Юлия ШиловаОткровения содержанки, или На новых русских не обижаюсь! Книга содержанка


Книга Содержанки читать онлайн бесплатно, автор Татьяна Веденская на Fictionbook

Все события, описанные в книге, являются вымышленными. Любое совпадение или частичное совпадение имен, названий организаций и/или служб, так же, как и ситуаций, является случайным и ненамеренным.

Данное художественное произведение предназначено для чтения лиц старше 18 лет.

Часть перваяЛучшие друзья – девушки-содержанки

Глава 1, в которой я сама, по доброй воле, открываю дверь фирмы FBC (4200$ США)

Регулярная забота о здоровье не всегда безопасна. Иногда она может дать ровно противоположный эффект. Но куда денешься, если здоровье – это мой основной капитал. Кто-то, возможно, скажет, что красота, но я не соглашусь. Права была моя Адочка: красоту нарисовать любая дура сможет при определенном умении, а вот хороший мышечный тонус и способность пробежать десятикилометровый кросс ни за какие деньги не купишь. Зато можно вполне выгодно продать.

Итак, самое главное! Заповеди красивой и здоровой женщины: нужно обязательно пить побольше воды, причем простой, чистой, без газа и уж точно (упаси боже) без сладких вкусовых добавок. Газировка с сахаром – чистое орудие дьявола. Питаться же надо зеленым салатом и духовными ценностями. Особенно такая диета рекомендуется на мероприятиях. Имеются в виду всевозможные фуршеты, клубные вечеринки и party по случаю премьер или дней рождений каких-нибудь публичных деятелей. Кормят там, поверьте, не пойми чем, потому что еда на этих мероприятиях не главное. Вы что, жрать сюда пришли? Вы в своем уме? Вон в углу Анна Семенович стоит, два часа цедит один и тот же бокал шампанского. Берите с нее пример.

В ресторанах есть, конечно, можно. В некоторых. В «Третьяков-лаунж», например, очень даже можно или на «Балконе», но дорого. Девушкам моего положения пристало скорее делать вид, что мы можем себе это позволить, нежели на самом деле вести образ жизни стоимостью в сотни тысяч долларов. Если и на самом деле так жить, все может закончиться плохо. Деньги имеют поганое свойство проскальзывать сквозь пальцы и утекать. Большие деньги – особенно. А когда доход (если можно это назвать так) не стабилен, лучше быть умной девочкой и прятать заработанное в укромных уголках или «случайно» оставлять в карманах как можно больше. На черный день.

А кроме этого, каким бы крутым и качественным ни был ресторан, вы можете быть на сто процентов уверены, что вас там накормят чем-нибудь нехорошим – жирным или быстроуглеводным. Зачем? Если можно не мучиться, купить салат в «Азбуке вкуса» – один на весь день – и не переживать.

– Что вы будете?

– А какой у вас суп дня?

– Гаспаччо с крабом.

– Ой, нет. Не хочу. Ничего не хочу. Принесите кофе. Эспрессо. Нет, лучше капучино, только эту вашу жуткую корицу не сыпьте. – Капризничать тоже надо уметь. Но это, конечно, когда есть зритель.

Здоровье важно. Необходимо высыпаться, а с этим у меня проблем нет. Я приучила всех к тому, что Юлечка раньше двенадцати дня даже и глаз не открывает – только попробуй позвони. Тучки и взбучки обеспечены! Правда, за окном у меня теперь идет стройка, и это самый настоящий кошмар. Слава богу, жители написали жалобу и по ночам строить перестали. Но с восьми утра грохочут какими-то балками, орут, клацают железками – изверги рода человеческого. Хочешь спать – закрывай ставенки, и никакого тебе свежего воздуха. Сон красоты без воздуха – это деньги на ветер. Но тут уж ничего не поделаешь. Если город решил построить еще одну коробку для дорогих москвичей – его ничем не унять. Ладно, дышать будем за городом. Или, даже лучше, за границей. Что-то я уже с полгода никуда не летала. Непорядок.

Если стало совсем невмоготу, можно снять стресс йогой. Из всех спортивных нагрузок занятия йогой лучше всего позволяют организму не только натренироваться, но и укрепить мышцы. Йога приводит в баланс все энергетические уровни, снимает стресс, улучшает кровообращение… Бла-бла-бла. Впрочем, нельзя быть несправедливой. Йога – хорошая вещь. Обычно. Но не сегодня. И не для меня.

Я лежу на полу в гостиной, на упругом сине-голубом коврике для занятий и постанываю от боли. Лежу я так уже минут сорок, по моим прикидкам. Может, больше. Точнее сказать не могу – часов на стене у меня нет (кстати, упущение), есть только настольные часы – жуткая вещь, фарфоровая, с толстыми ангелочками-купидонами и цветами. Свинтус упоминал, что она стоила две штуки баксов. Мне нужен был будильник, и Свинтус притащил это чудовище. Ангелы там большие, а циферблат маленький. И вообще – ужасно пошлая и вульгарная штуковина, но убрать (тем более продать) не могу. Свинтусу нравится.

С того места, где я застыла в странной позе на коврике, ангельских часов видно не было, приподняться и повернуться немного вправо я не могла. Черт его знает, что случилось со мной в процессе исполнения Хавасаны, но при малейшем намерении пошевелиться всю спину, весь мой позвоночник пронизывала острая, режущая боль. Я могла только немного поворачивать голову из стороны в сторону. Справа – батарея под окном, слева – видно нижнюю часть массивного массажного кресла (еще одно дикое приобретение Свинтуса) и входную дверь в квартиру. Дизайнер, когда делал мне дизайн-проект квартиры, измучился, так как я требовала втиснуть в стандартные метры большую-пребольшую гостиную. В итоге он решил задачку просто и гениально, объединив прихожую, коридор и одну из комнат. Получилось здорово. Да, самой себе я это могу сказать. С самой собой мне незачем разыгрывать спектакли, верно? Это Свинтусу я выкрутила и снесла весь мозг, требуя, чтобы кафель в ванной комнате был не просто белоснежный, а с оттенком морозного инея. Это ему я отказывала в интимной близости целый месяц только потому, что ковер, который выбрала, оказался в единственном экземпляре и его кто-то купил раньше нас.

– Но я же привез тебе ковер даже дороже! Люлечка, я ведь не могу выкрасть твой чертов ковер? Что ты предлагаешь? Конфискацию устроить?

– Я ничего не предлагаю. Мне все нравится. И ковер этот, – тут я опускаю глаза вниз и тяжело вздыхаю, – мне тоже нравится.

– Тогда что?

– Просто я не в настроении. У меня голова болит. Я, кажется, заболела.

– Ты меня достала. Достала! – кричал он в таких случаях и уходил, хлопнув дверью. А она, кстати, – дверь – тоже стоила ему целого состояния.

Я только усмехнулась про себя. Достала? Отлично. Если мужиков не доставать и не нервировать, они становятся расслабленными и скучающими. А это не входит в программу мероприятия.

Мне нравится моя квартира (ужасные часы прошу в расчет не брать), нравится строгая черно-красная кухня, агрессивная и не вызывающая аппетита. Пусть Свинтус ест дома. Еще не хватало, чтобы я ему готовила. Я ему кто – жена?

Я не совсем в восторге от лепнины на потолке, окруженной какой-то дикой кучей художественно разбросанных по гипсокартону лампочек, но кто, скажите, будет пристально рассматривать потолок?

Хотя сейчас, лежа на коврике, у меня появились время и возможность все это безобразие оценить. Смотреть вверх я тоже могла с легкостью. Больше – ничего.

Что делать дальше – я совершенно не представляла. О том, чтобы двинуться или перевернуться, не шло и речи. Боль была адская. Защемление нервов? Смещение диска? Перелом? Вывих? Все варианты были одинаково неприемлемы для меня. Черт бы побрал этих йогов и их убаюкивающие комментарии, что все делается мягко, без усилий, только для пользы и внутреннего баланса.

Баланс, как говорится, налицо. Лампочек в потолке – девятнадцать штук. Восемь больших и одиннадцать маленьких. У батареи двенадцать секций. Около двери стоит четыре пары обуви и лежит несколько едва заметных клубков пыли. Я пересмотрела и пересчитала все, что только могла, раз по сто, а ситуация так и не улучшилась. Я уже начала смиряться с мыслью, что вот так буду валяться вплоть до прихода Свинтуса, который, возможно, заедет вечером, а возможно, и не заедет – как пойдет.

С учетом того, что сейчас (приблизительно) было около часа дня, перспектива не радовала. Можно было бы, конечно, ему позвонить, но для этого бы потребовался мобильный телефон, а он, по моим прикидкам, был брошен мной вместе с айпэдом в машине. Ключи от машины в моей сумке, сумка – в спальне, дверь в спальню – закрыта, ручка высоко, не достать. Ни одного шанса. Кроме того, машина в гараже, гараж в подвале, а в подвал нужно спускаться на лифте. А там еще идти. Да уж, мобильный телефон мне недоступен. Стационарного в моей квартире нет. Дом-то новый.

Значит, придется просто ждать. Я снова обратила взор к небесам (а именно к лампочкам на потолке) и прикрыла глаза. Уснуть бы, а там вдруг все как-нибудь само рассосется. В одном я теперь точно была уверена – никогда больше не стану оздоравливаться и добиваться баланса жизненных энергий с помощью йоги.

– Этого следовало ожидать! – сказала я громко. Собственный голос показался мне совсем чужим, но лежать просто так мне наскучило. – Это было неизбежно! – продолжила я. – Что в этом удивительного? Это же ты, Юлечка. Уж если надо для мировой гармонии кому-то что-то сломать или вывихнуть – судьба всегда выберет тебя!

Я попробовала подтянуться на руках. А-а, не получилось. Боль пронзила снова, лицо покрылось потом, и я тяжело задышала.

– Ну и сучья у меня карма! – крикнула я. – Что теперь? Рухнет дом? Чего тебе от меня надо?

Я рассмеялась, утирая слезы. Смех был горьким. Ну почему, почему всегда это происходит со мной? Я что – такой плохой человек? Я кому-то мешаю в системе мироздания?

Может, кому-то мои стенания покажутся надуманными, но только не мне. Жизнь проявляет ко мне персонально своеобразное чувство юмора. Бомба не должна падать в одно место дважды, но только не в моем случае.

Судьба! Если бы не защемило что-то там в спине, я бы вывихнула шею или сломала руку. Ноги я уже ломала – два раза, причем оба раза одну и ту же. Вторая пока цела, но, я полагаю, это только вопрос времени.

 

Вот так я лежала в полном бессилии и смеялась над иронией моей странной судьбы, когда в дверь позвонили.

Я никого не ждала. И это не мог быть Свинтус – у него есть ключи. Звонил кто-то чужой, но кто бы это ни был, он пришел в мою жизнь очень вовремя. Этот кто-то имел две неповрежденных ноги и руки и мог позвонить, вызвать «Скорую помощь», притащить какого-нибудь врача, в общем, сделать что-нибудь. Помочь мне.

– Я здесь! Я сейчас! – закричала я громко, потому что боялась, что, пока соображу, как доползти до входной двери (метра два, два с половиной), этот вестник свободы передумает и исчезнет. – Я уже иду!

Иду – это было сильно сказано. Кричать – это одно, а делать – совершенно другое. Я попыталась повернуться на бок, но это был плохой план. Он отнял у меня несколько минут, которые я провела рыча и матерясь от боли. Тогда я решила пойти (вернее, поползти) другим путем. Воспользовавшись стилем паука, я уперла руки в пол, согнула ноги в коленях и принялась толкать себя вместе с ковриком в сторону двери.

– Только не уходите! – крикнула я на всякий случай.

Словно в ответ на мои молитвы человек за дверью снова нажал на кнопку звонка, и надо мной, услаждая слух, полетела птичья трель.

– Да-да, я сейчас!

Дело двигалось. Хорошая штука – адреналин. Обезболивает и придает сил. Я ползла, стараясь не думать о том, как эта спортивная каракатица смотрится со стороны. Впрочем, какое мне дело, кто и что обо мне подумает? Еще вопрос – кто? Может, консьержка? Пришла спросить, когда я перестану хлопать входной дверью и начну ее придерживать? Клянусь, что с этого же дня и начну! Только почините меня, чтобы я могла вообще дойти до двери. Или это дворник? Я опять выкинула мусор из машины на пол гаража? Могла, каюсь. Этой ужасной привычке я научилась у Свинтуса.

– У нас полный город черножопых1   Появление данной (и подобных ей) фразы в произведениях вызвано тем фактом, что таковые «мнения», выражения и «позиции» я слишком часто слышу и встречаю в жизни от людей, считающих себя вполне воспитанными и даже «культурными». Являясь искренним сторонником полного равенства и равноправия людей, я глубоко возмущена отвратительным проявлением расовой и гражданской дискриминации, получившей распространение сегодня. Осознавая в полной мере, насколько дико звучат такие слова из уст героя, я решилась записать подобные «мнения» в том виде, в котором они были мною услышаны от реальных лиц. Надеюсь, что речь персонажа вызовет в читателях протест против шовинистических настроений. Прим. авт.

[Закрыть], им платят, чтобы они убирали мусор. Вот пусть и убирают, – говорил он, вышвыривая в окно пустые пачки из-под сигарет и стаканы из-под молочных коктейлей, которые обожает и пьет литрами. Свинтус – патологический чистюля, но чистота ему нужна только на его территории: в машине, в лифте его дома, на кухне. А на улицах города – пусть черножопые убирают, им за это платят.

Да, это было плохо, так делать нельзя. Тем более наш дворник Тимофей, к примеру, совершенно «беложопый» (извиняюсь за мой язык, груба, груба) и русский, – тут был и вовсе ни при чем. Но Свинтус – природный хам и придурок, так что ему все равно ничего доказать нельзя.

– Ну и что дальше? – Я выдохнула и огляделась по мере возможности.

Дверь теперь была в пределах моей досягаемости, то есть я могла прикоснуться к ней рукой или ногой. И что? Замки – а они у меня ой какие хорошие, аж две штуки – располагались намного выше. Их требовалось открыть, для этого нужно было приподняться, а этого я и не могла сделать.

Я вдохнула побольше воздуха, зажмурилась, уперла одну руку в пол, а другую вытянула и рвану-у-ула…

– А-а-а! – заорала я.

Однако крутануть ручку одного из замков мне все-таки удалось. Второй замок, слава богу, открывался нажатием кнопки. До нее можно было попробовать дотянуться ногой, но сначала мне требовалось немного отлежаться. Я крикнула:

– Вы еще там?

– Да! – раздался незнакомый женский голос.

Все-таки консьержка?

– Секундочку! – взмолилась я, после чего прицелилась и принялась поднимать ногу.

Не могу сказать, что это было легко: это было очень, очень тяжело и больно, но я дотянулась. Минут за пять, однако смогла.

– Открывайте!

– Я? – спросил голос.

– Да, вы. Я не могу. Я замок открыла. Только резко не дергайте, а то я тут лежу… – попросила я, но, похоже, меня не услышали.

Дверь распахнулась скорее резко, чем мягко. Резче, чем это было необходимо, уж точно. Если я вот так открываю двери в подъезде, неудивительно, что консьержка меня терпеть не может. Что ж, сейчас это не важно. Сейчас она должна в любом случае проявить человеколюбие и помочь мне.

– Ай! – вскрикнула я, получив дверью по бедру.

– Извините, – пробормотала гостья.

