридар гостил в поместье, а утром он и орчанка уехали. Вирона сказалась больной и не пошла в трактир. Вечером, устав сидеть затворницей, накинула шубку из какого-то лохматого зверька и вышла в сад. В поместье вдоль аллей стояли магические светильники. Ирридар постарался, вспомнила она. Хруст снега под ногами успокаивал, и, проходя мимо пруда, она подумала: «И чего его бояться? Дикари». Вирона свернула к домику прислуги. Она успела сделать только три или четыре шага, как неожиданно у нее потемнело в глазах, потом подступила легкая тошнота, и она упала, потеряв сознание.

Овор готовился ко сну, когда в дверь постучали. Накинув халат, он пошел открывать. На пороге стояла гресса Ильридана и за ней конюх, который по совместительству был еще и дворником. Странная компания пожаловала к нему на ночь глядя. Овор плотнее запахнул халат и спросил:

– Что-то случилось, гресса Ильридана?

– Я думаю, да, господин Овор. Пропала Вирона.

– Как пропала? – Овор непонимающе посмотрел на Чернушку, потом на стоявшего за ее спиной конюха. – В каком смысле пропала?

– В прямом, тан. Вышла в сад и на глазах рена Гринжи пропала. Расскажите, рен, что вы видели, – обратилась она к конюху и отступила в сторону.

Тот помялся, держа шапку в руках, потеребил мочку уха, пальцем провел по носу и ответил:

– Так это, я почти ничего не видел, значит. Только вышел из дому дров принести. Жена моя Маргуна попросила, хотела тесто на пироги поставить и ночью их испечь, значит. Для молодого барина в дорогу, значит. Маргуна знает, что ее пироги барин очень любит и забирает все. – Его лицо стало довольным, он поправил усы. – И то сказать, ваша милость, пироги у Маргуны выходят замечательные. Она рецепт теста особый знает, а начинка у нее всегда разная, значит.

Овор терпеливо ждал, не перебивая, пока конюх доберется до сути. Стоит его перебить, и он начнет путаться и не сможет рассказать то, что и хотел бы. Работник он был хороший, но как рассказчик никакой, двух слов вместе связать не мог. Но вот лошади его понимали сразу. Он что-то промычит, буркнет, и они слушаются, выполняют все его команды.

– Вот, значит, вышел я за дровами, а мне навстречу идет ваша племянница. Шла-шла и пропала. – Он шмыгнул носом и замолчал.

Овор почесал небритую щеку.

– Как она пропала, Гринжа? – Он не мог понять до конца, что тот имел в виду, говоря «шла-шла и пропала».

– Не знаю, ваша милость, только пропала, и все, была – и ее не стало.

– Гресса Ильридана, может, вы поясните мне, о чем идет речь? – обратился он к начальнику своей охраны.

– Тан Гринжа, как пропала Вирона, поискал ее на том месте, где она исчезла, и, не найдя, рассказал обо всем своей жене Маргуне, та прибежала в караулку и сообщила охране, ребята искали девушку по всему поместью и, не найдя, позвали меня. Я проверила все, что можно, Вироны в поместье нет. – Она посмотрела в глаза Овора и ответила на легко читаемый в них вопрос: – Трактир мы тоже проверили и дорогу к нему, два раза.

– А остальные девушки на месте? – с тревогой спросил он.

– Не только девушки, тан, остальные обитатели поместья все на месте, и никто Вирону не видел со вчерашнего дня. Но я знаю, что она просидела у себя в комнате, дождалась отъезда Ирридара с невестой и только вечером вышла прогуляться. Вот во время прогулки она и исчезла.

– Фому видела? – спросил Овор.

– Нет, он еще не появлялся, я усилила посты и установила дополнительное дежурство. Всех предупредила, чтобы по двору бесцельно не бродили. Нас атаковали, тан Овор, и Вирону скорее всего похитили.

– Или она решила спустить пар и погулять одна, – предположил Овор. – У нее есть возможность скрываться с глаз. Приезд Ирри и появление его невесты она восприняла болезненно. Подождем пару дней, если Рона не появится, сообщим Ирридару. Но твои действия правильные, поступай так и дальше. Проверяйте всех несколько раз по кругу, если еще кто-то пропадет, значит, это происки врагов. Но будем надеяться, что это только всплеск ревности, и когда он поутихнет, то она вернется.

1 2 3 4 5 6 7 8

www.litlib.net

Книга Скорпион читать онлайн бесплатно, автор Евгений Гаглоев на Fictionbook

Здравствуй, Александр!

