Тайная жизнь генерала Судоплатова. Книга 1 - Судоплатов Андрей Павлович - Страница 1. Книга судоплатова


Книга Тайная жизнь генерала Судоплатова. Книга 1 - читать онлайн

Андрей Судоплатов

Тайная жизнь генерала Судоплатова

Правда и вымыслы о моем отце

Книга первая

ОТ ИЗДАТЕЛЬСТВА

Долгие годы имя Павла Анатольевича Судоплатова, генерал-лейтенанта государственной безопасности СССР, руководителя разведывательно-диверсионных и террористических спецслужб нашей страны, было практически никому не известно. Однако в последние годы, в связи с выходам сначала в США, потом в ряде других стран и, наконец, в России книги его воспоминаний, вряд ли найдется еще хоть один чекист, после Дзержинского, Ежова, Берия, о котором столько бы писали, снимали документальных фильмов в нашей стране и за рубежом. Сотни статей, теле- и радиопередач с характерными названиями «Главный диверсант Страны Советов», «Терминатор №91», «Узник XX съезда» заполонили газеты и телеэкраны. Постепенно этот человек превращается, как это модно сейчас выражаться, в культовую фигуру.

Автор этой книги на вопрос, как он воспринимает всю эту шумиху вокруг имени его отца, сказал: «Мне неприятно наблюдать, как на моих глазах человек, которого я хорошо знал и любил, превращается то в главного супермена XX века, то в вульгарного злодея, убийцу и палача, в зависимости от фантазии или политических пристрастий очередного автора. Кроме того, серьезные возражения вызвали у меня сами его так называемые «воспоминания». Это, конечно, не воспоминания в том смысле, как мы привыкли об этом думать, а плод труда нескольких авторов, причем отец явно не был среди них основным. Знакомясь с переводом вышедшей в США книги, первое, что приходит на ум, то, что целью его зарубежных соавторов было не стремление разобраться в исторической истине, а намерение создать ажиотаж вокруг тех проблем, которыми в свое время довелось заниматься моему отцу…»

Нелегкая судьба выпала на долю Судоплатова. Имя его — легенда, а вся его жизнь — борьба. И борьба не только с врагами советской власти, за которую он начал сражаться с двенадцати лет, не только схватка с гитлеровскими фашистами, но и за собственную жизнь.

Генерал Судоплатов выполнял «особо важные — специальные и секретные» задания политического руководства страны. В его послужном списке — нелегальная разведывательная работа в ряде стран Европы, ликвидация по заданию И. В. Сталина лидера украинских националистов, одного из надежных сателлитов Адольфа Гитлера Е. Коновальца, разработка покушения на Льва Троцкого в Мексике, активное участие в создании отряда особого назначения НКВД (ОМСБОН), партизанских соединений и разведывательно-диверсионных групп, которые внесли значительный вклад в разгром гитлеровских захватчиков. Но не только боевая работа была на счету у П. А. Судоплатова. На его долю — одного из руководителей советской политической разведки — выпало обеспечение ценнейшей информацией наших ученых-атомщиков.

Но блестящая карьера генерала Судоплатова была прервана на зрелом витке его жизни — 21 августа 1953 года он был арестован как «ближайший пособник Берия» и приговорен к пятнадцати годам тюремного заключения. Ни смена властей предержащих, ни ходатайства боевых соратников и близких не повлияли на решение суда — свой крест он нес «от звонка до звонка» и был выпущен на свободу в 1968 году.

Трагедия П. А. Судоплатова — это трагедия практически всех наших спецслужб, которые использовались как безотказный механизм в проведении в жизнь политики Кремля. Сам П. А. Судоплатов вспоминает такой эпизод. Было это после того, как Лев Троцкий ушел в небытие. Вручая за отлично проведенную операцию ордена, Председатель Президиума ВЦИК М. И. Калинин заверил ее участников, что руководство партии будет всегда благодарно за отличную работу, и пообещал всем всяческую помощь. Однако когда эта помощь действительно потребовалась, партийное руководство поспешило отвернуться от своих верных солдат, более того, оно сделало их козлами отпущения.

Эта книга, созданная сыном П. А. Судоплатова — Андреем Павловичем Судоплатовым-Кагановым, при активной помощи историка Александра Колпакиди, значительно расширяет рамки того, что нам стало уже известно о судьбе и карьере выдающегося советского разведчика генерал-лейтенанта Судоплатова. В ней читатель найдет не только много новых документов и свидетельств людей о многогранной деятельности одного из последних могика

read-books-online.ru

Тайная жизнь генерала Судоплатова. Книга 1 - Андрей Судоплатов

  • Обложка: Замуж за врага (СИ)

    Просмотров: 3486

    Замуж за врага (СИ)

    Ева Никольская

    ОН — охотник за головами, ведьмак с даром сирены и мерзавец, по вине которого мой отец попал за…

  • Обложка: Не Святой Валентин (СИ)

    Просмотров: 3233

    Не Святой Валентин (СИ)

    Елена Николаева

    Застукав новоиспечённого мужа за изменой в день их свадьбы, отчаявшаяся Валерия сбегает. Имея…

  • Обложка: Золушка (ЛП)

    Просмотров: 3059

    Золушка (ЛП)

    Джоуэл Киллиан

    — Я получил то, зачем приехал, — говорю я, наслаждаясь ужасом, который отражается на лице…

  • Обложка: Чёрный вдовец (СИ)

    Просмотров: 2318

    Чёрный вдовец (СИ)

    Ирина Успенская

    Даже если ты лорд и далеко не безобидный мальчик, это не мешает судьбе подкидывать проблемы одна…

  • Обложка: Гильдия (СИ)

    Просмотров: 2144

    Гильдия (СИ)

    Елена Звездная

    С Первым апреля!С весной, замечательные мои! Не забудьте влюбиться, в первую очередь в себя, потому…

  • Обложка: Роза для Палача (СИ)

    Просмотров: 2089

    Роза для Палача (СИ)

    Франциска Вудворт

    Каждый из нас носит маску. Любимый жених может оказаться подлым изменником, случайный знакомый —…

  • Обложка: Жена поневоле (СИ)

    Просмотров: 2003

    Жена поневоле (СИ)

    Анастасия Маркова

    Подписывая брачный договор, Оливия даже не подозревала, как над ней жестоко подшутит судьба, решив,…

  • Обложка: Мой невыносимый босс (СИ)

    Просмотров: 1749

    Мой невыносимый босс (СИ)

    Матильда Старр

    Что делать, если твой новый босс совершенно невыносим, но уволиться ты не можешь? А если он к тому…

  • Обложка: Невеста Серебряного Дракона (СИ)

    Просмотров: 1589

    Невеста Серебряного Дракона (СИ)

    Сказа Ламанская

    Замечательная книга Форы Клевер "Охота за сердцем короля" позволяет с неожиданной стороны взглянуть…

  • Обложка: Дикая кошка (СИ)

    Просмотров: 1499

    Дикая кошка (СИ)

    Мелек Челик

    Меня зовут Александра. Довольно странное имя для этих мест. Но не оно меня выделяет из общей массы…

  • Обложка: Секретарша (СИ)

    Просмотров: 1466

    Секретарша (СИ)

    Надежда Волгина

    Макс — большой босс, перфекционист и мрачный тип. Он срочно нуждается в опытном секретаре. Но вот…

  • Обложка: Академия Мира. Два Бога за моим телом (СИ)

    Просмотров: 1364

    Академия Мира. Два Бога за моим телом (СИ)

    Алекс Анжело

    Передо мной стоял выбор: выйти замуж за старого графа Олдуса, или пройти экзамен и поступить в…

  • Обложка: Батарейка для арда (СИ)

    Просмотров: 1306

    Батарейка для арда (СИ)

    Яна Ясная

    Все знают, что этот мир защищают воины-арды. Они почти каждый день рискуют жизнью, сдерживая жутких…

  • Обложка: Императорский отбор. Поцелованная Тьмой (СИ)

    Просмотров: 1273

    Императорский отбор. Поцелованная Тьмой (СИ)

    Кристина Корр

    Было у Императора четыре сына. И пришло время одному из них жениться. Собрали Совет Пяти, и с…

  • Обложка: Тайна Чёрного дракона (СИ)

    Просмотров: 1246

    Тайна Чёрного дракона (СИ)

    Аманди Хоуп

     Иной мир оказался совсем не сказочным. Я лишь пытаюсь выжить и вернуться. 

  • Обложка: Пара волка (ЛП)

    Просмотров: 1212

    Пара волка (ЛП)

    София Стерн

    Дана долгое время не была дома, но, после звонка тети, расстроившей ее плохими новостями, она…

  • Обложка: Все хотят замуж (СИ)

    Просмотров: 1186

    Все хотят замуж (СИ)

    Елена Вилар

    Для того чтобы увидеть истинный оттенок собственных чувств, иногда стоит оказаться на краю земли. И…

  • Обложка: Харрисон (ЛП)

    Просмотров: 1076

    Харрисон (ЛП)

    Терра Вольф

    После единственной ночи, проведенной с фигуристой официанткой, медведь-перевертыш Джеймс Харрисон…

  • Обложка: Я твой хозяин! (СИ)

    Просмотров: 1073

    Я твой хозяин! (СИ)

    Кристина Амарант

    Еще вчера ты — Наама ди Вине, избалованная аристократка, почти принцесса, а сегодня — дочь…

  • Обложка: Бомж из номера люкс (СИ)

    Просмотров: 1065

    Бомж из номера люкс (СИ)

    Ева Горская

    Проснулась с тяжелой головой и не менее тяжелой рукой на своей груди. Открывать глаза было боязно,…

  • Обложка: Стрелы сквозь Арчера (ЛП)

    Просмотров: 987

    Стрелы сквозь Арчера (ЛП)

    Нэш Саммерс

    После потери родителей Арчер Харт охвачен скорбью. Каждый день он с трудом проходит через уроки,…

  • Обложка: Строитель (ЛП)

    Просмотров: 953

    Строитель (ЛП)

    Фрэнки Лав

    Я наблюдал за тем, как Лотти спускается по ступеням и идет в мою сторону, уперев руки в округлые…

  • Обложка: Неземная любовь (СИ)

    Просмотров: 922

    Неземная любовь (СИ)

    Lita Wolf

    Едешь к жениху? Но по дороге тебя похищают. Паника, ужас! Кто эти люди, чего хотят? Их окружают…

  • Обложка: Доминант 80 лвл. Обнажи свою душу (СИ)

    Просмотров: 915

    Доминант 80 лвл. Обнажи свою душу (СИ)

    Мила Ваниль

    Дина приехала в Москву в поисках работы и, едва сойдя с поезда, стала жертвой мошенников. От…