Я так и не поняла кто она, но точно знала – это не наша консьержка. Я не могла увидеть многого со своей позиции, распластавшись на кафельном покрытии (Испания, авторская коллекция, 200 $ за кв. метр), но консьержка у нас носила старые стоптанные тапки и трикотажные чулки (б-р-р, мерзость!), гостья же была обута в высокие сапоги из тонкой кожи бежевого цвета, явно дорогие, со сложной вышивкой на голенище. Сапоги были совершенно чистые, что тоже не сочеталось с образом нашей консьержки.

Я посмотрела выше: телесного цвета колготы на довольно коротких и полных, если быть честной, ногах. При такой длине ног нужно, по крайней мере, сделать, чтобы они были вдвое тоньше. Длина платья с моего места казалась чересчур смелой. Слишком многое было доступно моему взору. Платье было синим, это все, что я могла сказать. Дальше мне было видно плохо. Сверху на меня удивленно смотрело женское лицо округлой формы, с достаточно большими глазами и ярко накрашенными губами. Помада вишневого цвета не слишком-то идет блондинкам, это скорее вариант для Белоснежек (белая кожа, черные волосы, вишневые губы). Тут был налицо (вернее, на лице) серьезный загар. Скорее всего, не обошлось без бронзатора. Я бы даже могла назвать приблизительно марку бронзатора, который делает загар таким неровным. Больше я ничего не могла сказать об этом лице. Но выражение на нем явно было несколько озадаченное и не слишком-то дружелюбное.

– Вы Юля? – спросила незнакомая гостья.

– Да, – ответила я. – А вы?

– Я Марина, – сказала незнакомка, словно это должно было мне как-то прояснить ситуацию.

Переступив через меня, что было, надо признать, совершенно неприличным и крайне неприятным, она прошла в мою гостиную. Я, насколько смогла, проследила за ней взглядом, но вскоре гостья вышла из поля моего зрения.

– Мы знакомы? – спросила я.

Она ответила не сразу:

– В каком-то смысле. А почему вы лежите?

Надо признать, ее вопрос был задан своевременно. Боль после моих попыток открыть дверь усилилась и стала непереносимой, даже когда я не шевелилась.

– Я защемила спину. Занималась йогой, и что-то такое случилось. Ужасно больно, просто до слез. Я тут уже целый час лежу, вы не могли бы «Скорую», что ли, вызвать? Если честно, я просто в отчаянии. Не знаю, что делать.

– Увлекаетесь йогой? – поинтересовалась Марина.

Там, вне поля моего зрения, явно что-то происходило. Раздавались звуки. Что-то стукнуло, потом раздался шелест. Хлопнула дверца шкафа. Воровка? Но как могла она догадаться, что я окажусь в таком беспомощном положении? Как могла она позвонить именно в мою дверь? Гипнотизерша? Черный маг?

– Да. То есть нет. Уже нет. Послушайте, вы не могли бы вернуться, я вас не вижу, – спросила я недовольным тоном.

– Не могла бы, – коротко ответила Марина.

Никакого интереса к моей спине эта коротконожка не проявляла. Я начала волноваться еще сильнее. Вдруг она решила меня ограбить и убить?

– Что вам нужно?

– Мне? Ничего! – сказала она, и тон ее мне совершенно не понравился. – Гораздо интереснее, чего хотите вы.

– Имейте в виду, у нас в доме установлено видеонаблюдение. Что бы вы ни сделали, вас потом найдут. У меня есть связи…

– Это точно. У вас есть связи, – хмыкнула Марина.

Я прикусила губу, уперла руки и ноги в пол и принялась мучительно разворачиваться.

Что за нафиг? Какая-то нелепость!

– Что вам нужно? Зачем вы пришли? Как вы вошли в дом? Вы почтальон? Вы продаете косметику? Я у вас ничего не куплю, но если вы сейчас вызовете мне врача, я вам просто заплачу за это.

– Откуда у вас эти часы? – спросила Марина.

– Какие часы? – опешила я.

– Вот эти! С ангелочками, фарфоровые. С золотым циферблатом. – Голос у Марины вдруг взлетел вверх и почти перешел на визг.

– Муж подарил, – пробормотала я.

– Муж?! – крикнула Марина. – Хочешь сказать, мой муж подарил? А не хочешь ли узнать ты, дрянь, что я лично купила эти часы в Израиле? Я их сама выбирала, а потом они куда-то просто исчезли из дома. Зато теперь я понимаю, куда они исчезли! Что? Что молчишь, а? Сука ты последняя! Спину тебе защемило? Может, выкинуть тебя из окна?!

Я онемела. Суровая правда жизни начала доходить до меня во всей своей суровости. На этот раз судьба действительно переиграла меня. Марина, жена Свинтуса, возвышалась надо мной, как скала, а я беспомощно валялась у ее ног и никак не могла повлиять на ситуацию.

– Или, может, лицо тебе облить кислотой? Что молчишь? Думаешь, не смогу!

– Не надо! – простонала я.

Все складывалось намного хуже, чем я могла представить. Какой кошмар! Нет, судьба точно меня ненавидит. Ну почему эта Марина не могла прийти в какой-то другой день? Когда я была на ногах. Справиться с ней в любой другой день было бы для меня не проблемой. Я тренированная, сильная. Я в свое время проходила курс самообороны и очень хорошо знаю, куда нужно двинуть, чтобы человек моментально задохнулся от боли. А теперь я сама лежу и задыхаюсь от боли, буквально ничего не могу в целях самозащиты. Марина, черт тебя побери, откуда ты взялась на моем пороге!

– А почему бы и нет? Кислоту я взяла. Лежишь? – Она вдруг направилась ко мне, от чего я побелела. – Удобно?

– Не надо. Пожалуйста!

– Плевала я на твои «пожалуйста»! – фыркнула она, бросая сумку прямо рядом с моей головой.

В этой сумке могла лежать эта самая кислота. Кошмар, неужели же все кончится вот так? Хватит ли у меня денег на пластическую операцию? Черт, о чем я думаю?

Марина присела на корточки и достала из кармана пачку сигарет.

– Куришь? – спросила она любезным тоном.

– Нет, – покачала я головой.

– Это правильно. От сигарет портится цвет лица. При твоей проститутской жизни цвет лица нужен хороший, верно? Но сейчас, может, и стоило бы тебе покурить. Говорят, успокаивает. А тебе очень даже есть из-за чего беспокоиться. Будешь курить? – еще раз спросила она.

Я чувствовала, как вопреки всем доводам разума и сложившейся ситуации во мне растет бешенство. То самое бешенство и гнев, в котором я страшна самой себе.

– Не буду, – буркнула я, глядя Марине в глаза.

Она помолчала. Потом вздохнула, вертя в руке пачку сигарет.

– Ну и зря.

– Ты бы тоже не курила, Марина. И не ела бы. Кстати, а от бронзатора цвет лица еще сильнее портится, чем от сигарет, – заметила я.

Марина, зажав в зубах неприкуренную сигарету, уставилась на меня в изумлении.

– Да как ты смеешь?! – крикнула она и замахнулась.

Я, не помня себя от ярости и боли, бросилась вперед и вцепилась ей в волосы. Помирать, так с музыкой! Или хотя бы с визгом. Ждать, пока она надо мной надругается, покорно и тихо, как овечка какая-то, я не собиралась. Сама она овца!

– А-а-а! – кричала Марина, а я изо всех сил цеплялась за ее пережженные белесые патлы, одновременно стремясь сделать ей больно и удержать равновесие. Потом она толкнула меня, а я рванула куда-то в сторону, острая боль прострелила меня от носа до пяток, после чего меня все-таки накрыло, и я потеряла сознание. Темное приятное облако укутало меня с головой, отсекая реальность, а с ней и все проблемы.

fictionbook.ru

Читать онлайн книгу «Содержанки» бесплатно — Страница 1

Татьяна Веденская

Содержанки

Все события, описанные в книге, являются вымышленными. Любое совпадение или частичное совпадение имен, названий организаций и/или служб, так же, как и ситуаций, является случайным и ненамеренным.

Данное художественное произведение предназначено для чтения лиц старше 18 лет.

Часть первая

Лучшие друзья – девушки-содержанки

Глава 1, в которой я сама, по доброй воле, открываю дверь фирмы FBC (4200$ США)

Регулярная забота о здоровье не всегда безопасна. Иногда она может дать ровно противоположный эффект. Но куда денешься, если здоровье – это мой основной капитал. Кто-то, возможно, скажет, что красота, но я не соглашусь. Права была моя Адочка: красоту нарисовать любая дура сможет при определенном умении, а вот хороший мышечный тонус и способность пробежать десятикилометровый кросс ни за какие деньги не купишь. Зато можно вполне выгодно продать.

Итак, самое главное! Заповеди красивой и здоровой женщины: нужно обязательно пить побольше воды, причем простой, чистой, без газа и уж точно (упаси боже) без сладких вкусовых добавок. Газировка с сахаром – чистое орудие дьявола. Питаться же надо зеленым салатом и духовными ценностями. Особенно такая диета рекомендуется на мероприятиях. Имеются в виду всевозможные фуршеты, клубные вечеринки и party по случаю премьер или дней рождений каких-нибудь публичных деятелей. Кормят там, поверьте, не пойми чем, потому что еда на этих мероприятиях не главное. Вы что, жрать сюда пришли? Вы в своем уме? Вон в углу Анна Семенович стоит, два часа цедит один и тот же бокал шампанского. Берите с нее пример.

В ресторанах есть, конечно, можно. В некоторых. В «Третьяков-лаунж», например, очень даже можно или на «Балконе», но дорого. Девушкам моего положения пристало скорее делать вид, что мы можем себе это позволить, нежели на самом деле вести образ жизни стоимостью в сотни тысяч долларов. Если и на самом деле так жить, все может закончиться плохо. Деньги имеют поганое свойство проскальзывать сквозь пальцы и утекать. Большие деньги – особенно. А когда доход (если можно это назвать так) не стабилен, лучше быть умной девочкой и прятать заработанное в укромных уголках или «случайно» оставлять в карманах как можно больше. На черный день.

А кроме этого, каким бы крутым и качественным ни был ресторан, вы можете быть на сто процентов уверены, что вас там накормят чем-нибудь нехорошим – жирным или быстроуглеводным. Зачем? Если можно не мучиться, купить салат в «Азбуке вкуса» – один на весь день – и не переживать.

– Что вы будете?

– А какой у вас суп дня?

– Гаспаччо с крабом.

– Ой, нет. Не хочу. Ничего не хочу. Принесите кофе. Эспрессо. Нет, лучше капучино, только эту вашу жуткую корицу не сыпьте. – Капризничать тоже надо уметь. Но это, конечно, когда есть зритель.

Здоровье важно. Необходимо высыпаться, а с этим у меня проблем нет. Я приучила всех к тому, что Юлечка раньше двенадцати дня даже и глаз не открывает – только попробуй позвони. Тучки и взбучки обеспечены! Правда, за окном у меня теперь идет стройка, и это самый настоящий кошмар. Слава богу, жители написали жалобу и по ночам строить перестали. Но с восьми утра грохочут какими-то балками, орут, клацают железками – изверги рода человеческого. Хочешь спать – закрывай ставенки, и никакого тебе свежего воздуха. Сон красоты без воздуха – это деньги на ветер. Но тут уж ничего не поделаешь. Если город решил построить еще одну коробку для дорогих москвичей – его ничем не унять. Ладно, дышать будем за городом. Или, даже лучше, за границей. Что-то я уже с полгода никуда не летала. Непорядок.

Если стало совсем невмоготу, можно снять стресс йогой. Из всех спортивных нагрузок занятия йогой лучше всего позволяют организму не только натренироваться, но и укрепить мышцы. Йога приводит в баланс все энергетические уровни, снимает стресс, улучшает кровообращение… Бла-бла-бла. Впрочем, нельзя быть несправедливой. Йога – хорошая вещь. Обычно. Но не сегодня. И не для меня.

Я лежу на полу в гостиной, на упругом сине-голубом коврике для занятий и постанываю от боли. Лежу я так уже минут сорок, по моим прикидкам. Может, больше. Точнее сказать не могу – часов на стене у меня нет (кстати, упущение), есть только настольные часы – жуткая вещь, фарфоровая, с толстыми ангелочками-купидонами и цветами. Свинтус упоминал, что она стоила две штуки баксов. Мне нужен был будильник, и Свинтус притащил это чудовище. Ангелы там большие, а циферблат маленький. И вообще – ужасно пошлая и вульгарная штуковина, но убрать (тем более продать) не могу. Свинтусу нравится.

С того места, где я застыла в странной позе на коврике, ангельских часов видно не было, приподняться и повернуться немного вправо я не могла. Черт его знает, что случилось со мной в процессе исполнения Хавасаны, но при малейшем намерении пошевелиться всю спину, весь мой позвоночник пронизывала острая, режущая боль. Я могла только немного поворачивать голову из стороны в сторону. Справа – батарея под окном, слева – видно нижнюю часть массивного массажного кресла (еще одно дикое приобретение Свинтуса) и входную дверь в квартиру. Дизайнер, когда делал мне дизайн-проект квартиры, измучился, так как я требовала втиснуть в стандартные метры большую-пребольшую гостиную. В итоге он решил задачку просто и гениально, объединив прихожую, коридор и одну из комнат. Получилось здорово. Да, самой себе я это могу сказать. С самой собой мне незачем разыгрывать спектакли, верно? Это Свинтусу я выкрутила и снесла весь мозг, требуя, чтобы кафель в ванной комнате был не просто белоснежный, а с оттенком морозного инея. Это ему я отказывала в интимной близости целый месяц только потому, что ковер, который выбрала, оказался в единственном экземпляре и его кто-то купил раньше нас.

– Но я же привез тебе ковер даже дороже! Люлечка, я ведь не могу выкрасть твой чертов ковер? Что ты предлагаешь? Конфискацию устроить?

– Я ничего не предлагаю. Мне все нравится. И ковер этот, – тут я опускаю глаза вниз и тяжело вздыхаю, – мне тоже нравится.

– Тогда что?

– Просто я не в настроении. У меня голова болит. Я, кажется, заболела.

– Ты меня достала. Достала! – кричал он в таких случаях и уходил, хлопнув дверью. А она, кстати, – дверь – тоже стоила ему целого состояния.

Я только усмехнулась про себя. Достала? Отлично. Если мужиков не доставать и не нервировать, они становятся расслабленными и скучающими. А это не входит в программу мероприятия.

Мне нравится моя квартира (ужасные часы прошу в расчет не брать), нравится строгая черно-красная кухня, агрессивная и не вызывающая аппетита. Пусть Свинтус ест дома. Еще не хватало, чтобы я ему готовила. Я ему кто – жена?

Я не совсем в восторге от лепнины на потолке, окруженной какой-то дикой кучей художественно разбросанных по гипсокартону лампочек, но кто, скажите, будет пристально рассматривать потолок?

Хотя сейчас, лежа на коврике, у меня появились время и возможность все это безобразие оценить. Смотреть вверх я тоже могла с легкостью. Больше – ничего.

Что делать дальше – я совершенно не представляла. О том, чтобы двинуться или перевернуться, не шло и речи. Боль была адская. Защемление нервов? Смещение диска? Перелом? Вывих? Все варианты были одинаково неприемлемы для меня. Черт бы побрал этих йогов и их убаюкивающие комментарии, что все делается мягко, без усилий, только для пользы и внутреннего баланса.

