Книга "Сломленные (ЛП)" из серии Сломленные 1 - Скачать бесплатно, читать онлайн. Книга сломленные


Читать онлайн книгу «Сломленные» бесплатно — Страница 1

Скайла Мади

Сломленные

ПРОИЗНОШЕНИЕ ИМЕНИ ДЖАЙ:

Jai = Джай

Оно рифмуется со словом пирог, на английском pie (пай).

Mmm, pai (Ммм, пай) = Mmm, Jai (Ммм, Джай)

Глава 1

Первая ошибка

Освещение в вагоне мигает, когда мы проезжаем очередной тоннель. Я оторвала свой взгляд от электронной книги по этикету сестринского дела и оглядела поезд. Я и не заметила, как много людей сошли с поезда, с тех пор как я вошла. Полный вагон стал пустым, остались только я, храпящая старушка и широкоплечий парень в капюшоне, сидящий ко мне спиной. Думаю, мы все из одной части города. Бедные ублюдки... и я имею в виду прямой смысл этих слов. Мы давным-давно проехали как верхнюю, так и среднюю часть Нью-Йорка. Здесь никто не знает слова роскошь.

Когда мы выехали из тоннеля, освещение надо мной стабилизировалось, и я позволила взгляду блуждать за окном. Масса цветов и очертаний размывали предыдущие. Мне всегда нравились граффити, или, по крайней мере, я довольно хорошо к ним отношусь. Ничто не украсит ваш день так, как хорошая живопись в виде животного в толстовке с капюшоном, говорящая правительству трахнуть себя. Приятно видеть постоянные оттенки серого, черного и белого, разбавленные бунтарскими цветами. Даже когда темно, как сейчас в час ночи, приятно иметь что-то выделяющееся и чувственное, никогда не исчезающее в темноте.

Я вернула свое внимание обратно к книге и продолжила читать. Я пыталась быть заинтересованной, хотя потеряла место, где остановилась. Я недолго была студенткой-медиком. Для себя я знала достаточно, чтобы уметь наложить повязку на рану и сделать укол, но это несколько иное. Я провожу большую часть своего времени, наблюдая за другими медсестрами, узнавая все с помощью них, при этом, не застревая с головой в медицинской литературе. Никогда не была хороша в чтении. Не всегда все запоминается, и, по этой причине, теперь каждую минуту своей жизни я провожу за пределами больницы, готовясь к экзамену, который будет через три недели. Я выбрала карьеру медсестры не только ради оказания помощи людям, но и для острых ощущений, о которых ты и не догадываешься, и которые приходят с каждым вторым пациентом. Я жажду интриги и неизвестности. Я живу порывами волнения и возбуждения, которые приходят совершенно неожиданно.

Странно, от этой мысли мою кожу покалывает, словно ей известно что-то, чего не знаю я, и возбуждение расползается по позвоночнику. Я дрожу и наслаждаюсь этими ощущениями, пока внезапный приступ возбуждения не рассеивается, и я снова ничего не чувствую.

Трескучий голос гремит из динамиков, объявляя мою остановку, но мне не нужно напоминать, где я живу. Я и так это знаю. Не смогу забыть, даже если захочу.

Я тянусь к большой коричневый сумке, лежащей около моих ног, и дергаю за ремень, вешая ее через шею и поправляя на груди. Она тяжелая, и мой позвоночник жалуется на ее вес. Игнорируя это, я вожусь с планшетом, закрывая крышку, перед прибытием поезда на платформу. Когда тормоза завизжат, и звук замедляющихся колес становится более громким, двигаюсь с места на выход. Я держу глаза опущенными, мысленно поставив галочку в моем контрольном списке, чтобы убедиться в том, что ничего не забыла. Я берусь за поручень и терпеливо жду, когда звук тормозов поезда пронесется эхом под вагонами. Вибрация проходит по ногам сквозь мою обувь и слегка покалывает, словно миллион маленьких паучков, когда металл отчаянно трется о металл в попытке заставить поезд остановиться. В конце концов, поезд замедляется и, наконец, останавливается. Я чувствую, как громадное тело задевает меня, но не поднимаю глаза. Живя в этой части города, я научилась держать при себе даже что-то такое простое, как взгляд в неправильном направлении, который может привести к неприятностям. И беда в том, что это последнее, что мне нужно в это позднее время.

Два гудка раздаются по вагону, и женский голос благодарит нас, напоминая нам смотреть под ноги. Я задерживаюсь на несколько секунд, прежде чем двери начинают со скрежетом открываться. До того как они полностью открываются, двигаюсь вперед, как и незнакомец рядом со мной. Что, блядь, случилось с элементарной вежливостью? Леди затем джентльмены?

Взвизгнув, отскакиваю от огромного парня к краю дверей. Двери вздрагивают от столкновения со мной, и я проклинаю планшет, который выскальзывает из моей левой руки и падает на грязный бетонный пол вместе с моим желудком. Споткнувшись, я пытаюсь восстановить равновесие, и мне это удается, но экран планшета разбит. Не подлежит восстановлению. И у меня нет проклятых денег, чтобы исправить это.

Я смотрю на широкоплечего парня в черной толстовке. Он продолжает идти с опущенной головой и небрежно закидывает рюкзак на широкие плечи.

— Эй! — кричу ему вслед, но он не оборачивается.

Я поднимаю планшет и прижимаю его к груди. Смотрю на восток, в направлении своего дома, но грубый незнакомец двигается на запад. Здравый смысл подсказывает забыть об этом и не преследовать огромного незнакомца в темноте, но мой пустой, изъеденный молью бумажник на мели. Голод и тяжелая работа побеждают гордость. Нет никакого способа дать шанс здравому смыслу. Глупо рисковать своей жизнью ради денег, но в темные времена они единственное, что удерживает меня от того, чтобы не сброситься с Бруклинского моста.

Двери поезда позади меня закрываются, и я слышу, как он спускает тормоза. Несмотря на свое внутренне чутье, двигаюсь в направлении незнакомца, оставляя здравомыслие и пустой поезд позади себя.

***

Кровь.

Ненавижу ее вкус. Тем не менее, позволяю металлическому резкому привкусу сочиться по моим вкусовым рецепторам. Новый приступ страха вспышкой проносится по нервам, и я прикусываю нижнюю губу, чтобы мое тело перестало дрожать. Я следую за парнем в капюшоне по темной аллее бывшего промышленного района. Склады и мусор заброшенных машин заполняют пространство, забытое развивающимся миром. Я сжимаю губы, опасаясь издать резкий испуганный звук и пробудить что-то, что прячется в углах. В данный момент высокий парень, разбивший мой планшет — не самое мое большое беспокойство. Однако, пауки и столбняк... меня бросает в дрожь.

Я звала незнакомца сотни раз, но он не реагировал. Думала, что он игнорирует меня, до тех пор, пока он не сорвал наушники от Ipod, скрытые капюшоном, быстро огляделся по сторонам и надел их обратно.

Он меня не слышал.

Великолепно.

Тяжелые серые облака закрывают луну, и холодные нити сожаления скользят по моей спине, когда я следую за ним дальше по тусклому промышленному пустырю. Высокие стальные и искореженные склады возвышаются над нами, но незнакомец не обращает на них внимания. Кажется, ему комфортно здесь, гораздо более комфортно, чем мне. Опять же, если бы я была человеком с его габаритами, то тоже мало кого бы боялась. Когда я смотрю на него, на ум приходит большое количество слов, но он, определенно, не является жертвой.

Он выглядит безобидным, учитывая, что он собирался на случайную полночную прогулку, но его широкие плечи отражают целеустремленность и решимость. Его дорогие белые кроссовки едва издают какой-либо звук. В то время как я не делаю никаких попыток смягчить свои шаги. Под моими изношенными черными кроссовками крошатся небольшие кусочки металла и стекла.

— Эй! — пытаюсь еще раз. В этот раз, мой голос звучит менее уверенно и не так ясно.

Слева от меня что-то падает, и мое сердце подскакивает к горлу. Затаив дыхание, я прижимаю свой планшет ближе к груди и тяжело дышу, когда незнакомец останавливается и поворачивается налево. Я задерживаю дыхание, когда он испуганно оборачивается. Потом он замечает меня и хмурит брови, создавая под ними тени.

Он опасен.

Это очевидно.

Он медленно тянется к шнуру от наушников, и одним резким рывком выдергивает их. Когда все его внимание сосредотачивается на мне, я сразу замечаю, что свет, исходящий от здания, не будет мне помощником. И если бы мне пришлось опознавать этого человека в полицейском участке, я понятия не имею, как бы это сделала. Тени не дают мне разглядеть его лицо.

Я прочищаю горло в попытке показать хоть какую-то уверенность.

— Ты сломал мой…

Он резко делает шаг вперед, и я взвизгиваю, роняя планшет. Большие тяжелые руки незнакомца хватают мои плечи, толкая вбок. Я спотыкаюсь и закрываю глаза. Жду удара об металлический склад сбоку от себя, но вместо этого он снова удерживает меня, его пальцы сильно впиваются в мою руку. Он ударяет меня о стену склада, и я стискиваю зубы, держа глаза плотно закрытыми. Мой позвоночник болит из-за жесткого металла, и все, что я слышу — это неустанный стук сердца в ушах. Помимо этого, думаю, что слышу свой разум, называющий меня идиоткой.