Надеюсь, ты получишь это письмо, прежде чем твоя мать успеет его перехватить. Знаю, старуха ненавидит меня, но и я испытываю к ней те же чувства! Tit for tat, око за око! Но ты можешь больше не беспокоиться! Я отпускаю тебя! Живи, как хочешь! Не будет больше мести и ненависти, но только в том случае, если ты поможешь мне осуществить задуманное!

Ты знаешь, у меня теперь другая цель в жизни. Я хочу вернуть свою дочь! Вернуть невинное дитя, которое стало жертвой моей глупости, а еще трусости и жадности членов Клуба Калиостро! И ты должен мне в этом помочь!

Я знаю, что в вашем доме уже много лет хранится хрустальный ключ от зеркальной машины Калиостро. А не так давно мне стало известно, что ты нашел утраченный механизм в подземельях «Иллюзиона». И теперь заклинаю тебя, Александр, помоги мне попасть на ту сторону зеркала! Сделай это в память о нашей прежней любви. Я знаю, ты тоже ненавидишь меня за все то, что я совершила, но моя девочка не должна страдать за наши ошибки! Я отыщу своего ребенка, во что бы то ни стало! А если потребуется – отомщу за нее! Я смогу… ты знаешь, что это правда.

Во имя торжества справедливости, для достижения своих целей я превратилась в то чудовище, каким меня все считали! Я предавала, воровала и убивала… Чего греха таить? В Клубе Калиостро у всех есть свои скелеты в шкафу, так что я не испытываю ни малейших угрызений совести! Ради спасения Полины я готова на все.

Ты тоже считаешь меня монстром? Но я лишь такая, какой меня заставили стать. Родители, нелюбимый муж, правление Клуба Калиотро и ты, человек, предавший нашу любовь! Помоги мне, Александр, и я навсегда оставлю в покое тебя и членов твоей семьи.

Я знаю, вы с Казимиром Поплавским уже переходили на ту сторону. Прошу тебя, в следующий раз возьми меня с собой. Для меня это очень важно! Если ты откажешь мне, Александр, я не знаю, что тогда сделаю…

Я найду способ проникнуть в Зерцалию! Найду его… любой ценой! А ты знаешь: я не бросаю слов на ветер!

Письмо Виолетты Шадурской,

адресованное Александру Державину.

Адресатом получено не было.

Глава перваяСТЕКЛЯННЫЕ СТАТУИ «ИЛЛЮЗИОНА»

Снег ложился на землю крупными хлопьями, плавно опускаясь с серого, затянутого свинцовыми тучами неба. На площадях города уже ставили елки, в магазинах устраивали рождественские распродажи. В преддверии празднования Нового года горожане пребывали в приподнятом настроении, уже начав строить планы на дни отдыха. Однако Панкрату Легостаеву и Эмме Воробьевой было не до праздника. Молодые следователи департамента безопасности Санкт-Эринбурга, кутаясь в меховые куртки, наблюдали, как бойцы специального отряда полиции взламывают входные двери театра «Иллюзион». Площадь перед зданием была заполнена полицейскими машинами. После случившегося на старом кладбище, когда Панкрат и Эмма стали свидетелями невероятных событий, когда их шеф воочию увидел стеклянные осколки следователя Яблонского, они наконец получили ордер на обыск в театре и решили заняться этой историей вплотную. Руководство прислушалось к их словам. Как оказалось, они шли по правильному пути. В деле всплывало все больше и больше шокирующих подробностей. Все нити вели в «Иллюзион», и Панкрат подозревал, что началось все именно с обнаружения в подвале заброшенного театра тела исчезнувшего много лет назад Николая Назарова.

Вскрыть старинный замок массивной двери оказалось не под силу даже опытному специалисту. Прежние владельцы «Иллюзиона» охраняли свое имущество не хуже, чем в банковском хранилище. Панкрат и Эмма уже подумывали проникнуть в здание, выбив окна первого этажа, но тут рослый полицейский вставил в щель между дверью и косяком самую увесистую монтировку из всех, что нашлись в фургоне, и начал расшатывать замок. Дерево трещало, но все же не торопилось поддаваться. Массивные двери театра, покрытые витиеватой резьбой, были сделаны на славу.

– Похоже, это займет немного больше времени, – вздохнул Легостаев.

Эмма смахнула крупные снежинки с ордера на обыск, который держала в руке. Официальный документ разрешал взлом дверей всех запертых помещений. Его следовало предъявить владельцам здания, но, как оказалось, все они бесследно исчезли. Да, что и говорить, «Иллюзион» хранил в себе немало загадок.

– Сложно было получить разрешение Мерзликина? – спросила девушка.

– Вовсе нет, – ответил Панкрат. – С тех пор как он увидел осколки Яблонского, стал куда сговорчивее.