Баланс, как говорится, налицо. Лампочек в потолке – девятнадцать штук. Восемь больших и одиннадцать маленьких. У батареи двенадцать секций. Около двери стоит четыре пары обуви и лежит несколько едва заметных клубков пыли. Я пересмотрела и пересчитала все, что только могла, раз по сто, а ситуация так и не улучшилась. Я уже начала смиряться с мыслью, что вот так буду валяться вплоть до прихода Свинтуса, который, возможно, заедет вечером, а возможно, и не заедет – как пойдет.

С учетом того, что сейчас (приблизительно) было около часа дня, перспектива не радовала. Можно было бы, конечно, ему позвонить, но для этого бы потребовался мобильный телефон, а он, по моим прикидкам, был брошен мной вместе с айпэдом в машине. Ключи от машины в моей сумке, сумка – в спальне, дверь в спальню – закрыта, ручка высоко, не достать. Ни одного шанса. Кроме того, машина в гараже, гараж в подвале, а в подвал нужно спускаться на лифте. А там еще идти. Да уж, мобильный телефон мне недоступен. Стационарного в моей квартире нет. Дом-то новый.

Значит, придется просто ждать. Я снова обратила взор к небесам (а именно к лампочкам на потолке) и прикрыла глаза. Уснуть бы, а там вдруг все как-нибудь само рассосется. В одном я теперь точно была уверена – никогда больше не стану оздоравливаться и добиваться баланса жизненных энергий с помощью йоги.

– Этого следовало ожидать! – сказала я громко. Собственный голос показался мне совсем чужим, но лежать просто так мне наскучило. – Это было неизбежно! – продолжила я. – Что в этом удивительного? Это же ты, Юлечка. Уж если надо для мировой гармонии кому-то что-то сломать или вывихнуть – судьба всегда выберет тебя!

Я попробовала подтянуться на руках. А-а, не получилось. Боль пронзила снова, лицо покрылось потом, и я тяжело задышала.

– Ну и сучья у меня карма! – крикнула я. – Что теперь? Рухнет дом? Чего тебе от меня надо?

Я рассмеялась, утирая слезы. Смех был горьким. Ну почему, почему всегда это происходит со мной? Я что – такой плохой человек? Я кому-то мешаю в системе мироздания?

Может, кому-то мои стенания покажутся надуманными, но только не мне. Жизнь проявляет ко мне персонально своеобразное чувство юмора. Бомба не должна падать в одно место дважды, но только не в моем случае.

Судьба! Если бы не защемило что-то там в спине, я бы вывихнула шею или сломала руку. Ноги я уже ломала – два раза, причем оба раза одну и ту же. Вторая пока цела, но, я полагаю, это только вопрос времени.

Вот так я лежала в полном бессилии и смеялась над иронией моей странной судьбы, когда в дверь позвонили.

Я никого не ждала. И это не мог быть Свинтус – у него есть ключи. Звонил кто-то чужой, но кто бы это ни был, он пришел в мою жизнь очень вовремя. Этот кто-то имел две неповрежденных ноги и руки и мог позвонить, вызвать «Скорую помощь», притащить какого-нибудь врача, в общем, сделать что-нибудь. Помочь мне.

– Я здесь! Я сейчас! – закричала я громко, потому что боялась, что, пока соображу, как доползти до входной двери (метра два, два с половиной), этот вестник свободы передумает и исчезнет. – Я уже иду!

Иду – это было сильно сказано. Кричать – это одно, а делать – совершенно другое. Я попыталась повернуться на бок, но это был плохой план. Он отнял у меня несколько минут, которые я провела рыча и матерясь от боли. Тогда я решила пойти (вернее, поползти) другим путем. Воспользовавшись стилем паука, я уперла руки в пол, согнула ноги в коленях и принялась толкать себя вместе с ковриком в сторону двери.

– Только не уходите! – крикнула я на всякий случай.

Словно в ответ на мои молитвы человек за дверью снова нажал на кнопку звонка, и надо мной, услаждая слух, полетела птичья трель.

– Да-да, я сейчас!

Дело двигалось. Хорошая штука – адреналин. Обезболивает и придает сил. Я ползла, стараясь не думать о том, как эта спортивная каракатица смотрится со стороны. Впрочем, какое мне дело, кто и что обо мне подумает? Еще вопрос – кто? Может, консьержка? Пришла спросить, когда я перестану хлопать входной дверью и начну ее придерживать? Клянусь, что с этого же дня и начну! Только почините меня, чтобы я могла вообще дойти до двери. Или это дворник? Я опять выкинула мусор из машины на пол гаража? Могла, каюсь. Этой ужасной привычке я научилась у Свинтуса.

– У нас полный город черножопых[1], им платят, чтобы они убирали мусор. Вот пусть и убирают, – говорил он, вышвыривая в окно пустые пачки из-под сигарет и стаканы из-под молочных коктейлей, которые обожает и пьет литрами. Свинтус – патологический чистюля, но чистота ему нужна только на его территории: в машине, в лифте его дома, на кухне. А на улицах города – пусть черножопые убирают, им за это платят.

Да, это было плохо, так делать нельзя. Тем более наш дворник Тимофей, к примеру, совершенно «беложопый» (извиняюсь за мой язык, груба, груба) и русский, – тут был и вовсе ни при чем. Но Свинтус – природный хам и придурок, так что ему все равно ничего доказать нельзя.

– Ну и что дальше? – Я выдохнула и огляделась по мере возможности.

Дверь теперь была в пределах моей досягаемости, то есть я могла прикоснуться к ней рукой или ногой. И что? Замки – а они у меня ой какие хорошие, аж две штуки – располагались намного выше. Их требовалось открыть, для этого нужно было приподняться, а этого я и не могла сделать.

Я вдохнула побольше воздуха, зажмурилась, уперла одну руку в пол, а другую вытянула и рвану-у-ула…

– А-а-а! – заорала я.

Однако крутануть ручку одного из замков мне все-таки удалось. Второй замок, слава богу, открывался нажатием кнопки. До нее можно было попробовать дотянуться ногой, но сначала мне требовалось немного отлежаться. Я крикнула:

– Вы еще там?

– Да! – раздался незнакомый женский голос.

Все-таки консьержка?

– Секундочку! – взмолилась я, после чего прицелилась и принялась поднимать ногу.

Не могу сказать, что это было легко: это было очень, очень тяжело и больно, но я дотянулась. Минут за пять, однако смогла.

– Открывайте!

– Я? – спросил голос.

– Да, вы. Я не могу. Я замок открыла. Только резко не дергайте, а то я тут лежу… – попросила я, но, похоже, меня не услышали.

Дверь распахнулась скорее резко, чем мягко. Резче, чем это было необходимо, уж точно. Если я вот так открываю двери в подъезде, неудивительно, что консьержка меня терпеть не может. Что ж, сейчас это не важно. Сейчас она должна в любом случае проявить человеколюбие и помочь мне.

– Ай! – вскрикнула я, получив дверью по бедру.

– Извините, – пробормотала гостья.

Я так и не поняла кто она, но точно знала – это не наша консьержка. Я не могла увидеть многого со своей позиции, распластавшись на кафельном покрытии (Испания, авторская коллекция, 200 $ за кв. метр), но консьержка у нас носила старые стоптанные тапки и трикотажные чулки (б-р-р, мерзость!), гостья же была обута в высокие сапоги из тонкой кожи бежевого цвета, явно дорогие, со сложной вышивкой на голенище. Сапоги были совершенно чистые, что тоже не сочеталось с образом нашей консьержки.

Я посмотрела выше: телесного цвета колготы на довольно коротких и полных, если быть честной, ногах. При такой длине ног нужно, по крайней мере, сделать, чтобы они были вдвое тоньше. Длина платья с моего места казалась чересчур смелой. Слишком многое было доступно моему взору. Платье было синим, это все, что я могла сказать. Дальше мне было видно плохо. Сверху на меня удивленно смотрело женское лицо округлой формы, с достаточно большими глазами и ярко накрашенными губами. Помада вишневого цвета не слишком-то идет блондинкам, это скорее вариант для Белоснежек (белая кожа, черные волосы, вишневые губы). Тут был налицо (вернее, на лице) серьезный загар. Скорее всего, не обошлось без бронзатора. Я бы даже могла назвать приблизительно марку бронзатора, который делает загар таким неровным. Больше я ничего не могла сказать об этом лице. Но выражение на нем явно было несколько озадаченное и не слишком-то дружелюбное.

– Вы Юля? – спросила незнакомая гостья.

– Да, – ответила я. – А вы?

– Я Марина, – сказала незнакомка, словно это должно было мне как-то прояснить ситуацию.

Переступив через меня, что было, надо признать, совершенно неприличным и крайне неприятным, она прошла в мою гостиную. Я, насколько смогла, проследила за ней взглядом, но вскоре гостья вышла из поля моего зрения.

– Мы знакомы? – спросила я.

Она ответила не сразу:

– В каком-то смысле. А почему вы лежите?

Надо признать, ее вопрос был задан своевременно. Боль после моих попыток открыть дверь усилилась и стала непереносимой, даже когда я не шевелилась.

– Я защемила спину. Занималась йогой, и что-то такое случилось. Ужасно больно, просто до слез. Я тут уже целый час лежу, вы не могли бы «Скорую», что ли, вызвать? Если честно, я просто в отчаянии. Не знаю, что делать.

– Увлекаетесь йогой? – поинтересовалась Марина.

Там, вне поля моего зрения, явно что-то происходило. Раздавались звуки. Что-то стукнуло, потом раздался шелест. Хлопнула дверца шкафа. Воровка? Но как могла она догадаться, что я окажусь в таком беспомощном положении? Как могла она позвонить именно в мою дверь? Гипнотизерша? Черный маг?

– Да. То есть нет. Уже нет. Послушайте, вы не могли бы вернуться, я вас не вижу, – спросила я недовольным тоном.

– Не могла бы, – коротко ответила Марина.

Никакого интереса к моей спине эта коротконожка не проявляла. Я начала волноваться еще сильнее. Вдруг она решила меня ограбить и убить?

– Что вам нужно?

– Мне? Ничего! – сказала она, и тон ее мне совершенно не понравился. – Гораздо интереснее, чего хотите вы.

– Имейте в виду, у нас в доме установлено видеонаблюдение. Что бы вы ни сделали, вас потом найдут. У меня есть связи…

– Это точно. У вас есть связи, – хмыкнула Марина.

Я прикусила губу, уперла руки и ноги в пол и принялась мучительно разворачиваться.

Что за нафиг? Какая-то нелепость!

– Что вам нужно? Зачем вы пришли? Как вы вошли в дом? Вы почтальон? Вы продаете косметику? Я у вас ничего не куплю, но если вы сейчас вызовете мне врача, я вам просто заплачу за это.

– Откуда у вас эти часы? – спросила Марина.

– Какие часы? – опешила я.

– Вот эти! С ангелочками, фарфоровые. С золотым циферблатом. – Голос у Марины вдруг взлетел вверх и почти перешел на визг.

– Муж подарил, – пробормотала я.

– Муж?! – крикнула Марина. – Хочешь сказать, мой муж подарил? А не хочешь ли узнать ты, дрянь, что я лично купила эти часы в Израиле? Я их сама выбирала, а потом они куда-то просто исчезли из дома. Зато теперь я понимаю, куда они исчезли! Что? Что молчишь, а? Сука ты последняя! Спину тебе защемило? Может, выкинуть тебя из окна?!

Я онемела. Суровая правда жизни начала доходить до меня во всей своей суровости. На этот раз судьба действительно переиграла меня. Марина, жена Свинтуса, возвышалась надо мной, как скала, а я беспомощно валялась у ее ног и никак не могла повлиять на ситуацию.

– Или, может, лицо тебе облить кислотой? Что молчишь? Думаешь, не смогу!

– Не надо! – простонала я.

Все складывалось намного хуже, чем я могла представить. Какой кошмар! Нет, судьба точно меня ненавидит. Ну почему эта Марина не могла прийти в какой-то другой день? Когда я была на ногах. Справиться с ней в любой другой день было бы для меня не проблемой. Я тренированная, сильная. Я в свое время проходила курс самообороны и очень хорошо знаю, куда нужно двинуть, чтобы человек моментально задохнулся от боли. А теперь я сама лежу и задыхаюсь от боли, буквально ничего не могу в целях самозащиты. Марина, черт тебя побери, откуда ты взялась на моем пороге!

– А почему бы и нет? Кислоту я взяла. Лежишь? – Она вдруг направилась ко мне, от чего я побелела. – Удобно?

– Не надо. Пожалуйста!

– Плевала я на твои «пожалуйста»! – фыркнула она, бросая сумку прямо рядом с моей головой.

В этой сумке могла лежать эта самая кислота. Кошмар, неужели же все кончится вот так? Хватит ли у меня денег на пластическую операцию? Черт, о чем я думаю?

Марина присела на корточки и достала из кармана пачку сигарет.

– Куришь? – спросила она любезным тоном.

– Нет, – покачала я головой.

– Это правильно. От сигарет портится цвет лица. При твоей проститутской жизни цвет лица нужен хороший, верно? Но сейчас, может, и стоило бы тебе покурить. Говорят, успокаивает. А тебе очень даже есть из-за чего беспокоиться. Будешь курить? – еще раз спросила она.

Я чувствовала, как вопреки всем доводам разума и сложившейся ситуации во мне растет бешенство. То самое бешенство и гнев, в котором я страшна самой себе.

– Не буду, – буркнула я, глядя Марине в глаза.

Она помолчала. Потом вздохнула, вертя в руке пачку сигарет.

– Ну и зря.

– Ты бы тоже не курила, Марина. И не ела бы. Кстати, а от бронзатора цвет лица еще сильнее портится, чем от сигарет, – заметила я.

Марина, зажав в зубах неприкуренную сигарету, уставилась на меня в изумлении.

– Да как ты смеешь?! – крикнула она и замахнулась.

Я, не помня себя от ярости и боли, бросилась вперед и вцепилась ей в волосы. Помирать, так с музыкой! Или хотя бы с визгом. Ждать, пока она надо мной надругается, покорно и тихо, как овечка какая-то, я не собиралась. Сама она овца!

– А-а-а! – кричала Марина, а я изо всех сил цеплялась за ее пережженные белесые патлы, одновременно стремясь сделать ей больно и удержать равновесие. Потом она толкнула меня, а я рванула куда-то в сторону, острая боль прострелила меня от носа до пяток, после чего меня все-таки накрыло, и я потеряла сознание. Темное приятное облако укутало меня с головой, отсекая реальность, а с ней и все проблемы.

Глава 2, в которой речь идет о Mini Cooper (60 000 $ США)

Марина не была хорошим человеком, но и плохим она себя тоже не считала. Она была тем, что получается из нормальной, довольно простой по характеру женщины, если она систематически злится и боится за свою жизнь. Жизнь у Марины могла бы быть довольно приятной, если бы не несколько «но». Первое «но» – ее дочь Анна, которая ни во что не ставила свою мать. Теперь, когда эта маленькая негодяйка уехала учиться в Лондон, она вообще перестала звонить матери, словно бы той и не существовало.

Второе «но» – ее муж. Человек достаточно властный и грубый, даже, можно сказать, жестокий, постоянно нервировал Марину, превращая их уютный загородный особняк с сотней розовых кустов около въездной группы в место постоянных скандалов, криков, попреков и слез. Муж был придирчивым и вспыльчивым, и отношение дочери к Марине отчасти зеркально повторяло его отношение. И все же, несмотря на все эти скандалы и сцены, рыдания и поиски аргументов в свою пользу, больше всего Марину пугала постоянная угроза потери всего этого кошмара. Она боялась развода.