— Ты сумасшедшая? — выплевывает он.

Мои губы раскрываются, и я шиплю, открывая глаза. Вижу каждую темную черту лица, изогнутую в гневе. Его полные губы напряжены над стиснутыми зубами, ноздри раздуты. Я, по-прежнему застывшая в страхе, парализована мужчиной, который прижал меня к стене. Я не знаю этого парня. Не знаю его побуждений или намерений. Одно неверное слово или движение, и моя жизнь может закончиться. Его взгляд, который неразличим в этом освещении, проходится по моему лицу. Он пробегает глазами по моей груди, и я вижу, с какой гиперскоростью она поднимается и опадает. Никогда в своей жизни я не была так напугана.

Как и большинство людей, я не люблю свою жизнь. Прежде я хотела миллион раз оторваться от земли, но в данный момент, я никогда так не ценила жизнь, как в эту минуту; это ужасно. Голова теперь не занята сломанным планшетом. Он не стоит моей жизни, и я забуду об этом, даже оставлю его сломанным, если это означает, что я вернусь сегодня в свою квартиру.

Осознав мое испуганное состояние, парень осторожно пятится назад, с поднятыми руками, и я издаю осторожный выдох, не обращая внимания на дрожь, сотрясающую меня. Спустя короткую вечность, он выгибает бровь, и я понимаю, что он хочет услышать мои объяснения. Я с трудом сглатываю, и понимаю, что горло болезненно сухое.

— Ты сломал мой планшет, — хриплю я.

— Господи Иисусе, — фыркает он, опуская голову и открывая короткие, черные как смоль волосы.

Даже без его удерживания я по-прежнему прикована к металлической стене с колотящимся в горле сердцем. Я могу сбежать, но как далеко смогу убежать? Парень быстрее, намного быстрее меня, а я никогда не была бегуньей. Он проводит пальцами по своим волосам, слегка их потянув.

— Тебе нужно убираться отсюда.

Я хмурюсь. Как так?

— Ты позволишь мне уйти?

Он наклоняет голову, позволяя тени поглотить лицо. Выражение его лица невозможно понять.

— У меня нет причин удерживать тебя. Если ты умная, то будешь бежать так быстро, как только сможешь.

Он не хочет делать мне больно, и странная мысль наполняет меня уверенностью. Или, может быть, отчаянием. Я не смогу учиться без планшета. Если я не буду учиться, у меня ничего не получится, и если я потерплю неудачу, то не смогу иметь то, что у меня есть сейчас.

— Я никуда не уйду, пока ты не заменишь мой планшет.

В моем голосе не было уверенности, но, по крайней мере, была смелость, чтобы произнести то, что я хотела. Я не могу видеть его лицо, но уверена, что он улыбается.

— Я сломал планшет?

Я киваю, сжимая пальцами ремень своей сумки и нервно скручивая его.

— В поезде. Ты протиснулся мимо меня, выходя из дверей, и я уронила его.

Он скрещивает свои сильные и рельефные руки на груди.

— И ты преследовала меня до заброшенных складов? Для чего?

Я отталкиваюсь от стены.

— Сказать…

— Заставить меня заменить то, что я, якобы, сломал?

Кивнув, я сердито вздыхаю. Мне необходимо его заменить. Без него мне придется идти всю дорогу, занимающую час или два, в библиотеку после смены, а это нереально для меня. Конечно, никаким образом я не смогу заставить его заменить то, что сломано, но надеюсь, что вселенная даст мне передышку. Только в этот раз. Мне это нужно.

Но в ответ снова тишина. Интересно, что он видит. Маленькую отчаянную медсестру, которая не может позволить себе даже удобную пару обуви? Или лгунью? Для него я могу быть чокнутой девушкой, которая ищет милостыню.

— Тебе нужны легкие деньги? — спрашивает он, и его голос серьезен.

— Что? — выплевываю я, выступая вперед. — Нет. Я медсестра.

— Если ты можешь достать наркотики бесплатно то, что ты хочешь от меня?

— Мне не нужны наркотики. Я… — я делаю паузу и раздраженно вздыхаю. — Все, что я хочу от тебя, это чтобы ты заменил то, что сломал. Так что просто сделай это, и я уйду с твоего пути.

— Что, блядь, ты хочешь от меня? — резко говорит он, показывая вокруг себя. — Видишь ли ты какие-нибудь магазины электроники вокруг? Да еще и работающие в это время? — он подходит ближе. — Смотри, леди, у меня здесь дела. Ты должна убраться отсюда, пока…

Его прерывает громкий лязг, который, кажется, вибрирует внутри склада. Этот шум заставляет дрожать, и я уверена, что его слышно на многие километры.

— Что это? — спрашиваю я, медленно подходя ближе к нему.

Все его тело жесткое и напряженное, но в этот момент я нахожу больше комфорта с огромным незнакомцем, чем рядом со складом.

Незнакомец прочищает горло.

— Это твоя самая большая ошибка.

Глава 2

Склад

Теплая рука незнакомца берет меня за локоть и тянет за собой. Если раньше мое сердце просто билось, то теперь оно неустанно колотится, разгоняя кровь быстрее, чем мое тело может осилить. Я позволяю его большому телу оградить меня от бесконечного лязганья и проклятий, доносящихся из-за огромной двери. Я молюсь, чтобы большой парень, за которым последовала в этот район, разберется со всем, что выйдет через эти двери.

— Беги, — требует он суровым шепотом через плечо. — Сейчас.

Ему не нужно говорить дважды. Я отскакиваю от него и сразу же сканирую землю в поисках планшета. Может быть, его ремонт будет стоить меньше, чем стоимость нового. К счастью, я обнаруживаю его в метре справа от себя и прыгаю к нему. Низко склоняюсь и сгребаю его руками, не утруждаясь стряхнуть пыль и грязь.

Но уже слишком поздно.

Все, что он хотел, это чтобы я убежала, но яркий свет настигает меня. Прищурившись, я поднимаю руку, чтобы прикрыть глаза, но это не помогает. Ничего не вижу. В конце концов, прожектор опускается, вместо меня освещая внутреннюю часть пустого склада. Мужчина, стоящий за прожектором, не похож ни на кого виденного мною ранее. Он огромен и все его лицо в шрамах... Ой.

Мой полный ужаса взгляд раздражает мужчину, поэтому я перевожу его на потрепанную серую борцовку, которой каким-то образом удается прикрывать большую часть его груди. Тем не менее, я не могу удержать свои мысли и думаю о том, каким образом он получил шрамы. То, что случилось с его лицом, должно быть, было очень больно. Я снова переключаю внимание на шрамы. Его как будто раз пятьдесят ударили кнутом.

— Не ожидал увидеть вас двоих, Стоун, — говорит он хриплым и низким голосом.

Нас двоих? Он думает, что мы здесь вместе? Блядь, нет. Я не с ним.

— Ох, — я делаю шаг вперед, и незнакомец, Стоун, дергается в моем направлении, предупреждая своими глубокими цвета океана глазами.

Вау.

В темноте я не видела его лица, но сейчас, при свете, видно все его черты, не оставляя никаких шансов тени скрыть их.

Если бы я увидела его лицо раньше, мне не было бы так страшно. Испугалась бы, может быть, но не боялась. Он был самым привлекательным парнем: мужественый подбородок, покрытый небольшой щетиной, розовые полные губы и, судя по всему, все его зубы на месте.

Прочистив горло, я оглядываюсь на другого мужчину.

— Я не с н…

— Мы вместе, — резко говорит Стоун, засовывая руку в карман мешковатых черных шорт. — Это для Черепа, — он извлекает из кармана две толстые пачки денег, и я задыхаюсь. — Если у тебя есть проблемы с моими деньгами, обсуди это с ним.

Мужчина со своего места, как и я, смотрит на деньги Стоуна. Никогда не видела так много «зелени». В каждой пачке как минимум десять тысяч.

Мужчина, которого я бесчувственно решила называть «Лицо со шрамом», ухмыляется, показывая блестящие жемчужные зубы. Что удивительно, учитывая его внешний вид.

— Никаких проблем.

Он делает шаг вперед, протягивая руки, и Стоун кидает ему крупные пачки денег. «Лицо со шрамом» взвешивает их в руках, прежде чем, наконец, убрать в карман. Затем его темный взгляд резко падает на меня. Я почти вздрагиваю. Когда я смотрю на его изуродованное лицо, мое собственное начинает болеть. Его взгляд осматривает меня с головы до ног, и его, кажется, забавляет моя фиолетовая форма. Обычно я снимаю ее после смены, но сегодня решила оставить, рискуя принести микробы в свою квартиру. Обычно к концу смены я вижу все бактерии и чужие следы на форме, несомненно, как и на каждой поверхности у себя в квартире. Их сдают в аренду бесплатно, как и эту форму.