– Любой бы стал, – кивнула Эмма. Не так давно она вышла из больницы, и на ее виске все еще был приклеен белый пластырь. Она и сама теперь была готова во многое поверить. Особенно после того побоища на дворянском кладбище, в результате которого она и оказалась на больничной койке.

– Никогда прежде не видела ничего подобного, – призналась Эмма. – И знаешь, впервые в жизни… мне немного страшно.

– Мне тоже происходящее совсем не нравится, – согласился Панкрат. – Но мы должны во всем разобраться. Прекратить все это… Покончить с этим безумием.

– Как всегда, – вздохнула Эмма.

Дверь наконец с треском поддалась. Она распахнулась с такой силой, что полицейский с монтировкой не удержался на ногах и рухнул в сугроб, наметенный на мраморной лестнице. Товарищи тут же кинулись поднимать его.

Панкрат и Эмма вошли в пустой, холодный театр.

Морозный ветер, ворвавшийся в безлюдный вестибюль, поднял с пола целое облако пыли. Они не сомневались, что в здании сейчас никого нет. После их последнего посещения те подростки вряд ли снова сюда сунутся. Оно и к лучшему. Полицейские собирались осмотреть все здание, все помещения от подвала до гримерок, узнать, какие еще секреты скрывает старинный театр.

Панкрат разделял волнение и тревогу своей напарницы. Владельцы «Иллюзиона» бесследно исчезли при невыясненных обстоятельствах, а во всей этой истории фигурировали такие темные личности, что при воспоминании о них просто мороз по коже продирал. Оба следователя отлично помнили ту высокую блондинку в шубе и то, что она вытворяла на горящем кладбище.

Полицейские рассредоточились по зданию, в котором царила мертвая тишина. Строительные инструменты все так же в беспорядке валялись на полу. Когда все случилось, в здании полным ходом шел ремонт, и семейство Державиных строило большие планы на будущее. Все оборвалось, не успев даже начаться. Панкрат и Эмма не сомневались, что в этом театре произошло нечто ужасное и исчезновение Яблонского, Державиных и Назаровых – это все звенья одной цепи. А еще – с этим как-то связаны стеклянные люди, время от времени разлетающиеся на осколки, а также члены пресловутого дворянского собрания во главе со спесивой княгиней Ольгой Щергиной.

Обыск планировалось начать с подвала, где несколько месяцев назад было обнаружено тело Назарова, а немного позже того гигантского пса, который так напугал горожан в ночь лунного затмения.

Полицейские уже две недели следили за зданием театра, но в «Иллюзионе» никто не появлялся. Наблюдение было также установлено и за жилищем его владельцев. Молодой коллега Панкрата и Эммы Андрей Чехлыстов несколько дней дежурил в здании напротив особняка Державиных, но пока не заметил ничего подозрительного. Однако Панкрат нутром чуял, что кто-то обязательно нагрянет в опустевший дом.

Этот парень, Матвей Воронин, последний из семьи владельцев, с ним что-то было не так, в этом он был абсолютно уверен. Мальчишка-циркач, вооруженный настоящими боевыми мечами, скрывался в театре не случайно. Он не отваживался вернуться в свой дом, и Панкрат догадывался, по какой причине. Ведь они сами столкнулись там с Щергиной и ее телохранителем. Но теперь и путь в театр был ему закрыт, значит, Матвей скрывается где-то еще. Они бы хотели с ним пообщаться. Стоит ему только приблизиться к дому Державиных, Андрей сразу оповестит Панкрата. Они не собирались арестовывать парня, хотели лишь расспросить его о происходящем. Ему явно было известно очень многое, и он мог бы пролить хоть какой-то свет на всю эту чересчур запутанную историю.

Тем временем кто-то открыл двери, ведущие в зрительный зал. Новое облако пыли взметнулось к потолку вестибюля, полицейские закашлялись. Когда пыль немного осела, Эмма заглянула в помещение.

– Здесь темно, хоть глаз выколи, – сообщила она, обернувшись. – И ни одного выключателя на стене.

– Вообще-то свет в зале обычно включается из-за сцены либо из будки звукорежиссера, – сказал Панкрат. – Во всех театрах так.

– Откуда тебе это известно?

– У меня бабушка работала художником по свету. Я частенько бывал у нее на работе, когда родители уезжали.

Панкрат включил фонарик и посветил в черный дверной проем. И тут же едва не выронил его.

– Черт! – выдохнул он.

– Что это?! – побледнела Эмма. Полицейские подошли к распахнутым дверям. Панкрат вновь направил луч фонаря в темноту зрительного зала.