Третье Маринино «но» – ее одиночество вызывало у нее периодические мучительные истерики и панические атаки. Друзей у Марины было раз-два и обчелся. С теми, с кем ей было положено дружить по роду мужней службы, она так и не смогла найти общий язык, справедливо полагая, что все эти длинноногие дряни – жены его друзей – являются ее самыми страшными потенциальными врагами. С теми, с кем Марине было приятно выпить чашечку кофе, муж общаться не разрешал, называя их «всякой швалью». Старые подруги со старой Марининой работы – когда Марина еще работала. С ними Марина иногда тайно встречалась в городе. Все они, как одна, завидовали Марининой удаче.

– Отхватила мужа! Как умудрилась только?! Как ты его разглядела? – говорили они. Но с годами эти восторженные восклицания перестали хоть что-то значить для Марины. Лучше всего она чувствовала себя, сидя в ординаторской своей старой больницы, где проработала больше десяти лет в отделении гинекологии. Потом Вася начал так стремительно продвигаться по службе, что смысл в работе отпал. Вася велел забрать Анюту из садика, перестать заниматься дурью за копейки и заняться ребенком. Так закончилась медицинская карьера Марины.

Их с Васей история как раз соответствовала известной народной мудрости – чтобы стать женой генерала, надо выйти замуж за лейтенанта. Васе генерала еще не дали, но и того, что дали, хватало сверх всяких мер. Он возглавлял один из Следственных комитетов при прокуратуре, а именно: активно боролся с коррупцией, что было одним из самых перспективных направлений в работе правоохранительных органов. И одним из самых прибыльных. Так что чувствовал себя Вася в каком-то смысле получше многих генералов.

Четвертым «но», не дающим Марине спать спокойно, был тот факт, что в этом году ей исполнилось сорок пять лет. Это знаменательное событие в ее жизни связалось отнюдь не с поздравлениями или подарками. Впрочем, без них тоже, конечно же, не обошлось, и кому-нибудь покажется, что Маринин муж сделал все, что нужно, и даже больше, чтобы его любимая жена Марина чувствовала себя счастливо в этот день. Поздравления от всех друзей семьи, шикарный банкет в любимом ресторане Васи, танцы под живую музыку – все, как у людей. Ключи от новенького Mini Cooper, в котором оказалось тесновато.

Все это было не то и не так. Марина хотела бы ездить на «Бентли», а не на этом Cooper, черт бы его побрал. Что это за подарок жене? Еще бы Mitsubishi какую-нибудь додумался подарить. Пикап, например. Его друзья, коллеги по службе, все сплошь на мигалках, и их жены – все старательно делали вид, что восхищены подарком, но Марина была близка к тому, чтобы разрыдаться и закатить истерику. Да и не нужна ей была вообще никакая машина.

Вместе с этой страшной датой – «сорок пять лет» – к Марине пришло сначала смутное подозрение, а затем и уверенность в том, что ее жизнь, какая она есть здесь и сейчас, находится под угрозой. На свете было много женщин, которым совсем не с руки было тратить время на лейтенантов. Ее Вася нравился им гораздо больше. А теперь, когда дочь выросла и сама Марина стала практически не нужна, Вася отделался от нее, всучив Mini Cooper, и завел себе любовницу. С днем рождения, дорогая!

Следует понимать правильно, любовницы у Васи были и до этого. Всегда. Это было в каком-то смысле положено ему по статусу. Он нельзя даже сказать, что сильно это скрывал. Были сауны, были какие-то сально-слюнявые эсэмэски, звонки и молчание в трубку – все это бесило и нервировало Марину. Но с этим еще можно было мириться. Теперь же в жизни ее Васи появился кто-то, с кем приходилось считаться. Кто-то, кто влез на их поле, на их шахматную доску и возомнил себя полноценным игроком. Юля. Откуда только эта сука взялась? Впрочем, вопрос был, очевидно, не в этом. Любовницы всегда откуда-то берутся, какая разница, откуда. Из какой бы щели таракан ни вылез, он всегда остается тараканом, не так ли?

Вопрос был в том, что Вася относился к этой твари серьезно, как с ужасом поняла Марина. Возможно, даже серьезнее, чем к ней самой. В этой Юле таилась угроза, и с этим приходилось считаться. Вопрос был в том, что с этой тварью делать. Убить? Вполне подходящий выход из положения, если можно было бы сделать так, чтобы сучья тварь просто исчезла с лица земли бесследно и чтобы Вася (это обязательно!) никогда не узнал, что Марина хоть каким-то боком в этом замешана. Но убийства не были Марининой специальностью. Она продолжала ломать голову над этой проблемой.

Впервые о существовании Юли Марина узнала пару месяцев назад. Тогда она, правда, еще не знала ее имени и вообще ничего не знала, заметила лишь, что Вася стал совсем другим. Не хуже, не лучше, но другим. Пожалуй, все же он стал лучше. В каком-то смысле. Он стал позже приходить домой, и не каждый день. Скандалы практически сошли на нет, он перестал придираться к тому, что тапки стоят не в рядочек и что на подоконнике валяются сухие лепестки, слетевшие с Марининых цветов. Вася любил порядок. Нет, не так. Вася был маниакально зациклен на идеальной чистоте. Он был как раз из тех, кто вполне серьезно будет проводить белоснежным носовым платком по полу и затем орать.

– Чем ты тут занимаешься? На черта ты тут сидишь целыми днями, если не можешь пол помыть.

– Я мыла! Он чистый.

– Это чистый? Это?! – И он швырял платок Марине.

– Я мыла, – вздыхала она, стараясь сдержать слезы в глазах.

Вася мог придраться к чему угодно. К тому, что кофе недостаточно горяч или пенка от его капучино недостаточно высока. Его одежда висела в огромных шкафах, в пластиковых чехлах, и Вася всегда выглядел идеально. Его ботинкам положено сиять. А сам он не должен ждать ужина дольше пяти минут, даже если он приехал посреди ночи. Марина, как только слышала звук открывающихся автоматических ворот, бросалась на кухню в чем была, чтобы поставить в микроволновку Васин ужин.

1 2 3 4 5

www.litlib.net

Книга "Содержанка" из жанра Современные любовные романы

 
 

Содержанка

Автор: Фернивалл Кейт Жанр: Современные любовные романы Серия: Джек Уэст Язык: русский Год: 2012 Издатель: Книжный Клуб «Клуб семейного досуга» ISBN: 978-5-9910-1774-9, 978-966-14-2362-5, 978-0-7515-4045-1 Город: Белгород Переводчик: Виталий Михалюк Добавил: Admin 19 Сен 12 Проверил: Admin 19 Сен 12 Формат:  FB2 (494 Kb)  RTF (434 Kb)  TXT (428 Kb)  HTML (511 Kb)  EPUB (708 Kb)  MOBI (2658 Kb)  JAR (470 Kb)  JAD (0 Kb)  

Рейтинг: 0.0/5 (Всего голосов: 0)

Аннотация

Он спас ей жизнь, она отдала ему сердце. Как бы она хотела быть рядом со своим китайским возлюбленным, вместо того чтобы скитаться по России в поисках отца, которого еще недавно считала погибшим. Но у солдата Мао Цзэдуна не должно быть личных привязанностей, и Лида в отчаянье цепляется за кровные узы. Ее отца содержат в секретной тюрьме номер 1908, и девушка заплатит любую цену, только бы подобрать к ней ключ. Но у Лиды ни гроша за душой — она может предложить лишь свое тело.

Объявления

Где купить?

Нравится книга? Поделись с друзьями!

Другие книги автора Фернивалл Кейт

Другие книги серии "Джек Уэст"

Похожие книги

Комментарии к книге "Содержанка"

Комментарий не найдено
Чтобы оставить комментарий или поставить оценку книге Вам нужно зайти на сайт или зарегистрироваться
 

www.rulit.me

Читать онлайн книгу «Исповедь содержанки» бесплатно — Страница 1

Исповедь содержанки

Игорь Новицкий

«Меня зовут Светлана. Я содержанка. У кого-то это слово вызовет отвращение, кто-то заинтересуется, а кому-то все равно. Речь в моей исповеди будет не о моральных принципах. Каждый выбирает свой путь в жизни. Стоя у последней черты, он сам будет держать ответ перед Спасителем. Так получилось и у меня: я – у последней черты. Нет, я не жалею о прожитой жизни. Ничего не исправишь… Если бы была возможность вернуться назад, кое-какие моменты я все-таки переписала, но жизнь – это не рукопись, ее, увы, не переделаешь. Почему я решилась на этот шаг – создать свои дневники? Наверное, каждый человек, когда его дни сочтены, хочет оставить после себя нечто такое, чтобы о нем помнили. Я прожила бурную жизнь, но, честно признаюсь, пустую. Может, моя исповедь послужит хорошим уроком для тех людей, которые также прожигают свою жизнь.

Началась моя история до банальности просто. Я родилась в одной из республик бывшего СССР. Молодое поколение, как странно это уже звучит для меня, хотя мне еще 37 лет, не знает те времена, когда за колбасой необходимо было отстоять в длинной очереди, а чтобы купить сапоги иностранного производства, очередь за ними надо было занять еще с вечера и простоять целые сутки. И эти сапоги были вершиной счастья для молодой девушки.

А рядом кипела совсем иная жизнь. Люди в дорогих на то время автомобилях разъезжали по городу, мимолетом кидая взгляд на длинные «колбасные» очереди. Их спутницы, одетые в дорогие норковые шубы, о которых нам, обычным девушкам, приходилось только мечтать, с высокомерием выходили из этих дорогих автомобилей за покупкой очередных дорогих украшений. А где-то, всего в ста метрах, жили люди, которые ничем не отличались от этих, в дорогих авто. Может, только тем, что они просто люди, которым также хочется не стоять в очереди за сапогами, не проводить время за прилавками магазинов, думая, как и чем накормить свои семьи. Им хотелось просто жить.

Это было время, когда старое умирало, а новое все еще никак не могло прорасти. Тогда был популярен один бытовой девиз: «Будь, как все». Прекрасный, кстати, девиз и очень удобный для той элиты в дорогих авто. Всех в те времена стригли под одну гребенку. Одинаковая одежда (простые вещи, которые создавали серость людской массы), однотипная еда… За людей думали и решали все: как надо одеваться и что говорить.

Уже тогда, в подростковом возрасте, во мне зарождался внутренний бунт против такого уклада жизни. Мне было непонятно, почему мама, которая столько лет жизни отдала фабрике, не может себе позволить купить более дорогое и нарядное платье? Почему отец, передовик труда, который «живет» на заводе, постоянно чинит наш старенький автомобиль, чтобы вывезти нас в выходные дни на дачу, где мы должны много и усердно работать, выращивая овощи – единственное спасение, по словам мамы, голодной зимой? У меня в те годы было много вопросов без ответов.

Моя юность совпала с теми временами, когда определенная часть людей пыталась выйти из серой основной людской массы. Их было мало. Их называли кооператорами. Они работали по-другому, но главное – мыслили по-другому. Большинство людей не принимало их как полезную ячейку общества. И причиной тому была простая человеческая зависть. У них были машины дороже. Их жены не стояли в очереди в обычных магазинах и не думали, как накормить семью. У них были деньги, и поэтому проблемы простых обывателей им были неведомы.

Это после я узнала, что и у кооператоров жизнь была несладкая. За внешним благополучием скрывалось напряженная и полная опасностей жизнь. Но я, девочка-подросток, конечно же, всего этого не знала. Меня внутренне тянуло к какой-то той, неведомой для меня, жизни. Мне не хотелось быть, как все. Как все, окончить школу, желательно, с медалью. Как все, поступить в институт. Как все, найти мужа и ждать его с работы, готовя ему вкусные борщи. Для меня словосочетание «как все» стало сродни красной материи для быка. Уже с ранних лет я сделала свой выбор: как все, я не буду!

Любимым временем года для меня было лето. Я могла целыми днями не думать об уроках. Надо сказать, что учиться я не очень любила, хотя всегда у меня были хорошие оценки, и родители мною гордились. Школа мне помогла. Помогла в том, что я выработала в себе стойкость и упорство. А еще иммунитет. Иммунитет ко всему тому, что нам навязывала школа того времени. Нет, я не бунтовала на уроках и не выкрикивала лозунги. Я просто жила жизнью миллионов парней и девушек того времени: старалась не огорчать родителей, училась и еще раз училась. Внешне все было, как подобает советской ученице.

Внутренне во мне уже бурлила иная жизнь. Платья мы с подружками старались сделать покороче. Нам начали нравиться парни из старших классов. Первый раз я накрасила губы тайком от мамы… Ох, как мне потом за это влетело! Помаду мама берегла для особых случаев, а я эти случаи превратила в повседневные. Мне так хотелось выглядеть красиво перед тем парнем из старшего класса. Я специально задерживалась после уроков, чтобы только увидеть его. Он проходил мимо и иногда бросал взгляд в мою сторону. Я была на седьмом небе от счастья. Но это были только взгляды. Только потом, когда я стала немного взрослее, поняла, что была ему неинтересна.

Кем я была? Малолеткой, вместо груди – две маленькие горошины. В те годы я уже привлекала взгляды мужского пола, но все равно была еще несформировавшимся гадким утенком. Конечно же, позже я превратилась в прекрасного лебедя, и мужики могли многое отдать за мой взгляд в их сторону, но тогда это для меня было еще так далеко. В общем, как это часто бывает у молоденьких девушек-подростков, первая моя любовь так и закончилась, не начавшись. Нет, ни слез в подушку, ни душевных разговоров с подружками по этому поводу не было. Я просто пережила этот момент своей жизни, и все.

Вернемся к лету, точнее к одному из моментов одного лета. В то время я уже считала себя взрослой. В следующем году я оканчивала школу. Мои родители уже строили планы, как я поступлю в местный институт, как его окончу, ну, и так далее, короче, всю жизнь они мне уже расписали. Я не хотела их огорчать и перечить им.

Я действительно повзрослела. Вместо двух горошин мое тело украшала упругая грудь. Ноги были ровненькие и весьма аппетитно смотрелись на высоких каблуках. Я стала девушкой. Меня практически все устраивало в моей внешности. Вот только волосы… Я была брюнеткой. Со страниц модных журналов на меня смотрели белокурые красавицы, и я так хотела белый цвет волос. Позже, перекрасившись в блондинку, я стала эффектнее выглядеть, но в те годы для меня это было пределом мечтаний. На даче я отдыхала и предавалась мечтаниям о будущей жизни. Журналы пересматривала по много раз. Мне все нравилось в женщинах из глянца. Я тогда не понимала, почему моя мама так грустно однажды посмотрела на один журнал. Ответ ко мне пришел позже. Весь этот глянцевый мир был для нее очень далек и непостижим.

Летом на дачу съезжались мои подружки. Мы делились новостями и свежими девичьими историями. В нас уже проснулись девушки, и мы вели себя не так, как раньше. Теперь мы стали обращать внимание на вчерашних наших друзей уже с другой стороны. Да и наши вчерашние друзья начали посматривать на нас по-иному. Очень часто мы замечали, что их взгляды скользят по нашим фигурам и как бы раздевают. Но это были лишь взгляды. Касание к руке вызывало такой трепет, что невозможно было находиться рядом с парнем, так нас девчонок захватывало волнение.