— Ты уверен, что твоя девчонка сможет постоять за себя там, внизу? — спрашивает «Лицо со шрамом», останавливая взгляд на моей груди.

Свинья.

Я смотрю на Стоуна. Где внизу? Куда мы идем, и почему он должен платить так много денег, чтобы туда попасть?

Стоун прищуривает глаза.

— О ней не беспокойся. Она злее, чем выглядит.

Его голубые глаза встречаются с моими, и я вижу его насквозь. Вижу сочувствие и разочарование.

— Хорошо, — вздыхает «Лицо со шрамом», отступая в сторону. — Проходите.

Стоун протягивает руку, хватает меня за локоть и мой планшет снова падает, разлетаясь на осколки. Я морщусь от боли, когда Стоун впивается в меня кончиками пальцев и тащит к дверям склада. Борясь с ним, я неохотно бросаю взгляд через плечо. Теперь нет никакого планшета... как и экзамена.

Стоун тащит меня внутрь, и мое внимание возвращается к комнате. Высокий потолок, достаточно высокий, чтобы вместить реактивный лайнер, и дерьмовые пластиковые окна, из которых ничего не видно. Здесь пахнет кровью и дохлыми животными, так же как и снаружи, но более заметно. Прямо в середине комнаты вижу две открытые стальные двери, и могу разглядеть первые ступени, ведущие в темноту. Куда они ведут? Что мы увидим в конце этой лестницы, и почему Стоун заплатил столько денег, чтобы попасть сюда? Из-за этих мыслей я дрожу.

— Пожалуйста, скажи, что мы не собираемся идти туда? — шепчу я, вырываясь из его хватки.

— Именно туда мы и идем.

Я упираюсь пятками, отчаянно пытаясь вырвать свою руку из его хватки.

— Отпусти меня! — шиплю я себе под нос, сжав челюсти, когда его пальцы усиливают захват.

Страх и отчаяние переплетаются толстыми нитями и скручивают мой желудок. Я в секунде от рвоты или обморока. Лучше обморок. Болезненный, смутный обморок. Свободной рукой бью его, но ему, кажется, все равно. Я разыгрываю эту сцену в надежде, что «Лицо со шрамом» вмешается и позволит мне уйти. Сможет ли он сказать, что мне не надо здесь находиться? Я слышу, как «Лицо со шрамом» смеется, и теперь эта мысль кажется глупой. Почему ему все равно? Я начинаю яростно хлестать Стоуна по щекам, борясь изо всех сил. Пряди моих черных волос выпадают из хвоста и прилипают к липкому лбу.

— Пощечины? Серьезно? — шипит Стоун, сдерживая мою руку. — Пожалуйста, скажи мне, что это не все, что ты можешь сделать?

Что, черт возьми, это значит?

— Отпусти меня! У меня много знакомых! Они придут за мной!

Это ложь, конечно, но я отказываюсь сталкиваться с реальностью в данной ситуации. Реальность такова — если я умру здесь, то кто об этом узнает? Кто найдет меня? У меня нет родителей, нет братьев, сестер и друзей. Память обо мне исчезнет, и не будет иметь никакого значения для того, кто, проводя экзамен, маркером отметит поле «не явился» рядом с моим именем через две недели, за исключением медсестры, которая будет, без сомнения, освобождена от присмотра за детьми вместо меня в следующую смену.

Я смаргиваю слезы, которые жгут глаза.

— Заткнись, — приказывает он, угрожающе понизив голос. — Из-за тебя нас двоих убьют.

— Есть проблемы, Стоун?

Все тело Стоуна напрягается, когда «Лицо со шрамом» задает вопрос. Не говоря ни слова, он низко приседает, и я пищу, когда он обхватывает мои ноги и забрасывает меня себе на плечо.

— Никаких проблем. Просто она поняла, что не упаковала свою новую пару туфель от Джимми Чу, вот и все. (Примеч. Джимми Чу (англ. Jimmy Choo) — дизайнер, выпускающий свою собственную линию обуви).

— Нет! — ору я, стуча кулаками по его спине. Это наглая ложь. Я ни за что не забыла бы взять с собой туфли Джимми Чу. Кроме того, не похоже, что я могу себе позволить бренд такого калибра. — Пожалуйста!

Он игнорирует меня, пока я извиваюсь на его плече. Никакого прогресса. Хватка Стоуна крепка, и он слишком силен, чтобы с ним бороться. В такой ситуации я мышонок в ловушке под ногой слона... мне не сбежать. Побежденная, я резко расслабляюсь, обвисая на его плече, и рыдаю. Будет ли кто-нибудь скучать по мне? Будет ли мое лицо напечатано на картонной коробке из-под молока или на рекламном щите? Или я буду просто номером в файле, запароленном и запертым в полиции?

Я закрываю глаза, когда мы спускаемся по лестнице. Когда мы достигаем конца, Стоун несет меня несколько метров и опускает на землю. Когда мой второй кроссовок касается пола, я спрыгиваю. Затем мой кулак встречается с его челюстью, и его голова с силой откидывается в сторону. Черт! Я шиплю и сжимаю кулак, который пронзает боль, и словно в игре дартс, мое запястье отдает покалыванием в локте. В панике бросаюсь к лестнице, но он ловит ремень моей сумки и дергает назад. Я борюсь с ним, как собака на поводке, у которой ничего не получается. Он ругается себе под нос, и мой желудок проваливается. Я чувствую, как ремень сумки впивается в мое тело и трещит. За долю секунды до падения огромные руки хватают меня за плечи и толкают назад. Он припечатывает меня к стене, и я начинаю плакать, когда затылок ударяется об трубу. Головная боль пульсирует в голове.

— Послушай…

Я открываю рот, чтобы возразить, но он зажимает его рукой. Соленый вкус его кожи распространяется по моим губам к кончику языка. Слезы, что жалили мои глаза ранее, теперь льются через край, и мои щеки становятся мокрыми. Я умру.

— Послушай, — говорит он. — Ты не можешь этого избежать. Ты хочешь уйти? Чертовски жаль. Ты сама заварила эту кашу, и теперь сама должна выбраться отсюда.

Воздух вырывается через нос, грудь вздымается. Тошнота создает ужасные позывы внизу живота, и все мое тело дрожит. Никогда не чувствовала такого страха, как сейчас. Это изнуряет.

— Последнее, что тебе нужно — это привлечь к себе внимание. Ты должна бороться, чтобы выжить. Если не будешь — они перережут тебе глотку и бросят в канализацию. К тому времени тебя смоет куда-нибудь, и твое тело будет слишком изуродовано, чтобы его можно было опознать. Ты понимаешь?

Несмотря на свои бешеные мысли, я впитываю его слова, но все-таки не реагирую на них.

— Почему я не могу уйти? — Стоун ждет несколько секунд и убирает руку. — Я никому не скажу, — прошу я, мой голос дрожит, как и руки. — Я просто хочу уйти домой.

Сочувствие смягчает его жесткие глаза цвета океана, и я уже знаю, что он собирается сказать. Язык его тела все говорит за него.

— Ты не можешь уйти домой.

Глава 3

Долг

Я не могу…

Я не могу вернуться домой…

Эта мысль заставляет мое горло пересохнуть.

Мой пульс скачет, живот сжимается, и появляется ужасное отчаянное желание блевать. Потом меня осеняет — телефон. Я могу позвонить в полицию. Из заднего кармана я достаю телефон. Когда я вытаскиваю его и снимаю блокировку экрана, маленькие антенны в правом углу экрана исчезают, сменяясь значком «нет сигнала». Мое сердце падает.

— Здесь нет сигнала. Можешь от него избавиться.

Здесь нет сигнала…

Слезы текут по щекам. В гневе я резко смахиваю их и швыряю свою сумку в сторону, игнорируя самодовольное выражение Стоуна. Я не плакса. В последний раз я прослезилась, когда мне было семь лет. Была зима, и я ждала снаружи детского дома. Я помню, словно это было вчера. Я стояла там, нервно сжимая ремень рюкзачка холодными голыми руками. Мои новые родители должны были забрать меня после обеда, но они не появились. Я ждала, дрожа в розовых резиновых сапогах, что меня придут и заберут куда-нибудь, но они этого не сделали, и я плакала, пока снежинки падали на плечи моей голубой толстовки. Я не знаю, что с ними произошло. Мне никто ничего не объяснил, я же ребенок. Успокоившись после неудержимых дней плача, я пообещала себе, что не буду реветь по тому, чего не могу изменить. Это же происходит и сейчас, я не могу изменить то, что происходит, но слезы не останавливаются, и я чувствую себя ничтожной, как и в тот день.

— Почему? — спрашиваю я, не заботясь, что кажусь отчаянной и напуганной. — Почему я не могу уйти? Я же сказала, что никому не скажу.

— Это не сработает, и, Иисус, ты перестанешь реветь? — он цокает языком, расстроенно облизывая нижнюю губу. — Ты наткнулась на большой секрет, и из него нет легкого выхода. Я не могу насильно заставить тебя остаться, даже не буду пытаться, но если хочешь жить, то ты будешь зализывать свои раны, Котенок, и сдерживать свои чертовы слезы.