  • Обложка: В подарок высшему вампиру (СИ)

    Просмотров: 731

    В подарок высшему вампиру (СИ)

    Дарья Урусова

    Я живу на окраине леса. Времена нынче трудные. Только недавно закончилась война. Живу совсем одна.…

  • Обложка: Джекс (ЛП)

    Просмотров: 716

    Джекс (ЛП)

    Инка Лорин Минден

    Джекс состоит в элитном подразделении, которое удерживает всякий сброд подальше от города. Когда…

  • Обложка: Городские легенды Уэстенса (СИ)

    Просмотров: 692

    Городские легенды Уэстенса (СИ)

    Елена Звездная

    От всех прочих городков северной Ландрии наш Уэстенс отличал один неоспоримо положительный факт — у…

  • Обложка: Нянька для чудовища (СИ)

    Просмотров: 691

    Нянька для чудовища (СИ)

    Елена Соловьева

    Марина знает, каково это - притворяться сильной. Трудится на износ, живет над кафе, где…

  • itexts.net

    Читать книгу Спецоперации Павла Судоплатова : онлайн чтение

    Павел СУДОПЛАТОВ

    СПЕЦОПЕРАЦИИ

    ПАМЯТИ ЖЕНЫ, БОЕВЫХ СОРАТНИКОВ, 

    ТОВАРИЩЕЙ, ПАВШИХ В БОРЬБЕ С ФАШИЗМОМ И

    ЖЕРТВ ПРОИЗВОЛА ПОСВЯЩАЮ

    От автора

    Хотим мы того или не хотим, но проходит время, и то, что еще вчера было Великой Государственной Тайной, теряет свою исключительность и секретность в силу крутых поворотов в истории государства и становится общим достоянием – было бы желание знать правду.

    Судьба распорядилась так, что к моменту завершения этой книги я, один из руководителей самостоятельных центров военной и внешнеполитической разведки Советского Союза, остался единственным свидетелем противоборства спецслужб и зигзагов во внутренней и внешней политике Кремля в период 1930—1950 годов.

    Несмотря на репрессии в довоенные и послевоенные годы, мне, находившемуся в заключении 15 лет, в силу причудливого стечения обстоятельств и несомненного везения, удалось выжить и записать ряд воспоминаний, связанных с противоречивым и трагическим развитием событий того времени.

    Дела разведки и контрразведки никогда не были в почете у руководящих кругов России. Однако при тоталитарном правлении они порой приобретали существенное значение в действиях властей. Собственная популярность меня как профессионала занимает меньше всего, но после распада СССР, как мне представляется, прежде всего в силу беспринципной грызни и борьбы за власть в стране, я считаю своим долгом рассказать людям правду о том, что было на самом деле в 30—50-х годах, чтобы они поняли логику трагических и героических событий в истории нашей Родины. Мотивы преступных репрессий, в которых повинны руководство страны и органы безопасности, были связаны не только с личными амбициями Сталина и других «вождей», но и с той борьбой за власть, которая постоянно шла внутри их окружения. Эту борьбу всегда умело прикрывали громкими лозунгами – «борьба с уклонами» в правящей партии «ускоренного строительства коммунизма», «борьба с врагами народа», «борьба с космополитами», «перестройка». А в итоге жертвами всех этих кампаний всегда оказывались миллионы ни в чем не повинных людей.

    Для меня это основная тема книги. Уверен, она очень расходится с мифом о побудительных мотивах действий так называемых «консервативных» или «демократических» кругов бывшего кремлевского руководства.

    Я долго руководил службой разведывательно-диверсионных операций в советских органах безопасности с конца 1930-х до начала 1950-х годов, включая период Великой Отечественной войны. Однако никаким террористом я, конечно, не был. Во всяком случае, никогда себя таковым не считал. Я был и остаюсь профессиональным революционером.

    С риском для жизни боролся против руководителей фашистской террористической организации ОУН в Европе и на Западной Украине, против террористов – подручных Гитлера – Коновальца и Шухевича, уничтоживших тысячи моих соотечественников.

    Моя работа как раз и была направлена на противодействие террору, преступным элементам, которые вели тайную вооруженную борьбу с нашим обществом. Эти террористы действовали, как правило, подлозунгами борьбы с советским государством.

    Ликвидации Льва Троцкого, Коновальца были продолжением кровавой гражданской войны, только уже за пределами СССР, боевыми акциями против злейших врагов советского государства. Подобные операции задумывались политическим руководством страны и осуществлялись под его непосредственным контролем. Как известно, многие западные спецслужбы до сих пор не отказались от практики ведения таких специальных операций, связанных с убийством или похищением людей. Говорю об этом с сожалением.

    Если верить официальным данным и сообщениям средств массовой информации, не без помощи иностранных спецслужб против российских военнослужащих в Чечне до сих пор действуют не только тамошние боевики-террористы, но и наемники из числа иностранцев.

    Те, кто распространяет различные домыслы о моей прошлой якобы террористической деятельности, видимо, не замечают разнузданной волны уголовного и политического террора, которая ныне захлестнула Россию, а также другие территории прежнего СССР.

    Источники конфликта в Чечне, безусловно, не лишены определенной исторической подоплеки. Жаль, однако, что весьма влиятельные личности нередко забывают о важнейших и первейших задачах российских спецслужб – обеспечивать безопасность граждан и не допускать в стране разгула терроризма. Надо быть честным перед историей и делать правильные выводы не только из чужих, но и из своих ошибок.

    Меня не удивляют, например, частые контакты ряда наших известных деятелей с чеченской оппозицией и главарями бандформирований. Хотя, как мне представляется, это не дело политиков – вести «полноправный диалог» с бандитами, обагрившими руки кровью сотен и тысяч невинных людей. Иной вопрос, когда этими переговорами занимаются работники спецслужб, дипломаты или другие доверенные лица правительства.

    В прошлом наше не только государственное, но и военное руководство допускало грубые ошибки в политике на Кавказе. Ведь не НКВД, а непосредственно Наркомат обороны выступил с инициативой проведения спецопераций по массовому выселению на Северном Кавказе в целях очистки тылов сражающейся Красной Армии. Эти факты при желании можно подтвердить документально.

    Тем, кто не без основания, но подчас слишком эмоционально морализует по поводу устранения Троцкого в 1940-м, а также агентов-двойников и убийц из террористических организаций националистического толка в годы холодной воины, хорошо бы задуматься и о нравственной допустимости контактов сегодняшних политиков с террористами, которые объявлены во всероссийский розыск. Конечно, с этой публикой надо контактировать, ибо это облегчает пути к миру. Однако недопустимо, когда тяжелой, подчас неблагодарной работой спецслужб занимаются политики. Но раз уж они берут на себя такие функции, то должны нести и всю полноту ответственности.

    Характерно, что все громкие политические убийства XX века – как в нашей стране (покушение на Столыпина), так и совершенные различными лицами за рубежом (ликвидация Троцкого, похищение Муссолини, убийства Кеннеди, И. и Р. Ганди, У. Пальме, И. Рабина и др.) – осуществлялись в том или ином варианте людьми, состоявшими в определенных связях со спецслужбами своих государств. Важно подчеркнуть при этом, что исполнители-террористы, стрелявшие в высших государственных деятелей, как неопровержимо следует из достоверных материалов, «вышли из-под контроля» своих прежних хозяев и были использованы экстремистскими политическими группировками, которые ни в коем случае не хотели быть напрямую причастны к террористическим акциям.

    Однако следует осознавать, что спецслужбы – это единственные институты власти, которым законом предписано активно заниматься экстремистскими группировками, организациями и движениями, внедрять в них свою агентуру и доверенных лиц. «Работая» с террористами, привлекая в отдельных случаях экстремистские организации к боевым операциям, спецслужбы либо «невольно», либо «вынужденно», в силу своего особого интереса к агентурным данным о событиях, «подпускают» боевиков, потенциальных исполнителей теракций, к объектам покушения.

    Так было, например, с сотрудничавшим с царской охранкой Богровым, стрелявшим в Столыпина, а также с Амиром, убившим израильского премьера Рабина.

    Все судебные приговоры исполнителям террористических акций, как правило, осуществляются в максимально короткие сроки, чтобы спрятать факты, замести следы, уничтожить свидетелей сотрудничества исполнителей убийств со спецслужбами.

    Кстати, подлинные досье на исполнителей акций политического террора, как правило, недоступны для общественности. В условиях политической борьбы применяются и провокационные методы создания ситуации для проведения экстремистских террористических акций. Трагизм в том, что спецслужбы функционируют, как правило, в условиях их подчиненности режиму личной власти, что дает возможность манипулировать видимыми со стороны обстоятельствами политических убийств, скрывать в действиях убийцы какую-либо личную или политическую мотивацию, а тем самым – развязывать политический террор, как это было после выстрела Николаева в Кирова.

    Мой долг – призвать общество содействовать упразднению практики единоличного контроля над деятельностью силовых структур, ибо в условиях «политической борьбы без правил», локальных войн и этнических конфликтов, в обстановке разгула политического терроризма бесконтрольность ведения силовых акций оборачивается самыми трагическими последствиями.

    Другой урок политической истории 1930—1950 годов заключается в необходимости установить контроль со стороны демократических институтов общества за практикой так называемых «закулисных», секретных переговоров, а также любых неофициальных связей государственных деятелей России с руководителями зарубежных стран, прежде всего США, Западной Европы, Японии, Южной Кореи.

    Крайне важно, чтобы государственная тайна в сфере внешних контактов не оборачивалась манипулированием судьбами миллионов людей. В этой связи хочу подчеркнуть: те, кто больше всего говорят об «антинародном сговоре Сталина и Гитлера» и «секретных протоколах Молотова – Риббентропа», всегда упорно замалчивают три секретных протокола – приложения к решениям Ялтинской конференции, подписанные 11 февраля 1945 года руководителями США, Великобритании и СССР. А ведь этими документами на руководство США и Великобритании фактически возлагались обязательства по наполнению мест заключения в Советском Союзе: лагеря сразу после войны ожидали сотни тысяч «политических противников» и других «подозрительных» лиц, оказавшихся на территории Западной Европы и в союзнической зоне оккупации Германии. Причем насильственная репатриация распространялась не только на бывших советских граждан, но и на тех эмигрантов, которые никогда не состояли в советском гражданстве!

    Циничное попустительство со стороны руководителей Англии и Америки наполнению ГУЛАГа указывает на их причастность к политическим репрессиям в Советском Союзе. Это подтверждает известный тезис: реальная политика западных держав базируется на соотношении сил, рациональном расчете, политических интересах, а отнюдь не на их мифической «приверженности идеалам свободы и демократии».