Это было время, когда во мне просыпалось что-то новое и неизведанное. Мне уже хотелось большего, чем вздохи и касания рук. Интимные темы в обычной семье не обсуждались. Многие из подростков черпали информацию на запретные темы из разговоров с более опытными сверстниками или из других источников. Родители стеснялись разговаривать с нами на такие темы. Нет, мама рассказывала мне о правилах гигиены и о том, как должна вести себя девушка, но мне почему-то кажется, что на эти устои поведения мама сама с удовольствием закрыла бы глаза. Так мне казалось в то время.

Тем летом в нашем поселке появилась новая семья – военных. Глава семейства отдал долг родине в одной из братских стран и вышел в запас. В семье было два сына. Один – моего возраста, другой – старше. Семейство общительное. Парни были умные, особенно мне приглянулся старший. Звали его Вадим. Не хочу сказать, что он был красавец, как на картинках модных журналов, но в нем был шик того времени. Во-первых, его одежда. Он одевался не так шаблонно, как наши парни. Все было подобрано со вкусом. Манера поведения резко ставила его на более высшую ступень среди наших местных парней, за что они его и не полюбили.

За Вадимом сразу стало ухлестывать несколько моих подружек. Он выбрал меня. Конечно же, эти подружки сразу же перестали быть подружками. Я долго переживала по этому поводу и только потом поняла, что в любви подруг нет. Этим принципом я руководствовалась всю жизнь. Счастье любит тишину. По возможности, не сильно хвастайтесь счастьем.

Вадим заметил мое отношение к нему сразу. Он был уже взрослым, как мне казалось тогда, парнем, ему было 23 года. Его не смутил мой возраст. Сначала я сомневалась, ведь для меня это было впервые – иметь серьезные, как я думала на то время, отношения. Но чувства взяли верх, и я решилась познакомиться с парнем поближе.

О сексе тогда у меня и мысли не возникало. О нем я знала, как и большинство моих подружек, только по рассказам. Я была девочкой. Для меня секс в те годы был еще так далек. Странно как-то может звучать, но Вадим сделал секс близким. Я постоянно думала, как «это» будет в первый раз? Представляла разные романтические картины. Но «это» было просто. Просто на траве. Нет, я не пожалела, все было великолепно. Сразу чувствовалось, что у Вадима я не первая. Но мне в тот момент так захотелось быть последней. Я прижалась к нему и молча наслаждалась ночным небом. Вадим был мил и терпелив. Свой первый раз я запомнила на всю оставшуюся жизнь. Я очень часто потом вспоминала и Вадима, и ночное небо. Лучших воспоминаний, связанных с нашей женской долей, у меня не было.

Наверное, у каждой девочки, которая стала девушкой, есть определенные моменты, которые останутся в памяти навсегда. У меня это ночное небо и звезды. Я хотела продолжения встреч с Вадимом. Они были, честно признаюсь, все более для меня неинтересны. Тогда я не могла понять почему. Так я стала «взрослой». С Вадимом мы не поддерживали дальше отношения. Это была инициатива с моей стороны. И, откровенно говоря, до сих пор не знаю, что случилось. Что-то меня в нем оттолкнуло, и искра угасла. Я продолжала жить как примерная и послушная девочка… Простите, уже девушка.

Так пролетело несколько лет. Я окончила школу хорошо, правда без медали, но грамоту мне почетно вручили. На школьном вечере многие мои одногодки, почувствовав себя взрослыми, приняли определенную дозу горячительных напитков. Я не была исключением. В танце с одним парнем из параллельного класса я кружилась на крыльях счастья. Вот, наконец, она, жизнь. На тех же крыльях счастья я дала парню провести в ручном режиме проверку многих составляющих моего тела. Хорошо, хоть хватило ума не отдаться ему под воздействием паров алкоголя!

После танцев мы разбрелись по своим маленьким коллективам, то есть с ребятами, с которыми были дружны все эти долгие годы в школе. Клялись, как это водится, в вечной дружбе. Теперь я, конечно, понимаю, что вечная дружба бывает у единиц. А тогда мы все были молоды. А вот страна, в которой мы родились, «доживала» свои последние годы. Уже не так громко «кричали» с трибун представители партийной элиты. Они все больше начали перекрашиваться из красного в другие цвета. Но мой путь только начинался.

Институт меня принял радушно. Мне понравилось учиться. Может больше даже не учиться, а общаться с новыми знакомыми. В отличие от школы, где постоянно одни и те же лица, институт постоянно наполнен был новыми людьми. Я была первокурсница, мне все было интересно. Пока шел период привыкания к студенческой жизни, меня парни не интересовали. Потом природа начала брать свое, и я постепенно стала заглядываться на противоположный пол. В нашей группе было очень мало парней. Выбор был невелик. А вот на соседнем потоке можно было и себя показать, и парней удивить. Что мы с девчонками и делали. Благо, дискотеки в институте проходили регулярно.

Я была еще в розовых очках от институтской жизни. Постепенно эти очки стали превращаться в белые, а потом и вовсе пришлось их снять. Меня очень сильно поразил контраст советского института на экране и в реальной жизни. Нет, не хочу сказать, что с ним вообще было все плохо. Даже наоборот, знания преподаватели давали на высоком уровне. Но вот закулисные баталии в моральном аспекте разворачивались ожесточенные. Я никогда не лезла вперед на различные должности, но то, с каким рвением шли к своей цели мои однокурсники, у меня вызывало дикий ужас. Некоторые личности не останавливались ни перед чем, чтобы оказаться на вершине мира и выслужиться перед вышестоящими и, конечно же, получить от этого выгоды. Так моя жизнь стала превращаться в реальную взрослую. Моя личная жизнь на время затихла. Не было подходящих кандидатур.

Ближе к концу второго курса женское начало во мне все сильнее стало брать верх. Я стала пристальнее присматриваться к парням. Особое мое внимание было обращено на четвертый и пятый курсы.

В это время к нам в группу перевелась с другого факультета девушка. Она села в аудитории рядом со мной, и мы с ней начали общаться. Ольга, так ее звали, стала действительно моей подругой на долгие годы. Можно даже сказать, на всю жизнь. И теперь, когда мои дни сочтены, Ольга не оставляет меня одну. Помогает не только материально, но и морально. Спасибо скайпу и иным новым технологиям. Но не будем забегать наперед и думать о грустном. В то время, время нашей молодости, не хотелось думать ни о чем плохом. Мы, девчонки, не понимали, почему вдруг сменилась аббревиатура нашей страны, почему погибли люди под танками и почему в один месяц закрыли папино предприятие. Нет, конечно, в общем все было понятно, но глубина проблем, с которыми столкнутся люди в те годы, нам не была ясна. Мы еще не почувствовали приближение времени, когда будут разваливаться одно за другим предприятия, когда за очень короткий срок состариться и сопьется мой отец, поседеет от горя мать. Все это было в недалеком будущем. Нам просто хотелось жить. И мы жили. Встречались с парнями. Немного покуривали, немного выпивали. Были вечеринки, были посиделки.

На этом промежутке жизни я все ждала своего принца. Мне так хотелось оказаться в его объятиях и увидеть вновь звезды. С парнями целовалась, обнималась, но последний бастион не сдавала. Не было в парнях той изюминки, которую я разглядела в Вадиме. Хотя выбирать было из чего. Парни в нашем институте были классные. Но, увы, я не могла пока найти Его. Так мы с Ольгой и проводили время, встречаясь то с одним, то с другим. Нам вдвоем с ней было весело. Мы дополняли друг друга. Потом судьба нас раскидала по разным странам. Ольга уехала жить в дальнее зарубежье.

Ближе к осени, когда начали опадать на деревьях листья, меня «ударило» током. По лестнице в институте спускался парень – мой типаж, да и только. «Ударило» не только по голове, но в причинном месте. При виде этого парня у меня так сладко «там» начинало ныть. Даже с Вадимом такого не было. Это чувство я приняла за любовь. И только потом поняла, что это была настоящая страсть. Но как я его хотела в тот момент… Хотела так, что убегала от его взгляда. Он тоже не прочь был наладить контакт со мной, но я не шла на этот контакт, всячески старалась его избегать. Для меня это чувство было новым, и я очень боялась саму себя. На занятиях летала в облаках. Ольга то и дело подталкивала меня локтем на лекциях.

Наступил день знакомства с предметом моего вожделения. Его звали Алексей. При ближайшем рассмотрении его фигура оказалась еще лучше. Как произошло наше знакомство? В студенческой столовой. Он заплатил за мой компот. Мне не хватало денег и, стоя в очереди за мной (естественно, я специально так устроила, чтобы он оказался за мной в очереди), Алексей как галантный парень заплатил недостающую сумму. Первые минуты после знакомства были очень напряженными. Он немного волновался, я тоже испытывала волнение. Из-за этого волнения я не заметила, как мое платьице поднялось на пару сантиметров выше положенного. Алексей и без того был напряжен, а тут еще перед его взором предстали мои точеные ножки. Как же не волноваться парню?! Мы перекинулись шаблонными фразами и разошлись по аудиториям. Весь оставшийся учебный день я корила себя за то, что вела себя, как дура. Но зря: Алексей дождался меня на крыльце и проводил домой. Мы гуляли по парку, и все было замечательно. Я не думала ни о чем. Я была очарована Алексеем. При его взгляде в низу живота возникало такое сладостное чувство, что я хотела ему отдаться прямо здесь, в парке, на желтых падших листьях. Это словами не описать. Это надо прочувствовать.

Так пролетело время, и наступил вечер. Алексей жил на другом конце города, но если бы он тогда меня позвал в гости, я поехала, не задумываясь. Однако он этого не сделал, за что я ему благодарна. Я думаю, что, позови меня он тогда, наши отношения были бы недолгими.

Я влюбилась… Для меня мир перевернулся. Теперь мне так хочется вернуться в этот осенний парк и многое в жизни поправить. Но, увы, уже поздно, мой поезд двигается к конечной станции. А тогда я любила. Секс с любимым человеком – это даже не секс, а действительно занятие любовью. Мне кажется, необходимо строго разграничить эти понятия. Секс и любовь. Не хочу сказать, что Алексей был мачо в постели, но мне с ним было очень хорошо. Те минуты близости, которые дарила нам жизнь, были для меня самыми желанными. Он был учтив и не задавал лишних вопросов, типа, где и когда я потеряла девственность. И за это ему отдельное спасибо. В то время я так жалела, что не Алексей мой первый мужчина.

Пролетел год. Мы встречались, признавались в любви друг другу. Мы были счастливы. Отец все чаще стал прикладываться к бутылке. Я не замечала деградации дорого мне человека. Не замечала, как мама, еще молодая женщина, превращается под грузом проблем в старуху. Я любила Алексея. Мы хотели пожениться. Но тут возникла преграда в виде повестки в армию. Ольга меня уговорила подождать со свадьбой. По-своему она была права. Алексей расстроился. Расстроились и его родители, которые были за наши с ним отношения. Для них я была хорошей девочкой. Помимо того, что я весьма привлекательная, еще и не глупая.

Мы решили подождать. Алексей пошел отдавать долг Родине. На проводах в армию мы еще раз поклялись любить друг друга до самой смерти, я поменяла несколько носовых платков, которые были мокрыми от слез. А дальше пошло время ожидания. Нет, я действительно ждала Алексея.

Так прошел месяц, потом второй, третий. К нашей компании присоединилась девушка по имени Вероника. Она была противоположностью Ольги. Они были как плюс и минус, но Вероника перевернула всю мою жизнь. Она была на несколько лет старше. Жизненного опыта у нее было больше, чем у нас вместе взятых. Этим она меня и подкупила. Постепенно я стала отдаляться от Ольги. Оля начала встречаться с парнем, у них дело шло к свадьбе и тихой семейной жизни.

Вероника пробудила во мне все то, что спало ранее. Студенческие посиделки для меня стали неинтересны. Меня все больше стали привлекать новинки моды и манить красочные витрины магазинов. Нет, я по-прежнему отвечала на письма Алексея. Ждала его и не обращала внимания на других мужчин. Но, честно признаюсь, внутри у меня все больше затухало первое чувство к Алексею. Я не знаю, почему так происходило. Может, потому что я постепенно меняла жизненные приоритеты.

Под воздействием Вероникиных чар мне все больше хотелось иметь такую же кофточку, как у нее, или помаду. Как и когда во мне произошла перемена, я и не заметила. Я превратилась в совсем иную Светлану. Нет, я оставалась отзывчивой и доброй, но все чаще меня тянуло уйти из дома. Мне так не хотелось видеть пьяного отца и слушать постоянные скандалы, что я бежала. Просто бежала туда, где меня, как мне казалось, понимали. Я бежала к Веронике. Вместе мы стали проводить гораздо больше времени.

С Ольгой мы встречались только на занятиях. Не могу забыть наш с ней последний разговор перед долгим расставанием. Ольга вышла замуж. С мужем они собирались уехать из той страны, которой пока еще не было. Это было в начале весны. Мы созвонились и договорились встретиться на нашем месте. Ольга пришла, как обычно, без опозданий. Пару шаблонных фраз, пронзительный Ольгин взгляд и лишь одно слово: «Одумайся». В тот момент я ей наговорила лишнего, мол, уезжаешь к лучшей жизни, бросаешь меня или что-то в этом духе. Так мы расстались на долгие годы. После судьба сведет нас вместе в одном из отелей Турции. Это было где-то через пару лет после нашего последнего разговора. В то время Турция только открывала свои туристические маршруты, и среди стран СНГ это направление было показателем достатка и благополучия. Но после нашего последнего студенческого разговора я была очень обижена на Ольгу. Она уезжала в Германию. Любая заграница в то время была для нас раем. Позже, когда к моим годам прибавилось еще пять лет, я поняла, что Ольга хотела для своей семьи лучшей жизни. И она ее получила. Муж, программист с большой буквы, смог обеспечить достойную жизнь Ольге и детям. Она стала домохозяйкой и полностью посвятила себя семье. Я стала обеспечивать себе достойную жизнь иным способом. Нет, не стоять на панели, но, в принципе, если разобраться, то не далеко от этого и ушла.

В те годы стал стремительно развиваться бизнес. Его можно было назвать бизнесом условно. Это все более походило на рвачество, но богатых мужчин становилось все больше и больше. И следует отметить очень богатых. Вероника и я превратились в очень притягательных для мужского пола женщин. Что осталось от моей прошлой жизни? Может только внешность. Отца не стало. Мать замкнулась в себе. Я поддерживала ее, как могла. Про Алексея я практически забыла. Не заметила, как пролетело время, и он вернулся из армии. В последние месяцы я ему не писала. Я не знала, о чем ему писать. У меня была другая жизнь, да и я стала другая. Той Светки-конфетки, как он любил меня называть, уже не было.

С Алексеем мы встретились случайно или почти случайно. Он ждал меня на улице. Как назло, пошел дождь, и мне не хотелось мокнуть. Разговор был пустой. Но не пустые были глаза Алексея. Они как бы говорили: «Ну зачем именно так?!» Мне даже показалось, что они были полны слез, только дождь не давал понять, так ли это. Мы расстались. Больше такого мужчины, как Алексей, у меня не было.

Как странно устроена жизнь. Что имеем – не ценим, потерявши – плачем. Нет, тогда я не плакала. Плакала после, через много лет. Судьба мне больше не подарила ни такого мужчину, как Алексея, ни такую подругу, как Ольга. Кто виноват? Я сама. Как сложилась судьба Алексея? Знаю только то, что у него все хорошо. Детишки подрастают, жена умница и красавица…

Дома я стала появляться все реже. Маме помогала материально. Чем я зарабатывала на жизнь? Теперь это носит название эскорт-услуги. Вот об этом надо рассказать подробнее.