Садясь рядом с ним, я рукой вытираю нос, убирая слезы, текущие из ноздрей, не из глаз.

— Если не хочешь этого делать и хочешь уйти прямо сейчас, — он указывает длинным пальцем на лестницу, по которой нес меня сюда, — ты можешь подняться обратно, и пусть Стив узнает, что ты передумала.

Стив? «Лицо со шрамом» зовут Стив? Я не вижу смысла ждать. Все равно, даже если у него есть имя, я и на дюйм не сдвинусь в сторону лестницы, независимо от того, как отчаянно этого хочу.

— Что будет потом? Если я решу уйти?

Стоун пожимает широкими плечами.

— Стив может быть нормальным парнем. Я уверен, что он сделает твою смерть быстрой и безболезненной.

Он отворачивается от меня, уходя прочь от лестницы в темноту. Я тянусь за ним, поймав мягкую ткань толстовки, сжимаю ее между пальцами, прежде чем он сможет ускользнуть.

— Погоди. Мою смерть? Он убьет меня?

Бросив взгляд через плечо, Стоун кивает.

— Теперь ты знаешь об этом месте. И теперь ты не можешь избежать этого и не можешь говорить об этом, — его глаза темнеют, заставляя меня отпустить его толстовку. — У тебя нет выбора. Борись, либо умри. Возможно, в следующий раз ты дважды подумаешь, прежде чем преследовать незнакомца из метро посреди ночи.

Бороться? Я не могу бороться. Я едва могу поднять ящик с медикаментами, не ворча при этом. Со мной никто не будет бороться. Я погублю себя. Не так представляла я себе все это. Честно говоря, я не знаю, чего ожидала. Я была сосредоточена только на деньгах, и мало беспокоилась о своей безопасности.

— Я просто хотела, чтобы ты исправил то, что разбил…

— Да, ну, кажется, сейчас не стоит об этом беспокоиться, не так ли?

Опустив подбородок, я качаю головой. Оно вообще не стоит того.

— И, кстати, ты должна мне десять штук за вход.

Мои брови в замешательстве взлетают вверх. Десять-долбанных-штук!

— За что? Чтобы угробить мою жизнь?

Стоун жестами показывает вокруг себя.

— Это не дешево, попасть в подобное место. Спасение твоей жизни обошлось мне в десять тысяч долларов.

Разочарование распространяется в груди. Я удивляюсь, как оно быстро заменяет панику и страх. Я не хочу этого. Нет другого пути, мне нужно отдать ему десять тысяч долларов за свою ловушку в этом подпольном месте. Давайте не будем говорить, что я должна бороться за выход. Кроме того, я потеряю свою работу и квартиру. Он разрушил мою жизнь.

— Ты ждешь, что я вытащу такие деньги из своей задницы? Я последовала за тобой из метро в час ночи, чтобы обменять планшет, потому что не могу себе это позволить. Всего нужно сто долларов, чтобы отремонтировать треснувший экран, и, если я не могу себе этого позволить, то, как ты думаешь, могу ли я позволить себе десять тысяч долларов?

1 2 3 4 5 6 7 8

www.litlib.net

Книга "Сломленные 1" из серии Сломленные 1

 
 

Сломленные 1

Сломленные 1 Автор: Мади Скайла Жанр: Современные любовные романы Серия: Сломленные #1 Язык: русский Год: 2016 Переводчик: Любительский перевод Второй переводчик: Nikki Fenty Добавил: Admin 16 Июн 16 Проверил: Admin 16 Июн 16 Формат:  FB2 (270 Kb)  RTF (265 Kb)  TXT (241 Kb)  HTML (262 Kb)  EPUB (399 Kb)  MOBI (1026 Kb) Скачать бесплатно книгу Сломленные 1 Читать онлайн книгу Сломленные 1

Рейтинг: 5.0/5 (Всего голосов: 1)

Аннотация

Жизнь Эмили больше походила на шутку, чем на реальный поворот событий.… студентка-медик попадает в нелегальный подпольный бойцовский клуб…У Эмили Шеппард не было того, ради чего стоит жить. Как у приемного ребенка, ее жизнь была совсем не гламурной, и ежедневные поездки в метро Нью-Йорка напоминали ей об этом. Уход за больными был смыслом ее жизни, единственным способом помочь другим нуждающимся.Затем ее гордость отобрала у нее все.Джай Стоун никогда не важничал. Поезд, на котором он ездил по Нью-Йорку, никогда не позволял ему забыть об этом. Джай участвовал в боях, на которых надо было бороться ради спасения брата, но одна случайная ночь подсунула невинную в его объятия.Теперь они вместе, в ловушке.Боец и медсестра.… и все сводится к одной истине.СРАЖАТЬСЯ ИЛИ УМЕРЕТЬ.

Объявления

Где купить?

Нравится книга? Поделись с друзьями!

Другие книги автора Мади Скайла

Другие книги серии "Сломленные"

Похожие книги

Комментарии к книге "Сломленные 1"

Чтобы оставить комментарий или поставить оценку книге Вам нужно зайти на сайт или зарегистрироваться
 

www.rulit.me

Книга Сломленная читать онлайн Симона де Бовуар

Симона де Бовуар. Сломленная

 

Понедельник, 13 сентября. Соляные копи.

 

Что за причудливая декорация: на окраине деревенского селения словно набросок города, существующего вне времени. Я прошла до середины амфитеатра, поднялась по лестнице центрального павильона и долго созерцала строгое величие зданий, построенных для чего-то, но никогда ничему не служивших. Они осязаемы, они существуют, однако заброшенность превратила их в фантастический призрак, спрашивается только, — чего. Теплая трава под осенним небом, запах опавшей листвы говорили мне, что я еще не покинула этот мир, но лишь лет на двести углубилась в прошлое. Я сходила к машине за вещами. Разложила на земле одеяло, подушки, поставила транзистор и, слушая Моцарта, курила. За двумя-тремя пыльными окнами угадывалась жизнь. У одной из тяжелых дверей остановился грузовик. Люди открыли дверь, погрузили в кузов какие-то мешки, и ничто более не нарушало послеполуденной тишины. Концерт кончился, и я принялась за чтение. Все казалось непривычным: заехала так далеко, на берег незнакомой реки; подняв глаза, вижу себя среди этих камней, вне моей настоящей жизни.

Ведь самое удивительное — это то, что я оказалась здесь и рада этому. Страшит как раз предстоящее одинокое возвращение в Париж. До сих пор, если не было Мориса, то уж девочки сопровождали меня во всех путешествиях. Я думала, радость будет неполной без восторгов Колетты, без придирчивости Люсьенны. Но вдруг, забытая, эта радость вернулась, уже в каком-то новом качестве. Свобода сделала меня моложе лет на двадцать. Закрыв книгу, я даже принялась писать для самой себя, как в двадцать лет.

 

Я никогда не расстаюсь с Морисом без тяжести на сердце. Конгресс должен продлиться всего неделю, и все же, пока мы ехали из Мужена на аэродром в Ниццу, я чувствовала спазмы в горле. И он тоже волновался. Когда громкоговоритель пригласил пассажиров, улетающих в Рим, Морис крепко обнял меня: «Не разбейся в машине», «Не разбейся в самолете». Прежде чем уйти, он снова обернулся: в его глазах была тревога, поразившая, меня. Что-то трагическое было и во взлете. Самолет оторвался от земли с жестокостью «прощай».

 

Но вскоре ощущение радости жизни вернулось ко мне. Нет, отсутствие дочерей меня не огорчало. Наоборот. Я могла вести машину быстро или медленно — как захочу. Могла ехать куда мне заблагорассудится, останавливаться, когда мне понравится. Я решила недельку побродяжничать. И вот я встаю с рассветом. Машина ждет меня во дворе, как верный конь. Она влажна от росы. Я протираю ей глаза и радостно, как будто надгрызаю орех, начинаю новый день, который только что озарило солнце. Возле меня белая дорожная сумка. В ней карты Мишлена, «Голубой гид», книги, теплый жакет, сигареты — мои скромные спутники. Никто не раздражается, когда я спрашиваю у хозяйки гостиницы, как она готовит цыпленка с раками.

 

Скоро настанет вечер, но еще тепло. Это одно из тех волнующих мгновений, когда земля в столь полном согласии с людьми, что кажется невозможным, чтобы кто-нибудь из них был несчастлив.

 

Вторник, 14 сентября.