    Именно те, кто больше всех пекся о демократии в «странах за железным занавесом», фактически санкционировали репрессии со стороны СССР против его политических противников на зарубежных территориях. А это – неслыханное попрание элементарных норм международного права. И после обнародования этого факта неужели кто-нибудь всерьез поверит в то, что государственные интересы стран Запада предполагают их «искреннюю заботу» о состоянии демократии в России и других странах СНГ?

    Моя книга опровергает искусственно приписываемую мне «версию» о действиях великих ученых Запада – Оппенгеймера, Ферми, Бора и других – в качестве «агентов советской разведки». Они таковыми никогда не были. Однако они сознательно делились с доверенными лицами Советского правительства и разведки важной информацией о научно-технических разработках в области ядерного оружия. Их научные труды попали в Советский Союз и Швецию с их ведома.

    Наши ученые также использовали материалы, добытые разведкой в США и Англии. Как вспоминает ветеран нашей научно-технической разведки А. Н. Рылов, он и его коллега профессор Я. П. Терлецкий передавали Ю. Б. Харитону и А. Д. Сахарову полученные из США научные разработки, связанные с использованием схемы магнитной кумуляции при конструировании термоядерного взрывного устройства.

    Недавно на международной конференции, посвященной истории создания советского ядерного оружия, член-корреспондент Академии наук РФ Л. П. Феоктистов также подтвердил, что И. В. Курчатов получал зарубежные материалы, связанные с созданием водородной бомбы, от заместителя председателя Совмина СССР А. П. Завенягина. Естественно, все сказанное выше вовсе не умаляет заслуги нашей науки в создании отечественного ядерного и термоядерного оружия. Но если ученые – создатели этого оружия всегда были в фаворе и пользовались почетом и особым уважением со стороны руководителей государств, то отношение к тем, кто помогал им, рискуя своей жизнью, добывать крайне нужную в тот момент научную информацию, иначе как циничным и жестоким назвать нельзя.

    Непосредственные создатели главных агентурных подходов к виднейшим физикам Запада Г. Б. Овакимян, С. М. Семенов, Л. П. Василевский, 3. И. Рыбкина, С. И. Апресян, П. П. Пастелъняк, Г. М. Хейфец в ходе позорных чисток были уволены из разведки. Никто из руководителей разведки перед ними так и не извинился, не говоря уже о том, чтобы отметить их всех высокими государственными наградами. Ценнейшие агенты нашей разведки С. Н. Курнаков, соратник Розенбергов Сарант (в СССР жил под фамилией Старов), поддерживавшие прямой контакт с американскими физиками, фактически до конца своих дней оставались без должной материальной и моральной поддержки со стороны руководителей научно-технической разведки 50—60-х годов, которые, кстати, несут ответственность за гибель супругов Розенбергов. Еще более циничным было забвение подвига видного ученого Клауса Фукса, которому неофициально ряд историков разведки приписывают вину за признание факта сотрудничества с СССР и не считают возможным ходатайствовать хотя бы о его посмертном награждении.

    Я далек от того, чтобы у кого-то возникали мысли или подозрения об «агентурном сотрудничестве» наших ведущих ученых-физиков с органами госбезопасности. Дело тут совсем в другом. Главной задачей советской разведки была поставка информации для нашего политического и научно-технического руководства о реальном положении во всех сферах общественной жизни, научного и технического прогресса.

    Как рассказывали мне многие нынешние работники разведки, видные деятели нашей отечественной науки, в том числе ныне живущий в США академик Р.3. Сагдеев, ученые выполняли важные поручения советского руководства (в сфере политического зондажа, дезинформации, сбора научно-технических материалов) при содействии резидентур наших органов разведки за рубежом, не будучи формально связанными какими-либо обязательствами с советскими спецслужбами…

    Обо всем этом и идет речь в книге. Может, потому и отношение к ее автору далеко не однозначное. Но особо критически настроены по отношению к «страшной фигуре Судоплатова» почему-то именно те, кто тем или иным образом обязан своей карьерой былым, достаточно тесным связям с советскими спецслужбами, – я имею в виду таких, как В. Надеин из «Известий» (активно «разрабатывавший» академика А. Д. Сахарова, как говорил мне заместитель начальника 5-го управления генерал-майор КГБ В. П. Шадрин), Н. Геворкян из «Московских новостей», комментаторы из «Эха Москвы». Остается только недоумевать, почему именно они так яростно осуждают мою персону. Я абсолютно искренен: ведь их родители – сотрудники советской разведки в Иране, Литве и во Франции неоднократно в 30-40-х годах принимали участие в похищениях и ликвидации людей, неугодных советскому руководству. Кстати, и об этом я пишу в своей книге, которую могу только порекомендовать г-же Геворкян прочитать как-нибудь на досуге.

    Жизнь есть жизнь, и она течет по своим, не подвластным нам законам. Мы же из прошедшего должны делать какие-то выводы для себя, постараться осмыслить минувшее время, чтобы второй раз не споткнуться о тот же камень. Думаю, здесь во многом может помочь нам историческая наука, которая должна объективно посмотреть на прошлое с высоты времени. И дать не только оценки прошедшему, но и объяснить его, дабы потомкам нашим не пришлось решать те же проблемы, которые мы далеко не всегда решали наилучшим образом.

    Я считаю необходимым также обратить внимание на то, что мои воспоминания ни в коей мере не претендуют на роль научно-исторического повествования. Это субъективный взгляд очевидца на то, как работали механизмы, приводившие в действие политическую машину СССР, как удалось создать ценой колоссальных жертв могущественное государство, в известной мере определившее развитие мировых событий в 30-х и 50-х годах, ставшее сверхдержавой, державшее в страхе не только своих граждан, но и весь мир. Его сила была в ликвидации нищеты и разрухи, охвативших страну после гражданской войны, в глубокой вере в правоту великой социальной революции XX века. Именно поэтому, симпатизируя СССР, его напрямую и косвенно поддерживали великие умы современного мира – Нильс Бор, Энрико Ферми, Роберт Оппенгеймер, Альберт Эйнштейн и другие.

    В жестоком противоборстве СССР и западного мира заложена главная причина взаимной нетерпимости во всех событиях внутренней и внешней политики нашей страны.

    У меня нет никаких сомнений, как бы это ни оспаривали сегодня, что правящие круги Запада не только ненавидели наше государство, но и на всем протяжении его истории делали все, что было в силах, для его гибели. Вынужденный союз США, Англии и СССР в борьбе с гитлеризмом в годы войны также не был передышкой в их противоборстве. «Холодная война» продолжалась, просто быстрое поражение СССР в борьбе с Германией было невыгодно Западу, опасавшемуся за свое мировое господство. Вплоть до декабря 1991 года делалось все для ослабления СССР. И сейчас мы испытываем мучительные переживания в связи с переходом в новую стадию противоборства и сотрудничества со странами Запада, которые все равно будут базироваться на исторической роли России как одной из сверхдержав современности. Однако сейчас в отличие от прошлых лет речь не идет о выживании нашего государства. Наследие СССР надежно гарантирует допустимые повороты и зигзаги, делает нас мощным партнером в переговорах на международной арене. Конечно, внутренняя нестабильность в стране, провалы в экономической политике неизбежно заставляют правящие круги и ныне – в который раз – возлагать ответственность за допущенные ошибки на прошлое руководство. Отсюда постоянная неприязнь, перерастающая порой в ненависть к тем, кто своей реальной работой внес вклад в тот базис современного развития, который остается до сих пор несокрушимым фактором гордости и престижа Родины.

    Соблюдая военную присягу, я молчал, пока существовал Советский Союз. Когда деятельность советской разведки и ряд аспектов внешней политики СССР перестали быть секретными после известных событий 1991 года и все то, чему я верно служил, перестало существовать, я не мог и не имел права дальше молчать. К сожалению, у меня не было иного выхода, как издать воспоминания первоначально на Западе, так как отечественные издатели намерены были их опубликовать только после консультации в «компетентных инстанциях». Я благодарен Дж. и Л. Шехтер, что книга там увидела свет.

    В создании настоящей книги мне оказали большую поддержку мои боевые товарищи, с которыми я делил все трудности нашей сложной и опасной работы. Считаю своим долгом особо поблагодарить за моральную помощь начальника советской внешней разведки КГБ Л. В. Шебаршина, ветеранов органов госбезопасности С. А. Ананьина, П. И. Массю, А. Н. Рылова, И. А. Щорса, Ю. А. Колесникова, З. В. Зарубину, А. Ф. Камаеву-Филоненко, писателя-публициста К. А. Столярова.

    П. СУДОПЛАТОВ

    6 августа 1996 г.

    ГЛАВА 1. НАЧАЛО

    Детство и начало работы в ЧК

    Я родился в 1907 году на Украине, в городе Мелитополе, расположенном в богатом фруктами регионе и в то время насчитывавшем около двадцати тысяч жителей. Мать у меня русская, а украинцем был мой отец – разнорабочий, пекарь, булочник, повар, официант. Как и всех детей – а нас в семье было пятеро, – меня крестили в русской православной церкви на день Петра и Павла. Мое начальное образование включало в себя изучение Нового и Ветхого Завета и основ русского языка, поскольку в царское время преподавание украинского в школах запрещалось. Пользовались им лишь в качестве разговорного. До десяти лет, пока не умер отец, у меня было самое обычное детство. После его смерти заботы о семье легли на плечи матери и старшей сестры. В год смерти отца произошла революция, власть взяли большевики.

    Поначалу жизнь в городе мало в чем изменилась, и все текло по-заведенному. Однако, как только подошли к концу запасы продовольствия, начался хаос, сопровождавшийся бандитским террором. У нашей семьи не было никакой собственности, мы арендовали двухкомнатную квартиру в маленьком одноэтажном доме, принадлежавшем домовладельцу Хроленко. Мое восприятие событий того времени можно считать типичным для семей с низким достатком, которым нечего было терять. Вполне естественно, я всей душой поверил, прочтя написанную Бухариным «Азбуку революции», что общественная собственность будет означать построение справедливого общества, где все будут равны, а страной будут управлять представители крестьянства и рабочего класса в интересах простых людей, а не помещиков и капиталистов.