Как я уже говорила выше, на просторах бывшего СССР стали появляться очень богатые мужчины. У них не было времени ухаживать за девушками, они хотели переходить сразу к делу. И дело было не в постели. По крайней мере, мы таких с Вероникой мужчин, которые предлагали нас купить на одну ночь, отсортировывали сразу. Нам были интересны мужчины, которым надо было сопровождение красивой молодой девушки. Так они поднимали свое внутреннее я. К тому же, если девушка умная, то она могла и поддержать беседу или участвовать в качестве стороннего наблюдателя на деловой встрече. А мы были умными.

После института мы удачным образом избежали распределения. Нам не хотелось с утра идти на работу и после возвращаться с нее. И так каждый день. Нас не привлекала рутина повседневной жизни. Мы научились себя вести с мужчинами так, как нам выгодно, и, конечно же, получать от этого пользу. Кто-то может сказать: «Вот проститутки!» Может, он отчасти и будет прав. Но в нашем варианте мы старались не превращать работу в постель. Мы зарабатывали на ином. К тому же нам интересно было заводить новые знакомства и двигаться вверх.

В то время так называемые сливки общества были разношерстными. Среди них можно было встретить разных людей. Политики, журналисты, бандиты… Вероника оказалась не только умной, но и очень продуманной девушкой. Все премудрости я постигла у нее. Для меня теперь на первое место стала выгода. Не важно, какая, материальная или моральная, но выгода. Раньше я задумывалась, будет ли это удобно человеку. Теперь я думала, будет ли это удобно мне. Хорошо это или плохо? На этот вопрос до сих пор я не могу найти ответа, как и на многие другие. В моем сегодняшнем состоянии есть много времени на размышления. Тогда этого времени катастрофически не хватало. Я была постоянно в разъездах, на встречах, на свиданиях.

Мужчины были основным источником моего дохода. Мои ум и красота делали свое дело. Я купила квартиру, сделала шикарный ремонт в родительском доме. Мама не могла нарадоваться. Позже я узнала, что она тайком плакала, понимая, что это за деньги и каким способом они зарабатываются. Для соседушек на лавочке родительского дома все дамы, которые ездят на хороших машинах и крутятся среди богатых мужчин, на одно лицо и одним миром мазаны. В глаза матери они это не могли сказать, а вот за глаза. Ну, ладно, Бог им судья. Вот от этих речей моя мамуля и плакала. Хотя надо отметить, что она держалась достойно. Я ни разу не заметила ее переживаний. Только потом, когда она умерла, ее сестра и по совместительству моя тетя в сердцах кинула мне упрек за поминальным столом, что это я довела маму до могилы. Как мне в ту минуту захотелось прижаться к маме, моей мамочке, и просто попросить у нее прощения за все. Но ее не было рядом. Были лишь практически чужие для меня лица, шаблонные речи и полный стол всякой еды, которую эти лица поглощали за обе щеки.

Я очень тяжело пережила смерть единственного близкого мне человека. Но это было потом, а пока мы налаживали свой бизнес, обзаводились связями, которые нам очень помогали. В те годы процветало «крышевание». Нас не коснулись проблемы почти всех предпринимателей, которым накаченные парни предлагали свои услуги по охране. Все благодаря связям. Как только возникала внештатная ситуация, мы набирали номер телефона или несколько номеров, и проблема в ту же минуту решалась. Мы наняли несколько помощниц, сняли офис в престижном здании, в общем работали. Обучали своих девушек, как правильно вести себя с клиентами. Главное правило было – не доводить дело до секса. Мы не оказываем интим-услуги. С несколькими девушками пришлось расстаться по этой причине. Они неправильно поняли суть нашей работы. Да, мы не отказываемся от подарков мужчин, но не спим за подарки. А такие предложения поступали постоянно. Но мы сразу перед клиентами ставили вопрос: «Вам нужна девушка по вызову или девушка, которая принесет вам деньги?» Практически все соглашались на деньги. Мы помогали своим клиентам зарабатывать.

Умная и сексуальная девушка могла принести много пользы. Она знала, когда во время деловой беседы перекинуть ногу на ногу или провести манипуляцию с блузкой. Наши девушки это делали так элегантно и ненавязчиво, что оппонирующая сторона теряла бдительность и беседа шла в русле, удобном для нашего клиента. Это самый простой вариант. Были и такие случаи, что необходимо было очень сильно потрудиться. Одним женским обольщением не возьмешь. Тут приходилось включать мозг и заставлять работать извилины на все сто процентов, а может, даже и больше. Самые тяжелые случаи – это встречи с иностранными партнерами наших клиентов. Особенно с ребятами из азиатских стран. Тут обольщение точно не действует. Помимо всего прочего, невозможно отследить и реакцию. Азиаты все на одно лицо, и мимическая активность у них минимальная. Потом мы научились выходить и из этой ситуации. Мы взяли на работу девушку-китаянку. Ли Хо, так мы ее звали. Все наши девушки были только с высшим образованием. Мы старались брать к себе на работу только гуманитариев. Знание иностранного языка приветствовалось.

1 2

www.litlib.net

Книга: Фернивалл К.. Содержанка

Кейт ФерниваллСодержанкаОн спас ей жизнь, она отдала ему сердце. Как бы она хотела быть рядом со своим китайским возлюбленным, вместо того чтобы скитаться по России в поисках отца, которогоеще недавно считала погибшим. Но у… — Книжный клуб "Клуб семейного досуга". Харьков, Книжный клуб "Клуб семейного досуга". Белгород, (формат: 84x108/32, 464 стр.) Подробнее...2012203бумажная книга
Кейт ФерниваллСодержанкаОн спас ей жизнь, она отдала ему сердце. Как бы она хотела быть рядом со своим китайским возлюбленным, вместо того чтобы скитаться по России в поисках отца, которогоеще недавно считала погибшим. Но у… — Книжный клуб "Клуб семейного досуга". Харьков, Книжный клуб "Клуб семейного досуга". Белгород, (формат: 84x108/32, 464 стр.) Подробнее...2012120бумажная книга
Кейт ФерниваллСодержанкаБолее десяти лет назад испуганная женщина с дочуркой на руках бежала из охваченной пламенем революции России в Китай. Лидия выросла в чужой — Книжный клуб "Клуб семейного досуга", (формат: Твердая глянцевая, 320 стр.) Подробнее...201259бумажная книга
Эрл Стенли ГарднерСодержанка никуда не денетсяДетективное агентство «Кул и Лэм» – это миссис Берта Кул, любящая деньги и умеющая выжимать их из клиентов, и пройдоха Дональд Лэм, зарабатывающий эти деньги нелегким трудом. На этот раз парочка… — Эксмо, (формат: 84x108/32, 464 стр.) Дональд Лэм и Берта Кул электронная книга Подробнее...1960149электронная книга
Эрл Стенли ГарднерСодержанка никуда не денетсяДетективное агентство «Кул и Лэм» – это миссис Берта Кул, любящая деньги и умеющая выжимать их из клиентов, и пройдоха Дональд Лэм, зарабатывающий эти деньги нелегким трудом. На этот раз парочка… — Эксмо, (формат: 84x108/32, 464 стр.) Дональд Лэм и Берта Кул Подробнее...2010бумажная книга
Татьяна ВеденскаяСодержанкиЕсли ты красавица и умница, если сама выбираешь мужчин и умело используешь их материальные ресурсы – тебя с полным правом можно назвать победительницей! Так до недавнего времени считала Юлия Твердая… — Автор, электронная книга Подробнее...201359.9электронная книга
Татьяна ВеденскаяСодержанкиЕсли ты красавица и умница, если сама выбираешь мужчин и умело используешь их материальные ресурсы – тебя с полным правом можно назвать победительницей! Так до недавнего времени считала Юлия Твердая… — Татьяна Веденская, (формат: 84x108/32, 464 стр.) Подробнее...2013бумажная книга
Веденская Т.СодержанкиЕсли ты красавица и умница, если сама выбираешь мужчин и умело используешь их материальные ресурсы — тебя с полным правом можно назвать победительницей! Так до недавнего времени считала Юлия Твердая… — Эксмо, (формат: Твердая глянцевая, 320 стр.) Подробнее...2013194бумажная книга
Татьяна ВеденскаяСодержанкиЕсли ты красавица и умница, если сама выбираешь мужчин и умело используешь их материальные ресурсы - тебя с полным правом можно назвать победительницей! Так до недавнего времени считала Юлия Твердая… — ЭКСМО, (формат: Твердая глянцевая, 320 стр.) В солнечном свете Подробнее...201339бумажная книга
Веденская ТатьянаСодержанкиЕсли ты красавица и умница, если сама выбираешь мужчин и умело используешь их материальные ресурсы - тебя с полным правом можно назвать победительницей! Так до недавнего времени считала Юлия Твердая… — Эксмо-Пресс, (формат: Твердая глянцевая, 320 стр.) Жизнь прекрасна. Позитивная проза Т.Веденской Подробнее...2017152бумажная книга
Веденская ТатьянаСодержанкиЕсли ты красавица и умница, если сама выбираешь мужчин и умело используешь их материальные ресурсы – тебя с полным правом можно назвать победительницей! Так до недавнего времени считала Юлия Твердая… — Эксмо, (формат: Твердая глянцевая, 320 стр.) Жизнь прекрасна. Позитивная проза Татьяны Веденской (обложка) Подробнее...2018128бумажная книга
Веденская Т.Е.Содержанки : романЕсли ты красавица и умница, если сама выбираешь мужчин и умело используешь их материальные ресурсы – тебя с полным правом можно назвать победительницей! Так до недавнего времени считала Юлия Твердая… — Эксмо, (формат: 70x108/32, 320 стр.) жизнь прекрасна. позитивная проза т. веденской Подробнее...2017126бумажная книга
Веденская Т.СодержанкиЕсли ты красавица и умница, если сама выбираешь мужчин и умело используешь их материальные ресурсы – тебя с полным правом можно назвать победительницей! Так до недавнего времени считала Юлия Твердая… — Издательство "Эксмо" ООО, (формат: 70x108/32, 320 стр.) Жизнь прекрасна. Позитивная проза Татьяны Веденской (обл.) Подробнее...201899бумажная книга
Веденская Т.СодержанкиЕсли ты красавица и умница, если сама выбираешь мужчин и умело используешь их материальные ресурсы - тебя с полным правом можно назвать победительницей! Так до недавнего времени считала Юлия Твердая… — Издательство Э, (формат: Мягкая бумажная, 320 стр.) Подробнее...2017138бумажная книга
Татьяна ПоляковаКараоке для дамы с собачкойХорошенькое дельце - к вам приходит человек и просит отомстить за него после того, как его убьют. К Ольге Рязанцевой именно с такой просьбой обратилась молодая женщина. Можно было бы отмахнуться, но… — Эксмо, (формат: 84x108/32, 320 стр.) Авантюрный детектив Подробнее...2004260бумажная книга

dic.academic.ru

Юлия ШиловаОткровения содержанки, или На новых русских не обижаюсь!

От автора

Тему этого романа мне, как всегда, подсказала сама жизнь и, конечно же, ваши письма. Признаться, свой роман про альфонсов я писала со знанием дела, потому что принимала участие в телевизионном проекте, посвященном этому ремеслу, активно собирала материал для книги, да и, если честно, была знакома с данной проблемой не понаслышке потому, что в моей жизни был период, когда я была просто подвержена атаке со стороны подобных мужчин. Они заводили со мной знакомство и тут же открывали все карты, кто они, чем живут и что хотят от жизни. Конечно же, я не поддерживала и не одобряла подобные знакомства, потому что никогда не мечтала о мужчине, который бы сел на мою шею, свесил ноги, кормил бы меня своей «любовью» и прекрасно жил за мой счет, высматривая для себя более обеспеченную и щедрую пассию. Поэтому, когда я писала роман про альфонсов, я говорила всего одно и то же слово: НАБОЛЕЛО. Наболело у меня, у моих знакомых и моих многочисленных читательниц, которые спрашивали меня о том, что делать с мужчинами, которые не нужны сами себе, не говоря о ком-то еще, которые постоянно просят в долг и совершенно не думают о завтрашнем дне. Я выразила свое крайне негативное отношение к подобным мужчинам и призвала наших женщин не терять чувство собственного достоинства, не позволять себя использовать и никогда не соглашаться на утешительный приз. А вот что касается содержанок, то, признаюсь честно, этот роман дался мне нелегко, потому что у меня нет подобного опыта, и, даже когда я была еще юной девушкой, верившей в принца на белом коне, или, проще говоря, на последнем «Мерседесе», ни один принц не предложил мне своего содержания. Я отношусь к той категории женщин, которым всего в этой жизни пришлось добиваться самим, без богатых родителей, мужей и любовников. Никто и никогда ничего не предлагал мне на блюдечке с золотой каемочкой. Всю жизнь я много работала и собирала свой успех по крупицам.

И все же в этой книге я решила поговорить о других женщинах с уже довольно привычной профессией – содержанка. Думаю, вы со мной согласитесь, что женщина, покупающая себе альфонса, при всех своих деньгах и роскоши выглядит как-то жалко, а вот мужчина, купивший себе содержанку, выглядит довольно величественно и даже престижно. Кто они, содержанки, и как им вообще живется? На столичных дорогах можно увидеть сотни последних «Мерседесов» и «Лексусов», за рулем которых сидят совсем юные девушки, и эти юные девушки находятся на содержании богатых мужчин. Эти девушки ходят в дорогие фитнес-клубы, престижные косметические салоны, имеют кредитные карты, которыми заботливо снабжают их седоволосые папики, и любят отдыхать в достаточно дорогих заграничных отелях. Их селят в Жуковке, садят на дорогие машины, покупают элитные квартиры и шикарные вещи. Они являются вторыми побочными женами их женатых мужчин. Они любят встречаться в каком-нибудь модном ресторане или кафе, хвастаться друг перед другом и рассказывать, кому подарили кабриолет, кому навороченный джип, кому белоснежную норковую шубу до пят или, на худой конец, дорогущий мобильник. Одним словом, они любят соревноваться, кто больше выкачает денег со своего папика. Таких девушек много... Их даже больше, чем вы думаете.

Девушки, ставшие игрушками в руках богатых и сильных мира сего, на сегодняшний день стали социальным явлением. Их демонстрируют на вечеринках, фуршетах, банкетах и презентациях. Сегодня достаточно модно и престижно иметь содержанку. Зачастую именно женщины, находящиеся на содержании, являются индикатором успешности и богатства мужчины. В нашем обществе подобные девушки не вызывают такого негатива и презрения, как альфонсы. Скорее наоборот, многие им завидуют, считают, что им повезло, и мечтают жить такой же сытой и красивой на первый взгляд жизнью. Многие девушки считают свою внешность пропуском в эту красивую жизнь, а встречавшиеся в их жизни мужчины – это ступеньки в достижении их заветных целей. Девушка, словно переходящее красное знамя, сначала переходит к владельцу палатки, находящейся в престижном районе, затем к хозяину небольшого магазина, а позже к хозяину супермаркета и так далее.