 

Одна из моих черт, восхищавших Мориса, — это сила того, что он называл «чуткостью к жизни». Она жила во время этого краткого пребывания наедине с собой. Теперь, когда Колетта вышла замуж, а Люсьенна в Америке, у меня есть время ее развивать. «Тебе скучно. Ты должна пойти работать», — говорил Морис в Мужене. Он настаивал. Но я не хочу. По крайней мере, сейчас. Я хочу, наконец, немного пожить для себя. И насладиться вместе с Морисом тем уединением, которого мы так долго были лишены.

knijky.ru

Книга "Сломленные 1" автора Мади Скайла

 
 

Сломленные 1

Сломленные 1 Автор: Мади Скайла Жанр: Современные любовные романы Серия: Сломленные #1 Язык: русский Год: 2016 Переводчик: Любительский перевод Второй переводчик: Nikki Fenty Добавил: Admin 16 Июн 16 Проверил: Admin 16 Июн 16 Формат:  FB2 (270 Kb)  RTF (265 Kb)  TXT (241 Kb)  HTML (262 Kb)  EPUB (399 Kb)  MOBI (1026 Kb) Скачать бесплатно книгу Сломленные 1 Читать онлайн книгу Сломленные 1

Рейтинг: 5.0/5 (Всего голосов: 1)

Аннотация

Жизнь Эмили больше походила на шутку, чем на реальный поворот событий.… студентка-медик попадает в нелегальный подпольный бойцовский клуб…У Эмили Шеппард не было того, ради чего стоит жить. Как у приемного ребенка, ее жизнь была совсем не гламурной, и ежедневные поездки в метро Нью-Йорка напоминали ей об этом. Уход за больными был смыслом ее жизни, единственным способом помочь другим нуждающимся.Затем ее гордость отобрала у нее все.Джай Стоун никогда не важничал. Поезд, на котором он ездил по Нью-Йорку, никогда не позволял ему забыть об этом. Джай участвовал в боях, на которых надо было бороться ради спасения брата, но одна случайная ночь подсунула невинную в его объятия.Теперь они вместе, в ловушке.Боец и медсестра.… и все сводится к одной истине.СРАЖАТЬСЯ ИЛИ УМЕРЕТЬ.

Объявления

Где купить?

Нравится книга? Поделись с друзьями!

Другие книги автора Мади Скайла

Другие книги серии "Сломленные"

Похожие книги

Комментарии к книге "Сломленные 1"

Чтобы оставить комментарий или поставить оценку книге Вам нужно зайти на сайт или зарегистрироваться
 

www.rulit.me

Книга "Сломленные (ЛП)" из серии Сломленные 1

 
 

Сломленные (ЛП)

Сломленные (ЛП) Автор: Эллиотт Келли Жанр: Современные любовные романы Серия: Сломленные #1 Язык: русский Год: 2016 Страниц: 79 Издатель: ЛП Переводчик: "https://vk.com/stagedive" Статус: Закончена Добавил: Admin 30 Ноя 16 Проверил: Admin 30 Ноя 16 Формат:  FB2 (753 Kb)  EPUB (801 Kb) Скачать бесплатно книгу Сломленные (ЛП) Читать онлайн книгу Сломленные (ЛП)

Рейтинг: 4.5/5 (Всего голосов: 4)

Аннотация

Лейтон Моррис и его брат Майк выросли не зная, каково это жить в нормальной семье. В доме без родителей, водопровода и электричества они быстро научились выживать, полагаясь только друг на друга. Когда трагическая авария забрала у Лейтона Майкла — единственного человека, который занимал место в его сердце, Лейтон сконцентрировал все свое время и энергию на ранчо, о котором они с братом мечтали. Он дал себе обещание — никогда вновь не любить. Ведь последнее, что Лейтону было нужно и чего он хотел — это еще больше душевной боли. Уитли Рейнольдс выросла в привилегированном доме в штате Нью-Йорк. Когда она завоевала самого блистательного футболиста их школы, никто не был удивлён, даже Уитли. Она мечтала о будущем с Роджером в Нью-Йорке, и с радостью последовала туда за ним. Впервые Роджер ударил её, когда они спорили по поводу вечеринки, и она простила его. Когда это произошло снова, Уитли ушла от друзей и семьи. В тот роковой день, бросив всё, Уитли дала обещание самой себе и нашла мужество совершить то, на что она думала никогда не решится. Убежав со своей лучшей подругой Кортни, Уитли решила оставить прошлое позади и начать новую жизнь в небольшом городке Ллано, Техас, где бы никто никогда не узнал о её прошлом. Они когда-нибудь научатся доверию и любви вновь или их прошлое настигнет их, и они так и останутся одинокими и ... Сломленными.

 

Объявления

Где купить?

Нравится книга? Поделись с друзьями!

Другие книги автора Эллиотт Келли

Другие книги серии "Сломленные"

Похожие книги

Комментарии к книге "Сломленные (ЛП)"

Комментарий не найдено
Чтобы оставить комментарий или поставить оценку книге Вам нужно зайти на сайт или зарегистрироваться
 

www.rulit.me

Книга "Сломленные 1" из жанра Любовные романы

 
 

Сломленные 1

Сломленные 1 Автор: Мади Скайла Жанр: Современные любовные романы Серия: Сломленные #1 Язык: русский Год: 2016 Переводчик: Любительский перевод Второй переводчик: Nikki Fenty Добавил: Admin 16 Июн 16 Проверил: Admin 16 Июн 16 Формат:  FB2 (270 Kb)  RTF (265 Kb)  TXT (241 Kb)  HTML (262 Kb)  EPUB (399 Kb)  MOBI (1026 Kb) Скачать бесплатно книгу Сломленные 1 Читать онлайн книгу Сломленные 1

Рейтинг: 5.0/5 (Всего голосов: 1)

Аннотация

Жизнь Эмили больше походила на шутку, чем на реальный поворот событий.… студентка-медик попадает в нелегальный подпольный бойцовский клуб…У Эмили Шеппард не было того, ради чего стоит жить. Как у приемного ребенка, ее жизнь была совсем не гламурной, и ежедневные поездки в метро Нью-Йорка напоминали ей об этом. Уход за больными был смыслом ее жизни, единственным способом помочь другим нуждающимся.Затем ее гордость отобрала у нее все.Джай Стоун никогда не важничал. Поезд, на котором он ездил по Нью-Йорку, никогда не позволял ему забыть об этом. Джай участвовал в боях, на которых надо было бороться ради спасения брата, но одна случайная ночь подсунула невинную в его объятия.Теперь они вместе, в ловушке.Боец и медсестра.… и все сводится к одной истине.СРАЖАТЬСЯ ИЛИ УМЕРЕТЬ.

Объявления

Где купить?

Нравится книга? Поделись с друзьями!

Другие книги автора Мади Скайла

Другие книги серии "Сломленные"

Похожие книги

Комментарии к книге "Сломленные 1"

Чтобы оставить комментарий или поставить оценку книге Вам нужно зайти на сайт или зарегистрироваться
 

www.rulit.me

Читать онлайн книгу «Сломленные» бесплатно — Страница 12

— Лиззи не приехала, мам? — осторожно спросила Кейт.

Эвелин вздохнула:

— Господи Исусе, Кейт, да ей и там хорошо. Там полно мужчин, но она смотрит только на одного. Слава богу, она нашла себе хорошую пару. Ей там нравится, и всем нравится, что она там. Уверена, ей в Австралии намного лучше, чем было бы здесь.

Дженни почувствовала, что между матерью и дочерью возникло напряжение, когда они коснулись этой темы, и уткнулась в тарелку.

Кейт крепко обняла мать:

— Мама, я так рада, что ты снова дома.

Эвелин притворилась, будто поправляет свою аккуратно уложенную завивку, и сказала:

— После того как мы поедим, ты мне расскажешь, что произошло между тобой и Пэтом. Сегодня утром, когда я заявилась к нему домой, я чуть не умерла от такого сюрприза! Ну, по крайней мере, я привезла тебе все твои вещи. Хоть об этом ты можешь не волноваться. А Пэта нет дома уже несколько дней, как сказала эта Мэри Энн, которую он называет экономкой. Все, довольно! Доедайте скорее. У меня есть для вас вкусный десерт и бутылочка австралийского «шардонне» на пробу.

Дженни была в восторге от этой маленькой женщины, она находила ее просто потрясающей. Во время ужина они оживленно болтали, словно знали друг друга всю жизнь. Дженни казалось, что все, с кем разговаривает Эвелин, чувствуют то же самое. Казалось, в нее невозможно не влюбиться из-за ее открытости и доброты.

— О господи! Забыла сказать! Звонил этот тупоголовый Ретчет и велел тебе сразу ему позвонить, как только придешь домой. Не спеши. Поешь сначала. Даже по голосу слышно, что он зануда, каких поискать. Ничего, подождет немного, не умрет.

Дженни и Кейт заговорщически улыбнулись друг другу. Когда Эвелин вышла из кухни, Дженни искренне сказала:

— Кейт, она просто супер. Тебе повезло.

Кейт порадовали слова Дженни.

— Я ее так люблю. Не знаю, как я без нее продержалась бы все эти годы. После Дэна и всего остального…

— Хотела бы я, чтобы моя мама была такой, но родителей не выбирают, какие есть, такие и есть. Посмотри, с какими экземплярами мы сталкиваемся на работе, а?

— Пища для размышлений. Ты веришь в то, что люди рождаются уже плохими, как утверждает мать Керри?