В центральном проходе между рядами кресел стояли люди. Они не шевелились. Панкрат медленно двинулся вперед. Луч фонаря то и дело выхватывал из мрака испуганные лица, широко раскрытые, поблескивающие в темноте глаза. Это были стеклянные статуи, сделанные с фантастическим мастерством! Их покрывал толстый слой пыли, с одежды клочьями свисала паутина. Но одежда была настоящей! Из ткани и кожи! Панкрат вдруг ощутил сильную дрожь в коленях.

– Это ведь люди! – подтвердила его догадку Эмма. – Пропавшая труппа цирка… Такие же… Каким стал Яблонский!

В темном зале стояли почти четыре десятка человек разного возраста, все застывшие. Среди них были молодые мужчины и женщины, подростки лет пятнадцати – семнадцати, несколько людей достаточно зрелого возраста. И все они были стеклянными!

 

– Похоже, мы действительно нашли пропавших циркачей, – сдавленно проговорил Панкрат.

Один из криминалистов при виде стеклянных фигур даже выронил папку с документами. Хлопок в пустом зале прозвучал словно грохот выстрела, все невольно вздрогнули.

– И что же прикажете с ними делать?! – нервно спросил он. – Оставлять их здесь нельзя.

– Но они, похоже, стоят здесь уже довольно долго, пожалуй, несколько недель, – тихо произнес Панкрат.

– Предлагаете снова все закрыть и опечатать здание? Но это как-то… не по-людски! Их нужно осмотреть в наших лабораториях!

– Да-да, конечно, – поспешно кивнула Эмма. – Нужно вывезти их отсюда. Но сделайте это очень аккуратно! Когда-то эти люди были живыми.

Она взглянула на Панкрата и добавила вполголоса, чтобы ее мог расслышать только он:

– И кто знает, может, они все еще могут вернуться к жизни. Ведь Яблонский мог…

– Интересно, сколько времени он водил всех за нос? – вдруг спросил Панкрат. – Притворялся обычным человеком.

– Организуйте транспортировку так, чтобы ни один волосок не упал с их головы, – попросила Эмма.

– Не волнуйтесь, мы все сделаем, – кивнул командир полицейского отряда.

Первый шок у сотрудников полиции прошел, и все вернулись к своим обязанностям. Обыск здания продолжился, а к дверям театра вскоре подъехало несколько полицейских грузовиков. Стеклянные статуи бережно заворачивали в толстые войлочные одеяла, выносили из «Иллюзиона» и грузили в фургоны.

Напротив театра на крыше дома на заснеженном бетонном парапете стояли Матвей Воронин, Никита Легостаев и Артем Бирюков. Матвей, несмотря на сильный мороз, так и ходил в джинсах и короткой кожаной курточке. В длинных волосах парня виднелись запутавшиеся снежинки, рюкзак с мечами висел у него за спиной. Никита в черной меховой парке и кожаных штанах сидел на корточках, упираясь руками в парапет, на самом краю крыши. Он словно приготовился к прыжку. Артем в зимней куртке, меховой шапке и теплых брюках дрожал от холода рядом. Он был не из стекла и не принадлежал к роду оборотней, поэтому ощущал и сильный пронизывающий ветер, и крепкий мороз, но, стараясь сохранять самообладание, стоически все переносил. Ребята сосредоточенно смотрели вниз, наблюдая за погрузкой статуй в полицейские машины. Матвей лишь хмурил густые брови, чувствовалось, что он сильно переживает, хотя и старается не показывать вида. Никита с любопытством наблюдал за полицией. Артем же думал, что еще немного, и он превратится в гигантскую сосульку.

– Они нашли их, – убитым голосом произнес Матвей. – Нашу труппу.

– Рано или поздно это должно было случиться, – отозвался Никита. – Панкрат очень умный и дотошный, настоящий следователь! Надо признать, что он всегда все выясняет. Потому-то я и стараюсь лишний раз не показываться ему на глаза.

– П-повезло тебе с братцем! – вздохнул дрожащий Артем.

– Двоюродным! – поправил его Никита.

– Н-неважно! Главное – приходится хранить секреты даже от домашних, а не только от друзей.

– Они что? Заберут их в Департамент безопасности? – поинтересовался Матвей.

– Да это и к лучшему – успокоил его Артем. – П-по крайней мере там до них не доберутся эти маньяки из Клуба Калиостро. Ведь в театр они могли нагрянуть в любой момент!

– И все же мне не нравится, что в это дело вмешалась полиция. Интересно, что они обо всем этом думают? Мы ведь никогда бы не поверили во все происходящее, если бы сами не влипли в эту историю по уши.

– А мне кажется, что полиция в курсе необычных событий, творящихся в Санкт-Эринбурге, – тихо сказал Никита. – Время от времени в городе происходят такие вещи, которые трудно объяснить с рациональной точки зрения. Да еще ходят слухи о всяких невероятных вещах. Полицейские наверняка знают о происходящем, хотя и стараются все скрыть. Их задача расследовать такие дела и делать это по-тихому, чтобы горожане ни о чем не догадывались.