Содержанки, как правило, не связаны узами брака. Они живут за счет мужчин, которые обеспечивают их многочисленные материальные запросы. Особенно часто можно встретить молоденьких и привлекательных содержанок на дорогих курортах, куда они приезжают вместе со своими престарелыми спонсорами. Их роскошная одежда, украшения и ежедневные прогулки на арендованной яхте говорят о том, что эта связь слишком доходна. Ни в коем случае нельзя путать стерву и содержанку. Стерва по совместительству сердцеедка. При помощи своего влиятельного покровителя она успешно продвигается по карьерной лестнице, всегда выискивая более выгодный вариант, который был бы еще более щедрым и делал достойные капиталовложения. Стерва понимает, что все папики не вечны, и чаще всего строит карьеру, используя любую удачную возможность подняться по карьерной лестнице. Содержанки более пассивны, а в глазах своих спонсоров зачастую они просто вещь. Карьерная лестница – совсем не их цель. Их цель – захомутать своих спонсоров, обвить их, как плющ обвивает дерево, пустить корни и питаться их жизненными благами и даже их жизненной энергией. По большому счету это та же самая работа. Она предоставляет свои услуги, а он за них платит. Любой каприз – за его же деньги. Это все равно что двое заключили контракт, который выгоден обоим. Да и ничего постыдного уже нет в том, что в наше время кто-то хочет связать свою судьбу с богатым человеком. Любая содержанка дает себе отчет в том, что продается за деньги, и даже за очень большие деньги. Ее спонсор отдает себе отчет в том, что эта женщина – вещь и он ее покупает. Каждый из них знает, на что идет. Она вытягивает с него деньги, а он дает ей путевку в красивую жизнь и бросает весь мир к ее стройным ножкам.

Осуждать проще всего. Никто же не рассуждает о безнравственности жен, живущих в браке с богатым, но совсем не любимым мужчиной, хотя я понимаю, что ни в коем случае нельзя проводить параллель между женщиной, живущей в законном браке, матерью детей, хозяйкой дома, и побочной женой, встречающей женатого мужчину в любое удобное для него время, исполняющей все его прихоти взамен на щедрое содержание. Да и от наскучившей содержанки в любое время можно избавиться, а от жены избавиться в один миг невозможно, потому что помимо жены есть дом, дети, уклад и семейные ценности. Избавиться от жены не то, что избавиться от содержанки. Это дорогого стоит.

Говорят, содержанки по своей воле не уходят. Приходит время, и их меняют на более молодых и привлекательных. Да и быть содержанкой сможет далеко не каждая девушка, потому что быть содержанкой – это целое искусство. В девушке должны быть заложены задатки хорошей актрисы. Иногда приходится имитировать те или иные чувства. Содержанки – очень преданные девушки, только вот преданы они не людям, а материальным ценностям.

Все действительно очень красиво. Дорогая машина, кредитная карточка, постоянные деньги на расходы, роскошная одежда, квартира, а может быть, даже и особняк на элитном шоссе, рестораны, подарки, многочисленные заграничные поездки... Но ведь мы с детства знаем о том, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке, а это значит, что и у этой довольно привлекательной на первый взгляд сделки есть отрицательная сторона. У меня есть знакомые и подруги-содержанки, а также я получаю слишком много писем от своих читательниц, которые тоже согласились украсить жизнь богатых и влиятельных мужчин. Жизнь у них далеко не сахар. Мужчины знают, за что они платят деньги, и никогда не бросают их на ветер. Многие девушки вместе с материальными благами получают жуткие издевательства и постоянные унижения. Некоторые мужчины могут совершенно спокойно дать попользоваться своей девушкой лучшему другу, а на какой-нибудь закрытой вечеринке и вовсе обменяться своими подругами.

Один раз в фитнес-клубе я познакомилась с красивой девушкой-содержанкой. В раздевалке я не могла не обратить внимания на синяки и даже кровоподтеки на теле девушки. Позже, когда мы с ней разговорились за столиком спортивного клуба, она с грустью в голосе рассказала мне о том, что уже несколько лет является любовницей одного влиятельного, богатого и надежно женатого престарелого мужчины. Положив ключи от новенького «Лексуса» рядом со своей чашечкой кофе на стол, она всхлипнула и поведала мне о всех унижениях и жутких побоях, которыми ей приходится платить за красивую жизнь. Переломанный нос, сломанное ребро, неоднократное сотрясение мозга, пинки ногами в живот, постоянные оплеухи по физиономии, удушение в плохом настроении, которое по счастливой случайности не закончилось смертью. Благо, испуганный своим поведением, спонсор смог справиться со своим плохим настроением, вовремя остановиться и привести девушку в чувство. Это далеко не полный перечень того, чем приходится платить за снятый особняк, элитную квартиру, пару дорогих машин, якутские бриллианты, антикварную мебель и картины. Когда-то она полюбила своего спонсора и даже вопреки его воле родила от него дочь в тайной надежде на то, что он обязательно оценит ее любовь и уйдет из семьи. Но подобного не произошло. Богатый спонсор стал поколачивать теперь не только свою любовницу-содержанку, но и незаконнорожденную дочь, к которой он никогда не испытывал особых отцовских чувств. На следующий день мы встретились с ней вновь, и, увидев в раздевалке пятилетнюю девчушку с приличными синяками на теле, я не сдержалась и попыталась вразумить свою новую знакомую.

– Если ты не думаешь о себе, то подумай о ребенке, – в сердцах заговорила я с ней. – Уходи. Живи своей жизнью. Я сама мать, и у меня сердце кровью обливается, когда я вижу маленьких, но уже зверски избитых детей. Ради чего ты все это терпишь и заставляешь жить в аду свою дочь?

– А на что я буду жить? – беспомощно посмотрела на меня девушка. – Из особняка он меня сразу погонит. Он ведь его уже несколько лет для меня снимает. Квартира в центре Москвы оформлена на меня по дарственной. Он это сделал специально, ведь дарственную всегда можно отозвать. У него столько денег, что он может купить весь суд и всех адвокатов, вместе взятых. Его денег вполне хватит для того, чтобы зарядить нужных людей. Шмотки и украшения он тоже запросто у меня отберет. Одним словом, заберет все, что заработано непосильным трудом. – Сказав про непосильный труд, девушка немного смутилась, но потом взяла себя в руки и продолжила дальше: – Я ведь в больницах часто лежала. У меня справки есть. Я ему всегда говорила, что могу показать справки суду и рассказать, что он со мной вытворял, но он лишь только смеялся, потому что знает: меня слушать никто не будет. Он уважаемый человек, меценат, депутат, а я кто?

 

– И как же ты все это терпишь?! Да и сколько будешь терпеть? Пока он тебя и дочь не забьет насмерть, в очередной раз приехав в плохом настроении?!

– А как я буду жить, если он меня всего лишит? Поеду к родителям в родной Урюпинск? Воевать с ним себе дороже, а возвращаться в Урюпинск равносильно смерти. Он ведь умеет заглаживать свою вину. Как руку поднимет, так после этого сразу дарит очень дорогие презенты, то бриллиантовое ожерелье, то роскошные сережки. А затем мы едем на несколько дней на курорт на Мальдивы. Он мне покупает путевку в СПА-центр, и я залечиваю там свои синяки и раны. У нас же не всегда все плохо. Очень много хорошего. Иногда он бывает нежный, ласковый, заботливый. А иногда просто зверь, который почему-то меня ненавидит и кричит, что я никто, зовут меня никак и что до него я стояла на Ленинградке.

– А ты и в самом деле стояла до него на Ленинградке?

– Нет. Я занималась модельным бизнесом.

– Ты модель?

– Бывшая, – добавила моя новая знакомая. – Это он наш модельный бизнес считает Ленинградкой. Мы познакомились на одном фуршете, где с девочками-моделями встречали гостей, выходили на сцену и украшали вечер. Иногда мы обслуживаем вечеринки, но не в качестве девушек легкого поведения, а в качестве украшения, то есть длинноногих, красивых девушек, встречающих гостей. Я улыбалась ему весь вечер, а к закрытию вечера он предложил мне его продолжить в другом месте. Я, не раздумывая, согласилась. С тех пор в модельном агентстве меня никто больше не видел.

– Сказка о Золушке, только не с таким счастливым концом. Да и принц далек от идеала.

– Это точно. Я тысячу раз обдумывала план побега, но отказаться от той жизни, которую я сейчас имею, я не могу. Сотни голодных девчонок смотрят на меня с нескрываемой завистью, когда я сажусь в новенький «Лексус» в своей норковой шубе до пят. В начале отношений я пыталась его воспитывать и заставить его меня уважать. Один раз даже отказала ему в сексе, так он рассмеялся мне в лицо и сказал, чтобы я убиралась на все четыре стороны. Мол, жена ему все на халяву сделает. С тех пор я поняла, что ни о каком воспитании не может быть речи и я должна воспринимать все вещи такими, какие они есть, если не хочу вылететь вместе с ребенком на улицу. И я стала терпеть... Да и не хочется ребенка лишать отца.

– А ты считаешь, что ребенку нужен такой отец?

– Но ведь он нас обеспечивает. Девочка привыкла к самым дорогим игрушкам и посещениям различных престижных игровых центров. Он никогда ей ни в чем не отказывает. У нее есть все, о чем другие дети могут только мечтать. Разве я могу лишить ее того материального рая, который у нее сейчас есть?!

– Но ведь жизнь строится, исходя не только из материального рая? Ты можешь в любой момент стать инвалидом или отправиться на тот свет. Твоя дочь еще совсем маленькая, но уже страдает от рукоприкладства и видит, как на ее глазах избивают ее мать. У тебя же масса знакомых. Неужели ты не сможешь взять свою жизнь в собственные руки, пойти работать и обеспечить достойную жизнь себе и своей дочери?

– Нет, – отрицательно замотала головой девушка. – Все мои подруги – такие же содержанки. Я же в этой жизни ничего не умею, кроме как разводить мужиков на деньги. Куда я пойду работать? Кому я нужна? Я понимаю, что у содержанок век недолог, но у меня есть несколько примеров подруг, которые уже изрядно поднадоели своим спонсорам. Страсть остыла, от былой влюбленности не осталось даже следа. Но их папики оказались благородными мужчинами и передали своих поднадоевших подруг своим хорошим друзьям.

– Что значит передали? – не сразу поняла я свою собеседницу.

– В прямом смысле этого слова. Теперь они находятся на содержании других мужчин, которые пылают к ним страстью и щедростью. Со стороны все выглядит вполне пристойно. Остывший мужчина знакомит свою содержанку с другом, затем смотрит на часы, говорит, что нужно срочно уехать. А дальше девушка берет все в свои руки... На следующий день ее бывший спонсор говорит нынешнему о том, что он не имеет ничего против этих отношений и желает новым влюбленным счастья. Все вполне пристойно и красиво. Каждый понял, что от него требуется, тем более друзья уже давно заглядывались на девушек своих приятелей.

– И тебя бы тоже устроил такой исход дела?

– Конечно, но об этом можно только мечтать. Красивая женщина, находящаяся на содержании, как эстафетная палочка, переходит из рук в руки к тому, кто более щедр. Но тот, кто сейчас рядом со мной, вряд ли пойдет на такой шаг. Он собственник. Считает, что слишком много денег в меня вложил для того, чтобы отдать кому-то другому. Предпочитает издеваться надо мной в одиночку. Даже как-то пошутил по этому поводу. Сказал, что если я соберусь к другому, то он мне вытащит силиконовую грудь четвертого размера, которую уговорил меня поставить, оплатив операцию. Мол, кому надо, тот пусть сам себе ставит, а это его деньги и его силикон.

– Значит, твое здоровье не в счет...

После этого печального разговора я очень долго думала о судьбе этой женщины, которая никогда не была самостоятельной единицей, а уже годы является придатком богатого и влиятельного мужчины. Я все-таки надеялась на то, что здравый разум заставит ее взять дочь и уйти в другую жизнь, которая пусть не будет такой сытой, как прошлая, но в ней не будет побоев, унижений, страха и испуганных глаз ребенка, похожих на глаза затравленного и несчастного зверька. Но я ошиблась. Я по-прежнему видела свою новую знакомую с теми же ключами от «Лексуса», в темных больших дорогих очках, за которыми скрывался довольно приличный, замазанный тональным кремом синяк под глазом. Что было дальше с той девушкой, не знаю. Я ушла в другой фитнес-клуб и больше с ней ни разу не виделась.

Я бы не смогла стать содержанкой, и подобная жизнь не по мне. Я слишком деятельный человек. У меня характер совсем другой, самолюбие чересчур развито, и я вообще не приемлю какие-либо формы зависимости. Один раз в аэропорту я видела, как молодая девушка в магазине беспошлинной торговли упрашивала своего мужчину купить ей крем для лица, а тот упирался и говорил стандартный набор мужских фраз: «Я тебя и такой люблю без всякого крема». Девушка не сдавалась, чуть не плакала, унижалась, но ее мужчина был непреклонен. В отделе косметики она стала просить его купить тушь для глаз и губную помаду, тогда он ответил ей то же самое: «Я тебя люблю без всякой косметики на лице». Окружающие люди оглядывались и чувствовали неловкость. Уж больно громко и эмоционально она его просила, и уж больно резко он ей отвечал. Тем более это был далеко не самый дорогой крем для лица и не самая дорогая тушь для ресниц. Мне тоже стало как-то неловко, и я бы не хотела оказаться на месте этой девушки. Кроме того, я была уверена в том, что если бы они зашли в магазин одежды и она попросила купить себе кофту, то он бы непременно ответил, что он любит ее без кофты. Да и вообще, больше всего она нравится ему без одежды. Это крайне неприятно, ходить за мужчиной, заглядывать ему в рот и просить у него на колготки. С подобными примерами я сталкивалась сотни раз, и как же я благодарна судьбе за то, что мне ни у кого и ничего не нужно просить, что я трудоголик и если мне что-то нужно, то я знаю, что всегда позабочусь об этом сама.

Однажды на курорте я познакомилась с двумя девушками. Из нашего разговора оказалось, что за путевку на курорте заплатила только я сама, что девушки находятся на содержании у женатых мужчин и в силу того, что те не могут оставить работу, вытребовали у них заслуженный отдых. Девушки хвастались друг перед другом. Одна с гордостью рассказала мне о том, как заставила своего папика к своему дню рождения вывесить щиты с ее портретом и признанием в любви на московских дорогах по всему городу. Другая ревностно посмотрела на свою подругу и похвасталась тем, что она папику проела всю плешь, но уговорила его купить ей клип, который будет транслироваться на музыкальных каналах в самое рейтинговое время. Когда я спросила ее насчет голоса, она удивленно пожала плечами и сказала, что были бы деньги, а голос не нужен. Девушки профессионально манипулировали своими мужчинами, называли их козлами и строили грандиозные планы, как бы с них побольше содрать. Если бы их папики слышали, как они их называют, что о них говорят и какие подробности рассказывают, то они уже бы давно схватились за сердце, залились алой краской и не знали, куда бежать от стыда. Девиз девушек циничен, но честен: «Чтобы мы имели то, что имеют те, кто имеет нас!» Этот тост они поднимали за вечер несколько раз. Девушки пили мартини, курили дорогие сигареты, а к концу вечера стали жаловаться мне на жизнь. Мол, она сытая, но такая неинтересная. Ни детей, ни профессии, да и постоянная ревность уже опостылевших папиков, которые в постели полный ноль, и кроме отвращения, уже ничего не вызывают. При этом девушки боятся заглядываться на других мужчин, и им приходится изображать страсть и любовь к папикам. Если папики прознают, что они кого-то себе завели, то просто выкинут их на улицу, как ненужную вещь, и заберут все то материальное благосостояние, которое дали. Одна из них когда-то мечтала сделать карьеру, но папик сразу лишил ее даже мысли по этому поводу. Уж больно он был ревнив и считал, что ее карьера должна заключаться в любви к нему и обслуживании в удобное для него время.