Дженни на секунду задумалась:

— Если честно, то не знаю, Кейт. Одни люди способны на лютую ненависть, а другие — на безумную любовь. Но от любви до ненависти один шаг. Ясно одно: имея такую мать, как Эвелин, ты просто обязана была вырасти хорошим человеком.

Кейт ничего не ответила — просто улыбнулась. Эвелин воспитывала и Лиззи, но с той не все шло гладко. Кейт подозревала, что мать вернулась домой раньше срока еще и потому, что Лиззи, вероятно, снова выкинула какой-нибудь фортель. Кейт ничего не знала наверняка — только предполагала. Но, если дело касалось матери, ее предположения всегда оправдывались.

Когда Эвелин вернулась на кухню, вновь зазвонил телефон, и Кейт встала, чтобы ответить на звонок.

— Пусть поработает автоответчик, детка. Я тебя и пяти минут еще не видела, а зная твоего тупицу Ретчета, могу предположить: ты вылетишь из дома уже через пару секунд.

Они услышали голос Ретчета на автоответчике и рассмеялись.

— Привет, Кейт. Я не хотел тебе это говорить по телефону, но, похоже, сегодня в Илфорде застрелили Патрика Келли. Когда ты получишь это сообщение, пожалуйста, позвони мне. Мой домашний телефон…

Когда до них дошел смысл слов Ретчета, наступила гробовая тишина. Кейт посмотрела на мать. Губы Эвелин двигались, но не прозвучало ни единого слова. Старушка словно онемела. Отказываясь верить в услышанное, она качала головой.

— Пэта застрелили… Господи, помилуй его, — наконец произнесла Эвелин, перекрестилась и налила Кейт еще вина. — Выпей, девочка, тебе сейчас полезно. Надо перезвонить этому тупице и выяснить, что произошло на самом деле.

Кейт била дрожь. Казалось, тело ей не подчиняется. Слез не было, но ее огромные темные глаза переполняла боль. Эвелин отдала бы что угодно, лишь бы не видеть такого страдания на лице дочери.

— Кто мог застрелить твоего мужчину? Здесь прямо поле битвы какое-то. Стреляют, режут…

— Эвелин, я думаю, Кейт нужен врач.

Едва Дженни произнесла эти слова, Кейт, потеряв сознание, сползла на пол. Теперь Эвелин плакала, гладя голову своей дочери.

— Я знала, что пора возвращаться, я чувствовала, что я ей нужна. Боже, она сойдет с ума. Моя девочка сойдет с ума от горя. Они же были созданы друг для друга.

Она все еще плакала, когда Дженни взяла телефон, позвонила Лейле и сообщила новость. Дженни хотела по возможности скрыть состояние Кейт от ее коллег. Слухи и так пойдут, но не обязательно всем знать, что Кейт упала от шока в обморок. Она вряд ли захочет делиться с кем-нибудь своим горем. Так уж она устроена.

Вилли проснулся оттого, что кто-то облил его холодной водой. Он затрясся от холода.

— Твой босс мертв.

Вилли не знал, стоит ли верить этим жутким словам.

— У тебя кишка тонка убить Патрика Келли, — сказал он слабым голосом.

Невидимый мужчина рассмеялся:

— Не хочешь узнать, что теперь ждет тебя?

— Нет, не очень. Кстати, приятель, спасибо за воду. Я как раз пить хотел.

Сергей восхищенно покачал головой. Он повидал на своем веку немало крепких парней, но этот Вилли Гэбни был настоящий кремень. Все люди Бориса поражались его стойкости.

— Я лично его пристрелил, — похвастался Сергей. — Сегодня, в его машине. Я видел, как в него угодили две пули и он упал, истекая кровью.

Если Сергей надеялся поколебать дух Вилли, то его ждало разочарование.

— Я не верю тебе, сынок. Пэт Келли доберется до тебя и порвет на куски. Молись, чтобы он был мертв, потому что если это не так, тебе лучше бежать.

Даже получив такое известие, лишавшее его всякой надежды на спасение, узник по-прежнему проявлял твердость духа. Русский вышел из комнаты и с уважением сказал двум охранникам:

— Его до сих пор не удалось сломить.

Тех стойкость Вилли удивляла не меньше.

— Мы слышали, как он разговаривал сам с собой: что-то долго бормотал про футбол, а потом начал считать от одного до тысячи, и так всю ночь.

С минуту они помолчали, восхищаясь волей своего пленника.

— Мы должны его убить?

Сергей покачал головой:

— Он нам еще понадобится. Он много знает, а нам нужна информация. Накормите его. Пусть помоется, а там решим, как с ним поступить. Когда он поймет, что его босс мертв, он согласится нам помочь.

— А если нет? Подобную преданность трудно купить деньгами. Она — от уважения к боссу.

Они все уважали Вилли Гэбни, но любой из них не раздумывая убил бы его по первому требованию Бориса. Они понимали преданность Вилли Гэбни своему хозяину, поскольку сами были такими.

Охранники принесли Вилли еду и бутылку виски, хотя догадывались, что виски он пить не станет.

Книга 2

Глава 1

Сестры Патрика прибыли в больницу Святого Георгия вместе и ловко проскользнули мимо жаждущей новостей толпы журналистов. Старшая, Грейс, со своими светлыми волосами и сильно накрашенными глазами выглядела моложаво, Виолетта же, напротив, казалась старше своих лет. В отличие от Грейс, у которой лицо и кожа словно созданы были для косметики, Ви, когда красилась, походила на отчаянно молодящуюся старуху.

Они молча вошли в отделение реанимации. Молодой врач азиатского происхождения с усталыми глазами поприветствовал их, натужно улыбнувшись.

— Как он?

— Очень плохо. Подключен к аппарату искусственного жизнеобеспечения.

— Он выкарабкается?

Доктор пожал плечами:

— Честно говоря, особой надежды нет. Но он физически сильный мужчина и, судя по всему, борец по натуре.

Виолетта наблюдала, как с помощью аппарата искусственного дыхания поднимается и опускается грудь Патрика. Шум стоял чудовищный, многочисленные провода наводили ужас на сестер. Видеть Патрика, воплощение жизнерадостности и силы, в подобном состоянии было невыносимо.

— Боже, Грейс, за что ему эти несчастья? Рене, Мэнди и сейчас вот это. Только два дня назад я ему говорила, что он слишком стар для своих дел. Ему и так приходилось нелегко. С каждым днем у него появлялось все больше седых волос, и разрыв с Кейт, как ты понимаешь, не пошел ему на пользу. Но в чем ее-то вина? Зачем ей Патрик и его проблемы, с ее-то работой?

Грейс нежно взяла брата за руку.

— Ну да, боже упаси помешать ее чертовой работе, Ви. — В голосе Грейс сквозил сарказм.

Виолетта закусила губу. В их семье Грейс всегда доминировала, и Патрик, и Виолетта автоматически уступали ее агрессивному напору. Но на сей раз Виолетта не собиралась потакать сестре. Пэт любил Кейт, они прекрасно подходили друг другу, что бы ни говорила эта чертовка Грейс. Пэт всегда приходил к Виолетте, когда ему было плохо, потому что знал: она выслушает его и поддержит.

— Эта Кейт — хренова зазнайка, — продолжала Грейс. — Я знаю, она смотрела на меня сверху вниз. Нет, она, конечно, ничего такого не говорила, но я-то знаю…

Виолетта взяла сестру за руки.

— Патрик любит тебя, Грейс, и всегда любил. Но у него своя жизнь. Кейт была для него хорошей парой, что бы ты ни думала.

Грейс обвела комнату глазами и презрительно фыркнула:

— Ну и где же она тогда?

Виолетта отступила. Она понимала, как сильно горе сестры. Она также понимала, что сестра ревнует. Кейт вошла в жизнь Патрика и заняла то положение, которое раньше занимала Грейс. Но Грейс не собиралась уступать свои позиции. После смерти Рене Патрик во всем полагался на старшую сестру, которой это очень нравилось. Даже слишком нравилось. Виолетта не могла прямо упрекнуть сестру в банальной ревности, потому что любая критика вызвала бы склоку. Грейс отличалась тяжелым характером.

Виолетта вгляделась в лицо Патрика и ужаснулась его бледности. Он был точно восковой, словно жизнь уже покинула его. Одна пуля попала в шею, другая — в ягодицу. Второе ранение, видимо, будет напоминать о себе всю жизнь, если он, конечно, вообще выкарабкается.

По телефону медсестра сообщила, что раненый очень плох и последующие двадцать четыре часа станут решающими. Судя по всему, у него тяжелая черепно-мозговая травма. Виолетта понимала, что врачам хватает хлопот и без расспросов родственников. Ну, лишь бы они помогли ее брату, и плевать ей, как они это сделают. Однако, глядя на любимое лицо, она не надеялась на исцеление. Патрик был уже почти мертв.

— Позвать священника, Грейс?

Сестра посмотрела на нее как на сумасшедшую.

— Правильно, Ви, давай напустим на него этих стервятников!

Виолетта тяжело вздохнула и молча села возле кровати. Она не хотела злить Грейс. Старшая сестра разговаривала с ней как с ребенком, и, честно говоря, Виолетту уже начинало это доставать. На самом-то деле Грейс не имела права решать за других, нужно ли им религиозное утешение: ее духовный склад просто не позволял ей понять верующих людей.