– Но почему? – спросил Артем.

– Чтобы не началась паника.

– Невероятные вещи? Как, например, существование оборотней? – спросил Матвей.

Никита молча кивнул, не сводя прищуренных глаз с полицейских фургонов внизу.

– Но вы же всегда стараетесь держаться в тени?

– Стараемся. Но не всегда это удается. А началось все с проклятого Штерна. До того как он начал проводить свои эксперименты, оборотни жили тихо и спокойно, и об их существовании никто даже не догадывался.

– Что же он натворил? – спросил Матвей.

– Долго рассказывать, – уклончиво ответил Никита. – Да и не время сейчас.

– Если учесть, что Штерн состоял в Клубе Калиостро, то наверняка ничего хорошего, – хмыкнул Матвей. – Знаешь, я благодарен тебе за все, что ты делаешь, Никит. Но все же… Ты уже столько времени помогаешь нам, а сам ведь так и не узнал ничего нового о профессоре Штерне. К чему тебе все это? Ты можешь уйти в любой момент.

Никита повернулся к Матвею. Его зрачки сузились, словно у кошки.

– А может, я не хочу уходить. Вы отличные ребята, – тихо начал он. – Но влезли в очень опасное дело. Я просто знаю, что могу оказаться вам полезным, потому и хочу довести начатое до конца. Если я уйду сейчас, а с вами что-то случится… Я себе этого не прощу. К тому же Клуб Калиостро был тесно связан со Штерном, и я все еще могу найти какую-нибудь интересующую меня информацию. А потому я с вами. До конца.

Матвей и Артем посмотрели на него с искренней благодарностью.

– Главное, чтобы о моем участии не узнали Ирина и Дасова, – усмехнулся Никита. – Проблематично будет все им объяснить.

– Об этом не беспокойся, – заверил его Артем. – Кажется, Клепцова поверила, что ты с нами больше не тусуешься. А Маринке это безразлично. Она классная девчонка и умеет хранить наши секреты.

– Твой страх перед Ириной, – хохотнул Матвей. – Это так смешно!

– Она сильна, как десять миллионов мужиков! – заявил в свое оправдание Никита. – Ее боится половина школы! Как не опасаться такой громилы? Но больше я опасаюсь, что мой секрет раскроется. Неизвестно, как отреагирует на это Клепцова. Она ведь журналистка до мозга костей! Еще захочет выложить про меня информацию на своем сайте городских легенд, а мне это точно выйдет боком!

– Она так не сделает, – заверил его Матвей.

– Но все же лучше не рисковать, – решил Никита. Наконец один из фургонов, стоящих у театра, полностью заполнили стеклянными фигурами. Машина отъехала, и ее место тут же заняла другая.

– А где ты сейчас скрываешься? – спросил Никита Матвея.

– Какое-то время жил у Артема, пока его родители и брат были в отъезде. Сейчас подумываю вернуться в дом Державиных, – ответил Воронин.

– Но это может быть опасно. Там же паслись наемники Клуба Калиостро! Может, тебе стоит принять приглашение Феофании и пожить у нее?

– Ну и что? Они узнали, что в доме нет ничего интересного, и вряд ли еще туда сунутся. А что до Феофании… Меня немного пугает эта женщина, – неохотно признался Матвей. – Она искренне хочет помочь, но ее связь с Клубом Калиостро напрягает меня. Мне становится не по себе, когда мы остаемся с ней наедине. Не знаю, связано ли это с моим нынешним состоянием, но я прямо ощущаю, как от нее исходит какая-то темная энергия. Как и от всех тех, кто причастен к оккультным делам.

– Без нее нам все равно не справиться, – хмуро заметил Артем. – Только она четко знает, что делать. Хотя и не все нам говорит.

– Хорошо, что хоть кто-то знает, что делать! Одно зеркало уже у нас, – рассуждал Никита. – Другое у Клуба. Осталось найти третье. Но что потом? Уничтожить зеркала мы не можем, они тут же восстанавливаются…

– У Феофании наверняка есть какой-то план, – подтвердил Матвей. – Она сказала, что обо всем сообщит нам, как только все выяснит до конца. Потому-то и сидит день и ночь над разными книгами по черной магии. А нам бы только выяснить, где хранится третье зеркало Трианона…

– Я прослушал все записи Сухорукова, – оживился Артем. – Он ни единым словом не обмолвился о том, куда спрятал третье стекло. Даже не намекнул! Если Клуб Калиостро доберется до зеркала раньше нас, это будет очень скверно!