    Мой старший брат Николай вступил в Красную Армию в 1918 году – через два года он стал бойцом в отряде ЧК. За год до этого, в двенадцатилетнем возрасте, я убежал из дому и присоединился к красноармейскому полку, который вскоре был вынужден покинуть Мелитополь. Наш полк разгромили белые, и лишь небольшим группам бойцов удалось влиться в подразделения 44-й стрелковой дивизии Красной Армии в районе Киева. Поскольку к тому времени я уже окончил начальную школу и умел читать, меня определили в роту связи. Позднее я принимал участие в боях под Киевом. В 1921 году, когда мне исполнилось четырнадцать, сотрудники Особого отдела дивизии попали в засаду, устроенную украинскими националистами, и многие из них погибли. В то время мы сражались в основном не с белогвардейцами, а с войсками украинских националистов, предводительствуемыми Петлюрой и Коновальцем, командиром корпуса «Сечевые стрельцы». Когда началась гражданская война, украинские националисты провозгласили независимую республику и официально в январе 1919 года объявили войну России и украинскому большевистскому руководству. (В 30-х, а затем еще раз в 40-х годах я также принимал непосредственное участие в борьбе с украинскими националистами.) Борьба эта фактически завершилась лишь в январе 1992 года, после того как украинское правительство в изгнании и весь остальной мир признали президента Кравчука законным главой суверенного государства Украина.

    В Особом отделе, понесшем тяжелые потери, срочно потребовался телефонист и шифровальщик. Так я был послан на работу в органы безопасности. Это и было началом моей службы в ВЧК– КГБ.

    В дивизии, где я служил, вместе с нами сражались поляки, австрийцы, немцы, сербы и даже китайцы. Последние были очень дисциплинированны и дрались до последней капли крови. Борьба шла жестокая, и случалось, что целые деревни оказывались уничтоженными украинскими националистами и бандформированиями: всего в ходе гражданской войны на Украине погибло свыше миллиона человек. Мое поколение вскоре привыкло к жестокостям этой войны, потерям и лишениям. Мы считали все это вполне естественным. В состоянии войны страна находилась с 1914 года, и трагедия России заключалась в том, что до самого конца гражданской войны, то есть до 1922 года, создать стабильное общество, опирающееся на нормальные, гуманистические ценности, не представлялось возможным.

    Опыт, приобретенный при выполнении обязанностей телефониста, а затем шифровальщика, оказался полезным. Я печатал документы с грифом «секретно», посылавшиеся командованию, и расшифровывал телеграммы, которые мы получали непосредственно от главы ВЧК Феликса Дзержинского из Москвы.

    1921 год стал переломным в моей жизни. Дивизия была переведена в Житомир. Главной задачей нашего Особого отдела была помощь местному ЧК в проникновении в партизанское подполье украинских националистов, руководимых Петлюрой и Коновальцем. Их вооруженные банды устраивали диверсии против органов Советской власти на местах. Возглавлявшим ЧК Потажевичу и Савину удалось установить диалог с партизанскими руководителями и провести с ними неофициальные переговоры. Мое руководство встретилось с ними в Житомире на явочной квартире. Я, как младший сотрудник на подхвате, должен был проживать в доме, где находилась явочная квартира, и обслуживать переговоры. Опыт общения с главарями формирований украинских националистов, являвшимися, по существу, настоящими хозяевами в своей округе, помог мне в дальнейшем, когда я стал оперативным работником госбезопасности. На своей собственной шкуре испытал я, каково иметь дело с заговорами в подполье.

    Война с украинскими националистами продолжалась почти два года и закончилась компромиссом – их главари приняли амнистию, которую дало им правительство Советской Украины. Произошло это лишь после того, как кавалерийский отряд в две тысячи сабель, посланный Коновальцем в Житомир, был окружен частями Красной Армии и сдался. Банда Коновальца потерпела сокрушительное поражение. В этих боях погиб мой старший брат Николай, служивший в погранвойсках на польской границе. Я же подал рапорт о переводе в Мелитополь, чтобы быть поближе к семье и иметь возможность помогать ей.

    В течение последних трех лет пребывания в Мелитополе я был младшим оперативным работником в окружном отделе ГПУ и отвечал за работу осведомителей, действовавших в греческом, болгарском и немецком поселениях. В 1927 году я получил повышение и был переведен в Харьков, тогдашнюю столицу Украины, где стал работать в ГПУ УССР. Именно там, в Харькове, я встретился со своей будущей женой, Эммой Кагановой: мне было двадцать, ей на два года больше – она приехала на Украину из белорусского города Гомеля.

    Эмма была способной, и ей удалось поступить в гимназию, где для евреев существовала ограничительная норма. Она окончила несколько классов гимназии и позднее стала работать секретарем-машинисткой у Хатаевича, секретаря гомельской губернской организации большевиков. Когда ее начальника перевели в Одессу, где он возглавил партийную организацию, она последовала за ним. Именно в Одессе Эмма и перешла в местное ГПУ. Ей поручили вести работу среди проживавших в городе немецких колонистов. Голубоглазая блондинка, она говорила на близком к немецкому идише и вполне могла сойти за немку.

    В Харьков ее перевели за год до того, как я туда перебрался. Эмма занимала в ГПУ УССР более весомое положение, чем такой новичок, каким я тогда был. Как образованной и привлекательной женщине, к тому же начитанной и чувствовавшей себя вполне свободно в обществе писателей и поэтов, ей доверили руководить деятельностью осведомителей в среде украинской творческой интеллигенции – писателей и театральных деятелей. Мы встретились с ней на службе, и меня поразили ее красота и ум. Отец Эммы, сплавщик леса, умер, когда ей было всего десять лет. Она начала работать и одна содержала всю семью, где было восемь детей. Так что у нас с Эммой было много общего: и я, и она являлись опорой для семьи и должны были в силу обстоятельств рано повзрослеть.

    Несмотря на то что вся наша жизнь была заполнена работой, жена побудила меня заняться изучением права в Харьковском университете. Но мне, правда, удалось побывать всего на десяти лекциях и сдать один экзамен – по экономической географии. На большее у меня просто не хватило времени. Мой рабочий день начинался в десять часов утра и заканчивался в шесть вечера с коротким перерывом на обед. После этого начинались встречи с осведомителями на явочных квартирах. Они продолжались с половины восьмого вечера до одиннадцати. Затем я возвращался на службу, чтобы доложить начальству о полученных мною оперативных материалах.

    С 1922 года ГПУ, а позднее НКВД-КГБ (ныне ФСБ) и служба внешней разведки при принятии важных решений в вопросах внешней и внутренней политики государства должны были стать основным источником информации для всех уровней советского и российского руководства. Еще и сегодня руководство страны получает ежемесячные доклады о положении в государстве от органов госбезопасности по линии их агентуры. Подобного рода доклад включает изложение внутренних трудностей и недостатков в работе различных организаций, предприятий и учреждений. По заведенному при Сталине порядку встречаться со своим осведомителем в дневное время было не положено. Вот почему мы встречались по вечерам. Было известно, что Сталин засиживается допоздна, и мы работали в таком же режиме.

    По иронии судьбы отделение информации нашего отдела возглавлял бывший царский офицер Козельский, происходивший из обедневшей дворянской семьи. Хотя этот человек и служил в царской армии, его симпатии к большевикам, проявившиеся в годы революции, позволили ему завоевать наше доверие. В 1937 году он покончил самоубийством, чтобы избежать ареста во время кампании чисток…

    Для меня Эмма была идеалом настоящей женщины, и в 1928 году мы поженились, хотя официально зарегистрировали наш брак лишь в 1951 году. Так жили многие из моих товарищей, годами не оформляя своего брака.

    Между тем работа шла своим чередом, и я получил новое – весьма необычное, но весьма важное – задание, которое совместно контролировалось руководителями ОГПУ и партийными органами. Моя новая должность называлась: комиссар спецколонии в Прилуках для беспризорных детей. После гражданской войны подобного рода колонии ставили своей целью покончить с беспризорностью детей-сирот, которых голод и невыносимые условия жизни вынуждали становиться на путь преступности. На содержание этих колоний каждый чекист должен был отчислять десять процентов своей заработной платы. При них создавались мастерские и группы профессиональной подготовки: трудовой деятельности ребят придавалось тогда решающее значение. Завоевав доверие колонистов, мне удалось организовать фабрику огнетушителей, которая вскоре начала приносить доход.

    Благодаря положению моей жены в украинских партийных кругах я дважды встречался с Косиором, тогдашним секретарем ЦК Коммунистической партии Украины. Эти встречи проходили на квартире Хатаевича, куда нас приглашали в качестве гостей. Особое впечатление на меня производило, как оба руководителя смотрели на будущее Украины. Экономические проблемы и трагедию коллективизации они рассматривали как временные трудности, которые следует преодолевать всеми возможными средствами. По их словам, необходимо было воспитать новое поколение, абсолютно преданное делу коммунизма и свободное от всяких обязательств перед старой моралью. Наибольшее внимание следовало уделять развитию и поддержке новой украинской интеллигенции, враждебно относящейся к националистическим идеям. Потребовались еще шестьдесят лет и развал Советского Союза, чтобы стало очевидным: нужно было проявить по крайней мере терпимость и постараться понять противную сторону, а не стремиться во что бы то ни стало ее уничтожить.

    iknigi.net

    Читать онлайн «Тайная жизнь генерала Судоплатова. Книга 1»

    ОТ ИЗДАТЕЛЬСТВА

    Долгие годы имя Павла Анатольевича Судоплатова, генерал-лейтенанта государственной безопасности СССР, руководителя разведывательно-диверсионных и террористических спецслужб нашей страны, было практически никому не известно. Однако в последние годы, в связи с выходам сначала в США, потом в ряде других стран и, наконец, в России книги его воспоминаний, вряд ли найдется еще хоть один чекист, после Дзержинского, Ежова, Берия, о котором столько бы писали, снимали документальных фильмов в нашей стране и за рубежом. Сотни статей, теле- и радиопередач с характерными названиями «Главный диверсант Страны Советов», «Терминатор №91», «Узник XX съезда» заполонили газеты и телеэкраны. Постепенно этот человек превращается, как это модно сейчас выражаться, в культовую фигуру.

    Автор этой книги на вопрос, как он воспринимает всю эту шумиху вокруг имени его отца, сказал: «Мне неприятно наблюдать, как на моих глазах человек, которого я хорошо знал и любил, превращается то в главного супермена XX века, то в вульгарного злодея, убийцу и палача, в зависимости от фантазии или политических пристрастий очередного автора. Кроме того, серьезные возражения вызвали у меня сами его так называемые «воспоминания». Это, конечно, не воспоминания в том смысле, как мы привыкли об этом думать, а плод труда нескольких авторов, причем отец явно не был среди них основным. Знакомясь с переводом вышедшей в США книги, первое, что приходит на ум, то, что целью его зарубежных соавторов было не стремление разобраться в исторической истине, а намерение создать ажиотаж вокруг тех проблем, которыми в свое время довелось заниматься моему отцу…»

    Нелегкая судьба выпала на долю Судоплатова. Имя его — легенда, а вся его жизнь — борьба. И борьба не только с врагами советской власти, за которую он начал сражаться с двенадцати лет, не только схватка с гитлеровскими фашистами, но и за собственную жизнь.