Виолетта не сомневалась: вскоре сестра начнет насмехаться над медсестрами, врачами и вообще над любым, кто посмеет усомниться в ее всезнании и огромном значении в этом мире. Виолетта даже позавидовала Патрику: ему хотя бы не приходится терпеть Грейс и ее постоянные колкости и придирки.

— Мне нужно позвонить, Виолетта. А ты попробуй выбить чашку чаю у этих девиц, которые ходят здесь кругами и воображают себя медсестрами, — громко сказала Грейс, стараясь, чтобы ее услышала дежурная медсестра.

Виолетта страдальчески закрыла глаза. Сестра в своем репертуаре, причем на сей раз концерт начался как-то уж очень рано.

Дженни посмотрела в глаза Керри Элстон и раздельно повторила вопрос. Девушка выглядела ужасно: ее пухлое лицо посерело и казалось грязным, от нее исходило смешанное зловоние пота и сигаретного дыма. Было невыносимо находиться рядом с ней в маленькой душной комнате. Дженни видела, что молодая женщина-полицейский, присутствующая на допросе, тоже чувствует себя не в своей тарелке.

— Мне нужен ответ, Керри, и я получу его, даже если мне придется просидеть здесь целый день.

В голосе Дженни прозвучало раздражение. Керри ухмыльнулась, демонстрируя желтые зубы.

— Вы меня очень напугали, но я не могу ответить на ваш вопрос. Я не знаю, где мой отец, и я не знаю, где Джереми Бленкли. Мне жаль.

Последние два слова она произнесла нараспев, и Дженни еле сдержалась, чтобы не врезать ей как следует.

— Знаешь, с тобой тяжело разговаривать. Ты понимаешь, сколько тебе светит, а? Понимаешь?

Она обрадовалась, увидев страх в глазах Керри, и продолжала, стараясь говорить спокойно, почти ласково:

— Но не надейся просто отсидеть срок, как обычные преступницы, — отношение к тебе будет особое. В мужской тюрьме проходить по твоей статье довольно плохо. Но в женской тюрьме, где сидят женщины, которых разлучили с любимыми детьми, ты окажешься в совсем уж скверном положении. Кружка кипятка в лицо — вполне обычное дело. Тебе придется постоянно быть начеку. Видишь, не такая уж ты и умная, как тебе кажется. И если ты настолько глупа, чтобы отказываться от сделки с нами, мы упрячем тебя надолго. Будешь сидеть, пока не превратишься в дряхлую старуху. Ты уже разработала план выживания?

Керри не отвечала — она просто уставилась бессмысленным взглядом в глаза Дженни. Однако доселе она выглядела вменяемой и действовала как вменяемая. Дженни твердо решила, что не позволит этой девице избежать наказания по причине психического расстройства. Если потребуется, найдется множество психиатров, которые засвидетельствуют вменяемость Керри Элстон.

— Я восхищаюсь тобой, Керри. На твоем месте я бы волосы на себе рвала. Но тебе виднее.

Дженни закурила и как бы между прочим небрежно спросила:

— Да, кстати, насчет того случая сексуального домогательства — в школе, вместе с твоей подружкой Джеки Палмер? Не могла бы ты меня просветить, в чем было дело?

Керри сразу изменилась в лице. Дженни мысленно засчитала очко в свою пользу.

— Вы-то уж должны знать, что никакого дела не возбуждали.

— О, это я знаю. Но я хочу знать, почему не возбуждали. Потому что ваших отцов многое связывало? Или они имели связи в полиции? Или и то и другое? Я понимаю, ты-то со своим отцом была очень близка. Твоя мать объяснила нам, насколько близка — и тогда, и сейчас.

Керри не ответила.

— Керри, ау! Язык проглотила? Я думала, ты умеешь разговаривать.

Керри с ухмылкой облизала губы. Дженни чуть не вырвало от ее похотливого вида.

— Я могу показать вам парочку штучек, леди. Вам они наверняка тоже понравятся. Все девочки вместе, а?

Она откинулась на спинку стула, довольная тем, что ей удалось рассердить противника.

— Так ты будешь говорить, Керри?

Та покачала головой, демонстрируя свою беззаботность:

— Я уже сказала: тогда никто не предъявлял никаких обвинений, а раз так, говорить тут не о чем.

— Если никто не выдвигал обвинений, это не значит, что ничего не было, Керри. Я знаю, отец Джеки служил в полиции. Ты состояла с ним в отношениях личного характера? Он ведь очень хорошо знал твоего отца.

Керри вся напряглась, жилы на ее шее вздулись. Дженни подумала, что эта девушка, несомненно, очень сильна физически.

— Почему бы вам не отвязаться от меня? — прорычала Керри. — Я знаю свои права. У меня даже адвоката здесь нет. Вы без конца что-то вынюхиваете, а я не собираюсь отвечать на ваши дурацкие вопросы, если они не относятся к расследованию.

Дженни заговорила медленно, с расстановкой, словно объясняя элементарные вещи маленькому ребенку.

— Это относится к делу, поскольку Джеки Палмер находится под следствием по той же самой причине, что и ты. Я думала, ты знаешь об этом. Вы ведь вместе с ней совершали развратные действия в отношении другой девочки. Ты понимаешь, к чему я клоню?

Керри занесла руку для удара, но подоспевшая женщина-полицейский набросилась на арестованную. Вдвоем с Дженни они повалили Керри на пол и надели на нее наручники. К концу потасовки все три женщины взмокли от напряжения.

— Чертова лесбиянка! — выкрикнула Керри.

Дженни усмехнулась и с раздражением произнесла:

— Ох, какие мы нервные!

Эвелин и Кейт шли в реанимационное отделение молча: они были слишком взволнованны, чтобы разговаривать. Эвелин видела беспокойство на лице Кейт и, в свою очередь, беспокоилась за дочь — чувство, которое никогда не покидает мать, даже если ее ребенок уже абсолютно взрослый человек. В черном брючном костюме и красной шелковой блузке Кейт выглядела очень стройной. Сзади ее можно было принять за девушку. Только опущенные от усталости плечи нарушали это впечатление.

Эвелин знала: ее дочери очень плохо. Но неужели предмет их с Пэтом ссоры настолько важен? Ведь такой гармоничной пары Эвелин еще не встречала в своей жизни. Они обожали друг друга, даже когда ругались и спорили.

Уже возле поста медсестры Эвелин увидела, что навстречу им идет сестра Патрика Грейс.

— Что тебе здесь нужно? — коротко спросила Грейс.

— Прошу прощения? — подняла брови Кейт.

— Ты меня слышала. Какого черта тебе здесь нужно? — От злости Грейс забыла о своей обычной манере изысканно выражаться и перешла на просторечие.

— Да как вы смеете…

Лицо Грейс исказилось от злобы. Она ткнула своим безупречно наманикюренным пальцем в сторону Кейт и прошипела:

— Смею, потому что ты смотришь на меня и мне подобных сверху вниз. Потому что ты бросила его, когда он был на краю пропасти. Ну и проваливай отсюда! Или ты хочешь, чтобы я объяснила тебе по-другому? Ты здесь никому не нужна!

Кейт посмотрела на прилизанные крашеные волосы Грейс и ее слишком жирный макияж и поняла: эта бабенка получает от склок удовольствие, смакует каждый выпад. Кейт всегда знала, насколько ревнива Грейс, но разве не чудовищно демонстрировать ревность сейчас, у постели умирающего брата? Грейс показывала всем своим видом, что Кейт в палату лучше не соваться. В дверях палаты виднелось испуганное лицо Виолетты.

Однако Грейс не отважилась встать на пути у Эвелин. Эта крошечная женщина протиснулась мимо нее, действуя тяжелой хозяйственной сумкой словно тараном.

— Пошли вы к черту, мадам! Вы не помешаете мне делать то, что я считаю нужным.

Виолетта посторонилась, и Эвелин ураганом подлетела к кровати Патрика. Кейт и Грейс вошли в палату следом.

— Когда ваш мужчина придет в себя и велит нам уйти, мы уйдем. А до тех пор, Грейс, мы будем делать то, что захотим. Теперь отойдите, не загораживайте мне свет, я должна посмотреть на него.

Грейс повиновалась. Было видно, что Эвелин готова закатить скандал, а Грейс давно знала, что острый язык этой маленькой женщины, если ее разозлить, может зарезать без ножа.

Кейт посмотрела на лицо Патрика, и из ее глаз брызнули слезы. Он выглядел таким старым, таким изможденным, безжизненность его черт пугала ее. Он казался сломленным, потерпевшим крах.

На секунду Кейт пожалела, что Грейс не смогла помешать им войти: тогда они не увидели бы эту мрачную пародию на Патрика Келли. Шум работающего аппарата искусственного дыхания мог довести до помешательства. На какое-то мгновение Кейт захотелось убежать и больше никогда сюда не возвращаться.