– Феофания упоминала, что у нее есть свой человек в дворянском собрании, – сказал Воронин. – Иногда он снабжает ее информацией, так что как только они что-то выяснят, мы тут же обо всем узнаем.

– Какая полезная женщина! – усмехнулся Никита.

В этот момент в кармане Матвея зазвонил мобильный телефон.

– А вот и она, – сказал он, взглянув на дисплей, и включил громкую связь. – Здравствуйте, Людмила.

– Добрый день, – сухо ответила гадалка. – Ребята, вы сейчас где?

– Около «Иллюзиона», – ответил Матвей. – Полиция обнаружила статуи моих друзей по цирку. Они забирают их куда-то…

– О, – удивилась Людмила Феофанова. – Но возможно, сейчас это даже кстати. Зато дворянскому собранию до них не добраться. Гертруда не сможет. Я удивлена, почему она до сих пор не поступила с ними, как с теми стеклянными рыцарями в поместье Сухорукова.

– Видимо, пока у нее другие заботы! – предположил Артем.

– Вам удалось что-то выяснить? – спросил Никита.

– Поэтому я и звоню. Вы можете приехать ко мне прямо сейчас? Разговор не совсем телефонный.

– Конечно, – пообещал Матвей.

– Тогда жду вас у себя. – И Феофания отключила связь. Матвей убрал телефон в карман куртки и взглянул на Артема:

– Ты с нами?

– Нет уж, увольте, – замахал руками Артем. – Я поеду в редакцию газеты. Ирина ждет от меня помощи – надо верстать новый номер газеты, а если я снова откажусь, она запрет меня в шкафчике в раздевалке и будет держать там до тех пор, пока я не запрошу пощады. К тому же мы так давно не обновляли наш сайт! Пришла пора рассказать миру о всей чертовщине, что творится в нашем городе!

– А ты? – Матвей обернулся к Никите.

– Я поеду, – кивнул Легостаев. – На сегодня у меня нет никаких планов.

– Отлично, – обрадовался Матвей.

– Расскажете потом, чем дело кончилось, – сказал Артем.

Они в последний раз взглянули на полицейские фургоны, которые медленно заполнялись стеклянными фигурами циркачей, и направились к двери, ведущей на чердак здания.

Глава втораяЗАЛ ВИТРАЖЕЙ

Момент, когда Магистр решил испытать магические способности Катерины, настал спустя несколько дней после прибытия Державиной и ее новых друзей в тайную цитадель ордена Созерцателей. Об этом было объявлено накануне, поэтому все желающие посмотреть собрались заранее в большом каменном зале с колоннами и занимали места на трибунах вдоль стен.

С самого приезда Катерина не теряла зря времени. Она тренировалась с Владом, а иногда и с самим Магистром, они фехтовали, упражнялись в верховой езде, но что конкретно ее ожидало на испытаниях – этого Катерина не знала. Магистр частенько твердил о том, что она не такая, как все, но девушка не ощущала в себе особых перемен. Темная сила, которая проявилась в ней во время сражения в подземном некрополе Норд-Шпигеля, за все это время не давала о себе знать. Катерина втайне надеялась, что этого больше не случится, что теперь она самая обыкновенная девушка, но Магистр почему-то не разделял ее уверенности.

– Темный Гламор не уходит просто так, – заявил он. – Однажды проявившись, он тебя больше не оставит. Этот темный дар со временем становится только сильнее и вскоре может завладеть тобой полностью. Очень важно научиться контролировать его, пока он сам не начал контролировать тебя. Именно так случилось с членами Флэш-Ройяля.

Его слова пугали Катерину, поэтому она и тренировалась, не жалея себя. Тем более все дисциплины были ей с детства знакомы. Фехтовать она умела, но Влад учил ее биться на мечах. В Зерцалии рапиры и шпаги были не в ходу. Тем более гадкая Маура сломала ее любимую рапиру, а раздобыть новую здесь не представлялось возможным. Вместо рапиры Влад подарил Катерине длинный меч с узким лезвием, и она отрабатывала приемы с Алексом либо с Андреем. Катерина уже многому научилась, это отмечали и ребята, и сам Магистр.

Тайное убежище Созерцателей, ставшее временным приютом для Катерины и ее друзей, располагалось высоко в горах, посреди дремучего непроходимого леса. Огромный храм, стоявший здесь с незапамятных времен, казалось, вырастал прямо из темных скал. В его гигантском куполе были сделаны огромные отверстия, через которые на большую каменную площадку приземлялись воздушные корабли повстанцев. В глубь скалы уходило множество извилистых коридоров, настоящий лабиринт, где располагались подземные пещеры, в которых и обитали Созерцатели.