    Генерал Судоплатов выполнял «особо важные — специальные и секретные» задания политического руководства страны. В его послужном списке — нелегальная разведывательная работа в ряде стран Европы, ликвидация по заданию И. В. Сталина лидера украинских националистов, одного из надежных сателлитов Адольфа Гитлера Е. Коновальца, разработка покушения на Льва Троцкого в Мексике, активное участие в создании отряда особого назначения НКВД (ОМСБОН), партизанских соединений и разведывательно-диверсионных групп, которые внесли значительный вклад в разгром гитлеровских захватчиков. Но не только боевая работа была на счету у П. А. Судоплатова. На его долю — одного из руководителей советской политической разведки — выпало обеспечение ценнейшей информацией наших ученых-атомщиков.

    Но блестящая карьера генерала Судоплатова была прервана на зрелом витке его жизни — 21 августа 1953 года он был арестован как «ближайший пособник Берия» и приговорен к пятнадцати годам тюремного заключения. Ни смена властей предержащих, ни ходатайства боевых соратников и близких не повлияли на решение суда — свой крест он нес «от звонка до звонка» и был выпущен на свободу в 1968 году.

    Трагедия П. А. Судоплатова — это трагедия практически всех наших спецслужб, которые использовались как безотказный механизм в проведении в жизнь политики Кремля. Сам П. А. Судоплатов вспоминает такой эпизод. Было это после того, как Лев Троцкий ушел в небытие. Вручая за отлично проведенную операцию ордена, Председатель Президиума ВЦИК М. И. Калинин заверил ее участников, что руководство партии будет всегда благодарно за отличную работу, и пообещал всем всяческую помощь. Однако когда эта помощь действительно потребовалась, партийное руководство поспешило отвернуться от своих верных солдат, более того, оно сделало их козлами отпущения.

    Эта книга, созданная сыном П. А. Судоплатова — Андреем Павловичем Судоплатовым-Кагановым, при активной помощи историка Александра Колпакиди, значительно расширяет рамки того, что нам стало уже известно о судьбе и карьере выдающегося советского разведчика генерал-лейтенанта Судоплатова. В ней читатель найдет не только много новых документов и свидетельств людей о многогранной деятельности одного из последних могикан разведки старой советской школы, но и познакомится с личными впечатлениями автора, которые он сохранил в памяти, беседуя с отцом на разные темы в разные годы их совместной жизни, дополнит свои знания о людях, которые окружали его отца. Имена многих из них овеяны славой и стали легендарными. В книге довольно откровенно показан семейный быт Судоплатовых, их интересы, увлечения. Много неизвестного в книге и о матери Андрея — Эмме Карловне, жене Павла Анатольевича, которая много лет отдала советской разведке, дослужившись до старшего офицера госбезопасности.

    Конечно, книга не претендует на всеохватность проблем. которыми по роду службы пришлось заниматься П. А. Судоплатову, всего этого по понятным причинам и не мог знать Андрей Судоплатов, но знания свои он пополнил из архивных источников спецслужб нашей страны, а также из воспоминаний людей, хорошо знавших П. А. Судоплатова.

    Книга «Тайная жизнь генерала Судоплатова» выходит в двух томах. Оба тома снабжены обширным приложением, списком имен и фотоиллюстрациями из архива издательства и семейного альбома.

    В одной из газет довелось прочитать, уже после кончины главного персонажа этой книги, такие слова: «Павел Анатольевич Судоплатов прожил достойную жизнь в мире с самим собой, в соответствии со своими идеалами и принципами, верность которым он пронес через все испытания».

    Именно об этом и написана книга.

    Глава 1. СЫН ВЧК

    Мой отец, Павел Анатольевич Судоплатов, родился в 1907 году на Украине, в городе Мелитополе. Мать у отца была молдаванка из Тирасполя Феодосия Терентьевна Палыга, а отец — украинец. Точного дня своего рождения, судя по всему, отец не знал. По крайней мере, просматривая многочисленные анкеты, заполненные отцом, я такового не обнаружил. И хотя, конечно, у нас в семье праздновали его день рождения 7 июля, думаю, что эта дата была условной. Впрочем, это было не редкостью в те времена. Отец уже незадолго перед смертью рассказывал, как его крестили в русской православной церкви на день Петра и Павла. По всей вероятности, день его рождения не далек от даты его крещения, отсюда и имя Павел.

    Я помню эти именинные отцовы дни. Собирались всегда на даче, в узком кругу родных отца и матери. Приезжали близкие друзья: семьи Рыбкиных — Зоя Ивановна, Борис Аркадьевич — и Зубовых — Анна Васильевна и Петр Яковлевич. Дружба с этими людьми у моих родителей действительно была до конца их жизни искренняя и крепкая, испытанная временем. Так могли дружить, представлял я себе, только люди мужественные, смелые, солдаты «невидимого» фронта — разведчики. Но о роде их занятий конечно же я тогда не знал. Праздничный стол всегда «обеспечивала» бабушка Фаня (мать моей мамы). Делала она всегда это искусно. На столе были разные печености, сладости, морсы.

    В возрасте семи лет мой отец пошел в мелитопольскую городскую школу, которую окончил в 1919 году.

    Начальное образование отца, как и многих других его сверстников, включало в себя изучение Нового и Ветхого Заветов и основ русского языка, поскольку в царское время преподавание украинского в школах запрещалось. Пользовались им лишь в качестве разговорного. Кстати, дома отец разговаривал иногда с нами и на украинском языке, в шутку называл нас «хохлятскими детьми», разучивал со мной и братом украинские песни, иногда сам напевал по-украински, когда укладывал меня спать.

    Семья, в которой рос мой отец, была с весьма скудным достатком, а в общем-то бедной. Не было даже собственного жилья, арендовали двухкомнатную квартиру в маленьком одноэтажном доме, принадлежащем домовладельцу Хроленко. Мой дед по отцовской линии, Анатолий Судоплатов, часто менял профессии: был разнорабочим, пекарем, булочником, поваром, официантом. Умер он в 1917 году от туберкулеза. После его смерти все заботы о семье легли на плечи матери и старшей сестры. Таким образом, 1917 год в биографии моего отца, как он сам не однажды об этом говорил, ознаменовался сразу двумя датами: смертью отца и крушением российской монархии.

    Моя бабушка по отцу была домашней хозяйкой. После смерти мужа она занималась стиркой белья на дому. Будучи уже в преклонном возрасте, жила у своей дочери Надежды, однако отец постоянно поддерживал их материально. Он вообще был человеком с очень обостренными родственными чувствами, всегда стремился помочь, чем мог, своим близким.

    В семье кроме моего отца было еще четверо детей, он был по возрасту четвертым. Старшая его сестра, наша тетя Надя, после войны работала бухгалтером в системе Министерства медицинской промышленности в Москве. Оказавший наибольшее влияние на отца старший брат Николай вступил в Красную Армию в 1918 году, через два года он стал бойцом в отряде ЧК, а затем почти беспрерывно участвовал в боях на разных фронтах. В 1922 году он погиб при исполнении служебных обязанностей на польской границе. Еще один брат, Григорий, также служил в Красной Армии. После демобилизации в январе 1946 года он находился на хозяйственной работе, был директором Киевского консервного завода. И наконец, последний, младший брат Константин, по примеру отца, работал в органах государственной безопасности, одн ...

    knigogid.ru

    Читать онлайн книгу Тайная жизнь генерала Судоплатова. Книга 1

    сообщить о нарушении

    Текущая страница: 1 (всего у книги 38 страниц)

    Назад к карточке книги

    Андрей СудоплатовТайная жизнь генерала СудоплатоваПравда и вымыслы о моем отцеКнига первая

    ОТ ИЗДАТЕЛЬСТВА

    Долгие годы имя Павла Анатольевича Судоплатова, генерал-лейтенанта государственной безопасности СССР, руководителя разведывательно-диверсионных и террористических спецслужб нашей страны, было практически никому не известно. Однако в последние годы, в связи с выходам сначала в США, потом в ряде других стран и, наконец, в России книги его воспоминаний, вряд ли найдется еще хоть один чекист, после Дзержинского, Ежова, Берия, о котором столько бы писали, снимали документальных фильмов в нашей стране и за рубежом. Сотни статей, теле– и радиопередач с характерными названиями «Главный диверсант Страны Советов», «Терминатор №91», «Узник XX съезда» заполонили газеты и телеэкраны. Постепенно этот человек превращается, как это модно сейчас выражаться, в культовую фигуру.

    Автор этой книги на вопрос, как он воспринимает всю эту шумиху вокруг имени его отца, сказал: «Мне неприятно наблюдать, как на моих глазах человек, которого я хорошо знал и любил, превращается то в главного супермена XX века, то в вульгарного злодея, убийцу и палача, в зависимости от фантазии или политических пристрастий очередного автора. Кроме того, серьезные возражения вызвали у меня сами его так называемые «воспоминания». Это, конечно, не воспоминания в том смысле, как мы привыкли об этом думать, а плод труда нескольких авторов, причем отец явно не был среди них основным. Знакомясь с переводом вышедшей в США книги, первое, что приходит на ум, то, что целью его зарубежных соавторов было не стремление разобраться в исторической истине, а намерение создать ажиотаж вокруг тех проблем, которыми в свое время довелось заниматься моему отцу…»

    Нелегкая судьба выпала на долю Судоплатова. Имя его – легенда, а вся его жизнь – борьба. И борьба не только с врагами советской власти, за которую он начал сражаться с двенадцати лет, не только схватка с гитлеровскими фашистами, но и за собственную жизнь.

    Генерал Судоплатов выполнял «особо важные – специальные и секретные» задания политического руководства страны. В его послужном списке – нелегальная разведывательная работа в ряде стран Европы, ликвидация по заданию И. В. Сталина лидера украинских националистов, одного из надежных сателлитов Адольфа Гитлера Е. Коновальца, разработка покушения на Льва Троцкого в Мексике, активное участие в создании отряда особого назначения НКВД (ОМСБОН), партизанских соединений и разведывательно-диверсионных групп, которые внесли значительный вклад в разгром гитлеровских захватчиков. Но не только боевая работа была на счету у П. А. Судоплатова. На его долю – одного из руководителей советской политической разведки – выпало обеспечение ценнейшей информацией наших ученых-атомщиков.

    Но блестящая карьера генерала Судоплатова была прервана на зрелом витке его жизни – 21 августа 1953 года он был арестован как «ближайший пособник Берия» и приговорен к пятнадцати годам тюремного заключения. Ни смена властей предержащих, ни ходатайства боевых соратников и близких не повлияли на решение суда – свой крест он нес «от звонка до звонка» и был выпущен на свободу в 1968 году.