Джереми Бленкли, весело насвистывая, вышел из блочной высотки, в которой жил. Высокий, с уверенной походкой, он воображал себя этаким Джеймсом Бондом. Выглядел он, однако, не слишком привлекательно — вытянутое небритое лицо, изрядно тронутые сединой волосы и отвратительные вставные зубы. Он носил одежду не по возрасту, слишком молодежную для него, тем самым выделяясь из толпы и вызывая улыбки прохожих, — как он ошибочно думал, дружеские. Ему не приходило в голову, что прохожие просто смеялись над ним.

Джереми шел с мальчиком лет двенадцати, Кайраном Паржитером. Кайран служил чем-то вроде наживки. Они регулярно ходили в западную часть города, где Кайран заводил дружбу с молоденькими пареньками, предпочитая убежавших из дома. Он знакомил ребят со своим «другом» Джереми, который предлагал им место для ночлега. Все было очень просто. Некоторых мальчиков больше никогда не видели. За работу Кайрану неплохо платили.

Когда Джереми со спутником подошел к своей грязной машине, которую использовал для перевозки небольших грузов, к ним приблизились двое мужчин. Джереми мгновенно догадался, кто это, и крикнув: «Легавые!» — бросился бежать.

Через пару секунд его догнал тот мужчина, что был помоложе. Кайрану удалось улизнуть. Когда сыщики запихали Джереми в свою машину без номеров, он плюхнулся на сиденье и злобно прошипел:

— Лучше вам так не делать.

Первая оплеуха потрясла его, но за ней последовали и другие. После взбучки его спросили:

— Ну что, хватит тебе, сука, или еще хочешь? Может, тебе лучше мотыгой по башке дать?

Полицейский постарше посоветовал:

— Держи его крепче, Гарри, а то он снова попытается удрать. Чертов извращенец! Ну ничего, на этот раз я у него отобью охоту бегать.

Двое рассмеялись, а третий, водитель, повернулся и сказал:

— Мы долго тебя искали, Бленкли. Теперь мы отправимся в Грантли и посмотрим на кое-какие фотографии. Любишь маленьких детей, да?

Сердце Джереми ушло в пятки. Он-то думал, что задержан из-за махинаций с фальшивыми чековыми книжками. Неужели за ним пришли по другой причине? Он же всегда действовал умно. Что же, черт возьми, происходит? И кого еще замели?

Борис отдыхал. Он принял душ, переоделся, выпил бокал вина и теперь собирался ехать на обед в клуб, который недавно купил. Улыбаясь, он спустился в подвал своего дома.

— Как там мистер Гэбни?

Его люди почтительно встали.

— Он хорошо поел, помылся и переоделся. Он сейчас слабее, чем раньше, но не менее опасен.

Борис кивнул:

— Ладно, откройте мне дверь.

Охранники распахнули железную дверь, и Борис, по-прежнему улыбаясь, вошел в сырой каземат. Вилли сидел на койке. Он выглядел осунувшимся и усталым, но по крайней мере теперь у него включили свет и дали несколько книг, чтобы скоротать время.

— Вы в порядке, мистер Гэбни?

Вилли догадался, что перед ним самый главный босс, и, несмотря на ожесточение, накопившееся в душе, все же ощутил нечто вроде почтения — как солдат при виде вражеского генерала.

— Вы готовы поговорить со мной, мистер Гэбни? Я знаю, что вы — правая рука мистера Келли и вы в курсе всех его дел.

Вошедший носил, по мнению Вилли, совершенно педерастическую прическу. Узник тяжело вздохнул:

— Я никогда ничего тебе не скажу, приятель. Мы с Патриком больше чем компаньоны. Я любил его как брата. Вы можете меня пытать огнем, заживо похоронить, выломать руки — я вам ничего не скажу. Вы меня понимаете?

Борис излучал обаяние. Вилли подумал, что при других обстоятельствах вполне мог бы проникнуться уважением к этому человеку.

— Что ж, вы не трус, мистер Гэбни. Я уважаю ваши чувства. Если бы у мистера Келли нашлось побольше таких друзей, как вы… — Борис поднял руки, подчеркивая искренность своих слов. — Но очень скоро нам все же придется поговорить. Когда я объясню вам свое положение, вы поймете, почему я пошел на жесткие меры. Я не привык, чтобы меня грабили — даже такие известные личности, как ваш друг мистер Келли.

Вилли возразил:

— Патрик Келли никогда в жизни никого не обокрал. Запомните это на будущее. И если ваши деньги исчезли в его клубе, вы глубоко заблуждаетесь, считая, что за этим стоит он. Вам следовало только спросить, и вы бы все узнали. Патрик искал вас, он искренне стремился выяснить, чего вы от него хотите. Его не интересовали ваши делишки, но злило то, что все происходит на его территории без его ведома и позволения.

Борис выглядел озадаченным. Вилли снова уткнулся в книгу с таким видом, будто человек, стоявший перед ним, отвлекал его от важного занятия. Он услышал, как русский вышел из комнаты, и облегченно вздохнул. Ему было страшно разговаривать с ним и скрывать страх удавалось только с трудом.

Если Патрик действительно мертв, тогда Вилли потерял самого близкого человека. Вилли даже помогал воспитывать дочь Патрика. После смерти Рене Мэнди стала смыслом их жизни и скрепила их дружбу. Мэнди говаривала в шутку, что у нее два отца. Он помнил, каких взглядов их троица удостаивалась на школьных вечерах: двое огромных мужчин и тоненькая белокурая девушка. Вилли знал, что внешностью Бог его обидел, но Мэнди не замечала этого и любила его всем сердцем.

На глазах у Вилли выступили слезы, но он пытался успокоить себя тем, что Патрик сейчас на небесах вместе с Рене и Мэнди. Вилли гадал, через сколько дней или даже часов он присоединится к ним.

Кейт чувствовала на себе взгляды коллег и старалась не обращать внимания на повышенный интерес к ее персоне. Она уже видела газеты, рассказывавшие о покушении на Патрика, замечала в столовой людей, которые эти газеты читали и тут же прятали, как только она появлялась.

Но она ясно давала понять, что ей плевать на сплетни. Многие из коллег восхищались ею, но не все могли ее понять. Те, кто встречал ее вместе с Патриком в разное время, не сомневались: это идеальный союз, основанный на взаимной любви. Другие же утверждали, будто он лишь использует ее. Еще бы, иметь собственного полицейского у себя дома весьма удобно для любого преступника. Но сплетники не знали, какие чувства испытывают Кейт и Патрик друг к другу и как тяжело им следовать этим чувствам.

Сплетники ничего не знали.

Голдинг вообще недоумевал, почему Патрик Келли с его внешностью, деньгами и славой связался с уже немолодой женщиной, работающей в полиции. Голдинг убеждал людей в существовании делового соглашения Келли — Берроуз. Он постоянно твердил о том, что подлинное увлечение Патрика — безмозглые блондинки с большими сиськами и маленьким кругозором.

Кейт обвела взглядом мрачную столовую полицейского участка: грязные, обсыпанные пеплом столы, болтающие мужчины и женщины… Ей показалось, что она спит. Патрик умирает. Он умирает, а она от него дальше, чем от Луны. Он никогда не узнает, как сильно она его любила, как сильно нуждалась в нем и как много он для нее значил, несмотря на все их разногласия.

Дженни взяла Кейт за руку и осторожно вывела из столовой. По радио передавали знакомую песню, и ее слова окончательно лишили Кейт самообладания. В кабинете она заплакала, пытаясь делать это как можно тише. Иногда все же раздавались приглушенные всхлипывания, а плечи Кейт так тряслись, что казалось, будто все ее тело вот-вот разрушится от горя.

— Поплачь, Кейт. Просто поплачь. — Дженни крепко ее обнимала. — Тебе станет легче.

И Кейт плакала.

Джереми Бленкли дрожал от страха. Ему казалось, что у него вот-вот случится сердечный приступ. Он оглядел выкрашенные зеленой краской стены камеры, исписанные непристойностями, почувствовал обычный для подобных мест запах мочи, испражнений и отвратительной тюремной пищи, и на глазах у него выступили слезы.

Как-то в молодости Джереми сидел в тюрьме. Он вспомнил, как однажды мирно спал в камере, когда надзиратель привел к нему троих заключенных, отбывавших пожизненный срок. Они злобно бранились и размахивали рукоятками от швабр. Его использовали как мальчика для битья. Преступникам просто позволили выпустить пар, а он загремел в больницу на три месяца.

Теперь дело касалось маленьких детей, а значит, он уже покойник, хотя еще ходит и дышит. Джереми знал: даже если его посадят вместе с насильниками, те тоже будут считать его полным ничтожеством. И это еще лучшее, на что он может надеяться. Его будут ненавидеть все, начиная с надзирателей и заканчивая самыми презираемыми заключенными. Ему придется проверять свою еду, постоянно быть начеку. Существует сто и один способ, как уничтожить человека в тюрьме: стекло или мыло в еде, соль, засыпанная в глотку, избиение, не оставляющее следов… Ему придется жить, вечно озираясь по сторонам.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

www.litlib.net