 

Со стороны храм казался древними, давно заброшенными развалинами, никто и представить не мог, что в глубине, под землей, кипит жизнь. В подземных залах постоянно шли тренировки. Юные воспитанники, которых Созерцателям удалось спасти от приспешников Властелинов, учились сражаться с противником, применяя оружие и свои необычные способности. Старики – члены ордена, носившие длинные темные мантии, рассказывали ученикам о легендах и подлинных событиях в Зерцалии, об истории создания самого ордена. Именно от них Катерина узнала немало интересного. Некоторых молодых Созерцателей обучали искусству воздухоплавания, ведь в подземном храме имелся свой небольшой флот кораблей. Особенно этому радовался Алекс. Он-то всю жизнь считал, что Созерцатели уничтожены, что и он, и мать Катерины Марго – последние представители этого славного клана. А оказалось, что Созерцатели не только сумели выжить, но их становилось все больше и больше. Тайные агенты искали их по всей Зерцалии и собирали в убежищах, подобных этому. Под самым носом у Властелинов росла мощная, настоящая армия Сопротивления. Катерина случайно узнала, что только в этом храме обитает почти пять сотен Созерцателей самого разного возраста.

– Почему же вы все еще не выступили против Властелинов? – спросила как-то Катерина у Влада.

– Подходящий момент еще не наступил, – уклончиво ответил тот. – Но он близится. Нас останавливает лишь пророчество о Сестре Тьмы. Мы не совсем понимаем, о чем именно оно предупреждает. Появление этой девушки может как спасти нас, так и навсегда уничтожить.

– Вы считаете, что речь идет обо мне?

– Пока все указывает на это. Потому-то Магистр и оказывает тебе такое внимание, Катерина.

Девушка и сама это понимала. Но она не могла понять, каким образом может повлиять на исход будущей схватки. Она – обыкновенная школьница и циркачка с Земли! В ней нет ничего особенного, что бы ни говорили окружающие. Может, в будущем и должно произойти нечто, что навсегда ее изменит? Вот этого Катерина как раз и боялась больше всего.

На душе у девушки было неспокойно. Все твердили об ее исключительной роли, о том, что ей нужно учиться и тренироваться. А она уже который день хотела лишь одного – хоть ненадолго, но вернуться домой. Обнять Матвея, повидаться с ребятами. Она бы давно сделала это с помощью того же Алекса, да только в подземном храме совсем не было больших зеркал, через которые можно было пройти. От них давно избавились из соображений безопасности. Обитатели горного храма использовали в быту маленькие зеркальца, через которые на их территорию не смогли бы проникнуть прихвостни Демонической Пятерки. Вот почему при всем своем желании Катерина не могла совершить путешествие обратно на Землю, а ее так тянуло домой. Она чувствовала, что там происходит что-то неладное. Матвея в зеркале она видела, с ним, похоже, все в порядке. А что с остальными? И чем занимаются члены Клуба Калиостро? Эти злодеи явно не сидят сложа руки.

Она поговорила об этом с Магистром.

– Здесь есть большие зеркала, – с улыбкой сказал он. – Ведь мы Созерцатели! Как бы мы без них обходились? Но они скрыты глубоко в подземельях, в закрытых пещерах. Мы пользуемся ими только при крайней необходимости. Я понимаю твое желание увидеться с друзьями, Катерина. Сразу после испытания ты и Алекс совершите переход на Землю. Но ненадолго, – сразу предупредил он.

– Конечно! – обрадованно кивнула Катерина. – Я все понимаю!

У нее появился еще один повод ожидать это самое испытание.

Андрей и Вера тоже принимали участие в тренировках, Катерина их почти не видела. София, Елена, Рива и Данил от них не отставали и целыми днями пропадали в учебных и тренировочных залах.

Игорь Назаров не отставал от них и делал успехи в сражении на мечах и рукопашном бою, но он очень сильно переживал из-за очередного предательства Наташи. Катерина прекрасно это понимала, хоть он и старался не показывать вида. Имя Наташи иногда всплывало в разговорах, и в такие моменты Игорь становился мрачнее тучи. Наташа похитила Тетрагон и скрылась вместе с ним в неизвестном направлении. Кто-то видел, как в ту ночь она сошла с корабля, прижимая колдовскую книгу к груди, и направилась в лес. А вскоре поляну осветила холодная голубая вспышка магического зеркала. Наташу, несомненно, там ждали, и она выполнила чью-то просьбу. Но чью? На чью сторону она встала в этот раз? Катерина не хотела даже думать об этом. Очередное предательство бывшей подруги и ее здорово выбило из колеи.