    Трагедия П. А. Судоплатова – это трагедия практически всех наших спецслужб, которые использовались как безотказный механизм в проведении в жизнь политики Кремля. Сам П. А. Судоплатов вспоминает такой эпизод. Было это после того, как Лев Троцкий ушел в небытие. Вручая за отлично проведенную операцию ордена, Председатель Президиума ВЦИК М. И. Калинин заверил ее участников, что руководство партии будет всегда благодарно за отличную работу, и пообещал всем всяческую помощь. Однако когда эта помощь действительно потребовалась, партийное руководство поспешило отвернуться от своих верных солдат, более того, оно сделало их козлами отпущения.

    Эта книга, созданная сыном П. А. Судоплатова – Андреем Павловичем Судоплатовым-Кагановым, при активной помощи историка Александра Колпакиди, значительно расширяет рамки того, что нам стало уже известно о судьбе и карьере выдающегося советского разведчика генерал-лейтенанта Судоплатова. В ней читатель найдет не только много новых документов и свидетельств людей о многогранной деятельности одного из последних могикан разведки старой советской школы, но и познакомится с личными впечатлениями автора, которые он сохранил в памяти, беседуя с отцом на разные темы в разные годы их совместной жизни, дополнит свои знания о людях, которые окружали его отца. Имена многих из них овеяны славой и стали легендарными. В книге довольно откровенно показан семейный быт Судоплатовых, их интересы, увлечения. Много неизвестного в книге и о матери Андрея – Эмме Карловне, жене Павла Анатольевича, которая много лет отдала советской разведке, дослужившись до старшего офицера госбезопасности.

    Конечно, книга не претендует на всеохватность проблем. которыми по роду службы пришлось заниматься П. А. Судоплатову, всего этого по понятным причинам и не мог знать Андрей Судоплатов, но знания свои он пополнил из архивных источников спецслужб нашей страны, а также из воспоминаний людей, хорошо знавших П. А. Судоплатова.

    Книга «Тайная жизнь генерала Судоплатова» выходит в двух томах. Оба тома снабжены обширным приложением, списком имен и фотоиллюстрациями из архива издательства и семейного альбома.

    В одной из газет довелось прочитать, уже после кончины главного персонажа этой книги, такие слова: «Павел Анатольевич Судоплатов прожил достойную жизнь в мире с самим собой, в соответствии со своими идеалами и принципами, верность которым он пронес через все испытания».

    Именно об этом и написана книга.

    Глава 1. СЫН ВЧК

    Мой отец, Павел Анатольевич Судоплатов, родился в 1907 году на Украине, в городе Мелитополе. Мать у отца была молдаванка из Тирасполя Феодосия Терентьевна Палыга, а отец – украинец. Точного дня своего рождения, судя по всему, отец не знал. По крайней мере, просматривая многочисленные анкеты, заполненные отцом, я такового не обнаружил. И хотя, конечно, у нас в семье праздновали его день рождения 7 июля, думаю, что эта дата была условной. Впрочем, это было не редкостью в те времена. Отец уже незадолго перед смертью рассказывал, как его крестили в русской православной церкви на день Петра и Павла. По всей вероятности, день его рождения не далек от даты его крещения, отсюда и имя Павел.

    Я помню эти именинные отцовы дни. Собирались всегда на даче, в узком кругу родных отца и матери. Приезжали близкие друзья: семьи Рыбкиных – Зоя Ивановна, Борис Аркадьевич – и Зубовых – Анна Васильевна и Петр Яковлевич. Дружба с этими людьми у моих родителей действительно была до конца их жизни искренняя и крепкая, испытанная временем. Так могли дружить, представлял я себе, только люди мужественные, смелые, солдаты «невидимого» фронта – разведчики. Но о роде их занятий конечно же я тогда не знал. Праздничный стол всегда «обеспечивала» бабушка Фаня (мать моей мамы). Делала она всегда это искусно. На столе были разные печености, сладости, морсы.

    В возрасте семи лет мой отец пошел в мелитопольскую городскую школу, которую окончил в 1919 году.

    Начальное образование отца, как и многих других его сверстников, включало в себя изучение Нового и Ветхого Заветов и основ русского языка, поскольку в царское время преподавание украинского в школах запрещалось. Пользовались им лишь в качестве разговорного. Кстати, дома отец разговаривал иногда с нами и на украинском языке, в шутку называл нас «хохлятскими детьми», разучивал со мной и братом украинские песни, иногда сам напевал по-украински, когда укладывал меня спать.

    Семья, в которой рос мой отец, была с весьма скудным достатком, а в общем-то бедной. Не было даже собственного жилья, арендовали двухкомнатную квартиру в маленьком одноэтажном доме, принадлежащем домовладельцу Хроленко. Мой дед по отцовской линии, Анатолий Судоплатов, часто менял профессии: был разнорабочим, пекарем, булочником, поваром, официантом. Умер он в 1917 году от туберкулеза. После его смерти все заботы о семье легли на плечи матери и старшей сестры. Таким образом, 1917 год в биографии моего отца, как он сам не однажды об этом говорил, ознаменовался сразу двумя датами: смертью отца и крушением российской монархии.

    Моя бабушка по отцу была домашней хозяйкой. После смерти мужа она занималась стиркой белья на дому. Будучи уже в преклонном возрасте, жила у своей дочери Надежды, однако отец постоянно поддерживал их материально. Он вообще был человеком с очень обостренными родственными чувствами, всегда стремился помочь, чем мог, своим близким.

    В семье кроме моего отца было еще четверо детей, он был по возрасту четвертым. Старшая его сестра, наша тетя Надя, после войны работала бухгалтером в системе Министерства медицинской промышленности в Москве. Оказавший наибольшее влияние на отца старший брат Николай вступил в Красную Армию в 1918 году, через два года он стал бойцом в отряде ЧК, а затем почти беспрерывно участвовал в боях на разных фронтах. В 1922 году он погиб при исполнении служебных обязанностей на польской границе. Еще один брат, Григорий, также служил в Красной Армии. После демобилизации в январе 1946 года он находился на хозяйственной работе, был директором Киевского консервного завода. И наконец, последний, младший брат Константин, по примеру отца, работал в органах государственной безопасности, однако большой карьеры не сделал. Он многие годы работал рядовым служащим в аппарате МГБ Московской области, откуда и был уволен в 1953 году.

    Отцу было десять лет, когда произошла революция и власть взяли большевики. Поначалу жизнь в городе, рассказывал как-то он, мало в чем изменилась и все текло по заведенному прежде порядку. Однако, как только подошли к концу запасы продовольствия, начался хаос, сопровождавшийся бандитским террором. Восприятие событий того времени моим отцом можно считать типичным для семей с низким достатком, которым нечего было терять. Вполне естественно, отец всей душой поверил, прочтя написанную Бухариным «Азбуку революции», в то, что «общественная собственность будет означать построение справедливого общества, где все будут равны, а страной будут управлять представители крестьянства и рабочего класса в интересах простых людей, а не помещиков и капиталистов».

    Когда началась Гражданская война, украинские националисты провозгласили независимую республику и официально в январе 1919 года объявили войну России и украинскому большевистскому руководству. Борьба эта фактически завершилась лишь в январе 1992 года, после того как украинское правительство в изгнании и весь остальной мир признали президента Кравчука законным главой суверенного государства Украина.

    Свой жизненный выбор раз и навсегда отец сделал 26 июня 1919 года. Как мне сейчас кажется, для отца этот выбор был верным. По крайней мере, то, что сейчас творится на Украине, полностью подтвердило это.

    В тот день отец убежал из дому и вступил в формировавшийся в Мелитополе красноармейский полк, костяк которого составили рабочие города, активные участники борьбы за установление советской власти. Тогда полк под натиском белых уходил из Мелитополя вместе с другими частями Красной Армии. Полк во время отступления разгромили белые, и лишь небольшим группам бойцов удалось влиться в подразделения 44-й стрелковой дивизии Красной Армии в районе Киева. Позднее Павел Судоплатов принимал участие в боях под Киевом. Сражаться приходилось в основном не с белогвардейцами, а с войсками украинских националистов, предводительствуемыми Петлюрой и Коновальцем, командиром корпуса «Сечевые стрельцы». Кстати, в 30-х, а затем еще раз в 40-х годах отец вновь принимал непосредственное участие в борьбе с украинскими националистами.

    Интересно, что отец присоединился к большевикам не в момент их наступательных успехов, а в момент отступления и трагического развала Украинского фронта лета – осени 1919 года. Впрочем, он уже до этого дважды удирал из дома с целью вступления в Красную Армию, один раз сам вернулся, другой раз его вернули. В тот год отцу едва минуло двенадцать лет.

    Километрах в тридцати от Мелитополя, в селе Веселом, комиссар отряда сделал попытку вернуть отца домой, но из этого ничего не вышло. Отец удрал от комиссара в отряд, бойцы которого оставили его у себя. Вместе с отрядом, после драматической переправы через Днепр, отец дошел до города Никополя Запорожской области. В этом городе из мелитопольцев был сформирован 1-й Мелитопольский рабоче-крестьянский полк, влившийся позднее в 5-ю Заднепровскую дивизию. Несколько позднее полк был переименован в 1-й ударный. Как позднее оказалось, в этой же дивизии в 1-м и во 2-м ударных полках служил и брат отца Николай.

    Плохо вооруженный, практически необученный полк в районе Карнауховских хуторов был разгромлен войсками 3-го кубанского казачьего корпуса, которыми командовал атаман Шкуро. С группой бойцов отец попал в плен, в котором провел пару дней. Однако вскоре представился удобный случай бежать из плена. Воспользовавшись более чем либеральным отношением шкуров-цев к горячительным напиткам, мелитопольцы прорыли подкоп и бежали из амбара, в котором их содержали. Однако ночью отец отбился от остальных бойцов и оказался один. Он отправился обратно в направлении Никополя, рассчитывая присоединиться к остаткам своего полка. Кроме того, он просто и не знал никаких других дорог.

    Линию фронта он пересек благополучно, тем более что и линии фронта как таковой не было. Да и мало кто обращал внимание на двенадцатилетнего мальчишку. Такие беспризорники в то время тысячами шатались по дорогам Украины.

    Вскоре отцу удалось примкнуть к одной из красноармейских групп, пробиравшихся также в направлении Никополя. Здесь их влили во 2-й ударный полк. Здесь же в Никополе отец встретил брата Николая. Вскоре к городу подошли белые – и полк эвакуировали в Кременчуг. По дороге отец заболел.

    К этому времени Украинский фронт окончательно развалился, часть красноармейцев сумела прорваться на север на соединение с бойцами Красной Армии, другая часть вступила в отряды батьки Махно, а большинство осталось в тылу. 2-й ударный полк был переброшен в Николаев, а оттуда в Одессу. Здесь отец вновь потерял брата, после того как тот в составе одного из отрядов был брошен командованием одесского гарнизона на ликвидацию высадившегося на 16-й станции под Одессой белого десанта.