И все же многие содержанки методом проб и ошибок ищут более выгодный и щедрый вариант. Быть содержанкой – совсем не так просто, как кажется на первый взгляд. Это нелегкое бремя, и на такие компромиссы с совестью способен не каждый. Быть содержанкой – целое искусство. Осуждать проще, но нужно уметь понять. Если есть спрос, значит, всегда будет предложение. Каждый человек выбирает свой жизненный путь сам, и только он несет за него ответственность. Безденежные мужчины ненавидят содержанок, потому что, кроме красивых слов и прогулок под луной, – они ничего предложить не могут. Богатые мужчины, наоборот, положительно настроены к подобным девушкам потому, что именно они подчеркивают их социальное положение и статус обеспеченного и успешного человека.

В последнее время мужчины стали часто жаловаться на девушек и упрекать их в том, что сначала знакомишься со скромной девушкой и через неделю знакомства недоумеваешь от того, что она хочет, чтобы ее немедленно посадили за руль, купили норковую шубу и возили за границу. Познакомившись с мужчиной, она хочет все и сразу и при этом палец о палец не ударит для того, чтобы достичь чего-то самой. Но девушки бывают разными точно так же, как и мужчины. Все зависит от того, какие перед собой ставить задачи и какие рычаги удобно использовать для достижения своих целей.

Я ценю щедрых мужчин, но по жизни мне довольно часто встречались до неприличия жадные мужчины. Когда я стала самодостаточной и вполне успешной женщиной, я встречала мужчин, привыкших иметь дело с женщинами-содержанками. Для этих мужчин тот тип состоявшихся женщин, к которому отношусь я, совсем непонятен, и, кроме того, он вызывает недоумение и легкое раздражение. В моей памяти до сих пор свежи воспоминания о малоприятном деловом обеде с одним достаточно обеспеченным человеком, работающим в сфере книгоиздания. Несмотря на то, что обед был сугубо деловой, мой собеседник, целью которого было только одно – это уговорить меня на сотрудничество с его издательством, пустился во все тяжкие и перевел деловую беседу в совершенно непонятное русло, предложив мне свое содержание. Это было по крайней мере нелепо. Вот уж точно название моего романа «На «новых русских» не обижаюсь!» говорит само за себя. Слушая рассказы о его пассиях-фотомоделях, которым он с легкой руки делает московскую регистрацию, селит в квартиры и наделяет их земными благами, я не очень понимала, какое это имеет ко мне отношение, и чувствовала себя просто униженной. Всматриваясь в его лицо, я пыталась понять, чем руководствуется сидящий рядом со мной бизнесмен, ведь я не давала ему ни малейшего повода. Да и как можно предлагать содержание автору, который в состоянии сам себя содержать, да и не только себя, но и свою семью? Но чем больше я его слушала, тем больше понимала то, что данный так называемый работодатель настолько привык к общению с женщинами-содержанками и так в них погряз, что он и понятия не имеет, как ему нужно себя со мной вести. В его понимании все женщины одинаковы и всем им нужно только одно – это деньги. Мне действительно нужны деньги, но только его карман меня мало интересует. Мне нужны МОИ заработанные деньги, потому что в этой жизни я привыкла рассчитывать только на саму себя, а ни на кого другого. Конечно же, ни о каком сотрудничестве не могло быть и речи. Меценат проводил меня до машины, я в силу своей воспитанности пообещала подумать насчет нашего сотрудничества и поехала домой, чувствуя определенную неловкость от того, что данный господин так и не понял, что он встречался с автором, а не с женщиной, которая ищет кормушку в лице какого-нибудь толстого кошелька.

 

В связи с тем что у женщин возникает довольно потребительское отношение к мужчинам, у тех возникает точно такое же отношение к женщинам. Однажды после презентации моей новой книги в одном из книжных магазинов, находящихся в довольно большом комплексе, состоящем из множества магазинов и ресторанов, владелец этого комплекса пригласил меня к себе в ресторан вместе с организаторами этой презентации. Когда мы сели за стол, он поднял свой бокал и поинтересовался, зачем я пишу свои романы. Неужели у меня нет мужчины, который бы меня содержал и позволял мне наслаждаться бездельем? Как только я ответила, что для меня писательство намного интереснее, чем профессия содержанки, он посмотрел на меня удивленным взглядом и поинтересовался, сколько денег я бы хотела получить для того, чтобы никогда не писать. Конечно, он блефовал и хотел узнать предел моей алчности, но после того, как я сказала, что у него не хватит денег, даже если он продаст свой комплекс со всеми своими магазинами, и что есть вещи, которые не продаются, он сделал еще несколько попыток услышать от меня хоть какую-нибудь цифру, но поняв, что в этот вечер он не услышит никаких цифр, и несмотря на то, что он сверху донизу напичкан деньгами, он осознал, что может представлять интерес далеко не для каждой женщины. Он стал усиленно пить и, не обращая внимания на разговоры за столом, больше не подавал признаков жизни до самого окончания вечера.

Мужчины, привыкшие к женщинам-содержанкам, любят, чтобы их хвалили, восторгались тем, что они нажили непосильным трудом, о чем-нибудь их просили, предлагая взамен преданность и любовь как к нему самому, так и к его деньгам. Я действительно уважаю самодостаточных, сильных и целеустремленных мужчин, многого достигших в этой жизни, и умею искреннее восторгаться их победами, но при этом хочу выглядеть в их глазах ЛИЧНОСТЬЮ, которая тоже не сидит сложа руки и стремится к успеху. Одна моя хорошая знакомая, находящаяся пару лет на содержании у мужчины, заимела красивую жизнь, состоящую из дорогих ресторанов и модных курортов, но при этом жила в постоянном напряжении и ожидании встреч, которые происходили в любое удобное для ее спонсора время. При этом она практически не жила своей жизнью, а жила только его звонками, его проблемами, его капризами и его настроением. А однажды он просто пропал, поменял мобильный телефон, отключил тот номер, который ей оплачивал, и забрал со стоянки ее машину, которую он ей якобы подарил и на которую у нее была только доверенность. Накопленные деньги быстро закончились, модные курорты и дорогие рестораны остались в воспоминаниях, а он так и не объяснился с ней, почему пообещал приехать к обеду и больше никогда не приезжал. Для выяснения отношений домой к нему не приедешь, человек все-таки женат. Караулить у офиса бесполезно. Правда, однажды она его окликнула, когда он садился в машину, но он сделал вид, что ее не знает, а его охранник не позволил ей к нему приблизиться. Прошло уже достаточно времени, а она до сих пор прокручивает в голове их отношения и пытается найти причину, почему он так внезапно исчез. Когда я спрашивала ее о том, о чем она жалеет больше, о нем или о его деньгах, то она улыбалась выстраданной улыбкой и говорила, что она жалеет о нем вместе с его деньгами. Она копалась в себе, искала, где она сделала неправильный шаг, но все оказалось намного проще. Просто он познакомился с совсем юной и красивой девушкой, и она оставила ему свой телефон...

Содержанки... У каждого свой жизненный путь. Мы не вправе их осуждать. Самое главное, чтобы каждый из нас был в ладу с самим собой и со своей совестью. И не стоит забывать, что успех зависит прежде всего от того, что вам удалось сделать самой.

Итак, давайте с вами заглянем в мир еще одной женской судьбы девушки-содержанки и посмотрим вместе, какова плата за красивую жизнь и так ли в ней все замечательно, как может показаться на первый взгляд.

Любящий вас автор

Юлия ШИЛОВА.

Юноши думают о том, чего они могут добиться и что получить, девушки– о том, кого они могут заполучить.

Шарлотта Перкинс Гилман,американская писательница

fictionbook.ru

Читать Откровения содержанки, или На новых русских не обижаюсь! - Шилова Юлия Витальевна - Страница 1

Юлия Шилова

Откровения содержанки, или На новых русских не обижаюсь!

От автора

Тему этого романа мне, как всегда, подсказала сама жизнь и, конечно же, ваши письма. Признаться, свой роман про альфонсов я писала со знанием дела, потому что принимала участие в телевизионном проекте, посвященном этому ремеслу, активно собирала материал для книги, да и, если честно, была знакома с данной проблемой не понаслышке потому, что в моей жизни был период, когда я была просто подвержена атаке со стороны подобных мужчин. Они заводили со мной знакомство и тут же открывали все карты, кто они, чем живут и что хотят от жизни. Конечно же, я не поддерживала и не одобряла подобные знакомства, потому что никогда не мечтала о мужчине, который бы сел на мою шею, свесил ноги, кормил бы меня своей «любовью» и прекрасно жил за мой счет, высматривая для себя более обеспеченную и щедрую пассию. Поэтому, когда я писала роман про альфонсов, я говорила всего одно и то же слово: НАБОЛЕЛО. Наболело у меня, у моих знакомых и моих многочисленных читательниц, которые спрашивали меня о том, что делать с мужчинами, которые не нужны сами себе, не говоря о ком-то еще, которые постоянно просят в долг и совершенно не думают о завтрашнем дне. Я выразила свое крайне негативное отношение к подобным мужчинам и призвала наших женщин не терять чувство собственного достоинства, не позволять себя использовать и никогда не соглашаться на утешительный приз. А вот что касается содержанок, то, признаюсь честно, этот роман дался мне нелегко, потому что у меня нет подобного опыта, и, даже когда я была еще юной девушкой, верившей в принца на белом коне, или, проще говоря, на последнем «Мерседесе», ни один принц не предложил мне своего содержания. Я отношусь к той категории женщин, которым всего в этой жизни пришлось добиваться самим, без богатых родителей, мужей и любовников. Никто и никогда ничего не предлагал мне на блюдечке с золотой каемочкой. Всю жизнь я много работала и собирала свой успех по крупицам.

И все же в этой книге я решила поговорить о других женщинах с уже довольно привычной профессией – содержанка. Думаю, вы со мной согласитесь, что женщина, покупающая себе альфонса, при всех своих деньгах и роскоши выглядит как-то жалко, а вот мужчина, купивший себе содержанку, выглядит довольно величественно и даже престижно. Кто они, содержанки, и как им вообще живется? На столичных дорогах можно увидеть сотни последних «Мерседесов» и «Лексусов», за рулем которых сидят совсем юные девушки, и эти юные девушки находятся на содержании богатых мужчин. Эти девушки ходят в дорогие фитнес-клубы, престижные косметические салоны, имеют кредитные карты, которыми заботливо снабжают их седоволосые папики, и любят отдыхать в достаточно дорогих заграничных отелях. Их селят в Жуковке, садят на дорогие машины, покупают элитные квартиры и шикарные вещи. Они являются вторыми побочными женами их женатых мужчин. Они любят встречаться в каком-нибудь модном ресторане или кафе, хвастаться друг перед другом и рассказывать, кому подарили кабриолет, кому навороченный джип, кому белоснежную норковую шубу до пят или, на худой конец, дорогущий мобильник. Одним словом, они любят соревноваться, кто больше выкачает денег со своего папика. Таких девушек много... Их даже больше, чем вы думаете.

Девушки, ставшие игрушками в руках богатых и сильных мира сего, на сегодняшний день стали социальным явлением. Их демонстрируют на вечеринках, фуршетах, банкетах и презентациях. Сегодня достаточно модно и престижно иметь содержанку. Зачастую именно женщины, находящиеся на содержании, являются индикатором успешности и богатства мужчины. В нашем обществе подобные девушки не вызывают такого негатива и презрения, как альфонсы. Скорее наоборот, многие им завидуют, считают, что им повезло, и мечтают жить такой же сытой и красивой на первый взгляд жизнью. Многие девушки считают свою внешность пропуском в эту красивую жизнь, а встречавшиеся в их жизни мужчины – это ступеньки в достижении их заветных целей. Девушка, словно переходящее красное знамя, сначала переходит к владельцу палатки, находящейся в престижном районе, затем к хозяину небольшого магазина, а позже к хозяину супермаркета и так далее.

Содержанки, как правило, не связаны узами брака. Они живут за счет мужчин, которые обеспечивают их многочисленные материальные запросы. Особенно часто можно встретить молоденьких и привлекательных содержанок на дорогих курортах, куда они приезжают вместе со своими престарелыми спонсорами. Их роскошная одежда, украшения и ежедневные прогулки на арендованной яхте говорят о том, что эта связь слишком доходна. Ни в коем случае нельзя путать стерву и содержанку. Стерва по совместительству сердцеедка. При помощи своего влиятельного покровителя она успешно продвигается по карьерной лестнице, всегда выискивая более выгодный вариант, который был бы еще более щедрым и делал достойные капиталовложения. Стерва понимает, что все папики не вечны, и чаще всего строит карьеру, используя любую удачную возможность подняться по карьерной лестнице. Содержанки более пассивны, а в глазах своих спонсоров зачастую они просто вещь. Карьерная лестница – совсем не их цель. Их цель – захомутать своих спонсоров, обвить их, как плющ обвивает дерево, пустить корни и питаться их жизненными благами и даже их жизненной энергией. По большому счету это та же самая работа. Она предоставляет свои услуги, а он за них платит. Любой каприз – за его же деньги. Это все равно что двое заключили контракт, который выгоден обоим. Да и ничего постыдного уже нет в том, что в наше время кто-то хочет связать свою судьбу с богатым человеком. Любая содержанка дает себе отчет в том, что продается за деньги, и даже за очень большие деньги. Ее спонсор отдает себе отчет в том, что эта женщина – вещь и он ее покупает. Каждый из них знает, на что идет. Она вытягивает с него деньги, а он дает ей путевку в красивую жизнь и бросает весь мир к ее стройным ножкам.

Осуждать проще всего. Никто же не рассуждает о безнравственности жен, живущих в браке с богатым, но совсем не любимым мужчиной, хотя я понимаю, что ни в коем случае нельзя проводить параллель между женщиной, живущей в законном браке, матерью детей, хозяйкой дома, и побочной женой, встречающей женатого мужчину в любое удобное для него время, исполняющей все его прихоти взамен на щедрое содержание. Да и от наскучившей содержанки в любое время можно избавиться, а от жены избавиться в один миг невозможно, потому что помимо жены есть дом, дети, уклад и семейные ценности. Избавиться от жены не то, что избавиться от содержанки. Это дорогого стоит.

Говорят, содержанки по своей воле не уходят. Приходит время, и их меняют на более молодых и привлекательных. Да и быть содержанкой сможет далеко не каждая девушка, потому что быть содержанкой – это целое искусство. В девушке должны быть заложены задатки хорошей актрисы. Иногда приходится имитировать те или иные чувства. Содержанки – очень преданные девушки, только вот преданы они не людям, а материальным ценностям.

Все действительно очень красиво. Дорогая машина, кредитная карточка, постоянные деньги на расходы, роскошная одежда, квартира, а может быть, даже и особняк на элитном шоссе, рестораны, подарки, многочисленные заграничные поездки... Но ведь мы с детства знаем о том, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке, а это значит, что и у этой довольно привлекательной на первый взгляд сделки есть отрицательная сторона. У меня есть знакомые и подруги-содержанки, а также я получаю слишком много писем от своих читательниц, которые тоже согласились украсить жизнь богатых и влиятельных мужчин. Жизнь у них далеко не сахар. Мужчины знают, за что они платят деньги, и никогда не бросают их на ветер. Многие девушки вместе с материальными благами получают жуткие издевательства и постоянные унижения. Некоторые мужчины могут совершенно спокойно дать попользоваться своей девушкой лучшему другу, а на какой-нибудь закрытой вечеринке и вовсе обменяться своими подругами.

online-knigi.com