Игорь же пытался отвлечься от грустных мыслей, постоянно совершенствуясь в фехтовании. Он неплохо научился отбивать удары, но до совершенства ему было еще далеко. Алекс неустанно подтрунивал над ним, что нередко выводило того из себя. Но он продолжал упорно тренироваться, не давая себе поблажек. Как ни странно, но о возвращении домой Игорь даже не заговаривал. Несмотря на все испытания, ему нравилось в Зерцалии. Возможно, он хотел сначала отыскать свою сестру и вместе с ней вернуться на Землю?

Он скучал по Наташе, это было видно невооруженным взглядом. Какие бы неприглядные поступки она ни совершила, прежде всего она – его сестра. Он хотел найти ее, увидеть снова.

Как и Катерина мечтала увидеть Маргариту. Теперь, когда все прояснилось, когда она узнала, что вовсе не родная мать пыталась убить ее в детстве, девушка чувствовала сильные угрызения совести. Раньше она не знала, как относиться к Марго, не понимала причин ее поступков, но теперь все встало на свое место.

Мать всегда пыталась защитить ее. И тогда, в прошлом, когда нарушила законы магии и пошла против всего ордена Созерцателей только ради того, чтобы вернуть ее к жизни. И позже, когда многие годы опасалась приближаться к дочери, чтобы не навести на ее след прихвостней Властелинов и свою сумасшедшую сестру. И сейчас, когда сдалась на милость Повелителя Кукол, только чтобы дать дочери возможность уйти. Катерина, зная теперь все это, во что бы то ни стало хотела спасти ее, и Магистр обещал ей помочь. Но пока он не заговаривал об этом. Как и об отце Алекса, также томившемся в заточении в замке Повелителя Кукол, или, точнее говоря, на гигантском заводе по производству доппельгангеров. Катерина уже знала, что страшный завод находится где-то неподалеку от Столицы. Магистр обещал организовать группу спасения и в ближайшее время отправить ее в логово стеклянных кукол. Но прежде он хотел испытать девушку.

И вот назначенный день настал.

Испытание должно было проводиться в просторном зале в верхней части подземного лабиринта. Сквозь отверстия в каменном своде сюда проникали лучи света. Буйно разросшийся плющ спускался по стенам, оплетал массивные колонны, свисая до самого пола. По одной из стен пещеры струилась вода, стекая в широкий каменистый желоб, уходящий в глубину скалы. Вода была теплая, почти горячая, из подземного источника, бьющего неподалеку. В лесу в окрестностях храма было несколько термальных озер, в которых любили купаться местные жители.

Катерина в облегающем костюме из темной кожи вышла в центр зала и огляделась. Вдоль одной из стен полукругом располагались ряды скамеек, сверху спускались длинные зеленые побеги плюща. Все ее новые знакомые были уже здесь. Игорь Назаров сидел в первом ряду и с улыбкой смотрел на нее. За последнее время он немного похудел, но выглядел более крепким, чем раньше. Тренировки с Владом и другими воинами явно пошли ему на пользу. Алекс, сидевший рядом с ним, снова что-то жевал. Катерина просто поражалась его способности объедаться разными вкусностями и при этом не толстеть. Бьянка держала на коленях глиняную плошку и подкармливала Пирата, лежавшего у ее ног, а Алекс незаметно таскал кусочки из ее тарелки, когда она отворачивалась. Бьянка ничего не замечала, а вот Пирату это явно было не по нраву. Когда рука Алекса в очередной раз потянулась к тарелке, волк издал громкое рычание. Парень от неожиданности подпрыгнул на месте и едва не свалился со скамейки. Остальные ребята – Вера, Андрей, София, Данил и Елена, – сидевшие неподалеку, вздрогнули и с опаской взглянули на волка.

– Ну вот! – выпалил Алекс. – У меня пропал аппетит!

– Слава богу! – вздохнул Игорь.

Ребята рассмеялись. Катерина тоже не смогла сдержать улыбку. Сейчас она волновалась так, как ни перед одним своим выступлением в цирке. А Алексу своими выходками всегда удавалось разрядить обстановку.

Немного в стороне от ребят сидел Кай и не сводил с девушки прищуренных глаз. Он всегда тренировался вместе со всеми, но как только выдавалась свободная минутка, тут же куда-то исчезал. Кай любил уединение и не торопился сближаться с друзьями Катерины. Он ощущал себя изгоем, хотя все и уверяли его в обратном. Девушка подозревала, что парень наверняка просто привык, что к нему все относились как к чудовищу, и не мог изменить свое мнение. Она знала, что он любит летать на рассвете, когда все еще спят. Как-то раз она наблюдала, как он парил над крышей храма, рассекая воздух мощными крыльями. К ней он относился гораздо лучше, чем к остальным, и Катерина была этому рада. Она надеялась, что вскоре он сблизится и с другими ребятами и не будет чувствовать себя одиноким.

fictionbook.ru