    25 августа деникинские войска заняли Одессу. Отец все же оставался в ней до освобождения города Красной Армией в январе – феврале 1920 года. Находясь в Одессе, отец беспризорничал, некоторое время он плавал на паруснике по линии Одесса – Херсон, подрабатывал в порту и на базаре. В феврале 1920 года, после освобождения Одессы частями Красной Армии, отец вновь вступил в Красную Армию, на этот раз – в роту связи 123-й стрелковой бригады 41-й дивизии 14-й армии. Вместе с бригадой отец был направлен на фронт и оставался там вплоть до окончания советско-польской войны.

    В этот период 41-я дивизия участвовала в разгроме войск Деникина в нижнем течении реки Днестр, затем в обороне Черноморского побережья и Днестра. Затем дивизия была переброшена на Польский фронт, в апреле-июне 1920 года участвовала в боях с белополяками в районе среднего течения реки Днестр, а также в боях против отрядов украинских националистов во главе с Тютюнником; в июне – июле – в наступлении в районе Во-лоческ – Кременец – Каменец-Подольский; в июлеавгусте – в форсировании рек Збруч, Серет, Золотая и Гнилая Липа, освобождении городов Теребовль, Чертков, Галич, Рогатин. Однако после поражения советских войск под Варшавой дивизия отошла в район Каме-нец-Подольского.

    В ноябре 1920 года 41-я дивизия участвовала в ликвидации петлюровских партизанских отрядов и освобождении городов Могилев-Подольский и Каменец-Подоль-ский. 21 декабря того же года дивизия была сведена в бригаду и влита в 44-ю дивизию 12-й армии, а с января 1921 года вошла в состав Киевского военного округа. В это время бойцам дивизии приходилось вести ожесточенную борьбу с отрядами украинских националистов, а также с махновскими бандами, совершающими рейды по Правобережной Украине.

    В дивизии, где он служил, вместе сражались поляки, австрийцы, немцы, сербы и даже китайцы. Последние, как вспоминал отец, были очень дисциплинированны и дрались до последней капли крови. Борьба шла жестокая, и случалось, что целые деревни оказывались уничтоженными украинскими националистами и бандформированиями: всего в ходе Гражданской войны на Украине погибло свыше миллиона человек. Отец как-то сказал, что его поколение привыкло к жестокостям той войны, потерям и лишениям. В состоянии войны страна находилась с 1914 года, и трагедия России заключалась в том, что до самого конца Гражданской войны, то есть до 1922 года, создать стабильное общество, опирающееся на нормальные, гуманные ценности, не представлялось возможным.

    Сотрудники политотдела дивизии попытались отправить отца на учебу в Киев, однако непредвиденные обстоятельства спутали эти планы. Дело в том, что бойцы Особого отдела дивизии попали в засаду, устроенную украинскими националистами. Большинство из них погибло. В Особом отделе, в связи с понесенными потерями, срочно требовались телефонист и шифровальщик. Поскольку к тому времени отец уже окончил начальную школу, умел читать и писать, его определили в Особый отдел. Таким образом, отец в четырнадцать лет был послан на работу в органы безопасности. Это, очевидно, и было началом его службы в органах госбезопасности.

    В мае 1921 года отец стал сотрудником Особого отдела 44-й дивизии, дислоцировавшейся в это время в городе Житомире, главном центре Волынской области. В органах ВЧК отец занимался разной технической работой. В ту пору у него были должности письмоводителя, регистратора, машиниста-систематизатора сначала в Особом отделе, а затем в губотделе ГПУ на Волыни.

    Опыт, приобретенный отцом при выполнении обязанностей телефониста, а затем шифровальщика, оказался в дальнейшем ему очень полезен. Он печатал документы с грифом «секретно», посылавшиеся командованию, и расшифровывал телеграммы, которые Особый отдел получал непосредственно от главы ВЧК Феликса Дзержинского из Москвы.

    Отец вспоминал, как 1921 год стал переломным в его жизни. Дивизия, в которой он служил, была переведена в Житомир. Главной задачей ее Особого отдела была помощь местной ЧК в проникновении в подполье украинских националистов, руководимых Петлюрой и Коновальцем. Их вооруженные банды устраивали диверсии против органов советской власти на местах. Возглавлявшим ЧК Потажевичу и Савину удалось установить диалог с руководителями банд и провести с ними неофициальные переговоры. Руководство Особого отдела тогда встретилось с ними в Житомире на явочной квартире. Мой отец, как младший сотрудник на подхвате, должен был проживать в доме, где находилась явочная квартира, и обслуживать переговоры. Опыт общения с главарями формирований украинских националистов, являвшимися, по существу, настоящими хозяевами в своей округе, помог отцу в дальнейшем, когда он стал оперативным работником госбезопасности. Он потом говорил, что на своей собственной шкуре испытал, каково иметь дело с заговорами в подполье.

    Глава 2. ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА НА УКРАИНЕ

    Главными врагами чекистов Украины в это время являлись местные украинские националисты. Практически все 30 лет службы отца в органах государственной безопасности ему так или иначе приходилось иметь дело с этой публикой. Чтобы понять сущность этой борьбы, необходимо сделать небольшой исторический экскурс в историю украинского национализма, который в нынешнюю эпоху демократизации расцветает махровым цветом на территории ныне независимой Украины.

    Война с украинскими националистами продолжалась почти два года и закончилась в 1922 году компромиссом: их главари приняли амнистию, которую дало им правительство Советской Украины. Произошло это лишь после того, как кавалерийский отряд в две тысячи сабель, посланный Коновальцем в Житомир, был окружен частями Красной Армии и сдался. Банда Коновальца потерпела сокрушительное поражение. В этих боях погиб мой дядя, старший брат отца Николай, служивший в погранвойсках на польской границе.

    После захвата Украины деникинцами в 1919 году деятельность украинских органов государственной безопасности была временно прервана. Однако по мере освобождения территории Украины они вновь стали восстанавливаться, главным образом в виде фронтовых ЧК. В отдельных районах создавались следственные комиссии и территориальные судебно-следственные органы.

    Только 17 марта 1920 года, уже после полного освобождения республики, Всеукраинский ЦИК принял декрет об образовании Цупчрезкома (Центрального управления чрезвычайных комиссий по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и преступлениями по должности).

    В отличие от прежней Всеукраинской ЧК, являвшейся только отделом Наркомата внутренних дел Украины, Цупчрезком учреждался непосредственно при Совнаркоме УССР и подчинялся только ему. Чуть позднее постановлениями Совнаркома республики разъяснялось, что Цупчрезком должен работать в тесном контакте с Наркоматами юстиции и внутренних дел. Местные органы Цупчрезкома являлись отделами исполкомов Советов, а заведующие губотделами юстиции и внутренних дел входили в состав коллегии губЧК, которая, в свою очередь, делегировала своего представителя в коллегию губернского ревтрибунала. Уездные чрезвычайные комиссии не создавались. Вместо них в составе милиции были образованы уездные политбюро, ведавшие борьбой с контрреволюцией и бандитизмом.

    Ударной силой Цупчрезкома был Особый отдел. Его задачи заключались в охране границ, ведении контрразведки, борьбе со шпионажем и вышеупомянутым бандитизмом. Для борьбы с крупными бандами использовались войска внутренней охраны (ВОХР) и части особого назначения (ЧОН). Последние формировались местными партийными комитетами и находились у них в подчинении.

    Понятно, что основную роль в Цупчрезкоме играли прибывшие из РСФСР русскоязычные чекисты. Местных кадров не хватало, да и те, что были, в подавляющем большинстве не были украинцами по национальности. Так, начальником Цупчрезкома стал В. Н. Мэнцев, одновременно являвшийся членом коллегии ВЧК и начальником Особого отдела Южного и Юго-Западного фронтов. Он был уже опытным чекистом – возглавлял до этого Московскую ЧК. Летом 1920 года деятельностью Цупчрезкома фактически руководил сам председатель ВЧК Дзержинский, формально назначенный по совместительству начальником тыла Юго-Западного фронта. Созданным на Правобережье Украины штабом тыла фронта руководил заместитель председателя ВЧК Яков Петерс.

    Обстановка на Украине в этот период была столь тяжелой, что Всеукраинский ревком постановил даже не применять здесь январский 1920 года декрет ВЦИК и СНК РСФСР об отмене смертной казни.

    Изгнанные еще в 1919 году националистические банды, отрядами их в то время назвать было просто невозможно, нашли приют в приграничных с Польшей районах в тылу у Деникина, образовав там так называемое «правительство Украинской народной республики» (УНР). В период триумфальных побед Красной Армии, окончившихся в феврале 1920 года освобождением Украины от деникинских войск, националисты решили воспользоваться ситуацией и направили войска во главе с Омельяновичем-Павленко ударить в тыл Деникину и одновременно развернули в тылу у отступавших деникинцев партизанскую войну. В это же время украинские эсеры и «незалежники» образовали в Каменец-Подольском так называемый Цупком (Центральный украинский повстанческий комитет) во главе с членом ЦК украинских эсеров Назаром Петренко (он же Стодоля). Цупком призвал к созданию партизанских отрядов в тылу у отступавших деникинцев. При этом перед войсками Омельяновича-Павленко и Цупкомом ставилась задача перехватить власть в момент отступления белогвардейцев и подхода отрядов Красной Армии.

    Это, конечно, была совершенно нереальная, просто смехотворная авантюра. Рассказывая об этих событиях, отец всегда подчеркивал, что этот авантюризм, граничащий с фарсом, всегда являлся отличительной особенностью сторонников «самостийной Украины» – выходцев из ее центральных и восточных областей, в отличие от «западняков», авантюризм которых всегда был густо замешан на патологической жестокости и фанатизме.

    Как и следовало ожидать, выступление Цупкома окончилось полным провалом. Его отряды были совершенно ничтожными по численности; с приходом Красной Армии большинство рядовых партизан вливались в ее ряды, а с главарями разбирались сотрудники Особых отделов. Воинство же Омельяновича-Павленко было наголову разбито.

    Потерпев очередное позорное фиаско, правительство УНР пошло на подлый сговор с правителями Польши. В ночь на 22 апреля 1920 года, накануне нападения поляков на РСФСР, в Варшаве был подписан тайный договор, по которому петлюровцы, в обмен на признание независимости Украины и помощь в братоубийственной войне против русского народа, передавали полякам пятую часть украинской земли с населением в 10 миллионов человек (Восточную Галицию, Холмщину, часть Волыни). Одновременно они передавали под польское командование для войны с РСФСР свои «вооруженные силы».

    Сразу после начала войны резко активизировались главари петлюровских банд, орудовавшие на Украине. Они имели задание поднять всеобщее восстание в тылу Красной Армии. В полной мере им это сделать не удалось, однако вред они причинили немалый.

    В связи с этим из истории можно вспомнить предательскую роль галицийских частей (кстати говоря, в связи с их предательством отец второй раз попал в плен), а также деятельность многочисленных партизанских отрядов, наиболее крупными из которых были: на Киевщине – банды Голого, Грызла, Цветковского, Морда-левича, Дороша, Яременко, Богатыренко, Цербарюка, Струка; в районе Кременчуга – банды Киктя, Левченко, Деркача, Хмары, Клепача, Яблучка, Мамая, Зализняка, Завгородного, Степового, Калиберды, Бондаря; на Полтавщине – банды Гонты, Христового, Матвиенко,

    Вояки, Штапы; на Подолылине – банды Шепеля, Складного, Заболотного, Моргуля, Гранового, Салтиса.

    Предводители банд, такие, как Тютюнник, Струк, Мазуренко, Соколовский, по своему социальному происхождению были бывшими учителями, офицерами военного времени.

    Мордалевич действовал в районе Радомысль – Коростышев Киевской губернии, Кошевой и Заболотный – в Балско-Ольгопольском районе.

    Наибольшего размаха деятельность петлюровских бандитов достигла в Александрийском, Чигиринском и Черкасском уездах Кременчугской губернии, где действовала так называемая Александрийская повстанческая дивизия, насчитывавшая в августе – сентябре 1920 года до двадцати тысяч бойцов. Ее возглавляли сначала Око, а затем перешедший с Полтавщины атаман Хмара. Политическое руководство дивизией осуществлял «Елисаветградско-Апександрийский повстанческий комитет во главе с Нестеренко. Опорной базой дивизии являлся знаменитый Холодный яр – расположенный в Чигиринском уезде густой лес с трясинами, холмами и речками. В этом удобном месте находили надежное убежище главари подполья и партизаны. И хотя уже в октябре 1920 года части Первой Конной армии Буденного совместно с пехотными подразделениями Красной Армии в районе сел Верблюжка и Ново-Стародуб окружили Александрийскую повстанческую дивизию и разгромили ее, еще на протяжении четырех лет в Холодном яру действовали отдельные партизанские отряды.

    Помимо банд большую опасность на Украине представляло петлюровское подполье. Как свидетельствуют документы, созданный лишь в марте 1920 года Цупчрезком вел эффективную борьбу с подпольем. Одним из первых был ликвидирован так называемый Комитет освобождения Украины, возникший в мае 1920 года в Полтаве. В его состав входили, наряду с представителями полтавской интеллигенции во главе с профессором Прий-мой, деятели партий украинских эсеров (Чубуков, Дорошенко) и «незалежников» (Денисенко и Левченко). Комитету освобождения Украины подчинялись его периферийная организация – Полтавский губернский повстанческий комитет и партизанский отряд атамана Вовка (200 человек). Рассчитывая на скорое крушение совет-ской власти на Украине, главари комитета решили считать себя правительством Украины, а Прийме поручили выехать в Польшу и согласовать с Петлюрой (который, кстати сказать, родился в Полтаве) план работы «правительства». Тут, однако, в дело вмешались чекисты и арестовали весь состав комитета вместе с его периферией.

    В своей борьбе против советской власти петлюровцы нередко входили в контакт со своими недавними врагами – русскими белогвардейцами. Так, в июле 1920 года в Одессе была раскрыта подпольная группа во главе с петлюровцем Климовичем, атаманом Усиевичем, секретарем «Просвиты» Крачецом и несколькими врангелевскими офицерами. Группа располагала большими запасами оружия. В августе была ликвидирована подпольная организация в Елисаветграде, руководившая партизанским движением в районе. Во главе ее стояли прибывший из Крыма врангелевский полковник Александр Беличенко и петлюровец Мусий.

    Большое значение для борьбы с националистами имел судебный процесс по делу группы членов ЦК партии украинских эсеров. Именно эта партия имела большинство в Центральной раде, а затем входила в правительство Директории. И хотя после военного поражения петлюровцев украинские эсеры вышли из состава правительства УНР и 7 февраля 1920 года официально заявили об отказе продолжать борьбу против советской власти, оружия они не сложили. В августе 1920 года выяснилось, что они продолжают поддерживать связь с петлюровским подпольем. В частности, у члена ЦК Голубовича В. А., бывшего в 1917–1918 годах председателем правительства Центральной рады, нашли во время обыска записки, уличавшие его в сношениях с петлюровским атаманом Юрием Мордалевичем. Стало известно и об участии украинских эсеров в Комитете освобождения Украины.

    Особый отдел Цупчрезкома произвел аресты членов ЦК партии украинских эсеров Н. Петренко (Стодоля), И. Лизановского, И. Часныка, Ю. Ярослава, активиста партии Ю. Скугар-Скварского, неоднократно переходившего в 1919 году линию фронта для передачи шпионских сведений «правительству УНР», члена партии профессора С. Остапенко, бывшего министром, а затем председателем совета министров УНР в 1919 году. Заодно был арестован и член партии «незалежников» бывший военный министр «правительства УНР» Г. Сиротенко, нелегально вернувшийся на Украину и проживавший по подложному паспорту.

    Дело вызвало огромный интерес на Украине. Оно рассматривалось специальным присутствием Всеукраинского чрезвычайного революционного трибунала с участием государственного обвинителя Дмитрия Мануильского, впоследствии известного советского деятеля, одного из руководителей Коминтерна. Главные обвиняемые были приговорены к пяти годам заключения.

    Назад к карточке книги "Тайная жизнь генерала Судоплатова. Книга 1"

    itexts.net

    Читать онлайн "Тайная жизнь генерала Судоплатова. Книга 1" автора Судоплатов Андрей Павлович - RuLit

    Андрей Судоплатов

    Тайная жизнь генерала Судоплатова

    Правда и вымыслы о моем отце

    Книга первая

    ОТ ИЗДАТЕЛЬСТВА

    Долгие годы имя Павла Анатольевича Судоплатова, генерал-лейтенанта государственной безопасности СССР, руководителя разведывательно-диверсионных и террористических спецслужб нашей страны, было практически никому не известно. Однако в последние годы, в связи с выходам сначала в США, потом в ряде других стран и, наконец, в России книги его воспоминаний, вряд ли найдется еще хоть один чекист, после Дзержинского, Ежова, Берия, о котором столько бы писали, снимали документальных фильмов в нашей стране и за рубежом. Сотни статей, теле- и радиопередач с характерными названиями «Главный диверсант Страны Советов», «Терминатор №91», «Узник XX съезда» заполонили газеты и телеэкраны. Постепенно этот человек превращается, как это модно сейчас выражаться, в культовую фигуру.

    Автор этой книги на вопрос, как он воспринимает всю эту шумиху вокруг имени его отца, сказал: «Мне неприятно наблюдать, как на моих глазах человек, которого я хорошо знал и любил, превращается то в главного супермена XX века, то в вульгарного злодея, убийцу и палача, в зависимости от фантазии или политических пристрастий очередного автора. Кроме того, серьезные возражения вызвали у меня сами его так называемые «воспоминания». Это, конечно, не воспоминания в том смысле, как мы привыкли об этом думать, а плод труда нескольких авторов, причем отец явно не был среди них основным. Знакомясь с переводом вышедшей в США книги, первое, что приходит на ум, то, что целью его зарубежных соавторов было не стремление разобраться в исторической истине, а намерение создать ажиотаж вокруг тех проблем, которыми в свое время довелось заниматься моему отцу…»

    Нелегкая судьба выпала на долю Судоплатова. Имя его — легенда, а вся его жизнь — борьба. И борьба не только с врагами советской власти, за которую он начал сражаться с двенадцати лет, не только схватка с гитлеровскими фашистами, но и за собственную жизнь.

    Генерал Судоплатов выполнял «особо важные — специальные и секретные» задания политического руководства страны. В его послужном списке — нелегальная разведывательная работа в ряде стран Европы, ликвидация по заданию И. В. Сталина лидера украинских националистов, одного из надежных сателлитов Адольфа Гитлера Е. Коновальца, разработка покушения на Льва Троцкого в Мексике, активное участие в создании отряда особого назначения НКВД (ОМСБОН), партизанских соединений и разведывательно-диверсионных групп, которые внесли значительный вклад в разгром гитлеровских захватчиков. Но не только боевая работа была на счету у П. А. Судоплатова. На его долю — одного из руководителей советской политической разведки — выпало обеспечение ценнейшей информацией наших ученых-атомщиков.

    Но блестящая карьера генерала Судоплатова была прервана на зрелом витке его жизни — 21 августа 1953 года он был арестован как «ближайший пособник Берия» и приговорен к пятнадцати годам тюремного заключения. Ни смена властей предержащих, ни ходатайства боевых соратников и близких не повлияли на решение суда — свой крест он нес «от звонка до звонка» и был выпущен на свободу в 1968 году.

    Трагедия П. А. Судоплатова — это трагедия практически всех наших спецслужб, которые использовались как безотказный механизм в проведении в жизнь политики Кремля. Сам П. А. Судоплатов вспоминает такой эпизод. Было это после того, как Лев Троцкий ушел в небытие. Вручая за отлично проведенную операцию ордена, Председатель Президиума ВЦИК М. И. Калинин заверил ее участников, что руководство партии будет всегда благодарно за отличную работу, и пообещал всем всяческую помощь. Однако когда эта помощь действительно потребовалась, партийное руководство поспешило отвернуться от своих верных солдат, более того, оно сделало их козлами отпущения.

    Эта книга, созданная сыном П. А. Судоплатова — Андреем Павловичем Судоплатовым-Кагановым, при активной помощи историка Александра Колпакиди, значительно расширяет рамки того, что нам стало уже известно о судьбе и карьере выдающегося советского разведчика генерал-лейтенанта Судоплатова. В ней читатель найдет не только много новых документов и свидетельств людей о многогранной деятельности одного из последних могикан разведки старой советской школы, но и познакомится с личными впечатлениями автора, которые он сохранил в памяти, беседуя с отцом на разные темы в разные годы их совместной жизни, дополнит свои знания о людях, которые окружали его отца. Имена многих из них овеяны славой и стали легендарными. В книге довольно откровенно показан семейный быт Судоплатовых, их интересы, увлечения. Много неизвестного в книге и о матери Андрея — Эмме Карловне, жене Павла Анатольевича, которая много лет отдала советской разведке, дослужившись до старшего офицера госбезопасности.

    www.rulit.me